Главная сайт Изумрудный город Правила Форума Выберите аватару Виртуальный клуб Изумрудный город

АвторСообщение





Пост N: 479
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 4

Замечания: За обсуждение действий администрации и переход на личности
Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104::ms106::ms78::ms79::ms108:
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.11.19 10:45. Заголовок: Фея Будущих Побед, или Если бы Тотошка-2


Продолжение макси "Серебряный башмачок, или Если бы Тотошка..." в рамках National Novel Writing Month 2019

Канон: А.М.Волков, элементы кроссовера с Л.-Ф.Баумом и С.С.Сухиновым
Размер: планируется макси, ориентировочно в трёх частях
Категория: джен, AU
Рейтинг: PG-13
Примечание/Предупреждения: дальнейшее развитие после первой части альтернативного таймлайна влечёт кажущиеся и реальные OOC; возраст, пол и др. характеристики некоторых канонических персонажей решены нестандартно на основании ранних редакций канона либо авторского домысла; ОМП, ОЖП, О?П. Про дубовый язык и канцелярит все помнят? помните дальше.
Состояние: закончено
Благодарности: Скрытый текст


--Меня здесь нет-- Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 245 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All [только новые]


Принцесса Изумрудного города




Пост N: 4428
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Замечания: За личные оскорбления и обсуждение действий администрацииЗа хамство и повторное обсуждение действий администрации после предупреждения
Награды: :ms34::ms97::ms96::ms84::ms24::ms24::ms86::ms85::ms102::ms103::ms106:
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.11.20 07:24. Заголовок: Капрал Бефар пишет: ..


Капрал Бефар пишет:

 цитата:
назидательно замечает, что тут многое зависит от содержания и от жанра. Попробовали бы вы в мечети ВЭ раздуть в такой объём.


Спасибо, что напомнили мне, какой я неопытный автор)) Да я понимаю это всё) особенно учитывая, как в последние дни выпиливаю "воду" из того же ВЭ...

Капрал Бефар пишет:

 цитата:
Кстати, я даже представляю, как это могло бы выглядеть, но это была бы совсем другая книга (вернее, уже третья))


Я тоже. Может быть, этот вариант мне бы даже больше нравился, там было бы больше мыслей от меня... Но вряд ли понравился бы хоть кому-нибудь ещё)) так вон хотя б мэтр почти одобряет...

Капрал Бефар пишет:

 цитата:
на фоне "Серебряного башмачка" в жалкие 59 000 выглядит как-то несоразмерно


Почти в три раза больше, однако)

Капрал Бефар пишет:

 цитата:
Главное тут - не ошибиться в прогнозах, как оно должно закончиться))


Что касается меня, то я прогнозы стараюсь не строить)) за редкими исключениями, когда скорее пытаюсь понять авторскую задумку и гадаю - так будет, не так? А в остальном - автору виднее ж)

Автор и представить себе не мог, что вам померещится между строк (с) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 49
Зарегистрирован: 18.10.20
Откуда: Россия, Мурманск
Рейтинг: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.11.20 09:38. Заголовок: О прегрешениях Руфа Билана



 цитата:
"Именно прегрешения и определяют по законам жанра судьбу персонажа" (Annie)



Если говорить о прегрешениях Руфа Билана в этом фанфике, то их здесь как раз вроде бы меньше, чем в каноне. Как я понимаю, в этом фанфике Руф Билан не разрушил Священный источник с усыпительной водой, а также не служил Арахне. И Арахна или Бастрахна к этому времени уже побеждена.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 2151
Зарегистрирован: 26.03.19
Рейтинг: 8

Замечания: За флейм и его провокацию
Награды: :ms34::ms97::ms31::ms20::ms44::ms105:
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.11.20 10:10. Заголовок: Игорь Сотников пишет..


Игорь Сотников пишет:

 цитата:
Если говорить о прегрешениях Руфа Билана в этом фанфике, то их здесь как раз вроде бы меньше, чем в каноне.


В каноне Страшила отправляет Руфа Билана на второе усыпление и говорит следующее

 цитата:
- Тебя увели гномы, посланцы Арахны, - перебил Билана Страшила. - Нам все это известно. Мы знаем, что ты попал в руки колдуньи, когда из тебя можно было вылепить что угодно. И это смягчает твою вину (...) Тебя усыпят ненадолго, на месяц-другой, а после этого перевоспитают по-настоящему. Отправляйся в Изумрудный город и передай Ружеро, что я прошу сделать из тебя порядочного человека.

То есть Страшила прощает Билану все его прегрешения и после второго усыпления и пробуждения от него Билан становится полноправным гражданином ИГ и хорошим человеком, и никто его прошлым не попрекает, как не попрекают Ментахо и других королей. В ТЗЗ Руф Билан уже не действует, то есть, видимо, он занимается каким-то своими новыми занятиями наравне с остальными гражданами ИГ.

Скрытый текст


Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 50
Зарегистрирован: 18.10.20
Откуда: Россия, Мурманск
Рейтинг: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.11.20 10:18. Заголовок: "В каноне Страши..



 цитата:
"В каноне Страшила отправляет Руфа Билана на второе усыпление и говорит следующее

цитата:
- Тебя увели гномы, посланцы Арахны, - перебил Билана Страшила. - Нам все это известно. Мы знаем, что ты попал в руки колдуньи, когда из тебя можно было вылепить что угодно. И это смягчает твою вину (...) Тебя усыпят ненадолго, на месяц-другой, а после этого перевоспитают по-настоящему. Отправляйся в Изумрудный город и передай Ружеро, что я прошу сделать из тебя порядочного человека.

То есть Страшила прощает Билану все его прегрешения и после второго усыпления и пробуждения от него Билан становится полноправным гражданином ИГ и хорошим человеком, и никто его прошлым не попрекает, как не попрекают Ментахо и других королей. В ТЗЗ Руф Билан уже не действует, то есть, видимо, он занимается каким-то своими новыми занятиями наравне с остальными гражданами ИГ." (Sabretooth)



Всё правильно. В каноне в конце ЖТ Страшила сразу говорит Руфу Билану: в этот раз твоя вина невелика.
Прислуживая Арахне в качестве посланника по особо важным поручениям, Руф Билан не сильно навредил народам Волшебной страны: уж слишком он туповат для того, чтобы устроить какую-нибудь серьёзную пакость.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 4429
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Замечания: За личные оскорбления и обсуждение действий администрацииЗа хамство и повторное обсуждение действий администрации после предупреждения
Награды: :ms34::ms97::ms96::ms84::ms24::ms24::ms86::ms85::ms102::ms103::ms106:
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.11.20 10:35. Заголовок: Sabretooth пишет: С..


Sabretooth пишет:

 цитата:
Страшила прощает Билану все его прегрешения и после второго усыпления и пробуждения от него Билан становится полноправным гражданином ИГ и хорошим человеком, и никто его прошлым не попрекает


Ну правильно, потому что это уже совсем новая личность. Которая о своих поступках не помнит, жизненный опыт аннулирован, характер тоже лепится заново... Всё равно что судить совершенно другого человека.
А здесь Билан всё-таки гаденький)

Автор и представить себе не мог, что вам померещится между строк (с) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1128
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Замечания: За обсуждение действий администрации и переход на личности
Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104::ms106::ms78::ms79::ms108:
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.11.20 11:16. Заголовок: Annie пишет: Спаси..


Annie пишет:

 цитата:
Спасибо, что напомнили мне, какой я неопытный автор))

Странный вывод


 цитата:
Может быть, этот вариант мне бы даже больше нравился, там было бы больше мыслей от меня...

Всё-таки настоящий (а тем более будущий)) вариант хорош приключенческой лёгкостью и динамичностью. А вот новая редакция "Путей и дорог", помимо нового названия, подозреваю, как раз вырастет в объёме))


 цитата:
Почти в три раза больше, однако)

Похоже, у вас с "сиквелом СК" получается почти та же история.

Игорь Сотников пишет:

 цитата:
Если говорить о прегрешениях Руфа Билана в этом фанфике, то их здесь как раз вроде бы меньше, чем в каноне. Как я понимаю, в этом фанфике Руф Билан не разрушил Священный источник с усыпительной водой

Ну, здесь с его подачи Элли и Фреда задерживают в Пещере на многие годы, стерев память (связь с водой, заметим, выдержана), то есть последствия куда более долгоиграющие.
Что касается вопроса о рабочем месте - обличения совести и "кармическая расплата", как он воспринимает внезапное появление Люции, не всегда выбирают, где застать врасплох ))

Annie пишет:

 цитата:
А здесь Билан всё-таки гаденький)

Самое интересное - как вы, наверное, помните, в планах было прокачать ему уровень злодейства, но после публикации "Приюта изгнанников" Марка Кириллова, где это было блестяще сделано, решил, что обойдётся без "прогрессирующего OOCа". Пусть останется, как у Волкова, таким эталонным ничтожеством (впрочем... см. спойлер ниже)

Скрытый текст


--Меня здесь нет-- Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 4430
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Замечания: За личные оскорбления и обсуждение действий администрацииЗа хамство и повторное обсуждение действий администрации после предупреждения
Награды: :ms34::ms97::ms96::ms84::ms24::ms24::ms86::ms85::ms102::ms103::ms106:
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.11.20 11:45. Заголовок: Капрал Бефар пишет: ..


Капрал Бефар пишет:

 цитата:
А вот новая редакция "Путей и дорог", помимо нового названия, подозреваю, как раз вырастет в объёме))


Посмотрим. Там же надо всё переписывать, за редким исключением. Всё будет зависеть от того, что и сколько я захочу оставить...
(но это слишком уж взгляд в будущее, я без понятия, когда за него возьмусь. Давайте предложим его напечатать, авось мужик в моём лице наконец перекрестится. Шутка!)

Капрал Бефар пишет:

 цитата:
Пусть останется, как у Волкова, таким эталонным ничтожеством (впрочем... см. спойлер ниже)


Эталонным ничтожеством интереснее! Всех остальных нам и так хватает ))

Автор и представить себе не мог, что вам померещится между строк (с) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 51
Зарегистрирован: 18.10.20
Откуда: Россия, Мурманск
Рейтинг: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.11.20 12:43. Заголовок: Обсуждение фанфика



 цитата:
"Ну, здесь с его подачи Элли и Фреда задерживают в Пещере на многие годы, стерев память (связь с водой, заметим, выдержана), то есть последствия куда более долгоиграющие." (Капрал Бефар)



Самое интересное, что сходство с каноном здесь есть: Элли и Фреда удерживают в Пещере рудокопов и в каноне, и в фанфике. Разница лишь в том, что в каноне их удерживали в течение нескольких недель или месяцев, а здесь - около 10 лет. В каноне Элли и Фред жили во дворце 7 подземных королей под надзором шпионов, которые не отпускали их в верхний мир, и при этом они бездельничали и паразитировали за счёт трудового народа в и без того трудный период жизни Страны подземных рудокопов. А здесь в этом фанфике Элли-Люция и Фред-Астерро работают, приносят какую-то пользу Подземной стране и живут относительно свободно, хотя и далеко не факт, что могут свободно побывать в верхнем мире и вернуться в Пещеру, но здесь, в отличие от канона, над ними совершена манипуляция: им стёрли память с помощью усыпительной воды. И цели удержания Элли и Фреда в Подземной стране в этом фанфике не такие, как в каноне.



 цитата:
"Что касается вопроса о рабочем месте - обличения совести и "кармическая расплата", как он воспринимает внезапное появление Люции, не всегда выбирают, где застать врасплох." (Капрал Бефар)



А что касается внезапного появления Элли-Люции, то получается, что опасения Руфа Билана насчёт того, что она всё вспомнила, в действительности оказались вообще беспочвенными!

---

У меня ещё 1 вопрос по этому фанфику: а кто такая Лориэль - обычная фрейлина во дворце подземных королей - или она тоже попала в страну Подземных рудокопов из Верхнего мира, и у неё есть какая-то своя история? Будет ли Лориэль участвовать в дальнейших событиях в этом фанфике?

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1129
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Замечания: За обсуждение действий администрации и переход на личности
Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104::ms106::ms78::ms79::ms108:
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.11.20 14:04. Заголовок: Annie пишет: но это..


Annie пишет:

 цитата:
но это слишком уж взгляд в будущее, я без понятия, когда за него возьмусь

Просто должно дозреть. Главное, чтобы вы к тому времени не перегорели и не выгорели с этой темой. Хотя если она вас пятнадцать лет не отпускает, по крайней мере, надолго, то вряд ли уже совсем отпустит))


 цитата:
Давайте предложим его напечатать, авось мужик в моём лице наконец перекрестится

Предложение напечатать, как вы и сами знаете, для столь крупных форм сопряжено с необходимостью сокращать текст, а не наращивать ))

Игорь Сотников пишет:

 цитата:
получается, что опасения Руфа Билана насчёт того, что она всё вспомнила, в действительности оказались вообще беспочвенными!


В том-то и ирония судьбы. И страх, у которого велики глаза.


 цитата:
Будет ли Лориэль участвовать в дальнейших событиях в этом фанфике?

Именно в этом - уже нет, а в третьей, "рамерийской" части, таки будет.

--Меня здесь нет-- Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 4431
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Замечания: За личные оскорбления и обсуждение действий администрацииЗа хамство и повторное обсуждение действий администрации после предупреждения
Награды: :ms34::ms97::ms96::ms84::ms24::ms24::ms86::ms85::ms102::ms103::ms106:
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.11.20 14:59. Заголовок: Капрал Бефар пишет: ..


Капрал Бефар пишет:

 цитата:
Главное, чтобы вы к тому времени не перегорели и не выгорели с этой темой.


Можно подумать, что, если перегорю, это будет таким прям несчастьем))

Капрал Бефар пишет:

 цитата:
Предложение напечатать, как вы и сами знаете, для столь крупных форм сопряжено с необходимостью сокращать текст, а не наращивать ))


Так я ж говорю, там неизвестно, что получится)) там же не сокращать и не наращивать, а всё переписывать...)
Ну да сейчас пока нечего об этом говорить)) тем более мешать обсуждению вашей работы.

Автор и представить себе не мог, что вам померещится между строк (с) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 63
Зарегистрирован: 18.10.20
Откуда: Россия, Мурманск
Рейтинг: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.11.20 20:38. Заголовок: Обсуждение фанфика


Интересный момент в этом фанфике, если сравнить его с каноном - с ОБМ - это то, что нечаянно, по не осторожности можно навредить некоторым ничуть не меньше, чем умышленно.
Здесь, можно сказать, по иронии судьбы, прослеживается такая аналогия.

В этом фанфике, в главе "Так чей же это был сон?" Энни случайно чуть не убила или чуть серьёзно не покалечила Озму при её превращении и возвращении ей прежнего облика - да ещё в самый неподходящий момент, когда без Озмы все остальные вряд ли смогут выбраться из этого подземного мира:


 цитата:
"Разгадка в скипетре. В скипетре клинок (практически меч). На клинке надпись. Она случайно (случайно ли?) застала момент в ящике Стеллы, когда дядя Чарли читал её вслух.

Давай же, "девичья память"! Фраза какая-то простая и хорошо известная. И в Большом мире тоже. Может быть, даже из Библии. "На круги своя"... Точно!

- Всё возвращается! - звонко вскрикнула Энни, до конца не веря в успех. С той отчаянностью, рождающейся в глубине отчаяния, с той отталкивающей силой, которую обретаешь, лишь грянувшись о дно. В последние дни она слишком часто испытывала это состояние, и только сейчас начинала понимать, что все эти пережитые моменты закалили её, как закаляется в пламени клинок.

Статуэтка вдруг обожгла ей ладонь, заставив её разжать. Энни с ужасом глядела, как пастушка падает на каменный пол, о который неизбежно разобьётся, и не успевала её перехватить. Но это и не понадобилось. Фигурка на глазах замедляла падение, меняя форму и превращаясь в белое облачко. Из которого вскоре сгустилась Озма - живая и целая. Только слегка обалдевшая.

Впрочем, изумление быстро ушло под шквалом других эмоций, когда Энни заключила её в крепкие объятия. Почему-то последней мыслью, когда молния от золотой пряжки через клинок вошла в каждый её нерв, была странная и алогичная уверенность, что спасение ей принесёт именно Энни. Снова феерическое чутьё, не иначе.

- Озма, я сделала это! - шептала девочка, уткнувшись ей в плечо и уже не стесняясь слёз. - Я смогла..."



---

А в каноне в ОБМ в главе "Королева полевых мышей" Тим О'Келли, когда пришёл во дворец правителя Изумрудного города, чтобы выкрасть волшебный телевизор, чуть не убил Урфина Джюса этим телевизором, причём намеренно, умышленно:


 цитата:
"Тим замер на месте. В зал вошел Урфин Джюс. Мальчик узнал его по пышной одежде, по косматым черным бровям, злобному взгляду. Урфин Джюс был один. И Тиму пришла в голову дерзкая мысль одним махом покончить с владычеством Урфина в Волшебной стране.
«Убью врага!.. Разом развяжу все узлы… Оружия у меня нет, но разве этот тяжелый ящик не оружие?..»
Невидимый лазутчик, больше не рассуждая, изо всех сил ударил короля по голове волшебным телевизором. Силы у Тима хватало, и Урфин грохнулся на паркет, но, падая, испустил дикий вопль. Череп его оказался гораздо крепче, чем думал Тим, да и удар пришелся вскользь.

На крик вбежали Кабр Гвин, Энкин Флед, стража.
– Закрыть все двери и окна! Во дворце враги! – кричал король."



При этом в итоге и в каноне, и в фанфике всё нормально обошлось!
Вот к чему бы такое совпадение?

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1130
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Замечания: За обсуждение действий администрации и переход на личности
Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104::ms106::ms78::ms79::ms108:
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.11.20 21:29. Заголовок: Annie пишет: Можно ..


Annie пишет:

 цитата:
Можно подумать, что, если перегорю, это будет таким прям несчастьем))

Для кого как

Игорь Сотников пишет:

 цитата:
нечаянно, по не осторожности можно навредить некоторым ничуть не меньше, чем умышленно.

И не только некоторым, но и себе. В выложенной завтра главе будет о нарушении ТБ при обращении с волшебным вещами.

Что касается Тима с ящиком, то идея, что волшебный артефакт, послужив орудием убийства или хотя бы членовредительства, может приобрести неприятные недокументированные функции, довольно популярна в обсуждениях и фанфиках.

--Меня здесь нет-- Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1131
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Замечания: За обсуждение действий администрации и переход на личности
Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104::ms106::ms78::ms79::ms108:
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.11.20 09:46. Заголовок: Как-то так На ногу ..


Как-то так

На ногу Люция уже наступала украдкой и больше прислушивалась к собственным ощущениям, нежели к словам мальчишки, который строил из себя знатока травматологии похлеще докторов Робиля и Бориля вместе взятых. Даже эмоциям Кустиса доверяла как-то сильнее - тот безошибочно ощущал не только, когда ей больно, но и когда больно только должно стать.

В жестовом языке его ветвей за то время, пока они здесь торчат, девочка научилась разбираться в чём-то лучше Аврала. Странно даже. Хотя правильней сказать, они с ним понимают его по-разному. Аврал проявлял скорее аналитический подход: составил и держал в голове целый словарик его жестов и их отдельных сочетаний, даже сам более-менее с ним общался базовыми движениями, на которые хватало рук. Кусту это, кстати, очень нравилось и, кажется, немного забавляло. Люция же старалась ухватить его настроение - в целом, в полноте оттенков, - чтобы затем понять, чем оно вызвано. И достигла в этом неплохих результатов. Так что они с Авралом здесь взаимодополняют друг друга... Хотя, по его словам, Энни тоже так умеет - "видать, какой-то девчоночий секрет".

Об Энни он вообще вспоминал через слово. Лори бы уже сказала, что это ужасная невоспитанность и грубость - говорить с другой девочкой о своей подружке. Но Люция, далёкая от таких глупостей, вполне его понимала. Мальчишка беспокоился о своих спутниках, ясное дело, не меньше, чем сама она об Астерро. Крайне огорчительная для девочки разница была в том, что она-то не может отправиться их разыскивать прямо сейчас из-за собственной неуклюжести и бестолковости, а Аврал... из-за неё тоже. Сам-то он это отрицал, и убеждал её, что от временной её неподвижности, которая обещает быть не слишком долгой, пользы даже больше, чем вреда:

- По крайней мере, мы не разминёмся, разыскивая друг друга. Если где-то недалеко есть другой выход, у наших друзей будет время его найти и добраться сюда. Кустису хотя бы доверься - видишь, как он спокоен? При том, что всегда чувствует опасность, и расстояние ему не помеха.

- Всё равно - ждать, - печально наморщила нос Люция. - Томиться неизвестностью.

- Денёк можно и подождать, - сказал мальчишка занудным нравоучительным тоном. - Но ты, гляжу, на месте сидеть не можешь. Ещё немного - и с Энни сравняешься неугомонностью. У той шило в одном месте... Серьёзно, если бы я точно не знал, что этого не может быть, решил бы, что вы сёстры. Мало того, что внешне так похожи...

- Как-то у меня много родственников за последние дни появилось, - смеялась Люция, качая головой. - То никого, и вдруг сразу... Даже в Верхнем мире!

Самого Аврала больше беспокоило другое.

- Это не вас, часом, разыскивают? - спросил он первым делом, когда Люция вкратце рассказала ему о своих приключениях, и как их с Астерро занесло в эту глушь.

Описание им загадочных посетителей города марранов не оставляло сомнений: Хранитель времени Ружеро и Летописец Арриго лично приняли участие в поисках каких-то беглецов. И что-то подсказывало Люции - едва ли кого-то другого.

- Тем более, надо скорее предупредить Астерро, - волновалась девочка. - Мне-то бояться особенно нечего, я человек случайный. Пожалуй, мне от них и прятаться не стоит. А вот он замешан в какую-то неприятную историю. Ещё и не верил! И если ты ничего не путаешь, и первые лица королевства сами собирались сюда лететь...

- Будем надеяться, что драконы сюда всё-таки не смогут выбраться. Но надо быть осторожней.

Он и осторожничал. Сколько Люция ни предлагала ему разведать местность - ни в какую. Далеко не отлучался, чтобы не оставлять её надолго одну.

- Ты же говоришь, Кустис опасность чувствует на расстоянии, - пыталась его убедить.

- Что толку, если вернуться не успеем? Нет, лучше я буду держать ситуацию под контролем и не дёргаться лишний раз.

Люция предлагала ему идти в таком случае самому, а Кустиса оставить с ней ("заодно и скучать не буду"), но упрямый мальчишка был непреклонен.

- Тебя так утомляет моё общество, не знаешь, как отделаться? - щурился насмешливо.

Как будто в этом дело! Впрочем, да, немного утомляет. Она его всё-таки ещё стесняется. С Астерро было как-то проще - он взрослый, а тут практически ровесник. А уж когда начинает занудничать и демонстрировать своё превосходство, как сейчас, тогда утомляет по-настоящему!

- А вот Энни бы сходу ответила утвердительно! - тем же ехидным голосом отреагировал Аврал на её деликатное молчание.

- А я не отвечу, - Люция всё-таки сумела его осадить, задействовав из арсенала придворных манер гордо вскинутую головку и холодный тон. - Томись неизвестностью.

При последней перевязке Аврал всё так же скептично хмурился и качал головой, но девочка прекрасно видела, что состоянием её лапки он доволен так же, как она сама. А значит, хорош уже киснуть на месте! Раз уж друзья до сих пор до них не добрались, пора идти самим. Что бы он там ни говорил. Пора брать инициативу в свои руки. И так уже сколько времени потеряли.

Вот проснётся, она ему сразу поставит такой ультиматум, и пусть только попробует отвертеться! Ну, не сразу, позволит уж, так и быть, себя в порядок привести. Впрочем, проснётся ещё не скоро. Этому странному и слегка шокирующему занятию, свидетелем которого Люция стала впервые после пробуждения, Аврал предавался, судя по прошлому разу, подолгу и с наслаждением.

Непонятно как-то. Для неё самой волшебный сон - маленькая смерть. С тех пор, как месяц перевалил за половину, и время наполнения Источника стало стремительно и пугающе приближаться, Люция, несмотря на то, что мысли были заняты проблемами Астерро и Лори, то и дело задумывалась - а как это? Сперва неотвратимая перспектива её ужаснула до глубины души, позже навевала тоску и депрессию. Конечно, она проснётся через полгода - но она ли? Вопрос совсем не праздный, как могло бы показаться и как предсказуемо отреагировала на него хохотушка Лориэль. А с тех пор, как Астерро впервые побудил задуматься, а что же она действительно помнит из своего прошлого, да ещё и подбросил парадоксальную и крамольную мысль, что обновлённые при обучении воспоминания могут оказаться ненастоящими...

Впрочем, как раз с тех пор страх волшебного сна стал несколько неактуальным. Ей к наполнению Источника ещё успеть надо в Пещеру вернуться! А если не успеет - что тогда? По словам доктора Бориля, организм за месяц устаёт настолько, что начинает нуждаться в сне. Получается, если они здесь задержатся, она тоже начнёт спать каждые сутки? Нет, как хотите, но это совершенно неприлично! Понятно, что все обычные люди делают это, просто у неё другая жизнь, и она её не выбирала.

В прошлый раз она в сторону спящего Аврала даже не повернулась ни разу - как можно, интимный ведь процесс! А сейчас... То зыркала украдкой через плечо, а теперь вообще сидит и пялится бесстыже, чувствуя, как горят уже не только уши, но и щёки. Вот проснётся, перехватит её взгляд - и поделом ей будет!

И ведь совсем не в том дело, что мальчик, и мальчик, что греха таить, довольно хорошенький - особенно сейчас, когда ничего из себя не корчит, когда он настоящий и такой беззащитный... Сам по себе феномен обычного сна (не имеющий ничего общего с той жутенькой картиной, которую им с Лорькой однажды довелось мельком увидеть в чужой башне) манящ и пугающ. Человек явно живой, и, как оказывается, весьма активный - а беспомощней только что проснувшихся после полугодичной спячки. При том, что всего несколько часов назад сам её опекал, и сильнее, чем стоило бы, а проснётся - опять начнёт...

Кустис, разумеется, чувствовал её настроение и открыто над ним потешался. Синие листья с выделяющимися всё сильнее зелёными прожилками, насмешливо дрожали, позванивая серебряными кромками.

- Тише, разбудишь, - сердито шептала Люция еле слышно, лишь шевеля губами - Кустис и так поймёт. - И ничего смешного. Лучше глаза ему от света беретом прикрой - видишь, опять сбросил, когда ворочался...

Куст ехидно разводил ветвями - а сама что, не можешь, веток мало? Люция глядела на него драконом - а то не понимаешь! Нахал вразвалочку, шаркая корневищами, но при этом совершенно бесшумно, подкрадывался к спящему мальчишке, небрежно подцеплял шипом берет и осторожно, не давая никаких шансов почувствовать и проснуться, клал Авралу на верхнюю часть лица. Хитро косился на девочку - довольна?

- Пойдём лучше разведаем дорогу наверх, - Люция потянулась за своим импровизированным костылём. - Недалеко, просто мне надо самой понять, смогу ли я долго идти. А то стыдно будет, если погоню его, а сама расклеюсь.

Нехоженая тропа, образованная в результате случившегося многие сотни лет назад оползня, давно привлекала их внимание. Было понятно, что двигаться надо в ту сторону, куда уходил, забирая вверх, туннель - однако не стоит ли заодно подняться на террасу, спускающуюся в лес отвесным, но не таким уж и высоким обрывом. Аврал, пройдя понизу на расстоянии часа пути (максимум, на который не побоялся оставить Люцию под присмотром Кустиса), говорил, что уступ не только продолжается, насколько мог охватить взгляд, но и заметно расширяется. И, в общем-то, соглашался, что логичней будет взобраться наверх. Но исследовать подъём так и не успел.

Подниматься оказалось легче, чем она думала. Даже завалы валунов преодолевать с костылём было не так уж трудно - главное, найти среди них удобную дорогу, и как хорошо, что она это делает заранее, а с Авралом пойдёт уже знакомыми тропками. Кустис, впрочем, подсказывал ей выгодный маршрут, забегая вперёд и деловито дирижируя сверху. При этом одновременно демонстрировал всем своим видом если не неодобрение, то сомнение в предпринятой авантюре.

- Ничего, - оправдывалась уже изрядно запыхавшаяся Люция, указывая на причудливо раскоряченную в вышине над пропастью сосну, - мы только до того дерева и назад. Посмотрю, как там с дорогой. Аврала мы не оставляем - долина отсюда отлично просматривается. И хищных зверей здесь нет, как мы убедились.

Просматривалось и в самом деле хорошо. Даже тянущиеся со склона под углом стволы деревьев практически не заслоняли обзор своими кронами. Сам лес тоже был совсем не густым, и с такой высоты ещё не сливался в сплошной полог.

- И всё-таки, - размышляла вслух Люция, улыбаясь своим мыслям, - почему он так беспокойно спит и всё время ворочается?

Кустис вместо ответа вкопался в землю, продемонстрировав - нарочито напоказ - как он в таком состоянии подставляет свои листья лучам света.

- Думаешь, это то же самое? - недоверчиво хмыкнула девочка, но Кустис уверенно кивнул, встряхивая ветками.

- Он такой милый, когда спит! - жгучее желание сказать это вслух хоть кому-нибудь в конце концов победило стыд. Кустис ожидаемо затрясся всеми листочками.

- И нечего смеяться! - сердито буркнула Люция. - А если намекаешь, что он мне нравится, так это неправда и просто глупо. И дело даже не в его характере, хотя и в нём тоже. Просто вы от вышних, я от нижних... И потом, у него эта Энни с языка не сходит...

Кустис замахал в воздухе ветвями, а другие с размаху приложил туда, где, видимо, предполагалось наличие лица. Люция вспылила:

- Знаешь что! Если не прекратишь издеваться, я на тебя обижусь.

Угроза подействовала: Кустис моментально поник, затрусил рядом с девочкой, робко касаясь дрожащими листьями руки с костылём.

- То-то же! И, надеюсь, ему ты наш разговор не передашь?!

Кустис снова патетически заламывал ветви - а как? Если бы даже хотел, до него столь сложные месседжи всё равно не доходят!

Последние сотни шагов до сосны пролегали по совсем пологому спуску, а дальше и вовсе расстилалась ровная поверхность с густеющей в глубине рощицей. Люция, насколько хватило смелости, похромала, отложив костыль, по толстому стволу, уходящему за обрыв чуть ли не горизонтально, потом уселась на нём, задумчиво глядя вниз. Кустис примостился рядом.

Красно-синее море крон колыхалось прямо под ними. Настоящее же море, пылающее огнём, отсюда ещё не проглядывалось, но поверх деревьев угадывалось близостью обрыва в бездонную пустоту. Лес жил своей жизнью – с неумолкающим птичьим многоголосьем в ветвях, осторожно и жадно, упиваясь простором. Высота здесь не сносила крышу, как тогда, при взгляде на море из-под облаков, но из-за хорошей различимости происходящего внизу, вплоть до их пристанища и крошечного Аврала в беседке из корней, была ощутимей. Более настоящей, что ли. И странное дело - этот вид, вернее, этот масштаб, тоже казался ей знакомым, как и тот. Это не было шоком от нового, неведомого ощущения - это походило на настоящее узнавание и припоминание. Словно она действительно поднималась на подобную высоту и опускалась - причём не раз и не дважды.

- Мне кажется, - начала девочка неуверенно, - будто когда-то большая розовая птица с длинным хвостом и короной на голове несла меня по воздуху - под высоким голубым сводом, как в рассказах Аврала о Верхнем мире. Но ведь такого не могло быть, правда?

Кустис лишь ветвями разводил.

Но внезапно что-то внизу привлекло его внимание. Он вдруг начал бесцеремонно трясти Люцию за плечо, покалывая шипами, другой веткой указывая куда-то вдаль, а остальными сигнализируя "Внимание!", плавно переходящее в "Тревога!"

Однако сколько ни вглядывалась девочка в просветы между дальними деревьями в направлении шипастой ветки, ничего разглядеть так и не могла.

Жест "Вот же бестолочь!" сменился у Кустиса всплеском отчаяния всеми ветвями, и Люции даже показалось, что он сейчас сиганёт в долину. Но нет, потрусил к тропинке, сердито и призывно махая ей ветками, и, не дожидаясь её, помчался вниз.

Люция поспешила за ним, морщась от боли в стопе и подхватывая на бегу костыль.

* * *

Ко всеобщему разочарованию, гипотеза дяди Чарли довольно быстро оказалась опровергнута. Береговая линия за крутым изгибом продолжала идти прямо, уводя всё дальше и от дворца Руггедо, и от реки. Впрочем, даже последнее обстоятельство не слишком огорчало - появление драконов с всадниками с противоположной стороны могло означать сообщение в тех краях с Пещерой рудокопов. Могло, конечно, и не означать. А к дворцу Руггедо они и вовсе потеряли интерес, когда выяснилось, что Железный Дровосек всё время был с ними.

- Если только это действительно он, - заметил Чарли. Но Озма была настроена оптимистично:

- А с чего бы иначе Руггедо было заявлять о "нечестной игре" Астерро? Слишком уж затейливая многоходовочка... Но забавно получается - как тогда с Элли, которая шла в Изумрудный город дорогой, полной опасностей, ради столь же опасного путешествия на воздушном шаре, в тех самых башмачках, с помощью которых могла бы вернуться домой за три шага.

- И узнала их секрет только во втором путешествии, когда воспользоваться им не могла, потому что башмачок был уже один, - подхватывал моряк. - Или когда Кагги-Карр шесть дней летела против ветра в Жёлтую страну, чтобы узнать о Долине чудесного винограда, которая была совсем рядом... Но, боковой ветер, получится ли расколдовать Дровосека без пояса Руггедо?

- Попробуем. Главное сейчас выбраться наверх и разыскать друзей. Лучше бы, конечно, в обратной последовательности, но тут уж как получится - на худой конец, для поисков придётся прибегнуть к помощи Стеллы и Виллины. Впрочем, не исключено, что Руггедо раньше сам объявится вместе с поясом.

- До сих пор почему-то не объявился...

- Беспокоишься за него? - усмехнулась принцесса. - Думаю, он стал жертвой собственной самоуверенности и демагогии об "амбивалентной магии". Хотя на пряжке пояса собрано злое и доброе волшебство в силе их взаимодействия, запустить его надо однозначным способом - или давая, или отнимая. Для злого волшебства нужен донор, для доброго - реципиент. Иначе это не работает.

- Поэтому волшебники и селятся всегда там, где живут люди? - догадалась Энни.

- Совершенно верно. Руггедо мог колдовать, пока находился среди гномов. А когда сбежал куда-то в нижние пещеры, чтобы данная мне клятва не мешала ему колдовать, и остался один, случился сюрприз сомнительной приятности... У мироздания есть чувство юмора – он так стремился оставить меня одну, без друзей, а в итоге загнал себя в ту же ловушку. Впрочем, доброе волшебство способно преодолевать любое расстояние, если ты по-настоящему любишь того, в пользу кого оно совершается. Любовь - сильный магический катализатор. Как и ненависть для злого волшебства - но ненависть сильная, саморазрушающая, которая, например, позволила Гингеме вызвать тот ураган. Руггедо, как вы догадываетесь, не способен ни на то, ни на другое.

- Значит, пока он не вернётся к гномам, поясом воспользоваться не сможет?

- Ну почему же? Есть способы - и если он за это время хоть чему-то научился, то должен их знать. Можно попробовать научиться любить, причём обязательно бескорыстно. Хотя бы то, что видишь вокруг - это море, эти скалы, эти облака. Хоть что-нибудь, помимо себя самого. И я втайне надеюсь, что Руггедо со своей неразборчивостью к добру и злу, особенно если и в самом деле верит, что это лишь "разница температур", попробует этот путь. Пусть для того, чтобы, запустив любовью волшебство, использовать его во вред - неважно. Способность любить станет ловушкой для эгоизма. Вот только боюсь, он может оказаться в нём слишком укоренён...

- Но наверняка должен быть какой-то путь и для запуска злого волшебства, - скорее уверенно сказала, чем спросила Энни, всё более убеждая Озму, что феей её называют не зря.

- Есть, но вот он как раз зависит не только от Руггедо. Если здешнее магическое поле подхватит чьи-то негативные эмоции - страх, уныние, отчаяние, боль или что-то в этом роде - и они окажутся достаточно сильными, чтобы его достигнуть, то могут сработать как топливо злого волшебства. Поэтому, - Озма лучезарно улыбнулась, - если нам станет совсем плохо, Руггедо сам объявится. Но пока ведь нам это не грозит, правда?

Им это действительно не грозило. С Озмой после возвращения тоже произошли перемены, не столь заметные, как с Чарли, но не менее разительные. Куда-то пропала испуганная и растерянная девочка, прилетавшая в Канзас, которая лишь на малое время, на нервах и драйве и только благодаря присутствию друзей и сторонников с их ощутимой моральной поддержкой, могла давать достойный отпор в Фиолетовой стране РФНовской банде, а оставшись одна, хотя и не прогнулась под Руггедо, но почти что позволила ему себя сломать. И Чарли, и Страшила, и даже Тотошка, не сговариваясь, вспоминали её в первые дни после обратного превращения из Урфина Джюса, когда она фонтанировала энергией и оптимизмом, когда, наконец-то став собой после десятилетий морока, поняла о себе что-то важное - и этим жила, можно сказать, немного в шоковом состоянии.

Потом, с усталостью и первыми неудачами стал возвращаться Урфин, в чьём опыте и характере искала и находила опору. Тут-то и навалилось то, что, казалось бы, должно было начаться сразу и уже благополучно закончиться: "что с моим голосом?", "что это за малявка в зеркале?", "как это вообще носить?" (последнее - не только о женской одежде, но и об этом непонятном, хотя вроде как изначально родном теле). Да и сама опора в итоге оборачивалась последующей дезориентацией - как в собственном гендере и возрасте, так и в жизненных установках. Ах, об этом времени можно долго рассказывать, а когда-нибудь, может быть, и написать...

Но всё это теперь отступило под нахлынувшей волной подзабытого за десять лет светлого и радостного чувства превращения в саму себя - уже не из Урфина, а из фарфоровой пастушки. Вероятно, со временем эта волна спадёт, как в прошлый раз, но сейчас оптимизм и духовные силы Озмы озаряли лучами друзей и передавались им, укрепляя всю команду. Так что злому волшебству поживиться здесь было нечем. Что касается самой Озмы, то её преполняла прежде всего глубокая благодарность мирозданию за возвращение этого опыта, который она считала навсегда утерянным, и в порыве великодушия – благодарность даже Руггедо, чьи злые и коварные планы мироздание для этого сумело использовать.

Перемены после превращения произошли и с Астерро - только вот они Энни совсем не радовали. Причуды его памяти оказались серьёзнее, чем выглядело поначалу.

Проявилось это после того, как загадочный кит распугал драконов со стражниками. Рудокоп внезапно начал сокрушаться:

- Не надо было мне прятаться! Они ведь ищут нас с Люцией и могут вернуть домой. Мы же ничего плохого не сделали! Они думают, что мы сбежали, но я расскажу, как всё было на самом деле...

- В прошлый раз тебя сильно послушали? - хмыкала Энни. - Сам говорил, что если бы король не вмешался, неизвестно, сколько бы тебя ещё держали под замком.

- Я так говорил? - удивлённо переспрашивал Астерро. - Да ну, разобрались бы рано или поздно. Я переживал и накручивал себя, когда заставили поселиться в городе, было дело. Но выяснилось же, что это мне Люция "удружила"... В конце концов, у них та же цель, что и у нас с ней - вернуть нас домой. Просто надо поскорее разрешить недоразумение.

- А ты ведь говорил, что хочешь сначала испытать экстракт Тамиза, чтобы проверить свои сомнения, - напоминала Энни. Неизвестно, были ли у него и вправду проблемы с памятью (словам Руггедо о том, что в ней кто-то копался, безоговорочно доверять не стоит) и от Усыпительной ли воды, но сейчас они, несомненно, есть.

Астерро снова напряжённо морщился, что-то припоминая.

- Какие там сомнения? Люция что-то себе напридумала, а я временно поддался настроению девчонки... Вот если я вернусь в Пещеру, побывав в Верхнем мире, тогда мне точно долго свободы не видать. Нет, лучше всего, если нас с ней найдут здесь - меньше будет вопросов.

- Ну, извини, что я тогда затянула тебя под обруч, - надулась Энни. - Я же хотела как лучше!

- Да нет, что ты, я ведь и сам испугался. Но потом подумал - а почему? Тем более, мне показалось - да нет, я почти уверен! - что флагманский дракон - это Ойххо. Который меня хорошо знает, можно сказать, мы с ним друзья. Он слишком умный и, при всей своей внешней смирности, своехарактерный, поэтому просто не допустит, чтобы мне причинили зло.

- А ведь те, в городе марранов, тоже называли своего дракона Ойххо, - вспомнила девочка. - Я обратила внимание, потому что и Арбусто упоминал это имя.

- Вот видишь! – обрадованно подхватил Астерро. - Наездников я, понятно, не разглядел, но если в том городе на Ойххо были, как получается из твоих слов, Летописец и Хранитель времени, и если они лично собирались нас искать... Неожиданно, но почему бы и нет, если Люция - королевская фаворитка? Первые лица Королевства - это тебе не стражники, получившие приказ, которым бесполезно что-то объяснять. Может быть, вам тоже стоит пойти с ними на контакт? Мы ведь на нейтральной территории, в конце концов. И даже то, что Озма - принцесса из династии н'Араньи, может стать скорее плюсом, чем минусом.

- Вот да, - неожиданно поддержала его сама Озма. - Десять лет мечтаю помирить наши народы, да непонятно, с какого конца зайти. Наверное, и в самом деле не стоит от них прятаться. Если удастся найти с ними общий язык, нам с драконами быстрее будет разыскать и друзей, и Руггедо.

Но Энни сомневалась. Почему-то рудокоп делал противоположные, хотя и логично звучащие, выводы по сравнению с тем, что говорил до превращения. Но может быть, он прав сейчас, а не тогда?

Впрочем, это пока что не имело практического значения. Драконы с тех пор на горизонте ещё ни разу не появлялись.

* * *

Через каменные завалы Люция перебиралась, позабыв про костыль. Стопа снова отдавала болью, но тупой и терпимой по сравнению с тем, когда она ковыляла в Медвежьей пещере. Вниз по ровному склону сначала пыталась скакать на одной ноге гигантскими прыжками, отталкиваясь костылём, затем неслась по инерции, удерживая им равновесие. Под конец просто съехала, оцарапав ноги сухими стеблями.

Движения Кустиса были загадочными и пугали. Он словно отражал атаки невидимого противника - а может быть, сам кого-то атаковал. От резких энергичных взмахов ветвей листья осыпались в разные стороны.

И только приблизившись вплотную, Люция увидела, на кого так яростно злился куст.

Крошечный человечек со злобным и безжизненным, словно грубо вырезанным из дерева, лицом пытался прорваться мимо него в сторону спящего Аврала. Хаотические и немного даже забавные движения Кустиса словно создавали ему невидимую преграду.

- Придержи его! - бросился он к Люции, увидев её. - У меня к вам срочные новости!

Девочка глядела на Кустиса, отчаянно сигнализирующему ей "Опасность!", и верила ему почему-то больше, чем визгливому крику незнакомца.

- Ваши друзья в плену у Руггедо! - сказал человечек, поправляя крошечную золотую пряжку на животе.

"Он лжёт!" - реакция Кустиса была молниеносной и однозначной.

- Почему я должна вам верить? - спросила Люция, нахмурившись.

- Клянусь, что Астерро и спутники Аврала попали в плен к Руггедо! Убедилась? Медлить нельзя, их жизни под угрозой. Вы можете им помочь, но для этого должны довериться мне...

"Он лжёт!" - повторил куст.

Теперь Люция не знала, что думать. В Пещере, пронизанной, как и вся Волшебная страна, заклинаниями Гуррикапа, сила слова была отлично всем известна. Солгать под клятвой, как и нарушить данное под клятвой обещание, было физически невозможно. Получается, лжёт Кустис?

Коротышка, казалось, почувствовал её сомнение и укрепился им. Теперь его движения стали увереннее, и пассы Кустиса почти не пугали и не останавливали. Голос тоже стал крепче и жёстче, с убеждающей властностью:

- Некогда колебаться, Люция! Ты ведь понимаешь, что должна верить клятве, а не истерике этой неведомой растительной сущности?

Девочке эти слова неприятно резанули слух. Сквозь их злобу отчётливо копошилась скользкими противными червями какая-то фальшь. Слабый морок отступил, словно порвалась упавшая было на лицо вуаль-паутинка.

- Кустис хороший! И он наш друг! - сказала обиженно и совсем по-детски.

- Был! - коротко отрезал человечек. - Разве Аврал не рассказывал тебе о синих листьях, кормящихся Тьмой, и как недовольна была ими волшебница Стелла? Руггедо - властелин Тьмы, поэтому он смог подчинить себе Кустиса. Он больше вам не друг, а враг и слуга Руггедо...

Это звучало убедительно и логично. Люция снова задумалась. Она видела, как моментально поник, ощутив её колебания, Кустис, но не могла ничего с ними сделать.

А шаги и голос странного пигмея продолжали крепнуть, делаясь уверенней и уверенней.

- Ты ведь понятия не имеешь, насколько опасен Руггедо, - говорил он, барабаня по пряжке длинными гибкими пальцами. - Мне едва удалось вырваться из его плена с весточкой от ваших друзей! И то лишь благодаря моему росту. Знаешь, откуда у меня эти шрамы? Это Руггедо мне их нанёс - клянусь, честное-пречестное слово!

Слова его гремели всё весомей, и только одно смущало Люцию - Кустису становилось по-настоящему плохо. Когда она заметила, что его листья начали вянуть и сохнуть, морок развеялся вновь.

- Я вам не верю, - сказала она дрогнувшим голосом, делая шаг ему навстречу.

- Кто кричал? - раздался вдруг из-за спины сонный голос Аврала. - Энни! То бишь Люция...

С коротышкой моментально произошла резкая перемена. Он сжался, словно ожидая удара, и вдруг, развернувшись, пустился наутёк.

- Стойте! - бросилась ему вдогонку Люция, пытаясь зацепить своим костылём.

Рогатина костыля коснулась атласного пояса, и...

Словно молния ударила из земли на том месте, где только что был карлик. Девочка испуганно выронила костыль и увидела, как по рогатине ползёт, словно живой, его крошечный пояс - нет, уже не крошечный, растёт на глазах.

- Что это было? - заспанным голосом пробормотал Аврал, всё ещё не соображая до конца, сон это или явь. - Мне опять снилось что-то страшное, потом крик...

Люция сбивчиво вводила его в курс случившегося, а мальчик не отрывал взгляд от пояса, обвивающего костыль. Теперь, когда он достиг человеческого размера, было видно, что двигаться его заставляют золотые змейки на концах, которые извивались и вертелись, будто живые.

- Пояс Арахны! - сказал он уверенно. - Точнее, его золотая пряжка. Я не знаю, как она выглядит, но этот ваш Летописец утверждал, что разглядел на фреске змей. Получается, это и был сам Руггедо! Гном со странным лицом - всё сходится.

- Не может быть, - ахнула девочка. - Он же клялся, что Руггедо нанёс ему эти шрамы...

Аврал равнодушно пожал плечами:

- Мало ли - может быть, сам себе их и нанёс! Обычная уловка, чтобы обойти клятву, у нас в Верхнем мире на такое давно не ведутся.

- А ещё он клялся, что наши друзья попали к нему в плен.

Мальчик посмотрел на Кустиса - тот категорично замотал кроной.

- Если бы они были в плену, он бы скорее нас этим шантажировал, а не выдавал себя за беглеца. Здесь что-то не так. Вот и Кустис уверен, что он врал.

- Может быть, они были в плену, но теперь освободились? - предположила Люция, понемногу успокаиваясь.

- Вполне возможно! Он же тебе это не в перфекте говорил? - Аврал продолжал следить за поясом, который никак не хотел успокоиться.

- Кажется, он пытается застегнуться...

- Это хорошо или плохо? - робко спросила девочка.

- Понятия не имею. Но у него огромная волшебная сила. Ты его лучше не трожь, я сам...

Он осторожно, двумя пальцами взял пояс. Змейки вели себя совсем не агрессивно, хотя Аврал по аналогии уже вспомнил рассказ о том, как резная кобра на зонтике Бастинды атаковала Элли, заставив выронить серебряный башмачок. Обернул вокруг руки, второй раз, третий...

Новый удар молнии бесследно стёр с лица земли Аврала вместе с поясом, как незадолго до этого Руггедо.

Оторопелая Люция медленно опустилась на землю, схватившись руками за голову.

--Меня здесь нет-- Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1133
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Замечания: За обсуждение действий администрации и переход на личности
Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104::ms106::ms78::ms79::ms108:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.12.20 12:29. Заголовок: Ну что, начинаем фин..


Ну что, начинаем финальный рождественский забег? ))

--Меня здесь нет-- Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1134
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Замечания: За обсуждение действий администрации и переход на личности
Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104::ms106::ms78::ms79::ms108:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.12.20 12:30. Заголовок: Всё возвращается Оп..


Всё возвращается

Опрокинутая бездна глядела в глаза свинцово-лиловым кипением тускло светящихся туч. Долго приходила и наконец всё-таки пришла мысль, что неплохо бы попробовать пошевелиться. Но оказалось, он совсем не помнил, как это делается. Впрочем, огорчения это не доставило. Валяться, глядя в густые облака, было спокойно, безмятежно и никак.

Где-то в стороне продолжали роиться другие путаные мысли, но он их больше не впускал в себя, чтобы не отвлекали от царящей гармонии и равновесия. Увы, сделать то же самое с бубнящими неподалёку голосами почему-то не удавалось. Он попытался представить себе этот хор, но не сумел и этого. Или не хор? Может, это мир, где он находится? Мысль была пугающей, и он быстро от неё отмахнулся. Он не хотел знать никакого другого мира. Просто все они находились в нём, а он был их частью. Потом он перестал думать о них, и облака вернулись к своим обычным мирным обязанностям.

Ветер в траве, стрекот кузнечиков в ветвях, лёгкий шум реки, отдалённый рёв динозавров - всё это не имело никакого отношения к нему, пребывающему в стабильном равновесии. Осталась только тишина. Не совсем тишина, но такая, которая не казалась чем-то потусторонним или враждебным. Однако голоса продолжали в ней звучать, прорастая сквозь неё колючими стеблями.

Колючими? Откуда ему может быть знакомо это ощущение? Впрочем, уже неважно. Гармония снова ушла и, кажется, навсегда.

Теперь он вспоминал начало дней, когда это равновесие впервые раскололось на многообразие огромного и неуютного мира, из трещин которого начало формироваться воспринимающее его "я". Мир глядел на него злыми глазами хозяина под густыми сросшимися бровями. Он был полностью в его руке и власти. Хозяин, вытянув его к жизни из блаженной гармонии просто из прихоти, потому что мог, упивался своим всемогуществом, затем усадил на стол, даровав от своих щедрот свободу воли. Которой он не преминул воспользоваться, грызанув его за палец. Тоже потому, что мог - а мог потому, что хозяин опрометчиво сделал ему такие острые зубы. Тут же огрёб по полной, был попросту сметён на пол сильной рукой хозяина и довольно быстро сделал в дальнем углу за сундуком надлежащие выводы.

На днях бывший хозяин, ныне принцесса Изумрудного города, чуть было не вернула его в исходное равновесие, из которого сам и выдернул десять лет назад. К счастью, удар клинком в золотую пряжку не остался без последствий для неё самой. Хотя к счастью ли? Он в этом снова сомневался.

Так же, как сейчас, он бесконечно долго слушал тогда голоса - смертельно перепуганные голоса гномов - и понимал, что вернуться в гармонию покоя ему не дадут. А потом уже как-то и не хотелось - когда начали всплывать островки воспоминаний...

Руггедо медленно, словно нехотя, поднялся, упираясь руками в колени. Колени были закопчёнными, руки обгоревшими - как и после того удара Озмы. Тогда он восстановился с помощью пояса - но сейчас пояса на нём не было.

Осознание этого факта рывком поставило на место все путаные мысли. Какой-то девчонке удалось сделать то, что не смогла даже Озма. Руггедо - нет, снова жалкий деревянный клоун Эот Линг! - оказался повержен с вершины пирамиды, которую тщательно и любовно выстраивал. Без пояса он ничто. Апатия и желание раствориться в гармонии покоя развеялись без следа. Он желает вернуть пояс, и он это сделает!

Благо, голоса, чей бубнёж за высокой травой продолжал превращаться в осмысленный и напряжённый разговор, были ему хорошо знакомы. Живьём их, правда, не слышал уже многие годы, но именно страх и отчаяние их обладателей уловил тогда его пояс, создав волну трансгрессии. Ему бы с самого начала к ним перенестись да вступить союз, используя как доноров для магии пояса - но к волне примешались тревожные сновидения Аврала, и он, самонадеянный болван, решил, что с детишками как-нибудь и сам справится. В итоге даже случайно прибившаяся рудокопка не только дала ему отпор, но каким-то образом смогла расстегнуть пояс. К счастью, мироздание оказалось к нему благосклонно - его отбросило к источнику волны и почти невредимым. А значит, ещё не всё потеряно.

Без пояса клоун больше не мог воспринимать эмоции Ружеро и Арриго непосредственно, но они достаточно явно сквозили в их голосах, как ни пытались оба скрыть их друг от друга. Это уже не было ни тем иррациональным ужасом, который прицельно направил прямо в головы драконам и всадникам всплывший Кит, ни даже воспоминанием о нём, долго не отпускавшим. Притупилось и ощущение жути от острова, куда их занесло, не разбирая дороги, с его гигантскими папоротниками, среди которых бродили четырёхлапые бескрылые ящеры - одни с шипастыми хвостами и двумя рядами движущихся пластин-наростов на горбатых спинах, другие с высоким воротником за трёхрогой мордой, похожей на птичий клюв. Устрашающие на вид твари оказались довольно миролюбивыми и сами панически боялись их драконов. Угнетало совсем другое - обоим хотелось свернуть поиски и вернуться в родную Пещеру, и каждый, по обыкновению не доверяя другому, боялся сделать первый шаг. Разговор бродил по кругу, безысходность нарастала.

- Давай всё-таки определяться с дальнейшими действиями, - не выдержал первым Хранитель времени. - Или исследуем по периметру побережье, или...

"Или" могло означать что угодно. Может быть, вернуться туда, где горел костёр, и тщательно прочесать окрестности в обе стороны. Может быть, вернуться домой, не нарываясь на новую встречу с морским чудовищем. Как толковать, зависело теперь от Летописца.

Но Арриго тоже не спешил вносить полную ясность.

- Думаю, мы уже убедились, - начал он осторожно, - что места здесь абсолютно безлюдные...

Ход был снова за Ружеро. Напомнить о костре. Или промолчать. Но помолчать так, чтобы это не выглядело явным предательством.

- По-твоему, есть ли смысл продолжать поиски? - спросил он вместо этого напрямик.

Арриго молчал. Когда Ойххо принёс их в заброшенный город, и старые камни, чей голос слышен и понятен далеко не всем, поведали ему о грядущих тяжёлых временах и испытаниях (а правильно ли он всё понял?), казалось, что нельзя сидеть сложа руки. Но сейчас приходило ясное понимание: они делают что-то не то...

- Мы ведь полагали, что они бежали в Верхний мир, - Летописец продолжал аккуратно подбирать слова. - Но Ойххо зачем-то притащил нас сюда. Должны ли мы вообще их здесь искать и преследовать? Или оставить всё как есть, потому что наши законы ничего не говорят о Нижнем мире, а значит, и беглецах в него?

Мудрость жизненного опыта снова пасовала перед молодостью и напором. Юлить Ружеро больше не мог. Следовало или напомнить Летописцу о подозрениях, что Подземная страна может быть населённой, не говоря уж о возможных выходах из неё непосредственно в Верхний мир, или... "забыть" об этом самому. Но Хранителю времени тоже хотелось домой. В конце концов, время, которое они теряют на бессмысленный облёт бездонной пещеры, с куда большей пользой для обороны страны можно было потратить на укрепление кордонов возле Гиблого лабиринта и подземной реки. Засыпать, если уж на то пошло, тот проход за городом Марранов, если он и в самом деле существует. А начнёт Арриго упираться и снова грузить всякой эзотерикой - тут-то он и припомнит ему его забывчивость...

- Я, по крайней мере, не вижу причин, - начал было Ружеро - но заросли высокой травы совсем рядом вдруг расступились, явив на свет немыслимое существо. Уродливый человечек со злобным оскалом изрезанного кривыми бороздами лица был, несомненно, деревянной куклой, к тому же слегка обгоревшей. Но при этом двигался, как живой, никем не управляемый, что напрочь противоречило научной картине мира.

А потом оказалось, что оно ещё и говорит...

- Господин Ружеро, господин Арриго, - раскланялось странное существо, - я тот, кто вам нужен. Вы ведь ищите двух своих беглецов, не так ли?

- Трёх вообще-то, - механически поправил Летописец, потому что к оторопевшему Ружеро дар речи ещё не вернулся.

- О третьем мне ничего не известно, - ответил деревянный клоун несколько удивлённо, - но девчонка и Астерро встретились здесь с жителями Верхнего мира. И это может иметь для вашей страны серьёзные последствия, честное-пречестное слово!

"Где ты взялся на нашу голову?" - мысленно простонал Ружеро.

"А так всё хорошо шло", - вздохнул Арриго.

- Нельзя терять времени, - поторапливал их странный визитёр, не оставляя шансов для сомнений и вопросов. - Эти люди... и другие существа очень опасны. Особенно те, с которыми девчонка. Знаете, откуда у меня эти шрамы?

- То есть они ещё и не все вместе? - подал наконец голос Ружеро, и голос этот был упавшим в бездну уныния.

- Не вместе, - подтвердил клоун, - но это даже к лучшему. Со спутниками инженера вполне справятся два стражника с драконом, а вот за ней лучше лететь вчетвером - ну и я с вами. Дорогу покажу. Только есть одно условие.

"Вот, начинается!" - синхронно подумали Ружеро и Арриго. Но ничего страшного не услышали.

- Поклянитесь, что вернёте мне пояс, который негодяйка у меня украла.

(Но как ей удалось его расстегнуть?! Как?)

* * *

- Как ей удалось его расстегнуть? - размышляла вслух Озма, разглядывая пояс. В её руках он присмирел, и змейки на разделённой пряжке не подавали признаков жизни.

- Меня больше интересует, - мрачно промолвил Астерро мальчишке, - почему ты её оставил.

- Ты в своём уме? - вспылил Аврал. - Как будто я собирался куда-то перемещаться! Говорю же - пытался свернуть пояс, специально ещё отошёл, чтобы, если что, их с Кустисом не задело. Давай я тебя тоже обвиню, что ты её бросил, когда завалило проход?

- Ладно, извини. Просто как-то всё неожиданно...

- Ха, а мне тогда каково? Раз - и оказаться в другом месте! И если бы просто оказаться - а то ощущения, знаешь ли, не из приятных. До сих пор всё плывёт перед глазами.

Несколько иначе представляла себе Энни будущую встречу с Авралом. И уж о том, чтобы в их руках оказался пояс Руггедо, никто даже мечтать не мог. Но двойную радость омрачали новые вопросы и тревоги.

- Их ведь, наверное, тоже можно забрать с помощью пояса? - спросила она Озму. - Или самим туда переместиться.

Принцесса продолжала задумчиво изучать половинки пряжки.

- Можно - теоретически. Но довольно опасно и рискованно. Авралу просто повезло. Я ведь говорила, какая это огромная и плохо контролируемая сила.

Страшила пухлой ладошкой теребил взъерошенную солому на голове. Нос-заплатка и свежий шов на лбу исказились волнами морщин, кончики булавок осторожно выглянули на свет.

- А ещё ты говорила, что Арахна остерегалась использовать пояс непосредственно, но с его помощью усиливала заклинания из книги. Нельзя ли подобным образом усилить действие серебряных туфелек? Я, конечно, мало что понимаю в волшебных вещах...

Озма весело рассмеялась:

- Но уж математика-то твой конёк! На сколько ноль ни умножай - он, увы, им и останется... Туфельки здесь вообще не работают, поэтому усиливать просто нечего.

- Понятно, - хмуро подытожил Чарли. - Значит, надо двигаться туда ножками. А Озма по дороге будет разбираться с поясом.

- Некоторые, кстати, и крылышками могут, - воодушевился филин. - Правда, ни Люция, ни Кустис меня не знают и после Руггедо едва ли станут доверять...

- Об этом не беспокойся, - усмехнулась Энни. - Кустис чувствует, когда говорят правду. Вот только я понятия не имею, в какой стороне они могут быть. Гномы нас вели такими петлями...

- И никаких ориентиров, - подхватил Аврал. – Разве что сам горящий залив – но он отсюда что-то нигде не просматривается.

Чарли иронично покачал головой.

- Будем рассуждать логически, горе-навигаторы. Вы двигались из-за линии Кругосветных гор обратно к Волшебной стране, то есть примерно на северо-восток. Астерро с Люцией - по старому руслу той же подземной реки, ближе к городу, который, насколько могу судить, расположен недалеко от северной границы Голубой страны. Куда вело ответвление?

- На обратном пути - по правую руку, значит, на восток, - ответил Астерро. - Забирая к югу, пожалуй.

- Вот, - удовлетворённо кивнул моряк. - А нас вели сперва на юг по дну оврага, затем туннелем слева, тоже где-то на юго-восток по ощущениям. И здесь, по уступу и через мост, опять-таки держались юга. Карту нарисовать или и так всем понятно, что мы идём в правильном направлении - и надо просто продолжать? А уж горящий залив мы, думаю, не пропустим!

- Это всё замечательно, - сказала Озма. - Но у меня почему-то такое чувство, что расслабляться не стоит. Во-первых, эти на драконах. Во-вторых, если Руггедо жив, то рано или поздно доберётся до своих гномов и мобилизует их, чтобы вернуть пояс. Я всё-таки должна его освоить. Не с телепортации начиная, с чего попроще. А проще всего у нас обратное превращение.

Девочка поставила на камень свистульку-барашка.

- Пора уже вернуть нашего Дровосека...

- А у тебя получится? - спросила Энни недоверчиво.

- Обижаешь, сестрёнка, - хмыкнула Озма. - Это даже у тебя получится. Отменить с помощью артефакта наложенное им же временное заклятие способна любая фея. Вот просто отменить любое волшебство, своё или чужое, да ещё не затронув его последствий - это действительно очень сильное колдунство. В гномских летописях сказано, что такое умел Гуррикап и даже составил заклинание, применяя его против волшебства Арахны, но я что-то сомневаюсь.

Принцесса расправила пояс, посмотрела на друзей.

- Вы всё-таки лучше отойдите на всякий случай. Штука реально непредсказуемая...

Атласный пояс взметнулся в её руке так уверенно, что даже с грохотом пронёсшиеся по нему молнии в первую секунду не вызвали подозрений. Неладное заподозрили только тогда, когда феечка безжизненно грохнулась навзничь.

Все бросились к ней - и, как давеча в Канзасе, никто поначалу не повернул голову туда, где стоял барашек...

* * *

Поведение Кустиса несколько успокоило и воодушевило Люцию.

- Ты уверен, что с Авралом всё в порядке? - повторяла она. Куст терпеливо кивал кроной.

Этому хотелось верить. В конце концов, до сих пор интуиция его не подводила - даже тогда, с Руггедо. А ведь она, стыдно признаться, почти готова была поверить карлику... И зачем она пыталась его задержать, зачем зацепила этот дурацкий пояс?

Идею двигаться самим в том направлении, куда собирались идти с Авралом, Кустис тоже одобрил. Хотя нога после бешеной пробежки ныла нешуточно, но продолжать торчать на месте Люция уже не могла. Тем более, на этом месте...

Изначально поставила себе цель вернуться к той сосне и сделать привал, чтобы понять, как далеко и с какими интервалами может двигаться. Но оказалось, что дохромала до неё весьма бодренько, стопа болела только тогда, когда на неё опиралась, и сама боль была тупой и уходящей. Поэтому решила продолжать путь, пока не устанет. Было ощущение, что они с Кустисом всё делают правильно. Дорога ведёт в сторону огромного открытого пространства с обычной, не горящей водной гладью, которую они видели из-под облаков. За толщей каменных стен в том же направлении шёл туннель, где от них были отрезаны Астерро и друзья Аврала. Рощица, правда, быстро закончилась, сменившись лысой каменистой тропой, которая извилисто карабкалась на очередной массивный уступ.

Шум над головой и упавшая следом тень застали врасплох. Её - но не Кустиса. Смельчак отчаянно метнулся наперерез рудокопскому стражнику, почему-то летящему над обрывом, как птица, расправив крыльями полы коричневого плаща. Руки, которые тот раскинул, чтобы схватить Люцию, оказались оцарапаны острыми шипами, и полёт продолжался с отборными рудокопскими ругательствами, постепенно затихающими вдали.

Но ненадолго. Стражник уже мчался обратно - девочка теперь разглядела, что раскачиваясь на тросе, который свисал со спины летящего дракона - набирая скорость и силу для удара. Куст был просто сметён с обрыва вместе с грудой нависших над краем камней, за которые в последнюю секунду пытался уцепиться корнями. Люция даже не успела проследить за ним взглядом - стражник нёсся прямо на неё. Несмотря на сибаритский дворцовый быт, девочка была крепкой и ловкой, к тому же некоторое время успешно отбивалась костылём. Но силы оказались слишком уж неравны. Подхватив её, будто куклу, намертво сдавив в тисках безжалостных объятий, стражник скомандовал "Вира!" - и лебёдка на спине дракона заскрипела, втягивая трос. Краем глаза Люция заметила, как внизу бьётся придавленный камнями Кустис, тщетно пытаясь выбраться, - и от отчаяния вернула стражнику пару самых мягких из услышанных от него слов, что, впрочем, не произвело на того никакого впечатления.

А наверху её, помимо невозмутимого второго стражника, встречал обгорелый и злой Эот Линг:

- Где мой пояс, воровка?!

- Ха! - мстительно крикнула девочка. - Вам придётся долго его искать, господин Руггедо. Это расплата за ваше наглое враньё.

- У неё нет пояса! - в ужасе вопил клоун, подпрыгивая и размахивая руками. - Значит, он с мальчишкой. Вы должны его немедленно найти, слышите?!

- Мы вам не подчиняемся, - не поворачивая головы, ответил спокойным голосом стражник-вожатый. - Вернёмся к господам, они скажут, что делать.

- Мерзавцы, мы так не договаривались!

Но стражникам было уже не до его визгов. Им навстречу летел Ойххо. Один, без всадников. Впрочем, поразило их не столько это обстоятельство, хотя, безусловно, выходящее за мыслимые рамки, сколько его налитый кровью взгляд, совершенно не похожий на обычное выражение полусонных драконьих глаз.

А ужасней всего стало то, что их собственный дракон под этим взглядом начал выходить из повиновения и самовольно пошёл на посадку. Вожатый, на глазах теряя невозмутимость, с силой вонзил ему между чешуйками заострённый кол. Дракон, взвыв от боли, резко набрал высоту.

Настолько резко, что Эот Линг, не закреплённый ремнями, свалился вниз с отчаянными воплями, на которые стражники по-прежнему не обратили внимания. Никаких специальных указаний на такой случай они не получали. А сейчас следовало как можно скорее выяснить, что там с господами Хранителем времени и Летописцем.

С господами всё оказалось в порядке. Разве что тоже были ошарашены и напуганы внезапным неповиновением Ойххо, который самовольно оставил их укрытие. Но этот сюрприз тотчас померк на фоне того, как встретила их Люция.

- Вот, значит, как! - пылала она гневом, смело глядя в глаза вельможам. - Мы с Астерро выбиваемся из сил, чтобы вернуться в Пещеру, а нас ловят, будто беглецов каких? Да ещё и вступив в сговор с негодяем Руггедо! Интересно, королю известно о вашей государственной измене?

Даже не скажешь, что было чудовищней и невообразимей - сам факт обращения с прямым вопросом к тем, кому задавать вопросы могут только короли, или обвинение, прозвучавшее в этом вопросе с самоубийственной дерзостью. Стражник, державший девочку, попытался закрыть ей рот ладонью - она укусила его за руку. Второй занёс руку для удара.

- Не сметь! - властно приказал им Ружеро.

А Ойххо в эти секунды одним взмахом мощной лапы освободил из-под завала Кустиса, чей всплеск отчаяния уловил своей драконьей эмпатией, бросившись ему на помощь.

"Спасибо, нежданный друг!"

"Должен ли я освободить человеческого детёныша?"

"Нет, ей больше не угрожает опасность. В отличие от других моих друзей"

    (Продолжение ниже)


--Меня здесь нет-- Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1135
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Замечания: За обсуждение действий администрации и переход на личности
Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104::ms106::ms78::ms79::ms108:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.12.20 12:32. Заголовок: (Продолжение) * * *..


    (Продолжение)


* * *

Изумление, вызванное тем, что вместе со всеми к Озме испуганно бросился невесть откуда взявшийся незнакомый здоровяк лет тридцати, было недолгим. Лежащий на месте барашка-свистульки топор Железного Дровосека подтверждал невероятную догадку.

- Гиперкоррекция! - пробормотал Чарли с той особой интонацией, которой озвучивал свои морские словечки.

- Что с Озмой?!

- Жива, - кратко и уверенно отрезал моряк. - Просто в обмороке. А вот что с тобой, дружище?

Ник-дровосек, кажется, только теперь заметил произошедшую с ним перемену и тупо уставился на свои ладони из мяса и костей.

- Но как?...

- Так же, как со мной, полагаю, - Чарли приподнял для наглядности здоровую левую ногу. - Пояс при обратном превращении в живое из неживого... немного перестарался. Но за счёт Озминой силы...

- Какой пояс? - растерянно переспросил Ник.

И в самом деле, от атласного пояса осталась лишь горстка пепла, и даже золотые половинки пряжки оплавились, так что змеи в них теперь угадывались с большим трудом.

- Она точно придёт в сознание? - требовательно допытывалась Энни у дяди. - Ты уверен?

- Ну, если уж пояс сгорел у неё в руках - и никаких ожогов... Она же фея!

После того, как тревога за Озму слегка схлынула, в центре внимания оказался Ник и его превращение. Сам он, впрочем, по-прежнему не придавал ему большого значения. Блондин в рабочей одежде дровосека, с простоватым, но приятным лицом, для жевуна довольно высокий, мускулистый, загорелый под вечно летним солнцем Волшебной страны, старый друг с незнакомой внешностью, но узнаваемый во всех словах и жестах, он жадно слушал рассказы друзей о пережитых ими приключениях.

И снова никто поначалу не заметил, как в вышине под облачным сводом развернулась тем временем настоящая драма.

Двое драконов выписывали замысловатые кренделя, и требовалось внимательно приглядеться к их движениям, чтобы понять: один из них отгонял другого, не подпуская к берегу. Тот, впрочем, не слишком туда и рвался - а если точнее, разрывался между явным желанием улететь прочь и подавляющей его чужой волей.

Друзья, замерев, глядели на происходящее, пытаясь понять его смысл, изредка кося взгляды на Озму - не пришла ли в сознание?

- Может быть, это дикий дракон, вроде того, которого мы видели? - неуверенно предположил Чарли. В суматохе он забыл прихватить в Лисоград, а затем в Подземье подзорную трубу, не подумав, что она может пригодиться. Но и невооружённым глазом были видны уже знакомые "наросты" всадников на спине одного из драконов и не видны на втором.

- Они никогда не нападают друг на друга, - ответил Астерро, напряжённо вглядываясь в атакующего ящера.

- А не лучше ли нам всё-таки стать пока невидимыми - на всякий случай? - спросила его Энни. Но тот отверг предложение решительным жестом.

Наконец, после очередного круга противостояния произошёл перелом. Дракон с седоками вдруг прекратил попытки приблизиться к берегу и полетел прочь, тогда как второй, утратив к нему всякий интерес, сам пошёл на снижение, быстро увеличиваясь в размерах.

- Ойххо! - выдохнул Астерро.

- Кустис! - прошептала Энни.

В самом деле, прямо на покатом лбу ящера восседал Кустис, торжествующе размахивая всеми ветвями. И через несколько минут Ойххо уже облизывал Астерро шершавым языком, куст пританцовывал вокруг Энни и Аврала, а остальные наблюдали эту трогательную картину с любопытством и приветливыми улыбками: друзья наших друзей - наши друзья...

Лишь Озма продолжала безжизненно и безучастно лежать на земле.

- Что с Люцией? - в унисон спросили Астерро и Аврал, и успокаивающие жесты Кустиса были им понятны без перевода.

А вот следующее его заявление даже в переводе растерянной Энни вызвало недоумение...

- Ойххо может отвезти нас наверх? - недоверчиво переспросил Чарли. - Прямо сейчас?

Кустис кивал кроной несколько раз кряду, чтобы не оставалось сомнений, одновременно изображая несколькими ветвями столь же однозначные поторапливающие движения. И даже сам дракон лениво встряхнул огромной треугольной головой.

- Но... мне-то наверх не нужно, - сказал Астерро, обводя всех печальным взглядом. - Я тогда останусь здесь и буду ждать их возвращения. Раз уж они убедились, что мы с Люцией не беглецы... А если не до конца убедились - тем более, придётся их убеждать, чтобы обезопасить девчонку. Так или иначе, Пещера - наша родина...

Ойххо пристально и осмысленно глядел на него умным глазом - с пониманием, но без особого одобрения, будто сомневаясь в правильности такого выбора.

- Да, дружище, - Астерро ласково потрепал его по щеке. - А вот тебе в Пещеру дорога, видимо, теперь заказана...

Это тоже было понятно без лишних объяснений - взбунтовавшегося дракона, атаковавшего королевскую стражу, рудокопы ни за что не примут назад.

* * *

Рассказ Люции, заглушаемый шумом ветра и шелестом кожистых драконьих крыльев, поверг Хранителя времени и Летописца в глубокое замешательство. Они даже не обращали внимания на его дерзкий и обвиняющий тон. И напрашивавшийся встречный вопрос - а что, собственно, юная фрейлина забыла на той плотине? - так никто и не задал. Было уже как-то не до того.

- Балланагарская принцесса?

- Ну я же сама её не видела! - сердито пожимала плечами Люция. - Что слышала от Аврала, то и говорю.

- Руф Билан ведь рассказывал о пропавшей принцессе Озме, - напоминал Летописец. - Ничего невероятного в том, что она всё-таки нашлась...

- Но ты понимаешь, что это значит? - риторически спрашивал его Ружеро.

О, Арриго понимал это гораздо лучше него самого! Перейденные рудокопами "красные линии", личный конфликт с королевским высочеством и союзничество с её врагом означали не только право "верхних", согласно условиям изгнания Бофаро, начать войну на полное уничтожение до последнего рудокопа, как думает Хранитель времени. Это ещё и возможность Озмы одним только словом аннулировать легитимность Семи владык вместе с магией их корон. А что за этим последует... Никому не известно, насколько привычный уклад жизни в Пещере зависит от действия этой магии, в которую Ружеро не верит. Вот только и он сегодня увидел настоящий взгляд дракона и ужаснулся ему. А что если и драконов, и Шестилапых удаётся держать в повиновении только королевской магией? И только благодаря ей земля Пещеры плодоносит достаточно для прокормления народа? Что жизнь там начала налаживаться только после коронации Бофаро и сыновей - достоверный исторический факт. Может быть, если отнять магию Короны, они загнутся без всякой войны. А уж войну-то точно проиграют...

Словно в ответ на эти нерадостные мысли навстречу летели стражники, отправленные за Астерро. Невооружённым глазом видно - без него. В зрительную трубку видно - тоже растеряны и напуганы.

Приземлились. Выслушали. Ойххо атаковал и их - более того, они на какое-то время утратили контроль над своим драконом. Почти как при том появлении Кита.

- Может быть, махнуть рукой и вернуться, пока не наделали новых бед? - жалобно спросил Арриго. Ружеро не успел ничего ответить.

- Я же вам объясняла, что Астерро не собирается никуда бежать! - прозвенел голос Люции, которую никто ни о чём не спрашивал. - Мы с ним искали дорогу обратно в Пещеру. А вы хотите его бросить, да?

- Но ты ведь слышала, что Ойххо к нему не подпускает? - мягко напомнил ей Ружеро.

- Конечно, не подпускает! Вы же, небось, летели с натянутым луком. Как меня грубо схватили, напомнить? - девочка недовольно повела плечом. - А с Кустисом как поступили! Вот где он теперь?

- Мы ведь не нашли его на том месте, где ты показывала. Значит, освободился, - сказал Аригго. А Ружеро промолчал. Ходящий и практически разумный куст не вписывался в его научную картину мира, с трудом переварившую живого деревянного пигмея. Если бы рассказ Люции не подтверждал стражник, он бы счёл его бесстыжей ложью.

- Кстати, у Ойххо на голове был какой-то куст, - оживился вдруг вожатый второго дракона. - И, как я теперь понимаю, живой, а не просто шевелил ветвями в воздушном потоке...

- Видите! - подхватила Люция радостным за прояснившуюся судьбу Кустиса голосом. - Не знаю, как Ойххо, но Кустис безошибочно чувствует агрессивность намерений. Потому они вас и не пускали.

- Она права, - отрезал Арриго. - Мы ведём себя так, словно не на чужой территории, а охраняем границы Пещеры. И нам сейчас надо не избегать принцессы, а попытаться загладить с ней это недоразумение. Иначе всё может кончиться очень плохо...

- Это всё так, - кивнул седобородый Ружеро, - да только...

Смысл его многозначительного взгляда Летописцу был очевиден. Если Озме станет известно, что они десять лет держат в плену национальную героиню Волшебной страны, раз за разом стирая ей память, войны не избежать гарантированно. Но и прятаться от неё, обрекая себя на постоянный страх неопределённости, тоже не выход.

- Пересядь к ним, - велел Хранитель времени Люции, указывая на экипаж второго дракона. - Мы с Летописцем полетим вперёд. Будем искать общий язык и с драконом, и с принцессой.

* * *

Мама, почему у тебя такие большие крылья?

Она задавала этот вопрос всякий раз, когда Лурлина являлась к ней во сне. А может быть, задала лишь однажды - в далёком доурфиновском детстве, теперь лишь снова и снова припоминая, переживая заново тот разговор.

Ответ, во всяком случае, ей был известен и очевиден: "Это чтобы лучше летать".

Ей сопутствовал знакомый голос тишины мироздания, но это всегда происходило во сне, и не понять было, реальность это или только мечта.

Сейчас, однако, Лурлина говорила. Словами или без слов, но вполне понятно.

Нет, дитя моё, ещё не время. Тебе сперва надо отрастить крылья - помогая тем, кто нуждается в тебе здесь.

И тотчас шелест огромных крыльев стал отчётливым и громким. Но не маминых, нет. Те были совершенно бесшумными - да и как они выглядели? Раскинутые веером пучки света вокруг тонкого эфирного тела - или просто ослепительно яркие, настолько, что даже во сне она не могла ничего толком разглядеть?

Здесь были грубые перепончатые крылья дракона. И лица друзей, на которых тревога сменяется радостью и облегчением - даже на нарисованном лице Страшилы.

Кажется, она потеряла сознание на пару секунд. Но откуда тогда взялся дракон?

И почему вместо рудокопа Астерро...

- Ник?!

Она - Урфином, конечно - видела его до превращения лишь мельком и всего дважды. Вернее, уже в процессе превращения - первый раз с железной левой ногой, второй - с тремя с железными конечностями. Наверняка попадался на глаза и раньше, но тогда не выделялся из толпы жалких постылых жевунов. А тут любопытство разобрало - на кого же так запала эта серая мышь, которую тётка упорно ему сватает?

Сейчас он выглядел старше на минувшие двенадцать лет, как будто прожил их во плоти. Чего, конечно, быть никак не могло - однако же было... Впрочем, тут ничего удивительного - одежда на нём ведь тоже откуда-то взялась. Да и на ней самой, когда превращалась из Урфина.

- Но как? - Озма приподнялась, чтобы сесть, и упёрлась в сочувственный, но укоризненный взгляд Чарли.

- Хороший вопрос, дорогая. Мы тут тоже над ним бьёмся. Это, значит, "с чего попроще" в твоём понимании? Вот как можно так себя не щадить?

- Да у меня и мысли не было пытаться превратить его обратно в живого человека! - насупилась Озма. - Честное слово! И ногу тебе возвращать тоже. Просто постоянно сочувствовала вам обоим - а подсознание такая же капризная штука, как этот пояс. Кстати, где он?

Принцесса испуганно завертела головой.

- Сгорел, - лаконично ответил Гумоколатокинт.

- Совсем? - удивилась Озма.

- Половинки пряжки остались, но сильно оплавились, - объяснила Энни. - Очень уж мощное волшебство, пояс не выдержал.

- Это скорее я не выдержала, - кисло улыбнулась Озма. - Но похоже, защитная функция серебряных туфелек сработала и в Подземье... А пряжку вы, конечно, подобрали?

Энни виновато опустила глаза:

- Как-то не подумали. Там столько всякого произошло!

- Немедленно поворачиваем назад, - заявила принцесса ледяным голосом. - Если она оплавилась, и Руггедо её найдёт, захочет восстановить силами своих гномов, которые ничего не смыслят в магии... Последствия могут быть катастрофическими для всей Волшебной страны!

То ли сам дракон понял её слова, то ли ему подсказал Кустис, но без всякой команды он описал в воздухе петлю и полетел в обратном направлении.

Вот только...

Энни торопливой скороговоркой объясняла Озме, что они недавно разминулись с рудокопскими драконами, пролетев мимо них невидимыми под обручем. "А теперь... да ты уже сама видишь!"

Озма действительно различала не только силуэты летящих ящеров по курсу, но и то, что лишь один из них продолжал путь к месту, которое они покинули, в то время как второй, тоже развернувшись, летел им навстречу.

Но, как ни странно, её больше беспокоил первый.

- Получается, пряжку теперь и рудокопы могут подобрать? Польститься на золотые штучки...

- Да ну, нет. Если даже они их заметят, Астерро объяснит, какая это опасная вещь.

- На него вся надежда, - вздохнула Озма. - А от этих господ, - продолжала она, вглядываясь в растущую фигурку дракона, - прятаться, полагаю, не стоит. Если, конечно, они к нам не с агрессивными намерениями.

- Кустис, что скажешь? - спросила Энни. Тот убеждённо и вполне понятно всем присутствующим заверил, мотая кроной, что бояться их не стоит.

- Если они хотят просто поговорить - не сама ли судьба ведёт нас навстречу друг другу? Где и когда ещё я встретилась бы на нейтральной территории с первыми лицами их страны?

Аврал внезапно нахмурился.

- А не потребуют ли они выдать им взбунтовавшегося дракона, чтобы наказать? Это же как бы их собственность...

- Накрой меня цунами, парнишка дело говорит, - подхватил Чарли.

Жест куста снова был понятен, но на сей раз не слишком утешителен. Разведенные в сторону ветви его развилки могли означать лишь одно: "как получится, как пойдут переговоры"...

Кажется, понимал это и сам Ойххо, взмахи крыльев которого стали вялыми и замедленными.

- Нет, рисковать драконом мы не станем, - отрезала Озма. - Это было бы чёрной неблагодарностью, на которую я не пойду.

Она с надеждой посмотрела на Страшилу, уже погружённого в раздумья.

- А если Энни опять сделает нас невидимыми? - предложил он. - Кто-то высадится для переговоров, а кто-то на Ойххо...

- ...а кто-то на Ойххо должен немедленно улететь наверх, чтобы о нём не зашла речь, - перебила его Озма, вглядываясь в приближающегося дракона, на котором уже отчётливо различались четверо седоков. - Это неплохой вариант. Но боюсь, нам его уже не провернуть незаметно. Есть другая идея. Ойххо, ты можешь подняться выше, под самые облака?

Ящер кивнул и начал быстро набирать высоту.

- Думаешь, там заработают серебряные башмачки? - догадался Страшила. - Но вряд ли дно оврага, где они не действовали, находится ниже...

- Посмотрим. Не всё зависит так примитивно от расстояния до поверхности, да и в овраге магия туфелек могла подавляться чёрным туманом.

Рудокопский дракон тоже поднимался, не отставая.

- Но ты же не собираешься отправляться к ним одна? - настороженно спросил Чарли.

Озма глядела на друзей, единодушно выражающих готовность составить ей компанию.

- Давайте так, чтобы не было лишних вопросов и обид. Здесь, в мире заточённого Хаоса, действуют свои магические законы, которых желательно придерживаться. У нас две экспедиции, каждая со своей задачей. Вы, Энни, свою выполнили - нашли и освободили нас, поэтому можете возвращаться. А нашу миссию ещё предстоит завершить, уничтожив пряжку, чтобы окончательно обезопасить Руггедо. Заодно и с рудокопами пообщаемся. Ни у кого нет возражений?

- Может быть, мне всё-таки лучше остаться с вами? - спросил Дровосек.

- Ник, полагаю, ты будешь полезней наверху, - ласково возразила Озма. - Как соправитель Голубой страны - на случай, если что-то пойдёт не так...

Дровосек понимающе вздохнул. Он никак не мог привыкнуть, что его сверхчеловеческая физическая сила, не раз выручавшая друзей, осталась в прошлом. Теперь он собственный топор с трудом поднимает. Вспоминалась нахлынувшая радость, смешанная с шоком, когда благодаря сердцу, прокачанному слезами и кровью Нимми до настоящего, к нему вернулись человеческие ощущения – её ощущения... Со временем это стало привычным и обыденным, затем и вовсе ушло - он даже не заметил, как и когда. А сейчас его прежнее, давно забытое тело порядком продрогло в полёте, и не отступает мысль - зачем оно вообще нужно? Без него было так хорошо!

Лиловые облака между тем были уже прямо над головами, то и дело вспыхивая беззвучными, но зловещими на вид разрядами. Искорки, которыми озарялись в ответ монограммы Oz на пряжках серебряных туфелек Озмы, наводили Энни на подозрения, что молнии эти не простые.

- Что ж, они действительно здесь работают, хотя и по минимуму, - сказала принцесса скорее удовлетворённо, чем разочарованно. - Только самоперемещение и только в пределах этой пещеры. Всё же лучше, чем ничего.

Она вручила Энни серебряный свисток.

- Если мы не вернёмся через сутки, вызывай Рамину. Может быть, придётся штурмовать Пещеру рудокопов из Голубой и Изумрудной страны одновременно. Пусть тогда мыши ищут дорогу из подземного хода. А вы на Ойххо вернётесь тем же путём вместе с Летучими Обезьянами. Чернильница, которую вы видели, переплавлена из Золотой Шапки, и по просьбе Уорры я встроила туда звонок для их экстренного вызова. Никогда им не пользовалась, но думаю, они не откажут. Ну, сами там сориентируетесь, Стелла с Виллиной что-то подскажут, они умные. Уверена, впрочем, что ничего этого не понадобится. Не пойдут рудокопы на конфронтацию.

- А если гномы себя наконец-то проявят? - угрюмо спросил Чарли.

- Будем надеяться на драконов и на успех переговоров...

Рудокопский дракон тем временем тоже поднялся под облака и приблизился настолько, что были видны приветственные жесты седоков, игнорировать которые уже было нельзя.

Озма взяла Тотошку на руки.

- Чтобы нам перенестись самим, не прихватив остальных вместе с Ойххо, третий шаг придётся сделать с его спины, прямо в пустоту. Вы готовы?

Филин уселся ей на плечо, Чарли и Страшила вцепились с двух сторон.

- Когда мы переместимся, снижайтесь и продолжайте лететь к этому месту, чтобы они нас увидели на берегу. А тогда уж активируйте обруч. Успеха!

- И вам!

Озма щёлкнула каблуками:

- Несите нас на берег, к пряжке Арахны!

Два шага по спине дракона. Третий - в распахнутую бездну.

Ослепительная молния из лиловых туч. Вихрь - и Озма с ужасом почувствовала, как туфельки спадают с ног.

Холодные и мокрые камни пляжа. Лизнувшая босые ноги волна.

- Башмачки! - ахнул Страшила.

- Ага, - отозвалась Озма с фальшивой бодростью. - Одно хорошо - мы были над открытым морем, а значит, они пошли ко дну. Руггедо не доберётся ещё и до них...

Но неужели она ошиблась, и полоса везения резко оборвалась? Как же она теперь без серебряных туфелек?

- А ведь получается, ты здесь осталась совсем без Регалий, - печально заметил Гуамоколатокинт.

Как ни странно, эти слова прогнали накатывающую депрессию вместо того, чтобы усугубить. Взыграл упрямый характер. То ли урфиновский, то ли давно уже собственный.

- Ничего. Озма я и без них, - сказала она, поправляя свою неволшебную диадему с монограммой, подтверждающей правоту этих слов.

Второй дракон, унёсший отсюда Астерро, был уже далеко. Озма проводила его взглядом, который что-то цепляло. Что-то, подозрительно напоминающее феерическое чутьё. Видимо, пояс просто связал её с этой загадочной Люцией, которой, в отличие от Озмы, каким-то чудом удалось его расстегнуть...

Мысль о поясе окончательно развеяла всякую рефлексию, напомнив, зачем они, собственно, здесь. Впрочем, половинки пряжки спокойно лежали на прежнем месте.

Девочка взяла по одной в каждую руку, словно взвешивая - на самом деле, проверяя магическую "температуру". Вот на этой - злое волшебство... Медленно зашла в воду, намочив платье до колен.

Хватит уже нам "амбивалентной магии" и прочей "неоднозначности" с "разноцветностью"! Слишком оно разрушительно для Волшебной страны.

Золотая змейка с размаху полетела в море и громко хлюпнула довольно далеко от берега.

- А эту, с добрым волшебством, возьму с собой, - объяснила Озма друзьям. - Может быть, получится с ней что-то сделать, и она хоть частично компенсирует пропажу туфелек.

Взамен удаляющемуся дракону тем временем приближались двое других - с высоты облаков. Ойххо изо всех сил пытался оторваться от преследователей - но у тех теперь, при спуске, было больше простора для маневров. Расстояние между становилось всё меньше.

"Энни, не увлекайся, - шептала Озма. - Они уже наверняка нас заметили. Жми на звёздочку!"

Но Ойххо для пущей верности продолжал приближаться к берегу. Уже и Аврал с Дровосеком начали беспокоиться и торопить Энни. Но упрямица больше ориентировалась на спокойствие Кустиса. И лишь когда дистанция стала настолько критической, что куст тоже нервно всплеснул ветвями, она одним взмахом коснулась кольца и мгновенно, как солнце в туче, растаяла вместе с драконом на глазах изумлённого Ружеро.

Хранитель времени, как безумный, вертел головой по сторонам, словно пытаясь разоблачить фокус. Тщетно. Его картина мира, не допускающая чудес, окончательно трещала по швам. Пристыженный и упавший духом, он, однако, не мог не заметить на берегу машущих им людей. Крылатое чудовище пошло на посадку.

А Энни не отключила невидимость даже тогда, когда второй дракон, уносивший в Пещеру Астерро и Люцию (которых они, впрочем, так и не разглядели) и долго маячивший впереди по курсу, свернул вдруг в скалы и исчез под облаками. Спохватилась намного позже, уже над заливом, где по чёрной поверхности воды носились языки пламени. Аврал напряжённо всматривался в скалы по правому борту, пытаясь угадать знакомую местность. Увы, все лесистые уступы выглядели одинаково. Наконец, прямо спросил Кустиса, но тот лишь неопределённо махнул вдоль драконьего хвоста - пролетели, мол, уже давно...

Совсем другие мысли занимали Дровосека. Он, кажется, впервые по-настоящему осознал, что вернётся из Подземного мира не таким. Или не впервые - не потому ли предлагал Озме остаться с ними, что подсознательно пытался оттянуть этот момент? Нет, в самом деле - как воспримет его Нимми, а главное, дети, никогда не знавшие живым человеком? Он снова и снова задавал себе этот вопрос, и всякий раз одёргивал себя, укоряя за малодушие. Как бы там ни было, его, несомненно, ждут. Хоть каким.

Путь над заливом оказался длиннее, чем могло показаться. Даже когда его края сошлись в узкий, по драконьим габаритам, коридор, и внизу забугрились островки, вода между которыми становилась всё чище, а затем и вовсе превратилась в каскад прозрачных озёр, Ойххо неутомимо летел не меньше часа. А затем резко взмыл в облака.

Не просто под сумеречно светящийся полог, а прямо сквозь него!

Сиреневый туман надолго окутал всё вокруг, и казалось, ему уже не будет конца. Но постепенно он стал растворяться в обычном, белом, который, в свою очередь, редел, фрагментировался и клочьями пара поднимался вместе с драконом вверх, вдоль отвесных скал к необычайно высокому чёрному своду, усеянному светящимися огоньками.

И Энни далеко не сразу поняла, что это самое обыкновенное звёздное небо...

Подъём Ойххо из провала занял больше времени, чем под облаками, но теперь это был "дом, милый дом", родной Верхний мир. Даже Энни не ощущала себя на чужбине. А когда дракон наконец-то поднялся над вершинами, Дровосек узнал местность.

- Это Утёс Гибели, - сказал он уверенно. - Птицы, дежурившие по границам леса Воюющих деревьев, так его и описывали.

Пропасть, из которой они вылетели, окружала угрюмый неприступный утёс подковой с трёх сторон. С четвёртой, за лабиринтом хребтов и ущелий, как объяснил Дровосек, начиналась долина Арахны.

- А с севера, за теми вершинами, должны быть развалины замка Гуррикапа. Может быть, с такой высоты их даже можно разглядеть.

Но сколько Энни ни всматривалась, ночная темнота скрывала очертания. Не так давно они с Авралом не смогли туда попасть из-за вызванного Руггедо тумана. Не должны ли и они, как сейчас Озма в Подземье, довести до конца свою миссию? Пресловутой книги там, вероятно, нет, раз уж Бастрахна в её поисках оказалась у Красного озера - но может быть, отыщутся какие-то подсказки на её счёт? Пока ведь одни только вопросы без ответов...

Однако Ойххо уносил их всё дальше - уверенно, будто прекрасно знал дорогу. Предгорье Кругосветных гор сменилось равнинным редколесьем, вдали завиднелись жевунские деревеньки вдоль Дороги-Сюда, а прямо под брюхом дракона как-то совсем неожиданно для ребят вспыхнули три фонаря на остроконечных крышах домиков, по которым они только и узнали знакомый хутор.

Дракон, не ожидая никаких команд, опустился на поляну у сосенок, где его уже встречал радостный Арбусто, гулявший, по своему обыкновению, ночью без очков (как стало ясно только после рассказов Астерро и Люции - всю ночь напролёт, не нуждаясь в сне).

- Ойххо... Но как? - повторял он, рыдая от счастья и даже не обращая внимания на седоков. - Дружище... А помнишь?..

Дракон облизывал старика с такой же искренней радостью, как недавно Астерро, без всякого пиетета к королевскому достоинству.

От главного домика тем временем отделился, быстро направляясь к ним, силуэт, заставивший Дровосека испуганно нырнуть в тень и прижаться к дракону.

- По-моему, это как-то... нехорошо, - сказала ему Энни редким для неё серьёзным тоном. - Ты должен выйти ей навстречу!

Ник тяжело вздохнул и последовал её совету.

Нет, Нимми не грохнулась в обморок, подобно Озме, хотя он уже успел нафантазировать себе такую её реакцию. Но протерев глаза и убедившись, что это не сон, что шум драконьих крыльев действительно её разбудил, не смогла больше сделать ни шагу. Застыл и Дровосек.

Так и стояли в десяти шагах друг от друга, не отводя друг от друга глаз, около получаса.

--Меня здесь нет-- Спасибо: 3 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1136
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Замечания: За обсуждение действий администрации и переход на личности
Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104::ms106::ms78::ms79::ms108:
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.12.20 09:26. Заголовок: Феерическая расстано..


Феерическая расстановка точек

Переговоры Озму разочаровали. Нет, она ни на секунду не пожалела, что ввязалась в них, и не преуменьшала беспрецедентного исторического значения события, состоявшегося впервые за тысячу лет. Но так рассчитывала хоть на какой-то конкретный результат...

А с ним оказалась полная безнадёга. У Хранителя времени и Летописца почему-то дрожали руки и бегали глаза. Она бы решила, что у них нечиста совесть и есть что скрывать - но почему тогда они сами так упорно стремились с ней встретиться, гоняясь за Ойххо? Решила бы, что это просто национальный рудокопский тик, как у жевунов или мигунов - но ведь за Астерро он не водился...

Они хотели уверенности в том, что досадное недоразумение не ухудшит их отношения с Верхним миром. Но все предложения Озмы по их улучшению натыкались на глухую стену. Это было хуже, чем с марранами: те, не желая никаких перемен и новшеств, хотя бы вдохновились предложением Бастинды вернуться в собственный золотой век и даже готовы был ради этого лезть воевать в Подземье. Здесь же всё было непрошибаемо и безнадёжно.

- Но давайте хотя бы увеличим число торговых дней, - предлагала Озма.

- Зачем? - пожимал плечами Ружеро. - У нас нет столько излишков продукции на обмен.

Босоногая принцесса, маленькая девочка, которой на самом деле никак не меньше сорока лет (рудокопов этим не удивишь, но нет, Усыпительной воды она не пила), настойчиво преследовала его чистым хрустальным взглядом, выворачивающим наизнанку. Хранитель времени изо всех старался контролировать себя, чтобы не сболтнуть лишнего.

- Я же сейчас не о том, что вы можете дать, а о том, в чём нуждаетесь, - объясняла Озма терпеливо. - Мы готовы предоставить товары первой необходимости безвозмездно. А если считаете это унизительным или к чему-то вас обязывающим, тогда в долгосрочный кредит. Мне вот изумруды нужны для украшения города. Очень много, - она искоса проследила за реакцией собеседников, но ничего подобного нервному замешательству, возникавшему всякий раз, когда разговор касался Астерро и Люции, не обнаружила. Словно им ничего не известно о торговле с Гудвином. - Мы могли бы заключить взаимовыгодный контракт на много лет.

- Нас всё устраивает, ваше высочество. И ничего не нужно. От добра добра не ищут.

Озма вспыхнула гневом:

- Я ведь общалась с Астерро! Он просто рассказывал о вашем быте, не видя в нём ничего ненормального. А я слушала и ужасалась вашей высокой смертности, особенно детской, нищете, в которой живут вынужденно многодетные семьи, отсутствию достаточного количества витаминов на столах... Почему вы двое считаете себя вправе решать за весь народ, имеет ли он право на лучшую жизнь?

- В том-то и дело, - пришёл на помощь Хранителю времени Арриго, - что сами мы не вправе принимать подобные решения. По завещанию короля Бофаро такие полномочия имеет только Большой Совет. А он не проводился уже многие столетия - ну, вы знаете почему...

- Из-за усыпления и ротации королей, одобренных Советом, который тем самым фактически самораспустился? Но ведь это заколдованный круг какой-то! Ваши предки совершили такую глупость и обрекли вас на жалкое существование, регламентированное раз и навсегда прописанными ритуалами, которые вы в принципе не в состоянии изменить. Вы понимаете, что это путь в никуда, в вырождение?

Арриго это понимал. Он даже успел решить для себя, что прочитанное на древних камнях пророчество об Источнике, который должен иссякнуть через три года из-за падения звезды Неуловимой, не настолько уж и мрачное. Там, кстати, говорилось, что он мог быть разрушен ещё десять лет назад пришельцем из Верхнего мира. И самое забавное, пришелец тогда действительно был (а теперь - буквально - сплыл), но вот с остальным как-то оказалось мимо. А как бы могло всё удачно сложиться! Один за другим проснулись бы все дворы - причём им пришлось бы или резко умерять аппетиты, или каждое новое пробуждение наносило бы чувствительный удар по экономике Пещеры. К моменту появления Элли и Фреда все бы бодрствовали, и их вопрос мог бы решаться Большим Советом. Не пришлось бы торопиться напоить их уходящей водой, толком ни о чём не расспросив, а значит, стало бы известно то, чего ещё не знал Руф Билан - о возвращении правительницы из династии н'Араньи. Несомненно, Совет отправил бы ребят наверх и скорее всего с делегацией к Озме - убедиться, что на них не сердятся и не станут начинать войну. И её щедрые предложения Совет наверняка бы принял консенсусом всех королей... Но что толку в пустых мечтах - Летописцу ли не знать, что история не имеет сослагательного наклонения!

- А скажите, - вмешался Страшила, - ведь кроме вас двоих ни завещание Бофаро, ни весь свод законов никому не известны, правда? Простолюдинам оно не доступно, а все вельможи обнуляются через месяц. Вы вслед за вашими предшественниками контролировали друг друга, чтобы никто не внёс изменений - но почему бы вам теперь не договориться?

Ружеро не особенно удивлялся уверенной осведомлённости соломенного мудреца о вещах, известных лишь им двоим - этим их уже успел ошеломить Руггедо, втянув в эту дурацкую историю.

- Простите, ваше превосходительство, вы действительно предлагаете нам нарушить закон и пойти на подлог?

- Мы предлагаем вам, - пришла на помощь Страшиле Озма, - найти приемлемый для всех выход из тупика, в котором вы находитесь не по своей воле. Чтобы ваша страна вздохнула свободно. С нашей стороны нет никаких препятствий: я, потомок Нараньи, могу отменить его проклятие, потому что империи Балланагар, именем которой это было запрещено, больше не существует. Остановка только за вами. Чем вас не устраивает предложение Страшилы? Вы связаны клятвой?

Эх, если бы можно было ответить "да" и закрыть тему! Но от её прозрачного взгляда ложь не скроется...

- Мы просто ещё не готовы к такому шагу, ваше высочество. На словах оно всё красиво - но кто знает, какие необратимые последствия может повлечь такое поспешное решение. Надо прежде хорошенько всё обдумать.

- Разумно, - устало молвила Озма. - По крайней мере, вы уже не прочь обдумывать. Тогда вернёмся к вопросу об Астерро и Люции.

Она почти не сомневалась, что после этих слов у обоих снова затрясутся руки. Так и произошло.

- Мы ведь уже поклялись вашему высочеству! - воскликнул Ружеро несколько раздражённо. - Их жизни и свободе ничто не угрожает. Я ещё до нашей встречи лично дал стражникам распоряжение по прилёту поместить их хотя и под замком, но с комфортом и всяким почтением, ожидая нашего возвращения. Что вас смущает?

- Вот ваши действия после возвращения и смущают. Вы ведь не дословно повторили предложенную мною клятву - и даже сейчас снова опустили слово "здоровью"...

- Здоровью их тоже ничто не угрожает, - заверил Ружеро. - С одной лишь оговоркой...

- Усыпительная вода? - напрямик спросила Озма, глядя ему в глаза. У Хранителя времени хватило силы не сразу их отвести.

- Да. Но поймите: Люция - фрейлина, это её жизнь... Полгода сна, месяц при дворе, - он, конечно, умолчал, что собирается усыпить девочку, как и в первый раз, лишь на несколько дней, чтобы перевести затем в проснувшийся синий двор. С Бубалой повторение истории будет грозить всякий раз, а для внимания долговязого короля Эльяны она всё-таки чересчур юна. - Источник должен наполниться в ближайшие дни...

- Допустим, - нехотя согласилась принцесса. - А что насчёт Астерро?

Оба собеседника опустили глаза.

- И снова мы просим ваше высочество нас понять, - пришёл на помощь Арриго. - Жизнь нашей страны очень завязана на информационной безопасности. Астерро слишком много узнал о Верхнем и Нижнем мирах, чтобы можно было пренебречь возможными опасными последствиями.

- Какими, например?

- Любыми! И позволить ему всё забыть, продолжая спокойно жить и трудиться, будет самой гуманной из превентивных мер.

- Интересно, а какие страшные тайны ему пришлось забыть в прошлый раз? - задумчиво спросила Озма как бы в пустоту. И тут же пожалела об этом. На собеседников стало жалко глядеть. Принцесса не могла позволить себе такую жестокость.

- Я не собираюсь вмешиваться в вашу жизнь и диктовать, как вести себя с вашими подданными, - сказала она уже мягче. - Даже если они стали нашими друзьями. Нам достаточно гарантий, что с ними всё будет хорошо.

- С ними всё будет хорошо, - эхом отозвался Ружеро. - По крайней мере, никаких перемен к худшему. Что же касается дракона Ойххо, - поспешил он вытащить единственный, до сих пор припасаемый козырь, - то считайте его нашим подарком.

- Дракон лишнего не разболтает, - подхватил Арриго, позволив себе улыбнуться кончиками губ. Озма ответила ему тем же. Пусть думают, что это лишь знак благосклонного принятия его шутки - у неё ведь тоже могут быть свои секреты и недомолвки. Бескрылый собрат Ойххо, во всяком случае, за десять лет научился ворочать языком, хотя явно уступает ему интеллектом.

- Мы высоко ценим добрую волю вашего высочества, - заверял Ружеро уже на спине дракона, по дороге в Средний мир, торопясь закрепить разрядку напряжённости и предотвратить возвращение к скользкой теме, - но наш народ слишком долго провёл в изоляции, чтобы так сходу от неё отказаться. Поэтому и вас к Торговым воротам проводим боковыми туннелями. Пещеру вам показать пока не можем.

- Пусть так, - ответила Озма, не уточняя, что уже видела её десять лет назад. - Просто помните, что наверху у вас не враги, а друзья.

- Будем помнить, ваше высочество, - ответил Арриго так серьёзно и многозначительно, что Хранителю времени тут же вспомнились его пророчества в городе марранов. Впрочем, теперь он относился к ним куда менее скептично. Даже счёл нужным поддержать Летописца:

- И если что - вашей помощью не побрезгуем.

- Тогда паролем пусть будет слово "Омаха", - подал вдруг голос Чарли, до сих пор хранивший молчание.

Озма снова проследила за реакцией рудокопов - её по-прежнему не было.

* * *

- Получается, Астерро теперь всё забудет? - насупилась Энни, выслушав это от вернувшейся Озмы.

- И Люция тоже? - подхватил Аврал с такой тоской в голосе, что Энни второй раз в жизни испытала укол ревности. Впрочем, тут же вспомнила о первом и устыдилась.

- Ребята, дорогие, я всё понимаю, - отвечала Озма, опираясь на бивень мастодонта, найденный по дороге из Подземья и прихваченный на память с прицелом сделать новый жезл взамен утерянного. - Но это минимальный компромисс, на который пришлось пойти. Если бы они согласились покинуть Пещеру, разговор был бы совсем другой. А так им приходится следовать её законам.

- У Астерро была мысль подняться к нам на время, чтобы испытать экстракт Тамиза и выяснить своё прошлое, - возразила Энни. - Правда, только до превращения. Потом уже с его памятью творилось что-то неладное - ты и сама видела...

- Да, Ружеро и Арриго фактически признались, хоть и молчаливо, что уже усыпляли его водой.

- Вот видишь!

Озма хитро усмехнулась.

- Ты ведь сама вспомнила про экстракт! Если бы не он, я бы на такой шаг и не пошла. А так у них рано или поздно будет возможность всё вспомнить. Впрочем, мы ещё не знаем наверняка о его действии на пивших воду из того Источника...

- Можно проверить с Арбусто, - напомнила Энни. Но принцесса с сомнением покачала головой:

- Есть ли у нас на это право? Ты говоришь, он помнит сейчас только радостные моменты - как летал на Ойххо...

- Ну да, даже о торговле с Гудвином из-за этого наконец-то вспомнил в подробностях. Но при этом до сих пор не догадывается, что был королём у рудокопов.

- Вот я и не уверена, надо ли ему это вспоминать, - прищурилась Озма. - Узнать, что бестолково провёл жизнь в пирах и развлечениях за счёт живущего в бедности полуголодного народа... Дедушка, скажем начистоту, стоит уже на пороге могилы. Имеем ли мы право его огорчать?

Энни задумалась.

- Сложный вопрос... Но почему бы просто не спросить его об этом? Кому же ещё решать, если не ему самому, правда?

Арбусто по-прежнему не отходил от Ойххо, несмотря на то, что дракон после утомительного перелёта погрузился в глубокий сон, которому не мешал даже непривычно ослепительный свет солнечного дня. Старика было не узнать: вернувшиеся воспоминания сделали его совершенно нормальным человеком. И к вопросу девочек он подошёл со всей серьёзностью.

- Да, - ответил после недолгого раздумья, - я был бы рад вспомнить всё. Какой бы ни была моя жизнь, она была моей. Я имею право её знать.

Впрочем, вопрос оставался теоретическим: экстракта на хуторе всё равно не было, Энни тогда так и не успела заказать его птицам.

Не менее разительные перемены, чем с Арбусто, произошли с Нимми Эми. К Железной Леди вернулся давно забытый жевунский тик, а необыкновенная сила, наоборот, бесследно ушла. Случилось это, судя по всему, в тот самый момент, когда пояс расколдовал Дровосека.

- Я думала, ты погиб - как же ещё можно было это объяснить? Сначала какая-то тяжесть на сердце и боль, словно булавку туда воткнули...

- Это, наверное, когда я превратился в свистульку, - догадался Ник.

- Ага, примерно такое же чувство, как тогда, когда ты попал в туман. Неопределённость, страх - но всё равно оставалась надежда. А потом вот это вот...

Первые сединки её в густых волосах засеребрились, вероятно, чуть позже. Сама Нимми заметила их уже после его прилёта. Как и пару морщин, немыслимых на ещё вчера металлически неподвижном лице.

Она брала его за руку, пыталась обнять - но ощущение живого тела вместо родного холодного металла было непривычным и пугало. Она боялась, что он чувствует эту дрожь и может принять за отвращение. Напрасно боялась - Ник был полностью дезориентирован навалившимися ощущениями и всякого рода телесными немощами. Разобраться в них пока не представлялось возможным, собственное человеческое прошлое за двенадцать лет оказалось напрочь забытым, воспринималось чужим и почти не помогало. Дровосек чувствовал себя подавленно.

Детей его новый облик, конечно, напрягал - это было ожидаемо, но всё равно неприятно и больно. Старшие, Рикки и Тирен, старательно делали вид, что ничего не произошло, но получалось у них не очень искренне. Понятно, что всем требуется время осмыслить и привыкнуть. Переживём и это как-нибудь.

К счастью, времени предаваться бесплодному унынию у Дровосека было не так уж много. Раз уж Ойххо рудокопы отпустили официально, Озма решила, что он в какой-то мере сможет заменить серебряные башмачки, так по-глупому потерянные. Для удобства полётов затеяла устроить на его спине подобие паланкина. Дровосек рубил элементы каркаса, сожалея, что больше не может делать это так быстро, как раньше, сама Озма летала с огромным фуганком, Чарли монтировал, Страшила, весь в стружках, курсировал между ними с мудрыми и не всегда бесполезными советами, Кустис просто носился со стружкой на ветвях, невольно напоминая Авралу о ленточках, развешенных Люцией, и заставляя печально вздыхать. Один лишь Ку Клип трудился осторонь от общей кутерьмы: не выходя из кузницы, ковал дракону огромную оправу для тёмных очков, по образцу тех, которые носил Арбусто, да коптил для них стёкла…

В этой суматохе Озма никак не могла поговорить с Чарли - а предмет для такого разговора был серьёзный. Лишь поздно вечером удалось уединиться.

- Я не знаю, как быть с Энни, - говорила она, рассеянно наблюдая за игрой детворы в "города" - уже в волейбольном стиле, подхваченном и довольно неплохо освоенном за время отсутствия Энни и Аврала, ради чего даже пришлось немного переделать каркасные жевунские мячи. - Магия озовского канона, Стеллы и Гуррикапа осела на ней и почему-то не собирается покидать. Я и обруч поэтому пока не забираю - он ей помогает её контролировать.

- Но, мачты и реи, как же так? Стелла чего-то не учла? - чухал затылок Чарли.

- Угу. Не учла, что Энни станет ещё и Белым рыцарем... Как я понимаю, меч Гуррикапа заморозил в ней эту остаточную магию. И то, что этот шрам на ладони не сходит и до сих пор выглядит свежим, совсем не случайно.

- Плохо дело, клянусь колдунами Куру-Кусу!

- Хуже, чем ты, видимо, думаешь. С одной стороны, как фею, к тому же не обученную, пусть и слабенькую, я не могу отпустить её в Большой мир. Это очень опасно. Для всех. С другой - как Белый рыцарь, страж Волшебной страны, она необходима здесь. Понимаешь? А главное - я же клятвенно обещала Анне её вернуть! Пусть это было в Большом мире, где не действуют законы, не дающие нарушить клятвы - но от совести куда денешься...

- И что же теперь делать?

- Понятия не имею. Будем, конечно, решать со Стеллой и Виллиной, может быть, найдётся какое-то приемлемое решение...

- А ей самой уже говорила? - перебил её Чарли.

- Нет, решила сначала тебе. Ты же взрослый, ты за неё отвечаешь...

Чарли иронично покачал головой:

- А мне кажется, она достаточно проявила себя за эти дни как самостоятельная и ответственная личность. Будем искать выход вместе, но лучше неё в полученных ею способности всё равно никто не ориентируется.

- Снова я танцую по граблям! - неожиданно рассмеялась Озма. - За Арбусто решаю с Энни, за Энни - с тобой...

Поговорить с Энни решила с утра. Но, как это случается с ней постоянно, утро принесло новые заботы.

Сама Кагги-Карр, взволнованная и взъерошенная, прилетела на хутор с тревожными новостями от птичьего телеграфа. Вооружённые дубинками марраны под предводительством князя Торма, старейшин и назначенных Бастиндой стражников, вышли из долины, направляясь через Заречный лес к Большой реке. Судя по разговорам - в поход на Фиолетовую страну. Смелый Лев, задержавшийся в лесу после недавних беспорядков, принял решение их не пускать. Тут же объявились недовольные со старой песней: мы не вмешиваемся в разборки людей, мы сохраняем нейтралитет. После катастрофы с туманом прошло уже достаточно времени, чтобы они осмелели, подняли головы (что характерно, с листьями рафалоо на мордах) и находили себе слушателей (которым, как ни странно, маски тоже не жали этот самый нейтралитет).

- Вот это поворот! - возмущалась Озма. - С Арахной справились, с Руггедо справились, а радости никакой, так ещё и отрубленные щупальца расползаются непонятно куда и зачем. Так нечестно, мироздание!

Башенка на спину дракона была уже почти закончена. Отоспавшийся Ойххо отнёсся к ней вполне благодушно, а очки и вовсе воспринял с радостью. Вид в очках у него, признаться, был комичный, но Озму это вполне устраивало: никого пугать действительно жутковатой с непривычки физиономией подземного ящера она как-то не собиралась.

В общем, запланированное возвращение в Изумрудный город на драконе не откладывалось, но маршрут становился кружным и, по всей вероятности, горячим.

Старик Арбусто настойчиво уговаривал Озму взять его с собой и вообще приставить к Ойххо вожатым. Не то, чтобы дракон в этом сильно нуждался или Кустис не справлялся с общением, но принцесса, конечно, не могла ему отказать и разлучить с единственным другом, оборвать единственную ниточку, связывающую с туманным прошлым.

А вот Ника и Нимми ей пришлось упрашивать самой.

- Да какая от нас теперь польза в баталиях? - грустно качал головой Дровосек. Озме очень не нравилось это его настроение. Совершенно неожиданно сбылась её тайная мечта, вернее, неосуществимая фантазия - снова превратить Ника в человека из плоти и крови, загладив тем свою вину перед этой славной парой, десять лет стоящую между ними. Но что-то ни ему, ни Нимми Эми это пока что не доставляло особенной радости. В том числе и поэтому она просто не могла их сейчас оставить.

- Ну и что? Разве дело только в этом? - убеждала она их. - Вы когда последний раз были у меня в Изумрудном городе? А собраться с Чарли и Энни всей компанией, включая Льва, разве не хотелось бы?

Аргумент звучал весомо.

- Да, неплохо было бы, - переглядывались Ник и Нимми, - но...

- Никаких "но!" - неожиданно пришёл на помощь Озме кузнец Ку Клип, угрюмо глядя исподлобья. - Летите, конечно! Или сомневаетесь, что я управлюсь с вашим хозяйством эти несколько дней?

- Нисколько не сомневаемся, - заверяли те в один голос. - Просто ты уже месяц из-за нас дома не был.

Кузнец недоумённо пожимал широкими плечами:

- А какая мне разница? Была бы работа!

В паланкине, приятно пахнущем свежими досками, вся большая компания разместилась на удивление комфортно. Ещё и Льву места хватит. Приходилось торопиться: птичья эстафета доносила всё новые вести и всё менее утешительные. Встречать марранов отправилось немалое войско вооружённых мигунов. Сначала собирались растянуться заставами вдоль Большой реки, но услышав от птиц об отпоре, который собираются дать марранам звери Заречного леса, затеяли совещание - не должны ли переправиться на тот берег и поддержать их? События, как обычно в Волшебной стране, разворачивались слишком быстро, а время, когда Озма с помощью серебряных туфелек могла оперативно перенестись в любую "горячую точку", прошло - может быть, навсегда. Конечно, волшебные вещи имеют обыкновение со временем находить своих хозяев - но если на дне подземного моря пласт воды Забвения, и не в той слабой концентрации, как в сизом тумане или Священном Источнике рудокопов, а почти что сам Хаос в жидкой форме... Да башмачки там просто утратят всякую силу!

Для дракона воздушное пространство над лесом Воюющих деревьев тоже было закрыто. Приходилось лететь на север, к Большой реке. Вглядываясь в кромку Запретного леса, который они с Авралом пересекли так быстро и мало что успели рассмотреть, Энни думала, сколько ещё загадок таит Волшебная страна, и сколько в ней ещё не известных ей мест. Да хотя бы Жёлтую страну взять...

Вскоре, впрочем, её надолго заняли совсем другие мысли. Озма и дядя наконец-то поведали ей суть возникшей проблемы, и девочка, машинально поглаживая дремлющую у неё на коленях Кагги, погрузилась в глубокое раздумье. Не вертясь непрестанно, не глядя по сторонам, свесившись через борта кабинки, она выглядела совсем непривычно, а для Аврала её сходство с более спокойной и серьёзной Люцией стало ещё очевидней. В голову мальчишке время от времени закрадывалась предательская мысль "а было бы здорово, если бы Энни осталась в Волшебной стране", однако он решительно её отгонял. Пусть Белым рыцарем ему не суждено было стать, но собственным-то мыслям в состоянии дать отпор! Слишком уж понятно было по лицу девочки, что саму её такая перспектива не очень воодушевляет.

Через несколько часов блеснуло и распахнулось полотно Большой реки. Пологий левый берег вдали, вблизи скалистый правый, по уступам которого хмурыми сторожами сползают дремлющие деревья запретного Леса. Неутомимый Ойххо летел прямо над руслом.

Стрижи и ласточки время от времени ныряли под крышу с новостями. После бурных споров мигуны так и не пришли к единому решению, но большинство всё же решило отправиться в лес. Начали готовить переправу на двух плотах. Из самого леса новости пока запаздывали.

Озма просила Арбусто поторопить дракона, Ойххо ускорялся ещё до его понукания. С одной стороны, она пока что понятия не имела, что предпримет, с другой, долгий полёт до сих пор не натолкнул ни на какие мысли. Не только её, но и никого из спутников, включая Страшилу, постоянно балансировавшего всю дорогу между режимами "живая подушка с иголками" и "неподвижный куль соломы".

Поэтому остаток времени решила потратить на расстановку точек с Ником и Нимми. Может быть, больше пользы будет. Вот уже третьи сутки они не могут привыкнуть к произошедшим переменам и, похоже, тяготятся ими. Не такую реакцию она себе представляла. Даже к утрате серебряных туфелек отнеслась почти спокойно, считая это платой за превращение Дровосека, которую она готова была отдать. А похоже, стало только хуже.

Энни, а затем и Чарли подали ей отличную идею. Не сказать, что она блистала неожиданностью и новизной, но Озма со своей деликатностью поступала так очень редко. Взять и просто спросить напрямик. Что она сейчас и сделала.

- Просто надо больше времени, чтобы к этому привыкнуть, - говорил в ответ Дровосек, глядя на Нимми, скорее ей, чем Озме, которой, впрочем, был безмерно благодарен за повод это всё проговорить. - Случись это десять лет назад, я был бы вне себя от счастья. А нынче моё человеческое прошлое стало далёким и хорошо забытым. Может быть, это интересно - вспоминать старые ощущения и открывать новые. Хотя мне и это было доступно благодаря Нимми, радовало долгое время новизной, пока не приелось. Став железным, я впервые понял, что чувства и ощущения - не одно и тоже. Чтобы уметь сострадать, необязательно испытывать физические страдания. Поэтому я не чувствовал себя ущербным. А сейчас не то чтобы чувствую, просто... Слишком многое предстоит менять и перестраивать, причём прямо на ходу. Начиная с самого себя, хотя годы уже не юные. Но это ладно. Хуже, что и в семье, и в государственной службе всё было отлажено под моё прежнее состояние и успешно функционировало...

- Бояться перемен - тоже неправильно, - возразила Нимми, впервые за долгое время полёта нежно приобняв Ника и положив голову ему на плечо. - В конце концов, теперь мы будем вместе стареть - а это, кажется, единственное, что нас до сих пор разделяло. Да и мало ли всяких трудностей и испытаний нам пришлось пережить вместе за эти годы, чтобы отступать перед новыми?

- Нет, ребята, как-то это неправильно, - протянула Озма убитым голосом. - Я не думала, что стать нормальной человеческой парой окажется для вас в разряде "трудностей и испытаний". Сейчас вторично чувствую себя смертельно виноватой перед вами, хотя всего лишь загладила - причём почти неосознанно, правда! - прежнюю свою непростительную вину. Поистине - куда ни кинь...

- О какой прежней вине ты говоришь? - удивлённо вскинул брови Ник.

- Ну как же! Можно подумать, вы не понимаете, через кого Ниммина тётка тогда договаривалась с Гингемой...

- И что с того?! - воскликнула Нимми. - Ты ведь даже уже не Урфин! И мы, помнится, обговаривали это в первые же минуты после твоего превращения.

- Ну, обговаривали, - буркнула Озма сердито. - А я всё равно себя простить не могу...

- И ты, несчастное дитя, десять лет носила это в себе вместо того, чтобы просто вот так вот сесть и поговорить?

- А думаешь, почему мы все эти годы так редко виделись? Почему я вас упорно избегала?

- Но в самом деле, почему? Я не понимаю, - прошептал Дровосек.

- Боялась убедиться, что вы меня осуждаете и не простили, - с трудом выдавила из себя Озма.

Нимми Эми продолжала глядеть на неё изумлённо распахнутыми глазами, словно на какую-то впервые увиденную диковинку.

- Озма, - сказала она наконец после долгой паузы, - ты могущественная фея и мудрая правительница. Мы с Ником тобой просто восхищаемся. Но знаешь, порой ты бываешь такой дурой, что тебя хочется просто стукнуть. Чтобы мозги на место встали.

- Да я бы с радостью, - вздохнула девочка. - Только ведь не поможет.

- Кто сказал "мозги"? - оживился Страшила.

    (Продолжение ниже)


--Меня здесь нет-- Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1137
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Замечания: За обсуждение действий администрации и переход на личности
Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104::ms106::ms78::ms79::ms108:
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.12.20 09:28. Заголовок: (Продолжение) Лента..


    (Продолжение)


Лента Большой реки становилась всё шире, берега расступались, тая в далёкой дымке. Остроконечным мысом рассёк её плавное течение большой, но пустынный остров.

- Поворачиваем, - сказала Озма Арбусто.

Заречный лес под крылом дракона выглядел сурово и спокойно. Но вскоре стало ясно, что спокойствие это обманчиво. Мигуны под предводительством Лестара-младшего уже давно переправились через реку и продвинулись глубоко в лес. Непримиримые соперники, недавно готовые смести друг друга на площади перед Фиолетовым дворцом, были сейчас в одном строю. Перед лицом общего безжалостного врага, готового вторгнуться в Фиолетовую страну, разногласия временно отступали на задний план. Хотя, разумеется, не испарились - и Аргут, оказавшись рука об руку с оппонировавшим ему на площади фермером, уже возобновил с ним старый спор - со стороны могло показаться, бесконечный и бесплодный, да только его участники незаметно даже для себя самих всё лучше понимали друг друга.

Подобные страсти кипели и в зверином царстве. Многие из тех, чьё негативное отношение к Озме и Смелому Льву не изменил и спасительный экстракт Тамиза (а таковые были даже среди побывавших в сизом тумане!), тем не менее, готовились дать отпор марранам. Кто-то боялся, что иначе они останутся не только без экстракта, но и без масок, полностью беззащитными перед туманом. Кто-то просто не мог допустить, чтобы человеческое войско без спроса шастало через их лес. А некоторые пламенные и крикливые сторонники Озмы, как среди зверей, так и среди оставшихся на том берегу мигунов, напротив, отнюдь не горели желанием биться, хотя были не против, чтобы это делали другие. Что ж, бывает и такое.

И как ни спешил Ойххо, столкновение уже произошло. Первые замесы, первая кровь. Раненые по обе стороны фронта (ещё без мигунов, присоединившихся к битве буквально в эти минуты) лишь распаляли азарт. Особенно это касалось зверей, у которых хищнический инстинкт быстро подавлял рассудок - так же, как Тотошке при виде мышей. Пресечь масштабное кровопролитие становилось всё проблематичней.

Озма, растерянно слушая доклад запыхавшегося стрижика, в то время как поле боя уже открывалось их глазам, не могла найти решение. На помощь пришли друзья.

- И марраны, и звери боятся того же, чего боюсь и я, - задумчиво и по обыкновению витиевато начал Страшила, а Гуамоко распахнул большие жёлтые глаза и бросил одно лишь слово:

- Огонь!

- Ах вы, два мудреца, - засмеялась Озма. - Да!..

Филин и Кагги-Карр вместе со Стрижиком полетели вдоль мигунских рядов, озвучивая приказ принцессы. Гирлянда вспыхивающих факелов быстро побежала к обоим флангам.

В глазах марранов загорелся ужас. Противники несли священный огненный цветок, подвластный лишь Великой волшебнице, князю и старейшинам. Атаковать их теперь было решительно невозможно. Воинственные коротышки с пращами и дубинами начали отступать.

Попятились и звери, заворожено глядя на огонь и оставляя всякую мысль о преследовании. Но в азарт теперь вошли сами мигуны. Память предков, воинственный феомский дух, четыреста лет подавлявшиеся Бастиндой, оживали в них. Они гнались за бегущими марранами, обнажив оружие, и не было сомнения, что догнав, применят его по назначению.

И лишь низко летящий над верхушками деревьев вдоль линии фронта гигантский ящер принудил их несколько сбавить темп, задрав головы. А вслед за этим с высоты вдруг донёсся старческий, но властный голос - неожиданно не только для остальных седоков дракона, но и для самого его обладателя:

- Магия Балланагарской короны! Всем бросить оружие!

Мигуны испуганно почувствовали, как мечи и пики сами вырываются из их рук и со звоном падают на землю. А растерянный Арбусто на спине дракона озирался по сторонам, не в состоянии понять, что и как сорвалось сейчас с его языка.

Озма единственная почти не удивилась. О сакральной силе Балланагарской монархии ей было известно, хотя наблюдать в действии по понятным причинам пришлось впервые. Всё-таки Руггедо неспроста так настойчиво убеждал её короноваться.

Только ей это по-прежнему не нужно. Она привыкла действовать убеждением, а не силой или страхом. Чем сейчас и займётся.

Первый раз, что ли, стоять между двух огней? И уж точно не последний.

- Ну, - с ехидцей спросила она, как только Ойххо приземлился, заняв половину поляны, - и где же князь Торм, заваривший эту кашу?

Марраны, переглядываясь и перешёптываясь, выталкивали из-за спин стражников, те - старейшин, старейшины - Торма, пытающегося спрятаться за спину княгини Юмы.

- Так что же случилось, ваша милость? Во время нашего прошлого разговора вы заявляли мне, что ни в ком не нуждаетесь, ваша долина - ваш мир и граница ваших интересов. Что же изменилось с тех пор?

Князь Торм озирался в поисках поддержки, но все молчали, потупив взоры.

- Великая волшебница, - выдавил он, наконец. - Она говорила, что будет нашей собственной волшебницей и научит нас хорошо жить. А потом начала готовить к какому-то походу или исходу...

- Походу на Фиолетовую страну? - возмутился кто-то из мигунов.

- Не-не-не! Наоборот, Фиолетовая страна должна была нас вооружить. А поход - в Подземье, на нашу историческую родину...

- Так значит, вы просто заблудились? - продолжала беззлобно издеваться Озма. - И куда же делась Великая волшебница Баст, извините за выражение, рахна?

- Улетела на север. Вместе с орлом и филином.

- С этим филином, что ли? - принцесса указала через плечо на Гуамоколатокинта, усевшегося на крышу паланкина. - А вы, значит, отправились её искать?

- Не совсем. Птицы рассказали, что в Фиолетовой стране к власти пришла какая-то Кровавая Хунта, и мигуны нам больше не союзники. Ну мы и пошли их освобождать. Чтобы они снова стали нам союзниками и научили нас хорошо жить. Раз уж волшебница пропала. Она же говорила, что мы с ними один народ, на одну букву начинаемся...

- Так, - нахмурилась Озма, - что за птицы и чьи это сплетни они разносят?

Теперь уже звери выталкивали на поляну поджавшего куцый хвост Сервала.

- А что сразу я? - перешёл он сходу в контрнападение. - Там и без меня было кому. Всем известно, что я всегда был против вмешательства в человеческие дела и разборки.

- Да ну? - рычали звери со всех сторон. - А как же Войско Ориона?

- Вы не понимаете, это другое, - огрызался Сервал. - Наша родина - Орион! А то, что приложил отпечаток лапы под Политической доктриной Фаданоры, так это абсолютно ничего не значит. Чисто ситуативное сотрудничество, в котором я давно раскаялся.

- В общем, мне всё ясно, - подытожила Озма. - Нашим дорогим марранам действительно стало тесно в долине, и они решили познакомиться с северными соседями. Но, друзья, это совсем не обязательно было делать с дубинками! Что касается пропаганды, разносимой неустановленными птицами, то кому-то в вашем лесу, похоже, не нравится, что здесь наконец-то установился порядок, и он решил спровоцировать марранов.

- Кому-то пятнистому, с чёрными ушами, - злобно сверкнула зелёными глазами пума, чьи бока успели отведать марранской дубинки.

- Это вы уж сами выясняйте. Только впредь без кровопролития, пожалуйста. Я сейчас улетаю в Изумрудный город и даже Льва забираю с собой - чтобы никто потом не рассказывал, что я опять кому-то что-то навязываю. Но вам всем собравшимся стоит хорошенько пообщаться друг с другом, - у Озмы вдруг мелькнула шкодливая мысль. - А чтобы вам не скучно было общаться...

Она метнулась в паланкин. Закатившийся под сидение мяч обнаружила ещё на первом часу полёта, а теперь решила, что это провиденциально.

- Энни, пасуй! - крикнула она, деля первую в жизни волейбольную подачу. И почти удачно. Отбитый Энни крученый мяч взлетел высоко над толпой марранов, у которых предсказуемо загорелись глаза: такая игра была им по нраву. Кто-то из стражи взлетел высоко в прыжке, ударяя по мячу сверху и направляя в сторону той самой обиженной на марранов пумы, у которой, несмотря на боль в рёбрах, взыграл кошачий инстинкт, и под ударом сильной лапы мяч полетел к мигунам...

- Сетку надо бы, - вздохнула Энни. - И правила объяснить.

- Ничего, сами разберутся, - махнула рукой Озма. - Если хотят выяснять отношения, пусть лучше делают это с мячом, чем с мечами. Только, - она щёлкнула пальцами, - небольшое заклятие на мяч, чтобы не сразу развалился с такими суровыми игроками...

Прежде, чем Лев забрался в паланкин, Озма сняла с его шеи пузырёк с экстрактом. Конечно, он был уже не нужен, как и маски из листьев рафалоо, но попробуй заявить это зверям, тем более, сейчас - половина, как водится, не поверит, и будет новый повод перессориться. Передать его решила обалдевшему от такого жеста Сервалу. Озма славилась своими нестандартными решениями, которые почти всегда успешно срабатывали. Но прежде, разумеется, протянула пузырёк Арбусто:

- Вы точно хотите вспомнить всё? - спросила с сомнением в хрустальном взгляде. - Не передумали?

Старик решительным движением поднёс пузырёк к носу. От накативших воспоминаний всё поплыло перед глазами и закружилось каруселью. Так что место драконовожатого пришлось передать Кустису.

- Я и в самом деле прожил какую-то бестолковую жизнь, - вздохнул после долгого молчания уже в полёте. - Но тем ценнее то, что испытываю сейчас, на склоне дней...

Тотошка зарылся в густую гриву Льва, а тот, валяясь кверху лапами, блаженно мурлыкал, как большой жёлтый котёнок. Вообще-то львы не мурлычут даже в Волшебной стране, но наш был исключением. Две вещи омрачали ему радость встречи со старыми друзьями: загадочная судьба Элли и то, что Львица скорее всего так и не встретится с Чарли и не увидит сестрёнку своей любимицы, столь удивительно на неё похожую.

Зато Озма в последнем совсем не была уверена. И теперь, когда война трёх народов успешно предотвращена, этот вопрос стал самым неотложным.

- Энни, - начала она осторожно, - я сейчас скажу то, чего никто никогда не предлагал твоей сестре, да и мне сейчас произносить неловко. И всё-таки - что если тебе придётся остаться в Волшебной стране? Поселишься со мной во дворце, будешь учиться волшебству и ратному делу. Родители будут знать, что ты жива и у тебя всё хорошо, а когда научишься контролировать свою магическую силу, сможешь их ненадолго навещать. В конце концов, прости за откровенность, но Канзас - скучная и серая пыльная степь. И ждут ли тебя в Большом мире перспективы, подобные тому, чтобы быть феей и Белым рыцарем Волшебной страны?

Все напряжённо ждали ответа, а Аврал натянул берет на уши, чтобы не было видно, как они краснеют.

- Нет, Озма, - вздохнула девочка, - этот вариант я даже не хочу обсуждать. По крайней мере, пока мы не будем точно знать, что он единственный. А вот скажи: то заклинание Гуррикапа из гномских летописей, о котором ты в Подземье упоминала, - оно могло бы сделать так, чтобы я больше не была феей и Белым рыцарем?

Озма задумалась:

- Ну, теоретически, если оно действительно способно отменять любое волшебство, тогда да.

- А оно могло быть записано в его книге? - продолжала Энни, глазёнки которой всё сильнее разгорались надеждой. Озма начала понимать, к чему она клонит:

- Если оно действительно существовало, то весьма вероятно. Я даже не исключаю, что Бастрахна так стремилась добыть эту книгу именно ради него. Но ведь вы её так и не нашли...

- Потому что Цветка убедила нас этого не делать. Но может быть, теперь уже можно?

- Тогда, - ответила Озма, признавая, что девочка говорит вполне толковые вещи, - есть смысл дождаться Многоцветку для объяснений. Она появляется всегда неожиданно и всегда вовремя.

Энни упрямо наморщила нос.

- Ждать, конечно, можно, только ведь не обязательно сложа руки! Можем наведаться для начала в замок Гуррикапа - вдруг там отыщутся какие-то подсказки?

- Бастрахна была уверена, что книга там, - заметил филин. - И да, она несколько раз упоминала о каком-то Главном Заклинании...

- Вот видишь! - обрадовалась Энни. - А когда мы на Ойххо летели мимо его долины, у меня блеснул рубин и разболелся шрам от Меча. То и другое впервые после Подземного леса, между прочим. А так, чтобы одновременно - и вовсе, кажется, впервые. Думаешь, это не знак?

Она вдруг осеклась на полуслове. В серых глазах вспыхнула безумная догадка, быстро сменяясь страхом того, что она может оказаться ошибочной.

- Озмочка, - прошептала еле слышно. - А может быть, и не придётся никого ждать и никуда лететь. Кажется, я знаю, где Книга...

--Меня здесь нет-- Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1138
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Замечания: За обсуждение действий администрации и переход на личности
Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104::ms106::ms78::ms79::ms108:
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.12.20 10:28. Заголовок: Неправильная сказка?..


Неправильная сказка?

Приходилось отдать Урфину должное - склепал он его крепко. При падении с высоты, смягчённом зарослями кустарника, Эот Линг не развалился на части. Левая рука, правда, повисла плетью, наполовину вывалившись из плечевого сустава, но ему уже было не до таких мелочей. Как безумный, носился он по лесу в поисках пояса, снова и снова прочёсывал местность, теряя от ужаса и отчаяния последний рассудок.

За этим занятием его и застали гномы во главе со стюардом Калико.

Руггедо не сразу поверил своим глазам, когда ему начали оказывать прежние почести. Страх сковал его, деревянная голова втянулась в дрожащие плечи. Ему казалось, что над ним издеваются, усыпляют бдительность и входят в доверие, чтобы потом жестоко насмеяться и изгнать с позором. Кто он без пояса?

Но постепенно помрачённое сознание начало проясняться. Руггедо понял, что не всё потеряно. Выстроенная им империя чёрных гномов по-прежнему цела и считает его своим повелителем. Разве он за эти годы не достаточно отладил её, чтобы она продолжала функционировать на страхе и авторитете, даже без магии пояса? На худой конец, есть ведь ещё волшебная книга Арахны. Хотя и известно всем, что без собственного магического дара любые заклинания бесполезны, но почему бы не попробовать. А вдруг постоянное ношение пояса что-то ему передало?

В любом случае, хоронить себя пока рано. А пояс он обязательно вернёт. И отомстит всем обидчикам.

- А как ты здесь оказался? - спросил он Калико, поднимаясь по высохшему руслу вглубь скалы. Челюсть всё ещё щёлкала предательски от страха, и Руггедо совсем не хотелось, чтобы это заметили.

- По приказу Вашего величества гномы разбирали завалы в старой шахте, устроенные диверсантами из Волшебной страны. Освободить доступ к подъёму в Средний мир...

- Я п-п-помню свои приказы, - надменно перебил его Руггедо.

- Да, конечно, - поклонился стюард. - Ваше величество, несомненно, помнит также о находящемся неподалёку пещерном озере. Рабочие брали оттуда воду и обнаружили выброшенное на берег тело.

- Труп?

- Мы тоже так сначала думали. Но он выглядит скорее как наглотавшийся воды Забвения. Поэтому я велел приставить к нему охрану...

- Рудокоп?

- Судя по одежде, да.

- Но их Источник должен наполниться только на днях. Неужели он попал в водоносный слой на пути воды Забвения именно тогда, когда гнало её пласт?

- Всяко бывает. Тогда ему дважды повезло - заснул прежде, чем захлебнулся...

- И даже трижды - вы нашли его раньше, чем пещерные медведи... Поглядим, что это за везунчик.

Гномы, копошившиеся в пещере вокруг лежащего на берегу тела, почтительно расступились.

- Да, я знаю его, - медленно сказал Руггедо, не отрывая взгляда. Руфа Билана он действительно хорошо помнил - давным-давно провёл некоторое время у него дома, слушая из-за печки его рассказы Летописцу Арриго. Судя по всему, он и есть тот "третий беглец", о котором они говорили. И может быть даже, искали в первую очередь именно его.

- Перенесите его в более безопасное место и усильте охрану, - велел он гномам. - Сколько он проспит?

- Трудно сказать, - вздохнул Калико. - Одно понятно, что очень долго. Может быть, года три, а может, и десять...

- Это плохо. Он многое знает и может нам быть полезен.

- Позволю себе усомниться в этом, Ваше величество, - робко возразил менеджер. - Это же вода Забвения...

Руггедо смерил его презрительным взглядом:

- В Волшебной стране изобрели средство, восстанавливающее после неё память. Разбудить оно, кажется, не способно, но всё равно нам не помешало бы им разжиться.

* * *

Звон зелёных трамвайчиков снова весело разносился по узким извилистым улочкам Изумрудного города. Когда Озма пропала в Подземье, а ребята бросились ей на помощь, мучимая совестью Стелла переступила через свои принципы и восстановила систему. Насосную станцию, разумеется, тоже. Вода побежала не только в дома Изумрудного города круглосуточно, но и в Фиолетовую страну по каналу, вдоль которого снова начинали зеленеть наименее пострадавшие от засухи деревья. Пауку, трудившемуся эти дни на станции, благодарный Изумгорсовет назначил неделю отдыха, разместив в опустевшем за ненадобностью реабилитационном центре для жертв тумана. Сейчас компанию ему там составил Ойххо. Ящеры поначалу восприняли друг друга настороженно: в Подземье ареалы их обитания совершенно не пересекались - дракопауки ползали по глубоким и тёмным норам, крылатые драконы искали простор для полёта. Но каждый довольно быстро признал в другом земляка и родню, наладив эмоциональный контакт. А вот у Арбусто Паук положительных эмоций не вызвал.

Упрямая Энни так и не поделилась по дороге осенившей её догадкой. Заявила, что расскажет всё во дворце, в тронном зале. И не поймёшь, то ли оттягивает возможное разочарование, то ли наоборот, так уверена в своей правоте, словно книга Гуррикапа уже у неё в кармане.

Но прежде зашли в библиотеку за другой книгой - оставленным там на хранение перед отправлением в Лисоград задачником Энни. К её и всеобщему удивлению Флита, лукаво улыбаясь, вынесла вместе с ним книжечку в кожаном переплёте с золотым тиснением. Оказывается, гномы решили скопировать его для библиотеки - и так увлеклись попутным решением задач, что начали составлять свои, на тему древней и новейшей истории Волшебной страны. С этого дополнительного задачника в свою очередь сняли копию в подарок Энни. Девочка листала его и хохотала до слёз. И да, задачки при всём при том на удивление легко решались, даже в уме.

Наконец вся большая компания вместе с увязавшимся за ними из библиотеки Кастальо собралась в тронном зале, где их встречали Рамина и феникс Гудвин. Мышиная королева покорно и, кажется, с облегчением уступила Озме её законное место, а гордый феникс с вершины иллюзорно-изумрудной пирамиды взирал на неё, как обычно, высокомерно и оценивающе, будто раздумывал, стоит ли ещё пускать на трон.

Озма, впрочем, на трон и не торопилась. Вместе со всеми она выжидающе и с растущим любопытством глядела на Энни.

Та неожиданно растерялась от торжественности обстановки. Вроде бы все друзья, а ощущение, словно в классе у доски стоишь. Ну да, там тоже в основном друзья, но ошибиться стыдно даже перед ними. И слова сами собой начинают выстраиваться официально и по-взрослому.

А с другой стороны - что тут объяснять? Всё ведь так просто и очевидно. Просто удивительно, как сама она раньше не догадалась.

- Ну вот, - начала она, как обычно начинают отвечать урок обыкновенные американские школьницы. - Мне долго не давала покоя мысль: почему Бастрахну в поисках Книги перенесло именно на то место, где были мы с Авралом? И именно в то время, когда мы там были. Очень странное совпадение. Потом в Подземье, когда мы переживали, что удаляемся от заколдованного Дровосека, не зная, что он всё это время был с нами... Не это ли имела в виду Многоцветка? И самое главное: когда я по ящику Стеллы смотрела за вами в Фиолетовом дворце, Страшила предположил, что тайник Пастория мог устроить не только в серебряном свистке, но и в других Регалиях...

Ей казалось, что всем уже всё должно стать понятно, но на неё по-прежнему глядели вопросительно и недоумённо. Даже любитель парадоксов Страшила, сам же и натолкнувший её на эту мысль. Одна лишь Озма испытывала ощущение дежавю. Вот так же на этом самом месте Урфин Джюс десять лет назад сыпал фактами, из которых, по его мнению, всем должно быть совершенно очевидно, куда Гингема и Бастинда упрятали малышку Озму. И точно так же его долго не могли понять...

- Хорошо, - вздохнула Энни. - Как говорит мисс Браун, последний наводящий вопрос.

Она подняла левую руку с серебряным колечком, блеснувшим алой рубиновой звёздочкой:

- Откуда на обруче, который сделал Пастория, магия Гуррикапа?

До Озмы наконец-то дошло. Хозяйка Регалий как-никак. Энни обрадовалась пониманию, заискрившемуся в её взгляде.

- Если, по пророчеству Виллины, Книгу может добыть только Белый рыцарь, - объясняла она уже одной Озме, - и если это действительно я...

Она медленно свела руки. Рубин на левой засветился, ожог на правой заныл. Снова. Как всякий раз, когда она тайком проделывала это по пути после поразившей её внезапной догадки.

Нет, это никак не могло быть случайным совпадением...

- Озма, ты готова? Может быть, конечно, ничего не получится... но нет, не может!

Энни прикоснулась к рубиновой звездочке пятном от ожога. Нет, она не стала невидимой, как обычно. Вместо этого прикрывавшая центр звёздочки решётка Oz откинулась, как на пружине, и с грани красного камня соскочила крошечная книжечка, которую Озма еле успела поймать на ладонь. Не дожидаясь, в отличие от знаменитой книги Виллины, чтобы на неё подули, она тотчас начала расти и превращаться в громадный том - такой тяжелый, что Озма положила его на сидение трона, как на пюпитр. Энни немного испуганно глядела, не продолжит ли он расти, достигая Гуррикаповых размеров. Но волшебные вещи, как известно, подстраиваются габаритами под хозяев - а Озму книга, видимо, хозяйкой признала.

На переплёте было выдавлено лицо бородатого старца - условно, отдельными штрихами, но тем портретное сходство с разрушенным памятником у озера становилось лишь сильнее. Из-за вдавленности контуров каждому, где бы он ни стоял, казалось, что Гуррикап с обложки смотрит прямо на него, повернув голову.

- Значит, её спрятали в Облачной гавани, - сказала Озма. - Сам ли Гуррикап или кто-то после него - не знаю. Но когда та была разрушена, папа принёс книгу назад в Волшебную страну. Потому-то и Многоцветка о ней в курсе.

- И ничего тебе не сказала? - возмутилась Энни.

- Правильно сделала. Всему своё время.

Юная волшебница с трепетом открыла книгу на первой странице. Прямо посреди листа причудливой вязью шла строка на всю его ширину.

Одна-единственная.

- Это То-Самое-Заклинание? - шёпотом спросила Энни, заглядывая Озме через плечо.

- Возможно. Пока не знаю.

Она перевернула страницу, другую, третью. Все развороты сияли девственной чистотой. Ни единой буковки. Озма начала распахивать книгу наугад - та же картина.

- Похоже, всё-таки То-Самое, - ответила она. - Единственная понятная мне причина поместить в книгу всего лишь одно заклинание - то, что оно отменяет действие других. Даже если те просто записаны с ним под одной обложкой.

Принцесса захлопнула книгу, обернулась с горящими глазами к друзьям.

- Ты удивительный человек, Энни, и я уверена, из тебя получилась бы хорошая волшебница. Сейчас ты нам всем ещё раз это засвидетельствовала. Я обязана тебя спросить, не передумала ли ты. И предложить не торопиться с окончательным решением. Хотя оно только за тобой. Вы ведь погостите у нас ещё некоторое время?

Энни молчала, не поднимая глаз.

- А можно всё-таки... не откладывать? - сказала она наконец. - Я всё уже решила.

- Если даже так, - печально молвила Озма, - куда спешить?

- Не люблю тянуть. Меня это всегда тяготит, - ответила Энни, продолжая разглядывать узоры на полу.

Озма понимающе кивнула:

- Тогда вопросов нет. Если волшебный дар начинает тяготить - это действительно плохо. Мне очень жаль, Энни. Но я понимаю твой выбор. И где-то даже радуюсь ему - умом...

Она снова распахнула книгу на первой странице.

- А мне можно тоже... откатить? - робко донёсся из-за спины в воцарившейся тишине голос Ника.

Озма резко обернулась, впившись в него отмороженным взглядом:

- Ты о чём?

- Отмени эту самую гиперкоррекцию, - сказал Дровосек уже твёрже. - Пусть я снова стану железным. Так будет лучше для всех.

Нимми Эми, крепко прижавшись к нему, глядела куда-то в сторону, и ожившая после превращения Ника челюсть двигалась как никогда быстро.

- А ты что скажешь? - спросила её Озма.

- Ну... это его выбор. Я не уверена, что он единственно правильный, но вполне понимаю его. И умом, и сердцем. Видишь ли, дело даже не в том, что придётся заново выстраивать в новых условиях ту гармонию отношений, которая сложилась у нас за десять лет. Это не так уж сложно, уверена...

- Конечно, - живо подхватил Дровосек. - Мы всё преодолеем. Но...

- Вот именно - но, - кивнула Нимми. - Если теперь у нас появилась возможность сделать, как было, и мы от неё откажемся, то получится, что мы эти десять лет просто перечеркнём. Признаем их неполноценность, будто я всё это время просто из жалости возилась с инвалидом, а вот только теперь у нас нормальная жизнь и семья. А это совсем не так!

- Нимми хорошо всё объяснила. Мне нечего добавить, - сказал Ник.

- Ну вы, ребят, даёте! - изумлённо качала Озма головой. - Чарли, а тебе деревяшку, часом, вернуть не надо? Говори, чего уж там...

- Ну уж нет, - ухмыльнулся моряк. - Волшебной стране я, конечно, помогаю бескорыстно, но от подарков и в прошлый раз не отказывался, а от здоровой ноги не откажусь тем более. Если она, конечно, не откажет мне в Большом мире.

- Не откажет, - ласково улыбнулась принцесса. - Про подарки намёк тоже поняла. Будет у тебя новая посудина, не переживай.

- Никаких намёков! - возмутился Чарли, но как-то не очень искренне.

Озма снова повернулась к заклинанию.

- Только, Энни, Ник, имейте в виду, - бросила она через плечо, - в заклинаниях рекурсия не поддерживается. Оно может отменить действие любого другого заклинания, но не своё собственное. Вернее, - добавила она неуверенно, вглядываясь в текст, - его тоже в крайнем случае может, но ценой самоуничтожения. То есть работать после этого уже не будет, утратит силу. Спрашиваю последний раз: вы уверены в своём решении?

- Да! - торопливо и несколько раздражённо выдохнули в один голос Дровосек и Энни.

- %№;@$# $¢%:<@} &+(₴=¥™§ uNDo *@%$‰#^|%!!! - громко и патетически прочитала Озма.

Казалось, ничего не произошло. Просто Энни, бросив взгляд на правую ладонь, больше не увидела на ней шрама. Машинально посмотрела на левую руку и увидела, что решётка рубиновой звёздочки по-прежнему откинута. Подумала, что надо бы её закрыть, но вспомнила выражение лица Гуррикапа на обложке книги и поняла: пока не надо... Нимми продолжала нежно прижиматься к Дровосеку - снова Железному и будто только что из ремонта, без следов обвала в гномской шахте - и её собственное лицо снова было холодной неподвижной маской.

- А я вот всё-таки не понимаю, - нарушил вдруг грустную торжественность момента голос Страшилы. - Почему для одного заклинания понадобилась такая толстая книга?

Озма задумалась.

- Ну, во-первых, форма волшебных книг - это не только интерфейс взаимодействия с волшебником, но и сама архитектура. Проще говоря, любое книжное заклинание работает только записанным в этой конкретной книге. Почему и переписывать их бесполезно, и читать на память. И самое простое и логичное объяснение - для работы столь мощного заклинания требуется книга огромного объёма. Но ты задал хороший вопрос: что-то мне подсказывает теперь, что дело не только в этом.

Она опять начала листать тяжёлые пергаментные страницы, но теперь пристально вглядывалась в их пустоту.

- Дорогая Рамина, что вы думаете об этом?

Фея-мышь неторопливо, с королевским достоинством подошла к трону, поднялась по ступенькам к раскрытой книге, принюхалась на задних лапках. На мышиной мордочке отразилось невероятное изумление:

- Они пахнут магией! Как будто там есть заклинания.

- Я так и думала. Кастальо, друг мой, а что скажете вы с вашим умением читать между строк?

Гном направился к трону, но замер на полпути:

- Я уже отсюда чувствую ослепительный свет с этих страниц.

- Именно от страниц? - уточнила Озма. Кастальо кивнул:

- Да. От закрытой книги Арахны не исходило ничего подобного.

- Понятно. Кто ещё хочет высказаться? Кустис? Что говорит твоя интуиция?

Но живой куст не сдвинулся с места и лишь тряс испуганно листьями, в которых, кстати, как-то незаметно синие области снова сжались до минимума.

- В общем, заклинаний нет, но они как бы есть, - подвела принцесса итог. - Вот что бы это значило?

- Но ведь это э-ле-мен-тар-но! - воскликнул Страшила. - Я уже говорил в Подземье, что мало смыслю в волшебных вещах, но тут понятно даже мне. Гуррикап записал Главное Заклинание поверх остальных! Это называется па-лим-псест.

Личико Озмы снова просветлело пониманием:

- А раз это тоже волшебство, то чтобы добраться до остальных заклинаний, нужно его отменить, прочитав Главное? Которое тогда само исчезнет? Навсегда?

- Похоже на то, - сказал Страшила важно. - Или - или...

- Ничего себе выбор!

Возникшая пауза, как вы, вероятно, догадываетесь, была недолгой. Мрак и вихрь в северном конце тронного зала, ванильное розовое облачко в южном.

- О! Явились, не запылились! - ехидно рассмеялась Озма.

- Ну, мы же не могли остаться в стороне... - сказала Виллина, удивляясь одновременности их прилёта.

- ...от столь эпохального события, - закончила фразу Стелла, уже ничему не удивляясь.

- Да, вы, как всегда, вовремя. Что вы-то думаете о таком выборе? Книга мощных заклинаний величайшего волшебника - или всего одно, но способное отменить любое волшебство - вплоть до уничтожения самой Волшебной страны?

- А мне кажется, - подозрительно прищурилась Стелла, - ты уже выбрала.

- Вот и мне так кажется, - кивнула Виллина.

- Но кажется, нам с тобой кажется разное? - ответила ей Стелла, качая головой.

- Сейчас узнаем, - мягко улыбнулась старушка.

Озма задорно посмотрела на Энни:

- Ну что, Анечка, удивим их обеих ещё раз?

У Энни почему-то не было никаких сомнений в том, чтó имеет в виду Озма. Сомнения были в том, правильно ли это. Но ей, наверное, виднее - а Энни ведь теперь даже не фея. В конце концов, её собственный выбор Озма же приняла...

Молча подойдя к распахнутой книге, Энни протянула к ней руку с колечком, смело коснулась страницы звёздочкой. Книга Гуррикапа начала снова быстро уменьшаться, захлопнулась, а затем, став совсем крошечной, сама спряталась в рубиновый камень кольца. Следом захлопнулась решётка-монограмма на звёздочке.

Энни, по-прежнему молча, сняла с пальца колечко, столь же быстро превратившееся в серебряный обруч с рубинами, протянула его Озме.

- Да, - сказала Озма оторопевшим волшебницам, - именно это я имела в виду. Энни и Ник заставили меня задуматься, что дар на самом деле может оказаться испытанием. И в моём случае это тоже так. Как я уже говорила, всему своё время. До книги Гуррикапа я ещё не доросла.

Сразу несколько человек и других существ попытались ей возразить, но Озма предупредительно подняла руку.

- Не спорьте! Я знаю, что говорю. Никто из вас не был свидетелем нашего разговора наедине с Руггедо, но все знают, чем он в итоге закончился. Я собой очень недовольна. Волшебница, достойная книги Гуррикапа, нашла бы, что ответить.

- Но ведь Руггедо побеждён! - всё-таки не выдержала Энни. - Война закончена...

- Война закончена, а наш спор с ним ещё нет, - ответила упрямая Озма. - Это была ваша победа, друзья, не моя. Я вообще отыграла позорное амплуа "девы в беде". И моя задача - не просто победить Руггедо, но убедить его. Я-то за ним гоняться не буду, мне и без него есть чем заняться, а вот он меня в покое не оставит, можете не сомневаться. И когда я, как минимум, не буду перед ним пасовать, тогда и о книге Гуррикапа можно будет говорить.

- Ох уж этот твой подростковый максимализм! - недовольно проворчала Стелла.

- А может быть, древняя мудрость Лурлины? - тихо возразила Виллина.

Озма высоко подняла обруч.

- У Волшебной страны теперь снова нет Белого рыцаря, поэтому книгу из камня извлечь нельзя. Но если понадобится - мы знаем, где меч. И нового Белого рыцаря мироздание нам, уверена, предоставит.

Энни лукаво покосилась на Аврала, но тот отвёл взгляд. После событий на озере он не мог думать о себе как о потенциальном Белом рыцаре. Да что там говорить, он даже Люцию защитить не смог!

- В общем, будем отращивать крылья, - подытожила Озма совсем непонятно и возложила обруч на голову. Улыбнулась, расправила плечи, ощутив приток энергии:

- А теперь и моя волшебная сила полностью восстановилась. И даже сверх того - обруч передал мне толику магии Гуррикапа. Наверное, столько, сколько я в состоянии понести, ага. Так что в накладе я тоже не осталась.

- Но серебряных башмачков всё-таки жаль, - хмуро вздохнул Чарли.

- Ну, башмачки... Забыли, проехали, перевернули страницу, - Озма изобразила рукою в воздухе листающее движение, словно ещё под впечатлением от книги Гуррикапа. - Может быть, это тоже мне знак - я из-за них слишком часто во всё вмешивалась там, где справились бы и без меня. Сейчас вот в Заречном лесу мигуны, марраны и звери общаются самостоятельно, и я уверена, что найдут общий язык. И друг с другом, и между собой.

- Посмотрим, - скептично зевнул Смелый Лев.

- А ты в Канзас без башмачков нас сможешь вернуть? - задала Энни давно мучивший её вопрос.

- А какие проблемы? – снова улыбнулась Озма, беря на руки Тотошку. - Если Кагги-Карр в прошлый раз смогла до вас долететь, думаю, Ойххо это тоже не составит труда. Он ведь не волшебное существо, а самый обыкновенный дракон, хоть и инопланетный.

И в самом деле, именно Ойххо несколько дней спустя отправил их домой. Правда, без Арбусто. Место возницы занимала Озма - она никак не могла упустить возможность ещё раз обнять Анну-старшую, гордо сказать ей, что выполнила своё обещание, и от всего сердца поблагодарить за Энни. Нет - за обеих дочерей. А на прощанье поделиться на ухо по секрету своей уверенностью, что Элли не только жива, но и отыщется в ближайшее время. Хотя сама не имела никакого понятия, откуда эта уверенность в ней зародилась после Подземья.

Арбусто же под бременем вернувшихся воспоминаний совсем расклеился и ослабел. Но по-прежнему не жалел о своём выборе. Теперь было очевидно, что "бодрствующих" лет ему не за шестьдесят, а за все девяносто, и совсем не верилось, что ещё недавно он мог ворочать на ферме Железного Дровосека тяжёлые мешки. Не выходил из своих покоев и почти не вставал с постели. Из-за его состояния Озма даже решила не закатывать шумный пир по случаю одержанных побед, хотя от предложения укрепить ему здоровье магией старик категорически отказался.

Ждал смерти, но она так и не пришла. Ну и ладно.

К радости Фараманта попросил заменить ему чёрные очки на зелёные. С растущим интересом разглядывал в окно удивительный город, особенно башни с изумрудами, в которых был ведь и его вклад. Глубокие морщины разглаживались. И когда над башнями взмыл силуэт дракона, уносящего на далёкую родину гостей из-за гор, Арбусто твёрдо знал, что дождётся его возвращения. И может быть, ещё не раз полетают они с ним под этим небесным куполом Верхнего мира, манящим своей бесконечностью.

--Меня здесь нет-- Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1139
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Замечания: За обсуждение действий администрации и переход на личности
Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104::ms106::ms78::ms79::ms108:
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.12.20 10:35. Заголовок: Вот и сказке конец, ..


Вот и сказке конец, а кто слушал, тот мертвец

Раз уж всю дорогу мерили объём, подведём окончательный итог.
174 440 слов (без дефисов), 1 177 205 знаков, 29 авторских листов. Таки в over 3 раза больше "Башмачка".
Это же каким будет объём третьей книги с такой прогрессией? *дописываю 131-ю задачку в гномский задачник*

--Меня здесь нет-- Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 245 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- дома
- никого нет дома
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 417
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Мир Волкова Изумрудная страна Заколдованное королевство - Tin Man Хроники Изумрудного города и его окрестностей Изумрудный город Миры Изумрудного города Изумрудная страна|Магвайр,Баум,Сухинов,Волков Типичный Урфин Джюс *NO SLASH!* Tin Man | «Заколдованное королевство» Друзья Изумрудного города