Главная сайт Изумрудный город Правила Форума Выберите аватару Виртуальный клуб Изумрудный город

В издательстве «Шико-Севастополь» вышел восьмитомник серии «СОБЕРИ РАДУГУ» Ю.Н. Кузнецова. Твёрдый цветной переплёт, прошитый чёрно-белый блок, 400 иллюстраций О. Бороздиной, И. Буньковой, В. Коновалова, D. Anfuso.
Цена 200 руб. за том.

Заказать у автора: e-mail | vkontakte | facebook

 
Даниил Алексеев «Приключения Оли и Пирата»
Образцом при написании и оформлении были книги А. М. Волкова. Девочка Оля похожа на Элли и Энни Смит, а также Алису Селезнёву, только она наша соотечественница и современница. В истории «Серебряные башмачки» тайный враг подсунул Оле туфельки Гингемы. Девочка решила поиграть в Элли... и оказалась в Голубой стране. Там она встретит Виллину, Кагги-Карр, Элли, Тотошку, побывает в пещере Гингемы и столкнётся с Урфином Джюсом и филином Гуамоко.
Цена 500 руб.
(включая стоимость пересылки)

Заказать у автора: e-mail



АвторСообщение





Пост N: 479
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.11.19 10:45. Заголовок: Фея Будущих Побед, или Если бы Тотошка-2


Продолжение макси "Серебряный башмачок, или Если бы Тотошка..." в рамках National Novel Writing Month 2019

Канон: А.М.Волков, элементы кроссовера с Л.-Ф.Баумом и С.С.Сухиновым
Размер: планируется макси, ориентировочно в трёх частях
Категория: джен, AU
Рейтинг: PG-13
Примечание/Предупреждения: дальнейшее развитие после первой части альтернативного таймлайна влечёт кажущиеся и реальные OOC; возраст, пол и др. характеристики некоторых канонических персонажей решены нестандартно на основании ранних редакций канона либо авторского домысла; ОМП, ОЖП, О?П. Про дубовый язык и канцелярит все помнят? помните дальше.
Состояние: в процессе
Благодарности: Скрытый текст


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 92 , стр: 1 2 3 4 5 All [только новые]







Пост N: 508
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.11.19 19:33. Заголовок: Тайная доктрина - Э..


Тайная доктрина

- Энни, детка, ты в порядке? Тебе солнце голову не напекло? - не на шутку взволновался дядя Чарли.

Девочка продолжала хохотать, отчаянно пытаясь между приступами смеха объяснить, что же её так неописуемо развеселило. Но лишь показывала трясущимся пальцем куда-то под ноги:

- Кирпичи! - наконец смог разобрать капитан. - Все жёлтые, а два оранжевых... И главное... впритык друг ко другу!

Чарли растерянно уставился на Озму:

- Неужели она надышалась маками?

Посреди дороги действительно выделялись рыжинкой два кирпича, образуя почти квадратную область.

Принцесса покачала головой.

- Нет, думаю, здесь всё серьёзней. То есть не с Энни серьёзней, а она права. Это действительно смешно.

- Ох, девочки, кажется, вы обе надышались... Всё-таки не надо было бегать по краю поля, - заметил Чарли с тревогой, готовой перерасти в панику.

- Да нет, всё правильно, - принялась успокаивать его Озма. - Ты же помнишь, что Изумрудный город и дворец построены на месте моего появления с неба? А план их башен воспроизводит Фрактальную Звезду - ключ и замок на Вратах Света, изоморфный связи миров-законов в структуре мультивселенной, а также кристаллической решётке изумрудов. Мне самой стало об этом известно совсем недавно. А как оно пришло в голову Гудвину, не берусь и гадать. Когда же я запустила трамвай, замкнув закольцованные вокруг центра города образы Порядка и Хаоса, изумруды на башнях образовали действующую модель Фрактальной Звезды, встроенной как часть фрактала в прототип. Поэтому ведущая к городу дорога из жёлтого кирпича стала частью единой Дороги по смещённым граням Великого Кристалла, между разными мирами-законами. И судя по некоторым книгам, подаренным для нашей библиотеки Многоцветкой, в каждом из них встречается пара неправильно лежащих кирпичей или плиток, вызывающая у Идущих по Дороге, видимой или невидимой, немотивированный смех.

Дуболомы с корзинами, полными гномских свитков, почтительно обходили их, продолжающих торчать посреди дороги. Смехоистерика почти перестала душить Энни - главное было заставить себя не смотреть на эти дурацкие кирпичи, иначе накатит снова. Плечи девочки всё ещё конвульсивно дёргались, но она уже практически владела собой и даже могла задаться вопросом "что это было?"

- Айсберги южных морей, что за бред я сейчас услышал? - недоверчиво спросил Чарли принцессу.

- Может быть, и бред, - с неожиданной лёгкостью согласилась та каким-то скучным голосом. - Но кирпичи явно укладывались вместе с прокладкой этого участка дороги, а не позже. Думаешь, Гудвину жёлтых просто не хватило? Вот мы и проверим.

Их как раз догнал капрал Бефар и несколько дуболомов без корзин. Озма распорядилась выбить нестандартные кирпичи, посмотреть, не спрятано ли чего под ними, и поставить на место.

Красная карета давно скрылась в воротах города, обогнавшие дуболомы быстрым своим шагом приближались к ним следом. Когда до ворот доковыляли наши путники, они оказались уже закрытыми: Фарамант умудрился не разглядеть их на дороге и не заметить через занавеску, что в карете их не было.

Глаза Энни успели отвыкнуть от яркого сияния изумрудов в городе, к тому же здесь, на воротах, все они были настоящими, а не иллюзией. Поэтому она вдруг вспомнила о зелёных очках в кармане жилетки, а вспомнив, решила, что это отличная идея: её сходство с Элли не будет так бросаться всем в глаза.

Озма тем временем позвонила в маленький колокольчик над калиткой. Оттуда выглянул удивлённый и слегка раздражённый Фарамант, но увидев, кто именно его беспокоит, сперва почтительно поклонился принцессе, а затем расцвёл при взгляде на Энни:

- Вы в этих очках так похожи на сестру! Я их, кстати, помню: Элли была в них, когда спасала нас с Дином Гиором из темницы. Так трогательно, что они сохранились у вас за эти годы! И вообще, дорогая Энни, я очень рад и растроган вашим уважением к исконным традициям Изумрудного города. Это, к сожалению, такая редкость в наши дни, - он вздохнул, с вызовом посмотрев на Озму. Та укоризненно покачала головой:

- Не стоит прибедняться, друг мой. Консерваторам грех жаловаться на отсутствие поддержки. Если же вы умудрились растерять рейтинг, поссориться с центристами и оказаться в оппозиции - то кого в этом винить, кроме ваших радикалов, высказываниям которых вы боитесь дать официальную оценку?

Страж Ворот упрямо нахмурился, пытаясь аргументированно возразить, затем спохватился:

- Не могу до конца согласиться с Вашим Высочеством... но что же мы разговариваем в дверях?

- Если вы будете так любезны пригласить нас к себе, мы можем продолжить беседу в более уютной обстановке. Я, конечно, не напрашиваюсь, хотя, признаться, мне есть о чём с вами поговорить.

- Скажете тоже! - обиженно и совсем по-простецки воскликнул Фарамант. - Посещение моей берлоги вами и дорогими гостями из-за гор было бы для меня большой честью...

Его холостяцкая квартира была устроена здесь же, в крыле ворот. Рассадив гостей, сняв остроконечную шляпу с короткими загнутыми полями на мигунский манер и сумку с очками, он вопросительно уставился на принцессу.

- Да нет, - улыбнулась Озма, - это я теперь хотела бы узнать, в чём конкретно вы со мной не согласны. Неужели вашу партию зажимают?

Фарамант отвёл глаза:

- Есть такое мнение. Вы же знаете, что в политике Вашего Высочества относительно сторонников и противников реформ некоторые усматривают двойные стандарты. В основном, конечно, радикалы, которые наша внутрипартийная боль и проблема. Но не только они...

- Понимаете, дорогой Фарамант, во время войны с Бастиндой я, ещё будучи Урфином Джюсом, любила обвинять в двойных стандартах своих союзников, - Озма виновато скосила взгляд в сторону Чарли. - Поэтому хорошо знаю цену таким обвинениям в большинстве случаев. Как бы вам объяснить? У нас, жевунов, в детстве была игра "в Гингему": кто первый крикнет "Гингема!", тот и выиграл. Маленький Урфин спешил крикнуть раньше всех, лишь только объявят начало игры. За это его в неё перестали брать, а он считал себя несправедливо обиженным и злобился на судьбу. Так вот, "двойные стандарты" - это такая "Гингема!" для взрослых. Успевший обвинить в них первым, выигрывает, потому что отводит аналогичное обвинение от себя. Когда они действительно есть, их просто демонстрируют на фактах, а не спешат припечатать этим ярлыком. Вот именно факты я бы и хотела услышать. А "Гингема!" меня давно не впечатляет.

Эта речь заставила Стража Ворот погрузиться в раздумье.

- Ну, из последнего - ваша позиция по строительству вторых ворот для тех гостей города, которые не хотят надевать очки, - сказал он наконец.

- То есть, по-вашему, я должна была наложить вето на это решение, принятое Изумгорсоветом? - уточнила Озма. - А на каком основании?

- Заботясь о мире и согласии в городе, - твёрдо сказал Фарамант.

- То есть мир и согласие обеспечивает поддержка и протекционизм вашей партии? - вкрадчиво поинтересовалась принцесса. - Те самые "двойные стандарты", но в ваших интересах?

- Я так и знал, что Ваше Высочество начнёт передёргивать, извините за грубое выражение, - расстроился Страж Ворот. - Не партии поддержка, а сложившегося порядка. Хотя бы до тех пор, пока есть люди, желающие его сохранения в неизменности.

- Игнорируя желающих разумных и осторожных перемен? - принцесса продолжала отвечать ему в тон, так же витиевато. - Водопровод и канализация снизили уровень заболеваний в Изумрудном городе до нулевой отметки. Никто не заставляет устраивать их у себя - но я не собираюсь никому давать право запрещать делать это соседу.

- Разумные и осторожные - ладно, - нехотя согласился Фарамант. - Но что разумного в решении о вторых воротах?

- Во-первых, оно было компромиссным, как альтернатива требованию обязать вас предлагать очки гостям города только по их желанию. Его-то я как раз заветовала, хотя вы об этом предпочли забыть...

- Нет, я помню...

- Во-вторых, - Озма мягко проигнорировала невежливую попытку её перебить, - в исходном виде - поставить вторые ворота рядом за счёт городской казны - в нём действительно не было ничего разумного. Поэтому мы с советниками и внесли в него коррективы. Поскольку не все присутствующие об этом знают, напомню: ворота делаются там, где реально нужны городу, средства на их строительство и прокладку к ним участка от дороги в Фиолетовую страну собирают заинтересованные в этом проекте, а казна выделяет ещё точно такую же сумму, которая будет собрана. Вы же понимаете, друг мой, что на сегодня это неосуществимо, что большинство сегодняшних сторонников реформ, к личному моему сожалению, поддерживает их только языком, а делает пусть кто-то другой - лучше всего, Озма своим волшебством? То есть технически такое решение - всё равно, что вето. Но нет, вам нужно политическое решение - запретить, законодательно закрепить дискриминацию гостей города по сравнению с жителями требованием обязательного ношения очков.

- Не нам, принцесса, - тихо сказал Фарамант. - Нашим радикал-консерваторам. Да, они много чего говорят такого...

- Много чего такого, - подхватила Озма, - что в условиях военного положения (переход на которое ваша партия вчера в основном поддержала) принимает отнюдь не безобидный характер. Что это за разговоры, будто распространение тьмы и сизый туман как-то связаны с моими реформами? Я, может быть, не в курсе, и у вас в партии есть квалифицированные эксперты по магии?

- Помилуйте, Ваше Высочество! Это вообще не от нас идёт. То бишь радикалы наши это действительно повторяют, но замутил эту тему Энкин Флед, который к нашей партии отношения не имеет, и повлиять на него мы никак не можем...

- Можно подумать, на собственных радикал-консерваторов вы сильно влияете... В общем, так. О тех, кто не ваш, к вам никаких вопросов. Но вот до своих однопартийцев вы уж будьте добры донести, что распространение лживых домыслов, наносящих ущерб стабильности и обороноспособности Изумрудного города, в условиях военного времени карается после первого предупреждения изгнанием. Из города, а в особо тяжёлых случаях - из Изумрудной страны. По давно принятому и действующему Правовому Кодексу, если что.

- Будет сделано, - печально кивнул Фармант. - Но кстати, насчёт военного положения - вчера ведь ещё и другие слухи поползли. Будто военное положение приняли для того, чтобы ограничить права горожан и сосредоточить в ваших руках всю власть. А никакой угрозы на самом деле нет, тьма и туман - ваша инсценировка.

Озма от неожиданности прыснула и сквозь подавляемый смех, некстати вспоминая Энни перед оранжевыми кирпичами, поинтересовалась, кто их распространяет.

- Кабр Гвин, - ответил Фарамант. - И находят они отклик в основном как раз среди сторонников реформ и всей этой вашей демократии.

- Я, к стыду своему, впервые от вас об этом слышу, но это мы обсудим с Дином Гиором. Никаких "двойных стандартов" здесь нет, будьте уверены. И вообще пора бы нам всем перед лицом опасности хотя бы на время забыть о партийных и личных амбициях и вспомнить, что все мы прежде всего жители Изумрудного города и все его, хочется надеяться, любим. А опасность, к сожалению, вовсе не инсценировка...

Фарамант хотел что-то ответить, но раздался гулкий звук большого колокола. Страж ворот, схватив сумку и шапку, бросился открывать.

- Вот как он, сидя на воротах, умудряется всегда знать больше других? - восхищённо прошептала Озма. - Мне бы попробовать с ним подружиться, но он на меня обижен за реформы, я и не навязываюсь...

- А он правду говорит? - усомнился Чарли.

- Безусловно! - убеждённо ответила принцесса. - Он трогателен и подчас фанатичен в своей консервативности, в ревности по "древним" обычаям, которым всего-то не больше тридцати пяти лет. Но ни врать, ни говорить того, в чём абсолютно не уверен, он не станет.

Фарамант вернулся с тёмной металлической табличкой в руке:

- Капрал Бефар просил вам передать. Говорит, была под какими-то кирпичами, вы в курсе...

На табличке была выгравирована плохо различимая от времени надпись: "На третий год после моего прилёта первый лунный месяц. +2 каждый год. Голубой цвет. Арбусто. Пароль: Омаха".

- При чём тут Омаха? - удивилась Энни.

Моряк почесал затылок:

- Насколько я помню, Гудвин там работал актёром в каком-то театрике, прежде чем вернулся в родной Канзас.

- "Голубой цвет", - повторила Озма. - Голубая страна? Но Арбусто совсем не жевунское имя. Балланагарское скорее.

Фарамант глядел на гостей, ожидая продолжения разговора. Озма спохватилась:

- Я, собственно, о другом хотела поговорить. Что вы знаете о Войске Ориона?

- Святой Торн, а они тут при чём? - изумился Фарамант. - Мирные любители старинных легенд и астрономии, в политику совсем не лезут. Моя сестра Фаданора из них, меня в детстве пичкала всем этим...

Озма рассмеялась:

- Нет, что вы, я совсем не подозреваю их в распространении подрывных слухов, подобно Гвину и Фледу. Наоборот - вдруг им действительно что-то известно? Вот и хотелось бы от вас, как человека причастного, побольше о них узнать. И о "святом Торне" тоже. А главное, о Древнем Зле.

- Не так уж я и причастен, - вздохнул Фарамант. - Как стал Стражем Ворот, ещё подростком, так с сестрой практически не общался. Это вам к ней надо. Но они действительно претендуют на обладание сокровенным знанием об истории Волшебной страны, - Страж Ворот замолчал, припоминая давно забытое. - Её создатель Торн - один из Звёздных Странников. Из созвездия Ориона, да. Прилетел в незапамятные времена на землю и основал на краю Старого света страну под названием Нуменор или Атлантида. Семь тысяч лет назад её атаковал из-под земли глава Тёмных магов на Изнанке Вселенной.

- Пакир? - полуутвердительно спросила Озма.

- Да. Атлантида была разрушена, осколки её ушли под воды Предвечной Бездны, омывающей Старый свет.

- Что ж, по крайней мере, легенда об Атлантиде в Большом мире известна, - заметил Чарли. - Хотя её, конечно, и волшебницы могли сюда принести четыреста лет назад.

Фарамант замотал головой:

- Фаданора утверждала, что их предания гораздо старше. Проверить, конечно, никак - они же из уст в уста передаются. Но передаются тщательно, тексты заучивают наизусть. Я просто ушёл от сестры ещё до совершеннолетия, когда их начинают учить, поэтому знаю только в таком кратком пересказе...

- А скажите, - спросила вдруг Озма, - насколько мне известно, имена на "Ф" в Фиолетовой стране даются только потомкам старой феомской знати?

В отличие от жевунов, имевших второе родовое имя, которое мальчики наследовали от отцов, а девочки от матерей, причём за большие личные заслуги оно могло меняться решением народного собрания и тоже переходить потомкам, имена мигунов были односоставными. В Изумрудном городе отчасти перемешивались, а отчасти продолжали существовать параллельно обе традиции.

- Да, но я никогда не интересовался нашими корнями, - ответил Фарамант. - Знаю только, что кухарка Фиолетового дворца Фрегоза вроде как наша дальняя родственница.

- Но какие-то ведь ещё родственники есть? Фаданора с Флитой куда-то же отправились?

- Я же говорю - не знаю. С сестрой мы всегда были в трудных отношениях. Фиолетовую страну я совсем не помню и своей исторической родиной не воспринимаю.

- Хорошо, вернёмся к нашему Пакиру.

- Фаданора, кстати, рассвирепела бы от таких слов. "Нашему"... В общем, после гибели Атлантиды Торн в свою очередь атаковал с воздуха царство Пакира на Изнанке Вселенной и запечатал его под землёй. Волшебная страна, кольцо Кругосветных гор и Великая пустыня стали тройной защитой от его выхода на поверхность. Невежды называют Торна Гурриканом или Гуррикапом и говорят, будто Волшебную страну он создал на старости лет для собственного отдыха. А живущих в ней людей сперва вообще не заметил. На самом деле Торн избрал отдельных жителей Волшебной страны для борьбы с Пакиром и магией Тьмы. Это и было Войско Ориона. Страна также должна была стать в будущем убежищем для гонимого Волшебного народа, чем тысячи лет спустя воспользовались четыре волшебницы, а затем и родители Вашего Высочества.

- Значит, по учению Войска Ориона, в Подземье скован не только Хаос для создания магического поля, но и Древнее Зло, магия Тьмы?

Фарамант кивнул и замер в озарении. До него только сейчас дошло, что в таком случае утверждение Энкина Фледа, будоражащее умы членов его партии, звучит не так уж необоснованно. Озма, поняв это, поспешила развеять заблуждение:

- Друг мой, Хаос и Зло - принципиально разные сущности. Хаос не зол и не добр, эти категории - порождения Порядка. Если я использую Хаос для выработки энергии, это никак не влияет на Древнее Зло, даже если оно там действительно заточено. Какова же, по версии этих удивительных историй, была задача того, первоначального Войска? Это были маги?

- Нет, воины. Но в том числе и для магической брани, с волшебным оружием. Народные байки изображают Гуррикапа эдаким мягкотелым добряком. Боялся наступить на букашек и отпугивал их пришитыми бубенчиками. В память об этом бубенчики начали носить и жившие в окрестностях его замка жевуны. Но Торн в легендах Войска Ориона - это военачальник, ведущий армию против сил Зла. Примерно пять тысяч лет назад Пакир подчинил себе многих жителей Волшебной страны, бросив их на штурм замка Торна. Эта армия была разбита силами Войска Ориона, но оно тоже понесло много потерь. Сам Торн был тяжело ранен и через несколько столетий, чувствуя, что силы его оставляют, создал Невидимую Землю и переселился туда. Перед этим оставил свой меч на месте битвы с армией Пакира, насадив вокруг лес Воюющих деревьев. Взять его сможет только будущий Белый Рыцарь накануне новой битвы. Пока же роль Войска - хранить и передавать Сокровенное знание.

Озма поднялась в знак окончания беседы. Остальные последовали её примеру.

- Всерьёз отнестись к услышанному заставляют слова о пяти тысячах лет, о которых говорила и книга Виллины. Получается, Арахна - это и есть Пакир? А кто тогда его соперник? Голова кругом и ничего не понятно.

- Это вам к сестре надо, - повторил Страж Ворот. - Фрегоза, наверное, знает, где её найти.

- Непременно, дорогой Фарамант. Мы и так завтра вечером выезжаем в Фиолетовую страну на Совет Безопасности. Но прежде надеюсь что-то разузнать от гномов. Которые уже скоро должны проснуться.

Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 3148
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Награды: :ms17::ms35::ms19::ms21::ms24::ms43::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.11.19 21:14. Заголовок: Ух, как тут всего по..


Ух, как тут всего понакручено ) И политика Озмы, и разногласия в партиях, и легенды а-ля Сухинов )) Тут и у читателя голова кругом идёт ))

Капрал Бефар пишет:

 цитата:
А план их башен воспроизводит Фрактальную Звезду - ключ и замок на Вратах Света, изоморфный связи миров-законов в структуре мультивселенной, а также кристаллической решётке изумрудов. Мне самой стало об этом известно совсем недавно. А как оно пришло в голову Гудвину, не берусь и гадать. Когда же я запустила трамвай, замкнув закольцованные вокруг центра города образы Порядка и Хаоса, изумруды на башнях образовали действующую модель Фрактальной Звезды, встроенной как часть фрактала в прототип.


*мозги в узел завязались* Ну Озма и завернула )) Несколько раз перечитала, прежде чем разобралась )

Капрал Бефар пишет:

 цитата:
Если же вы умудрились растерять рейтинг, поссориться с центристами и оказаться в оппозиции - то кого в этом винить, кроме ваших радикалов, высказываниям которых вы боитесь дать официальную оценку?
Страж Ворот упрямо нахмурился, пытаясь аргументированно возразить,


Я бы на его месте вообще растерялась )
Вот где, кстати, вылезает то, что Озма всё-таки взрослая. Она разговаривает, как взрослая. Взрослыми терминами и формулировками.

Капрал Бефар пишет:

 цитата:
- То есть мир и согласие обеспечивает поддержка и протекционизм вашей партии? - вкрадчиво поинтересовалась принцесса. - Те самые "двойные стандарты", но в ваших интересах?


Ай, браво )) Как же точно ))

Капрал Бефар пишет:

 цитата:
В Изумрудном городе отчасти перемешивались, а отчасти продолжали существовать параллельно обе традиции.


*помахала ручкой* совпадение фанонов? )

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1051
Зарегистрирован: 26.03.19
Рейтинг: 4

Замечания: За кормешку тролля после предупреждения.
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.11.19 21:15. Заголовок: Капрал Бефар пишет: ..


Капрал Бефар пишет:

 цитата:
Невежды называют Торна Гурриканом или Гуррикапом


Почему они называют его совсем непохожим именем, как так могло произойти?

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 510
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.11.19 21:40. Заголовок: Annie пишет: Вот гд..


Annie пишет:

 цитата:
Вот где, кстати, вылезает то, что Озма всё-таки взрослая. Она разговаривает, как взрослая. Взрослыми терминами и формулировками.

Как раз в формулировках иногда скорее играет во взрослую, а здесь ещё и в тон Фараманту с его витиеватостью речи)
Зато как по-подростковому психанёт перед Совбезом со Стеллой и Виллиной! ))


 цитата:
совпадение фанонов? )

Да практически канон, где в ИГ встречаем и одинарные имена, и двойные)

Sabretooth пишет:

 цитата:
Почему они называют его совсем непохожим именем, как так могло произойти?

Об этом ещё будет))

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 3149
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Награды: :ms17::ms35::ms19::ms21::ms24::ms43::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.11.19 21:49. Заголовок: Капрал Бефар пишет: ..


Капрал Бефар пишет:

 цитата:
Как раз в формулировках иногда скорее играет во взрослую, а здесь ещё и в тон Фараманту с его витиеватостью речи)


Ну, не каждый подросток так ловко нанизывает витиеватые слова одно на другое))

Капрал Бефар пишет:

 цитата:
Зато как по-подростковому психанёт перед Совбезом со Стеллой и Виллиной! ))


Ждём с нетерпением))

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 512
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.11.19 18:37. Заголовок: Annie пишет: Ну, не..


Annie пишет:

 цитата:
Ну, не каждый подросток так ловко нанизывает витиеватые слова одно на другое))

Это вы ещё не знаете, как витиевато выражались 11-летние девочки в одном моём старом монстромакси )) Но там был экспериментальный стиль и эстетика, а здесь некоторая "шизоидность" Озмы вполне оправдана сложным бэкграундом бедняжки )

________________________________

Сегодняшняя глава ранее выкладывалась как исполнение заявки дайри-феста "Изумрудный Хэллоуин-2019". Я предупреждал о читерстве? Ну вот))

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 513
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.11.19 18:39. Заголовок: В Гроте Безумия Обв..


В Гроте Безумия

Обволакивающая глубина не отпускала. Ощущения и расплывчатые образы трепыхались в ней, как в трясине, но тупой неумолимый импульс продолжал тянуть вверх. То аморфное, что никак не складывалось в человеческое сознание, несмотря на бороздящие его отрывистые проблески, пассивно следовало за ним и вновь замирало, засасываемое тишиной.

Из этих рывков заново рождалось понятие времени. Старик предпочёл бы раствориться в восприятии застывшей секунды, замереть на волоске от грани пробуждения, за которой уже угадывался большой, холодный и враждебный внешний мир.

Но его мнения никто не спрашивал.

Против воли - безличной и неразумной, но уже целой и требовательной - расклеились веки. Темнота за ними оказалась изрезанной тусклыми лучами. Потребовалось время, чтобы почувствовать в их пересечении ритм, почему-то вызвавший у старика панику. Ползая на четвереньках, он пытался найти выход из замкнутой фигуры, внутренней области семиконечной звезды, образованной единым росчерком ломаной линии. Младенческий разум не понимал бесперспективности этих поисков, а пересечь луч старик боялся.

Так пробегали минуты за минутами. Волны страха накатывали, захлёстывая с головой, и медленно сползали. Тогда в голове образовывалась ясность, крепнущая с каждым разом. Старик теперь припоминал, что пробуждается не впервые. Так же, как сейчас, вползали обрывки воспоминаний и знаний, клубились, копошилсь, готовясь слиться в целостную картину. Но появлялись Воспитатели и брали процесс под свой контроль. На этом моменте всякий раз всё и блокировалось, выстраивало стену, заглянуть за которую старик не мог, сколько ни пытался.

Почему же теперь Воспитатели задерживаются? Может быть, он проснулся слишком рано? Но сон ушёл безвозвратно, и надо было как-то осваиваться в этой новой реальности.

Лучи пролегали между семью столбами, равномерно расположенными по кругу и уходящими вверх в необозримую темень. За ними открывалось пространство, глубина которого не поддавалась оценке, хотя у старика уже восстановилось чувство глубины, пугающее и дразнящее своей новизной - той, неведомой, из-за стены.

Он инстинктивно обрадовался, когда из пространства, прогрызая его тишину, стали доноситься и усиливаться шорохи. Значит, Воспитатели о нём не забыли.

У Воспитателя была огромная треугольная голова на тонкой шее и мощные чешуйчатые лапы, скребущие камень толстыми когтями. Жёлтые глаза, в свете которых старик мог разглядеть все эти детали, глядели на него с недружелюбным любопытством. Старик, кувакая, чтобы привлечь внимание, подался ему навстречу и снова замер перед пересечением лучей. Но и сам Воспитатель, успевший протиснуть между колоннами все шесть лап, на которых пружинилось и колыхалось его бугристое тело, в нерешительности застыл между концами звезды, словно в ножницах.

Они молча смотрели друг на друга, не в силах отвести взгляд или пошевелиться. В горящих глазах Воспитателя старик всё отчётливей видел отражение собственного страха. Общий страх сковал их движения и приковал друг к другу.

Кто-то должен был приблизиться первым. Тот, кто окажется сильнее.

Лучи и их пересечения по-прежнему вызывали ужас своей неестественной, аномальной прямотой. Но старик вдруг осознал, что может встать на задние ноги. Тогда эти линии окажутся далеко внизу и не страшно.

С первой попытки подняться не получилось. Старик упал, но даже это испугало Воспитателя. Он отпрянул и стал медленно пятиться, нащупывая безопасную дистанцию. Пошатываясь, старик зафиксировал относительно вертикальное положение - и Воспитатель с шумом обратился в бегство.

Старик обиженно бросился его догонять, не заметив, как сделал свои первые шаги и как пересёк ими нелепые лучи на полу. Шаги оказались ещё слишком неуверенными и довели его лишь до ближайшего столба, шершавую поверхность которого он судорожно обхватил, медленно сползая на подгибающихся ногах.

Кажется, он ошибся. Это существо не было Воспитателем. Потому и убежало.

Воспитателями были двое двуногих, которых вытолкнула темнота вслед за расплывчатым светом от шариков на их остроконечных шапках. Старик вспомнил, что именно так они и выглядели в прошлые разы.

* * *

Хранитель времени Ружеро изо всех сил старался не демонстрировать спутнику свою растерянность. Пусть Летописец догадывается о ней, но видеть её не должен. Их соперничество, если угодно, тоже многовековой ритуал, поддерживающий стабильность отлаженной, как песочные часы, жизни Страны Подземных рудокопов.

Как и тот, который только что был сорван по загадочной причине.

- Что же произошло? - Арриго первым нарушил молчание.

- Ты задаёшься не тем вопросом. - отпарировал Ружеро, спеша закрепить своё доминирование в сложившейся ситуации. - Правильный вопрос: что теперь делать?

Летописец, однако, давно не поддавался на подобные приёмы.

- Для начала - собрать шарики.

В семи сталагнатах, оставленных по кругу после расчистки грота, у основания были выскоблены крошечные ниши для закладки фосфорических шариков - более мелких, чем обычные, свет которых, отражаясь и фокусируясь от покрытых серебром стенок ниш, пролегал тонким лучом к другому столпу, образуя гептаграмму. От Ружеро не ускользнуло, с какой почтительностью Арриго подвинул бывшего короля, чтобы извлечь шарик. Арбусто окончательно опустился на колени, не делая попыток ни подняться, ни привлечь внимание Воспитателей. Он уже достаточно освоился с собственными эмоциями, чтобы понимать чужие. Воспитатели явно не собирались его ни учить, ни кормить, поэтому он лишь обиженно агукал в ожидании перемен к лучшему.

Семь столетий из поколения в поколение в каждом из королевских домов (впрочем, поколения за всё время успели смениться лишь дважды) продолжался этот известный лишь действующим Хранителю времени и Летописцу жестокий ритуал. С тех самых пор, как зверолов Ортега открыл источник Усыпительной воды, первым испытав на себе её действие, а Хранитель времени Беллино предложил свой дерзкий план по оптимизации государственного бюджета - усыплять на шесть месяцев неправящие королевские дворы.

За звучавшими в зале Большого Совета словами о тяжёлом экономическом кризисе, в который всё сильнее погружалась Страна Подземных рудокопов, и парадоксальном пути его разрешения, как это всегда бывает в политике, стояли прежде всего меркантильные интересы самого Беллино, ставшего в результате проведенной реформы, после усыпления шести дворов, единственным несменяемым Хранителем времени. Он и его преемники оказались даже в шаге от того, чтобы стать фактическими правителями страны, сосредоточив в своих руках всю реальную власть и оставляя ежемесячно ротируемым королям исключительно церемониальные функции.

Сделать такой шаг Хранителям времени не позволили Летописцы. Именно по их записям обучались заново короли и сановники, возвращаясь после долгого сна к продолжению истории своих секторов Радужного дворца. Хранители времени так и не получили над ними контроль, поэтому власть в стране фактически оказалась распределена среди членов триумвирата, третьим, переменным элементом которого был правящий король. Каждый королевский двор вёл собственный архив, к которому не имели доступа ни Хранители времени, не знающие хранящегося в летописях кодового слова на сейфе, ни Летописцы, не имеющие доступа в королевские покои. Все стороны удовлетворяло такое положение дел, и, заинтересованные в его сохранении, они строго придерживались сложившегося веками регламента своих взаимоотношений, где всё было тесно и неразрывно переплетено, обеспечивая взаимоконтроль сторон в их жёсткой конкуренции.

Частью этого регламента, которая, однако, строго скрывалась от королей, был заложенный ещё при Беллино механизм престолонаследования. Чудовищный и кровавый, но не поддающийся пересмотру, чтобы не посыпалась вся система, а за нею и весь уклад жизни в стране - централизованный и контролируемый на всех уровнях, как повелось с первых лет изгнания в Пещеру заговорщиков во главе с принцем Бофаро, чтобы выжить в суровом подземном мире.

Когда приходил срок, уснувший наследником посыпался королём. А прежний король просыпался в Гроте Безумия пищей для населяющих эту часть лабиринта бескрылых драконов на длинных пружинистых лапах. Свет гептаграммы между сталагнатами неизменно привлекал тварюгу из глубины не хоженых людьми галерей.

В этом даже была высшая справедливость: проведя беспечную жизнь в роскоши и праздности, обеспеченной изнуряющим трудом подданных и непомерностью взимаемых с них налогов, король заканчивал её в преклонных летах жертвой умилостивления во имя их благополучия. При беспрецедентной для Волшебной страны промышленности, при унаследованной со времён короля Нараньи и законсервированной в Пещере феодальной структуре общества, мировоззрение рудокопов с их примитивным бытом и укладом, слабо развитым земледелием, ролью охотничьего сословия (отлавливающего и дрессирующего шестилапых, которые не желали размножаться в неволе) и собирательства драконьих яиц было совершенно архаичным, вполне соответствуя подобным представлениям о роли и сущности монарха.

Для Ружеро, образованнейшего представителя подземного народа, они казались безусловно дикими. Но о том, чтобы хотя бы заговорить с Летописцем - будь то с престарелым предшественником Арриго или теперь с ним самим - о возможной отмене этого порядка, не могло быть и речи.

Правила игры, вековой конкуренции, призванной не ударить противника в слабое место, а предотвратить подобное с его стороны, чтобы сохранить паритет сил и обеспечиваемую им стабильность власти, требовали изображать друг перед другом искреннюю и глубокую веру в необходимость жертвы королевской крови для спокойствия и процветания страны, в то, что бескрылые драконы-пауки - слуги Спящего Ужаса, господствующего в подземном мире.

Арриго это удавалось лучше, и Хранитель времени старался его переиграть, показать себя фанатично верящим в эти древние и злые сказки. Но сейчас случившийся форс-мажор требовал решительных действий, а значит, серьёзного и делового разговора. Летописец, однако, продолжал как ни в чём не бывало валять дурака:

- Один король не мог обратить его в бегство. Значит, Спящий Ужас оставил его. Возможно, он проснулся и теперь действует в Верхнем мире?

- Послушай, - не выдержал Ружеро, осознавая, что сдаёт позиции, - надо что-то решать. В город его вести нельзя.

В неровных отблесках шарика на колпаке по лицу Арриго протекла удовлетворённая улыбка. Ну и пусть. Главное сейчас решить проблему.

- Да, восьми королей быть не может, - задумчиво протянул Летописец.

Наблюдение было хоть и бесполезным, но метким. Ментахо, Барбедо, Эльяна, Ламенте, Карото, полуторагодовалый Тевальто, отец которого более десяти лет назад неудачно поохотился... Седьмым уже объявлен молокосос Бубала, наследник Арбусто. Старому королю нет места в Радужном дворце. Да и нигде, собственно. Он официально мёртв, и единственный выход из создавшейся нелепой ситуации - согласовать фактическое с юридическим.

И если Летописец так ревнует по кровавому ритуалу, пусть сам и решает этот вопрос. Он, Ружеро, умывает руки.

* * *

По галереям каменного лабиринта, окружающего Пещеру, медленно брели трое. Длиннобородый седой старец в мантии, покрытой цифрами, и мужчина средних лет в такой же, но с буквами алфавита, вели под руки дряхлого старика в голубом, который бессмысленно тряс головой и пускал слюни. Если бы у этой сцены были свидетели более разумные, нежели ползающие по неровным стенам слизняки и летучие мыши под сводами, они бы наверняка сочли его впавшим в старческий маразм. Но хотя старику было за девяносто по его субъективному возрасту, а биологически и вовсе шесть с половиной столетий, разум его был скорее разумом младенца. Правда, младенец этот очень быстро осваивался в окружающем мире и мог бы припомнить многое из своих прошлых жизней между приёмами Усыпительной воды, если бы его воспоминаниям было за что зацепиться.

Допустить это было нельзя.

Трое остановились у развилки. Коридор налево шёл под заметным уклоном, и его тёмные каменные своды также спускались всё ниже в обозримой перспективе. Там, вдалеке, находились отвесные колодцы, из которых не было другого выхода.

- Ты знаешь, что делать, - бросил Ружеро через плечо и, не оглядываясь, быстрыми шагами направился прямо, в сторону Пещеры. Его начинало мутить от происходящего. Это уже не было частью запутанного регламента, оставленного предками в его целостности и нерушимости, заложниками которой стали они, потомки. Это не было Ритуалом, в котором оставалось повторять издавна расписанные шаги, не думая об их последствиях. Это было сознательным, пусть и от безвыходного отчаяния, убийством старика, без флёра старых сказок о жертве Спящему Ужасу, с продуманными деталями и личной ответственностью за каждый шаг.

Ружеро не хотел иметь с этим ничего общего. Он никогда не заговорит о произошедшем с Арриго, не напомнит о нём ни единым намёком. Он будет бороться с голосом совести, убеждая его, что не причастен к смерти Арбусто ни прямо, ни косвенно, что она полностью лежит на Арриго. И может быть, даже победит в этой борьбе.

Летописец дождался, пока дрожащий в воздухе огонёк от шапки Хранителя времени растворится во тьме. И повернул с королём направо. К Торговым воротам.

Для него слова "Ты знаешь, что делать", звучали так же однозначно, как и для самого Ружеро. Вот только имели совсем другой смысл.

Арриго, конечно, подозревал по некоторым обмолвкам, интонациям и гримасам Хранителя времени о его вольнодумстве и скептицизме относительно Договора со Спящим Ужасом. Но ему и в голову бы не пришло, что тот в состоянии пойти на неизгладимый грех цареубийства, навлечь магическое проклятие как на себя, так и на весь народ. И уж тем более - перепоручить его Арриго.

Не всё можно было доверить летописям. Пергамен болтлив и ненадёжен. Сокровенные страницы истории Подземных рудокопов передавались из уст в уста Летописцами своим преемникам. И даже Хранители времени не посвящались в них. Их юрисдикция - настоящее с его неуловимостью, текучестью песка в часах. Прошлое, сконцентрированное и овеществлённое в словах - юрисдикция Летописцев.

Только Летописцы хранили память о первых годах жизни изгнанников в Пещере. Дети росли на истории об осаде лагеря переселенцев разъярёнными шестилапыми и чудесном избавлении от них с помощью драконов - но кто помнит о нашествии бескрылых дракопауков, одержимых Спящим Ужасом Арахной, от которого спасло только повозглашение Бофаро королём? Искажённые отголоски в народных песнях и легендах, вызывающих у таких, как Ружеро, снисходительную усмешку, - и сокровенное знание Летописцев... Короли Балланагара силой сакральной монархической власти оказываясь живым олицетворением своего народа и, концентрируя в себе его мощь, получали доступ к древней магии Гуррикапа, способной противостоять силам хаоса, скованным в Подземье, частью которого изначально была Пещера рудокопов. Сюда не распространялась власть Нараньи, поэтому Бофаро смог провозгласить альтернативную династию и остановить королевской магией миньонов Спящей Арахны.

Чтобы закрепить успех и власть, король Бофаро назначил соправителями обоих своих сыновей, а затем до конца дней успел заделать ещё пятерых - необычайная многодетность для Волшебной страны, вызванная державными интересами. Магия восьми королей (наследники Бофаро носили титул королевичей, а не принцев, как сам он в Верхнем мире) обеспечивала покой и безопасность Пещеры. Правящим королём, однако, оставался Бофаро, а после его смерти установилось семицарствие с ежемесячной ротацией, заложившее начало семи королевским домам.

Спящий Ужас предпринял ещё одну попытку нападения на Страну Подземных рудокопов - в лице живших по соседству марранов под предводительством князя Грона, которых семь сыновей Бофаро изгнали после сокрушительного разгрома в Верхний мир. Затем годы мира и благополучия привели к деградации королевской власти. Монархи, ожидающие своей череды, коротали дни в пирах и веселии, а их внуки и вовсе оставались в неведении о своём высоком предназначении. Семицарствие объяснялось анекдотом о семнадцатикратно переписанном завещании Бофаро, который со временем был внесён в летописи как исторический факт во избежание лишних вопросов.

И когда Хранитель времени Беллино излагал в зале Большого Совета свой план по усыплению неправящих королевских дворов, единственным, кто понимал его катастрофические последствия, был Летописец Дерриза. Один король не в состоянии обеспечить магическую защиту Пещеры от Спящего Ужаса.

Однако предшественники Дерризы недаром посещали покинутый город марранов и расшифровывали росписи его стен. Летописец знал о Спящей Арахне достаточно, чтобы внести в план Беллино коррективы, делающие его жизнеспособным. Её можно было приручить - примерно так же, как приручили их предки под началом охотника Карума шестилапых и драконов. Требовалось лишь время от времени подкармливать её магией Гуррикапа в лице престарелого короля.

Пусть скептик Ружеро считает это выдумкой Дерризы с целью закрепить Летописцев во власти и связать Хранителей времени соучастием в изуверском ритуале. Арриго знает слишком много, чтобы отличать истину от пустых суеверий. Знание пребывает в юрисдикции Летописцев.

А если Арахна действительно проснулась и действует в Верхнем мире, не возлагает ли судьба на короля Арбусто особую миссию? Ведь как рассказал ещё десять лет назад беженец Руф Билан, а затем подтвердила фея из Большого мира, в Верхнем мире больше не осталось законных королей.

Торговые ворота были уже близко. Арриго аккуратно надел на вертящего головой старика чёрные очки.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1053
Зарегистрирован: 26.03.19
Рейтинг: 4

Замечания: За кормешку тролля после предупреждения.
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.11.19 19:26. Заголовок: Рудокопы приносили ч..


Рудокопы приносили человеческие жертвы? Если бы Жевуны только знали, с кем они торгуют, тут на фоне Рудокопов Гингема с ее пиявками и филинами кажется безобидной и кроткой бабулей

Капрал Бефар пишет:

 цитата:
Торговые ворота были уже близко. Арриго аккуратно надел на вертящего головой старика чёрные очки.


Вот откуда Гудвин взял обычай надевать при входе в свой город зеленые очки. Только это уже не необходимость, а просто эстетика.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 514
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.11.19 23:16. Заголовок: Sabretooth пишет: Е..


Sabretooth пишет:

 цитата:
Если бы Жевуны только знали, с кем они торгуют, тут на фоне Рудокопов Гингема с ее пиявками и филинами кажется безобидной и кроткой бабулей

В каноне Рудокопы тоже жуткие вещи делают, скажем прямо... Мне кажется, что предыдущая чисто вканонная глава о Пещере должна оставлять более гнетущее впечатление, чем эта детсадовская страшилка из серии известного отзыва Толстого о прозе Л.Андреева))

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 515
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.11.19 16:17. Заголовок: Всё только запутывае..


Всё только запутывается

Гномы проснулись лишь утром. Озма догадывалась, что хитрецы давно притворяются, разведывают обстановку: где они, как к ним относятся, чего ожидать. Ну и пускай. Меры предосторожности она приняла.

Энни окончательно освоилась во дворце. По зеркально натёртому паркету так удобно скользить вдоль длинного коридора, а уж съезжать по широким перилам вообще красота. Особенно на главной парадной лестнице - она вся такая с хитрыми изгибами. И главное, никто слова не скажет. Хозяйка дворца хоть и не рискует сама присоединиться к веселью, но провожает та-а-аким завистливым взглядом...

В библиотеке она всё же присмирела. Высокие стеллажи нарезали пыльный солнечный луч аккуратными порциями, рисуя на полу загадочный узор. Спящие на полках книги невольно внушали к себе трепетное уважение. Не только огромные фолианты дворцовых летописей, но даже дешёвые Эллины книжки из фургона, расположенные на почётном месте вне каталога, рядом с книгами из других миров от феи Многоцветки.

Гномским свиткам здесь пока места не нашлось, хотя полки не заполнены и наполовину, и места для ящиков между пустым стеллажами хватило бы. Но размещение их в книгохранилище, даже временное, выглядело бы претензией на внесение в фонды. Несколько дерзкой без воли хозяев, пусть даже они сами себя наказывают, продолжая притворяться спящими.

Поэтому ящики со свитками громоздились в примыкающем к библиотеке скриптории. Кажется, это не вызвало восторга у придворного летописца - по крайней мере, вчера он сбежал до конца рабочего дня, сетуя, что негде развернуться, а сегодня ещё не появлялся. Даже чайный стакан в серебряном подстаканнике с вензелем Oz оставил на рабочем столе - так спешил в расстроенных чувствах от уплотнения личного пространства.

Впрочем, оно и хорошо, что на работу не вышел. Потому что сейчас по его столу рядом со стаканом, доходящим ему чуть ли не до пояса, важно расхаживал его коллега - гномский старейшина и летописец Кастальо.

- Значит, ваши предки прибыли сюда из Старого света пять тысяч лет назад вместе с Арахной? - переспрашивала Озма, нажимая на каждое слово. Услышанное от гнома согласовывалось со вчерашним рассказом Фараманта только в этой дате и в самом факте битвы у южных рубежей Волшебной страны, неподалёку от замка её создателя Называй-его-как-хочешь. Остальное никак не увязывалось.

- Совершенно верно, Ваше Высочество, - терпеливо отвечал степенный старик в красном колпаке. - Они жили в Альпийских горах, прорубали в них тоннели, добывали золотую руду и драгоценные камни.

- Прямо как Подземные рудокопы, - хмыкнула Озма.

- Похоже, - согласился Кастальо. - Только их никто не изгонял, это была их естественная среда обитания. Мы не знаем, почему им покровительствовала великанша Карена, как и почему поссорилась с ней её дочь Арахна, как наши предки её поддержали. Летописи мы начали вести только здесь и только после того, как Гуррикап победил госпожу и погрузил её в долгий сон.

- Значит, сама битва в ваших свитках тоже не описана? - разочарованно протянула принцесса.

Гном виновато развёл руками:

- Знаем о ней только из преданий и поздних записей. Что, конечно, не очень надёжный источник. И вообще эти сведения очень скупы и отрывочны, а местами противоречивы. Наш народ не стремился сохранить память об обстоятельствах поражении госпожи. Одни рассказы действительно говорят о жестокой битве на месте нынешнего леса Воюющих деревьев, поссорившей народы Волшебной страны. Другие упоминают только зверей и птиц, которые осаждали госпожу в ущелье, где она и была усыплена Гуррикапом. Но как она там оказалась вблизи от его замка и уже без всякого войска, хранят молчание.

- А о том, как вы поселились в Волшебной стране, хотя бы помните?

- Это да, хотя тоже не документально, - ответил старый гном. - Как-никак, наша собственная история. Народ наш был тогда немногочислен, и все прибыли из Старого света вместе с госпожой на ковре-самолёте, который она увела у Карены с другим волшебными принадлежностями и который вчера навсегда утратил свою силу...

- Думаете, навсегда? - спросила Озма с сожалением.

- Да, - уверенно сказал Кастальо. - Мы же пытались поднять его в воздух с Макового поля. Ни в какую. За пять тысяч лет в нём не осталось ни одной прежней нитки, приходилось постоянно латать, но вплетённая в него магия сохранялась. Стоило же ему оказаться в сизом облаке...

- А облако случайно появилось на вашем пути или... Как вы сами считаете?

Гном пожал плечами:

- У нас просто не было времени делать какие-то выводы. Сперва собирали свитки, затем нас сморил сон...

- А затем вы долго не подавали виду, что проснулись, пытаясь по своему обыкновению, всё разведать? - погрозила пальцем Озма.

- Ну, не без этого, - улыбнулся Кастальо в бороду без тени смущения. - Ваше Высочество славится своим бережным отношением к обычаям своих подданных, и я надеюсь, наш народ не станет досадным исключением.

- Я смотрю, вы слишком много обо мне знаете, а я о вас ничего...

- А как же! Пять тысяч лет мы неустанно вели летописи обо всём происходящем в Волшебной стране, в том числе и последние десять. Сам я далеко не первый раз в Изумрудном дворце. Бывал тут, никем не замеченный, и при Гудвине, и при вас, и даже при Бастинде, - ответил старик по-прежнему спокойно, как о чём-то само собой разумеющемся.

- Представляю, какими страшными врагами вы бы оказались, если бы Арахна действительно проснулась телесно...

- Вовсе нет! В Волшебной стране наш народ дал ей клятву повиноваться и не действовать во вред. Обязательство воевать против её врагов в неё не входило. Хотя, конечно, она использовала бы наши летописи. Но вы их сами прочтёте и убедитесь, что там нет никаких по-настоящему опасных шпионских сведений.

- Ох и изворотливы же вы, дорогой Кастальо, - рассмеялась фея. - Я обдумаю текст вашей присяги так, чтобы вам трудно было ею жонглировать. Чем же ваших предков так привлекла Арахна, если вы сами признаёте, что день без сделанного кому-нибудь зла она считала пропащим?

- К нам-то она была добра. Продлевала нам жизнь, лечила болезни, заклинала наши луки бить без промаха... Она вообще чередовала добро, сделанное нам, со злом, которое творила людям. Её, наверное, и злой волшебницей называть не совсем правильно. Скорее, неоднозначной.

- Что-то магии неизвестна подобная типология, друг мой. Это ведь вопрос источника волшебства, а не того, делится ли с кем волшебник полученными плюшками. Если бы ещё бескорыстно, тогда можно было бы о какой-то "неоднозначности" говорить, а так нет.

- Всё равно, нам не за что было ей попрекнуть, - упрямо повторил гном. - Конечно, мы её обслуживали, но делали это с благодарностью, а не по принуждению. Мне кажется, она и не стремилась нас принуждать, хотя могла бы. Ей хотелось, чтобы её любили. Вашему Высочеству это ведь должно быть хорошо знакомо...

Озма вздохнула с кислой усмешкой:

- Вы и в самом деле обо мне слишком много знаете. Только вот, будучи Урфином, я стремилась поглощать любовь, не отдавая. Судя по вашим словам, у Арахны была та же проблема. Это, дорогой Кастальо, именно зло, а никакая не "неоднозначность". И в волшебном смысле, и в обычном этическом.

- Вы фея, вам видней, - не стал спорить старик.

- Как вы думаете, - Озма решила перевести разговор на практическую тему, - легенды о Пакире имеют какое-то основание? Если по вашим словам та битва на самом деле происходила между Гуррикапом и Арахной, которая прилетела сюда позже него и, насколько я понимаю, не причастна к гибели Атлантиды...

Кастальо молчал, обдумывая ответ.

- Видите ли, - начал он нерешительно, - ни о каком Пакире нам ничего не известно. Ну, кроме рассказов странных людей, именующих себя Войском Ориона. Но госпожа в Волшебной стране откуда-то научилась новым, ранее неведомым вещам. Не связанным с волшебной книгой Карены и другими её артефактами. Например, принимать облик любого человека или животного. Насколько нам известно, такое приписывают Пакиру. Во-вторых, пещера, где мы из поколения в поколение оберегали её сон, служит одним из входов в Подземье. Мы туда дальше не совались - в Волшебной стране нам пришлось резко изменить образ жизни, переквалифицироваться из шахтёров в охотников и аграриев. Но по доносящимся слухам, сознание спящей госпожи подчиняло себе жителей Подземья.

- Да, такие слухи нам тоже известны. Что же получается - легенды о Пакире искажённо преломляют память о битве Гуррикапа с Арахной, а то, что Пакир здесь был раньше него - просто мифология без исторического основания? Или всё-таки Арахна вступила здесь в союз с какими-то местными силами? Которых, может быть, и в самом деле заточёнными в Подземье Гуррикап, Торн или как там его. Пакир не Пакир, но откуда-то же у неё взялись те новые способности, о которых вы говорите?

- Мы можем лишь строить догадки, - ответил Кастальо. - А вот о её сопернике знаем доподлинно. Хотя и мало.

Он называл себя Руггедо. Ростом был с гномов, но странен и страшен лицом, похожим на лицо мертвеца. Появился среди гномов лет десять назад. Никто не помнил, как именно это случилось - маленький народец, не любящий чужаков (которые, впрочем, и не подозревали о его существовании), просто обнаружил, что тот давно живёт в их среде и ведёт опасные речи ("О, как мне это знакомо!" - заметила Озма). Арахна, говорил он, унизила вековые обычаи гномов, заставив их жить на поверхности земли, разводить скот и выращивать пшеницу. Между тем, прямо за её пещерой простирается обширное Подземье, полное сокровищ. Руггедо пришёл оттуда, гипноз спящей госпожи на него не действовал, и он обещал защитить от него гномов, которые пойдут за ним.

Сперва эти пересуды носили безобидный характер, и Кастальо не сразу забил тревогу. Когда же захотел всерьёз поговорить с Руггедо, тот перестал попадаться ему на глаза. Со своими сторонниками и сочувствующими общаться, несомненно, продолжал, но те делали всё, чтобы застать его было невозможно. Гномы - непревзойдённые мастера маскировки. Даже друг от друга.

Некоторые сторонники Руггедо открыто начали носить вместо разноцветных колпаков чёрные в знак его поддержки. Кастальо, однако, подозревал, что их гораздо больше. Но что они могут сделать? Клятвы, данные в Волшебной стране, нерушимы. Даже когда год спустя открытые и тайные приверженцы Руггедо бесследно исчезли, он лишь вздохнул с облегчением, но не задумался, как это могло произойти. И только неделю назад, когда госпожа вдруг открыла глаза и тут же рассыпалась в прах, гномский старейшина, осмотрев её опустевшие одежды, понял, что случилось.

Негодяи украли пряжку с её пояса, прихваченного в своё время среди прочих волшебных вещей Карены. В нём, оказывается, и заключалась власть великанши. Поэтому Арахне удалось увести за собой гномов вопреки клятве, данной ими её матери на этом поясе, а теперь Руггедо проделал этот трюк с ней самой. Пояс не раз истлевал за пять тысячелетий, гномы шили новый и чистили до блеска тускнеющую со временем золотую пряжку. Эта пряжка и исчезла - а поскольку застёгивался пояс на спине, пропажа не была замечена.

Судя по всему, магическое долголетие Арахны тоже поддерживалось волшебной пряжкой. Поэтому по окончании очарованного сна пять прошедших тысячелетий взяли своё. Загадочная фраза книги Виллины о "каком-то не таком" пробуждении стала проясняться. Несмотря на истлевшее тело она, видимо, продолжала существовать бесплотным духом. С феями такое случается. Некоторые в таком состоянии даже детей ухитряются рожать - живое тому доказательство как раз размышляет над услышанным.

- Кто же мог вызвать облако сизого тумана у вас на пути? - ломало живое доказательство голову. - Арахна или Руггедо?

- Заинтересованы в том, чтобы мы с нашими летописями к вам не добрались, были, пожалуй, и та, и другой, - рассудительно ответил Кастальо. - А вот кто из них способен управлять туманом....

Как бы там ни было, присягу Озме от имени гномского народа он принёс и передал в дар полное собрание летописей за пять тысячелетий. Принцесса тут же заказала выписку всех сведений о Войске Ориона и его преданиях. Впрочем, получить её до отъезда в Фиолетовую страну в любом случае не успевала.

Гномы очень шустро начали сносить ящики из скриптория в книгохранилище, размещая на полках свободных стеллажей. Место быстро освободилось, и придворный летописец, убрав наконец подстаканник, приступил к выполнению своих обязанностей - а именно начал записывать под диктовку Кастальо его рассказ. Очень старался, поскольку почувствовал в гноме конкурента, но из-за волнения наделал столько орфографических ошибок, что самому потом было стыдно перечитывать.

- Какой у вас роскошный читальный зал! - восторженно говорил Озме гном в синей куртке и колпаке, имя которого она не спросила.

- Ещё бы! Бывшая парадная гостиная. Читателей, к сожалению, мало, но мы над этим работаем.

В тронном зале понемногу собирался Королевский совет. Старички, знакомые Чарли по интронизации, неторопливо рассаживались, обсуждали городские сплетни, и моряк чувствовал себя несколько неуютно в этом клубе. Заглянул в мастерскую поторопить Озму. Обнаружил за верстаком Энни, которая самозабвенно орудовала рубанком под наблюдением принцессы, терпеливо поправлявшей ей осанку и положение рук.

- Озма! - страдальчески простонал Чарли, хотя серые глаза так и искрились смехом. - Что ты делаешь с ребёнком? Что я Смитам скажу?

- Ладно, в дороге я научу Энни вышивать золотом и бисером. Это у вас нормальным занятием для девочки считается?

Королевский совет был недолгим. Озма, открыв его, тут же поднялась с трона, обвела советников приветливым лучистым взглядом:

- Друзья! Как вам известно, сегодня я отбываю в Фиолетовую страну на Общий Совет Безопасности. Вероятно, по его результатам придётся двигаться дальше по Волшебной стране. Я приняла решение, кого оставить вместо себя в Изумрудном городе.

Принцесса спустилась по ступеням трона, вытащила серебряный свисток на цепочке и дунула в него. Свист получился по-пацански пронзительный и задорный, так что Энни обзавидовалась, а дядя Чарли невольно вспомнил по контрасту лирическую трель, которую выдувал свисток у Элли, и снова загрустил о её трагической судьбе.

Рамина появилась на большом фальшивом изумруде у края правого подлокотника. На сидении мышка была бы слишком незаметной.

- Итак, дорогая сестра, - обратилась к ней Озма, - как мы и договаривались, вы приступаете к исполнению обязанностей правительницы Изумрудного города. Ваш долгий опыт мышиной королевы не оставляет сомнений, что вы с ними блестяще справитесь. Кроме того, мы всегда можем держать мгновенную связь с помощью свистка. Но чтобы не было лишних разговоров и недовольств, полномочия подписывать или ветировать принятые Изумгорсоветом законы вы будете делить с господами советниками, которых я по такому случаю переименовываю в сенаторов. Я, конечно, и раньше не принимала решений вопреки их мнению, но давайте закрепим это официально. Вы, господа сенаторы, голосуете по каждому закону, и если большинство ваших голосов окажется положительным и совпадёт при этом с волеизъявлением Её Мышиного Величества, она сможет его подписать.

- А как же я? - обиженно спросил со спинки трона феникс Гудвин.

- А у вас, дорогой Премьер, остаётся, как и прежде, совещательный голос. Не будем путать ветви власти. У нас фактически получается двухпалатный парламент, и если такая модель хорошо покажет себя в работе, возможно, будет смысл оставить её после победы на постоянной основе, - Озма ехидно улыбнулась. - Я только и делаю, что ограничиваю свою власть, но всякий раз какой-нибудь Кабр Гвин начинает кричать, что я её узурпирую. Даже уже и не смешно - привыкла...

- Я непременно оправдаю ваше доверие и возложенную на меня ответственность, - церемонно пропищала Рамина.

- А я на другое и не рассчитываю. И вот ещё что, - Озма скривилась, как от зубной боли, и неохотно продолжила: - Раз уж заговорили о Гвине. Несмотря на вчерашние увещевания, и он, и Энкин Флед продолжают обвинять меня во всяких странных вещах, хотя получили исчерпывающие и детальные опровержения своих домыслов. Дерзко так, с вызовом - а что она нам сделает, если до сих пор ничего не сделала по совокупности былого? Я уже вынесла им последнее предупреждение, а Дин Гиор прямо сейчас извещает горожан, что в связи с военным положением наши новые союзники гномы и ваши мышиные подданные начинают скрытое патрулирование. Пусть меня считают шпионкой за собственным народом, лишь бы не раскачивали лодку посреди бури. А любителям почесать языком за спиной это должно охладить энтузиазм. Нет, ну правда: или, если мои объяснения вас не убедили, придите скажите мне это в лицо, прекрасно зная, что никакого наказания вам за это не будет, или ваши действия будут расценены как подрывные - а как их ещё расценивать?

- Вы напрасно, горячитесь, Ваше Высочество, - сказал один из сенаторов. - Уверен, что все присутствующие возмущены этим не меньше вас.

- Поймите, мне очень не хочется и в самом деле устраивать тотальную слежку, уподобляясь Бастинде... Да ладно, чего там за Бастинду прятаться: я сам вёл её в Голубой стране с помощью деревянных полицейских, и сейчас мне противна одна мысль о подобном. Уверена, вполне достаточно будет попугать. Но всё-таки, дорогая Рамина, я бы попросила вас проследить хотя бы за этими двумя, которые всё баламутят. И если что, применить к ним всю строгость закона. Вы же не тряпка, не мягкотелая Озма, которая им слишком уж долго прощала, у вас должно получиться...

- О да! - пропищала Рамина, оскалив зубки. - Я обещаю быть страшной и беспощадной Мышью и вершить суровое правосудие!

Озма, кажется, единственная в зале не улыбнулась.

- Давайте. Может быть, и я от вас чему смогу научиться. О, кажется я, наконец, нашла преимущество в вечной юности: желание учиться не ослабевает. Если бы ещё процесс переходил в результат...

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1055
Зарегистрирован: 26.03.19
Рейтинг: 4

Замечания: За кормешку тролля после предупреждения.
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.11.19 17:02. Заголовок: Очень хорошо и интер..


Очень хорошо и интересно, раскрыта тема неоднозначности полузлого-полудоброго персонажа а Рамина на посту правителя города может возмутить сильнее Страшилы - человеческим городом управляет мышь, пусть даже волшебная!

Не в тему: Капрал Бефар пишет:

 цитата:
только неделю назад, когда госпожа вдруг открыла глаза и тут же рассыпалась в прах,


Извините, опять вспомнил Эдгара По "Правда о случае с мистером Вальдемаром"


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 518
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.11.19 21:24. Заголовок: Sabretooth пишет: р..


Sabretooth пишет:

 цитата:
раскрыта тема неоднозначности полузлого-полудоброго персонажа

Чувствую, на форуме помимо Трёхбуквенного-Имени-Которое-Нельзя-Называть скоро будет Шестибуквенное. И нет, не "Карена"...

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 3171
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Награды: :ms17::ms35::ms19::ms21::ms24::ms43::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.11.19 00:00. Заголовок: Форум сегодня так бу..


Форум сегодня так бурлит, что и отзыв написать не сразу получается))


 цитата:
Энни окончательно освоилась во дворце. По зеркально натёртому паркету так удобно скользить вдоль длинного коридора, а уж съезжать по широким перилам вообще красота.


А-а-а, моя Энни!))) Озма, давай, присоединяйся.


 цитата:
Скорее, неоднозначной.

- Что-то магии неизвестна подобная типология, друг мой.


Ну то, что ваша Озма цитирует меня, это ещё объяснимо. Но когда я, пусть и другими словами, но высказываю почти то же, ещё не прочтя...)) только что ведь где-то подобное говорила, только не про магию))


 цитата:
Например, принимать облик любого человека или животного. Насколько нам известно, такое приписывают Пакиру.


А ведь правда... Что-то у них общее есть))


 цитата:
Некоторые в таком состоянии даже детей ухитряются рожать

.
Уж не в том ли же состоянии родили канонные Торн с женой сына в Невидимой земле?)) Не в тему: если бы я не переделывала этот момент в своём фаноне, даже стало бы интересно - не мог ли канонный Асмарал быть обычным человеком, а не призраком Невидимой земли)


 цитата:
как мы и договаривались, вы приступаете к исполнению обязанностей правительницы Изумрудного города. Ваш долгий опыт мышиной королевы не оставляет сомнений, что вы с ними блестяще справитесь


Вотэтоповорот! Любопытно, как мышка будет управлять человеками))

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 524
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.11.19 18:28. Заголовок: Бессонница в Красной..


Бессонница в Красной карете

Топотун неуклюже ласкался к Энни, а кOZел ревниво наблюдал за этой сценой и пытался перетянуть на себя внимание девочки. Её сестра в своё время отдавала предпочтение ему - ну, потому что медведь тогда вообще практически ни с кем не общался, кроме угрюмого Урфина Джюса. Конечно, можно было усмотреть здесь высшую справедливость, но кOZел предпочёл обижаться.

Впрочем, Озма задерживалась, поэтому ему всё-таки досталась порция внимания, включая почёсывание за деревянным ухом. Да и с Тотошкой приятно было вспомнить былые времена.

- Поездка в Фиолетовую страну сейчас, когда достроена дорога, одно удовольствие, - рассказывал кOZел. - Не сравнить с тем, как мы тащили ваш фургон по нехоженому плоскогорью.

- Кто тащил, а кто больше языком молол, как сейчас, - ворчал Топотун. Но Энни уже знала, что это у них дружеский стиль общения такой - взаимные подначки. Драйв необходимый создаётся. Они, конечно, искусственные существа, оживлённые волшебным порошком, и не чувствуют усталости, но тянуть карету - ответственная работа. Особенно в команде.

В Фиолетовую страну отправлялись каретой, а не переносились с помощью серебряных туфелек отнюдь не из-за королевского этикета. Просто волшебная сила Озмы восстанавливалась медленнее, чем ей хотелось бы, а использование туфелек замедляет этот процесс ещё сильнее. К тому же экипаж может оказаться полезен в зоне появления тумана, как вчера с гномами.

Наконец принцесса впорхнула белым облачком, невольно приковав к себе взгляды. Эффект белого облачка создавала не привычная мантия, а лёгкое, но изящное платье с открытыми плечами, подчёркивающее стройную фигурку ровно настолько, чтобы не оставалось сомнений в её стройности. Причёска... ну, она была. То, что обычно называют причёской девочки, а не прихваченная, как обычно, серебряным обручем копна волос, пусть и волнистых от природы в той оптимальной для глаз степени, для достижения которой другие упорно колдуют с папильотками и щипцами (а феи, случается, и просто колдуют).

- Так, кому-то что-то не нравится? - Озма, как обычно, попыталась скрыть смущение за напускной грубостью.

- Наоборот! - сказала Энни с такой интонацией святой простоты, что от смущения не осталось и следа.

- Там же Стелла будет, - объясняла принцесса уже в карете. - А у неё те десятилетия, когда я была под её магической защитой, включили режим заботливой мамочки. Появись я в обычном прикиде, обязательно начнётся: "Почему ты опять в этом балахоне? Ты стесняешься своей фигуры? До сих пор не привыкнешь к тому, что ты девочка? Хочешь об этом поговорить?" - Озма так похоже передала голос Стеллы, что Чарли аж закашлялся от героически подавляемого смеха. - Не военный совет, а балаган получится.

- Надеюсь, хотя бы Виллина не почувствовала себя бабушкой?

- Смейся, смейся... Нет, с Виллиной мне, можно сказать, повезло. Она меня побаивается немного. По-прежнему подозревает, что я не столько дочь Лурлины и Пастории, сколько сама Лурлина в новом теле. Ну или что мамина память у меня где-то спит. Очень крепко и глубоко. Ага, если бы...

За каретой шагал голубой взвод дуболомов под предводительством капрала Бефара. Исторически сложившаяся личная охрана Озмы ещё с дремучих урфиновских времён. Чарли тогда, правда, их посрамил, обезвредив в одиночку с помощью лассо, но он же затем и прокачал уровень их крутизны. Озма с тех пор собственноручно исправила им лица на более приветливые, что благоприятно сказалось на их характере и интеллекте, но крутизны не лишило.

- На самом деле я за Стеллу даже рада. Какой-никакой, а выход из петли вечной юности. Материнский инстинкт - это же чудесно. Взросление, чувство ответственности, уверенность в себе... Нет, я Тилли-Вилли, конечно, называю сыном, но у нас это больше игра. В куклы девочка играет. Куколка, правда, мало что великовата, так порой уже умнее девочки.

- Озма, ты опять? - насупилась Энни.

- Всё в порядке, сестрёнка. Это я скорее иронизирую над своей печалью. Наверное.

Вчера, возвращаясь пешком в Изумрудный город, Чарли, конечно, заметил новый тракт, примыкающий к последнему изгибу дороги из жёлтого кирпича перед городскими воротами, за которым она превращалась в прямую аллею с густой полосой плодовых деревьев по обе стороны. Карета, покачиваясь, свернула на него. Солнце, клонясь к западу, светило в спины дуболомам, растущие тени бежали вдогонку, словно провожая правительницу.

- Кстати, я днём проверила: тень от Дозорной башни как раз касается шпилем тех оранжевых кирпичей.

Вертевшаяся по сторонам Энни после неприятного напоминания о кирпичах неподвижно уставилась в окно. Пусть Озма и говорит, что её странный смех был не обычным, а зачарованным, "проектным", в Канзасе Энни за такое сочли бы просто дурочкой. Хотя - ну сочли бы, их проблемы. Они больше не в Канзасе. Там в повозки не запрягают деревянные козлы и медведей, набитых опилками.

- Нет, теперь уже очевидно, что Гудвин хотел обратить на них внимание, - сказал дядя Чарли. - Но смысла этого послания я понять не могу. Гудвин, конечно, тот ещё фрукт. Ладно, отказался тогда составить нам с Элли компанию, но хотя бы рассказать мог что-нибудь? А то, например, в прошлый раз только от Рамины узнали, что он вёл торговлю с Подземными рудокопами, выменивал у них изумруды. Сейчас даже и не знаю, жив ли он ещё. Ему где-то за семьдесят должно быть....

- Вся надежда на Страшилу, - протянула Озма. - Головоломка как раз для его мудрых мозгов.

Десять лет назад путь в Фиолетовую страну пролегал по бездорожью голого каменистого плоскогорья. От полуденного зноя спасала лишь крыша фургона. Слушая дифирамбы о дороге, построенной дуболомами по проекту и под руководством Страшилы, Чарли Блек относился к ней скорее скептически. Ну дорога... мало ли он их видел в Большом мире в подобной местности?

Реальность превзошла его скептические ожидания. Вдоль дороги тянулась лесополоса, несомненно дающая днём густую тень (есть, оказывается, в Волшебной стране такие быстрорастущие деревья), и канал-арык, куда, как объяснила Озма, часть воды гонится наверх с помощью её полумагических насосов. Само каменное полотно было выше всяких похвал, гладкое, как лёд на реке. Карета покачивалась на нём равномерно, убаюкиваще, словно колыбель.

В сон, однако, не клонило, несмотря на предзакатное пламя, охватившее полнебосвода, и густые сумерки впереди.

Приколистка Озма не шутила, когда обещала усадить Энни в дороге за пяльцы. Как ни странно, занятие пришлось девочке по душе. Скорее как вызов, чем сам процесс. Вышивание требовало гибкости пальцев и меткости глаза, а раскачивающаяся карета дополнительно усложняла задачу. Ещё и напёрсток великоват. Усидчивость никогда не входила в десятку главных добродетелей Энни, но упорства ей было не занимать. И если уж сказала: "я это смогу", любая крепость рано или поздно сдавалась под её напором.

По крайней мере, так было до сих пор.

Тотошка тихо лежал под диванчиком у ног хозяйки. Во всей карете он единственный урывками дремал и даже видел сны - как обычно, Канзас, в который ему никогда не суждено вернуться, и эпизоды прошлой насыщенной собачьей жизни.

Дрёма, вероятно, сморила бы рано или поздно и остальных (раньше всех Энни - она всё-таки упоролась за вышивкой), но вдруг навстречу из темноты, в которую успели сгуститься сумерки, вынырнуло нечто несообразное.

Огромная фура показалась сперва выросшим на пути домом без окон. Потом оказалось, что она движется, ещё через несколько секунд - что движет её чудовище, похожее на паука, но больше слона, с шестью длинными мощными лапами и уродливой треугольной головой на тонкой шее, глаза которой горели в темноте, как фары. Если бы лапы были раз в пять короче, а вместо лишней средней пары перепончатые крылья, оно здорово походило бы на дракона, которого Чарли видел через окно в Пещеру рудокопов.

Для Озмы, однако, зрелище не стало неожиданностью. Она остановила карету и выпорхнула из неё.

- Он уже хорошо говорит? - спросила погонщиков.

- Под настроение.

Это был тот самый бескрылый дракон из Подземья, терроризировавший Заречный лес, о котором рассказывала Стелла и которого вскоре после их улёта (Чарли тоже подхватил от Страшилы это словечко) отловила Озма со Львами. Злобный его нрав удалось переломить, и теперь он возил грузы между Фиолетовой и Изумрудной страной - промышленные на запад, сельскохозяйственные на восток.

Как и в Большом мире, животные в Подземье, на которое не распространялась магия Гуррикапа, были лишены дара речи. По крайней мере, по словам Летучих Обезьян, их предки заговорили только после десятилетий жизни на поверхности; не проявляли признаков речи и интеллекта шестилапые, да и в Саблезубых тиграх заподозрили подземных жителей, выбравшихся из расселины и вернувшихся в неё от испуга, из-за их молчаливости, даром что конечностей не шесть, как у прочих известных тварей оттуда. И если Тотошка, попадая из Большого мира в магическое поле Волшебной страны, начинал говорить сразу, то животным Подземья, подверженным влиянию Хаоса, требовались многие годы. Дракопаук произнёс первые слова совсем недавно, и Озма оптимистично надеялась на прогресс.

А расспросить его было о чём.

- Ничего нового, необычного не случилось в последние дни? - допытывалась принцесса, стараясь произносить слова как можно чётче. - Новое?

Тварь всё понимала. Но говорить было пока тяжело.

- Новое - нет. Старое. Очень-очень старое. Зов. Теперь здесь.

- Зов? - удивилась Озма. - То, от чего ты бежал из Подземья? Ну, сюда, наверх?

- Зов моя догони. Моя убегай. Теперь здесь. Слабо. Когда туман.

- Туман несколько раз появлялся вдали, - подтвердил погонщик. - Над дорогой-то ваша защита.

- Он в это время вёл себя как-то необычно?

Погонщики задумались.

- Вроде бы нет, не замечали.

- Зов - слабо, - ответил за них сам Паук, мотая тяжёлой головой. - Здесь, наверху, слабо. Моя не слушай.

- Арахна? Пакир? Руггедо?

- Ар-р-рахна, - зарычала животина, и длинную шею так и замотало в яростном танце.

- Арахнэ - по-гречески паук, - вспомнил Чарли. - Может быть, это как-то связано?

- Всё может быть, - ответила Озма, возвращаясь в карету. - По крайней мере, он подтвердил слышанное нами раньше. И дал важный аргумент в пользу того, что туман связан всё-таки с Арахной, а не с Руггедо. Странно: возможно ведь, именно он растерзал моего отца, а у меня на него нет никакой злости. Скотина безмозглая, да ещё подчинённая чужой воле, что с него взять? И сама та воля Спящей Арахны, судя по всему, была скорее бессознательной. А вот Бастинду простить не могу, как ни пыталась.

Энни попыталась снова взяться за вышивку, которая в ночном освещении рудокопских шариков, отражённых в зеркалах кареты, стала ещё более экстремальным занятием. Но стежки шли увереннее, бисер садился плотно и красиво, поэтому интерес к ней пропал, а мысль могла отвлечься от процесса и, блуждая лабиринтами ассоциаций, сосредоточиться на каких-нибудь других темах.

Сосредоточилась, как ни странно, на религии.

Джон Смит называл себя католиком - применительно к нему это означало, что в протестантскую церковь он не ходит. То есть, за неимением в округе католической, не ходит вообще ни в какую. С католицизмом О'Келли было сложнее: в праздники Энни с Тимом могли быть отловлены и усажены за чтение розария, если не повезло оказаться на их ферме до начала собственно празднования - с заводным и щемящим пением, танцами и пивным перегаром, от которого Энни слегка мутило, поэтому трудно сказать, когда не везло больше. От розария, по крайней мере, пока не мутило, но девочка начинала понимать, почему взрослые так любят ругаться всякими церковными словами. У неё самой недавно сорвалось с языка, за неимением в лексиконе настоящих экспрессивных выражений, "грация плена". Даже расстроилась - но подумав, решила, что Дева Мария не обидится: едва ли ей самой доставляет удовольствие выслушивать десятки раз ангельское приветствие, повторяемое из-под палки.

Анна же после гибели Элли стала наведываться в церковь - не то чтобы часто и регулярно, но тем не менее. Иногда удавалось взять с собой Энни, иногда Энни не удавалось поспать на проповеди, и что-то откладывалось в памяти. Теперь вот всплыло вопросом.

- Озма, а почему пастор говорил, что все волшебники злые? Ну, то есть всякое волшебство от дьявола?

- В Большом мире сейчас, наверное, так и есть, - равнодушно ответила Озма. - Если там кто-то вообще колдует, и не так, как Гудвин, то наверняка не добрые волшебники. У нас же заповедь - "не навреди". А закон нынешнего Большого мира таков, что волшебство может иметь непредсказуемые и не просчитываемые самим волшебником побочные последствия. Даже то, что я прилетала к вам - уже на грани допустимого. А то, что произошло с Тотошкой - вообще за гранью, и хорошо, что не было лишних свидетелей. Да и не факт ещё, что обойдётся совсем гладко. Моя сила восстанавливается слишком медленно, а значит, какие-то духовные эффекты имели место.

- А вот ты говорила, что добрые волшебники не могут тянуть силу из других против их воли, а злые могут. Получается, зло сильнее добра?

- Нет, не получается. Получается, что одним лишь волшебством зло не победить. А почему мы обратились к вам за помощью, как думаешь?

- Понятно...

Энни под шумок разговора отложила в сторону пяльцы и теперь лукаво поглядывала на Озму. Та заметила, но обручи вдруг напомнили ей кое-что важное.

- Тут вот какая штука, Энни. На Совете ты должна присутствовать официально как хранительница моих регалий, согласно предсказанию книги Виллины. Туфельки мне будут нужны для экстренных перемещений и свисток для связи с Раминой, а вот серебряный обруч я передаю тебе.

Озма сняла диадему и протянула Энни. Та нерешительно взяла её, повертела, любуясь блеском рубинов. Посмотрела в зеркало на ребре кареты - к сожалению, кривое, вогнутое - как оно будет смотреться?

- Он подстраивается размером под любую голову, - улыбнулась принцесса. - Будет точно по тебе, как подогнанный.

Но Энни сомневалась. С косичками обруч по-любому выглядел бы глуповато. Похоже на повязку во время их с Тимом игр в индейцев. Будь это где-нибудь в лесу, самое то, но в настоящей карете, с настоящей принцессой, которая только что сняла его с настоящей причёски...

Подстраивается под любую голову... А почему, собственно, только под голову?

Энни осторожно продела внутрь диадемы средний палец левой руки (на нём миссис Маргарет носила колечко-розарий). Она тотчас начала сжиматься и за несколько секунд обхватила палец аккуратным перстнем.

- Надо же! - воскликнула Озма. - Меня за десять лет и мысль не посетила, что так можно.

У неё в руках уже взялась невесть откуда другая, неволшебная диадемка - золотая без камней, с изяществом простых линий и большой, издали заметной монограммой Oz. Энни помогла усадить её на причёску Озмы и принялась рассматривать своё колечко. Из всех рубинов на нём остался только центральный, в обрамлении звёздочки с решёткой Oz. На тоненьком пальчике Энни выглядело весьма солидной печаткой.

- А это... невидимость? Озмочка, можно, можно? - взмолилась девочка.

- Можно, - улыбнулась принцесса. - Нельзя только во вред и для личного обогащения.

Энни немедленно - вдруг передумает! - коснулась рубиновой звёздочки на пальце и исчезла. Снова появилась, изумлённо пялясь в зеркало, снова исчезла. И так раз десять, пока Озма не решила её урезонить:

- Такая большая девочка, а играет в "ку-ку!" как младенчик...

Энни появилась окончательно - с высунутым языком.

- Вредина ты! - сказала она Озме, притворно надувшись.

- Наверное, - ответила принцесса. - У меня было трудное детство. И юность тоже. И зрелость. И главное, когда теперь судьба дала возможность всё переиграть, ничего не получается...

Энни подозрительно уставилась на неё:

- Это ты сейчас нарочно, да? Дразнишься?

Озма рассмеялась:

- Видишь, как мы с тобой уже хорошо друг друга понимаем?

- Почти как с Элли, - закончили девочки хором.

кOZел и Топотун, как обычно, затянули сухопутную шанти. Тихо, чтобы не мешать разговорам в карете. Они и не мешали. Сказать по правде, они и друг к другу не особо прислушивались, что там поёт другой.

А зря не прислушивались.

- Тащим карету на Общий Совет.
Чёрное Пламя поглотит ли свет? - затягивал кOZел.

- Эй-хо, ё-моё, меж двух огней суметь бы пройти, - подхватывал медведь.

- Меч Гуррикапа тонет во льдах,
Кто же за ним вернётся сюда?

- Эй-хо, ё-моё, надо в Подземье в оба глядеть.

- На раздорожье теряется след,
Путь от предательства до побед.

- Эй-хо, ё-моё, не оступиться б и не свернуть.

И никто не глядел вверх, где закрывая распростёртыми крыльями куски созвездий, парил орёл. Днём в знойном небе могло показаться, что он летит слишком низко. Сейчас глаз не дал бы себя обмануть: птица была очень большой. Просто гигантской.

К счастью для орла и его пассажирки, такого зоркого глаза не нашлось. Впрочем, они и не делали ничего противозаконного. Перелёт из одной точки в цепи Кругосветных гор в другую над фронтирными территориями Волшебной страны совершенно не противоречил условиям изгнания Бастинды. Они ведь даже не в Долину марранов летят, расположатся по соседству. Вот вернётся с разведки филин, можно будет делать какие-то выводы насчёт дальнейших действий.

Ей всё больше нравилась мысль укротить этот гордый народец. Только бы они признали в ней волшебницу. Она уже знает, что им предложить и как всё организовать, не повторяя фатальных ошибок, сделанных ею в своё время в Фиолетовой стране.

Спасибо: 3 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 3181
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Награды: :ms17::ms35::ms19::ms21::ms24::ms43::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.11.19 20:02. Заголовок: Капрал Бефар пишет: ..


Капрал Бефар пишет:

 цитата:
Конечно, можно было усмотреть здесь высшую справедливость, но кOZел предпочёл обижаться.


Гениальная фраза!

Капрал Бефар пишет:

 цитата:
а не прихваченная, как обычно, серебряным обручем копна волос, пусть и волнистых от природы в той оптимальной для глаз степени, для достижения которой другие упорно колдуют с папильотками и щипцами (а феи, случается, и просто колдуют).


Кстати, всё что-то никак не уловлю ) Какие волосы у вашей Озмы? А то она ж у Баума по тексту светленькая, по рисункам тёмненькая, фанаты пишут как хотят...

Капрал Бефар пишет:

 цитата:
Появись я в обычном прикиде


Богатый у Озмы лексикон - от всяческих умных политических терминов до подросткового слэнга ))

Капрал Бефар пишет:

 цитата:
Озма с тех пор собственноручно исправила им лица на более приветливые, что благоприятно сказалось на их характере и интеллекте, но крутизны не лишило.


А ещё, наверное, упрочило привязанность - как-никак душу вложила )

Капрал Бефар пишет:

 цитата:
Это я скорее иронизирую над своей печалью. Наверное.


Ну прям как я. И даже слова как будто мои ))

Капрал Бефар пишет:

 цитата:
Вдоль дороги тянулась лесополоса, несомненно дающая днём густую тень (есть, оказывается, в Волшебной стране такие быстрорастущие деревья)


А может, просто Озма поколдовала над их ростом, как сухиновская Корина?

Капрал Бефар пишет:

 цитата:
Вышивание требовало гибкости пальцев и меткости глаза, а раскачивающаяся карета дополнительно усложняла задачу. Ещё и напёрсток великоват.


Не для каждого вышивания требуется напёрсток, кстати.
Фактически, он нужен, чтобы проталкивать иглу сквозь ткань. В вышивании обычно не используется толстая и плотная ткань, это только если нужно вышить на каком-то уже готовом предмете. Иголки, как правило, тоже затупленные. Впрочем, возможно, дело привычки )
Не в тему: Я никогда напёрстком не пользуюсь, когда вышиваю. В том числе при вышивке бисером ))

Капрал Бефар пишет:

 цитата:
У неё самой недавно сорвалось с языка, за неимением в лексиконе настоящих экспрессивных выражений, "грация плена".


Хм... а что это значит?

Капрал Бефар пишет:

 цитата:
Энни появилась окончательно - с высунутым языком.
- Вредина ты! - сказала она Озме, притворно надувшись.


А-а-а, моя Энни ))) И поведением, и репликой.

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 525
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.11.19 21:46. Заголовок: Annie пишет: Кстати..


Annie пишет:

 цитата:
Кстати, всё что-то никак не уловлю ) Какие волосы у вашей Озмы?

А принципиально умалчиваю )) Я даже цвет волос Элли и Энни, кажется, нигде не упоминаю, только глаза. Не в тему: В голове скорее кареглазая брюнетка, потомуштоУрфин )


 цитата:
Богатый у Озмы лексикон - от всяческих умных политических терминов до подросткового слэнга

Что вы хотите от ребёнка, у которого с полом и возрастом такая неопределённость, да ещё и Стелла своими попытками помочь только бесит? (сейчас, наконец-то, пишу этот диалог)) но глава уже на среду, а то наших девочек в Пещере как-то давно не навещали)
Но вроде она употребляет всё уместно, в соответствии с ситуацией, нет?


 цитата:
А ещё, наверное, упрочило привязанность - как-никак душу вложила

Да, надо бы это показать, хотя и скажут, что OOC дуболомов


 цитата:
И даже слова как будто мои ))

Причём в данном случае опять вы Озму цитировали, ещё не читавши.
В общем, это у вас взаимно ))


 цитата:
А может, просто Озма поколдовала над их ростом, как сухиновская Корина?

Надо подумать. Там же ещё и Тамиз за всю ботанику будет отдуваться))


 цитата:
Не для каждого вышивания требуется напёрсток, кстати.

Ну, может быть (знакомая попадья-золотошвейка вроде бы его юзает, но в зависимости от плотности материала, наверное).
Хотелось намекнуть, что Озма Энни и с рубанком слишком тщательно опекает наставлениями, и с пяльцами. Напёрсток? Пусть будет!


 цитата:
Хм... а что это значит?

"Благодати полная".


 цитата:
А-а-а, моя Энни ))) И поведением, и репликой.

Насчёт реплики, видимо, очередная "клякса", не встречал )) Насчёт поведения - ну, она всё-таки, в отличие от Озмы и у вас, ребёнок без оговорок. Хотя здесь ещё и слегка ребячится, конечно, подобно вашей (в ответ на "младенчика").

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 3183
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Награды: :ms17::ms35::ms19::ms21::ms24::ms43::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.11.19 21:55. Заголовок: Капрал Бефар пишет: ..


Капрал Бефар пишет:

 цитата:
В голове скорее кареглазая брюнетка, потомуштоУрфин )


А мне нравится))

Капрал Бефар пишет:

 цитата:
Но вроде она употребляет всё уместно, в соответствии с ситуацией, нет?


Уместно, конечно)

Капрал Бефар пишет:

 цитата:
Причём в данном случае опять вы Озму цитировали, ещё не читавши.
В общем, это у вас взаимно ))


В таком случае я это употребляю, не читавши, уже несколько лет подряд))

Капрал Бефар пишет:

 цитата:
Насчёт реплики, видимо, очередная "клякса", не встречал ))


Вот сама не помню, откуда. Но было где-то)) может, позже вспомню))

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 644
Зарегистрирован: 15.12.15
Рейтинг: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.11.19 08:09. Заголовок: Спасибо за прекрасны..


Спасибо за прекрасный фанфик, очень понравилось. Чудесно!

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 645
Зарегистрирован: 15.12.15
Рейтинг: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.11.19 08:10. Заголовок: И ждем продолжения!..


И ждем продолжения!

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 527
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 4
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.11.19 18:35. Заголовок: Я знаю, с ней ты гов..


Я знаю, с ней ты говорил и с ним, конечно, тоже

- Почему вы не оставите меня в покое, господин Арриго?

Летописцу даже жалко его стало. Он вообще был жалок. Сейчас ещё более, чем десять лет назад, появившись в Пещере.

И только эта его ущербность и ничтожество могли оправдать вопиющую дерзость - задавать вопросы Летописцу без его на то разрешения. Даже риторические. Такой привилегией во всей стране Подземных рудокопов обладали лишь правящий король как формально старший и Хранитель времени как равный.

- Вопросы здесь задаю я, господин Билан, - счёл всё-таки нужным напомнить. Оно хоть и ничтожество, но пусть не привыкает. Нечего.

Он даже не смутился.

- Я всё рассказал. Во всех подробностях. Много раз.

Арриго покачал головой, как в разговоре с капризным ребёнком, чьё воспитание безнадёжно запущено:

- Я буду спрашивать столько, сколько сочту нужным, пока картина не прояснится. Потомкам должно быть всё понятно в летописях. А сейчас мне и самому многое по-прежнему непонятно.

Руф Билан и в самом деле осунулся за проведенные в Пещере годы. Не скажешь ведь, что ему едва за тридцать. Даже узником в подвале Дозорной башни умудрялся гордо держать голову - ну, за исключением нескольких минут общения с Бастиндой раз в три дня. Теперь его взгляд был постоянно уставлен в землю. Оно и к лучшему - никто не прочтёт в нём редких проблесков работы мысли.

Или, как сейчас - проблеска дерзкой надежды, гаснущей в страхе, что снова окажется обманутой.

- А я ведь тогда вообще мог ничего не сказать, господин Арриго. Промолчать, что она фея, которую хорошо знают и почитают в Верхнем мире. И неизвестно, как всё сложилось бы, если бы поддались гипнозу "онижедети" и отпустили их наверх...

- Разве это подвиг, а не долг? - Летописец включил режим пафосной риторики. - Разве честь, которую оказала вам наша страна, предоставив убежище и приютив на равных с подданными Семи владык, не стоит того, чтобы заботиться о её безопасности, не ожидая иной награды?

- Честь?! - Билан всё-таки поднял глаза, и Арриго даже отпрянул - так яростно горела в них обида. - В Изумрудном городе я был смотрителем дворцовой умывальни - а здесь, узнав об этом, меня в насмешку поставили смотрителем водокачки? За городской стеной?

- По-моему, очень достойная должность. Почётная, ответственная и по специальности. В то время как тысячи коренных жителей нашей страны трудятся, надрываясь и не доживая до старости, в шахтах или на заводах, вы, чужак, прохлаждаетесь на непыльной работе у воды. Неужели вам этого мало?

- За то, что, возможно, спас вашу страну от войны с Верхним миром? - воскликнул Руф Билан.

- Вы сказали "вашу"? Своей вы её, значит, не считаете?

- А что она дала мне для того, чтобы я считал её своей?

Это превращалось в хождение по замкнутому кругу - да пожалуй, и было таким изначально. Сильнее всего раздражало, что негодяй не вёл бы себя так ни с королями, ни с Ружеро. Казалось, он понимал, что у Арриго к нему личный интерес. И заключается он вовсе не в заботе о потомках, читающих летописи.

- И что бы вас устроило, если должность смотрителя водокачки ниже вашего достоинства? - спросил Арриго как можно мягче, с намёком на готовность поторговаться. Глупец на намёк купился:

- Я же говорил! Любая должность в любом из королевских дворов. Не лакейская, конечно. Хотя... для начала карьеры...

- Послушайте, господин Билан, вам ведь хорошо известно, как нелегко обходится бюджету содержание королевских дворов. Их штат и так непомерно раздут. О том, чтобы впихнуть куда-нибудь лишнюю единицу, и речи быть не может.

- Но ведь для неё же место нашлось!

Арриго тяжело вздохнул. Не напоминать же ему общеизвестное: что в стране Подземных рудокопов для женщин нет иной карьеры, кроме деторождения и хранения семейного очага. Лишь вдовы и старые девы собирались в цеха для женских работ, тяжёлых, грязных и неквалифицированных. Пристроить к ним десятилетнюю девочку после пробуждения, как её спутника учеником к драконоводам, не было ни малейшей возможности. Навязать лишним ртом в какую-нибудь семью - тем более. Как ни парадоксально, ей действительно не нашлось другого места, кроме двора короля Арбусто, который так кстати заканчивал свой месяц.

- Почему вы говорите, что она фея? В чём конкретно заключается её волшебство?

Билан закатил глаза:

- Я ведь уже столько раз рассказывал... Она прилетела на Убивающем Домике и - крак! крак! - раздавила злую волшебницу Гингему. Правительницу страны, между прочим. А потом вместе с Гудвином, самым великим из волшебников, улетела на Солнце.

- Я плохо представляю, что такое Солнце, - Арриго поднял взгляд к светящимся золотистым облакам под сводом Пещеры. - Хотите сказать, над вашим Верхним миром есть ещё один, более верхний?

- Да, наверное.

- Пока что я не увидел, в чём её опасность для нашей страны...

- У неё были серебряные башмачки. Волшебные. И она их оставила в Изумрудном городе. Они служили ему защитным талисманом, и злая волшебница Бастинда не могла его захватить...

- Пока вы его не предали? - безжалостно напомнил Арриго. Билан позволил себе проигнорировать его вопрос:

- А потом из двух башмачков в закрытом ларце остался один. А потом она со свитой появилась прямо в темнице, куда я был без вины брошен Бастиндой. А потом приплыла прямо в Пещеру по подземной реке на лодке из шкуры шестилапого. И вы ещё спрашиваете, господин Летописец, в чём её волшебство? А опасность... Она ведь меня узнала. И если бы рассказала в Верхнем мире, что вы дали мне убежище...

- Минутку! - перебил его Арриго. - Это вы её первым узнали. Не стали бы кричать из толпы, что она не "самая обыкновенная девочка", а фея, уничтожившая могущественную Гингему, она бы вас и не заметила.

- И вы в это верите?! - ядовито захихикал Билан. - Думаете, она со спутником действительно случайно оказалась в Пещере из-за какого-то обвала в Большом мире, а не продолжала меня преследовать?

Он снова дерзко ставил Летописцу вопросы, но тот не делал замечания. Да, это звучало убедительно. Особенно после того, как случилось невозможное и отступил Спящий Ужас. Нет, конечно, Ружеро бы от этого отмахнулся - "ерунда", "совпадения", у него всегда так. В прошлый раз Арриго пытался обратить его внимание, что с каждым пробуждением принц Бубала непременно знакомится с ней, выделяя из толпы фрейлин.

"И что с того? - ответил тогда Хранитель времени. - Им по одиннадцать лет субъективного возраста. Когда это начнёт иметь какое-то значение, меня давно не будет в живых. Почему это должно меня волновать сейчас?"

Но в отличие от него, Арриго через сорок с лишним лет вполне может быть ещё жив. А значит, по этой же логике, его-то оно волновать должно.

Оно его и волновало. Иначе не тратил бы время на омерзительного Билана.

- А как по-вашему, - Арриго наконец решился задать волновавший его вопрос, - если она фея, может ли на неё Усыпительная вода действовать иначе, чем на обычных людей? Например, не лишать памяти. Может так статься, что она всё помнит, только притворяется?

- Всё может быть, - усмехнулся Руф Билан противно и загадочно.

- Послушайте, если вам что-то известно...

- Мне и в прошлый раз было известно. И что я за это получил? Нет-нет, это не вопрос, господин Летописец. Я сам на него с удовольствием отвечу. Шиш с маслом!

- В прошлый раз, - осторожно начал Арриго, стараясь не спугнуть его фальшивой интонацией, - вы успели прожить в нашей стране всего год. Мы ещё не доверяли вам как следует, и более достойной должности для вас действительно не нашлось. Но за десять лет вы показали себя лояльным подданным Семи владык, поэтому сейчас вопрос может быть решён совсем по-другому.

Смотритель водокачки удовлетворённо кивнул.

- Ну так вот. Вчера она общалась здесь с ним.

- "С ним" - это... с ним?

- С ним, с ним. Причём не первый раз. В прошлый голубой месяц они тоже здесь виделись. И в позапрошлый.

У Арриго голова пошла кругом.

- Минутку... но как? Она что, тайно выбирается из города?

Билан снова захихикал:

- Вы, господин Летописец, прямо как маленький! Неужели в самом деле не видите, что творится у вас под носом? Да они на плотину табунами в самоволку бегают - пажи, младшие фрейлины. Всех дворов. А ещё парочки постарше, - он закатил глаза и улыбнулся так сально, что Арриго стало противно до физической тошноты.

* * *

Катание на лодках вчера пришлось отложить из-за шторма. Фраза о шторме на озере в безветренной Пещере (максимум сквозняки, делающие возможной парусную навигацию) может прозвучать загадочно для жителей Большого мира. Но Подземным рудокопам это природное явление было хорошо знакомо. Вода вдруг начинает интенсивно бурлить, идёт пузырями. Иногда это продолжается около часа, иногда до суток.

Причину никто не знал, потому что никто особо и не интересовался. Подземная река уходила в сток между камнями куда-то вниз - насколько глубоко, неизвестно. Ходили досужие слухи, якобы со слов очевидцев, о Нижнем мире, где простирается целое подземное море. Если и не море, то какой-то мощный водоносный пласт там был, заставляя озеро непредсказуемо бурлить, а Священный Источник регулярно наполняться. Поговаривали даже, что где-то под большим давлением вытекает река в Верхний мир, но это уже совсем фантастика.

На сей раз бурлило не слишком долго, и мероприятие, пусть и перенесенное, началось по протоколу. Пир по случаю удачной охоты плавно перетёк в пикничок на воде. Сломал протокол король Бубала, который вдруг взял и сел в одну лодку с Лориэль и Люцией. За такой нестандартный поступок Люция его даже слегка зауважала. Совсем слегка и, к сожалению, очень ненадолго. Потому что всю дорогу он провоцировал их на светскую беседу.

Ну как - "их"? Лориэль её, конечно, поддерживала и не скрывала восторга от общения с самим королём. Просто светилась вся. Если бы они при этом ещё не дёргали Люцию. А они дёргали. Вдвоём. Постоянно.

А когда та, не выдержав, буркнула что-то совсем не по методичке, Бубала тут же отреагировал:

- Люци, вы чудо!

Долго, наверное, эту фразу придумывал, а ещё дольше репетировал во дворце перед зеркалом. И небось, ужасно горд собой, что удалось её сказать. "Люци", это ж надо... Она вообще разрешала ему так себя называть? Ну да, Лори называет, но это же взаимно. А короля она вообще по имени назвать не может, не то что по уменьшительному. Как оно, кстати, звучит? "Буба", "Булька"? Люция представила, как произносит это вместо "Ваше Величество" и с трудом сдержала смешок. Со стороны выглядело как застенчивая полуулыбка, увидев которую, король расцвёл.

А "чудо" - это вообще... Глупее, кажется, уже ничего не придумаешь.

Лодка между тем достигла дальнего конца озера. Гребцы в голубых колпаках уверенно налегали на вёсла. На берегу из серого смога вырастали суровые и брутальные корпуса литейного цеха. Алые сполохи от печей играли на отвале отработанной породы, уступчатом, но неприступном. Вдалеке за ним, сколько мог видеть глаз, высились терриконы, выгребаемые из шахтных туннелей. Сами строения и печи словно концентрировали в себе окружающую рыжину, лежащую налётом ржавчины на всём влажном и прохладном мире Пещеры - на камнях и терриконах, на листьях деревьев, на низких светящихся облаках, на бурой воде озера, в тёмной гуще которой неразличимы лопасти вёсел, на угрюмых лицах рудокопов.

- Вот бы там побывать, - сказала вдруг Люция. Неожиданно для себя вслух.

- Ты с ума сошла! - взвизгнула Лориэль. Ей теперь становились понятны слова Астерро о том, что заводское оборудование может быть опасно не менее, чем шестилапые или драконы. В пасть к этому огнедышащему чудовищу, рычание которого было отлично слышно даже с лодки, её совсем не тянуло.

Король молчал, и Люция впервые посмотрела на него с вызовом и спрятанной в самых уголках глаз насмешкой. Куда пропало всё твоё красноречие, стоило лишь издали соприкоснуться с настоящей жизнью?

Бубала был типичным избалованным мальчишкой, привыкшим, что все его желания реализуются сразу и без напряжения. Не столько, конечно, привыкшим (к чему там можно было привыкнуть за несколько дней после пробуждения?), сколько наставленным, что он такой. Его научили играть роль самого себя, полностью вжившись в неё за неимением другой социальной личности. Хотя ведь и то, каким он был полгода назад - плод такого же воспитания после сна. И все прошлые разы тоже. А роль для него была написана с самого начала, когда ему случилось несчастье родиться в королевской семье, а затем и стать наследником престола как ближайшему родственнику короля Арбусто.

Внушённая модель поведения, впрочем, органично накладывалась на всё отчётливей просыпающийся прежний характер и вместе с ним обильно питалась и укреплялась дворцовой средой. Мир вращался вокруг юного короля. Любой его каприз исполнялся незамедлительно. Любая девчонка млела от его взгляда.

Любая - кроме Люции. Которая именно этим привлекала его всё сильней. Желания хороши, пока остаются желаниями. Теперь ему хотелось, чтобы Люция вела с ним так же, как остальные - заискивающе и подобострастно. После чего он наверняка бы утратил к ней всякий интерес.

Любопытство, вспыхнувшее в глазах фрейлины при виде завода, не осталось незамеченным Бубалой. Кажется, он нащупал её слабое место. Её манят тайны, привлекает неизвестное? А кто, как не король хранит секреты, недоступные даже Хранителю времени и Летописцу? Королевский архив таит много интересного. Недаром же он листал его, согласно расписанию, в перерыве между охотой и пиром, хотя все мысли были в это время о неприступной гордячке Люции, так неприветливо пообщавшейся с ним в вестибюле.

- А что вы знаете о Верхнем мире? - спросил он девочек. Люция, как обычно, промолчала, а Лориэль наморщила вздёрнутый носик:

- Верхний мир? Ну... мы с ним торгуем, кажется. Это где-то на юге. Скукотища. И непонятно, почему он "верхний". Дурацкое название.

По лицу короля расплылась довольная и хитрая улыбка:

- Вовсе нет! Он действительно верхний. То есть наверху. Прямо над нами, - Бубала для наглядности ткнул пальцем вверх, где под золотистыми облаками рассекали чёрные силуэты драконов с надсмотрщиками. Фрейлины невольно проследили за ним взглядом. Обе. И взгляд Люции начинал оживать интересом. Похоже, король на правильном пути.

- Разве там что-то может быть? - недоверчиво спросила Лори. - Выше облаков?

- Представьте себе, очаровательная Лориэль! - ответил король. - Когда-то там жили наши предки, но были изгнаны сюда, в Пещеру.

- Почему же мы с ними торгуем, если они нас изгнали? - возмутилась Лориэль.

- Политика - сложная и запутанная штука, - повторил Бубала сказанное Хранителем времени Ружеро, и перешёл на шёпот. - Мой наставник Арбусто, втайне от прочих королей, установил отношения с правителем другой части Верхнего мира, совсем в другой стороне.

Девочки подались вперёд, чтобы расслышать его слова. Снова обе. И более того, на этот раз молчание нарушила Люция:

- И где же?

Подавляя ликование, Бубала задумался, прикинул на местности.

- Где-то там, - неуверенно показал он на север, под облака.

- Что, прямо вверху? - в голосе Лориэли снова звучало недоверие.

- В том-то и дело! Там вход, до которого можно добраться только на драконах. Не вход даже, просто отверстие в своде Пещеры. Король Арбусто лично летал туда на драконе, обменивая изумруды на вино и экзотические фрукты. Даже такие, которые вообще не растут там, на юге, где официальная торговля. Потому-то наш двор самый богатый, - закончил он уже с обычной королевской заносчивостью.

- И король умел управлять драконом? - у Люции закралось подозрение, что Бубала их просто разыгрывает. С него станется. Уж не знает, чем и как привлечь её внимание к своей драгоценной персоне. Был бы поумнее, давно бы уже понял, что это бесполезно. Нет, ещё на что-то надеется...

- Ну, это был очень умный и послушный дракон, - ответил король без тени смущения.

- Ойххо? - осенила догадка Лориэль.

- Точно! - удивился Бубала, но тут же поспешил вернуть своему голосу привычный напыщенный тон. - Все знали, что король любит на нём кататься, что это совершенно безопасно, и никто за ним не следил, - последние слова прозвучали с неприкрытой завистью. - Ойххо под конец уже сам знал, куда лететь.

- Под конец? - переспросила Люция.

- Ну да, торговля давно прекратилась, около пятидесяти голубых месяцев назад. Но наставник писал, что может и возобновиться, - король запнулся на полуслове, соображая, что и так сболтнул больше, чем положено знать этим девчонкам.

- Но отверстие-то осталось? - задумчиво протянула Лориэль. - А мы ведь знаем человека, который хорошо ладит с Ойххо, правда, Люци? Вашему Величеству, наверное, интересно было бы туда слетать и посмотреть. А вдруг верхние действительно хотят возобновить торговлю, а вы этого не знаете...

Мысль о полёте совсем не вызывала у Бубалы восторга. Его и на озере начинало укачивать - к счастью, гребли уже к берегу. Но Лори закинула отличный повод для продолжения общения, которым грех было не воспользоваться.

- Это очень ценная мысль, - сказал он степенно. - И в знак признательности за то, что вы, дорогие фрейлины, мне её подсказали, я приглашаю вас принять участие в будущей экспедиции.

- Ой, правда, Ваше Величество? - завизжала Лориэль, забыв о всяком этикете и толкая в бок подругу. - Люци, ты слышишь?

- Без меня, простите, - мрачно ответила Люция. - Ты забыла, что я боюсь летать?

Но Бубала ей не поверил. Цену себе опять набивает, жалеет, небось, что так явно проявила интерес к его рассказу. Ничего, он её переиграет. Быть того не может, чтобы король не переиграл служанку. Король от самой природы умнее и хитрее её, иначе мироздание не сделало бы его королём.

Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 92 , стр: 1 2 3 4 5 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- дома
- никого нет дома
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 271
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Мир Волкова Изумрудная страна Заколдованное королевство - Tin Man Хроники Изумрудного города и его окрестностей Изумрудный город Миры Изумрудного города Изумрудная страна|Магвайр,Баум,Сухинов,Волков Типичный Урфин Джюс *NO SLASH!* Tin Man | «Заколдованное королевство» Друзья Изумрудного города