Главная сайт Изумрудный город Правила Форума Выберите аватару Виртуальный клуб Изумрудный город

Форум на премодерации. Админы ежедневно в четыре руки пачками вычищают спам-рекламу.
В издательстве «Шико-Севастополь» вышел восьмитомник серии «СОБЕРИ РАДУГУ» Ю.Н. Кузнецова. Твёрдый цветной переплёт, прошитый чёрно-белый блок, 400 иллюстраций О. Бороздиной, И. Буньковой, В. Коновалова, D. Anfuso.
Цена 200 руб. за том.

Заказать у автора: e-mail | vkontakte | facebook

 
Даниил Алексеев «Приключения Оли и Пирата»
Образцом при написании и оформлении были книги А. М. Волкова. Девочка Оля похожа на Элли и Энни Смит, а также Алису Селезнёву, только она наша соотечественница и современница. В истории «Серебряные башмачки» тайный враг подсунул Оле туфельки Гингемы. Девочка решила поиграть в Элли... и оказалась в Голубой стране. Там она встретит Виллину, Кагги-Карр, Элли, Тотошку, побывает в пещере Гингемы и столкнётся с Урфином Джюсом и филином Гуамоко.
Цена 500 руб.
(включая стоимость пересылки)

Заказать у автора: e-mail



АвторСообщение





Пост N: 479
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 4

Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104:
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.11.19 10:45. Заголовок: Фея Будущих Побед, или Если бы Тотошка-2


Продолжение макси "Серебряный башмачок, или Если бы Тотошка..." в рамках National Novel Writing Month 2019

Канон: А.М.Волков, элементы кроссовера с Л.-Ф.Баумом и С.С.Сухиновым
Размер: планируется макси, ориентировочно в трёх частях
Категория: джен, AU
Рейтинг: PG-13
Примечание/Предупреждения: дальнейшее развитие после первой части альтернативного таймлайна влечёт кажущиеся и реальные OOC; возраст, пол и др. характеристики некоторых канонических персонажей решены нестандартно на основании ранних редакций канона либо авторского домысла; ОМП, ОЖП, О?П. Про дубовый язык и канцелярит все помнят? помните дальше.
Состояние: закончено
Благодарности: Скрытый текст


Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 245 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All [только новые]







Пост N: 1117
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.11.20 14:06. Заголовок: Annie пишет: так не..


Annie пишет:

 цитата:
так не получится, потому что девочки всё-таки разные, и отличить их несложно

У них разница в возрасте не успела нивелироваться до некритичной) 9 лет и 11 с половиной - это всё-таки принципиально, начало ж пубертата. Хотя, конечно, всё индивидуально, даже у сестёр.
Но да, это было бы интересней))

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 4405
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Награды: :ms34::ms97::ms96::ms84::ms24::ms24::ms86::ms85::ms102::ms103:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.11.20 14:12. Заголовок: Капрал Бефар пишет: ..


Капрал Бефар пишет:

 цитата:
9 лет и 11 с половиной - это всё-таки принципиально, начало ж пубертата.


Угу... Разница в росте может появиться заметная Не в тему: (вспомнила, как именно лет в 10 я взяла и резко выросла).

Автор и представить себе не мог, что вам померещится между строк (с) Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1118
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104:
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.11.20 12:42. Заголовок: Так чей же это был с..


Так чей же это был сон?

Энни быстро поняла, почему гномы встретили их именно в этом гроте. Здесь была первая развилка, за которой раздорожья и перекрёстки пошли так часто, что начали казаться девочке сплошной паутиной. Иногда закрадывалась мысль, что их нарочно водят кругами, запутывая путь.

Как бы там ни было, дорога к королю подземных гномов оказалась долгой, даже с ночёвкой. Энни под конец удалось невозможное - разговорить сурового предводителя. Тот признался, что навыки горного дела, которыми славились их предки в Европе, за тысячи лет ими напрочь забыты, так что приходится втихую подсматривать и учиться у Подземных рудокопов. Потому и первые шахты вышли неудачными.

- Но у нас всё получится! - говорил он решительно и уверенно. - Мы народ с великой историей, а повелитель Руггедо - великий волшебник. Под его руководством мы встанем с колен и сделаем гномский народ снова великим. И даже выйдем к морю!

А когда утомительная дорога приблизилась к концу, это стало очевидно всем и сразу. Уныние катакомб вдруг сменилось гигантским световым ковром, сплетённым из лучей ярко светящихся шариков, преломлённых в россыпи драгоценных камней по стенам и своду. Тысячи разноцветных огоньков дробились на радуги в вышине и стекали по сводам искрами. Даже пол был выложен великолепными полудрагоценными камнями, голубыми, фиолетовыми и зелеными, образующими затейливый орнамент. Искры, косо падая на него, гасли и исчезали в тонкой пыли.

Потом распахнулись кристальные стены тронного зала, и драгоценные камни стали огромными, а разноцветные лучи - ослепительными. Всё пространство вращалось мерцающим хороводом, взмывающим по ступеням к прозрачному своду. В глубине зала, дышащей колючим морозом, возносился трон, вырезанный то ли из гигантской друзы горного хрусталя, то ли из ледяной глыбы. Седалище его было застелено круглым алым ковром, в центр которого падали лучи от огромных бериллов под сводом. В их перекрестии, в ярком световом пятне вырастала крошечная фигурка, отбрасывая в разные стороны громадные тени.

- Дамы и господа, спешите видеть! - наиграно возгласил коротышка на троне. - Нас почтила своим посещением Фея Будущих Побед, исполняющая обязанности Белого Рыцаря, героическая победительница Бастрахны великолепная и несравненная Энни Смит из Канзаса!

Всю дорогу в сопровождении молчаливого гномского конвоя Энни на все лады представляла себе короля Руггедо и свою встречу с ним. Репетировала в голове разные варианты своей речи, проигрывала, как себя поведёт в том или ином случае. Но предусмотреть вариант, что он вдруг станет паясничать, она, конечно, не могла.

Он и внешне выглядел словно паяц, а никакой не "повелитель".

- Итак, фея Энни, чем же мы обязаны чести вашего визита? - спросил Руггедо, щёлкнув гибкими пальцами в направлении девочки.

Берилловые кристаллы в оправе над троном повернулись таким образом, что все лучи сошлись теперь на её лице. Энни зажмурилась от яркого света, закрылась от него ладошкой.

- Мы, - начала она и растерялась. Пауза показалась ей бесконечной, и хуже всего было то, что Руггедо, несомненно, этого добивался. Возмутиться, психануть, эмоционально заявить, что он и так прекрасно знает, зачем они пожаловали, да ещё и распорядился доставить их как пленников? Ещё пару недель назад Энни так бы и поступила. Но сейчас она понимала, что такая реакция гному тоже будет на руку. Надо ответить спокойно, уверенно и с достоинством. Если получится.

- Мы ищем принцессу Озму и других наших друзей, которые приняли ваше приглашение и пропали. И пожалуйста, не надо мне светить в глаза - это выставляет вас не в лучшем свете.

Берилловые лучи неохотно, словно делая великое одолжение, разбежались в стороны.

- Озма, Озма, Озма... Да, она была здесь. И злоупотребила моим гостеприимством, чем нанесла душевную травму моей тонкой чувствительной натуре, - Руггедо вскинул голову и театральным жестом поднёс ко лбу тыльную сторону ладони. Берилловые лучи закружили вокруг него хоровод.

- Мы это уже слышали, сударь, - ответила Энни. - Да только не верю я, что Озма могла хоть кого-то обидеть. Она совсем не такая!

Руггедо заложил руки за спину и тоже зашагал по кругу - навстречу бликам.

- Ах, Энни, Энни, смелая и дерзкая маленькая Энни... Мир многогранен, и у каждой грани - свои оттенки, - он патетически провёл рукой вдоль гирлянды драгоценных камней над троном. - А ты со своим детским чёрно-белым мышлением влезла во взрослые игры. Вина здесь, конечно, не твоя, а тех, кто тебя в них вовлёк...

- Так всё-таки, - недипломатично перебила Энни грозящий стать очень длинным монолог, - чем же вас так огорчила Озма?

Ругедо впился в неё маленьким злыми глазками, и девочка только теперь поняла, что у него деревянное лицо.

- Она не захотела играть по моим правилам! А в моём дворце, милая Энни, все играют только по моим правилам. Потому что это мой дворец, и правила здесь устанавливаю я. Даже для Озмы. Я предлагал ей этот трон - она его отвергла. Разве это не свинство с её стороны? Набросилась на меня с ножом, как бандитка какая-то, пыталась мой пояс расстегнуть. Ты считаешь, это нормальное поведение для принцессы и вообще для скромной воспитанной девушки? Или во имя Света и добра позволена любая гадость? Индульгенция на все поступки? Я еле тогда оклемался от разряда, сутки пошевелиться не мог! Её спутники тоже очень плохо себя вели. Поэтому, - он вдруг перешёл на хрипловатый фальцет, - я их наказал и поставил в угол. Имея на это полное суверенное право. Впрочем, ты можешь их забрать. Но только на моих условиях.

Сопровождавшие их гномы как-то незаметно исчезли, словно растворились в кристальных стенах пещеры. Непонятное шоу Руггедо адресовалось только им троим. А скорее - ему самому. И было очевидно, что он не намерен отступать в нём от своего сценария.

- И что же это за условия? - осторожно поинтересовалась Энни.

Лучи снова собрались в пучок на фигурке Руггедо, и на его атласном кушаке блеснули золотом сплетённые змейки.

- О, мои условия сопряжены с некоторым риском. Но ведь чего стоит дружба, если не готов рисковать ради друзей, не так ли? Я предлагаю поиграть в древнюю гномскую игру "Чик-чик, верёвочка", - он изобразил длинными средним и указательным пальцами щёлкающие ножницы. - Снип-снап-снурре. Ваши друзья находятся в соседнем зале, превращённые в игрушки и статуэтки на полках среди моей коллекции...

- Это ты их заколдовал?! - Энни сжала кулачки.

- Ну что ты! Это они сами, честное-пречестное слово. Но вы можете их расколдовать. Каждому из вас даётся три попытки, - Руггедо для наглядности выставил вперёд три пальца. - Если какой-то из выбранных предметов оказывается вашим другом, ему тоже даются три попытки, и попытки нашедшего его также обнуляются. Но ежели все три потрачены вхолостую... Думаю, ты уже догадалась, правда? Неудачник тоже воссоединяется с друзьями, но уже на полке. Мне кажется, это честно и справедливо. А тебе?

Повисла тишина.

- Шансов как-то мало, - насупилась Энни.

- Мало. Но они есть. А мог бы вообще не давать. Вы на моей канонической территории, и я могу делать с вами всё, что хочу. Тем более, вы пленники, а не гости, как Озма со свитой. Я по своей безмерной доброте и щедрости даю вам шансы, вместо того, чтобы взять и казнить, например - а ты уже ворочаешь носом и говоришь, что их мало. Какая чёрная неблагодарность! Но конечно же, с белым ярлычком, затирая про абстрактное добро, да? Впрочем, победительницу Бастрахны я не смею задерживать. Я-то, в отличие от "воинов Света", умею быть благодарным. Не хочешь играть по моим правилам - я не обижусь. Гномы проводят вас в Верхний мир.

- Значит, правила не обсуждаются?

- Нет. Правила здесь устанавливаю только я и ни с кем их не обсуждаю. Это закон. Я сам его придумал и следую ему. По-моему, это справедливо. И если ты согласна на мои условия - скажи сейчас, потому что больше я их предлагать не буду.

- Я согласна, - громко выдохнула Энни, встретив поддержку в глазах спутников.

По кристальным стенам пещеры забушевало море разноцветных огней, и со всех сторон донеслась барабанная дробь.

- Отлично. Тогда регламент таков. В соседний зал заходите по одному, начиная со свиты. Кто пойдёт первым?

- Конечно, я! - не раздумывая, отозвался Железный Дровосек.

После камнепада его корпус уродовало множество вмятин и царапин, не было больше прежней величавости и лоска от только что проведенного планового ремонта. Но шаг остался таким же твёрдым, и топор уверенно лежал на плече.

- Моё настоящее сердце должно подсказать правильный выбор. А если нет - мне превращаться в неживое не впервой...

Разноцветные лучи от драгоценных камней на вершинах сталагмитов соткались в световую дорожку до дверей соседнего зала. Грохот тяжёлых шагов Дровосека по ней казался оглушительным и долгим - или это собственное сердце колотилось им вслед?

А когда дверь захлопнулась, потянулись долгие и томительные минуты. Леденели ноги, выступал холодный пот, а злобный Руггедо, казалось, упивался переживанием и страхом на бледных лицах Энни и Астерро.

Наконец, бронзовый колокольчик над дверью задрожал и залился скорбным плачем.

- Увы! - наигранным тоном возгласил Руггедо, приняв трагическую позу. - Пресловутое настоящее сердце оказалось бессильным перед поставленной задачей. Отдадим же должное отваге Железного Дровосека!

- А ты ведь не говорил, что мы будем отгадывать по одному, - спохватилась Энни. - Мы же теперь не знаем, какие фигурки уже выбирал Дровосек!

Руггедо ничуть не смутился:

- Да, не говорил. Но ты могла бы уточнить. А теперь всё: курочка встала - место пропало. Ну что, господин рудокоп, будете ли вы играть в эту чужую для вас игру? Вы же здесь случайный человек, не правда ли? Я разрешаю вам отказаться. Это совсем не ваша война, и у вас даже не может быть уверенности, что вы на правой стороне. Потому что просто не было времени разобраться. Не будет ли разумным вовремя уйти? Гномы проводят вас в Пещеру.

Астерро смерил его снисходительным взглядом:

- Я мог бы сомневаться, на правой ли я стороне. Но точно знаю одно: так, как ты, правая сторона себя вести точно не станет. И бросать маленькую девочку в одиночестве - дело совсем не правое.

- А я и не предлагаю бросать, - заюлил Руггедо. - Попробуй её уговорить тоже выйти из игры. Объясни математически безнадёжность задачи. А вот если ты рискнёшь и проиграешь - тогда она точно останется одна. Это как раз та ситуация, когда чёрно-белой моралью не обойтись. Разве ты способен оставить ребёнка с таким чудовищем, как я?

- Я не понял - ты боишься проиграть? - прищурился Астерро.

Впервые за всё время Руггедо разозлился по-настоящему - и это коренным образом отличалось от плохо играемых театральных эмоций.

- Я даю тебе шанс, ничтожный человечишка! И, в отличие от этой игры, шанс реальный. Или ты всерьёз рассчитываешь меня переиграть?

- Во всяком случае, попробую, - хитро усмехнулся Астерро.

Руггедо вспылил ещё сильнее, но сумел овладеть собой.

- Что ж - тогда вперёд! И помни, что до дверей ты ещё можешь передумать...

Даже световой дорожки он его не удостоил. Только в глубине за кристальной стеной глухо стучал метроном.

В дверях Астерро обернулся и послал Энни ободряющий взгляд.

Ожидание в одиночку было ещё мучительнее, и скрасило его лишь то, что оно оказалось совсем недолгим. Колокольчик на этот раз зазвонил возмущённо и яростно.

- Ах, вот оно как! - оскалился Руггедо. - Он попытался сыграть не по правилам. Урок с Озмой ничему не научил. А мне он казался умнее...

Барабанная дробь снова зазвучала со всех сторон зала, и вокруг Руггедо зажглось берилловое кольцо.

- Итак, после потраченных миньонов в игру вступает сам босс, Фея Будущих Побед! Перешагнёт ли она грань неизвестного, чтобы попытаться спасти друзей, или внемлет здравому смыслу и выйдет из игры? Оставайтесь с нами!

- Слушай, - серьёзно спросила его Энни, - зачем ты кривляешься?

- А что такое? - фирменный фальцет Руггедо взвился к верхним нотам, имитируя обиду. - Вот Гудвин изображал великого волшебника, будучи просто клоуном. А я, настоящий великий волшебник, могу себе позволить изображать клоуна. Кто мне это может запретить? Ты, что ли?

- При чём тут "запретить"? - пожала девочка плечами. - Я просто спрашиваю - зачем?

- Можно и не кривляться, - согласился вдруг Руггедо обычным деревянным голосом. Александритовые лучи легли на его лицо, оттенив кровавыми отблесками уродство страшной маски и глубину пересекающих её борозд. - Хочешь знать, откуда эти шрамы? Нет, лучше тебе этого не знать... Возрастной ценз у нас не тот. Но кривляюсь я только ради тебя, глупенькой. Чтобы не пугать.

Но на Энни и это не произвело впечатления. Её детские кошмары о Волшебной стране, от которых просыпаешься посреди ночи с криками и порой не без конфуза, рождались из настоящего, искреннего страха. Но и они теперь кажутся глупыми и смешными после пережитых реальных опасностей в реальной Волшебной стране. Одни лишь глаза волков, преследовавших их с Авралом, ужасней всех фантомов собственного подсознания. Но Руггедо и пугает так же фальшиво, как кривляется. Ему хочется, чтобы его боялись. А значит, бояться его не стоит.

Видимо, в широко распахнутых серых глазах эти мысли читались совершенно отчётливо. Уж во всяком случае, отсутствие страха, вместо которого - одно лишь недоумение, смешанное с брезгливостью. Поэтому Руггедо вдруг сник и неуклюже слез с трона, все лучи вокруг которого разом погасли, и подошёл к девочке, громко стуча в пустоте зала деревянными подошвами.

- Энни, - сказал, глядя на неё снизу вверх, не фигляр и не чудовище, а почти что человек, - ты ещё можешь отказаться. Я в силах вернуть тебя в Канзас, к папе и маме, - цепкие пальцы забарабанили по золотой пряжке. - О нашем договоре никто не будет знать ни в Волшебной стране, ни в Большом мире. Для всех ты останешься героем...

Девочка и сама не знала, что прочёл Руггедо в её взгляде на этот раз. Судя по его реакции, это было ледяное и снисходительное презрение. Он сжался от него, как от первого удара хлыстом в ожидании следующих, а затем снова неподдельно вспылил:

- Жалкие, ничтожные люди! Я предлагаю им спасение, но из-за своей гордыни и запредельного самомнения они пренебрегают этим щедрым даром. И при этом я ещё и монстр в их глазах, а они в белых плащах, да? Следуй за мной и не отставай!

Он зашагал к соседнему залу так неожиданно быстро, что Энни и в самом деле едва за ним поспевала. В дверях замер.

- И помни, что там ты отказаться уже не сможешь! Вернее, отказ будет равносилен проигрышу и месту на полке. А то один умник уже попробовал сыграть не по правилам...

В зале с коллекцией Энни всё-таки растерялась. Как-то не ожидала, что она окажется такой большой.

Каменные полки, покрытые тонким слоем пыли, были сплошь заставлены разноцветными фигурками со всех концов Волшебной страны. Угадать здесь что-то с трёх попыток было совершенно неподъёмной задачей. Игра на поверку оказалась обычным издевательством.

От Руггедо не ускользнуло её замешательство, разом вернув ему уверенность и кураж.

- Три попытки! - воскликнул прежним шутовским тоном, вознеся вытянутой вверх рукой соответственное перстосложение. - Не исключена бонусная четвёртая, если не будешь слишком затягивать время, отрывая меня от государственных дел.

"А может быть, - подумала вдруг Энни, - секрет в том, чтобы тыкать не наугад, а найти какую-то закономерность?"

Она уже бегала глазами по полкам, поэтому Руггедо не увидел вспыхнувшую в них надежду. Мысль показалась девочке заслуживающей внимания. Возможно, она окажется ошибочной, но, по крайней мере, придала её поискам какую-ту осмысленность. А это уже шажок к победе.

Хотя больше это походило на прыжок в неизвестность. Или прыжок на льду на коньках - сложный, с оборотами с движения вперёд. Который мало кто способен исполнить, а тебе приходится делать это первый (и, по всей видимости, последний) раз прямо на публике... Так, мысли ушли куда-то не туда.

В чём тут может быть закономерность? В школе им порой загадывали логические задачки такого рода, но они были гораздо проще. В конце концов, у неё три попытки, даже если не рассчитывать на посуленную четвёртую. Определить за них правильную закономерность, чтобы потом, при обнулении, ею пользоваться - это же совсем другое, чем угадать наобум нужную фигурку из тысячи.

Но пока что не просматривалась никакая. Видимо, надо отыскать лишнее, не вписывающееся в общий ряд, куда заколдованные друзья были добавлены. Беда в том, что в самом этом "общем ряду" логика не обнаруживалась - ни по тематике, ни по технике исполнения, ни по цвету. Всё было словно в нарочитой пестроте и беспорядке, как на ярмарке в их городке.

Вот среди золотых с фиолетовой эмалью балерин одна почти на голову выше остальных. Явно выбивается из ряда. Если ничего лучше не найдётся, возьмём для первой попытки. Спросит, кто это - скажу "дядя Чарли". А что? Выше ростом, на одной ноге стоит, да ещё и не очень устойчиво, словно прихрамывает.

Или две рыжие курочки-свистульки по сторонам от фарфорового пасхального яйца. Вылупились на него, словно выясняют, кто из них его снёс. Может быть, одна из них не настоящая, раз яйцо одно? Но какая - которая светлее или темнее?

А вот человечек в странном костюме, будто мешанина из мод разных народов Волшебной страны. Шляпа голубая жевунская, но без бубенчиков, как у изумрудников, а наверху вместо шарика - кисточка, как у болтунов. Штаны жёлтые, рубашка вообще оранжевая. Никто так в Волшебной стране не одевается. Но это сейчас, а кто знает, как оно было раньше, при империи Балланагар и королевстве Феома? Фигурка на вид старинная.

Какая-то волшебница или королева в синем платье. Издали выглядит привлекательно, а присмотришься к лицу - череп, затянутый высохшей кожей мумии, как у Мадам Проводницы с "Летучего Голландца" из дядиной истории. Ещё и на Арахну похоже. И кто бы это мог быть?

В глазах пестрело и сливалось, поэтому Энни решила попробовать другой метод. Не всматриваться в детали, а попытаться охватить взглядом целую картину. Пестрота - она на первых порах, а когда глаз попривыкнет, чувствуется ритм. Может быть, на этом и строится расчёт Руггедо? Недаром же он её так подгоняет...

- Не упустите свой шанс! Акционное предложение остаётся в силе! - верещал под ногами клоунским голосом Руггедо, но Энни, отходя для панорамного обзора полок, чуть на него не наступила.

Ритма в разноцветном многообразии так и не прибавилось, однако уже пристреленный к нему глаз Энни сразу выхватил белое пятно в его геометрическом центре. Водя глазами по полкам, Энни несколько раз пробегала мимо этой фигурки, не задерживая внимание. Но теперь становилось очевидно, что вся радуга стекается к ней и вращается вокруг неё.

Белая фарфоровая пастушка с козочкой. И без цвета понятно, что жевунья - бубенчики гирляндой свисают с полей шляпы. Устойчиво стоит, опираясь на посох. С козой, к которой наклонилась, протянув руку, нет общей подставки, но очевидно, что единая композиция.

Белый цвет волшебниц... Голубая страна... Бубенчики... Пастушка, дочь Пастории... Энни осторожно взяла статуэтку в руку - и совершенно не фарфоровое тепло, разлившееся волной по ладони, как только по пастушке цокнуло серебряное колечко, разогнало последние сомнения.

- Это Озма, - крикнула Энни, подняв её над головой.

Секундное замешательство Руггедо не осталось незамеченным и убедило в её правоте. Но оно было только секундным.

- Суперпредложение! Суперблиц! Девять... нет, двенадцать попыток за правильный ответ. Ценой отказа от двух оставшихся при неправильном. Рискнёшь?

Энни задумалась. Звучало заманчиво. И пастушка ей ничего не подсказывала - та же ровная и живая теплота, не больше и не меньше.

- А при обнулении за успешную попытку тоже останутся двенадцать? - уточнила девочка. Она уже убедилась, как хитро он формулирует свои правила и как не договаривает в них главное.

- Это правильный вопрос! - возликовал Руггедо. - Значит, моё спецпредложение тебя заинтересовало. Нет, после каждой успешной попытки их у тебя станет на три больше. Пятнадцать, восемнадцать, двадцать одна... Ряд прогрессии сама сможешь продолжить - с арифметикой у тебя не настолько всё плохо.

Здесь, несомненно, был какой-то подвох. Но где? У Энни уже не оставалось никаких сомнений, что пастушка - это заколдованная Озма. И неслыханная щедрость Руггедо могла преследовать только одну цель - посеять их. Но она же не купится на такой блеф для дошкольников?

- Я согласна! - крикнула Энни, крепче сжимая фигурку.

    (Продолжение ниже)


Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1119
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104:
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.11.20 12:43. Заголовок: (Продолжение) - Тад..


    (Продолжение)


- Тада-да-дам! - пропел Руггедо, отбарабанив пальцами по золотым змейкам на пряжке. - Спецпредложение принято! Только ещё один нюанс - мелким шрифтом, под звёздочкой. Правила суперблица предполагают угадать не только фигурку, но и ключевую фразу для её обратной трансформации. С одной попытки. И нет, - добавил он поспешно с мерзким хохотом, - согласившись на суперблиц, от него уже нельзя отказаться!

Энни поникла головой. Шулеров невозможно переиграть - эта истина была понятна даже ей в её годы. И тем не менее, она так глупо дала загнать себя в ловушку. Взять и отдать победу, которая уже была у неё в руках! А главное - расколдованная Озма уж точно бы поняла принцип поиска и выигрышную стратегию. И не нужны были бы Энни эти лишние попытки. А теперь, теперь...

- Ну же! - подначивал её Руггедо уже без всякого клоунского кривляния, а с нескрываемым торжеством в голосе. - Если уверена, что это Озма - расколдуй её. Теперь это зависит только от тебя, я не вмешиваюсь. Ты же Фея! Надо лишь угадать заклинание - сущий пустячок...

Странно, но тепло по ладони от пастушки разливалось только сильнее. И не было ощущения полного краха. Игра продолжается, и ход за ней. Пусть он и кажется невозможным и обречённым на неудачу. Но ведь только кажется!

Девочка вдруг вспомнила свои горячечные полубредовые сны в кроне Слона, шагавшего через лес Воюющих деревьев. Какой-то русский мальчик Алекс, ровесник Аврала и вроде как Белый Рыцарь, с которым они никак не могли понять друг друга, и вовсе не из-за языкового барьера. Он ей долго втолковывал, что для активации меча надо расслышать его имя, а для этого вслушаться в себя - и в меч. Отсечь всё внешнее и чужое, все влияющие на тебя факторы. Отсечь все представления и фантазии о себе самой, отсечь иллюзию времени (а время, утверждал он, и есть иллюзия). Нырнуть в бесконечность текущего момента, где есть лишь "я" и "ты", отражающиеся друг в друге, и услышать звук этого взаимного отражения, синтаксическую связь между ними.

Было ли это просто сном? И чей это был сон?

Тогда ей всё это казалось бесполезным - ведь она лишь удалялась от скованного льдом Меча всё дальше. Но может быть, это сработает с Озмой? Случайно ли книга Виллины "срифмовала" её с Мечом туманными словами о "сокровище Волшебной страны"?

Отсекать Энни оказалось нечего - она и так была прозрачна для себя, и не мешали ей никакие мысли, потому что всё было подчинено единственной цели - победить и спасти друзей. И момент её выбора, ставящего на карту не только её собственную жизнь и свободу, был действительно космически бесконечен. Оставалось присмотреться к пастушке. Забыть о сложившемся в голове её образе, взглянуть, как в первый раз. И если уж вспомнила о Мече - там, у озера, с ней уже было что-то похожее, когда она рассмотрела и поняла взгляд каменного Гуррикапа. Только тогда это произошло как-то само собой, а теперь надо добиться этого сознательно.

Стоило девочке поставить себе такую задачу, как она обнаружила то, что, казалось, нельзя было не заметить - и однако, до сих пор ускользало от её внимания. Посох пастушки был вовсе не фарфоровым, как она сама, а из слоновой кости. Из которой и настоящий скипетр Озмы.

Не в нём ли разгадка?

Разгадка в скипетре. В скипетре клинок (практически меч). На клинке надпись. Она случайно (случайно ли?) застала момент в ящике Стеллы, когда дядя Чарли читал её вслух.

Давай же, "девичья память"! Фраза какая-то простая и хорошо известная. И в Большом мире тоже. Может быть, даже из Библии. "На круги своя"... Точно!

- Всё возвращается! - звонко вскрикнула Энни, до конца не веря в успех. С той отчаянностью, рождающейся в глубине отчаяния, с той отталкивающей силой, которую обретаешь, лишь грянувшись о дно. В последние дни она слишком часто испытывала это состояние, и только сейчас начинала понимать, что все эти пережитые моменты закалили её, как закаляется в пламени клинок.

Статуэтка вдруг обожгла ей ладонь, заставив её разжать. Энни с ужасом глядела, как пастушка падает на каменный пол, о который неизбежно разобьётся, и не успевала её перехватить. Но это и не понадобилось. Фигурка на глазах замедляла падение, меняя форму и превращаясь в белое облачко. Из которого вскоре сгустилась Озма - живая и целая. Только слегка обалдевшая.

Впрочем, изумление быстро ушло под шквалом других эмоций, когда Энни заключила её в крепкие объятия. Почему-то последней мыслью, когда молния от золотой пряжки через клинок вошла в каждый её нерв, была странная и алогичная уверенность, что спасение ей принесёт именно Энни. Снова феерическое чутьё, не иначе.

- Озма, я сделала это! - шептала девочка, уткнувшись ей в плечо и уже не стесняясь слёз. - Я смогла...

- Я горжусь тобой, сестрёнка, - гладила её по голове принцесса. Энни выглядела сейчас заметно взрослее, чем в момент их расставания в Фиолетовом дворце. Сколько же времени длился её сон? Хотя нет, не сказать, чтобы сильно подросла. Многое пережила и испытала - это очевидно. Как же им с Авралом удалось одолеть Бастрахну, если Руггедо, конечно, не врал?

А забытая всеми козочка внезапно ожила, заметалась по полке, опрокидывая соседние фигурки, а затем спрыгнула вниз, быстро увеличиваясь и чернея в полёте. Приземлилась на лапы уже Тотошкой, который, разумеется, бросился прыгать на обеих девочек и облизывать им всё, до чего мог дотянуться.

- Что такое? Как? Это не по правилам! - верещал Руггедо.

- Почему не по правилам? - возразила Энни, гладя пёсика по загривку. - Они ведь там вместе были!

- Ах, да! - Руггедо с деревянным стуком хлопнул себя по лбу ладонью. - По дополнительным правилам суперблица, которые я сам же на свою голову и придумал. Но как ты смогла его выиграть? Как?

- Энни, а знаешь, что говорил о тебе этот деревянный клоун? - весело спросила Озма, указывая пальцем в сторону Руггедо - нарочно себе под ноги. - Называл несмышлёным ребёнком, неспособным решать и делать сознательный выбор...

- Чего? - возмутилась Энни, подбоченившись и тоже глядя на клоуна демонстративно сверху вниз.

- Да, я её недооценил, - скорбно вздохнул Руггедо. - И теперь пожинаю плоды своей ошибки.

- Это не единственная твоя ошибка, - заметила Озма. Но Руггедо уже пришёл в себя:

- Так, заканчиваем обнимашки и слюнявки. Игра продолжается!

- Что за игра? - спросила принцесса. Энни виновато опустила глаза:

- Озма, ты, наверно, будешь меня ругать, но я согласилась на его угадайку. Нам надо найти среди этого всего, - она кивнула в сторону полок, - наших друзей. Тех, кто был с вами, а ещё Железного Дровосека и рудокопа Астерро. У вас с Тотошкой по три попытки с обнулением после успешной, у меня двенадцать с прогрессией. Я правильно говорю? - строго спросила она клоуна.

- Правильно, - насупился тот. - Пользуйся моей добротой и неслыханной щедростью!

- А что тут искать? - удивился Тотошка. - Я их сейчас живо по запаху...

- Что? Как? Нет! Это не по правилам! - снова завизжал Руггедо, пытаясь щёлкнуть по пряжке и замирая с поднятыми руками.

- Э, нет, - усмехнулась Озма, - твоя клятва теперь продолжает действовать. При мне коснуться пряжки ты не можешь.

- А значит, больше не можешь менять правила на ходу в свою пользу! - добавила Энни.

- Вот именно. Так что будь добр играть по собственным правилам честно. Я ведь правильно понимаю, что условия касались и Тотошки, без всяких ограничений?

Тотошка между тем деловито рыскал по пыльным полкам. С презрением, морща нос, отвернулся от красотки-мумии, но заинтересовался винтажным человечком в пёстром наряде с кисточкой на шляпе.

- Это дядя Чар-р-рли! - прорычал он, сбрасывая его лапкой.

В правоте его слов все убедились через пару секунд. Моряк удивлённо озирался, пытаясь понять, откуда вместо филина в зале оказалась Энни.

Озма почему-то побледнела и крепко вцепилась в Энни. Но в ответ на её испуганно-вопросительный взгляд ободряюще улыбнулась, хотя было ясно, что это стоило ей определённых усилий. Девочка перевела взгляд на дядю.

- Дядя Чарли, - ахнула она, - у тебя две ноги...

- А сколько их должно быть? - удивлённо проворчал тот и вдруг понял. Тупо пялился на здоровую левую ногу вместо деревяшки и не мог произнести ни слова.

- Гиперкоррекция при обратном превращении в живое из неживого, - объяснил Руггедо, сам, похоже, удивлённый таким эффектом. - Я же говорил, насколько сильна амбивалентная магия этого пояса...

- У меня снова три попытки? - спросил его Тотошка.

- Да, - грустно поник Руггедо длинным носом.

Пёсик возобновил поиски. Теперь его внимание привлекли курочки-свистульки. Он тщательно принюхивался - нет, не к одной из них, а к лежащему между ними яйцу, - а затем резко скатил его с полки со словами: "Это филин!"

Яйцо полетело прямо в Руггедо, который испуганно от него отскочил, чем вызвал всеобщий смех. Из разбившегося яйца вспорхнул крошечный филин, фарфоровые осколки скорлупы рассыпались в пыль, которая, оседая на нём, постепенно увеличивала в размере. И вот уже настоящий Гуамоколатокинт обводил всех изумлённым взглядом.

- С возвращением, - сказала Озма. - Извини, что оно задержалось. И ты, Чарли, извини, - спохватилась она, но тот, всё ещё разглядывая левую ногу и убеждаясь в её работоспособности, лишь плечом пожал - а за что?

- Это не знаю кто, но пахнет, как человек, - пыхтел тем временем Тотошка, толкая мордочкой тяжёлую бронзовую фигурку какого-то непонятного парня лет 10-12, сидящего в набедренной повязке и что-то внимательно рассматривающего.

- Значит, Астерро! - догадалась Энни и бросилась на помощь пёсику. Но фигурка уже стремительно летела вниз...

- Элли? - растерянно спросил рудокоп, в упор глядя на девочку.

- Кто?! - воскликнул Чарли. Услышать это имя здесь от незнакомца он никак не ожидал.

Взгляд Астерро внезапно затуманился.

- Я хотел сказать, "Энни", - ответил он неуверенно. - Где это мы?

- Погоди, - испугалась Энни, - что значит, "где"? Ты не помнишь, как сюда вошёл, как выбирал фигурки? Руггедо ещё заявил, что ты играл не по правилам. Ты помнишь, что делал?

- Ничего не помню... Выбирать фигурки отправился Железный Дровосек. Мы с тобой ждали, потом зазвенел колокольчик и... всё!

- Что ты сделал с его памятью? - грозно надвинулась Озма на Руггедо.

- Я? - возмутился тот. - Что я мог сделать, если не касаюсь пояса? В его памяти другие копались, с ними и разбирайся...

- Итак, - снова привлёк к себе внимание Тотошка, - у меня всё ещё три попытки, и мы ищем Страшилу? Это просто: запах его соломы я различу под любой личиной.

И вскоре с полки свалился жёлтый плюшевый медвежонок с глазами-пуговками...

- Где это я? - спросил Страшила у Озмы, которая помогла ему подняться. - Впрочем, неважно. Я размышлял над какими-то словами Руггедо, а теперь при падении мои мудрые мозги пе-ре-трях-лись, и я не помню, над какими именно. Неостроумная игра слов о клоунах и по-ве-ли-те-лях? Нет, что-то раньше...

- Как-то подозрительно все забывают именно то, что выгодно Руггедо, - качала головой Озма.

Зато Тотошка весь сиял, виляя хвостиком с чувством выполненного долга.

- Тотошенька, - напомнила Энни, - со мной и Астерро был ещё Железный Дровосек...

Пёсик моментально поник, поджал хвостик и опустил голову.

- Это плохо. Всё железо для меня пахнет одинаково. Здесь много всяких жестяных игрушек, и кто из них Дровосек, я не знаю.

Жалкий, сгорбленный, забившийся в угол Руггедо снова ожил и зашёлся противным смешком:

- Игра вновь становится азартной! У вас шестерых по три попытки, у Энни двенадцать, всего тридцать. Жестяных фигурок не так уж и много. Ваши шансы на успех очень высоки! Я бы вам уже и так его расколдовал, но не могу коснуться пояса. Так что сами, дамы и господа, сами...

- Озма, здесь что-то не так! - с подозрением нахмурилась Энни. - Он так подстрекает нас продолжить игру, будто абсолютно уверен, что мы проиграем...

- Нет, - ответила принцесса ледяным голосом, - по его правилам здесь играть больше никто не будет.

Спасибо: 4 
ПрофильЦитата Ответить
Чёрный рыцарь




Пост N: 5608
Зарегистрирован: 24.08.12
Откуда: Россия, Химки
Рейтинг: 19

Награды: :ms93::ms97::ms24::ms86::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.11.20 18:11. Заголовок: Захватывающе http:/..


Захватывающе
Тотошка нашёл дыру в правилах Руггедо прямо по заветам Гэндальфа - "полагайся на нюх"))

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1120
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104:
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.11.20 18:22. Заголовок: Donald, спасибо! ht..


Donald, спасибо!
Donald пишет:

 цитата:
Тотошка нашёл дыру в правилах Руггедо прямо по заветам Гэндальфа - "полагайся на нюх"))


Есть такое ))
Впрочем, Фред Астер Фред-Астерро нашёл и другую дыру, но стал жертвой нечестной игры)

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 4411
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Награды: :ms34::ms97::ms96::ms84::ms24::ms24::ms86::ms85::ms102::ms103:
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.11.20 19:42. Заголовок: А у меня после этой ..


А у меня после этой главы возникло впечатление... Вот всё-таки насколько мерзка и проигрышна любая клоунада )) От сарказма, иронии, насмешек в свой адрес можно злиться, от нечестной игры можно выходить из себя, но когда собеседник начинает просто паясничать - это как ничто другое показывает, насколько он слаб и жалок, что ему не осталось ничего другого, кроме как пытаться самоутвердиться таким способом. И остаётся тогда только, как Энни, сказать: слушай, ну зачем. И оставаться на своей волне, не поддаваясь ))

Автор и представить себе не мог, что вам померещится между строк (с) Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1121
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104:
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.11.20 19:58. Заголовок: Annie, ага, как обыч..


Annie, ага, как обычно и в жизни, клоунада здесь обусловлена неуверенностью (не знаю, насколько очевидно это читателям, но показать это хотелось). С Озмой, особенно оставшись наедине, он практически не паясничает, потому что имеет представление о её слабостях и знает, с чего зайти. А Энни, при всех прогонах о "несмышлёном младенце", для него загадка ))

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 39
Зарегистрирован: 18.10.20
Откуда: Россия, Мурманск
Рейтинг: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.11.20 20:36. Заголовок: Фред-Астерро



 цитата:
"Впрочем, Фред-Астерро нашёл и другую дыру, но стал жертвой нечестной игры" (Капрал Бефар)



А в чём заключалась эта другая дыра, и почему система очень быстро решала, что Фред-Астерро играет не по правилам?
Всё-таки в тексте фанфика не поясняется, что же именно произошло с его участием.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 4412
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Награды: :ms34::ms97::ms96::ms84::ms24::ms24::ms86::ms85::ms102::ms103:
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.11.20 20:39. Заголовок: Капрал Бефар пишет: ..


Капрал Бефар пишет:

 цитата:
клоунада здесь обусловлена неуверенностью (не знаю, насколько очевидно это читателям, но показать это хотелось).


Ну насчёт других читателей не знаю, а мне-то сразу было очевидно))

Автор и представить себе не мог, что вам померещится между строк (с) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1122
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104:
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.11.20 20:59. Заголовок: Игорь Сотников пишет..


Игорь Сотников пишет:

 цитата:
А в чём заключалась эта другая дыра, и почему система очень быстро решала, что Фред-Астерро играет не по правилам?
Всё-таки в тексте фанфика не поясняется, что же именно произошло с его участием.

Прояснится в следующей главе, не всё же сразу открывать))

Annie пишет:

 цитата:
насчёт других читателей не знаю, а мне-то сразу было очевидно))

В вас-то я и не сомневался

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1123
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104:
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.11.20 12:00. Заголовок: Море великое и прост..


Море великое и пространное

- А что такое? - возмутился Руггедо. - Ты сама говорила, чтобы играть честно. Или это касалось только меня? Опять двойные стандарты?

- Честно, говоришь? Тогда объясни, что именно сделал Астерро, и почему это было "не по правилам". Вот это будет честно.

- Где в правилах указано, что я должен что-то объяснять?

Ответом ему был жизнерадостный смех Озмы:

- Знаешь, в чём проблема твоих моральных перевёртышей, которыми ты пытался меня грузить? Все они - довольно слабые софизмы, построенные на слишком уж очевидных логических ошибках. Ты можешь навязать кому-то "не чёрно-белую" картину мира и соответствующую ей мораль (ты ведь давно ждёшь, что я о ней упомяну и продолжу нелепый спор, правда?), которая лишь промежуточное средство для достижения твоей подлинной цели: убедить, что чёрное - это белое. Но в результате теряешься в ней, если тебя самого потянуть в неё за руку. Невозможно всерьёз, а не на словах, отказаться от бинарности, потому что бинарность выбора - основа субъектности. Как нет бесконечных оттенков серого - есть вектор вполне однонаправленного движения к Свету или Тьме, Добру или Злу в каждом моменте субъектного со-бытия... Кстати, будучи Урфином, я это прекрасно понимала - целеустремлённости мне было не занимать, как и сейчас. Упрямо искала несуществующий "третий путь", "нейтральную сторону", но просто барахтаться на месте между добром и злом было ниже моего достоинства даже тогда - Гуамоколатокинт подтвердит. Ну и с простой логикой твой "не чёрно-белый" мир поэтому же не дружит - она тоже бинарна. Отрицание моральной дихотомии ведёт к отрицанию всякой логики, поэтому доказать или опровергнуть в предлагаемых тобой рамках ничего невозможно. В том числе тебе самому. Можно только заболтать демагогией.

Вот так и в этой игре сыграть по собственным правилам тебе не удалось. Потому что на самом деле тебе никакие правила не выгодны - при любой честной игре ты обречён. Вот и приходится их недоговаривать и менять на ходу, а потом кричать и возмущаться. Не хочешь объяснять, какие правила и как нарушил Астерро - не надо. Но это будет равносильно молчаливому признанию, что он ничего не нарушил, а значит, ты проиграл. Всё просто и бинарно. И Железный Дровосек автоматически окажется расколдован.

- Ну уж нет! - взвизгнул Руггедо. - Я у тебя тоже кое-чему научился! В том числе, обходить навязываемый выбор. Со всей его бинарностью!

С этими словами он неожиданно для всех развернулся и помчался в соседний зал. После секундного замешательства Озма рванула за ним, остальные последовали её примеру.

В зеркальном зале, куда вбежал Руггедо, до сих пор были только Озма и филин, поэтому для большинства лабиринт отражений, в который они попали, оказался полной неожиданностью. Было не понять, куда двигаться, где настоящее пространство, а где отражённое, и друг или его отражение находится радом с тобой на расстоянии вытянутой руки. Пару раз уткнувшись с разбега в стекло, застыли в замешательстве.

Впрочем, продлилось оно не долго. Озма бросилась в угол на звон разбитого стекла. Края образовавшегося чёрного проёма ощетинились к центру острыми осколками, которые принцесса отбила скипетром, расширяя проход и обнаруживая за ним уходящие вниз широкие чугунные ступени.

Проём, скрывавшийся за одним из зеркал, оказался достаточно просторным, чтобы в него пролезли даже Чарли и долговязый Астерро. Лестничные марши прилегали вплотную, оставляя вместо пролёта узкую щель, из которой далеко внизу раздавался, быстро удаляясь, гулкий цокот по ступеням. Озма уже гналась за клоуном, опережая друзей на марш. Чарли на двух здоровых ногах догонять её было не так удобно, как могло бы показаться - привыкнуть к своему новому состоянию просто не было времени, поэтому он то и дело спотыкался. Тем не менее, они с Астерро попеременно тащили за собой Страшилу. Энни с Тотошкой на руках безнадёжно от них отставала, хотя и прыгала через две ступеньки. Это приходилось делать очень осторожно - ни балансировать руками для равновесия, ни выставить их, споткнувшись, возможности не было.

Хуже всех приходилось филину - кружить над лестничными маршами короткими перелётами, набирая и гася скорость, было крайне неудобно, петлять вниз в проёмах между маршами ещё хуже, хотя и быстрее, и горделивую мысль догнать таким способом Руггедо раньше всех пришлось оставить. Поначалу он держался вровень с Энни, то опережая её, то оказываясь за спиной, но вот уже, даже разворачиваясь на площадках, она не видит его на верхнем марше.

Счёт маршам и поворотам, пронзившим чугунным зигзагом бездонный четырёхугольный колодец в скале, давно был потерян, даже если бы кто-то его зачем-то и вёл. Преодолённый путь казался уже бесконечным, но не было ощущения, что он достиг хотя бы половины. У каждого то и дело мелькал вопрос - зачем они, собственно говоря, мчатся за Руггедо, и что будут делать, если всё-таки его догонят? Спросить у Озмы на бегу как-то не получалось - да и не факт, что у неё самой был ответ. Впрочем, каким бы то ни было мыслям нелегко удержаться в голове при бесконечных прыжках по ступеням.

А потом, как уже не раз бывало в нашем повествовании, путь сразу перестал казаться монотонным и томительным...

Сначала задрожали ступени под ногами, и державшие их вертикальные стальные опоры пробудились от сна, наполнившись гулом. Энни было замерла на середине марша, чтобы понять, что происходит, но быстро поняла, что делать этого не стоило. Между ступенями и нижней площадкой образовался и стал на глазах расти зазор. Девочка, крепко прижимая к груди Тотошку, бросилась вниз.

- Руку, Энни! - Астерро тоже увидел, как расходятся участки лестницы, и двумя прыжками вернулся на площадку.

- Как? - сердито спросила та, опасаясь, что одной рукой пёсика не удержит. Оттолкнулась и прыгнула через довольно уже широкий проём. Рудокоп подхватил её и, не удержав равновесие, откинулся спиной на ползущую вверх стену шахты. Тотошку сдавило между ними, сердца всех троих стучали вразнобой, и не понять было, у кого громче.

- Озма! - кричал дядя Чарли через марш, но почему-то совсем рядом. Энни только теперь поняла, что лестница складывается, как гармошка. Нижняя площадка, на которой лежал, пытаясь подняться, Страшила, становилась всё ближе, а забежавшей вперёд Озме грозило в ближайшее время быть раздавленной сходящимися маршами.

Впрочем, из глубины уже доносился и усиливался цокот серебряных туфелек по чугунным ступеням, и вскоре дядя Чарли резким движением выдернул за руку Озму прямо с соседнего марша через совсем уже узкую щель.

- Простите, ваше высочество, мы люди флотские, грубые, манерам не обучены, - Чарли даже в такой ситуации не терял чувства юмора.

- Да, - Озма не переставала нервно трясти рукой, - я ж тебе всё-таки не корабельный канат!

На её всклокоченной причёске чудом удержалась диадемка, а вот скипетр был потерян. Главное, серебряные туфельки на ногах. Прорвёмся!

Несмотря на то, что угол лестничных маршей ежесекундно уменьшался, ступени оставались горизонтальными - просто постепенно переставали быть ступенями. Энни с Тотошкой и Астерро, Страшила, Чарли с Озмой - все были уже практически на одном уровне. Два бывших лестничных марша и две узкие площадки в их концах складывались в широкую платформу на всю площадь колодца, которая, громыхая, убегала вниз всё быстрее.

Озма, задрав голову, тревожно глядела, как такая же площадка, перегородившая ствол, поднимается по стальным направляющим вверх.

- Гуамоколатокинт... Если лестница там складывается снизу, успеет ли он выбраться?

- Он уже давно от нас отстал, так что возвращаться ему, может быть, не так уж и далеко, - пыталась утешить её Энни.

- И складывается она сравнительно медленно, - вторил ей Астерро.

Принцесса покачала головой:

- Будем надеяться на лучшее, если больше ничего не остаётся. А ведь мы почти догнали Руггедо...

- Вот потому-то он и преподнёс нам этот сюрприз, - хмыкнул Чарли. - А ему с его ростом бежать только сподручней.

Платформа уже не просто опускалась, а с грохотом мчалась вниз. Грохот образовывался сложением платформы с другими. Впрочем, по мере того, как они образовывали огромную чугунную тумбу, отдача становилась всё меньше, да и скорость начала снижаться. Так что остановилась она почти плавно - во всяком случае, обошлось без травм.

Стопка из нескольких платформ возвышалась над поверхностью довольно высоким постаментом, с которого пришлось слазить, а не просто сходить. Но, конечно, во много раз больше их должно было уходить вниз. От колодца на всю его ширину шло высокое и короткое ответвление, заканчивающееся бронированной дверью в два человеческих роста.

- Видно, что её давно не открывали, - уверенно сказал Астерро. - Так что Руггедо, несомненно, убежал дальше вниз, - он вдруг резко замолчал и погрузился в какое-то странное, но глубокое раздумье. Может быть, пытался что-то вспомнить - например, по какому признаку выбирал фигурки...

- То есть ушёл от нас окончательно, - подытожила Озма. - Разве что Чарлиным порохом можно было бы попробовать туда пробиться, но его у нас нет.

- Порох - ерунда, - машинально ответил Астерро, продолжая напряжённо думать о чём-то своём. - Если бы хороший заряд взрывчатки - но боюсь, он скорее скалу разрушит.

Чарли снова оторопел, как тогда, когда услышал от этого странного парня имя Элли.

- Подземным рудокопам известна взрывчатка? - спросил он изумлённо и недоверчиво.

- Рудокопам - нет, - сказал Астерро неохотно, безуспешно пытаясь поймать нить мысли, которую Чарли спугнул своим вопросом. - Это опять из моих... загадочных снов. А вообще-то тут с сопроматом что-то не то. Как оно всё держится на этих стальных опорах, и как они сами держатся...

- Магией, - исчерпывающе объяснила Озма. - Надеюсь, хоть дверь нормальная, без колдовских сюрпризов.

Но единственным сюрпризом оказался хитроумный замок на четырёх колёсиках гномского размера, открутить которые удалось только благодаря запасной маслёнке для Железного Дровосека в рюкзаке у Энни.

Скрип открывающейся массивной двери тотчас утонул в шуме прибоя, который дотоле гасился её огромной толщиной. Седые волны разбивались о берег с блестящими в вечном лиловом закате брызгами совсем рядом. Море выглядело здесь более настоящим, чем с высоты, и, несмотря на кисловатый и неотвязный запах какой-то гнильцы, впечатляло. Что уж говорить об Энни и Астерро, увидевших его сейчас впервые и совершенно неожиданно. Да и Чарли, для которого море было единственной святыней в жизни прагматика и местами циника, благоговейно притих, уже прикидывая в уме, какой могла бы быть навигация под тусклым светом подземных облаков.

Приземлила всех, как ни странно, Озма.

- В общем, всё не так радужно. Мы потеряли не только Дровосека, но и филина - надеюсь, не навсегда.

- А ещё Аврала и Кустиса, - напомнила Энни.

- И Люцию, - вздохнул Астерро.

Они медленно побрели вдоль берега - как-то так само получилось, что в ту сторону, откуда пришла Озма со спутниками, к невидимой пока что расселине, в которую вытекает из моря река, бегущая вверх. Принцесса задумчиво разглядывала уступы скал.

- В следующем зале за зеркальным есть балкон. Если Гуамоколатокинту удалось спастись... но он же о нём не знает.

- Тем не менее, догадался, - радостно воскликнул вдруг Чарли.

Теперь и принцесса видела, как от вершины уступа отделяется птица, которая, заметив их, начала снижаться широкими кругами. Вскоре филин уже осторожно мостился на подставленной Озмой руке.

- Я снова чуть было не заблудился в зеркальном лабиринте, - ухнул он запыханно. - Подумал: а чего это мы все за ним рванули и бросили заколдованного Дровосека? Вернулся, но дороги среди отражений не нашёл. А тут лестница стала рушиться! Я снова туда, но не сумел пробиться. Снова в зал с зеркалами, и так за вас распереживался, что наконец-то из него выбрался. Но не назад к коллекции, а в какой-то изумрудный зал с балконом...

- Ничего, это ты удачно ошибся, - Озма погладила ему крыло.

Филин завертел головой:

- Нет, я, наверно, должен вернуться. Теперь я знаю, что вы живы, но Дровосека ведь тоже нельзя бросать! Что если, пока Руггедо не вернулся, забрать оттуда все жестяные фигурки? А потом уже выясним, кто из них Железный Дровосек...

- Увы, - печально улыбнулась Озма. - Магия узнавания так не работает. Только на месте.

- Жаль. Но всё равно - я ведь теперь, гляжу, единственный, кто может туда вернуться... Странно как-то: я поступаю, мыслю и говорю совершенно вне характера. Но, Гингема подери, мне это нравится!

Однако вернуться ему так и не пришлось. Пущенная с того же уступа миниатюрная стрела только чудом не попала в цель. Или же благодаря фейской интуиции и молниеносной реакции Озмы.

- Все в укрытие! - крикнула она.

Дверной проём надёжно скрыл их от гномских стрел, но это, конечно, была лишь передышка.

- Если они начнут наступать, придётся снова запираться и держать осаду, - сказал Чарли.

- Посмотрим, - ответила Озма. - Пока что только сверху стреляют и не спускаются...

- Ой, Астерро, а помнишь, когда нас сюда вели, их предводитель что-то говорил про выход к морю? - воскликнула Энни. - Вроде бы они только мечтают к нему выйти. Может быть, им запрещено сюда спускаться? Тоже какой-нибудь магией. Ведь даже сам Руггедо убежал не на берег, а куда-то вниз...

- Хорошо, если так. Меня как раз волнует, куда и почему он убежал, и какие ещё сюрпризы преподнесёт, - проворчал Чарли.

- Ну, почему - как раз понятно, - усмехнулась Озма. - Он ведь действительно проиграл в собственной же игре, когда отказался объяснить, что за правила нарушил Астерро...

- А ты так и не вспомнил? - спросила Энни рудокопа. Но тот лишь грустно покачал головой.

- Вот и убежал вместе с поясом от меня и от Железного Дровосека. Чтобы он не был автоматически расколдован, а на самого Руггедо не действовала данная мне клятва...

- Какой он трус! - возмутилась девочка.

- Он так не считает. У него же мораль "не чёрно-белая". Нет объективных критериев чести - всё ситуативно. В собственных глазах он победитель, который всех переиграл, а мы лузеры.

- Пусть себе считает, что хочет, только к другим не лезет, - проворчал моряк.

- Чарли, ты наивен, как младенец! Чем громче кто-то кричит, что нет никаких абсолютных истин, а есть лишь частные мнения - тем навязчивей суётся ко всем миссионерствовать с этой "благой вестью" и тем беспощадней к отвергшим её... Между тем, гномы до сих пор себя никак не проявили. Может быть, они просто предупреждали нас, чтобы мы не пытались вернуться во дворец, как пытался Гуамоколатокинт, а преследовать не собираются? Мне они не показались такими уж агрессивными...

- Ага, видела бы ты, как они нас встретили в старой шахте, - хмыкнула Энни.

- Что-то у нас никак нет времени рассказать друг другу о своих приключениях... Так кто пойдёт проверить?

- Я, конечно, - отозвался Страшила. - Надеюсь, выстрелить в меня огненной стрелой у них мозгов не хватит...

Он скрылся за бронированной створкой двери... и вскоре вернулся с торчащей во лбу стрелой.

- Кажется, я не рассыпал мозги...

Моряк первым бросился ему на помощь.

- Дядя Чарли, осторожней, вдруг стрела отравленная, - пропищала Энни.

- И со Страшилой осторожней, - добавила Озма. - Во-первых, да, мозги, во-вторых, помнишь гипотезу Гуамоколатокинта о мешке?..

- Плавали - знаем, - огрызнулся Чарли от обеих и начал зашивать треснувшую голову Страшилы. Обе девочки наперебой предложили сделать это самим, но моряк даже не повернулся в их сторону, лишь проворчав: "Шить - не женское дело!"

- Ну и зря! - обиделась Озма. - У меня бы аккуратней получилось. Шов же на видном месте!

- Ничего, шрамы, как и морщины, украшают, - сказал Страшила, удивив этой сентенцией даже Чарли - настолько, что тот уколол иголкой палец.

Опытным путём благодаря са-мо-от-вер-жен-но-сти Страшилы было выяснено, что гномы к балкону подпускать не собираются, поэтому идти придётся в противоположную сторону.

- Плохо, - вздыхал Чарли. - Мы удаляемся от реки, которая наверняка выводит наверх. Ещё хуже, что мы вообще от неё отрезаны. Если даже здесь есть деревья...

- Есть, - заметил Астерро. - Я видел целый лес, правда, на горе.

- Тем более! Пусть даже мне удастся построить плавающее средство, и мы выйдем в море, - его глаза мечтательно загорелись, - и мимо балкона пройдём на безопасном расстоянии, в эту реку нас гномы всё равно не пропустят - расстреляют сверху с моста...

Пока что на их пути не попадалось не только деревьев, но и какой бы то ни было растительности - даже кустов, которыми лакомились мастодонты на том берегу. Сама полоска берега у подножия неприступных отвесных скал сужалась, брызги волн уже достигали путников, а потом и вовсе пришлось перебираться через огромные камни. Продолжая при этом, перебивая друг друга и прыгая с пятого на десятое, делиться последними новостями и приключениями.

За камнями берег несколько расширился и стал вместе со скалой заметно изгибаться вглубь. Последнее обстоятельство вызвало у Чарли новый всплеск оптимизма:

- Может быть, эти скалы - не стена пещеры, как мы думали, - размышлял он, вглядываясь в застилающие горизонт лиловые облачка, - а столб, со всех сторон омываемый морем? И река протекает внутри него, а значит, к ней может быть какой-то подъём с берега. И гораздо ниже по течению от опасного для нас моста... то есть выше... ну, вы поняли.

- Далась тебе эта река, - усмехался Астерро. - У нас вроде бы ближайшая задача - отыскать наших друзей, а ты уже думаешь, как возвращаться...

Чарли не смущался:

- У нас задача с тремя неизвестными. Как найти Аврала, Кустиса и Люцию. Как вернуться во дворец Руггедо и расколдовать Железного Дровосека. Вот это уже частично могло бы иметь решение, если верна моя догадка о столбе, потому что подъём может вести и к дворцу. Ну и третье, да, как вернуться в Верхний мир и в твою Пещеру. Между прочим, мы по дороге к Руггедо как раз со стороны реки видели вылетающего дракона - в точности такого же, как у вас. Значит, ваша часть Подземья сообщается с этой не только теми норами, какими вы с Люцией и команда Энни добирались сюда из ваших краёв...

- И те двое в городе марранов говорили о каком-то Гиблом лабиринте, через который может лежать путь сюда, - подхватывала Энни.

- Гиблый лабиринт - на то и Гиблый, - парировал Астерро. - Вполне возможно, что драконы его и преодолевают по воздуху - да нам что с того? Вот если бы вы видели здесь Шестилапых, это ещё был бы аргумент. И вообще, это могут быть какие-то местные драконы, которые хоть и родня нашим, но живут здесь в изоляции многие тысячи лет.

Страшила, до сих пор молчавший и старавшийся держаться поближе к скалам, подальше от бушующих волн, чтобы не отсырело нарисованное лицо, как некогда на Дозорной башне, вдруг оживился:

- Не похоже. Драконы выбиваются из логического ряда местной фауны.

- Что ты имеешь в виду? - спросила Озма.

- Кого мы здесь видели? Мас-то-дон-ты - раз! - Страшила загнул пухлый палец на левой руке-перчатке. - Зверь, который напал на Астерро - два!

- По описанию похож на ископаемого пещерного медведя, - заметила Энни.

- Вот именно, ископаемого. Вероятно также, саблезубые тигры - три!

- Птеранодоны - четыре! - воскликнул вдруг Чарли. - У вас в Пещере такие птички не водятся?

- Нет, - ответил Астерро, вглядываясь в парящий над морем силуэт ящера с огромным клювом и почти такого же размера рогом на голове, которым тот рулил в полёте.

- А в Большом мире похожие скелеты находили. Только жили они, как утверждают, намного раньше зверушек, перечисленных Страшилой. Клянусь хоботом мамонта, всё оказывается ещё интересней, чем я думал.

- Тем не менее, все, кого мы встречали, известны в Большом мире, хотя больше там не водятся, - подытожил Страшила. - А что мы знаем о животных Пещеры рудокопов и прилегающих к ней частей Подземья? - Он заложил трость под мышку и начал загибать пальцы на правой руке. Шестилапые - раз! Летающие драконы - два! Дракопауки - три! Летучие Обезьяны, тоже оттуда родом - четыре! Что их всех объединяет?

- У них у всех шесть конечностей! - догадалась Энни. - Только у драконов и обезьян средняя пара - крылья.

- В Большом мире известны по-зво-ноч-ны-е с тремя парами конечностей?

- Мне - нет, - сказал Чарли.

- В верхней Волшебной стране я про таких тоже что-то не слышал. Тогда откуда они там? И почему светящиеся облака там другого цвета?

- У тебя ведь наверняка уже есть свой вариант ответа, - уверенно сказала Озма.

Страшила лукаво улыбнулся:

- Возможно, разгадка именно в тех словах Руггедо, над которыми я тогда так глубоко и неудачно задумался. Вспомните: он упоминал какой-то син-хро-тун-нель, за которым Чёрное Пламя с остатками сознания Бастинды и Арахны могло бы слиться с себе подобным, но физически не сможет через него пройти. А мы ведь знаем, что Чёрное Пламя - родом со звёзд, с другой планеты. Не ведёт ли этот спрятанный в Подземье туннель на планету, где э-во-лю-ци-я пошла другим путём, и у животных не две, а три пары конечностей? И предки Шестилапых, драконов и Летучих Обезьян когда-то через него прошли...

- Тогда он должен находиться в той части Подземья, где они обитают? - спросила принцесса задумчиво. - Где золотистые облака, где Пещера рудокопов, бывший грот марранов?

- Выходит, так. Может быть, сами облака - результат его работы.

- Страшила, ты гений и величайший ум Волшебной страны!

- Я знаю, - скромно потупился соломенный мудрец.

- Сморите, что получается, - с сияющими глазами начала объяснять Озма. - Руггедо говорил, что не властен над той частью Подземья, которую объявил своим владением Бофаро и где теперь царствуют его потомки. Как не была над нею властна и Арахна. Тогда и к синхротуннелю у него нет доступа... Я всё не могла понять, зачем Руггедо так настойчиво предлагал мне короноваться на Подземье. Конечно, это в его характере и для его чувства чёрного юмора - посадить меня марионеткой на троне. Кукла, играющая хозяином, творение, управляющее создателем...

- Да, это должно доставлять ему удовольствие, - согласился Чарли.

- Одна проблема - он для такого слишком честолюбив. Царствовать не открыто, а из-за занавески - слишком болезненный удар по его самомнению и по стремлению к обожанию, которое он не готов делить ни с кем. Мне слишком знакомы эти собственные, Урфиновские черты характера, доведенные им до карикатуры, чтобы говорить об этом достаточно уверенно. Здесь что-то не так.

Но если вспомнить, что я законная наследница Балланагарской династии, а Бофаро - изгнанник и самопровозглашённый король, самозванец... Моя коронация автоматически аннулировала бы охранную магию короны Семи владык, и Руггедо в результате получил бы доступ к синхротуннелю. Зачем это ему - вопрос другой, он о нём знает явно больше нас.

    (Продолжение ниже)


Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1124
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104:
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.11.20 12:01. Заголовок: (Продолжение) - Зву..


    (Продолжение)


- Звучит правдоподобно, - согласился Чарли после недолгого раздумья. - И в самом деле, многое объясняет.

- Многое, - подхватила Озма. - Но не всё. Если бы дело было только в этом, то почему Руггедо пытался склонить меня именно к "амбивалентной магии"? Все его объяснения - от "стать единственной в своём роде" до "взлома мироздания" выглядят больше как заманухи, попытки убедить (и довольно, надо сказать, наивные), нежели реальная причина.

Озма подбила камушек носком серебряной туфельки, задумалась, глядя на игру волн, бестолково толпящихся у берега, словно отара грязных овец. Море, взбаламученное и мятое, с тихим стоном тоскливо колыхалось под угрюмым заревом низких малиновых облаков, разбивая их отблески на мелкие осколки, которые гнало ленивыми зигзагами волн и растворяло в сероватой пене.

- Может быть, я выдаю желаемое за действительное, стараюсь думать о нём лучше. В конце концов, та самая пуповина, в обратную сторону... Мне кажется, Руггедо, как и мне в своё время, претит чистое зло. Знаете, ведь отдаться ему с такой полнотой, какая требуется для злого волшебства, способен не каждый. Выбор стороны зла - это выбор смерти и бесконечного распада. Выбор пустоты и отчаяния. Выбор тьмы - не романтической, которой дурят головы неофитам "тёмной стороны", а убийственно тоскливой, убивающей мозг своей непроглядностью и непроницаемостью, как те ходы и штреки, которыми все мы, хотя и разными путями, сюда спускались. Только она ни на шаг не разгоняется светом шариков и факелов, а гасит его, уплотняясь настолько, что становится осязаемой. Даже Долина Смертной Тени, где некоторым из нас довелось побывать - это ещё далеко не оно. Хотя, не скрою, в своё время я отправила туда Бастинду и Гуамоколатокинта с надеждой, что неприглядность чистой Тьмы их ужаснёт и отвратит от зла.

- Отвратила, - хмыкнул филин. - Пока оттуда не выбрались и не оклемались...

- Мы в своей жизни постоянно делаем шаги в её направлении, но сознательно посвятить себя ей способен не каждый. Сами заигрывающие со злом называют это слабостью, и пусть называют - это необходимо им самим для постоянного самооправдания и убеждения себя в правоте своего пути, свернуть с которого у них нет сил, но и радости он не приносит. Впрочем, считать это добродетелью - тоже большая ошибка. Это просто природная чистоплотность и брезгливость. У Урфина она была - как рудимент моего настоящего характера. Поэтому путь чистого зла был не для него - Гуамоколатокинт не даст соврать.

- Угу. Я видел, что из тебя не выйдет преемника Гингемы, и меня это страшно огорчало. И дело было вовсе не в отказе есть мышей и пиявок.

- Тем более, пиявок с голодухи я есть бы вполне мог. А вредить людям просто "потому что могу" и получать от этого удовольствие - это было не моё. Причём сам действительно считал это слабостью и страдал от этого. Потому и искал третий путь, между добром и злом, пройти, не забрызгавшись ни тем, ни другим...

- Но Бастинда тоже считала, что возможно сотрудничество злого и доброго волшебства, - вспомнил филин. - Очень злилась, что вы не позвали её на помощь, когда останавливали Предвечную Тьму из Долины. Мол, она бы тянула энергию извне и передавала её вам. А вы, дескать, отказались из-за моральных предрассудков и заботе о чистоте белых плащей...

- Бастинда могла говорить тебе всё, что угодно, - фыркнула Озма, - но сама она прекрасно понимала, что никакое сотрудничество здесь невозможно, возможна лишь капитуляция добра перед злом. И умножение Зла - не та цена, чтобы сдерживать Хаос. А вот Руггедо... Я сейчас пытаюсь понять, почему он не просто хотел меня короновать, но до последнего добивался, чтобы я совмещала в себе зло с добром - и прихожу к выводу, что ошибалась, когда заявила ему, что проповедь "не чёрно-белого" мира для него просто демагогия для достижения своих целей.

Просто у меня в голове не укладывалось, как можно всерьёз верить, что Порядок и Хаос, жизнь и смерть, бытие и небытие, "да" и "нет" - не взаимоотрицающие полюса, в выборе между которыми нет никаких полутонов (тем более, всяких серо-буро-малиновых цветов, неизвестных природе не только в радуге, но и в грязных лужах), а всего лишь "разница температур" на непрерывной шкале всеобщей относительности. Мне казалось, человек, для которого это не просто лозунги, а работающие жизненные принципы, должен быть дезориентирован в пространстве настолько, что ложку ко рту поднести не в состоянии.

Но я, кажется, не учла, что бывший Эот Линг - действительно некий слепок с характера Урфина Джюса. Который передал ему эту собственную брезгливость ко злу. При этом почему-то не смог передать другого - самокритичности, доходящей порой до беспощадности, умения судить себя, а не только оправдывать. А может быть, и передал, так он же начал себя переделывать...

- Кстати, Озма, - перебила её Энни, - а откуда у него эти шрамы? Он на что-то такое намекал...

- Какие ещё шрамы? Ах, эти... Я же говорю - переделывать себя начал. Да как-то криворуко. И не потому, что я ему руки криво привесила, а просто самому так нравится. Ну и пускай. Но что получается? С урфиновской брезгливостью ко злу, урфиновским самолюбием, но без урфиновской самокритичности получилось странное комплексующее существо, больше всего на свете переживающее, что его поступки окажутся неприглядными. Я всё понять не могла - почему, говоря о "чёрно-белой морали", он всё время выворачивает так, будто я применяю её не к себе, а к другим, на кого-то другого ярлыки вешаю. А он точно так же не может понять, как можно судить себя и вешать "чёрные ярлыки" на те или иные собственные поступки. Он уверен, будто позиционирующий себя на стороне света априори объявляет все свои поступки правильными и мотивированными именно борьбой со злом. И так же, как для меня нелепо и бредово звучит эта мысль, для него бредом окажется то, что на самом деле думаем на этот счёт мы, носители "чёрно-белой морали".

Поэтому чтобы не признавать свои поступки плохими, ему проще объявить, что не существует объективного добра и зла и прочие безумные глаголы о "разноцветном мире". Решить проблему путём её отрицания. Да, это проще, чем работать над собой и идти к Свету, спотыкаясь, сворачивая, блуждая и набивая шишки. И жить так намного спокойней. Вот Гуамоколатокинт был на стороне зла принципиально и идейно, без всяких костылей "неоднозначности"...

- Угу, - подтвердил филин. - Потому что они таки для слабаков.

- У тебя были убеждения ("понятия", как ты говорил), которыми ты не хотел поступиться ради собственного комфорта. Пусть людоедские, но они были. Предпочёл отправиться с Бастиндой в Долину Смертной тени, нежели принять мою дружбу. Зная и понимая, что такое зло, увидев его глубины и ужаснувшись им, ты знаешь теперь, куда и как от него удаляться. А куда может двигаться Руггедо, если он и в самом деле верит в "разноцветность", а не просто про неё втирает? Не имея никаких ориентиров и центра координат, он вынужден выстраивать координаты от самого себя. "Служить повелителем у клоунов", как он нам тогда рассказывал. А это тупик. Мы удивлялись, почему он на ходу меняет правила своей дурацкой игры - а для него это, оказывается, вообще базовый жизненный принцип. "Нравственным является то, что я сейчас делаю". Как жаль, что я начинаю понимать это только сейчас, и перед его побегом наговорила ему кучу глупостей, судя со своей колокольни.

- Ничего, - усмехнулся Чарли, - сам-то он только со своей и судит.

- В том-то и дело! Ему простительно. В его выдуманном "не чёрно-белом мире" с оттенками серого и относительной разницей температур все мыслят принципиально одинаково, несовместимых мировоззрений не бывает, потому что не бывает никаких полюсов. Но я-то живу в реальном мире бинарных оппозиций и дихотомий. Могла бы и раньше догадаться, что он просто психологически неспособен осуждать собственные поступки, что для него это смерти подобно - и всё бы стало на свои места. А я своим обвинением в лицемерии лишь отзеркалила его собственные слова и его мышление. Вот же дура! Теперь надо обязательно ему это всё объяснить при встрече...

- Зубы птеранодона, оно тебе надо? - Чарли картинно схватился за голову. - Что-то кому-то объяснять - это же полная... безнадёга. Тем более, при такой полярности взглядов и характеров...

- Надо, - упрямо ответила Озма. - Он всё-таки творение моих рук.

- Э, дорогуша, неужели он тебя всё-таки поймал в эту ловушку? "Ты за меня в ответе до конца"...

Озма усмехнулась:

- Нет, не поймал. Но и недосказанностей я не хочу. И потом, похоже, что для него самого эта "пуповина" даже ещё важнее, чем он говорил мне, кода мы остались одни. Подсознательно я остаюсь для него создателем и "повелителем". И это, видимо, главная причина, хотя, вероятно, непонятная и ему самому, почему он хотел усадить меня на трон, а не царствовать сам, и почему я должна была оставаться хотя бы "частично доброй" волшебницей. Конечно, его ошибкой было попытаться прельстить меня "добром и злом в одном флаконе", хотя я этого мёда с дёгтем досыта наелась ещё Урфином. Иллюзия "третьего пути" над добром и злом, его исключительности и крутизны, после случившегося осознания того, что всё это время был полностью и безраздельно на тёмной стороне, утешаясь примитивным самообманом, вызывает только аллергию. Но для него было важно, чтобы не только он сам, но и я одобряла его поступки, причём с позиции Добра, вешала на них "белые ярлыки", комфортила его и укрепляла его самомнение, которое так ему приходится накручивать только пафосом, демагогией и лицедейством для самого себя. В роли абсолютной верхушки пирамиды ему неуютно. Его неосознанно ко мне влечёт и тянет. На худой конец - статуэткой на полке, но я ему нужна. И если это действительно так - что же, я готова продолжить с ним разговор. Но не по его постоянно меняемым правилам и не в синем платье.

Берег вскоре раскинулся на солидную ширину, террасами поднимаясь к утёсам. Появилась какая-никакая растительность - недостаточная для плота, о котором мечтал Чарли, но для костра, который был сейчас весьма не лишним, самое то. Волны разбивались о берег далеко внизу, сыроватые дрова и засохшие толстые травянистые стебли нехотя потрескивали, тяжелые искры рассыпались по сторонам, и так же размеренно текла беседа - как бывает всегда, когда уже собраны пенки с горячих новостей после долгой и драматической разлуки, а напряжённо поджидаемая опасность так и не соизволила себя обнаружить. Торчащие вокруг ветки кустов казались скоплением чёрных щупальцев, увенчанных острыми шипами. Они были от верхушки до половины прикрыты крошечными красно-синими листьями, и только в нескольких местах у корней лепился плотный мох. Огонь слегка дрожал, разбрасывая по лицам светлые отблески. Тусклые лиловые облака неторопливо скользили над морем.

- Но всё-таки выходит, что "амбивалентная магия" пояса Арахны действительно необычайно сильна, - подвёл итог Чарли, разглядывая здоровую левую ногу.

- Да, - с каменным выражением лица признала Озма, - сила взаимодействия доброй и злой магии на пряжке собрана огромная. Только она очень опасна и плохо управляема. Вследствие именно того, о чём я раньше говорила. Даже Арахна, судя по гномским летописям, использовала её только для усиления заклинаний из книги, а не работала с нею непосредственно, как Руггедо. Но он, который при всех своих запредельных амбициях всего лишь глупый деревянный клоун без капли собственного магического потенциала, этого не понимает.

- Дядя Чарли, - неожиданно прозвенел голосок Энни, - эта самая ги-пер-кор-рек-ци-я произошла не просто так. Пояс взял магическую силу от Озмы и усилил её...

- А ты откуда знаешь, ябеда? - оторопело уставилась на неё принцесса.

Энни смущёно опустила взгляд в середину пламени.

- Ну, я же теперь тоже чуть-чуть фея... Просто у тебя вид был такой же, как тогда в Канзасе, с Тотошкой...

- В общем, да, - нехотя призналась Озма. - Сама не знаю, как так вышло. Когда я ударила в его пряжку клинком, пытаясь расстегнуть, между мной и ею установилась непонятная связь. И во время превращения Чарли... Я ни о чём таком не думала, и моя магия здесь совсем не действует. Но вот как-то случилось, взяло и потянуло силу без спроса... Считай, это наш с Руггедо тебе подарок.

Чарли собирался что-то сказать или спросить, но всех отвлёк возглас Астерро. Он растерянно глядел на фигурку, вытащенную из кармана, куда зачем-то полез.

Жестяная свистулька из страны свистунов, сделана довольно грубо. Барашек с рогами, весь какой-то хилый и недоразвитый.

- Я наконец-то вспомнил, - шептал Астерро. - Мне тогда пришло в голову, что с фигурок давно не вытирали пыль, а Железный Дровосек был превращён только что, поэтому пыль на него осесть не успела, и рядом с ним должна быть стёрта. Ну и... Помню, как нашёл его, как взял с полки, а потом - всё... Как он оказался в кармане - не понимаю. Видимо, успел сунуть машинально.

- И в чём же ты нарушил правила? - возмутилась Энни. - Всё было честно!

- Ты всё ещё веришь, что с Руггедо можно играть честно? - кисло скривилась Озма. - Взял и придумал на ходу новое "правило", что искать надо было только нас, а не Дровосека. Типа, он же был ещё на свободе, когда началась игра... Зато теперь понятно, почему он так подстрекал нас искать Дровосека на полках. Где его просто не было.

- Вот же гадина, - насупилась девочка.

- По крайней мере, Дровосек с нами, хоть и заколдованный, - Озма осторожно погладила барашка указательным пальцем. - Жизнь постепенно налаживается!

Сюрпризы, однако, не закончились. В лиловых лучах над морем проплыли три новых силуэта.

- А вот это уже не птеранодоны, - сказала Озма. - Ваши драконы, Астерро?

- Наши, - подтвердил тот и вдруг нахмурился.

Нахмурилась и Энни. Она уже видела такой же силуэт под золотистым сводом марранского грота. В точности такой же. Поэтому знала, что два выроста на шее каждого дракона - на самом деле всадники. Мигом вспомнив и дядин рассказ о выпущенной стреле, и разговор тех двоих о каких-то беглецах, и то, как отреагировал на его пересказ Астерро, она нажала рубиновую звёздочку, взяла на колени Тотошку, ухватила дядю за рукав:

- Друзья, беритесь за руки!

Озма ошеломлённо наблюдала, как исчезают друг за другом сидящие вокруг костра, сама ощутила прикосновение невидимой пухлой руки Страшилы. Реакция Энни её больше не удивляла: драконы приближались, и наездников теперь различали все.

Удивляло её совсем другое.

- Энни, у тебя здесь работает обруч?!

- Ну да, а что такое? - удивилась та в свою очередь. - Не работал только в городе марранов, потому что там уже заканчивалась Волшебная страна...

- Да как тебе сказать - "что такое"? У меня, как ты знаешь, ни туфельки, ни свисток в Подземье не работают...

- Может быть, дело в магии Гуррикапа на нём? - предположила Энни.

- Скорее всего, в ней. Я всё время о ней забываю...

Сделать невидимым сам костёр, конечно, не удалось, и он предсказуемо привлёк внимание всадников. Им было очевидно, что зажжён он людьми и совсем недавно, а значит, далеко уйти они не могли. Самих же драконов невидимость, похоже, не обманывала, они чувствовали их присутствие и, кружа над костром, опускались всё ниже.

Озма запоздало скомандовала двигаться аккуратными перебежками, не разжимая рук, с открытого пространства вглубь скальных расщелин, куда ящеры не доберутся, а люди не обнаружат. Но пробежать успели только половину пути.

Относительно недалеко от берега море вдруг забурлило, выстрелило высоким фонтанчиком, а затем грязная пена начала быстро расступаться и стекать по блеснувшей под лиловым заревом чёрной спине кита.

Драконы заметались в панике и врассыпную, не реагируя на окрики наездников, полетели прочь.

Спасибо: 4 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1125
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104:
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.11.20 12:18. Заголовок: На этой явно "не..


На этой явно "неоднозначной", хотя наверняка не "интересной" ноте автор имеет сказать следующее.

С начала ноября написано 51370 слов (согласно официальному счётчику ФБ, то есть без тире и звездочек) или > 344 тыс. знаков. Минимум NaNoWriMo, таким образом, досрочно перевыполнен, я могу честно уйти в запой творческий кризис на полгода. Но обещаю этого не делать. А вот продолжать придерживаться графика и выкладывать оставшиеся три (а может быть, теперь их получится больше) главы через день, чтобы закончить 30.11, не обещаю. Оставляю за собой право порастягивать удовольствие. Во-первых, грядут весьма непростые события с вотэтоповоротами и сопутствующие им столь же непростые переживания, поэтому и автору, и немногочисленным читателям нужны паузы чуть длиннее. Во-вторых, грядёт фест кроссоверов, и пусть себе грядёт.

В любом случае, между 30.11 и 31.12 23:59 фанфик будет закончен ))

Спасибо: 4 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 47
Зарегистрирован: 18.10.20
Откуда: Россия, Мурманск
Рейтинг: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.11.20 22:50. Заголовок: О Руфе Билане


Очень жду продолжения.

Получается, что у героев, побывавших во дворце Руггедо и выигравших у него в игре с превращениями, сейчас задача, как минимум, во-первых, расколдовать Железного Дровосека; во-вторых, найти в этой большой нижней пещере ещё 3 героев - Аврала, Кустиса и Элли-Люцию, которые некоторое время назад оказались отделены от них обвалом.

А у меня всё-таки вопрос: так 3 или 4 человек они должны найти в этом нижнем мире?
С ними ещё был Руф Билан. Вопрос в том, действительно ли Руф Билан утонул - или он всё-таки мог оказаться ещё в одном таком же большом пузыре, как и Астерро и Элли-Люция, только мог выплыть не в промежуточной пещере под водопадом, а чуть позже - уже в нижнем мире, ближе к подземному морю.

Если Руф Билан действительно утонул, то здесь возникает какой-то очень нехороший прецедент во всех историях о Волшебной стране, особенно по сравнению с волковскими произведениями: получается, что он 1-ый персонаж во всех историях Волшебной страны, который погиб не где-нибудь, а на рабочем месте. Чего только не было в произведениях о Волшебной стране, но всё-таки непосредственно "в кадре" тяжёлых несчастных случаев на производстве, да ещё со смертельным исходом там не было. Конечно, я понимаю, что в Волшебной стране может быть всякое; однако по всем законам жанра получается, что этот случай - АБСОЛЮТНО не поучительный и несправедливый - ВНЕ ЗАВИСИМОСТИ от того, какие прегрешения водились за Руфом Биланом до того.

Фактически данный случай в рамках произведения во многом обесценивает ценность труда. Вот можно ли мысленно представить себе, что в каноне в ЖТ Урфин Джюс, который только-только встал на путь исправления, вдруг погиб бы примерно так же от какого-нибудь несчастного случая за какой-нибудь работой? Вот как бы это воспринималось?

Не говоря уже о том, ЗА ЧТО И ВО ИМЯ ЧЕГО должно страдать непосредственное начальство Руфа Билана в этом фанфике!

Плюс ко всему, в этом фанфике Руф Билан погиб не просто каким-нибудь образом, а утонул. И сама возможность терпеть бедствие именно от воды в том или ином варианте, а также умереть от воды, утонуть у меня вызывает очень нехорошие субъективные ассоциации с некоторыми событиями, с которыми пришлось столкнуться мне и моему окружению, причём достаточно большому окружению, в этом году.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 4426
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Награды: :ms34::ms97::ms96::ms84::ms24::ms24::ms86::ms85::ms102::ms103:
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.11.20 23:22. Заголовок: Капрал Бефар пишет: ..


Капрал Бефар пишет:

 цитата:
В любом случае, между 30.11 и 31.12 23:59 фанфик будет закончен ))


Что, уже? У меня почему-то было впечатление, что тут ещё ого-го сколько всего должно быть)

Игорь Сотников пишет:

 цитата:
Если Руф Билан действительно утонул, то здесь возникает какой-то очень нехороший прецедент во всех историях о Волшебной стране


Не вижу ничего нехорошего. Такого персонажа мне лично совсем не жалко, и без разницы, погиб от на производстве или ещё где.

Игорь Сотников пишет:

 цитата:
однако по всем законам жанра получается, что этот случай - АБСОЛЮТНО не поучительный и несправедливый - ВНЕ ЗАВИСИМОСТИ от того, какие прегрешения водились за Руфом Биланом до того.


Не соглашусь. Именно прегрешения и определяют по законам жанра судьбу персонажа. А вовсе не место гибели.

Игорь Сотников пишет:

 цитата:
сама возможность терпеть бедствие именно от воды в том или ином варианте, а также умереть от воды, утонуть у меня вызывает очень нехорошие субъективные ассоциации с некоторыми событиями, с которыми пришлось столкнуться мне и моему окружению,


Эммм... Вам не кажется, что автор не обязан отвечать за ваши личные ассоциации?))

Автор и представить себе не мог, что вам померещится между строк (с) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 2148
Зарегистрирован: 26.03.19
Рейтинг: 8

Награды: :ms34::ms97::ms31::ms20::ms44::ms105:
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.11.20 23:48. Заголовок: Игорь Сотников пишет..


Игорь Сотников пишет:

 цитата:
Не говоря уже о том, ЗА ЧТО И ВО ИМЯ ЧЕГО должно страдать непосредственное начальство Руфа Билана в этом фанфике!

Начальству ничего не будет, надо на рабочем месте соблюдать технику безопасности. Тем более человеку, вся жизнь которого была связана с водой (был смотрителем дворцовой умывальни при Гудвине, потом сломал Священный источник).

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1126
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104:
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.11.20 23:52. Заголовок: Игорь Сотников, спас..


Игорь Сотников, Sabretooth, Annie, спасибо

Игорь Сотников пишет:

 цитата:
Вопрос в том, действительно ли Руф Билан утонул - или он всё-таки мог оказаться ещё в одном таком же большом пузыре, как и Астерро и Элли-Люция

Вот любите же вы спойлеры )) Но ладно, скажу - Скрытый текст


Поэтому последующие ваши рассуждения немного в сторону от замысла)

Annie пишет:

 цитата:
У меня почему-то было впечатление, что тут ещё ого-го сколько всего должно быть)

Хм, да СКОЛЬКО же можно)) Уже 156 425 слов, 26 авторских листов... Пора уже и закругляться. И готовиться к прилёту рамерийцев))

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 4427
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Награды: :ms34::ms97::ms96::ms84::ms24::ms24::ms86::ms85::ms102::ms103:
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.11.20 00:15. Заголовок: Капрал Бефар пишет: ..


Капрал Бефар пишет:

 цитата:
Хм, да СКОЛЬКО же можно)) Уже 156 425 слов,


Ну-у... Объём, конечно, серьёзный... *сказал человек, написавший ТиХЖД почти в 300 000 слов* шучу, вам виднее, конечно))
Просто у меня пока, с читательской точки зрения, нет ощущения, что повествование приблизилось к концу. Ну или хотя бы к промежуточному концу) сейчас ещё пока Руггедо поймают, пока две компании друзей встретятся, пока выберутся наверх, пока Элли и Фред вспомнят себя, пока всю ВС в порядок приведут... Конечно, может быть, я и ошибаюсь в ощущениях ))
Ещё интересно, перед третьей повестью Энни и остальные гости из БМ должны домой вернуться или будут Пришельцев тут ждать?)

Автор и представить себе не мог, что вам померещится между строк (с) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 1127
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104:
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.11.20 01:27. Заголовок: Annie пишет: Объём,..


Annie пишет:

 цитата:
Объём, конечно, серьёзный... *сказал человек, написавший ТиХЖД почти в 300 000 слов*

Человек, написавший ШКТЛК и впервые спустя десять лет выяснивший, что в ней всего-то около 267 500 слов (слабак!), назидательно замечает, что тут многое зависит от содержания и от жанра. Попробовали бы вы в мечети ВЭ раздуть в такой объём. Кстати, я даже представляю, как это могло бы выглядеть, но это была бы совсем другая книга (вернее, уже третья))

Ну и главное - на фоне "Серебряного башмачка" в жалкие 59 000 выглядит как-то несоразмерно (а я год назад искренне думал - ну максимум в полтора раза больше получится...)

Annie пишет:

 цитата:
Конечно, может быть, я и ошибаюсь в ощущениях ))

Главное тут - не ошибиться в прогнозах, как оно должно закончиться))

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 245 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- дома
- никого нет дома
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 216
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Мир Волкова Изумрудная страна Заколдованное королевство - Tin Man Хроники Изумрудного города и его окрестностей Изумрудный город Миры Изумрудного города Изумрудная страна|Магвайр,Баум,Сухинов,Волков Типичный Урфин Джюс *NO SLASH!* Tin Man | «Заколдованное королевство» Друзья Изумрудного города