Главная сайт Изумрудный город Правила Форума Выберите аватару Виртуальный клуб Изумрудный город

АвторСообщение





Пост N: 301
Зарегистрирован: 28.12.15
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Рейтинг: 4

Награды: :ms17::ms31::ms44:
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.04.20 22:00. Заголовок: Приют изгнанников. Часть 2 "Великий и Ужасный"


С этой частью произошла весьма неприятная для меня история. "Великий и ужасный" был завершён в окончательной редакции в 2015 году. Но потом дело застопорилось... Случайно наткнулся в Сети на сухиновского "Гудвина", с которым, как оказалось, у меня произошло некое перекрещивание. Понятно, что произошло оно по большей части в тех местах, которые были описаны Волковым в ВИГ, но всё равно было неприятно (происки ноосферы ). Было даже желание ликвидировать всю часть. Но потом я передумал.

Понятно, что приоритет на приквел ВИГ остаётся за Сухиновым. С другой стороны, в "Гудвине" он делал приквел и к своему собственному миру, с моим не соприкасающимся.
Отдаю себе отчёт, что именно эта часть в наибольшей части уязвима. Но убрать я её не могу, так как иначе рухнет концепция и структура всего романа. Так что... судите

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 22 , стр: 1 2 All [только новые]







Пост N: 302
Зарегистрирован: 28.12.15
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Рейтинг: 4

Награды: :ms17::ms31::ms44:
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.04.20 22:02. Заголовок: Великий и Ужасный Д..


Великий и Ужасный

Джеймс Гудвин, баллонист

Прошло ещё несколько столетий. Порядок жизни, сложившийся в Волшебной стране после прибытия туда четырёх волшебниц, не менялся. Благоденствовали под мудрой властью Виллины и Стеллы Молчуны и Болтуны, страдали под тиранией злобных Гингемы и Бастинды Жевуны и Мигуны. Мирно спала тысячелетним сном под присмотром своих верных гномов волшебница Арахна.
А за пределами Волшебной страны жизнь била ключом. Люди, прибывшие в Америку из Европы, образовали своё собственное государство, названное Соединёнными Штатами Америки. Вглубь континента уходили один за другим караваны фургонов, в которых ехали искатели счастья со всех концов света. Распахивались прерии, строились фермы, возникали новые города. Переселенцы неуклонно приближались к Волшебной стране. Некоторые авантюристы добирались даже до границ Великой пустыни, но её мрачное величие отпугивало даже самых отчаянных сорвиголов. Впрочем, даже если бы кто и смог преодолеть пустыню, он всё равно бы был остановлен непроходимой преградой в виде Чёрных камней Гингемы.
И всё-таки однажды, впервые за несколько тысяч лет, в Волшебную страну попал человек из Большого мира. Самый обыкновенный человек – не колдун и не волшебник. Звали его Джеймс Гудвин.
В детстве юный Джим случайно увидел гастроли передвижного театра. Для обычного мальчика, жившего среди пыльной канзасской степи, впечатления от увиденных спектаклей были подобны взгляду из тёмного погреба на огромный и яркий мир с зелёными полянами, голубыми реками, чистым и прозрачным воздухом. И Джимми решил, что свяжет свою жизнь с театром. Когда ему исполнилось тринадцать лет, он сбежал из дома и несколько лет странствовал по Дикому Западу. Сперва юноша только помогал актёрам таскать реквизит, кормил лошадей, рубил дрова. Потом он стал участвовать в постановках и постепенно стал ведущим актёром труппы. Кого Гудвин только не играл – и жуликоватых слуг, и благородных отцов семейств, и даже (иногда) манерных красавиц. Но больше всего Джеймс любил играть роли героев в пьесах Шекспира – Гамлета, Юлия Цезаря, Макбета, Ричарда III.
Джеймс Гудвин добился определённой славы, но, увы, она не принесла ему денег. Не всегда удавалось собрать полный зал, бывало и так, что пьяные ковбои и фермеры, возбуждённые страстями, которые бушевали в спектакле, а также собственными винными излияниями, влезали на сцену и пытались поколотить отрицательных героев. При этом частенько страдали и костюмы актёров, и декорации, а, бывало, и сами актёры. Так что с трудом заработанные доллары приходилось тратить на реквизит, краски, доски, материю и разную бутафорию, повреждённую или уничтоженную буйными театралами.
Более десяти лет странствовал Гудвин с актёрской труппой. Но однажды он, не сказав никому ни слова, бросил театр. Нет, вовсе не потому, что он разлюбил игру на сцене. Просто Джеймс почувствовал, что жизнь проходит, а он всё топчется на одном месте. «Нет-нет! – думал Гудвин, сидя в дилижансе, мчавшегося в сторону Тумбстоуна. – Нельзя всё время носить чужие маски – пора бы уже и самому чего-то добиваться. Чтобы про Джеймса Гудвина говорили с восторгом и придыханием как про успешного и состоявшегося человека».
И бывший актёр решил строить свою жизнь по-новому. На скопленные с большим трудом деньги он приобрёл себе фургон и кучу разных товаров, рассчитывая их с выгодой перепродать индейцам. Однако в прерии на него налетели бандиты и всё отобрали. Хорошо ещё, что он остался жив. Попробовал было прибиться к старателям, но, как на грех, напасть на золотую жилу Джеймсу никак не удавалось. А намытого золотого песка едва хватало, чтобы кое-как сводить концы с концами. Гудвин попытался стать карточным шулером, но его почти сразу уличили в нечестной игре, так что пришлось бежать из города сломя голову, бросив все свои вещи.
В конце концов, Джеймсу повезло – он устроился на работу помощником продавца в бакалейной лавке. Платили ему мало, но зато он имел крышу над головой и регулярное питание. После всех перенесённых невзгод, это место казалось Гудвину воплощением земного рая. Он совершенно забыл о своих честолюбивых замыслах и жил исключительно сегодняшним днём. Он даже подумывал жениться на дочери хозяина лавки, мисс Сьюзен, которая время от времени оказывала молодому человеку знаки внимания.
Но в один прекрасный день произошло событие, которое круто изменило жизнь Джеймса Гудвина. Как-то на городской ярмарке он увидел толпу, окружившую воздушный шар, к которому была привязана корзина. Худощавый человек с козлиной бородкой, в пенсне и в цилиндре (очевидно, владелец шара), громко кричал:
- Впервые в Канзасе! Только одно показательное представление! Я, Майлс Пиблз, предлагаю самому смелому из вас совершенно бесплатно подняться в воздух на этом шаре! Спешите, спешите! Только одно представление! Майлс Пиблз рекомендует! Абсолютно безопасно! Очень интересно! Почувствуйте себя птицей и поднимитесь в воздух!
Окружавшие шар горожане и фермеры отпускали в адрес Пиблза грубые шутки, но никто не горел желанием залезть в корзину.
- Ладно, ребята, - крикнул владелец шара. – На Востоке многие платили по пять долларов за то, чтобы подняться в воздух на шаре Майлса Пиблза. О’кей, вы не хотите платить за риск, за ощущение опасности. Тогда сделаем так. Я даю двадцать долларов тому, кто поднимется на этом шаре в воздух! Но и это ещё не всё! Если выручка от продажи билетов на моё шоу будет выше ста долларов – двадцать процентов с суммы превышения также достаётся отважному смельчаку! Ну как, есть желающие?
- Есть! – крикнул Джеймс. – Давайте, мистер, ваши двадцать долларов.
- Браво! – крикнул Пиблз. – Наконец-то среди толпы трусов нашёлся настоящий мужчина - смельчак, который не боится высоты, готов развлечься и заработать доллары. Итак, господа, поприветствуем этого отважного человека по имени… Как ваше имя?
- Джеймс Гудвин.
- … по имени Джеймс Гудвин! Аплодисменты!!!
Гудвин проследовал к шару, ловко перепрыгнул через борт корзины и весело помахал публике шляпой. Смелость Джеймса и его раскованность зрители оценили – в ответ на его приветствие раздался громкий и одобрительный рёв.
- Дамы и господа! Сейчас Джеймс Гудвин поднимется в воздух. Господа, плата за просмотр – всего один доллар с человека! Только один доллар за незабываемое зрелище. Не жалейте денег – платите, и вы увидите, как неустрашимый Джеймс Гудвин взлетит на небеса на воздушном шаре Майлса Пиблза!
Когда деньги были собраны, Пиблз отвязал одну из верёвок, державших шар, и тот стал медленно подниматься в воздух. Зрители совсем обезумили, а Джеймс, хотя и побаивался, но не подавал виду, а весело улыбался, размахивал шляпой и посылал дамам воздушные поцелуи.
После того, как вторая верёвка, державшая шар, натянулась, как струна, Пиблз крикнул:
- А теперь первый силач Канзаса, Большой Джек Пимброк, опустит шар вниз! Джек, мой мальчик, покажи, на что ты способен!
И коренастый здоровяк с обнажённым торсом стал крутить ручку ворота, и шар стал медленно опускаться вниз. Когда он достиг земли, Гудвин выбрался из него. Восторженные зрители подхватили Джеймса на руки и стали качать.
- Браво, Джим!!! Молодец, парень! Гип-гип, ура!..
После того, как толпа отпустила Гудвина, мистер Пиблз подошёл и пожал ему руку.
- А ты молодец, не испугался. И с публикой обращаться умеешь. Ты вообще кто? Чем занимаешься?
- Я помощник продавца в бакалейной лавке. А раньше был актёром.
- Ну и как успехи? Много удалось заработать на жизнь?
Гудвин промолчал.
- Слушай, парень, ты мне нравишься. Ты умеешь завезти публику. Давно я ищу такого человека. Хочешь у меня работать? Условия ты знаешь – двадцать долларов плюс двадцать процентов с суммы, превышающей сотню.
Джеймс думал не долго. Вот его шанс, надо только покрепче ухватиться за него.
- О’кей, мистер Пиблз, я согласен.
- Вот и прекрасно, мой мальчик. Решай свои дела, а вечером приходи сюда – мы отправляемся в следующий город.
Так Джеймс Гудвин стал баллонистом - профессионалом, поднимавшимся в воздух на воздушном шаре (баллоне). Публика ревела от восторга и после каждого представления носила отважного аэронавта на руках. Такого успеха Джеймс не имел никогда в жизни. Денежки рекой текли к нему, и он уже подумывал о том, чтобы купить себе собственный воздушный шар и организовать собственное шоу.
Увы, его мечтам не суждено было сбыться. Во время одного из представлений на городок, где оно проходило, налетел мощный ураган. Верёвка, державшая шар, оборвалась, и баллон, подхваченный сильным ветром, понесло на северо-запад.

Джеймс Гудвин, волшебник

Первое время Джеймс сидел на дне корзины без движения. Он не знал, что делать. Панический страх одолевал незадачливого баллониста. Рано или поздно шар или лопнет, или камнем упадёт вниз – и тогда прощай, Джеймс Гудвин… Но время шло своим чередом, и постепенно чувство страха притупилось. Ухватившись за край гондолы, Гудвин приподнялся и глянул вниз. Сквозь просветы в завесе туч он увидел бесплодную, по-видимому, песчаную, местность. Джеймс бросил взгляд чуть вперёд, и увидел горные вершины, покрытые вечными снегами..
- Разбиться в горах – самое худшее, чего можно ожидать, - сказал сам себе Гудвин. – Ну да ничего, может и повезёт. Ветер пока ещё сильный. Значит, шанс у меня есть.
И верно – ещё пара часов, и горы остались позади. Буря стала потихоньку стихать, и шар уже не нёсся по воздуху, а медленно плыл. Джеймс высунулся из корзины и стал внимательно оглядывать расстилавшуюся под ним землю.
Страна, куда занёс ветер путешественника поневоле, была чудо как хороша. Шар постепенно терял высоту, и Гудвин уже мог разглядеть широкие поля, леса, небольшие деревеньки, похожие на детские игрушечные домики, широкую реку, в которой отражалось ярко-голубое небо.
- Красота! - промолвил баллонист. – Интересно, куда это меня занесло?
Воздух в шаре между тем окончательно остыл, и баллон всё быстрее и быстрее снижался. Теперь Джеймс опасался, что он разобьётся о землю. Шар стремительно нёсся в самый центр огромного луга, на котором возвышалась каменная башня. С разных сторон к башне бежали люди, одетые в зелёные кафтаны.
Гудвин думал недолго. Он бросил вниз обе верёвки, которыми шар крепился к земле и крикнул:
- Ловите!
Люди внизу не сразу сообразили, что хочет от них человек, спускающийся с неба. Но затем молодой человек высокого роста догадался поймать сперва одну веревку, потом другую…. Общими усилиями собравшихся шар был опущен на землю. Гудвин перевалился через борт корзины и попытался встать, но тут же упал – ноги его не слушались, слишком долго он болтался в воздухе.
- Приветствуем тебя, о великий волшебник! – сказал человек, который первым поймал верёвку. – Поздравляем тебя с прибытием в нашу страну!
Джеймс не сразу сообразил, кому были адресованы эти слова. Однако он быстро взял себя в руки. «Э, да эти простаки никогда не видели воздушного шара, и приняли меня за волшебника. Что ж, не буду их в этом разубеждать. Впрочем, волшебнику не пристало валяться на траве. Надо принять соответствующую позу». И хотя ноги ещё плохо его слушались, Гудвин кое-как поднялся, опираясь на гондолу.
- И я вас приветствую, о, жители этой прекрасной страны! Я рад, что оказался здесь. Могу я вас просить об услуге?
- Конечно, великий волшебник! – ответил Гудвину хор восторженных голосов.
- Принесите колышки и закрепите верёвки, которые держат мою воздушную колесницу.
Несколько человек стремглав помчались на ближайшую ферму за инструментом и колышками. Вскоре шар был как следует закреплён. За это время Гудвин слегка отдохнул и был готов дальше играть свою новую роль.
- Как тебя зовут? – обратился новоявленный чародей к высокому молодому человеку, первому поймавшему верёвку.
- Дин Гиор, о, могущественный волшебник.
- Хорошее, звонкое имя, - кивнул Гудвин.
- А как вас звать? – слегка робея, спросил Дин Гиор.
- Я – Гудвин! – веско произнёс Джеймс. Примерно с такой интонацией он обычно произносил реплики своих царственных персонажей из трагедий Шекспира. – Я – Гудвин, Великий и Ужасный!
Собравшиеся все как один рухнули на землю, склонив головы перед самозванцем.
- Не бойтесь меня, дети мои, - Гудвин уже вошёл в роль и не мог остановиться – недавнее актёрское прошлое давало о себе знать. – Я прибыл в вашу страну с добрыми намерениями.
- Мы рады, что Великий и Ужасный посетил нашу страну, - с чувством произнёс Дин Гиор. – Это для нас большое счастье.
- Почему? – осведомился Гудвин.
- Потому что в нашей стране нет волшебников, как в соседних странах.
- А что в соседних странах живут волшебники? – искренне удивился Гудвин.
- Да, - ответил Дин Гиор. – Здесь живут четыре феи – Гингема, Бастинда, Стелла и Виллина. Стелла и Виллина – добрые, и никому не причиняют зла. А Гингема и Бастинда постоянно насылают на нас разные напасти. Великий Гудвин, защити нас от них!
- Как же буду я вас защищать? – озадаченно спросил Джеймс. «Чёрт меня дёрнул выдать себя за чародея, - подумал он. – Теперь просто так не выпутаешься».
- Мы верим в тебя, Великий Гудвин! – воскликнул стоявший в толпе маленький мальчик в коротких штанишках и с зелёным бантом на голове. – Ты самый необыкновенный волшебник. И ещё ты летаешь на шаре. Ни одна из фей так не умеет.
Собравшиеся поддержали высказывание ребёнка одобрительным гулом.
«А что если рискнуть? – пронеслось в голове Джеймса. - Мне предлагают власть и поклонение. Смотрят в рот и верят каждому моему слову. Это мой шанс».
- Я принимаю ваше предложение, - встав в позу Юлия Цезаря, произнёс Джеймс Гудвин. – Я буду мудро и справедливо править вашей страной.
- Ура!!! – радостно закричала толпа.
- Но мне нужно, чтоб вы мне во всём повиновались, - нарочито строгим голосом продолжал новоявленный властелин. – Вы должны построить мне дворец. Вокруг дворца – город. Вокруг города – стену. Во дворце буду жить я. В городе будут жить те, кто захочет в нём поселиться. За крепостными стенами вы будете чувствовать себя более защищёнными, чем на своих фермах. Собравшись вместе, вы станете мощной силой, которую будет непросто одолеть даже волшебницам.
Народ радостно зааплодировал.
- Самые преданные и верные из вас, - продолжал Гудвин, - будут моими придворными. А тебя, Дин Гиор, я назначаю своим телохранителем.
- Да здравствует Великий и Ужасный!!! – заревела толпа.
«Какой успех! – подумал Джеймс. – За всю мою актёрскую карьеру подобного фурора никогда не было. Впрочем, теперь у меня новая роль – могущественный волшебник. И чем лучше я её буду играть, тем дольше я здесь проживу».

Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 6349
Зарегистрирован: 09.03.17
Откуда: Россия, Архангельск
Рейтинг: 2

Награды: :ms21::ms31::ms97::ms96::ms32::ms33::ms44::ms102::ms107:
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.04.20 12:42. Заголовок: в принципе так то ин..


в принципе так то интерсно, потом я еще полностью фик прочитаю

считать все написанное тут мною- ИМХО!
А Рамерийцы-люди. Такие же,как и мы))))))
Отличаются от наших лишь тем, что менвиты владеют гипнозом...
И дольшей продолжительностью жизни....
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 303
Зарегистрирован: 28.12.15
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Рейтинг: 4

Награды: :ms17::ms31::ms44:
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.04.20 14:23. Заголовок: Постройка Изумрудног..


Постройка Изумрудного города

Первую ночь в Волшебной стране Гудвин провёл в каменной башне. Жители близлежащих ферм натаскали туда целую кучу сена, так что никаких неудобств Великий и Ужасный не испытывал. Мнимый чародей закопался в сухую траву, оставив снаружи только голову, и удовлетворённо вздохнул.
Аромат свежего сена навеял на Джеймса воспоминания о том, как когда-то, в далёком уже детстве, он также, бывало, лежал по ночам в конюшне, мечтая о будущем. В воображении юный Гудвин представлял себя то вождём индейцев, то знаменитым путешественником, то великим актёром, покоряющим с театральных подмостков публику. «Вот и сбылись все мои детские мечты, - усмехнулся про себя Джеймс. – Теперь я и знаменитый путешественник, и актёр, и вождь. Всё сразу».
Вместе с Гудвином на ночлег в башне остался Дин Гиор, сразу приступивший к своим обязанностям телохранителя. Надо ли говорить, что юноша с восторгом принял предложение волшебника. Во-первых, это была для него действительно большая честь. Сын простого земледельца мгновенно оказался вознесён над всеми своими соплеменниками. Впрочем, Дин Гиор не был тщеславен. Его радовало другое – появилась возможность наконец-то избавиться от необходимости заниматься фермерством. Нет-нет, молодой человек не был лодырем и бездельником. Но пахать землю и собирать в саду фрукты ему было скучно. Его неудержимо влекли подвиги и приключения. С самого раннего детства Дин Гиор по многу раз перечитывал обрывки старинных летописей, с незапамятных времён валявшихся в амбаре на ферме его отца. Начитавшись о героях древности, юноше тоже хотелось оказаться на месте одного из них, на худой конец - стать верным слугой и сподвижником героя.
Дин Гиор не только читал старинные книги – он ещё и любил их пересказывать. Так что Гудвину очень сильно повезло – в лице молодого человека он получил не только телохранителя, но ещё большого знатока прошлого и настоящего Волшебной страны. И хотя Джеймсу очень хотелось как следует выспаться после тяжёлого перелёта, но повествование Дина Гиора оказалось столь увлекательно и занятно, что мнимый чародей совершенно забыл про сон. Он с интересом слушал рассказы о последних королях, управлявших Жёлтой страной, о талантливом народе Молчунов, населявшем её, о свержении королевской власти в Центральной стране и о том, как Волшебная страна оказалась поделена между четырьмя феями. Джеймс старался запомнить всё, что рассказывал молодой человек. Это могло пригодиться в будущем.
Наконец Дин Гиор замолчал. Вскоре он заснул, растянувшись на сене во весь свой длинный рост. А Гудвину совсем расхотелось спать. Он лежал и думал о том, что ему теперь делать, и не погорячился ли он, объявив себя могущественным волшебником.
«Местные жители считают меня чародеем. Экие простофили! Впрочем, я ведь даже особо и не усердствовал, стараясь их обмануть. Но вот волшебницы… Вдруг мне придётся встретиться с ними? Что я буду делать?.. Ладно, постараюсь пока держаться от них подальше. Мне достаточно того, чтобы обитатели Центральной страны считают меня магом. Нужно срочно что-то такое придумать, чтобы ещё больше поразить их воображение. Но что именно? Фокусы им показывать? Нет, надо что-то весомое. Настоящее большое чудо… О! Идея! Я ведь говорил вчера о постройке города. Решено! Будем строить столицу государства. Прямо здесь, на этом лугу. Но не простой город, а сказочный… Кстати, а как должен выглядеть сказочный город? Может быть, выстроить его из золота? Но где я возьму золото, да ещё в таком количестве? Отпадает… Постой-постой, Дин Гиор говорил о племени, которое живёт в Пещере, подземных рудокопах. Они добывают драгоценные камни, в основном изумруды, которые потом меняют на продукты питания. Замечательно! Вступим в торговые отношения с Пещерой. Между прочим, изумруды более подходящая в данном случае вещь, чем золото. Мои подданные носят ярко-зелёную одежду – словно нарочно под цвет изумрудов. Что ж, пусть будет город, построенный из изумрудов! Изумрудный город. Это звучит! Ну и страна тоже будет отныне называться Изумрудной».
Мысли о постройке города возбудили воображение Гудвина. В своих прожектах он уносился всё дальше и выше – чувствовалась душа артиста. Однако практический ум истинного янки вскоре вернул фантазёра на грешную землю.
«Эх, кабы я и вправду был волшебником! Взмахнул бы волшебной палочкой, и город сам возник бы на этом лугу из ничего. Увы... Нет у меня ни волшебной палочки, ни джинна из лампы. Придётся всё делать своими руками… Легко сказать – своими руками… Одному мне не справиться. Тут нужны помощники, да не простые, а такие, чтобы были искусными мастерами – стекольщиками, резчиками по камню, механиками. Неплохо также, если б они ещё не болтали лишнего, а были парнями себе на уме, молчунами… Спокойно… Господи, вот это да! Вот именно, Молчунами! Спасибо тебе, Дин Гиор, за твой рассказ об этих умельцах из Жёлтой страны. Теперь я знаю, что мне делать. Только бы не сорвалось».
В голову Гудвину пришла гениальная идея. Но он не поделился ей даже с верным Дином Гиором. «В конце концов, - рассудил Джеймс, - он всего лишь один из жителей страны, пусть и мой телохранитель. Поэтому он должен знать столько же, сколько и все остальные. Иначе ничего не выйдет».
На следующий день Великий и Ужасный объявил, что хочет провести совет с самыми уважаемыми жителями страны. Пока гонцы обегали деревни, Джеймс занимался проектированием будущего города. Да, он не был ни архитектором, ни инженером, ни даже простым строителем. Но зато он был истинным американцем – азартным и напористым, настоящим авантюристом, не желающим упускать свалившийся на него шанс. Напрягая память, он вспоминал свои детские книжки со сказками, в которых описывались королевские дворцы, замки волшебников, средневековые города. В конце концов, кое-какой план ему удалось составить. Теперь осталось определить размеры города и место, где он будет находиться.
Гудвин давно обратил внимание на дорогу, вымощенную жёлтым кирпичом, которая пересекала луг и уходила на север. Однако кто и когда построил её, и куда она вела – об этом даже Дин Гиор ничего не знал - в летописях, хранившихся на его ферме, об этом ничего сказано не было. Так же как и об огромной каменной башне. Очевидно, эти сооружения были построены в уж очень незапамятные времена.
«Город надо ставить вокруг этой дороги, - решил Джеймс». Он отметил место неподалёку от башни небольшим камнем, а потом отсчитал от него две тысячи шагов. Положив в этом месте ещё один камень, Гудвин отсчитал ещё столько же шагов. «Вот я и определил территорию, которую займёт город. Надо будет попросить своих подданных, чтобы они забили колышки и натянули между ними верёвку. Отлично, первая часть работы выполнена. Теперь нужен строительный материал – дерево, мрамор, железо… Ну и изумруды, разумеется».
К тому времени, когда Джеймс окончательно решил, каким должен быть новый город, к каменной башне собрались делегаты со всей страны. Мнимый чародей забрался на смотровую площадку, принял героическую позу (как и положено настоящему властелину) и обратился к своим подданным с пламенной речью.
- Слушайте меня, люди! Я, Гудвин, Великий и Ужасный, прибыл в вашу страну по просьбе моего могущественного друга, волшебника Солнце, того, чей свет озаряет и греет всю Землю. Он послал меня сюда, чтобы я защищал вас от врагов – злых волшебниц. Чтобы навеки у вас исчезли все беды и напасти, чтобы ваша жизнь стала похожа на вечный праздник!
Слушатели встретили речь «чародея» овацией. Гудвин подождал, пока смолкнут аплодисменты, и продолжил:
- У вас будет свой город. Я его создам для вас. Но вы поможете мне свои трудом – заготовите камни, доски, принесёте инструменты. Те из вас, кто работает на фермах, должны будут отдавать в общий фонд ровно половину плодов вашего труда – они пойдут в обмен на изумруды у жителей Пещеры. И если вы будете хорошо трудиться, то лет через пять наш город станет самым прекрасным чудом во всей Волшебной стране!
Строительство города началось уже на следующий день. Подданные Великого и Ужасного оказались любознательными, трудолюбивыми и талантливыми работниками. Даже те из них, кто никогда ничего не строил, кроме сараев и амбаров, были очень восприимчивы ко всему новому. И Гудвин старался изо всех сил дать жителям своей страны как можно больше знаний. Правда, он и сам знал не очень много, но по сравнению с простодушными человечками, ничего не видевших в жизни, кроме своих ферм, его жизненный опыт был огромен. Каждый вечер, когда работа заканчивалась, Великий и Ужасный забирался на вершину каменной башни, к которой был привязан его воздушный шар, и с её высоты просвещал свой народ. В основном это «просвещение» заключалось в пересказе своими словами трагедий Шекспира да сказок, которые Джеймс слышал в детстве от матери. Разумеется, все события были перенесены далеко в глубины Вселенной, которую самозваный чародей величал Волшебным Пространством, а литературные персонажи были сплошь магами и колдунами разной степени силы. Естественно, главным героем, неизменно выходившим победителем во всех схватках, был сам Гудвин. Под конец своего очередного выступления он показывал два-три фокуса, которым научился, работая в театре. Что делать – хоть Джеймс и презирал подобные дешёвые трюки, но волшебнику нужно было постоянно совершать чудеса. А где их взять, если ты не маг и чародей?
… Дни складывались в недели, недели – в месяцы, месяцы – в годы. Так прошло пять лет, и город был, наконец, построен. Теперь осталось самое главное – сделать его неповторимым. Но для этого нужна была тайна. И Гудвин понял – пришла пора воплотить свой тайный замысел в жизнь. Но для того, чтобы план сработал, была необходима помощь волшебницы Виллины. Вообще-то, Великий и Ужасный не хотел связываться с настоящей феей, но в данном случае у него просто не было выбора. «Если дело пойдёт так, как я задумал – никто ничего не заподозрит, - рассудил хитрец. – А если не выйдет, то фея всё равно мне ничего не сделает плохого – она же добрая. Даже если она вышвырнет меня вон из страны, в этом тоже будет свой плюс – я вернусь на родину».
Но к настоящей волшебнице нельзя было идти просто так, пешком или на повозке – следовало бы предстать перед ней более внушительным образом. Лучше всего – прилететь на воздушном шаре. Надо только дождаться попутного ветра.
Несколько дней прошло в бесплодных ожиданиях. Но вот, наконец, подул юго-восточный ветер. Гудвин забрался в корзину и приказал Дину Гиору отвязать верёвку. Шар взмыл в воздух и полетел на северо-запад, в сторону Жёлтой страны, которой правила мудрая волшебница Виллина.

Гудвин в Жёлтой стране

Великий и Ужасный тщательно подготовился к визиту. Он заранее вычистил свой новый костюм, который сшили ему его подданные – зелёный кафтан, украшенный изумрудами, - и чёрный цилиндр. Воздушный шар был оборудован четырьмя якорями – мешками с песком на крепких верёвках, чтобы самому приземлиться, а не ждать, пока его притянут вниз. Если уж играть роль великого волшебника, то нужно, чтобы всё выглядело величественно. Жители Изумрудной страны оказались слишком простодушны. Но волшебница Виллина – это совсем другое дело.
Ветер потихоньку стихал, и Гудвин стал бояться, что шар опустится вниз раньше, чем нужно. «А если ветер переменится? Меня тогда вообще унесёт неизвестно куда. Надо постараться хотя бы вовремя сесть». И Джеймс выбросил за борт шара два мешка-якоря. Баллон стал постепенно опускаться вниз. Спустя некоторое время шар достиг земли на окраине большой деревни, застроенной домиками ярко-жёлтого цвета. Гудвин выбросил два оставшихся якоря и вылез из корзины.
Его прибытие не осталось незамеченным. Примерно два десятка жителей деревни, увидев, что с неба спускается какой-то непонятный предмет, прибежали на околицу. Встав невдалеке, они внимательно смотрели на шар и на Гудвина, но ничего не говорили. Великий и Ужасный тоже молчал – он не знал, что ему сказать. Всё-таки, это были не его подданные. Тут другая страна, другие правила, другой этикет. Да и, откровенно говоря, Джеймс просто побаивался сделать что-то не так.
Молчание явно затягивалось. Гудвину это порядком надоело, и он решил, наконец, произнести речь перед жителями Жёлтой страны, но тут он увидел небольшого размера смерч, который внезапно появился из-за горизонта и стремительно полетел к месту, где находился воздушный шар. Достигнув земли, смерч исчез, а на его месте возникла маленькая старушка в белой мантии. Великий и Ужасный сразу догадался, кто перед ним, и, учтиво поклонившись, произнёс:
- Приветствую тебя, о, могущественная Виллина!
- И я вас приветствую, волшебник Гудвин, - вежливо ответила фея. – Я очень рада, что Вы оказали мне честь, прилетев сюда, в Жёлтую страну.
- Я давно мечтал увидеть вас, высокочтимая Виллина, - продолжал свою высокопарную речь самозваный чародей, - но дела по обустройству моей страны не позволяли мне сделать это раньше. Прошу меня за это простить.
- Ну, что вы, - улыбнулась Виллина. – Я давно уже слежу за Вашей деятельностью. Вы делаете большое дело. Для Волшебной страны – огромное счастье, что из Большого Мира в неё прибыл столь великий волшебник.
«Спасибо, бабушка, на добром слове! – усмехнулся про себя Гудвин. – Пока всё идёт нормально. Надо продолжать».
- Я был у волшебника Солнце, - начал Великий и Ужасный заранее подготовленную речь. – Он живёт далеко-далеко, в Волшебном Пространстве, но ему ведомы все тайны мира, потому что он своим светом озаряет его. Мой могущественный друг увидел, что злые волшебницы нашли приют в Волшебной стране, что они угнетают свои народы, и угрожают другим, тем, кто не находится под покровительством добрых фей.
- Это правда, - грустно вздохнула Виллина. – Когда мы, все четверо, прибыли сюда, то чтобы не развязывать войну, решили поделить страну между собой, чтобы каждая волшебница правила только одним из народов Волшебной страны. Ещё мы договорились, чтобы никто из нас больше, чем на один час, не покидал отведённой для неё территории. Но Гингема и Бастинда не смирились с честным договором. Да, они не покидают своих государств, но изо всех сил вредят остальным народам, в особенности, Центральной стране…
- Изумрудной, - поправил волшебницу Гудвин.
- Да, теперь она называется, благодаря Вам, Изумрудной… С тех пор, как и эта страна оказалась под покровительством волшебника, злые колдуньи вынуждены будут поумерить свой пыл.
- Я и прибыл сюда за этим, - с чувством произнёс Джеймс. – Народ Изумрудной страны не должен страдать, он имеет право на процветание!
- Очень рада, что вы так думаете, волшебник Гудвин, - ответила фея. – Однако, давайте перейдём к делу. Ведь Вы прилетели не только с визитом вежливости – наверняка, Вам нужна какая-то помощь.
- Вы правы, мудрая Виллина, - ответил Великий и Ужасный. – Мне нужно Ваше согласие на то, чтобы Ваши подданные, Молчуны, помогли мне в строительстве Изумрудного города. Я слышал – среди них есть выдающиеся мастера, которые умеют обрабатывать изумруды, отливать цветные стёкла, делать витражи… Я бы мог, конечно, всё это сделать одним заклинанием, но мне не хочется лишний раз демонстрировать своё могущество. К рукотворным творениям всегда относятся с большим уважением. Что есть волшебство? Взмах волшебной палочки, заклинания, волшебный отвар… Всё это пугает, поражает, но на время. А хочется, чтобы удивление происходило постоянно, без излишних чудес, только одним созерцанием созданного.
- Очень мудрая и достойная речь, - кивнула Виллина. – Конечно, я направлю к Вам моих лучших мастеров. Они с радостью Вам помогут, и выполнят все Ваши поручения… Честно скажу – Вы, волшебник Гудвин, - самый необыкновенный из всех чародеев, которых мне доводилось встречать. Мы, феи, чего уж там, любим творить чудеса, изготовлять магические предметы, носить с собой волшебные книги. А Вы – не такой. Вы мало думаете о чародействе, стараетесь постоянно быть среди людей, учите их тому, что знаете сами. Наверное, со времён великого Гуррикапа, основавшего эту страну, здесь не было столь мудрого волшебника, чем Вы.
«Ух, ты! – мысленно воскликнул Гудвин. – Неужели это всё про меня? Вот уж никогда бы не подумал, что я такой необыкновенный человек. Я, говоря без ложной скромности, хороший актёр, но чтобы так покорить эту старушку волшебницу – я об этом и мечтать не мог. Впрочем, ведь Виллина судит по делам. А разве я и впрямь не делюсь своими знаниями с жителями Изумрудной страны? Не строю, наконец, для них город? Значит, это всё правда. А почему я волшебник для неё? Ну, так я же по воздуху прилетел – стало быть, я хоть немного, но чародей».
- Спасибо Вам, о, великодушнейшая Виллина, - раскланялся Джеймс. – Я очень благодарен Вам. Когда мне ждать мастеров?
- Дня через три, - ответила волшебница. – Я извещу их, а потом они подберут необходимые инструменты…
- Подождите! – вспомнил Великий и Ужасный. – Мне бы хотелось, чтоб часть задания они выполнили здесь, в своих мастерских. А в Изумрудный город они доставят уже готовые изделия.
- Хорошо, - согласилась фея. – В этой деревне тоже есть хорошие мастера. С кем бы Вы хотели договориться?
- С мастером, который отливает цветное стекло, - ответил Гудвин.
- Тогда Вам нужен стекольщик Нав Гаон, - сказала Виллина и жестом подозвала одного из деревенских жителей, всё ещё почтительно стоявших невдалеке от беседующих чародеев. – Ты поможешь волшебнику Гудвину.
Нав Гаон кивнул.
- А Ваши подданные не слишком разговорчивы, - улыбнулся Великий и Ужасный. – Ни одного слова за столько времени не произнесли.
- А они вообще никогда не разговаривают, - ответила повелительница Жёлтой страны. – Не зря же они именуются Молчунами.
- Вообще никогда не говорят? – изумился Гудвин.
- Ну, по крайней мере, за те годы, пока я управляю их страной, мне ни разу не доводилось слышать их голоса.
«Редкостная удача! – Гудвин чуть не подпрыгнул от радости. – Это даже лучше, чем я думал. Я-то воображал, что Молчуны просто малоразговорчивы, а они вообще никогда не разговаривают. Тем лучше».
Гудвин ещё раз поблагодарил волшебницу, а затем спросил:
- Может быть, мудрая Виллина тоже нуждается в какой-нибудь услуге?
- Ну, какие счёты могут быть между нами, волшебниками, - махнула рукой старая фея. – Впрочем, если откровенно, то Вы бы могли оказать помощь. Не мне – всем народам Волшебной страны. Избавьте её от присутствия Гингемы и Бастинды. Я, к сожалению, не могу этого сделать - мешает данное мной при разделе Волшебной страны слово. Я его могу нарушить только в случае, если колдовство одной из злых ведьм будет угрожать всему миру. А Вы не связаны никакими клятвами, у Вас развязаны руки.
«Хитра Виллина, ой, хитра! – подумал Гудвин. – Как она ловко повернула. И ничего не поделаешь – сам виноват, напросился».
- Я подумаю, как это сделать, - с достоинством ответил самозваный чародей. – А Вы уверены, что у меня хватит на это сил?
- Об этом написано в моей волшебной книге, - произнесла Виллина, а затем извлекла из складок платья маленькую книжку. Волшебница подула на неё, и прямо на глазах книжка стала расти, пока не превратилась в огромный и тяжеленный том.
- Где же тут, - бормотала фея, листая книгу. – Бинты, булки, веники, воздушный шар… А, вот, нашла! Великий волшебник Гудвин поможет избавить Фиолетовую страну от власти злой Бастинды… Странно, - проговорила Виллина. – Тут упомянута только Бастинда.
«И на том спасибо, - усмехнулся про себя Великий и Ужасный. – Одна злая волшебница лучше, чем две». А вслух сказал:
- Если так говорит волшебная книга высокочтимой Виллины – значит, так и должно произойти.
- Ещё раз спасибо Вам за визит в Жёлтую страну, - сказала волшебница. – А теперь прощайте. Мне надо известить мастеров о том, что они отправятся в Изумрудный город.
- Пусть они соберутся в этом селении, - ответил Гудвин. – Пока Нав Гаон будет исполнять мой заказ, они спокойно прибудут сюда, а я им объясню, что нужно сделать.
Виллина согласилась. Затем она взмахнула платочком и исчезла. На месте её исчезновения образовался маленький смерч, который со свистом полетел куда-то за горизонт.

Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 848
Зарегистрирован: 11.04.19
Рейтинг: 5

Награды: :ms19::ms97::ms31::ms20::ms108:
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.04.20 16:08. Заголовок: Вот это поворот! Опя..


Вот это поворот! Опять Виллина-Дамболдор. Вернее, её книга.
А так-то интересно. Жду не дождусь сюжета, связанного с книгой Гуррикапа.

О боже, подари мне мозги Страшилы, храбрость Льва, сердце Железного Дровосека, удачу Элли и силу воли Урфина Джюса. Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 304
Зарегистрирован: 28.12.15
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Рейтинг: 4

Награды: :ms17::ms31::ms44:
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.04.20 19:37. Заголовок: Исполнение хитрого з..


Исполнение хитрого замысла

Пока мастера со всей Жёлтой страны собирались на дворе Нава Гаона, Гудвин занимался расчётами – что и сколько нужно сделать. После некоторых раздумий, он попросил прислать к нему ещё и механика, специалиста по изготовлению замков. О своих идеях он тут же рассказывал Наву Гаону. Стекольщик кивал головой, что-то записывал и отдавал записки своим подмастерьям. Молчуны-ремесленники ещё не все собрались, а работа в стекольной мастерской уже кипела вовсю.
Когда все, кого призвала Виллина, прибыли, Гудвин обратился к ним с речью. Он изложил им свой план обустройства Изумрудного города. Говорил мнимый волшебник много и с чувством. Молчуны его слушали с вниманием, периодически что-то помечая в своих блокнотиках. Когда, наконец, Джеймс закончил свою речь, Нав Гаон подошёл к нему и протянул листок бумаги.
- Целый год? – озадачено переспросил Великий и Ужасный.
Стекольщик кивнул.
- Ладно, - согласился Джеймс. – Вы мастера, вам виднее.
Удовлетворённый Нав Гаон протянул ему ещё один листок. Гудвин прочёл его, сперва нахмурился, а затем весело захохотал:
- Ай, да молодцы! Здорово! Ну, пусть будет по-вашему.
… Прошло больше месяца с тех пор, как Гудвин улетел в Жёлтую страну. Жители Изумрудной страны ждали его возвращения с нетерпением, каждый день надеясь, что его воздушный шар вот-вот появится в небе. Но дни проходили за днями, а волшебник всё не возвращался. Наиболее нетерпеливые решили, что Великий и Ужасный покинул Волшебную страну либо решил навсегда поселиться во владениях Виллины…
Но однажды утром Дин Гиор, заступивший на дежурство на вершине башни, увидел, как с северо-запада по воздуху в его сторону движется какой-то предмет, всё более и более увеличивающийся в размерах по мере приближения. Через некоторое время уже было видно, что это воздушный шар.
- Великий Гудвин возвращается! – крикнул Дин Гиор.
Люди, находившиеся у стен города, услышав это крик, со всех ног бросились к башне. И верно – это действительно был воздушный шар волшебника. Спустя два часа он пришвартовался у башни. Гудвин забрался на самый её верх и обратился к собравшимся:
- Мои возлюбленные друзья! Приближается час, которого вы так долго ждали и ради которого столько лет трудились, не покладая рук. Вы построили город, который будет вашей столицей. Но мне, Гудвину, Великому и Ужасному, нужно превратить этот город в воплощённую в жизнь мечту, в главное украшение Волшебной страны. И я повелеваю – все находящиеся здесь должны немедленно вернуться в свои деревни. Мало того – в течение года никто из вас не смеет приближаться к городу ближе, чем на две тысячи шагов. Всякий, кто ослушается этого запрета, превратится в камень!
По толпе прокатился вздох ужаса. Жители Изумрудной страны привыкли к Гудвину и почитали его не только потому, что считали волшебником, но и за его доброту и открытость. И слышать из его уст такие страшные угрозы было непривычно.
- Не поймите меня неправильно, - продолжал Великий и Ужасный. – Это не будет карой с моей стороны. Просто в течение этого времени я буду колдовать. Но обычный человек не сможет выдержать действие волшебства. Так что требование не приближаться к городу – это не угроза с моей стороны, а предупреждение в целях безопасности.
Народ успокоился.
- И ещё, - продолжал волшебник. – Ровно неделю вы не должны выходить за пределы своих деревень. Ибо первая неделя – самая тяжёлая для меня. Мне придётся сотворить много чудес.
Людей вновь объял священный трепет.
- Ровно через год вы все придёте к воротам города, и те из вас, кого я выберу, и кто сам этого пожелает, будет жить в этом городе.
- Да здравствует Великий и Ужасный!!! – выдохнула толпа.
Потрясённые и испуганные жители Изумрудной страны разбрелись по своим домам, удивляясь услышанному. Конечно, в глубине души они ожидали, что волшебник сделает что-то такое, что может потрясти воображение, но такого не ожидал никто. Не пересекать страну по Дороге, Вымощенной Жёлтым Кирпичом, не ходить к башне, не приближаться к построенному городу – всё это казалось очень странным и таинственным. Впрочем, подданные Гудвина были людьми простодушными и никакого подвоха не ожидали.
Потянулись долгие месяцы ожидания. Народ свято соблюдал данный ему запрет. Наиболее отчаянные приближались к границе дозволенного и пытались высмотреть, что происходит в окрестностях города. Но никому толком ничего разглядеть не удавалось. Было только видно, что над городом вьются клубы дыма, время от времени слышался грохот. Впрочем, нашествия любопытных прекратились в течение месяца – раз никто ничего не увидел, значит, этого и видеть не положено. А переходить запретную черту никто не хотел – пугала перспектива превращения в камень…
Но вот истёк год, отведённый Гудвином для «сотворения чудес», и жители Изумрудной страны, все, как один, не сговариваясь, дружно двинулись со всех сторон к своей столице. Дома остались только матери с младенцами да совсем уж немощные старики.
Когда самые нетерпеливые во главе с Дином Гиором взошли на холм примерно в трёх тысячах шагах от города, то они увидели сияние изумрудно-зелёного цвета. Потрясённые фермеры сперва застыли, как заворожённые, а потом со всех ног бросились бегом в его сторону. Не прошло и двух часов, как луг у ворот города был запружен народом. Люди переговаривались между собой, оглядывались, ожидая появления Гудвина. Вскоре он действительно появился на крепостной стене в своём зелёном, шитом изумрудами, фраке.
- Дорогие мои друзья! – крикнул волшебник. – Чудо свершилось. Изумрудный город окончательно готов. Пусть десять человек из вас первыми осмотрят его.
И Гудвин перечислил по именам тех, кто первыми удостоились чести войти в Изумрудный город. Среди них был, разумеется, и Дин Гиор.
Счастливцы прошли в распахнутые ворота и очутились в большой комнате, украшенной изумрудами. Великий и Ужасный уже находился там, сидя за небольшим столиком, рядом с которым стояло несколько мешков.
- Вам, как самым лучшим работникам на строительстве и самым моим верным слугам, я дарую привилегию первыми войти в Изумрудный город. Но я должен вас предупредить. Этот город – самое чудесное и великолепное творение, единственный в своём роде, построенный людьми и доведённый до совершенства могущественным волшебником. Поэтому его великолепие может ослепить вас. Чтобы этого не произошло, вы должны надеть специальные очки, - и Гудвин достал из ближайшего мешка десять штук очков с зелёными стёклами. Он собственноручно одел их на каждого из десяти и запер их сзади на специальный замочек. Затем он отворил дверь и сделал приглашающий жест.
Да, Гудвин не зря предупредил Дина Гиора и его спутников! Хотя все они участвовали в строительстве города, но никто из десяти и предположить не мог конечного результата. Стены домов светились ярко-зелёным цветом. Крыши были обложены по краям изумрудами. Даже на мостовой, по которой шли будущие жители Изумрудного города, на фоне зеленоватых камней виднелись драгоценности. Изумрудами были украшены и виадуки, и великолепные фонтаны, извергавшие ввысь воду зеленоватого оттенка. Даже солнце над Изумрудным городом светило зелёным цветом.
Великий и Ужасный провёл своих спутников к своему дворцу. И вновь простодушные подданные Гудвина не могли скрыть своего восторга. Да, они сами строили этот дворец, своими руками. Но, покидая город, более года назад, они оставили только голые стены с отверстиями для окон. А теперь в окна были вставлены витражи с чудесными рисунками, фасад был отделан изумрудами и мрамором зелёного цвета.
- Чудеса! – воскликнул молодой человек по имени Фарамант, отвечавший во время строительства города за сохранность инструментов. – И это всё сделали Вы, Великий Гудвин?
- Ну, кое-что сделали и вы, - скромно уклонился от прямого ответа чародей. – Как видите, я выполнил своё обещание.
Вернувшись с экскурсии по городу, Дин Гиор, Фарамант и остальные долго рассказывали о красоте и великолепии новой столицы. В течение месяца Гудвин лично показывал город его будущим жителям. После того, как все желающие осмотрели Изумрудный город, Великий и Ужасный обратился к своему народу с речью:
- Итак, друзья мои, теперь у вас есть своя столица. Нигде в Волшебной стране нет такого величественного и красивого города. Отныне самые достойные из вас смогут в нём жить. Дин Гиор, ты мой верный телохранитель и останешься им и дальше. Будешь охранять дворец.
Дин Гиор покраснел от удовольствия.
- Фарамант, - продолжал Гудвин. – Ты назначаешься на должность Стража Ворот. Будешь выдавать зелёные очки всем, кто входит в город.
Далее Великий и Ужасный перечислил тех, кто должен был стать его придворными и министрами.
- Вы заселитесь в город первыми, - объявил волшебник.
…Надо ли говорить, что город довольно быстро наполнился жителями? Кроме придворных, туда переселились самые богатые купцы и ремесленники Изумрудной страны, а также некоторые фермеры из близлежащих деревень. Слухи о красоте Изумрудного города в короткий срок разнеслись по Волшебной стране. Не прошло и месяца, как в столицу Гудвина потянулись любопытствующие – Мигуны, Жевуны, Болтуны. Следом за любопытными поехали и торговцы. И каждый, кто приходил в город, восхищался его великолепием, его изумрудно-зелёным сиянием и могуществом волшебника Гудвина.
Простодушные жители Волшебной страны даже и не могли себе представить, что красота Изумрудного города была создана Молчунами. Но жители Жёлтой страны обладали бесценным качеством – они никогда ни с кем не разговаривали. Поэтому тайна строительства Изумрудного города так и осталась тайной для всей Волшебной страны.

На Бастинду!

Прошло шесть с половиной лет с тех пор, как Джеймс Гудвин, бывший актёр и баллонист, был занесён ураганом в Волшебную страну. За это время он многого достиг – успешно выдав себя за волшебника, он стал правителем целой страны, построил Изумрудный город… Прохаживаясь по тронному залу своего дворца, Великий и Ужасный размышлял о прошедших годах. «Вот он, успех! Заслуженные плоды моих трудов. Ну да, мне повезло, что, оказавшись в Волшебной стране, я попал на ту территорию, которая была свободна от власти волшебниц. И меня тоже приняли за чародея. Но ведь это только в начале! А дальше-то? Я задумал построить город, подобного которому нет не только в Волшебной стране, но и во всём мире. И это не будучи архитектором. Я смог организовать строительство, договориться с Виллиной, чтобы она прислала Молчунов для окончательной отделки города… Без ложной скромности могу сказать – я собой доволен! Вряд ли в Большом мире я смог бы добиться большего. Разве что под старость меня бы избрали судьёй или членом муниципалитета какого-нибудь занюханного городишки в Канзасе. А здесь мне поклоняются, ловят каждое моё слово. Никто не смеет оспорить мою власть».
- Власть! – Гудвин произнёс это сладкое слово вслух. – Никогда бы не подумал раньше, что это так приятно. Я раньше мечтал об успехе, славе, деньгах. Да, я хотел, чтобы мной восхищались. Но я и помыслить не мог о том, что захочу повелевать людьми. Да и кто бы мне там, в Штатах, такое бы позволил? Там за власть нужно бороться, грызть глотки соперникам и конкурентам (а если надо – то и друзьям). А тут – свалился на баллоне с неба, и сразу стал Великим и Ужасным!
Правитель Изумрудного города расхохотался. Впрочем, через мгновение он замолчал и, пригорюнившись, присел на ступеньку трона.
- Ну а дальше что? – спросил сам себя Джеймс. – Какова моя дальнейшая цель? Чем мне теперь заниматься? Изумрудный город я построил. Править народом, изображать и дальше идеального правителя, заботясь о своих подданных? Так они и без меня неплохо жили. Разве что теперь им уже не угрожают злые волшебницы…
Тут Гудвин вскочил с места.
- А ведь я совсем забыл! В волшебной книге Виллины написано, что великий волшебник Гудвин (то есть я) избавит Фиолетовую страну от власти злой Бастинды. Вот и цель! Волшебная книга не врёт, не может врать. Стало быть, надо идти войной на Бастинду!
Идея явно пришлась правителю по душе. «Жаль, что я не прихватил с собой хотя бы револьвера. Будь у меня огнестрельное оружие – я бы точно был в глазах всех этих простаков великим волшебником, способным выпускать молнии. Но чего нет, того нет. Что ж, придётся обратиться к тому, что есть. Создам армию. Кто знает, может быть, мне снова повезёт».
Уже утром следующего дня Гудвин обратился к жителям Изумрудного города с балкона своего дворца. Свою речь он сочинил за ночь и даже отрепетировал перед зеркалом – давало о себе знать актёрское прошлое.
- Жители Изумрудного города! – начал свою речь Великий и Ужасный. – В нашей стране теперь всё благополучно. Изумрудный город повсеместно считается центром всей Волшебной страны и её главным украшением.
Собравшиеся на площади бешено зааплодировали.
- Но не везде в Волшебной стране так прекрасно, как у нас, - продолжал Гудвин. – Рядом с нами находится Фиолетовая страна, жители которой, славные и добрые Мигуны, томятся под властью злой волшебницы Бастинды. Неужели мы не поможем им освободиться от этой старой ведьмы? Неужели у нас не хватит сил изгнать её из этого чудесного райского уголка, коим является Волшебная страна?
Жители Изумрудного города недоумённо переглянулись. Да, до появления Гудвина злая Бастинда особенно часто досаждала им, то напуская порчу на скот, то губя посевы. Да и живущая довольно далеко Гингема периодически насылала на их страну шквалистые ветры с грозой. Но пойти воевать с волшебницами? Это никому не приходило в голову. С тех пор, как по всей Волшебной стране была повсеместно свергнута королевская власть, её жители перестали воевать друг с другом и несколько сотен лет жили в мире и согласии. В последний раз им пришлось взяться за оружие примерно за сто лет до появления в Волшебной стране четырёх фей, когда из Пещеры на поверхность вышло племя Марранов под предводительством князя Грона (см. книгу А.М. Волкова «Огненный бог Марранов»). Марранам стало тесно в их подземной стране, и они решили отвоевать часть Пещеры у Рудокопов. Однако армия Семи подземных королей разгромила непрошенных гостей и те вынуждены были выйти наружу. Грон попытался захватить Центральную страну, но ополчение фермеров оказало захватчикам серьёзное сопротивление, так что Марраны вынуждены были бежать. С тех пор поводов браться за оружие не было. Да и само оружие постепенно пришло в негодность – затупилось, покрылось ржавчиной. То, что ещё было пригодно к употреблению, использовалось исключительно в хозяйственных целях. А большая часть просто пошла на переплавку.
От внимания Гудвина не укрылась реакция жителей города на его слова. И он решил действовать напрямую:
- Я знаю, вы давно не брались за оружие. Вы забыли, что такое война. Вы опасаетесь волшебницы Бастинды. Но вы ведь не забыли, кто в Волшебной стране могущественнее всех?
- Великий Гудвин!!! – ответила толпа.
- Вот именно! – правитель Изумрудной страны воодушевился. – Я сам лично поведу вас на бой против Бастинды.
- Да здравствует Волшебник Изумрудного города! – крикнул кто-то, и народ, собравшийся на площади, подхватил этот клич.
Гудвин радостно потёр руки. Теперь нужно было не упустить момент.
- Кузнецы Изумрудной страны должны подготовить мечи, боевые топоры, наконечники для копий и дротиков. Из каждой деревни нужно выделить по два лучника. Поход начнётся ровно через месяц! Готовьтесь, мои верные подданные!
Сказав эти слова, Великий и Ужасный повернулся и ушёл с балкона обратно внутрь дворца.
С этого момента в городе и окрестностях вовсю закипела работа. Кузнецы, взяв за образец старое оружие, изготовляли новые мечи, топоры, секиры, делали панцири и кольчуги. Полсотни лучников без устали тренировались в меткости в окрестностях столицы. Сам Гудвин составлял план военной компании. По его мнению, поход на Бастинду должен был стать всего лишь демонстрацией силы. Прожив в Волшебной стране более шести лет, Великий и Ужасный знал, что Мигуны, жившие в Фиолетовой стране, ненавидят свою повелительницу и вряд ли станут её рьяно защищать. Так что их можно не опасаться. Куда больше новоявленный полководец боялся колдовства Бастинды. Но тут он был бессилен. И Гудвин решил действовать так, как советовал император Наполеон Бонапарт (жизнеописание которого Гудвин читал ещё будучи актёром) – «Главное – ввязаться в бой, а там видно будет».
Месяц, отпущенный правителем на подготовку к походу, пролетел незаметно. В назначенный день армия, состоявшая из трёх сотен бойцов, стояла у ворот Изумрудного города. Великий и Ужасный сперва хотел использовать в походе свой воздушный шар, но потом передумал. Шар ведь летит туда, куда дует ветер, а ждать попутного ветра Гудвин не хотел – он весь горел от нетерпения в предвкушении похода на Фиолетовую страну. Поэтому пришлось воспользоваться носилками, которые несли восемь самых крепких и сильных парней Изумрудной страны.
- Армия, за мной! – крикнул Волшебник. И солдаты Гудвина двинулись на восток.

Спасибо: 3 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 305
Зарегистрирован: 28.12.15
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Рейтинг: 4

Награды: :ms17::ms31::ms44:
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.04.20 23:44. Заголовок: Злая волшебница Баст..


Злая волшебница Бастинда, повелительница Фиолетовой страны

Более трёхсот лет прошло с тех пор, как злая Бастинда захватила власть в Фиолетовой стране. Правда, для этого ей пришлось приложить усилия. Мигуны, обитавшие в Фиолетовой стране, не были воинственным племенем, однако им пришлась не по нутру мрачная одноглазая старуха, появившаяся неизвестно откуда и тут же объявившая себя их повелительницей. В короткий срок они собрали большой отряд, который должен был проучить непрошеную завоевательницу.
Если б Мигуны знали тайну Бастинды, больше всего на свете боявшейся воды! Достаточно было облить колдунью, как она бы мгновенно растаяла (см. книгу А.М. Волкова «Волшебник Изумрудного города»). Увы! Откуда им было это знать. Впрочем, и ощетинившийся копьями отряд внушил фее ужас. Она сперва даже хотела обратиться в бегство, но передумала. «Мне, волшебнице, не пристало бегать от каких-то жалких людишек, - подумала колдунья. – Ладно, сейчас придумаю, как проучить их»…
Надо сказать, что Бастинда была куда менее способной волшебницей, чем её сестра Гингема. Прожив на свете несколько сотен лет, она так и не научилась пользоваться своей волшебной книгой. И это неудивительно – Бастинда даже толком не умела читать! А какой прок от волшебной книги для безграмотного неуча, даже если этот неуч – дочь феи. Мать Гингемы и Бастинды, злая волшебница Гринффильда, долго мучилась, пытаясь обучить свою ленивую дочь грамоте. Бесполезно! Впрочем, старуха испытывала к Бастинде некоторую жалость. Поэтому при дележе волшебного имущества между дочерьми она одарила Бастинду золотым свистком, дуя в который можно было вызывать волков с железными челюстями, ворон со стальными клювами и пчёл с железными жалами, волшебным обручем, который мог сделать невидимкой того, кто его надевал, и золотой шапкой, с помощью которой можно было трижды вызвать стаю Летучих Обезьян. Гингеме же из волшебных предметов достались только серебряные башмачки.
Каждая из сестёр считала, что делёж был несправедлив. Гингема – потому что получила только один волшебный предмет, а её сестра – целых три. Бастинда – потому что серебряные башмачки могли творить множество чудес, а золотым свистком и золотой шапкой можно было воспользоваться только для того, чтобы вызвать помощников. А невидимость постоянно применять не будешь. К тому же Бастинда подозревала (и небезосновательно), что мать, вроде бы идя на уступки дочери-лентяйке, исподволь всё-таки пыталась заставить её изучать грамоту, чтобы с помощью волшебной книги самостоятельно постигать тайны колдовства. Но старая Гринффильда ошиблась – Бастинда свою волшебную книгу так ни разу до конца и не прочитала…
…Отряд Мигунов приближался к колдунье. Та медленно отступала, пытаясь сообразить, кого бы напустить на них. После недолгого раздумья она решила вызвать Летучих Обезьян. «Жаль тратить целое желание на этих олухов, - подумала Бастинда. – Ну, ничего. Зато Мигуны надолго запомнят этот день». Злая фея повернулась к своим преследователям спиной и со всех ног бросилась бежать. Мигуны не стали её преследовать – они остановились и, побросав на землю копья, стали хохотать. Ещё бы – старая карга, только что угрожавшая им и приказывавшая признать себя повелительницей Фиолетовой страны, пришла в ужас от первой же попытки сопротивления.
- Ну, погодите же! – свирепо прошипела Бастинда. – Хорошо смеётся тот, кто смеётся последним.
Волшебница достала из своей сумки золотую шапку и по складам на ней заклинание:
- Бамбара, чуфара, лорики, ёрики, пикапу, трикапу, скорики, морики! Явитесь передо мной Летучие Обезьяны!
С неба послышался оглушительный свист рассекаемого воздуха. Бастинда подняла голову и увидела, как в её сторону направляется стая обезьян с крыльями за спиной. Резко снизившись, она приземлилась прямо у ног злой волшебницы. Предводитель стаи подошёл к ней и, учтиво поклонившись, произнёс:
- Приветствую тебя, Хозяйка Золотой Шапки! Меня зовут Уорра. Что прикажешь сделать?
- Разгоните этих дураков с копьями. А потом налетите на ближайшую деревню и разрушьте её так, чтоб ни одного целого дома не осталось. После этого возьмите в плен трёх деревенских жителей и доставьте их ко мне.
- Хорошо, Повелительница, мы сделаем всё, что ты приказала. Помни, что теперь ты можешь вызвать нас только два раза.
Уорра свистнул и первым взмыл в воздух. За ним последовала остальная стая.
Мигуны и так были перепуганы появлением невиданных и грозных животных. Но после того как обезьяны полетели прямо на них, страх и ужас окончательно подорвали мужество незадачливых вояк. Мигуны бросились врассыпную. Обезьяны летели вслед за ними, радостно завывая.
Достигнув деревни, обезьяны приступили к её уничтожению. Они выбивали оконные рамы, вытаскивали жителей из домов, выкидывали в окна мебель, ломали хозяйственный инвентарь, да и вообще всё, что попадалось им под руку. Не прошло и двух часов, как деревня была разгромлена, как будто над ней пронёсся смерч.
Как и было приказано, Уорра пленил и доставил к Бастинде троих Мигунов. Бросив несчастных человечков прямо к ногам злой волшебницы, обезьяны сделали в воздухе круг и улетели. Перепуганные насмерть деревенские жители с ужасом взирали на одноглазую ведьму с сумкой через плечо и зонтиком в правой руке.
- Ну что, Мигуны, теперь вы знаете, кто такая Бастинда. Вы познакомились с Летучими Обезьянами. Вы видели, что они могут сделать с вами. Ну как, теперь вы понимаете, кто должен править в Фиолетовой стране?
- Конечно ты, могущественная Бастинда! – дрожащими голосами ответили человечки.
- Возвращайтесь в свою деревню, и сообщите её жителям, чтобы они разошлись по стране и оповестили всех о том, кто теперь в вашей стране главный. Особо недоверчивых можете пригласить полюбоваться на ваши руины. А до тех пор, пока все Мигуны не покорятся, не сметь восстанавливать свои дома! А если ослушаетесь… - тут Бастинда скорчила отвратительную рожу и взмахнула зонтиком.
Мигуны были приведены к покорности. Но Бастинда всё равно не чувствовала себя в безопасности. Воспоминания о том, как робкие жители Фиолетовой страны попытались дать ей отпор, никак не стирались из памяти злой колдуньи. Поэтому она решила построить себе надёжное убежище – замок. Точнее, она заставила это сделать Мигунов.
Почти год Мигуны были заняты строительством. Бастинда при этом не присутствовала. Выбрав себе для временного убежища небольшую пещеру, колдунья целыми днями в ней спала. Иногда, от нечего делать, она вызывала золотым свистком волков и ворон, которых посылала пугать строителей замка.
- Пусть эти ничтожные Мигуны знают о моей силе, - скрепя зубами, бормотала фея. – Пусть не забывают обо мне.
Когда замок был готов, Бастинда лично осмотрела его и осталась довольна. Жители Фиолетовой страны славились своим искусством по отделке камней и металла. И хотя работали они по принуждению, но сама задача – построить грандиозный дворец – их увлекала. Переходя из зала в зал, Бастинда про себя восхищалась работой Мигунов, вложивших в строительство всё своё умение и душу.
Дворец был отделан снаружи и изнутри камнем фиолетового цвета. Фиолетовыми были и мебель, и замковые решётки, и орнаменты на стенах. Правда, этот оттенок придавал сооружению весьма мрачный вид. Но именно это и пришлось Бастинде больше всего по душе. Красоту она тоже оценила, но в самую последнюю очередь.
Вселившись в замок, Бастинда набрала себе штат слуг, которые должны были убирать в нём и готовить пищу для повелительницы.
- А остальные пошли вон отсюда! – рявкнула колдунья. – Замок – моё жилище. А вы возвращайтесь по своим деревням. Живите, как хотите, только не забывайте о дани. Я люблю вкусно поесть, так что трудитесь как следует. Половина вашего урожая – моя. Кто не работает на земле – пусть покупает продукты у соседей. Мне не нужны сокровища и разные там украшения. И учтите – у меня хоть и один глаз, но я им могу видеть так далеко, как вам и не снилось. Так что не смейте меня обманывать. А тот, кто попробует этим заняться, пусть вспомнит о волках и Летучих Обезьянах!

Разгром армии Гудвина

За триста с лишним лет с тех пор, как Бастинда захватила власть, в Фиолетовой стране ничего не изменилось. Мигуны усердно работали, чтобы платить дань ленивой и прожорливой колдунье. Сама же повелительница целыми днями бездельничала – шаталась по замку, объедалась, спала, иногда забиралась на башню, чтобы оглядеть свои владения. Время от времени злая волшебница пыталась читать волшебную книгу, выискивая в ней заклинания попроще – в основном вызывающих град или ливень, чтобы насылать их на Центральную страну.
Однажды утром, после обильного завтрака, Бастинда решила понаблюдать из окна. От рождения у неё был дар – видеть то, что находится за горизонтом. Этим удивительным свойством, не прибегая к помощи волшебной книги, не обладали ни Гингема, ни Виллина, ни Стелла. Ничего интересного Бастинда разглядеть не ожидала – она привыкла к тому, что в её стране всё идёт размеренно и однообразно. Каково же было удивление злой волшебницы, когда она увидела, что с запада границу Фиолетовой страны перешла армия, одетая в зелёные кафтаны. Возглавлял эту армию человек в полосатых штанах и с цилиндром на голове, которого несли на носилках восемь парней.
- Что такое? – лицо Бастинды перекосилось от злобы, смешанной с удивлением. – Кто это посмел вторгнуться в мою страну?
За всё время правления Бастинды в Фиолетовой стране никогда ничего подобного не было. Мигуны, занимавшиеся торговлей, сами ездили по Волшебной стране со своими товарами. Гостей из других государств Бастинда категорически запретила пускать на свою территорию.
Волшебница ещё раз внимательно пригляделась к армии. В ней было около трёхсот человек, вооружённых луками, мечами, копьями и боевыми топорами. Человек, сидевший на носилках, подавал какие-то команды.
«Что же это всё значит? – Бастинда была настолько ошарашена внезапной агрессией, что не знала, как ей поступить. – Судя по одежде, это жители Центральной страны. Что ж, у них есть причина меня ненавидеть. Но с чего это они после стольких лет вдруг решили пойти на меня войной? Тут дело нечисто».
Подумав, злая волшебница решила позвать своего главного повара, Равера, который, помимо того, что распоряжался на дворцовой кухне, ещё имел дела с торговцами, доставлявшими провизию, а, стало быть, он лучше, чем кто-нибудь в Фиолетовом дворце, знал все новости. Обычно Бастинда звала его к себе, чтобы тот рассказал ей о каких-нибудь новомодных блюдах, которыми питаются жители соседних государств (злая фея, не переносившая изменений в обычной жизни, обожала разнообразие в еде).
Равер явился по зову повелительницы, и почтительно склонил голову.
- Послушай-ка, - бесцеремонно обратилась к повару Бастинда. – Ты знаешь, что в Центральной стране произошло в последнее время?
- В какое именно? – полюбопытствовал Равер.
- Ну, за последние пять-десять лет хотя бы.
- А вы разве не знаете? – скорчил удивлённую мину главный повар, хотя прекрасно знал, что раньше Бастинду события, происходившие за границей её владений, вообще не волновали.
- Отвечай, когда тебя спрашивают! – разозлилась Бастинда.
- Простите, госпожа, я забылся… Около шести лет назад в Центральную страну с Солнца прилетел волшебник Гудвин.
- Откуда??? – Бастинда подумала, что ослышалась. – С Солнца?
- Да, так мне рассказал купец, который часто бывает в Изумрудном городе.
- Где? – Бастинда поняла, что сильно отстала от жизни. – Что это ещё за Изумрудный город? Откуда он взялся?
- Его создал Гудвин, Великий и Ужасный, - самодовольно сказал Равер. Как и все Мигуны, он очень боялся злой Бастинды, но никогда не лишал себя удовольствия при случае щегольнуть своей осведомлённостью в некоторых вопросах. Правда, до сих пор эти вопросы были чисто кулинарными. Теперь же главный повар понял, что он может блеснуть перед волшебницей и более широкими познаниями.
- Ах, он ещё и Ужасный?! – взвизгнула Бастинда.
- Так говорят, госпожа. Купец рассказывал…
- Прекрати ссылаться на кого-то торговца! – колдунья окончательно вышла из себя. – Говори толком, что слышал. Понял?
- Да, госпожа… Так вот, Гудвин прилетел с Солнца на воздушном корабле. Он построил в Центральной стране Изумрудный город, саму страну тоже переименовал в Изумрудную и объявил себя её правителем.
- Экий шустряк, - волшебница ухмыльнулась. – Этот … как его?.. Гудвин – молодец, знает, где урвать. А почему город Изумрудный?
- Потому что он построен из изумрудов и зелёного мрамора. Сперва жители Центральной страны построили обычный город, но Гудвин заколдовал его, и он превратился в Изумрудный.
- Ясно, - пробормотала Бастинда, а потом рявкнула. – Пошёл вон отсюда!
Перепуганный Равер пулей вылетел из комнаты. Злая волшебница ещё раз подошла к окну, чтобы поглядеть своим единственным глазом на нашествие. Но ничего нового она не увидела. Армия Изумрудной страны продолжала свой марш в сторону Фиолетового дворца.
«Этот тип в цилиндре на носилках – наверняка и есть волшебник Гудвин, - подумала колдунья. – Что же мне делать?». Хотя Бастинда в своё время и грозилась устроить войну против остальных трёх фей Волшебной страны, но на самом деле она была отчаянной трусихой. Колдунья никогда не осмеливалась нападать на тех, кто был явно сильнее, предпочитая слабых жертв, которые тряслись только от одного её внешнего вида. Самый серьёзный отпор Бастинда встретила со стороны Мигунов, когда она впервые появилась в Фиолетовой стране. Тогда её выручили Летучие Обезьяны.
«Может опять вызвать Уорру? – спросила сама себя волшебница. – Правда, после этого останется всего лишь одна возможность снова воспользоваться Золотой Шапкой. Но лучше не мелочиться. Пчёлы, вороны, волки – это неплохо, но лучше что-нибудь посущественнее. Если Обезьяны сделают своё дело – я надолго буду спасена от всяких непрошеных гостей. Ну, а если Гудвин и впрямь настолько силён, как о нём говорят, то тогда мне останется только одно - бежать без оглядки из Фиолетовой страны обратно в своё старое убежище в пустыне… Ну, ладно! Была – не была!».
Бастинда надела на голову Золотую Шапку и прочитала заклинание:
- Бамбара, чуфара, лорики, ёрики, пикапу, трикапу, скорики морики! Явитесь передо мной Летучие Обезьяны!
Послышался шум рассекаемого крыльями воздуха, и через мгновение вся стая Летучих Обезьян во главе с Уоррой стояла перед злой волшебницей.
- Приветствую тебя, могущественная Бастинда! – торжественно произнёс предводитель Обезьян. - Что прикажешь сделать?
- К нам вторгся враг. Вы должны смести его с лица земли!.. Нет, стойте! – одёрнула сама себя Бастинда. – Разгоните эту армию. Напугайте их, как следует. Чтобы они до своего Изумрудного города бежали без остановки. Человека, которого несут на носилках, не трогать. Это волшебник.
Уорра кивнул, а затем скомандовал стае:
- За мной! Вперёд! – и первым вылетел в окно. Остальные Обезьяны последовали за своим вожаком.
…Армия Гудвина продвигалась вперёд. Великий и Ужасный возлежал на носилках, лениво поглядывая вдаль. По его подсчётам, через сутки он должен был быть у ворот Фиолетового дворца. Что будет дальше, новоявленный полководец представлял плохо. Главный расчёт его был на то, что Бастинда просто испугается и признает своё поражение без всякой битвы. На всякий случай Гудвин повторял наиболее патетичные монологи из исторических хроник Шекспира. Обратиться к войску или к противнику с речью, вложенной великим драматургом в уста Генриха V или Ричарда III – что может быть более величественно для победоносного завоевателя?
Внезапно послышался шум, а на небе появились чёрные точки, всё больше и больше увеличивающиеся в размере. Через некоторое время стало видно, что это стая обезьян.
- Летучие обезьяны? – озадаченно спросил сам себя Гудвин. – Не иначе Бастинда узнала о нашем наступлении.
Армия Изумрудной страны утратила боевой порядок. Бойцы сбились в кучу, со страхом и изумлением наблюдая за приближением грозных животных.
- К бою! – скомандовал полководец. – Рубите обезьян!
Но стая Уорры напала первой. Ловко уворачиваясь от рубящих и колющих ударов, обезьяны делали в воздухе немыслимые пируэты, а затем бросались на солдат, сбивая их с ног и обезоруживая. Сам Уорра атаковал носилки Гудвина. Он помнил запрет Бастинды не причинять вреда волшебнику. Но на его телохранителей этот запрет не распространялся. Мощными ударами обезьяны опрокинули их. Великий и Ужасный вылетел из носилок, едва не свернув себе шею.
Армии Изумрудной страны больше не было. Была толпа перепуганных людей, бессмысленно метавшихся по полю, пытаясь укрыться от обезьян. Отдельные солдаты ещё пытались сопротивляться, но сильные животные быстро их разоружили. Поняв бессмысленность сопротивления, вояки бросилась наутёк, бросив оружие на поле битвы. Обезьяны гнали бывшую армию до самой границы Фиолетовой страны. Однако не оправившиеся от ужаса солдаты продолжали бежать и дальше, пока окончательно не выбились из сил. Тогда они устроили привал и стали поджидать отставших.
Итак, авантюра с походом на Бастинду окончилась катастрофой. Конечно, никто не погиб, но многие получили сильные ушибы и вывихи. А самое главное – поддавшись всеобщей панике, армия потеряла своего предводителя. Великого и Ужасного нигде не было. Его ждали три дня, но так и не дождались.
Солдаты были искренне опечалены. С одной стороны, они понимали, что именно Гудвин втравил их в эту неприятную историю. Но с другой стороны… В конце концов, именно он организовал стрительство Изумрудного города, сделав его одним из самых замечательных построек Волшебной страны. Он сплотил вокруг себя народ, долгое время живший каждый в своей деревне и не интересовавшийся делами соседей. И ко всему прочему – народ обожал Гудвина за его простоту и уважение к обычным людям.
Погоревав и поплакав, солдаты побрели в сторону Изумрудного города.

Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 1433
Зарегистрирован: 26.03.19
Рейтинг: 6

Награды: :ms34::ms97::ms31::ms20::ms44::ms105:
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.04.20 00:08. Заголовок: Отлично http://emer..


Отлично Уорра, получается, долгожитель - если он руководил Обезьянами ещё во времена захвата Бастиндой ФС, то на момент войны с Гудвином ему более 300 лет.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 849
Зарегистрирован: 11.04.19
Рейтинг: 5

Награды: :ms19::ms97::ms31::ms20::ms108:
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.04.20 09:28. Заголовок: Марк Кириллов пишет:..


Марк Кириллов пишет:

 цитата:
- Мои возлюбленные друзья!


- Возлюбленные мои Марраны!
Не в тему: Простите, не удержалась.

О боже, подари мне мозги Страшилы, храбрость Льва, сердце Железного Дровосека, удачу Элли и силу воли Урфина Джюса. Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 306
Зарегистрирован: 28.12.15
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Рейтинг: 4

Награды: :ms17::ms31::ms44:
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.04.20 14:18. Заголовок: Лерелахит пишет: - ..


Лерелахит пишет:

 цитата:
- Возлюбленные мои Марраны! Не в тему: Простите, не удержалась.



Аналогично

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 307
Зарегистрирован: 28.12.15
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Рейтинг: 4

Награды: :ms17::ms31::ms44:
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.04.20 14:29. Заголовок: Великий Обманщик … ..


Великий Обманщик

… Когда Гудвин пришёл в себя, он огляделся по сторонам и увидел, что равнина, ставшая ареной сражения, была пуста. Обезьяны улетели преследовать разбитую армию. О том, что здесь проходила битва, свидетельствовало только разбросанное повсюду оружие. Гудвин подобрал валявшееся на земле копьё и, опираясь на него, пошёл на запад.
«Что же мне теперь делать? – размышлял он. – Как я покажусь перед жителями Изумрудного города? Как они меня встретят? Несомненно, как бездарного и самонадеянного авантюриста, вздумавшего бросить вызов настоящей волшебнице».
- А я-то, получается, не причём! – внезапно воскликнул Джеймс. - Это всё Виллина со своей волшебной книгой. «Великий волшебник Гудвин поможет избавить Фиолетовую страну от власти злой Бастинды»! Вот и избавил! Армию потерял и сам чуть не погиб.
- Впрочем, - продолжал Великий и Ужасный, чуть поостыв, - сваливать вину на другого - последнее дело. И потом, там ведь не было сказано, когда я это сделаю. Может быть, не пришло ещё это время. Вот вернусь в Изумрудный город, соберусь с силами… Стоп! А как это, интересно знать, я туда вернусь?
Гудвин присел на траву. Перед его глазами, как наяву, проходили картины из предполагаемого будущего. Вот он, усталый и измученный, стучится в ворота Изумрудного города. Фарамант смотрит на него, пытаясь узнать в этом оборванце Великого и Ужасного… А вот Волшебник Изумрудного города, бредёт по улице в сторону своего дворца под взглядами жителей, полных негодования и презрения.
- Нет-нет-нет! Так не будет! – воскликнул Гудвин. – Если я вернусь в Изумрудный город, то не как жалкий неудачник, а как победитель. Пусть я проиграл бой, но в глазах народа я должен остаться триумфатором! Только что бы такое придумать?
Великий и Ужасный погрузился в мысли. «Для начала, нужно незаметно пробраться в город. Для этого мне понадобиться верёвка. С её помощью я переберусь через стену. Таким же образом я проникну и во дворец, и запрусь в тронном зале». Но что он будет после этого, Гудвин не знал – как назло, больше ничего на ум не приходило. Джеймс думал до самого вечера, но больше ничего не придумал.
- Ладно, - решил он, наконец. – Лягу-ка я спать. Глядишь, утром и придёт в голову какая-нибудь идея.
… Гудвин проснулся перед самым рассветом. Он потянулся и протёр глаза, а затем медленно встал на ноги. Слегка размявшись, он снова принялся размышлять над тем, как превратить его поражение от Бастинды в триумф, но так ничего и не придумал. И ночью, как на грех, ему ничего интересного не снилось («А некоторые врут, будто во сне человек может узнать ответ на любой вопрос» - проворчал про себя Гудвин). Как бы то ни было, а ему придётся идти – не век же ему сидеть здесь. Он повернулся лицом к востоку. Из-за горизонта уже показалось ярко-красное солнышко.
- Здравствуй, Волшебник Солнце! – насмешливо обратился к дневному светилу Великий и Ужасный. – Вот мы и встретились лицом к лицу. Жаль, что ты не умеешь говорить. А то я бы спросил бы у тебя совета – как мне теперь быть? Я говорил моим простодушным подданным, что это ты послал меня в Волшебную страну, чтобы помочь её жителям. И вот чего я добился! Эх, если б я и вправду был волшебником! Если б я мог так же ярко сиять, как ты…
И тут Джеймса осенило.
- Сиять! А это идея! Я буду сиять. Вот только надо заранее подготовиться к очередному чуду. Моя армия проходила мимо хлопкового поля. А на месте сражения остались, наверняка, несколько мешков. Они мне очень пригодятся.
И Великий Обманщик отправился готовить «чудо», которое должно было потрясти его подданных…
… Гудвину повезло – он умудрился добраться до Изумрудного города раньше, чем его разбитая армия. Пока солдаты приходили в себя, пока дожидались отстающих – прошло довольно много времени. Да и двигались они после пережитых потрясений крайне медленно. А Великий и Ужасный – наоборот. Потеряв только день, он быстро и целенаправленно шёл к своей столице. От уныния, одолевавшего его после поражения, не осталось и следа. Наоборот, Гудвина распирала энергия – ему не терпелось поскорее воплотить свой замысел в жизнь.
Великий и Ужасный подошёл к Изумрудному городу уже в сумерках. Он не пошёл к воротам, а двинулся вдоль стены. Пройдя примерно тысячу шагов, Гудвин сделал из верёвки, тайно позаимствованной на одной из ферм, лассо, и бросил его. Лассо зацепилось за уступ стены. Подёргав верёвку и убедившись, что она крепко держится, Гудвин стал карабкаться вверх. Со стены он спустился по ступенькам вниз и, стараясь быть незамеченным, направился в сторону дворца.
Изумрудный дворец был окружён рвом, наполненным водой. Впрочем, Великий и Ужасный умел плавать, так что переплыть ров ему не составило труда. Стену, защищавшую дворец, Гудвин преодолел тем же способом, что и городскую стену. «Хорошо, что я ещё молод и силён, – похвалил сам себя волшебник. – Будь я чуть постарше – вряд ли мне бы удались подобные трюки». Во дворце он без труда проник в тронный зал и запер его изнутри. Затем Джеймс вытряхнул хлопок из мешка (который всё это время висел у него за спиной) и начал катать из него шар….
На следующее утро придворные Изумрудного дворца были разбужены громким шумом. Вскочив со своих постелей, они долго не могли понять, откуда этот шум исходит и, самое главное, что он означает. Придя в себя, они сообразили, что шум – это громкий и дребезжащий голос, доносившийся из тронного зала. Придворные, кто в чём был одет, помчались туда. Но, едва вбежав в него, они застыли от ужаса. На троне Великого и Ужасного полыхал огромный шар.
- Я, Гудвин, Великий и Ужасный, призвал вас к себе! – раздался громовой голос со стороны трона.
- Мы слушаем тебя, повелитель, - пролепетали перепуганные придворные.
- Злая Бастинда отбросила армию Изумрудной страны от своих границ, - продолжал громыхать голос. – Но Великий Волшебник Солнце силой своей магии и я, Гудвин, сделали так, что никто из воинов не погиб. Все они живы и возвращаются домой. Летучие Обезьяны позорно сбежали с поля битвы, испугавшись нашего совместного волшебства. Идите навстречу храбрым сынам Изумрудной страны и сообщите им радостную новость о том, что Великий Гудвин жив и будет жить вечно. А Бастинда больше никогда не осмелится насылать напасти на нашу страну. Недолго ей осталось править. Это говорю вам я, Гудвин, Великий и Ужасный, друг Волшебника Солнце! А теперь немедленно покиньте тронный зал!
Обитатели Изумрудного дворца бросились вон. Когда они слегка успокоились, то решили последовать приказу волшебника. Быстро был снаряжён отряд, отправившийся на восток собирать разбежавшуюся армию. Уже через сутки большая часть солдат была обнаружена. Велико было их удивление, когда они услышали о том, что Великий и Ужасный уже находится в Изумрудном городе.
- А мы-то думали, что Великого Гудвина схватили Летучие Обезьяны, - изумлённо произнёс Нот Зандан, один из парней, тащивших носилки волшебника.
- Что же тут удивительного, - возразил ему другой солдат, Пер Коллак. – Не зря же Гудвин – Великий и Ужасный. Вот он и перенёсся волшебным способом в Изумрудный город. Я всегда говорил – такого волшебника, как у нас, нигде нет!
Мысль, высказанная Пером Коллаком, всеми была принята с энтузиазмом. В конце концов, действительно, никто в походе серьёзно не пострадал. Летучие Обезьяны исчезли. Никаких новых напастей Бастинда ни на саму Изумрудную страну, ни на её армию во все прошедшие дни не наслала. А, самое главное – таинственно исчезнувший Гудвин оказался цел и невредим, да ещё притом оказался в Изумрудном городе раньше, чем его армия. И, вдобавок ко всему – Великий и Ужасный из человека превратился в огненный шар, сиявший подобный солнцу! Это было и впрямь Великое Чудо.
Таким образом, Джеймс Гудвин, мнимый волшебник, бездарный полководец и великий обманщик добился своей цели. О разгроме армии Летучими Обезьянами быстро забыли. Зато с ужасом и восхищением из уст в уста передавались впечатления тех, кто видел своими глазами Огненный Шар – новую ипостась Великого Гудвина.
Искушённые читатели наверняка догадались, в чём был секрет этой «новой ипостаси». Из собранного хлопка Гудвин слепил шар, который он пропитал спиртом, а затем поджёг. А эффект громового голоса был достигнут благодаря громкоговорителю, изготовленному из пустой винной бочки и рупора, свёрнутого из листов картона.

Важное решение

Итак, благодаря искусному обману, Гудвину удалось сохранить и даже преумножить свой авторитет в Изумрудной стране. Теперь он был окружён ещё большим почитанием. Но если раньше Гудвина просто уважали и любили, то теперь его начали побаиваться. Прохаживаясь по тронному залу, Великий и Ужасный с грустью думал о том, что править Изумрудной страной, как раньше, когда он просвещал свой народ и строил столицу (пусть и прибегая к некоторому обману), он не сможет.
«Люди смотрели мне в рот, - горестно размышлял мнимый чародей, - ловили каждое моё слово, готовы были ради меня на всё. Даже пошли на войну, которая им была совсем не нужна. А я? А я ради того, чтобы мной и дальше восхищались, несмотря на мой позор в Фиолетовой стране, пошёл в своём обмане ещё дальше. Раньше я лгал для того, чтобы люди поверили в чудо, созданное их собственными руками. А теперь я солгал ради собственного тщеславия. Я привык к поклонению, к восхищению, к этому дворцу».
- А что же дальше? – спросил Гудвин сам себя. – Грош цена теперь будет всем моим появлениям перед народом. Снова рассказывать им сказки о своём могуществе? А дела, реальные дела? Чем я могу быть полезен своим подданным? Город построен. Ещё как-то осчастливить их я не могу - у них и так есть всё, что нужно для нормальной жизни. Отправиться завоёвывать другие государства? Попробовал уже. Итог известен.
Великий и Ужасный, пригорюнившись, сел на трон.
- У меня теперь есть только один вариант, - продолжал он беседу с самим собой, - вернуться обратно в Штаты. Но как? Плестись пешком через горы и пустыню? Дойду ли? Впрочем, у меня ведь остался шар… Улечу!
Гудвин вскочил с трона, но тут же сел обратно.
- Вернусь, - усмехнулся он, - и опять буду шататься по Канзасу, развлекая разных олухов, поднимаясь на шаре. И со страхом ждать момента, когда очередной ураган унесёт тебя куда-нибудь. И в следующий раз это может быть уже и не Волшебная страна… Снова поступить в театр? Придти обратно домой и повиниться перед моими стариками (если они ещё живы)? Поступить приказчиком в лавку?
Джеймс замолчал. Какое-то время его взгляд бессмысленно блуждал по стенам тронного зала. Затем он снова встал с трона, прошёлся туда-сюда, потом резко остановился. Взгляд его упёрся в отделанное изумрудами кресло, обитое зелёным бархатом – трон правителя Изумрудной страны. Гудвин невесело усмехнулся.
- Теперь я понимаю по-настоящему всех этих шекспировских королей и диктаторов. Очень трудно отказаться от власти. Если ты хоть однажды вкусил эту отраву, то уже никогда не сможешь без неё обходиться. Неслучайно на всю историю нашлось всего лишь трое ненормальных, по собственной инициативе ушедших на покой и отказавшихся от возможности править, да и те жили в Древнем Риме.
Великий и Ужасный снова сел на трон.
- Увы, я не Цинциннат, не Сулла и не Диоклетиан, - грустно проговорил Гудвин. – Здесь меня не поймут, если я захочу удалиться на ферму и выращивать капусту… Но надо, наконец, на что-то решиться! Может, открыть театр? Буду ставить Шекспира…
Тут словно молния сверкнула мысль в голове Великого Обманщика.
- Будет театр! Настоящий. Ежедневный. Театр одного актёра! – Гудвин громко захохотал. – И каждый день я буду играть одну и ту же роль – Великого Волшебника. Только образы буду менять.
Решение, пришедшее в голову, было до гениальности простым.
- До этого ведь нетрудно было додуматься, - хлопая себя по бокам, приговаривал Великий и Ужасный. – Я ведь уже однажды обманул своих придворных, внушив им, что я превратился в Огненный Шар. А что мешает волшебнику, то есть мне, превращаться ещё в кого-нибудь? Хо-хо, у меня есть фантазия. Я напридумываю такие обличия, какие и не снились здешним простакам. Правда, придётся потрудиться. Ну, да ничего. Главное – задача поставлена. А уж решить-то я её смогу.
На следующий день Гудвин призвал всех своих придворных в тронный зал.
- Мне предстоят долгие и упорные занятия магией и чародейством, - веско произнёс он. – Никто из вас не должен меня беспокоить целый год. Я налагаю на тронный зал страшное заклятие. Тот, кто его нарушит, растворится в воздухе!
Придворные задрожали.
- Вы должны верить мне, - продолжал Гудвин. – Всё, что я делал, всегда шло на ваше благо. И мне предстоит долгая работа. Что поделать, - Великий и Ужасный нарочито тяжело вздохнул, - и волшебникам нужно совершенствоваться, даже таким великим, как я.
Обитатели дворца почтительно склонили свои головы.
- Еду для меня будете оставлять один раз в день у входа в тронный зал… Ровно через год я призову вас, и вы узнаете то, что должны узнать. А сейчас оставьте меня.
Тихо переговариваясь, придворные стали выходить из тронного зала. Когда последний из посетителей вышел, Гудвин запер дверь, после чего сел прямо на пол и стал записывать план своих будущих чародейств.

Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 1434
Зарегистрирован: 26.03.19
Рейтинг: 6

Награды: :ms34::ms97::ms31::ms20::ms44::ms105:
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.04.20 15:56. Заголовок: Жители Изумрудного г..


Жители Изумрудного города в самом деле люди очень мягкие, раз простили полководца, бросившего свое войско и убежавшего обратно в город.

Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 737
Зарегистрирован: 15.12.15
Рейтинг: 3

Награды: :ms20::ms44:
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.04.20 17:06. Заголовок: Замечательный фанфик..


Замечательный фанфик, успехов автору!

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 308
Зарегистрирован: 28.12.15
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Рейтинг: 4

Награды: :ms17::ms31::ms44:
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.04.20 17:08. Заголовок: Воля Волшебника Бу..


Воля Волшебника

Будучи актёром, Гудвину часто приходилось играть в одной пьесе сразу несколько ролей (что поделаешь, передвижной театр не мог себе позволить слишком большой штат). Поэтому гримироваться Джеймс научился ещё в первые свои театральные годы. Теперь это умение ему пригодилось.
Каждое утро Великий и Ужасный придумывал себе новый образ, в котором он выбирался в город. Выходить в собственном обличии было очень рискованно – мало ли что могли подумать горожане. А так, для всех – Гудвин сидит, запершись в тронном зале, занимаясь втайне от всех чародейством. А то, что по городским лавкам ходит старая горбатая карга, разбитная горничная, разные старики – лысые, бородатые, хромые, глухие, - кого это может удивить? И, естественно, что никому не приходило в голову, что эти и многие другие личины носил Великий и Ужасный.
Гудвин начинал свою вылазку в город перед самым рассветом. Он перелезал через стену дворца, переплывал ров, гримировался в облюбованном им углу недалеко от лавки старьёвщика, а затем, когда народ просыпался, отправлялся за покупками. Чего он только не покупал – и разную материю, и бисер, и большое количество пуговиц, застёжек, ремней, краски, кисточки, верёвки… В общем, всё, что могло пригодиться для его «волшебства».
Потратив около месяца на все покупки, Великий и Ужасный, наконец-то, приступил к самому «чародейству». Вновь призвав на помощь всю свою неистощимую фантазию, он принялся изготовлять «волшебные образы». Он сшил огромную голову, у которой вращались глаза, сделал фигуру русалки, обмахивающуюся веером, страшное чудовище – смесь носорога с крокодилом и пауком, гигантского тигра и ещё много страшилищ, которые даже и не могли придти в голову нормальному человеку. Он спал по два-три часа в сутки, выбиваясь из сил. Что поделать – если хочешь, чтобы слава о тебе, как о великом волшебнике, никогда не истощалась, а, напротив, постоянно приумножалась, то ради этого стоит поработать.
Напоследок Гудвин скатал ещё несколько «огненных шаров» - на самый крайний случай. Покончив с этим делом, он принялся усовершенствовать систему усиления голоса. Физику Джеймс не изучал, но то, что человеческий голос можно сделать громче, если кричать в бочку или в рупор, он хорошо знал. Изрядно потрудившись, он соорудил весьма неплохой громкоговоритель, издававший такие звуки, что аж стены в тронном зале тряслись. Сделал он и специальный «генератор жутких звуков» - из железных листов, по которым можно бы колотить палкой и скрести гвоздём. Душа уходила в пятки от такой дикой какофонии! «А уж как трясутся мои придворные!» - радостно потирал руки волшебник.
И он был прав. В течение всего года то один, то другой министр или смотритель постоянно старался оказаться около тронного зала, чтобы подсмотреть или подслушать, чем занимается Великий Волшебник. Напрасно! Ключ постоянно находился в замочной скважине, так что увидеть ничего не удавалось. И услышать тоже. Когда же раздавались ужасные, ни на что не похожие, звуки (в те дни, когда Гудвин испытывал громкоговоритель и генератор), придворные в страхе разбегались. Воображение рисовало им картины, схожие с ночными кошмарами.
Особо любопытные пытались донимать расспросами Балуоля, младшего дворцового повара, доставлявшего кушанья волшебнику. Но Балуоль ничего не мог толком рассказать. Первое время он сам пытался поймать момент, когда Гудвин откроет дверь и заберёт пищу. Но, увы! Пока повар подглядывал, дверь оставалась закрытой. Стоило ему отлучиться хоть на минуту, а потом вернуться, он обнаруживал, что еда исчезла. Впрочем, спустя полгода, он, наконец, увидел, как Гудвин забирает пищу. На глазах изумлённого Балуоля кастрюли одна за другой сами собой въехали в маленькую дверку, которая тут же захлопнулась (откуда ему было знать, что Гудвин сделал удочку, с помощью которой он и втаскивал кастрюли в тронный зал; а маленькую дверку он сделал в одну из бессонных ночей).
Посоветовавшись, министры решили прекратить слежку за тронным залом. «В конце концов, - рассудили они, - Великий и Ужасный всё равно запретил нам беспокоить его. А раствориться в воздухе как-то не очень хочется».
Но вот прошёл год. Министры с нетерпением ждали этого дня. Им не терпелось снова увидеть своего повелителя. С первыми лучами солнца они собрались у покоев Волшебника, надев свои лучшие наряды. Внезапно из-за двери раздался грохот, а затем громкий голос объявил:
- Входите!
Толкая друг друга, министры помчались к дверям и распахнули их.
- Я рад вас приветствовать! – прогремел голос.
Придворные уставились на трон и увидели лежащую на нём гигантскую Голову, вращавшую глазами в разные стороны.
- Вы что, не узнали меня? – спросил голос. А затем послышался мерзкий скрип железа и дребезжащие удары. – Это же я, Гудвин, Великий и Ужасный!
У министров от страха подкосились ноги. Но упасть они не решились. Поддерживая друг друга за руки, они пялили свои, вышедшие из орбит, глаза на Голову.
- Я пригласил вас всех, чтобы объявить свою волю, - произнесла Голова. При этом её рот не открывался, а глаза продолжали блуждать как бы сами по себе. Периодически они останавливали свой взгляд на ком-то из придворных, у которого тут же от ужаса наступало предобморочное состояние.
- Весь этот год я наблюдал за вами, - продолжала свою речь Голова. – Вы хорошо управляли страной. Я доволен вами. Вы действительно достойны быть моими придворными.
- Благодарим тебя, Великий Гудвин! – слегка оправившись от страха, хором ответили министры.
- Отныне раз в месяц один из вас будет докладывать мне новости обо всём, что происходит в стране. Учтите – если кто-то во время доклада солжёт, это будет считаться страшным и несмываемым преступлением перед страной. О наказании за это я вам даже не буду и говорить, чтобы не пугать вас.
- Великий Гудвин, - осмелился обратиться к волшебнику главный смотритель городских лавок. – А вы и дальше будете превращаться?
Голова захохотала.
- Я ведь, всё-таки чародей. Как же я могу без превращений? Или вы хотите, чтобы я вечно был похож на человека? Так вот, я открою вам страшную тайну – человеческий облик я принял только для того, чтобы явиться перед вами и не перепугать до смерти. Мне было нужно, чтобы вы приняли волшебника, как человека, похожего на вас. Теперь все цели достигнуты. Изумрудный город - самый красивый город в мире. Изумрудная страна – самая процветающая процветающее на свете место. А, кроме того – правит вами самый могущественный в мире повелитель. В общем, у вас есть всё! Вы можете спокойно жить, трудиться и заботиться о благоденствии народа. А я буду заботиться обо всех, и буду дальше заниматься постижением магии.
- Воистину, велик волшебник Гудвин! – воскликнули министры.
- Итак, вы слышали мою волю. Такой порядок устанавливается во дворце, в Изумрудном городе и во всей нашей стране. Да будет так!
Голова замолчала. Придворные ещё какое-то время, не отрываясь, смотрели на неё, а затем, непрерывно кланяясь, покинули тронный зал.

Одиночество

Гудвин торжествовал. Теперь он мог, наконец, расслабиться, как следует выспаться и отдохнуть от тяжких «волшебных трудов». Тронный зал был заперт, и никто не мог его побеспокоить и застать врасплох.
Великий и Ужасный наслаждался покоем. Правда, раз в месяц ему приходилось выслушивать длинные и однообразные отчёты министров о положении в стране. Впрочем, Гудвин их практически не слушал. Всё равно, рассуждал он, я ничего не смогу изменить, а раз так, то пусть всё идёт, как идёт.
По истечении года Волшебник призвал к себе главного дворцового распорядителя и объявил ему, что ежемесячные отчёты отменяются. Теперь доклады должны были делаться только в те дни, когда этого захочет Великий и Ужасный. Другими словами, министры должны были продолжать писать отчёты, но когда нужно будет их представить Великому Гудвину, теперь мог определять только он сам. Но Волшебник звал к себе придворных всё реже и реже, а затем и вовсе перестал это делать. Однако работа не прекращалась. Отчёты по-прежнему писались, а затем, так и не востребованные, отправлялись в дворцовый архив. Там они постепенно приходили в негодность, сырели, служили пищей для мышей…
В Изумрудном городе установился определённый порядок жизни. В воротах неизменно дежурил Фарамант, следивший за тем, чтобы все, кто входил в город, надевали зелёные очки, и собственноручно снимавший их со всех, кто покидал город. Дин Гиор нёс караульную службу у подъёмного моста во дворец. Он отрастил себе длиннющую бороду и целыми днями только и занимался, что рассматривал её в зеркало да плёл из неё косички. По вечерам он в очередной раз перечитывал старинные летописи и фехтовал мечом перед зеркалом. В праздничный день (День Основания Изумрудного города) он показывал своё умение в обращении с оружием зевакам, в основном жителям из других частей Волшебной страны, приходивших поглазеть на удивительный город.
Наиболее отчаянные гости просили аудиенции у Великого Гудвина. Чаще всего они получали отказ. Впрочем, некоторым везло, и тогда этих счастливчиков вели в тронный зал, где они лицезрели на троне то какое-нибудь чудовище, то гигантскую голову, а иногда вообще не видели ничего, зато слышали металлический звон и скрежет, сквозь который слышался громовой голос:
- Я – Гудвин, Великий и Ужасный! Зачем ты пришёл сюда, чужеземец? Зачем ты отвлекаешь меня от погружения в глубины вселенской мудрости и тайн бытия?
У гостей от этого, как правило, отнимался язык, и они ничего не отвечали. Постояв в тронном зале, они, пятясь, уходили, а потом рассказывали о своём посещении, добавляя к увиденному собственные фантазии. В итоге по Волшебной стране пошли гулять истории про Гудвина, в которых он представлялся всемогущим чародеем, способным превращаться в кого угодно, испаряться, всё видеть и слышать, а, кроме того, ещё и читать мысли любого человека, даже если тот живёт далеко-далеко от Изумрудного города. При этом подобные истории ходили не только среди других народов Волшебной страны, но и в самом Изумрудном городе. Со временем его жители забыли облик волшебника, причём даже те, кто когда-то знал Гудвина лично.
Первые годы добровольного затворничества Джеймс перенёс легко. Но чем дальше, тем грустнее и грустнее становилось Волшебнику Изумрудного города. Добившись всеобщего поклонения своими «чудесами», он обрёк себя на постоянное одиночество. Ему не с кем было поговорить, нечем заняться. У него не было никаких целей. Особенно тяжело было днём, когда через дверь он слышал, как снуют по коридорам дворца придворные, как доносится шум с городских улиц – крики торговцев, шаги прохожих, весёлые голоса играющей ребятни… Но выглянуть в окно он не мог – Волшебник не должен был показывать свой настоящий облик.
Зато как хорошо было ясными лунными ночами! Тогда Гудвин выходил на балкон и долго смотрел на звёзды. Он вспоминал своё детство на ферме отца в пыльной канзасской степи, странствия с бродячим театром, вечера, когда после удачного представления актёры собирались у костра и рассказывали друг другу весёлые и трогательные истории… По щекам волшебника текли слёзы. Он уже жалел о том, что обрёк себя на добровольное заточение. «В конце концов, я похож на узника, - грустно думал Гудвин. – Я сижу в этом зале, как в камере. Выйти я не могу. Говорить мне не с кем. Как будто меня поймали и приговорили к пожизненному заключению».
Иногда Джеймсу хотелось бросить всё и бежать обратно в Большой Мир на воздушном шаре. Но водород, которым был наполнен баллон, давно уже выветрился, а чтобы добыть новый газ, нужно было бы организовать лабораторию. Но на это у Гудвина уже не хватало собственной энергии. Постепенно он забыл о шаре и мысленно простился с мечтой вернуться обратно в Канзас. Он утешал себя мыслью, что в Волшебной стране его чтут и боятся. Здесь он может жить без забот и хлопот, безо всяких проблем и опасностей.
Так постепенно тянулись годы и десятилетия…

Спасибо: 3 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 309
Зарегистрирован: 28.12.15
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Рейтинг: 4

Награды: :ms17::ms31::ms44:
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.04.20 19:16. Заголовок: Формула уничтожения ..


Формула уничтожения

Злая волшебница Гингема так и не смирилась с тем, что она – всего-навсего одна из четырёх фей, поделивших когда-то между собой Волшебную страну. Мысли колдуньи вновь повернулись в сторону Большого Мира. «Там мне точно не будет равных», - рассуждала ведьма.
Но Гингема понимала, что просто так вернуться в Большой Мир она не сможет – самым мощным инструментом её колдовства были серебряные башмачки, волшебная сила которых, как мы помним, могла иссякнуть в любой момент, и злая фея этого очень боялась. Был ещё один способ – колдовство с помощью магической книги. Но чтобы проверить его силу, нужны были годы и годы. Следовало проводить «эксперименты» по мощи насылаемых стихийных бедствий, их направлению, избирательности в действии и многое другое. В общем, предстояла большая работа.
Полигоном для испытаний силы своего колдовства ведьма избрала Центральную страну, свободную от власти волшебниц. Почти триста лет её жители страдали от смерчей, суховеев, сильнейших ливней и землетрясений. Они проклинали злую колдунью за напасти и даже посылали гонцов к добрым волшебницам Стелле и Виллине.
- Увы, я не могу вам помочь избавиться от козней Гингемы, - грустно сказала прекрасная Стелла. – Я должна соблюдать уговор – не вмешиваться в дела других фей Волшебной страны. Но в моих силах присылать вам всё необходимое для пострадавших и лечить их.
Примерно также ответила и мудрая Виллина. Когда же она увидела расстроенные лица гонцов, то решила на всякий случай заглянуть в свою волшебную книгу.
- Уважение, Уганда, угнетённые народы… - бормотала волшебница. – Нет, всё не то. А, вот! Уговор четырёх фей… «Уговор четырёх фей Волшебной страны, запрещающий им вмешиваться в дела друг друга, утрачивает силу, если одна из злых волшебниц своим колдовством будет угрожать существованию всего человечества».
- И это всё? – разочарованно протянули посланцы Центральной страны.
- Что делать, - ответила Виллина. – Я должна следовать уговору. Но я тоже буду вам помогать избавляться от последствий злодеяний Гингемы.
Разумеется, старая ведьма прекрасно знала, что добрые феи взялись оказывать помощь жителям Центральной страны. Но её это мало заботило. Главное, что ей никто не мешал колдовать. А после каждого нового стихийного бедствия она посылала на разведку своих верных слуг, филинов, которые подробно ей рассказывали о том, как «поработал» очередной ураган. Слушая их доклады, Гингема тщательно переписывала всю полученную информацию в свою магическую книгу. Манипулируя волшебными отварами и заклинаниями, колдунья искала единственную и уникальную «формулу уничтожения», вызывающую ураган, способный уничтожить на Земле всё живое, кроме пауков, червей, крыс, змей, пиявок и ядовитых рыб, и превратить планету в одно большое зловонное болото.
- Вот когда я добьюсь этого, - бормотала озлобленная старуха, - я вернусь обратно в Большой Мир и стану его повелительницей. А остальные феи пусть дальше живут в этой жалкой Волшебной стране. Лично мне она больше не будет нужна!
Когда верные филины донесли злой волшебнице, что в Центральной стране поселился волшебник Гудвин, прилетевший с Солнца, та просто позеленела от бешенства.
- Мало мне этих добреньких Стеллы и Виллины, - орала в исступлении Гингема, - так теперь ещё объявился какой-то Гудвин!!! Его здесь только не хватало!
Перепуганные яростью своей хозяйки, филины улетели в лес, а Жевуны из ближайших деревень заперлись в своих домах, дрожа от страха. Конечно, они понимали, что для Гингемы не составит особого труда не только открыть двери в их жилища, но и выломать их. А то и вовсе сравнять деревни с землёй. Но запершись, они всё-таки чувствовали себя в большей безопасности…
Немного успокоившись, Гингема пришла к такому решению своей проблемы:
- Раз уж у Центральной страны появился свой волшебник, то насылать бури я буду в другие места. Чем, например, плохи Кругосветные горы? Там, правда, никто не живёт. Но это даже хорошо. Зато теперь никто не скажет, что я приношу вред людям.
С этой минуты ураганы и шквалы стали обрушиваться на склоны и ущелья Кругосветных гор. Несколько раз Гингема ненадолго отправлялась на одну из вершин, чтобы понаблюдать за плодами своих трудов. Возвращаясь в пещеру, она тщательно записывала всё новые и новые наблюдения.
- Чудесно, прекрасно, замечательно…, - бормотала колдунья, - теперь уже скоро, совсем скоро…
И вот настал день, когда Гингема закончила свои труды. «Формула уничтожения» была найдена. Теперь осталось только начать дело (см. книгу А.М. Волкова «Волшебник Изумрудного города»).
Злая ведьма повесила большой котёл над огнём и стала наливать в него заранее приготовленные отвары, кидать крысиные хвосты, змеиные головы, толчёных пиявок и ещё многое из того, что она использовала для колдовства. Смертоносное зелье кипело и булькало, издавая зловонные ароматы, которые могли бы свалить с ног нормального человека. Гингему же эти запахи приводили в безумную радость.
- Получается, получается! – радостно бормотала она. – Берегитесь, мерзкие людишки! Теперь я рассчитаюсь с вами сполна. И за то, что я, великая волшебница, должна была прятаться здесь, в этой заброшенной и отрезанной от всего мира стране. И за то, что мне приходится делить её с добренькими феями и этой бездарной лентяйкой, сестрицей Бастиндой. Ну, теперь всё! Сейчас зелье будет окончательно готово.
Волшебница злобно захохотала.
- Какая будет потеха. Мой ураган полетит над миром, уничтожит дома, посевы, леса. Все люди, птицы и звери будут сметены его мощью. А кто не будет сметён, подохнет с голоду. Так вам всем и надо! Я, могущественная Гингема, не забываю обид. Пусть всё человечество погибнет!!! Пусть навсегда смолкнут пение птиц, журчание ручейков, шелест листочков. Пусть вся Земля покроется трясинами и омутами!
Когда кипящее зелье стало совсем чёрного цвета, колдунья сняла с огня котёл и вытащила его из пещеры. Затем она схватила помело и стала разбрызгивать зелье вокруг себя, яростно выкрикивая слова страшного заклинания. Над пещерой Гингемы собирались тучи, которые становились всё чернее и чернее. Наконец, последняя капля зелья была выплеснута на землю. Гингема свистнула и взмахнула рукой:
- Туда! Лети туда!
И Великий Ураган понёсся по повелению своей хозяйки на юго-запад…
…Наверное, всё-таки существует на свете такая вещь, как предчувствие. Когда человек способен видеть или предугадывать то, что происходит вне пределов его взгляда. Разве не случается это сплошь и рядом с обычными людьми, в последний момент отказывающихся от какого-то действия, которое, на первый взгляд, ничем им не угрожает, и, наоборот, в полной уверенности берутся за совершенно безнадёжное дело. Не потому, что по жизни они авантюристы - просто перед их глазами вдруг что-то проносится, или в мозгу что-то как будто сверкает и указывает на единственно правильное и верное решение.
Если такое встречается у простых людей, не мудрено, что и волшебницам доступно подобное. Так и случилось тем вечером, когда Гингема яростно колдовала, вызывая Великий Ураган. Добрая Виллина решила заглянуть в свою волшебную книгу, чтобы в очередной раз проверить, чем занимается повелительница страны Жевунов. Она открыла особую страницу, на которой можно было увидеть любое событие, даже если оно происходило на другом конце Земли, и, склонившись над ней, тихо произнесла слова заклинания. На абсолютно белом листе стало постепенно проявляться изображение, и через несколько мгновений Виллина увидела злую колдунью, с остервенением распрыскивающей вокруг себя колдовской отвар и орущей проклятия в адрес человечества.
- Что ж, дорогая Гингема, ты сама выбрала свою судьбу, - проговорила добрая волшебница. – Значит, пришёл, наконец, момент, когда я могу наказать тебя за все твои злодеяния… Ураган несётся на юго-запад. Интересно, что там находится? Давненько я не заглядывала в Большой Мир.
Виллина провела рукой над страницей, и Гингема исчезла. А спустя некоторое время глазам феи открылась бескрайняя степь, по которой были разбросаны маленькие домики. Взгляд волшебницы привлёк один из них, похожий на повозку без колёс. Виллина перелистнула несколько страниц.
- Фанера, фараоны египетские, французская революция… Ага! Фургон без колёс! «Фургон без колёс, стоящий посреди степи, во время бури всегда пуст, так как живущие в нём люди прячутся в ураганном погребе»… Прекрасно! – и добрая волшебница начала читать заклинание. – Бамбара, чуфара, тарики, барики, локато, нокато, варики, ларики! Пусть Великий Ураган на своём пути поднимет в воздух фургон без колёс и, вернувшись в Волшебную страну, обрушится на голову той, которая послала тебя погубить мир, Великий Ураган!!!
… Гингема сидела около своей пещеры и удовлетворённо улыбалась. Перед её глазами проплывали воображаемые картины всемирной катастрофы – разрушенные города, выброшенные на берег корабли, выдернутые с корнем леса, реки, по которым вместо воды текла грязь, поля, усеянные трупами людей и животных.
- Чудесно… Прекрасно…, - мечтательно проговорила злая колдунья. – Надеюсь, что к утру всё будет кончено. Надо бы поспать перед дорогой. А утром я надену серебряные башмачки и улечу отсюда навсегда. А у Жевунов сбудется их самое заветное желание – они избавятся от меня. Хотя нет! Пусть ими правит Урфин Джюс. Не зря ведь этот бывший столяр решил пойти ко мне в добровольные помощники – наверняка искал для себя выгоды. Что ж, он её получит. Ему будет приятно узнать о моём маленьком подарке. Попрошу кого-нибудь из филинов сообщить ему об этом. Гуамоко, например… Ну, это всё завтра! А теперь спать!
И волшебница растянулась прямо на травке невдалеке от пещеры. Вскоре она заснула, и ей снились чудесные сны о том, как она будет править Большим Миром, «преобразованным» Великим Ураганом. Внезапно сон прервался. Гингема повернулась на спину и открыла глаза. А затем они сами по себе расширились от ужаса – прямо с тёмного неба на неё с огромной скоростью летел какой-то большой предмет. Колдунья не успела ничего сделать – она как будто была парализована. В следующее мгновение предмет обрушился прямо на неё…
Так окончилась жизнь волшебницы Гингемы, которая только и делала, что творила зло и мечтала, ради своей прихоти, уничтожить всё живое на планете. Но недаром говорилось в одной мудрой старинной книге – «Поднимающий меч от меча и погибнет». Великий Ураган вернулся к своей хозяйке вместе с добычей – бесколёсным фургоном, который и раздавил колдунью.

Девочка из Канзаса

Волшебница Жёлтой Страны немного ошиблась. Фургон, захваченный в степи, не был пуст. В нём оказались двое – маленькая девочка, которую звали Элли Смит, и её пёс Тотошка. Пёсик, испугавшись урагана, попытался спрятаться в фургоне, а Элли бросилась за ним. А затем порыв ветра подхватил фургон и принёс его в Волшебную страну (см. книгу А.М. Волкова «Волшебник Изумрудного города»).
Не во власти Виллины было отправить девочку обратно в Канзас. Впрочем, добрая фея решила обратиться за помощью к своей волшебной книге.
- «Великий волшебник Гудвин вернёт домой маленькую девочку, занесённую в его страну ураганом, если она поможет трём существам добиться исполнения их самых заветных желаний», - прочитала Виллина. – Что ж, милая Элли, тебе надо идти в Изумрудный город. В пути тебе придётся преодолеть множество опасностей. Но ты не должна бояться их. Помни, храбрость и доброта помогут тебе по дороге к Гудвину.
И Элли Смит вместе с Тотошкой отправилась на север по Дороге, Вымощенной Жёлтым Кирпичом. Её путь и впрямь не был простым – на неё напал и чуть не съел Людоед, в дремучем лесу её подстерегали злобные Саблезубые Тигры, она чуть не уснула навеки на коварном маковом поле. Но Элли справилась со всеми этими напастями, потому что ей помогали её новые друзья – соломенное чучело Страшила, Железный Дровосек и Трусливый Лев. Все они имели свои заветные желания и присоединились к девочке, чтобы сопровождать её к Великому Гудвину.
Страшила больше всего на свете хотел иметь мозги. Ведь с мозгами, как ему казалось, он сможет быть настоящим человеком – не беда, что внутри него солома, не это главное. Железный Дровосек очень хотел иметь сердце. Когда-то он был обычным человеком, и у него было настоящее сердце. Но злая Гингема заколдовала его топор, и тот постепенно изрубил всё тело Дровосека на части. Добрый кузнец сделал Дровосека заново, заменяя изрубленные части тела на железные. Но делать ему железное сердце отказался – ведь люди с железным сердцем не способны на чувства. Трусливый Лев мечтал стать смелым. Что может быть более противоестественным – Царь Зверей, и вдруг трус? Ничего унизительнее нельзя было и придумать.
После нескольких дней пути друзья оказались у ворот Изумрудного города. Фарамант, вот уже много лет неизменно дежуривший в воротах города, удивился столь необычной компании, но взялся проводить их во дворец Гудвина…
… Великий и Ужасный скучал. Он сидел на ступеньках трона и с грустью слушал гул города. «Вот уже тридцать лет прошло, - думал Гудвин. – Мне уже шестьдесят лет. Родители мои, наверное, давно умерли. А я для них давно уже мёртв. Да и вообще, вряд ли в Канзасе кто-то помнит Джеймса Гудвина – актёра и баллониста. Я хотел спокойной жизни – и я её получил. А ради чего? Чтобы слоняться из угла в угол в моей добровольной тюрьме – Изумрудном дворце? И поговорить мне не с кем. Даже мой старый друг, Дин Гиор, уже и не помнит, как мы с ним проводили в беседах долгие ночи. Теперь он всего лишь солдат, который охраняет дворец. А мои придворные? Те, кто когда-то строили со мной Изумрудный город, состарились и стараются не ворошить прошлое. Те же, кто помоложе, даже и не видели меня никогда. В Волшебной стране про меня рассказывают всякие небылицы… Но ведь я сам хотел этого! Чтобы спастись от позора после поражения от Бастинды, я вынужден был напустить на себя таинственности. И теперь я для них не человек, а Гигантская Голова, Многоглазый Зверь или ещё какая-нибудь кукла, изготовленная мной для одурачивания посетителей. Нет! Поря кончать с этим. Добуду водород, починю воздушный шар и улечу отсюда. Хоть на старости лет я снова увижу Канзас».
В это время раздался стук в дверь. Гудвин замер, а затем схватил рупор и завывающим голосом закричал в него:
- Я – Гудвин, Великий и Ужасный! Кто смеет беспокоить меня и отрывать от мыслей?
- Это я, Великий Гудвин, Дин Гиор. К вам просятся на приём чужестранцы.
Волшебник вздохнул. Честно говоря, ему уже давно надоело пугать своих любопытных гостей. С некоторых пор он вообще перестал их принимать – за последние три года он допустил в тронный зал всего пять человек.
- Я никого не принимаю! – прокричал Гудвин.
- Я знаю, Великий и Ужасный. Но это необычные чужестранцы. Таких Вы никогда не видели – говорящее соломенное чучело, железный человек, лев, чёрный зверёк, подобного которому я никогда не видел в Волшебной Стране. А главное – маленькая девочка в серебряных башмачках. Это, наверное, фея.
Гудвин задумался. Он знал о четырёх феях Волшебной Страны, а с Виллиной был даже лично знаком. И вот ещё одна фея. Правда, она девочка, но может быть, это только видимость?
- Я приму девочку в серебряных башмачках и её спутников, - промолвил Великий и Ужасный.
Аудиенция была назначена на следующий день. Гудвин долго думал, какое из своих воплощений предъявить юной посетительнице. В конце концов, он остановился на Голове – из всех его кукол она была наиболее представительной. Устроив Голову на троне, Великий и Ужасный спрятался за портьерой и дёрнул за звонок колокольчика, которым давал сигнал посетителям. Через несколько минут дверь отворилась и в тронный зал вошла девочка лет восьми-девяти в коротком платьице и свитере. На ногах у неё были надеты серебряные башмачки.
«Она совершенно не похожа на жителей Волшебной страны, - подумал Гудвин. – Может, это действительно фея?». Он решил не пользоваться рупором и обратился к гостье своим обычным голосом:
- Я – Гудвин, Великий и Ужасный! Кто ты? Зачем ты пришла ко мне?
Девочка сказала, что её зовут Элли Смит, и что ураган принёс её из Канзаса в Волшебную страну. Гудвин чуть было не подпрыгнул от счастья. Впервые за тридцать лет перед ним была его землячка. Он уже был готов выбежать из-за ширмы и обнять Элли, но вовремя сдержался. «Нет-нет! Нельзя себя выдавать, поддавшись порыву чувств».
Из дальнейшей беседы Джеймс узнал, что девочку к нему направила волшебница Виллина, в книге которой написано, что именно он, Волшебник Изумрудного города, должен вернуть Элли домой.
- Предсказания волшебницы Жёлтой страны не всегда сбываются, – сказал Гудвин. («Уж это я на собственной шкуре испытал» - усмехнулся он про себя, вспоминая неудачный поход на Бастинду).
- Так что же мне делать?
Гудвин промолчал. Он не знал, что говорить. Просто, чтобы поддержать в беседу, он спросил невпопад:
- А где ты взяла серебряные башмачки? Разве в Канзасе их сейчас носят?
- Они раньше принадлежали волшебнице Гингеме, - ответила Элли. – Но мой домик упал на неё и раздавил насмерть.
«Значит, одной колдуньей в Волшебной стране стало меньше! – мысленно воскликнул Гудвин. - Прекрасно!.. Постой-ка, Джеймс… А вдруг всё это неспроста? Ураган принёс меня в Волшебную страну, а я построил здесь Изумрудный город, и избавил здешний народ от напастей, которые насылала Гингема. Теперь другой ураган приносит сюда Элли, и она уничтожает Гингему. Быть может, в этом есть какой-то тайный смысл, чтобы именно обитатели Большого Мира уничтожали злых волшебниц? Потому что Виллина и Стелла этого сделать не могут – мешает Уговор Четырёх Фей. Поэтому-то Виллина и спровадила меня воевать с Бастиндой. Сам я с ней справиться не смог. Но теперь есть Элли, у которой есть волшебные серебряные башмачки. И если я направлю её на борьбу с Бастиндой, то тогда исполнится предсказание Виллины о том, что Волшебник Изумрудного города избавит народ Мигунов от власти Бастинды».
- Слушай меня, Элли, - торжественным голосом произнёс Гудвин. – Я помогу тебе вернуться домой, но ты должна оказать мне услугу – освободить народ Мигунов, который угнетает родная сестра Гингемы, злая волшебница Бастинда.
Девочка заплакала:
- Я маленькая и слабая. Как же я могу справиться со злой волшебницей?
- Ты смогла одолеть Гингему, не приложив к этому никаких усилий. Ты овладела её серебряными башмачками. Возможно, в них кроется магическая сила. Может быть, сама судьба послала тебя сюда, чтобы ты избавила Волшебную страну от власти злых колдуний. Иди, не бойся! Пусть твои друзья помогут тебе! Такова моя воля, Гудвина, Великого и Ужасного!
Грустная Элли вышла. Вскоре дверь в тронный зал захлопнулась. Гудвин быстро выбежал из-за портьеры, и запер дверь на ключ.
Страшиле, Дровосеку и Льву Гудвин повторил то же самое – если они хотят, чтобы их заветные желания исполнились, пусть помогут Элли победить Бастинду. Огорчённые друзья покинули Изумрудный город и двинулись на восток, в Фиолетовую страну (см. книгу А.М. Волкова «Волшебник Изумрудного города»).

Спасибо: 3 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 310
Зарегистрирован: 28.12.15
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Рейтинг: 4

Награды: :ms17::ms31::ms44:
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.04.20 22:57. Заголовок: Разоблачение Великог..


Разоблачение Великого Обманщика

Великий и Ужасный остался в одиночестве. Он испытывал странное чувство, которое вот уже много лет ему было неведомо. Ему было стыдно. Стыдно за себя, шарлатана и обманщика, выдающего себя за великого волшебника, который отправил на верную гибель маленькую девочку. «Одна надежда на то, что её спасут серебряные башмачки, - горестно подумал Гудвин. – Да на то, что старое предсказание Виллины всё же сбудется. А как проверить? Никак».
Великий Обманщик прошёлся по залу.
- Нет-нет! Надо улетать отсюда. И как можно скорее. Завтра же займусь шаром.
Но назавтра ничего не изменилось. Гудвином овладела апатия, у него всё валилось из рук, и не было желания ничего делать. Он тупо смотрел в стену или прохаживался туда-сюда по залу. Так прошла одна неделя, затем другая… Элли и её друзья не возвращались.
- Возьми себя в руки, Джеймс, - бормотал Великий и Ужасный. – Если у тебя хватило наглости и бесчестия послать девочку в лапы Бастинды, то поимей смелость отказаться от власти. А единственный способ сделать это – починить воздушный шар и покинуть Волшебную Страну.
Следующей ночью Гудвин принялся осматривать шар. Оболочка хорошо сохранилась, но гондола изрядно подпортилась, и ей требовался ремонт.
- Придётся опять выбираться в город, - задумчиво сказал сам себе чародей. – Хотя нет, я уже немолод и прыжки через стену мне не под силу. Что ж, придётся дать поручение кому-нибудь из придворных. В конце концов, я у них столько лет ничего не просил!.. Если всё будет нормально, через неделю-другую я уберусь отсюда. Навсегда.
Под утро Гудвин задремал. Ему снилась отцовская ферма, он сам в детстве, играющий с соседскими ребятишками в индейцев, мать, стирающая бельё и чему-то улыбающуюся… Внезапно сквозь сон он услышал громкий стук и истошные крики: «Великий Гудвин! Великий Гудвин!». Великий и Ужасный открыл глаза. Дверь тронного зала сотрясалась от ударов.
- Я – Гудвин, Великий и Ужасный! – закричал в рупор волшебник. – Кто смеет меня беспокоить и отрывать от дел?
- Это я, Великий Гудвин, Дин Гиор, ваш телохранитель, - раздался за дверью голос Длиннобородого Солдата.
- Что случилось, Дин Гиор?
- Девочка Элли и её друзья вернулись из Фиолетовой страны.
- Как это «вернулись»? – Гудвин не поверил своим ушам. – Неужели Бастинда их отпустила?
- Бастинды больше нет, Великий Гудвин! Она растаяла. Теперь Мигуны свободны.
Великий и Ужасный замолчал. В нём боролись противоречивые чувства. С одной стороны, он был рад, что наконец-то покончено со злой Бастиндой и, стало быть, предсказание Виллины всё-таки сбылось – именно он, Великий Гудвин, поспособствовал тому, что Фиолетовая страна избавлена от власти колдуньи. С другой стороны, нужно было выполнить заветные желания друзей. Но как? Он ведь не волшебник.
Дин Гиор снова застучал в дверь.
- Великий Гудвин! Элли и её друзья просят принять их.
Волшебник ничего не ответил. Осторожно ступая, он прокрался к трону и сел на него. Дин Гиор ещё несколько раз постучал в дверь, но, видимо поняв, что ответа не будет, ушёл. А Великий и Ужасный ещё долго сидел в оцепенении.
«Если б я не хандрил, а чинил шар, то уже ночью улетел бы отсюда. Всё равно куда. Подальше от этой Волшебной страны, волшебниц и всяких волшебных дел. Надоело!.. Однако, что делать дальше? Принять Элли? А что я ей скажу? Нет, буду держать осаду здесь. Может быть, им надоест, и они уберутся из Изумрудного города?».
Не тут-то было! Каждый день Гудвин вынужден был выслушивать стук в дверь и голос Дина Гиора, просившего аудиенции для Элли. Великий и Ужасный в ответ упорно молчал.
Так прошла неделя. Гудвин постепенно привык к голосу Длиннобородого Солдата и перестал обращать на него внимание. Но однажды среди обычных слов, которые произносил Дин Гиор, Великий и Ужасный услышал два новых слова – «Летучие Обезьяны».
- Причём здесь Летучие Обезьяны? – крикнул волшебник.
- Соломенное чучело пригрозило, что если Вы не примите всех немедленно, то он вызовет Летучих Обезьян.
Гудвин не на шутку перепугался. Хотя с момента его первой и последней встречи с Летучими Обезьянами прошло уже много лет, он не забыл, как эти страшные звери разгромили его армию и чуть не свернули ему шею.
- Передай Элли и её друзьям, что завтра я приму их, - дрожащим голосом ответил Великий и Ужасный.
… Ночь накануне аудиенции Гудвин провёл без сна. Он всё думал, какую из своих личин водрузить на трон. «Наверное, лучше ничего не водружать, - решил он в конце концов. – Если они и впрямь справились с Бастиндой, то никакие куклы их уже не напугают. Пусть Великий Гудвин станет невидимкой».
… Поначалу всё шло хорошо – Элли и её спутники были напуганы страшным голосом волшебника, раздававшегося неизвестно откуда. Гудвину даже показалось, что он перехватил инициативу в переговорах. Но всё испортил Тотошка, который влетел за портьеру, где прятался Великий и Ужасный, и вцепился в его штанину.
- Ой-ёй-ёй! – закричал Гудвин и выскочил из своего убежища, отмахиваясь от пёсика рупором. – Уберите собаку! Уберите собаку! Ну, что это такое?!
- Кто Вы? – удивлённо спросила Элли.
- Я – Гудвин, Великий и Ужасный! – дрожащим голосом ответил разоблачённый самозванец.
- Гудвин??? – удивлённо воскликнули все.
- Но Вы волшебник? – снова спросила Элли.
- Нет, дитя моё, я просто человек. Меня зовут Джеймс Гудвин. Я родился в Канзасе. Как и ты, Элли.
И Гудвин поведал друзьям историю своей жизни.

Возвращение в Канзас

Элли и её друзья очень огорчились от того, что Джеймс Гудвин оказался самым обыкновенным человеком, а вовсе не Великим и Ужасным. Но разоблачённый самозванец, немного поразмыслив, пообещал, что постарается исполнить свои обещания. «Раз уж в книге Виллины написано, что я смогу помочь трём существам в выполнении их самых заветных желаний, то, значит, это должно произойти. Я уже убедился в том, что всё написанное в этой книге сбывается. И потом - я столько лет притворялся волшебником, что кое-чему научился».
Джеймс Гудвин был сыном фермера, а, стало быть, придерживался старой мудрости рачительного хозяина – «В хозяйстве всё сгодиться». В своё время Великий и Ужасный со скуки стал заниматься столярным ремеслом, и у него остались отходы в виде обрезков, стружки и опилок, которые он ссыпал в мешок в надежде использовать их для какого-нибудь «чуда». Осталась у него и шёлковая материя, которую Гудвин в своё время использовал для изготовления гигантских кукол, которыми он пугал своих посетителей. Ну, и конечно в хозяйстве волшебника в достаточном количестве имелись иголки и булавки. И вот все эти, казалось бы, давно уже никому не нужные вещи, дождались своего звёздного часа! Из шёлковой материи Гудвин сделал большое сердце и набил его опилками. Иголки и булавки он смешал с отрубями и положил в мешочек. «Это будут мозги для Страшилы, - решил Великий и Ужасный. – Ум должен быть острым, а что может быть острее, чем иголка».
Со смелостью для Льва пришлось помучиться. Джеймс не знал, что бы такое придумать. Разнервничавшись, он решил принять несколько капель валерьянки для успокоения нервов. Внезапно гениальная идея, как молния, пронзила его мозг:
- А что если Льву тоже дать валерьянки? Вдруг подействует?
Недолго думая, Гудвин стал кричать в свой громкоговоритель, чтобы к нему срочно явился дворцовый аптекарь. Разбуженные шумом придворные мгновенно разыскали того и проводили в тронный зал. Спрятавшийся за портьеру Великий и Ужасный приказал аптекарю немедленно доставить весь запас валерьянки, имевшийся во дворце. Через четверть часа тот притащил большую бутыль, которую он дрожащими от страха руками поставил перед троном, а затем бросился наутёк…
На следующее утро друзья Элли получили то, ради чего они пришли в Изумрудный город – Страшила - мозги, Дровосек – сердце, а Лев – храбрость (см. книгу А.М. Волкова «Волшебник Изумрудного города»). Затем Гудвин позвал Элли.
- Милая дитя, ты вернёшься в Канзас. Точнее, мы вернёмся. Я решил починить свой воздушный шар. Думаю, что ты не испугаешься – ведь у тебя уже был опыт воздушного путешествия в твоём фургоне, подхваченном ураганом Гингемы.
- Я не испугаюсь, - твёрдо ответила Элли.
- Хорошо. Тогда примерно через неделю, когда всё будет готово, мы отправимся в путь.
- А кто же будет управлять Изумрудным городом, если вы улетите? – спросила девочка.
Гудвин задумался.
- А мне это даже в голову не приходило. Мои придворные не очень-то способны на это. Можно было бы назначить Дина Гиора или Фараманта – я их давно знаю… Хотя… А пусть правителем будет Страшила! Я думаю, что он прекрасно справится. И потом – у такого необычного города, как Изумрудный, должен быть и необычный правитель.
… И вот, наконец, наступил день прощания. На центральной площади был воздвигнут небольшой помост, к которому привязали воздушный шар. Глашатаи накануне предупредили всех о том, что Великий Гудвин решил покинуть Волшебную страну, но перед своим отлётом он хочет обратиться к народу. Великий и Ужасный забрался в гондолу и взмахнул рукой.
- Тихо! – громко крикнул Дин Гиор. – Великий Гудвин будет говорить.
Толпа мгновенно умолкла. Теперь над площадью слышался только гул дыхания народа, не сводившего глаз с правителя.
- Дорогие друзья! – обратился Гудвин к собравшимся. – Тридцать лет назад Великий Волшебник Солнце послал меня, чтобы я помог вам защититься от злых волшебниц. Теперь их не стало. Нет больше ни Гингемы, ни Бастинды. Теперь вы можете спокойно трудиться и ничего не опасаться. Моя миссия закончена. Волшебник Солнце зовёт меня к себе, и я не могу противиться воле моего великого друга. Но вы не останетесь без правителя. Теперь вами будет управлять Мудрый Страшила!
Страшила взошёл на помост и учтиво поклонился своим будущим подданным. Бубенчики на его шляпе весело зазвенели. Народ зааплодировал.
- Да здравствует новый Волшебник Изумрудного города! – раздавалось над толпой.
Горожанам Страшила пришёлся по душе. Впрочем, не всем. Злобно скрипел зубами смотритель дворцовой умывальни Руф Билан, мечтавший со временем стать приемником Гудвина. Прятал нехорошую ухмылку смотритель лавок городских купцов Энкин Флед. Негодовал толстый Кабр Гвин – самый богатый человек в Изумрудном городе. Были и другие, кто остался недоволен решением Великого и Ужасного. Но их было немного, и они предпочли затаиться и выждать время. Кто знает, быть может, представится подходящий случай избавиться от Страшилы?
Гудвин между тем продолжал говорить. Он призвал жителей города исполнять его законы и не снимать зелёные очки – иначе на город может обрушиться беда... Между тем лёгкий ветерок, дувший с утра, постепенно усиливался. Великий и Ужасный закончил речь и позвал Элли. Девочка по очереди обняла всех своих друзей, а затем, схватив в охапку Тотошку, подбежала к гондоле. Но в это самое время налетел сильный порыв ветра. Верёвка, державшая шар, оборвалась, и тот стремительно понёсся на юго-запад.
- Стойте! – кричала снизу Элли. – Возьмите меня с собой!
Но куда там! Гудвин был не в силах это сделать. Шар уносило всё выше и выше, и вскоре он затерялся в большом облаке…
… «Как будто и не было этих тридцати лет, - думал Джеймс, сидя на дне гондолы и смотря вверх. – Словно меня не заносило в Волшебную страну, и я не был волшебником, не строил Изумрудный город. Может, мне и вправду всё это почудилось? Нет, конечно. Сон не может быть таким длинным и содержательным… Но как же всё странно устроено в этом мире! Ураган унёс мой шар в Волшебную страну, а теперь такой же ураган несёт меня обратно. Вот только куда? А, впрочем, не всё ли равно. Главное – в живых остаться».
Шкал бушевал ещё несколько часов. Затем он стал стихать. Шар стал медленно опускаться. Гудвин, слегка покачиваясь, приподнялся и посмотрел вниз. Под ним простиралась равнина. Чуть вдалеке виднелся городок.
- Ну, вот – я вернулся, - пробормотал аэронавт. – Это уж точно не Волшебная страна. И здесь меня никто не примет за волшебника.
Шар между тем снижался всё быстрее и быстрее. Гудвин высунулся из гондолы, пытаясь высмотреть место для посадки – ему не очень-то хотелось рухнуть на крышу какого-нибудь дома. Но и лететь дальше в прерию у него тоже не было ни малейшего желания. Он стал сбрасывать вниз якоря (мешки с песком на верёвках), чтобы поскорее опустить свой воздушный корабль на землю.
Тем временем город остался позади. Шар теперь летел над пустырём, посреди которого возвышался шатёр, около которого копошились люди.
- Это же передвижной цирк! – воскликнул Гудвин. – Лучшего и придумать нельзя. – И он отчаянно закричал, размахивая руками. – Эй, там, внизу! Ловите мешки и спускайте меня вниз.
Его услышали. Два человека вскочили на лошадей и помчались за шаром. После небольшой погони они поймали якоря, а затем стали притягивать шар к земле. Когда дело было закончено, Гудвину помогли выбраться из корзины, усадили на одну из лошадей и медленно повезли в сторону циркового шатра.
- Ну, ты даёшь, папаша, - сказал один из всадников. – В твоём ли возрасте летать на баллонах? Скажи спасибо, что мы успели, а то ты или разбился бы вдребезги, или тебя унесло в пустыню.
Джеймс молчал. Он изрядно утомился. Хотелось побыстрее доехать до шатра, передохнуть, а затем предложить антрепренёру свои услуги. То, что его примут, бывший волшебник не сомневался – у него ведь даже был свой собственный номер – «Полёт на шаре». «Вспомню молодость, - усмехнулся про себя Гудвин. – А играть на публику я с годами не разучился».
Около циркового шатра всадников уже поджидала толпа. Во главе неё стоял коренастый старик в пиджаке и жилетке, из кармана которой свешивалась цепочка для часов. Он внимательно посмотрел на Гудвина, а затем бросился к нему и заключил в свои крепкие объятия.
- Разрази меня гром, если это не Джимми Гудвин! Вот это да! А я уж думал, что тебя уж, почитай, лет тридцать на свете нет. А ты всё такой же. И всё ещё баллонист. Браво, Джим!
- Погоди…, - Гудвин внимательно оглядел старика. – Большой Джек Пимброк?
- Он самый! – захохотал Пимброк. – Старина Пимброк к Вашим услугам, мистер Гудвин!.. Эй, парни, а вы чего на нас пялитесь? Разве не видите – босс встретил своего старинного друга. Идите, работайте, репетируйте. Вечером, если кто не забыл, будет представление. Фил, Дэн, а вы привяжите шар, да покрепче.
Всадники, которые доставили Гудвина, спешились и потащили баллон в сторону повозок передвижного цирка.
- Ну, давай, Джим, рассказывай, где ты пропадал всё это время? Когда тебя унесло ураганом, мы с мистером Пиблзом сильно горевали. Только ты не думай ничего такого. Конечно, старине Пиблзу, было жалко шар, но и тебя тоже. Он ведь был к тебе привязан, очень тебя ценил, и всегда говорил, что ты далеко пойдёшь…
- Так и случилось, - кивнул Гудвин. Он не хотел говорить Пимброку всю правду о своих похождениях – всё равно бы тот не поверил. Да ещё к тому же наверняка бы решил, что его старый друг сошёл с ума. Тогда он точно не возьмёт его к себе в цирк.
- Ну, не тяни, рассказывай, - поторопил Джек.
Гудвин вздохнул – сейчас ему опять предстояло врать.
– Меня занесло ураганом в Дакоту, к индейцам. Какое-то время я жил с ними. И, говоря откровенно, я там неплохо устроился.
- Ещё бы! – захохотал Пимброк. - Краснокожие-то, небось, приняли тебя за посланца Великого Духа Маниту?
- Ты угадал. Он поклонялись мне и исполняли все мои желания.
- Ну, ты даёшь! Я не пожалел бы и трёх сотен звонких долларов, чтобы посмотреть, как индейцы тебе прислуживают… А дальше что было?
- Потом племя, в котором я жил, переселилось в Канаду. Но жить с ними в резервации я не захотел. И решил снова зарабатывать себе на хлеб полётами на баллоне. Объездил почти всю страну, имел успех…
- Семьёй так и не обзавёлся?
- Да как-то не получилось.
- И я всё один да один… Старина Пиблз после того, как ты исчез, погоревал-погоревал, а потом купил вот этот цирк. Три года назад он умер, а своё предприятие мне завещал. Так что, Джим, я теперь большой человек.
- Да я уже это понял. Кстати, Джек, ты не мог бы оказать мне небольшую услугу?
Пимброк снова расхохотался:
- Можешь даже и не спрашивать какую... Разумеется. Ты ведь всегда здорово заводил публику. Тебя зрители на руках таскали. По рукам. Сегодня отдыхай, а завтра полетаешь. Как в старые добрые времена. О’кей?
И Гудвину снова показалось, что прошедших тридцати лет не было. Как будто он никуда не улетал, а так всю жизнь и проработал в цирке.

Спасибо: 4 
ПрофильЦитата Ответить
Чёрный рыцарь




Пост N: 5333
Зарегистрирован: 24.08.12
Откуда: Россия, Химки
Рейтинг: 19

Награды: :ms93::ms97::ms24::ms86::ms85::ms109::ms110:
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.04.20 02:25. Заголовок: Очень интересно, и н..


Очень интересно, и на Сухинова совершенно не похоже, эта история Гудвина логичней. Молчуны, которые не говорят вообще, и Бастинда, не умеющая читать - находки, которым хочется аплодировать
Единственный момент - с постоянным перелезанием через стену и переплыванием через ров - мне думается, из дворца в город всё же бы бы правдоподобнее подземный ход.
Жду продолжения с нетерпением

Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 738
Зарегистрирован: 15.12.15
Рейтинг: 3

Награды: :ms20::ms44:
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.04.20 12:23. Заголовок: Да, это очень интере..


Да, это очень интересно. Ждем продолжения!

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 851
Зарегистрирован: 11.04.19
Рейтинг: 5

Награды: :ms19::ms97::ms31::ms20::ms108:
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.04.20 12:44. Заголовок: Та-ак, Гудвин улетел..


Та-ак, Гудвин улетел, что дальше? Ждём-с.
Вообще интересно описаны ощущения Гудвина - паника, апатия. Даже жалко его становится, хотя казалось бы, выше его уже никто не прыгнул.

О боже, подари мне мозги Страшилы, храбрость Льва, сердце Железного Дровосека, удачу Элли и силу воли Урфина Джюса. Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 311
Зарегистрирован: 28.12.15
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Рейтинг: 5

Награды: :ms17::ms31::ms44:
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.04.20 13:00. Заголовок: Donald пишет: мне д..


Donald пишет:

 цитата:
мне думается, из дворца в город всё же бы бы правдоподобнее подземный ход.



Я думал об этом. Но тогда, получается, что подземный ход должен был существовать с самого начала. Но вряд ли он планировался. Так что один выход - через стену.
И потом - через подземный ход Гудвин мог бы и слинять даже в старости .

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 312
Зарегистрирован: 28.12.15
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Рейтинг: 5

Награды: :ms17::ms31::ms44:
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.04.20 13:11. Заголовок: В конторе шерифа Ит..


В конторе шерифа

Итак, Джеймс Гудвин поступил на работу в цирк Джека Пимброка. Его номер с воздушным шаром завершал каждое представление. Когда над городком уже сгущалась ночь, он при свете факелов поднимался в воздух в гондоле, раскланивался перед зрителями, посылал дамам воздушные поцелуи, приглашал детишек подняться с ним вместе. Дети были не против, но родители крепко держали своих чад за руки. В общем, к Гудвину вновь пришёл артистический успех.
Цирк между тем постепенно переезжал всё дальше и дальше на запад. Пимброк решил отправиться на гастроли в Денвер. Как-никак, у него появился новый номер, так что был большой шанс получить неплохой барыш. По пути цирк останавливался в небольших городках и давал представления. Гудвин поднимался на шаре, зрители ему аплодировали. Но был ли теперь бывший Волшебник Изумрудного города счастлив? Да, он вернулся на родину, он чувствовал себя уютно в среде артистов, но одна мысль не давала ему покоя. «Элли осталась в Волшебной стране, - думал Гудвин. – А её родители, скорее всего, считают свою девочку погибшей. Надо бы известить их, рассказать, что она жива и здорова. Элли говорила, что ферма её отца находится на северо-западе Канзаса. Может, она где-то рядом?».
Пока остальные артисты устанавливали шатёр, Гудвин отправился погулять в город, в котором цирк остановился накануне. Проходя по главной улице, он обратил внимание на вывеску над одним из домов – «Офис шерифа». «Уж здесь-то я точно получу нужные сведения», - подумал бывший волшебник и отворил дверь в контору. Он оказался в большой комнате, посреди которой за столом сидел седоусый человек лет шестидесяти в чёрной рубашке и что-то писал. Услышав, что кто-то вошёл, сидевший поднял глаза и спросил:
- Вы ко мне? Чем я могу быть Вам полезен?
- Вы шериф этого города?
- Да. Майк Джонстон к Вашим услугам.
- Джонстон, - пробормотал Гудвин. Конечно, могли быть совпадения, но он всё-таки спросил. – Вы, случайно, не сын Айка Джонстона из Додж-Сити?
- Так звали моего отца, это верно. А Вы-то сами кто будете?
- Меня зовут Джеймс Гудвин. Я сын Фрэнка Гудвина.
Шериф вскочил из-за стола и бросился навстречу посетителю.
- Джимми! Мы же в детстве были друзьями. Неужели ты забыл меня?
- Да вот, как видишь, не забыл, - улыбаясь, ответил бывший волшебник. - Давненько мы не виделись.
- Точно. Больше сорока лет. С тех пор, как ты сбежал из дома. Твой отец тебя тогда проклял.
Гудвин промолчал. Затем спросил:
- А ты давно здесь шерифом?
- Вот уже лет десять, не меньше. Тут ведь не Додж, тут тихо. Да и сейчас не те буйные времена, что были в нашем детстве.
Гудвин ничего не ответил. С одной стороны, приятно было встретить друга детства. С другой, встреча с Джонстоном поднимала в его памяти прошлые времена, в том числе и побег из родительского дома. За всё время своих странствий с передвижным театром, а затем с аттракционом Пиблза, он ни разу не приезжал домой и не давал о себе весточки, так как боялся гнева отца.
- А я ведь о тебе слышал, - продолжал шериф. – Ты стал актёром, а потом баллонистом. Я сам несколько раз бывал на твоих представлениях.
- Да ну? – изумился Гудвин. – Почему же ты ни разу не подошёл поздороваться?
- А зачем? – пожал плечами Майк. – Мне было достаточно того, что я тебя знаю. Да и потом, Джим, думается мне, что ты тогда не сильно горел желанием встречать кого-то из прежней жизни.
- Что верно, то верно, - кивнул Гудвин. – Я ведь поэтому и из дома сбежал. Не лежала у меня душа к фермерству.
- Так и у меня не лежала, - ответил Джонстон. – Только я из дома не убегал, а нанялся в ковбои.
Гудвин снова промолчал.
- Джим, а ведь твой отец потом очень тобой гордился, - после небольшой паузы сказал Майк. – Он при любой возможности старался попасть на твои выступления. Пока тебя не унесло на воздушном шаре.
- И ему ни разу не хотелось подойти ко мне? – воскликнул Гудвин.
- Нет, – грустно усмехнулся шериф. – Ему было достаточно осознания того, что ты встал на ноги, нашёл своё место в жизни.
- А потом? – нетерпеливо спросил Гудвин.
- Ну что «потом»? Он решил, что ты погиб, и стал ещё больше тобой гордиться. Потому что ты погиб, как герой. Он молодец, твой папаша.
- А где его похоронили? – дрожащим голосом произнёс Гудвин.
В ответ Майк Джонстон расхохотался.
- С каких это пор в Канзасе хоронят живых? Хотя старине Фрэнку скоро восемьдесят стукнет, но он живехонек. И, чтобы ты не задавал ещё вопросов, сразу тебе сообщаю – миссис Летиция тоже жива.
- Мама! Папа! Живы! – воскликнул Гудвин. – Где же они? В Додже?
- Да нет, они здесь. У Фрэнка бакалейная лавка. Чуть дальше, дома через три от моей конторы. Я их сюда перевёз. Мои-то старики погибли во время налёта банды Кровавого Билла, ещё во время войны Севера и Юга. Фрэнк и Летиция меня приютили. Жил с ними, пока не женился. Но всё равно поддерживали близкие отношения. Ну, а когда сюда переехал, позвал их с собой.
Гудвин сорвался с места.
- Стой, ненормальный! – крикнул Майк. – Надеюсь, ты не хочешь потерять родителей, обретя их снова? Я их подготовлю. Ты где остановился?
- В цирке. Я там работаю баллонистом.
- Ну, вот завтра я их приведу на представление.
Гудвин горячо пожал руку шерифу и собрался уходить.
- Послушай-ка, Джим, - сказал вдруг Джонстон. – У тебя ведь было ко мне какое-то дело.
- Тьфу ты! – Гудвин стукнул себя по голове. – Я ведь за тем к тебе и шёл. Ты хорошо знаешь здешних жителей?
- Разумеется, - усмехнулся Майк. – Положение обязывает.
- В окрестностях города, случайно, не живёт фермер по имени Джон Смит?
- Джон Смит? – переспросил шериф. – Фамилия-то весьма нередкая. Дай-ка подумаю… Знаю одного – его ферма милях в десяти от города. У него ещё несколько месяцев назад дочку ураганом унесло. Забежала в фургон, а тут ветер налетел…
- Это он! – воскликнул Гудвин. – Он! Ты его давно видел?
- Где-то недели две назад он приезжал в город. А зачем он тебе?
- Хочу сообщить, что его девочка жива!
- Ну, дела! – шериф покачал головой. – Что за денёк – одни только радостные встречи да приятные новости. Эх, кабы так каждый день!

Встреча в цирке

Гудвин от нетерпения не мог найти себе места. Завтрашний день обещал ему много хорошего. Но ждать и ничего не делать было тяжело. В городе он тоже не мог оставаться – боялся, что нетерпеливые ноги сами принесут его к бакалейной лавке. В конце концов, Гудвин ушёл в прерию и до вечера любовался природой. Как только стало темнеть, он вернулся в цирк и лёг спать.
Проснувшись, Гудвин привёл себя в порядок и отправился бродить по ярмарке, которая в этот день открылась в городке. Потолкавшись среди приезжих фермеров, он послушал их разговоры о местном житье-бытье, а потом решил вернуться обратно в цирк. Пристроившись около билетёра, Гудвин внимательно присматривался к входящим зрителям. Его внимание привлёк статный старик. На вид ему было около семидесяти лет. «Этот пожилой джентльмен, - подумал Джеймс, - наверняка, местный фермер. Спрошу-ка у него про Смита – он точно всех людей в округе знает».
- Уважаемый, - обратился Гудвин к старику, - разрешите узнать Ваше имя.
- Рольф Миллер, - ответил тот - А Вас как зовут?
- Джеймс Гудвин.
- Гудвин…, - Рольф задумался. – Ну, как же, я помню про Вас. И Ваш номер тоже – «Полёт на воздушном шаре». Я его видел ещё тридцать лет назад. Столько лет прошло, а Вы по-прежнему поднимаетесь в воздух?
- Да, вот поднимаюсь, - смущённо пожал плечами Джеймс. – Мистер Рольф, Вы ведь дано здесь живёте?
- С 1854 года, - гордо ответил старик. – Я тогда был ещё молодым парнем. Сколько лет прошло, а я до сих пор помню, как мы давали жару этим наглым южанам!..
- Стало быть, Вы здешний старожил. Следовательно, Вы должны знать фермера Джона Смита?
- Джона Смита? – переспросил старик. – А как же, конечно знаю. Это же мой сосед. Его ферма всего в четверти мили от меня. Да вот он. Эй, Джон, тут тебя спрашивают!
Стоявший неподалёку человек в жилетке, пропитанной пылью, повернулся на голос.
- Вы меня ищете, сэр? – обратился он к Гудвину.
- Вы – Джон Смит? У вас есть дочь Элли?
- А вы её откуда знаете? – удивился Джон.
- Я с ней виделся примерно месяц назад. Меня зовут Джеймс Гудвин.
Смит внимательно посмотрел на него, а потом хлопнул его по плечу и крикнул:
- Гудвин? Волшебник Изумрудного города?
Потрясённый Гудвин широко раскрыл глаза.
- Откуда Вы это знаете?
- Мне Элли про Вас столько рассказывала.
- Элли? – Гудвин не поверил своим ушам. – Так она вернулась? Она здесь?
- Здесь, - кивнул фермер Джон. – Я её привёз с собой на ярмарку. Ну, и в цирк, разумеется… Элли!
Из толпы вынырнула девочка в новом белом платье.
- Папа, ты звал меня?
- Элли, ты не хочешь поздороваться со своим старым знакомым?
Элли посмотрела в сторону, в которую указывал отец, и увидела Гудвина. В следующую минуту она бросилась к нему на шею.
- Вы живы! – воскликнула Элли. – Я так за вас беспокоилась.
- Всё хорошо, дитя моё, - утирая слёзы радости, проговорил бывший волшебник. – Я благополучно долетел. Я жив, здоров, и снова работаю в цирке – поднимаюсь на воздушном шаре… А как тебе так быстро удалось вернуться домой?
- Мне помогла добрая волшебница Стелла. Она раскрыла мне тайну серебряных башмачков Гингемы. Оказывается, они могли выполнить любое желание. И я пожелала вернуться к папе и маме.
- Ты молодец, Элли, - сказал Гудвин. – Сколько бы мы не странствовали, сколько не скитались, как бы нас не тянуло к приключениям, всё равно, рано или поздно, нам хочется вернуться под крышу родного дома. Так уж устроен этот мир. И это правильно! У меня ведь, Элли, тоже есть папа и мама. Слава Богу, они живы и здоровы. Они живут в этом городе. Сегодня вечером я должен с ними встретиться.
- Как это хорошо! – воскликнула Элли и поцеловала Гудвина. – Я так за Вас рада!
- А ты, Джимми, опять бегаешь за девчонками? – раздался вдруг за спиной у бывшего волшебника скрипучий голос. – Как тебе не стыдно морочить голову этой юной леди!
Гудвин повернулся на голос. Перед ним стоял улыбающийся старичок, державший под руку старушку с белыми-белыми волосами.
- Папа! Мама! – крикнул блудный сын и бросился обнимать стариков.
- Джим, мой мальчик, наконец-то ты вернулся! – со слезами в голосе произнесла старушка, гладя Гудвина по его лысеющей голове.
Фермер Джон, Рольф, шериф Джонстон и Элли с радостью смотрели на эту сцену. Что может быть прекраснее, чем встреча после долгой разлуки людей, давно потерявших друг друга из виду? А воссоединившееся семейство Гудвинов всё продолжало обниматься, излучая любовь, совершенно не обращая внимания на обтекающую их толпу и удивлённые взгляды фермеров и горожан.
- Ну, что ж, мистер Джеймс Гудвин, - раздался вдруг насмешливый голос Джека Пимброка. – Насколько я понимаю, у тебя сегодня последнее выступление в цирке. Мне жаль терять такого прекрасного актёра, но против самой жизни не попрёшь. Спасибо тебе, Джим, за то, что ты хоть немного, но поработал у меня. Желаю тебе долгой и счастливой жизни.
Гудвин бросился, было, обнять и Джека, но тот решительным жестом отстранил его.
- Хватит, Джим, хватит нежностей. Ты свободен только с завтрашнего дня. А на сегодня все билеты проданы. Вся округа мечтает посмотреть на знаменитого Гудвина и его номер «Полёт на воздушном шаре»…
После представления вся компания расположилась прямо на земле около циркового шатра. Канзасское небо постепенно темнело, и кое-где уже можно было разглядеть звёзды.
- Вот и всё, - тихо сказал Джеймс Гудвин. – Теперь мои странствия окончательно завершились. Был я волшебником, был кумиром публики – теперь буду простым бакалейщиком.
- Мистер Гудвин, - спросила Элли. – А что вы будете делать с воздушным шаром?
- С шаром? – бывший волшебник рассмеялся. – Буду на нём летать за товаром в Айову или Индиану. А если серьёзно – подарю его Джеку. Ведь он имеет на шар не меньше прав, чем я.
- Спасибо, Джим, - Пимброк пожал Гудвину руку. – Не в обычаях делового человека отказываться от такого царского подарка. Научу этих бездельников Фила и Дэна подниматься вверх. Только они тебе, Джим, в подмётки не годятся. Ты ведь за словом в карман никогда не лез, а они... Слушай, раз уж ты мне шар подарил – подари к нему в придачу какую-нибудь байку.
- Хорошо, - подумав, ответил Джеймс Гудвин. – Пожалуй, так… Однажды налетел ураган, подхватил воздушный шар и унёс его в Волшебную страну – чудесный край, где царило вечное лето, птицы и звери умели разговаривать по-человечески и где жили четыре волшебницы…
… Уже стемнело, когда друзья стали прощаться. Элли подошла к Гудвину.
- Наверное, мы никогда больше не увидим Волшебную страну?
- Кто знает, милая Элли, кто знает…

Спасибо: 4 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 22 , стр: 1 2 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- дома
- никого нет дома
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 2634
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Мир Волкова Изумрудная страна Заколдованное королевство - Tin Man Хроники Изумрудного города и его окрестностей Изумрудный город Миры Изумрудного города Изумрудная страна|Магвайр,Баум,Сухинов,Волков Типичный Урфин Джюс *NO SLASH!* Tin Man | «Заколдованное королевство» Друзья Изумрудного города