Главная сайт Изумрудный город Правила Форума Выберите аватару Виртуальный клуб Изумрудный город

АвторСообщение
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 3734
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Замечания: За личные оскорбления и обсуждение действий администрацииЗа хамство и повторное обсуждение действий администрации после предупреждения
Награды: :ms34::ms97::ms96::ms84::ms24::ms24::ms86::ms85::ms102::ms103::ms106:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.20 17:58. Заголовок: Конкурс "Жители ВС в Большом мире" - работы и голосование


Дорогие участники, читатели и заглянувшие на огонёк! Позвольте вас поздравить с успешным возобновлением давней форумной традиции – конкурсов фанфиков!
На этот конкурс было прислано 9 работ - не так уж мало. Читаем, обсуждаем, голосуем, выбираем победителя!

Правила голосования:
Как и было обещано – так как количество фанфиков больше пяти, то предлагается оценочная система «тайного голосования».

- голосование анонимное, оценки высылаются в ЛС организатору Annie (на форуме или вконтакте).
- голосующий ставит каждому конкурсному фанфику оценку от 1 (низшей) до 5 (высшей). Оценить нужно каждую работу.
- оценку «5» можно поставить только одному фанфику. Остальные оценки могут повторяться – то есть, можно поставить нескольким фанфикам одинаковые баллы. Желательно использовать все оценки.
- участники конкурса (авторы работ) тоже могут голосовать, ставя себе средний балл – «3».
- по истечении срока голосования, организатор подсчитает баллы, поставленные каждой работе, и объявит победителя и призёров – соответственно, те работы, которые получат больше всех баллов. Промежуточные результаты публиковаться не будут, но при подведении итогов будет объявлено, кто сколько баллов набрал в итоге.

Окончание голосования – 5 апреля (воскресенье) в 18.00 по московскому времени. После 18.00 подведение итогов.

Правила обсуждения:
- приветствуется обсуждение работ, отзывы, рецензии (только, пожалуйста, без перехода на личности авторов;Не в тему: замечу кстати, что организаторы сами на свой конкурс не писали, зато здесь есть работы авторов, которые ещё никогда в форумных конкурсах не участвовали).
- напоминаю об анонимности до окончания голосования. Нарушением этого правила будет считаться, если сам автор назовёт себя или от своего логина проговорится о своей работе. В таком случае у фанфика вычитается один балл.
- при большой необходимости авторы могут отвечать на вопросы читателей от анонимного логина анонимус всея форума, пароль от которого будет выслан всем авторам в ЛС сразу после публикации текстов. Будьте внимательны при ответах, не раскрывайте свою личность даже намёками. Также можно воспользоваться посредничеством организатора Annie.

И ещё несколько пожеланий:
- напоминаю, что у нас конкурс по обоим канонам - и по А.Волкову, и по С.Сухинову, и работы имеются так же по обоим. Если кто-то не знает канон С.Сухинова, можно оценивать "как оридж".
- напоминаю о том, что положительные отзывы всегда приятнее критики. Хотелось бы, чтобы в отзывах к работам была, по крайней мере, не только критика, но и похвала. На взгляд организатора, каждую работу есть за что похвалить.
- если в обсуждении случится всплеск негатива, оргам придётся беспокоить администратора просьбами навести порядок. А этого делать не хочется. Так что давайте жить дружно
- больше позитива! Это первый конкурс после долгого перерыва, и очень хотелось бы, чтобы от него остались приятные воспоминания и впечатления.

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Новых ответов нет , стр: 1 2 3 4 5 6 All [см. все]


Принцесса Изумрудного города




Пост N: 3735
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Замечания: За личные оскорбления и обсуждение действий администрацииЗа хамство и повторное обсуждение действий администрации после предупреждения
Награды: :ms34::ms97::ms96::ms84::ms24::ms24::ms86::ms85::ms102::ms103::ms106:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.20 18:00. Заголовок: Название: Лилипут-по..


Название: Лилипут-поджигатель
Автор: Лерелахит
Рейтинг: PG-13
Жанр: комедия, драма
Размер: мини
Аннотация: Урфин Джюс, ещё до «Огненного бога», но уже после «Деревянных солдат».


Великан снова направил лампу прямо ему в лицо.
- Повторяю, как вы оказались на месте преступления?
Но такая грубость только разжигала в Урфине упрямство. Он злобно усмехался, думая, что из него никто ничего не выбьет никакими пытками.
- Я повторяю – силой колдовства!

***

Оглядываясь в прошлое, и вспоминая, как он пришёл к такому, Урфин признавал, что натворил глупостей. Порой ему казалось, что всю эту дурацкую затею вообще не следовало начинать.
Не следовало снова заходить в пещеру Гингемы.
В прошлый раз он её уже обыскивал, и толку что-то не было. Ни книги, ни уж тем более серебряных башмачков не нашлось. У него складывалось впечатление, что он роется в помойке, а не в вещах могучей волшебницы.
Нет же, потянуло его второй раз в эту мерзкую дыру!
И самое главное, ведь он же нашёл что-то полезное! Отрывок из колдовской книги, содержащий заклинание... Смысл которого Джюс не понял, и не долго думая, решил узнать практическим путём. А именно, прочитав заклинание вслух.
Сначала ничего не произошло. А затем мир поплыл перед глазами свергнутого короля и буквально на глазах поменялся.
Исчезла пещера, появилась довольно странная комнатка. Хотя бы чистая, и на том спасибо. Запах странный, резковатый. Урфин, не успевший испугаться и удивиться, присел на диван и слабо рассмеялся. Обрывок бумаги с заклинанием сотворил невесть что и благополучно рассыпался от времени.
Урфин затряс головой, пытаясь проснуться. Не получилось. Он огляделся ещё раз. Всё та же комната, прилизанная до тошноты. Всё тот же диван, мягкий, словно кровати в Изумрудном дворце. Всё то же чёрное зеркало посреди стены.
Джюса это зеркало заинтересовало в первую очередь. Похоже было, будто он очутился во дворце какого-нибудь могущественного волшебника.
«Это было бы, на самом деле, неплохо, - подумал Урфин. – Если это злой волшебник, можно пойти к нему в услужение и попытаться узнать его секреты. А если добрый... Что ж, он меня не знает! В худшем случае просто попрошу вернуть меня обратно».
Урфин ободрился и стал с интересом оглядывать комнату. В целом, она отличалась от дворцовых палат только крайней простотой мебели. Стены были оклеены странными блестящими обоями, но в остальном ничего странного, кроме чёрного зеркала, Урфин не заметил.
В любом случае, при первом осмотре. После того, как столяр набрался наглости и открыл один из ящиков, там обнаружилось немало странного.
Для начала там он обнаружил бумажные коробки, странные и непривычные. Они были маленькими, но бумага была толще, чем обычная, и тоньше, чем та, блестящая, приклеенная к стенам. А когда Урфин открыл коробку и увидел там какие-то шарики, его удивление возросло во стократ. Шарики были обмотаны плёнкой, напоминающей очень тонкую и прозрачную кожу.
Определённо, что-то волшебное, решил Урфин, и, наученный горьким опытом, не стал их трогать. Вместо этого он перешёл к другим вещам в ящике. Там было нечто квадратное непонятного материала, соединённое с тонким шнуром из тоже непонятного материала. На конце шнура виднелось что-то железное.
Ещё в ящике он обнаружил нечто прямоугольное, с маленькими кнопочками. Урфин очень осторожно осмотрел это нечто, чтобы не нажать случайно одну из них. С каждой новой вещью он вёл себя точно также – брал в руки, осматривал, клал на место.
Ещё больше странностей он нашёл, выйдя из комнаты и пройдя в другие. Одна из них смутно напоминала ванную, которая была в Фиолетовом и Изумрудном дворцах, только эта была очень уж тесная. Но зачем торчали трубы из стен? Урфину казалось, что он догадывается, и поэтому на сей раз любопытство пересилило осторожность. Столяр осторожно подёргал рычажок рядом с трубами. Из труб полилась вода, и Урфин живо вернул рычажок на место.
- Это по меньшей мере понятно, – заключил Джюс и облегчённо выдохнул.
Ещё одна комната, и снова слишком тесная для такого могущественного колдуна. А в том, что хозяин комнат могущественный колдун, Урфин даже не сомневался. Вся мебель, все двери и все окна были рассчитаны на человека по меньшей мере в полтора раза крупнее, чем Урфин, и это наводило на мысли о ненавистном Великане из-за гор. А этот великан, если верить болтовне Жевунов, волшебник, почти такой же сильный, как и сама Фея. Гингема была намного выше ростом, чем обычные люди, Виллина, по слухам, тоже. Вывод напрашивался сам собой. Урфин Джюс искренне думал, что попал лишь в закуток огромного дворца, пока очередная дверь не оказалась заперта.
Вот с этого момента, пожалуй, следовало напрячься. Но Урфин успокоил себя:
- Хозяин дворца обязательно скоро придёт. Он обязательно скоро явится и отопрёт меня.

***

Великан на время ушёл в другую комнату, и появилась великанша. Джюс раздражённо перевёл на неё упрямый взгляд.
- Давайте начнём с несложных вопросов, – предложила она, отводя лампу от его лица. – Ведь надо же нам понять, как вы там оказались?
- Я же говорил...
- Силой колдовства, так силой колдовства, – иронически согласилась она. – Но ведь откуда-то вы должны были знать, что хозяин квартиры уехал в недельный тур именно три дня назад?

***

Урфин осторожно обшарил каждую мелочь в этих чудесных палатах. Самыми интересными для него стали следующие предметы:
- Чёрное зеркало посреди стены.
- Другое чёрное зеркало, отчего-то лежащее горизонтально.
- Коробка с кнопками.
- Коробка, висящая под потолком, с зарешёченными отверстиями.
- Круглые изделия из стекла, установленные в подобиях люстр. Что они дают свет – очевидно, но вот каким образом?
- Маленькие двойные отверстия в стене. Иногда рядом с ними лежали шнуры с вилками. Соединять вилки и дырочки Джюс не решился.
- Большая коробка, соединённая шнурами с ещё одним чёрным зеркалом (любит же этот колдун шнуры и зеркала!).
- Некое подобие железного забора, очень толстого, неполного, непонятно зачем нужного.
Исследовав всё, что можно, Урфин уселся на кровать и начал терпеливо ждать. Любопытство неслабо подтачивало это терпение, но Джюс из одного упрямства продержался два часа, читая надписи на банках. Банки эти Урфин нашёл в шкафу, от которого веяло холодом и который столяр прозвал «холодильным». Написанные очень мелко, эти надписи напоминали заклинания.
Ещё полчаса Джюс продержался, любуясь пламенем зажигалки. Но это пламя возвратило ему не самые приятные мысли – мысли о мести. И мести в первую очередь тому, кому эта зажигалка раньше принадлежала.
Бездействие начало тяготить, скука стала давить на виски. Свергнутый король ходил по комнате, словно тигр по клетке. Он думал уже выбраться через окно, но этот путь пресёкся сразу же. Комната оказалась на немыслимой высоте – улица с неё виднелась, словно на дне глубокого оврага. Нечего было и надеяться спуститься туда по верёвке из скрученных простыней – не говоря уже о том, что Джюс совершенно не собирался злить колдуна и портить его простыни.
Изнывая от скуки, Урфин лёг в кровать и попытался уснуть. К несчастью, спал он совсем недавно, ещё у себя дома, в Когиде. Урфин проворочался ещё полчаса (время он определял по плоскому кругу, висящим на стене. Разделённый на двенадцать частей, с быстро бегущей стрелкой, этот круг не оставлял сомнений в своём предназначении).
Джюс вскочил с кровати и принялся колотить в запертую дверь. Смутно сознавая, что ему не отопрут, он всё же бился в неё, чтобы хоть как-то занять время.
- ВЫ-ПУ-СТИ-ТЕ МЕ-НЯ!!! ВЫ-ПУ-СТИ-ТЕ МЕ-НЯ!!! – кричал Джюс, колотя в дверь руками и ногами. – ТУ-ПА-Я ДВЕРЬ!!!
Затем, очухавшись, попытался вспомнить заклинание. Увы, тщетно. От бормотания неведомых слов никакого эффекта не произошло. Джюс, решив немного преступить границы вежливости, достал из ящика какую-то записную книжку, карандаш, и стал рисовать.
Вернее, чертить. Он чертил схемы летающих монстров, ползучих зверей, которых он создал бы, если бы у него снова очутился в руках живительный порошок. Он придумывал планы нападения на Изумрудный город, броню, которая защищала бы его новых солдат от огня. Не забыл он и Железного Дровосека – целых десять страниц было посвящено планам его уничтожения или, на худой конец, обездвиживания. Тут нужно было придумать ловушку.
Злые и властные мечты, как это обычно и случалось, увлекли Джюса надолго. Он вернулся в реальность из-за двух вещей.
Первая – на улице сгустились тучи, так что в комнате стало темно.
Вторая – живот немножечко подвело от голода.
Джюс снова решил, что не слишком разозлит волшебника, если раздобудет себе еды. Да и, говоря по правде, уважение к неведомому могущественному колдуну потихоньку исчезало, вытесняемое злостью, голодом и скукой.
В «холодильном ящике» явно была еда. Урфин нашёл там бутылку с какой-то жидкостью, какие-то два жалких сморщенных яблочка, много банок с чем-то, похожим на варенье или приправу, несвежий хлеб в мешке из тонкой и прозрачной кожи. Всё остальное было только в закрытых пакетах или в железных банках. Джюс предположил, что холодильный ящик весь полон едой.
Два жалких яблочка голод не утолили. Несвежий хлеб тоже, да и глотать его пришлось через силу. С опаской Урфин запил его жидкостью из бутылки и вздохнул с облегчением. Вместо какого-нибудь магического зелья в бутылке оказалось обыкновенное вино.

***

Великан качал головой, удерживая серьёзное выражение лица из последних сил. Рядом с ним сидела молодая великанша, держащая в руке тетрадь и... Наверное, магический аналог пера. Она смотрела на него с укоризной.
- Вот выдали бы нам нормальные диктофоны... Давай уже без шуток, запишем показания, а этот подпишется. И хватит ржать!
- Сперва ты эти показания выслушай, а потом «хватит ржать»! – отвечал ей великан. – Итак, уважаемый... Урфин Джюс, отвечайте, зачем вы подожгли мебель и документацию потерпевшего?

***

К несчастью, Джюс очень редко напивался, ибо почти никогда не бывал на праздниках своих соседей и односельчан. Да и не любил одинокий столяр без нужды заходить на шумный базар Жевунов и что-нибудь там покупать. Воспоминания о юности промелькнули у Урфина перед глазами, и он залпом осушил ещё один стакан.
- Паршивая еда у этого колдунишки, – пробормотал, пьянея, Урфин. – А вот вино неплохое.
Он вернулся в спальню и проверил время по часам. Они показывали, если только Джюс верно понял значение циферблата, четыре часа после полудня. «Потерплю до вечера», - решил упрямый столяр.
Чтобы занять время до этого самого вечера, Урфин распаковал в холодильном ящике всё, что мог распаковать. Увы, мало чего полезного он там обнаружил. В одном пакете оказалось скисшее молоко, в другом остатки варенья, в третьем, похоже, горчица. В пакете из непонятного шуршащего материала Джюс нашёл нечто посъедобней – тоненькие пряные треугольники, непонятно из чего сделанные, но вкусные. Увы, их было нестерпимо мало, и они только разожгли аппетит злосчастного завоевателя. С горя Урфин выпил ещё один стакан.
Оставались только железные банки и сырое мясо, которое хранилось в ещё более холодном ящике «холодильного шкафа». Мысль о том, чтобы есть сырое мясо, вызвало у Джюса лишь тошноту, так что он решил как-нибудь открыть железные банки. В них определённо что-то было, потому что при тряске из них слышался шуршащий звук. Урфин рискнул и что есть силы ударил по их поверхности ножом. Его усилия увенчались успехом – тонкая крышка проломилась, и из неё просочился ароматный соус. Доломав крышки окончательно, незваный гость обнаружил под ними замаринованную в масле рыбу.
Вскрыв все железные банки и утолив более или менее голод, Джюс взял себя в руки. Несмотря на опьянение, он сообразил, что если так пойдёт и дальше, прекрасные комнаты скоро превратятся в свинарник. Действуя по велению интуиции, Урфин привёл комнату в порядок и положил записную книжку на место. Он даже протёр стол, пользуясь текущей из кранов водой. А затем снова принялся за исследование, теперь более подробное.
Теперь он нажимал на каждый рычажок, который ему удавалось встретить. Он научился включать и выключать свет, смог найти туалетную комнату, чему был несказанно рад. Забравшись на стул, он дотянулся до кнопок на холодильном шкафе, но они ничего не дали, кроме противного писка. Некоторые рычажки вообще не давали эффекта, и Джюс возвращал их в исходное положение.
Но не всё прошло без последствий. Из-за его исследований бочка в одной из железных коробок начала крутиться, чёрное зеркало, соединённое шнурами, зажглось. Оно показало светящуюся картину с изображениями и подписями. «Диск C», «Диск D», «Мой компьютер», «Не открывать!!!»... Все эти подписи были настолько странные, что Урфин больше не решился трогать зеркало и его коробку. А исследование кнопок на небольшом продолговатом изделии привело к включению другого, главного (как казалось Джюсу) зеркала. И вот тут началась хоть капельку понятная магия – зеркало показало людей.
Но эти люди... Урфин просто не мог оторвать взгляда от сумасшествия, изображённого на поверхности колдовского зеркала. На его глазах девушка беззвучно орала на каменную голову, затем ссорилась со своим отражением, затем начала вытворять совершенно немыслимые выкрутасы и крушить стены дворца, по которому гуляла. Иногда она пристально глядела из зеркала, и Урфину становилось страшно – а что если эта сумасшедшая колдунья доберётся до него? К его великому облегчению, вскоре зеркало стало показывать совсем другое.
Это «совсем другое» было намного более мирным и спокойным. Какая-то женщина не спеша, прохаживаясь по саду, рассказывала о способах выращивания помидоров, дынь, винограда... Джюс даже заинтересовался и улёгся на кровати поудобнее, чтобы послушать. Кое-что оказалось для него новым, и свергнутый король снова достал записную книжку, заполняя её страницы уже куда более мирными планами.
Стемнело. Женщина и её сад исчезли, а вместо неё снова началось сумасшествие. Какой-то несчастный начал надуваться, словно воздушный шар, и дальше Урфин решил не смотреть и выключил зеркало.
Ещё раз он обошёл дом. Второе зеркало погасло само, бочка перестала крутиться. Чувствуя себя очень слабым, Урфин снова улёгся в кровать и на сей раз заснул крепким сном.
На следующий день Джюс встал очень поздно. Голова трещала, живот крутило, глаза отчего-то горели огнём. А хозяина палат всё не было видно!
Урфин решил не ждать больше у моря погоды и выломать дверь. К несчастью, эта дверь, рассчитанная на людей вдвое крупнее, не поддалась. Множество отчаянных попыток выломать её окончились лишь отбитыми плечами и ногами. Урфин подошёл к окну и крепко задумался.
«Дверь не поддаётся, - думал он. – Окно слишком высоко. Но там, внизу, ходят люди. Попробую привлечь их внимание».
Урфин раскрыл окно и громко закричал:
- Помогите! Я заперт здесь и не могу выйти! Помогите!
К несчастью для него, в самый разгар рабочего дня никого из соседей не оказалось дома, а до людей, гуляющих внизу, голос Урфина не долетал. Ещё несколько раз он звал на помощь, пока не решил, что это бесполезно. Голова у него закружилась, а тут ещё и голод снова напомнил о себе. Джюс через силу доел ещё более несвежий хлеб, из осторожности запив водой, а не вином. Затем его мысли возвратились к мясу.
Сырое мясо он есть был не в силах, а ни в одной комнате не было ничего, напоминающего печку. Не было даже подобия печи, в которую можно было бы класть пищу. Была крутящаяся бочка, был холодильный шкаф. Вероятно, волшебник как-то решал проблему готовки, но Урфин-то волшебником не был!
Джюс проклинал и заклинание, и волшебника, и себя самого, за то, что так глупо потерял полтора дня, надеясь на возвращение хозяина этих проклятых комнат! Ещё раз он попробовал привлечь внимание людей, выбрасывая из окна тарелки, книги, и всё другое, что не могло разбить кому-нибудь голову. Но обратил ли кто-нибудь на это внимание, не было видно с той огромной высоты. Поэтому мало-помалу Урфин начал отчаиваться.
«Плохо дело, - подумал он, запустив руки в волосы. – Так я погибну глупо и бессмысленно. Надо найти способ выломать дверь».
Он тщетно обыскал комнаты в поисках хоть чего-нибудь, напоминающего пилу или топор, или хотя бы сверло. Разозлившись, схватил кухонный нож и стал пилить обшивку двери рядом с ручкой. Не обращая внимание на голод, на кружащуюся голову, Джюс пытался пропилить хотя бы окошко наружу. Сил ему придавало ещё и то, что дерево медленно, очень медленно, но всё-таки поддавалось. И Урфин пилил дверь добрых два с половиной часа... Пока не наткнулся на железную обивку. Руки его задрожали, голова закружилась, и столяр, обессиленный, медленно сполз на пол.
Когда головокружение прошло, Джюс поднялся на ноги.
- Нельзя сдаваться. – прошипел он сквозь зубы. – Я не погибну здесь! Для начала восстановлю силы.
Пусть никакого подобия печки нет – он сам её устроит. Для бодрости Урфин выпил всё оставшееся вино и принялся за работу. Для начала он нашёл сковородку, затем зашёл в ванную комнату – почти единственную комнату, выложенную камнем, а не оклеенную бумагой. И в этой самой ванной комнате он устроил импровизированный костёр.
Вся бумага, найденная в доме, пошла на растопку, всё хоть немного деревянное было пущено в дело. Напрягая все силы, Урфин разломал маленькую табуреточку для ног, затем распилил её ножки кухонным ножом. Оставалось только поднести зажигалку, когда Урфина отвлёк громкий стук в дверь и крики:
- Откройте, полиция!

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 3736
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Замечания: За личные оскорбления и обсуждение действий администрацииЗа хамство и повторное обсуждение действий администрации после предупреждения
Награды: :ms34::ms97::ms96::ms84::ms24::ms24::ms86::ms85::ms102::ms103::ms106:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.20 18:02. Заголовок: Название: Между моло..


Название: Между молотом и наковальней
Автор: Капрал Бефар
Рейтинг: PG-13
Жанр: джен; пропущенная сцена, AU
Размер: 3662 слова
Аннотация: Аргут
Предупреждения: дополнительный персонаж канона С.Сухинова

Дверь была приоткрыта, и это значило...
На самом деле это, разумеется, не значило ни черта. Но Стругу было удобней истолковать как приглашение войти.
Хватит. Он дал Аргуту достаточно времени побыть наедине с собой. Всё как по учебнику, пресловутые стадии Кюблер-Росс в чистом виде. Отрицание, гнев (ещё какой!), торг... Сами это проходили - и там, под каббарскими нагайками, и здесь, осознав перспективы.
Но с депрессией у него затянулось. Приходится вмешаться.
Аргут одетым лежал на диване, уткнувшись лицом в подушку. Это, впрочем, не спасало от расползающегося по комнате перегара.
Тазик, предусмотрительно поставленный возле дивана, пуст и чист. Хорошо это или плохо - сейчас выяснится...
- Фыфыфыфы? - не отрываясь от подушки, промычал Аргут. То ли "Который час?", то ли "Зачем пришёл?" Интонация, во всяком случае, вопросительная.
- Тебя это в самом деле интересует?
Хищные стаи психологов не зря годами клевали мозг. Бронебойный вопросоответ выскочил сам собой и достиг цели. Аргут всё-таки приподнял лицо, уставившись куда-то сквозь Струга бессмысленным взглядом.
- Что вы тут пьёте? - прохрипел, отплёвываясь собственными волосками из всклокоченной бороды.
Коммуникативное правило "трёх вопросов" требовало на этот раз конкретного ответа. Пусть даже вопрос был совершенно риторическим.
- Я - ничего. У меня рука должна работать за две.
Взгляд Аргута, всё ещё туманный, предсказуемо опустился в район его левой кисти. В район - потому что сфокусировать его никак не удавалось. Струг было машинально одёрнул руку, но в последний миг удержал. Пусть себе любуется. Мизинец подчистую, от безымянного и среднего по фаланге, остальное скрючено. Для неизвестного с амнезией, без документов и медицинской страховки, с ним ещё хорошо повозились, пытаясь спасти всё, что можно. Не из бескорыстного человеколюбия, а чтобы не повесить на социальные службы нового инвалида, ухудшив репутационный рейтинг клиники. А так кисть на месте и отчасти функционирует. Сейчас, когда деньги завелись, можно было бы сделать пластическую операцию, убрав шрамы - но зачем?
- А меня, значит, травишь? - заметил Аргут с той замороженной полуулыбкой, когда уголки губ слегка дёргаются и надолго застывают в таком положении.
Он не без усилий со второй попытки уселся на диване, зацепил ногой таз, прокомментировал его гулкий грохот по-мигунски затейливо, с двойными кеннингами и усложнённой синтаксической структурой. Столь развитые речевые конструкции даже на автомате неизбежно приводят в чувство, так что можно было рассчитывать на продолжение разговора. Похмельный синдром у него развиться не успел.
- Ну извини, - Струг старательно придал своему голосу интонацию раскаяния. - Более мягкие способы тебя угомонить я перепробовал.
- Башка - что медный колокол. Тяжёлая и гудит...
- А внутри колёсики - тик-ток, тик-ток?
- Вот-вот, - опрометчиво кивнул Аргут и скривился от боли в висках. Кивать не стоило.
- Я тебе не рассказывал, почему ушёл из Фиолетовой страны к Жевунам? - усмехнулся Струг.
- Нет.
- Надо же, какое упущение... Тогда слушай. В те далёкие времена на весенней ярмарке в Басте по обычаю проходил конкурс кузнецов и механиков. Каждый норовил блеснуть мастерством, удивить народ, оспорить звание наилучшего. Я сделал большого кузнечика, который прыгал, стрекотал весёлые мелодии и сам под них плясал. Уже ощущал на голове приятную тяжесть Стального венка. И вдруг твой будущий папашка, совсем ещё пацан, никому не известный, приводит медного человека, который не только двигается, как настоящий, но и разговаривает. По заданной программе, металлическим голосом, по слогам - тик-ток! - но мы с моим кузнечиком на его фоне безнадёжно пролетали. Вот у меня и взыграла обида. Лучше, думаю, быть первым в Голубой стане, чем вторым в Фиолетовой...
- Погоди, - напряжённо задумался Аргут. - Ведь это было ещё при Бастинде? А как же она тебя отпустила?
- Веришь - без понятия! Как-то удалось. Талант у меня, видать, такой - уходить оттуда, откуда не дано другим. И то на сей раз не очень удачно вышло, - Струг демонстративно поднял изуродованную кисть.
Широкие плечи Аргута вдруг затряслись, и Стругу показалось, что тазик сейчас всё-таки понадобится. Но нет, это были спазмы душащего смеха, который он несколько секунд тщетно пытался сдержать. Оно и к лучшему: обойдёмся без натурализма и удержимся на низком рейтинге.
- Но ведь ты в итоге взял реванш? - с трудом пробилось сквозь смех. - И не просто показал своего Железного Дровосека Фиолетовой стране, а усадил на её трон!
- Не моего, - Струг хмуро скривился. - Да, протезы и их механизм - тонкая работа, но стать органическими частями тела Гуда Керли, а затем и полностью его заменить - не моя заслуга. Магия Гингемы, заколдовавшей его топор.
Здесь он не может сделать железный протез даже для собственной кисти. Не потому только, что ей не суждено ожить - одной рукой без помощника даже не выковать. А с помощниками тут напряг. При фантастических, сносящих крышу технологиях у людей напрочь утеряны навыки мастерства.
Потому так взыграло сердце радостью, когда Ланга, в последнее время зачастившая выходить на связь через Сферу, сообщила о кузнеце (и каком!) в Тёмном отряде. Идея забрать его сюда, если их миссия провалится, принадлежала Стругу. Но Принцесса Тьмы благосклонно согласилась.
- Нет, правда, интересно выходит, - продолжал веселиться Аргут. - Мало того, что нас гнала в одном направлении одна и та же страсть - зависть и тщеславие - так и с объектом зависти зеркалочка. У тебя - к моему отцу, у меня - к твоему творению.
Аргут продолжал называть Дровосека его творением, игнорируя возражения.
В таком заблуждении пребывал и Пакир. Может быть, и впрямь Мастер Гуд - тот железный силач, который по пророчеству затворит Врата Тьмы, да только Стругу о том неведомо. А ведь его похитили в Подземную страну как раз для того, чтобы выбить из него эту тайну.
Он и этого не знал. Просто на всякий случай сбежал по дороге, растворившись в толпе рабов на строительстве Лестницы.
Безумный поступок, конечно. Видно же, что он не Рудокоп. Пакир бы нашёл его в два счёта.
Но Ланга успела раньше.
Вернее, именно ей Пакир поручил его найти, если пойманный действительно Струг. Она и нашла. Но отвела не к Пакиру.
Ситуация простая, говорила она жёстким и презрительным тоном. Тебе суждено сдохнуть, но я дарю небольшой шанс выжить. Для начала испытаю на тебе заклятие возвращения молодости, которое нашла в библиотеке Пакира. Ты не первый, к кому я пытаюсь его применить, поэтому шансов на успех больше, чем у твоих предшественников. Если выживешь, предстоит работёнка по специальности.
Он выжил, хотя не очень-то и хотелось. Корчась на холодном каменном полу под сверлящим взглядом Ланги, которая регулярно наведывалась наблюдать результат и корректировать заклинание.
А "работёнка" его поначалу ужаснула. Огромные железные врата, створки которых скреплены полусферой из вложенных друг в друга зубчатых колёс. Утоплена в их поверхность, как в воду. Что ещё удивительнее, колёса соединены каким-то невообразимым, умопомрачительным способом, словно в четвёртом измерении, уходя при этом в пятое...
Разобраться в устройстве замкà, ставила ему задачу Ланга тем же ледяным голосом, починить и снять. Тогда ты сможешь уйти через них в Большой мир, заперев с той стороны, так что открыть отсюда их будет невозможно. Время у тебя есть: заклятие сработало, ты молодеешь. Правда, в любой момент Пакир нас может разоблачить. В лучшем случае я успею тебя убить, чтобы ты не проболтался под пытками. В худшем он убьёт нас обоих, и это будет во сто крат мучительнее.
Веры в успех у Струга не было. Но дерзкий вызов его мастерству зацепил. Да, это вам не кузнечик. И пусть приз - возможность свалить из этого кошмара - кажется недостижимым, но умереть в борьбе за него как-то приятнее, чем сорваться с Лестницы, споткнувшись под тяжестью на горбу, или загнуться от антисанитарии в вонючем бараке.
Аргут между тем поднялся с дивана, медленно доковылял к окну и упёрся в подоконник. Шумное авеню расстилалось под ним - квартплата просто так низкой не бывает. Пробок в это время суток не было, поэтому вереница машин катила внушительным напором по пять полос в каждую сторону. Впервые узрев эту картину, Аргут проникся трепетом. "Колдовство?" - спросил недоверчиво. Колдовства он очень не любил. "Техника", - торжествующе объяснил Струг, надеясь крепко зацепить его этим крючком за Большой мир. Они же, в конце концов, родственные души.
Но видимо, он переоценил это родство.
Нет, поначалу глаза Аргута горели и разбегались при виде чудес и диковинок Большого мира, а огромные, обманчиво неуклюжие на вид лапы совершенно по-детски тянулись изучить, как всё устроено. После того вопроса Стругу пришлось прочесть целую лекцию о двигателях внутреннего сгорания и в конце концов отфутболить к литературе. Читать Аргут не умел, но схемы были красноречивы, и он зарылся в них с щенячьим восторгом, а Струг тихо радовался.
Преждевременно, как оказалось. До принятия Аргутом новой реальности было ещё слишком далеко и извилисто... В конце концов, вот, пришлось умиротворять с помощью алкоголя.
Сердце его оставалось в Волшебной стране, откуда он был взят так внезапно и жёстко. Поэтому Большой мир быстро утратил эффект новизны и отторгался. Болезненно, мучительно.
Родство родством, но пережитый опыт у них слишком уж разный. Оба опалены Пакиром, у обоих выжжена душа, но у каждого по-своему. Поэтому и волновали Аргута вопросы, которые самому Стругу в голову не приходили.
- Почему она тебе помогает? Что за игру ведёт против Пакира?
- Не знаю, - вынужден был признаться Аргут. - Какая разница? Если бы подобное предложил мне сам Пакир - я бы и тогда согласился. Лишь бы вырваться оттуда.
За многие десятилетия, проведенные в разгадывании головоломки, Ланга не стала относиться к нему мягче, и Струг начинал догадываться, в чём тут дело. Ненавидя лютой ненавистью Железного Дровосека, разбившего сердце её матери, она логично переносила это отношение и на кузнеца, из-за которого Гуд Керли стал таким бессердечным.
И всё же со временем она делалась всё разговорчивей и откровенней. Струг узнал, что замóк-сфера был повреждён Пакиром при попытке открыть врата в Большой мир. Сейчас они для него неприоритетны, но когда будет добыто Чёрное Пламя, оно легко уничтожит Сферу, распахнув врата. Сами створки Пламени не под силу, поэтому если они будут заперты с другой стороны, Большому миру ничто не угрожает. Сейчас сюда можно попасть через Волшебную страну, но когда туда придёт Тьма, эта возможность тоже будет закрыта.
Теперь, пройдя через Врата, Струг точно знал, что Ланга говорила правду. А выяснять, зачем ей это, какую цель преследует... В тех условиях это было таким же праздным вопросом, как интересоваться, зачем ей заклятие возвращения молодости. Он примерно догадывался, на какую реакцию нарвётся, вздумай о таком спросить.
- А если она что-то замышляет против Большого мира? - не отступал Аргут.
Струг пожимал широкими плечами:
- Что и как? Она общается со мной через Сферу, но её волшебство здесь не действует, подчинить себе она меня не может. А я не только открываю Врата, но и контролирую, кого через них пропускать.
Врата со стороны Большого мира были невидимы и мобильны. Где Сфера, там и они. Сфера лежала за стенкой в соседней комнате, в небрежно брошенном рюкзаке Струга, с которым он колесил по свету. И более того: подобные невидимые врата отсюда можно было открыть на территории Волшебной страны. В очень немногих местах, где она смыкается с Подземной, но район горы Трёх братьев и Красного озера входит в их число. Чем и воспользовались.
- Разве что я сам возненавижу Большой мир настолько, что захочу его погибели. Но с чего бы это вдруг? Он очень удобен для жизни - думаю, ты и сам успел в этом убедиться. Одна проблема: с покалеченной рукой я не могу делать и половины того, на что способен, и зарабатывать столько, сколько заслуживаю. Поэтому очень рассчитываю на твою помощь.
- Да ты вроде бы и так роскошно живёшь, - проворчал Аргут, не оборачиваясь от окна. - Вода в дом, свет по щелчку, новости на стену... И без всякого колдовства.
Струг невольно улыбнулся. "Новости на стену" гостю давались с трудом. Никак не мог уяснить разницу с магическим зеркалом - то словами пытался командовать, то недоверчиво вертел телевизионный пульт и допытывался, на какие кнопки надо нажать, чтобы ему показали работу двигателя в разрезе. Стругу пришлось его разочаровать, терпеливо втолковывая, что до такого здешняя техника дойдёт, наверное, лет через двадцать. А пока остаётся переключать каналы и искать что-нибудь по интересам. Вроде бы понял, но уже через полчаса пытался запустить этим пультом микроволновку. Ещё и рассчитывая, что бургеры за прозрачной дверцей тоже появятся по его щелчку, как изображение на экране...
- Видишь, - заметил Струг назидательно, - в Большом мире тоже есть свои преимущества.
- Кто спорит? Я же говорю - шикарно живёшь, - в голосе Аргута зазвучали привычные завистливые нотки. - Куда ещё лучше? Мой Железный зáмок - убожество по сравнению...
- Скажешь тоже! По здешним меркам это почти что за чертой бедности.
- Значит, вы тут зажрались.
- Не исключено. Но приходится соответствовать стандартам.
Аргут наконец-то повернулся к нему и впился совершенно трезвым взглядом:
- Я хочу домой.
- Бред, - коротко отрезал Струг. Он уже смирился с тем, что рано или поздно это услышит, и заранее приготовил ответ.
Ответ действительно был лучшим из рассмотренных ста сорока вариантов. Но Аргута он не убедил.
- Ты в самом деле не понимаешь? - он медленно, но неотвратимо начинал вскипать, и Струг пока что не понимал, как сбавить огонь. - Думаешь, я смогу наслаждаться здесь спокойной жизнью, словно ничего не произошло? После Тёмного отряда, куда меня занесло то ли колдовством Пакира, то ли собственной дуростью, после того, как мы едва не завладели мечом Торна, после того, как я вот этими самыми руками собственным молотом повредил Железного Дровосека...
- Вот только не надо переоценивать себя и свой молот, - ехидным смешком перебил Струг поток его пафосных излияний. - Дровосека из строя Ланга магией вывела. Отняла душу - чтобы тебя спасти, как мы с ней договаривались. То бишь не только ради этого, конечно, а то опять навоображаешь невесть чего. Во-первых, у неё с ним свои семейные счёты, во-вторых, показать Пакиру свою лояльность, в-третьих, будет о чём поторговаться со Светлыми, если вдруг что. Ну и ты удачно подвернулся по остаточному принципу.
Аргут только отмахнулся раздражённо:
- Не имеет значения. И уж тем более мне без разницы, что вы там с Лангой обо мне порешали за моей спиной. Помощник ему нужен! А моего мнения спросить?
- Это тот случай, когда выбирать не приходится, - усмехнулся Струг в полной уверенности, что возразить на это нечего.
И ошибся.
- Выбор есть всегда, - столь же уверенно ответил Аргут. Таким тоном озвучивают очевидные и неоспоримые вещи. - У тебя там он тоже был - принять предложение Ланги или оказаться и умереть. А меня протащили без сознания через Врата и поставили перед фактом. Зашибись! Нет уж, пусть прозвучит и мой голос. А ты его выслушаешь.
Его упрямство Стругу даже импонировало. Когда-то он сам был таким упрямым. Пока не выбили всё упрямство в Подземной стране - ещё до появления Ланги с её предложением, от которого невозможно было отказаться...
- Выслушаю, - покорно ответил Струг. - Не вопрос. Только не пытайся меня убедить, что действительно хочешь вернуться. Не поверю.
Аргут грузно налёг на подоконник спиной, склонил голову.
- Хочу, не хочу... Просто должен. Знаю, что ты сейчас скажешь. Да, ничего хорошего меня там не ждёт. С одной стороны Пакир, свирепый на Тёмный отряд из-за провала его миссии, с другой, жители Волшебной страны, для которых я предатель и слуга Тьмы. Особенно Мигуны - они-то ни про какую Лангу знать не знают, все видели, что их любимый правитель пал в единоборстве со мной... Но именно потому я обязан ответить за свои поступки. А если получится, то и искупить...
- Невротическая мотивация, - сказал Струг. - На почве посттравматического стрессового расстройства. Головой-ка подумай: что и как ты собрался искупать?
- Очень просто, - ответил Аргут после продолжительного раздумья и снова надолго замолчал. Затем нехотя объяснил: - Может быть, удастся повоевать на другой стороне.
Струг расхохотался. На этот раз совершенно искренне:
- Повоевать? Ты в самом деле веришь, что возможна какая-то война, кроме полной и безоговорочной капитуляции? Неужели даже в Тёмном отряде ты ни черта не понял? Да ты понятия не имеешь, что такое Пакир, какая это несокрушимая сила...
Вся перелопаченная литература по психологии побоку. Тщательно разложенные по полочкам эмоции встряхнуло, выбило закупоривавшие пробки, пошла реакция.
- Я был там, понимаешь? В последнем кругу Ада, на остове Горн. Я изнутри видел эту мощь, которую невозможно остановить. Он будет делать то, что хочет, ни с кем не считаясь, и никто пикнуть не посмеет. В одну ночь - раз, и "Сосенки наши"! А Виллина, так называемая Хранительница Волшебной страны, только белую мантию жуёт беззубым ртом. Где деревня? Ничего не знаем, сама взяла и ушла в Лес Призраков. Какой такой Пакир? мы его не видели. Выразим глубокую обеспокоенность на пару со Стеллой, и на этом всё. Кого волнует, что целая деревня Жевунов постепенно вымирает за Бесконечной стеной, что живые люди загибаются в Лесу Призраков или становятся рабами в Подземной стране? Этого ж никто не видит. Предадим их, чтобы спасти других. Откупимся от Пакира малой кровью, замирим - авось успокоится и не попрёт дальше. Он и успокоился. На несколько десятилетий. А теперь - раз! и земля разверзлась прямо под дворцом самой Виллины. И твари из бездны на его руинах. Завтра Пакир захочет оттяпать Бесконечной стеной всю Голубую страну - и сделает это так же легко и без всяких проблем. Да ты ведь на собственной шкуре испытал, как свободно, по-хозяйски орудует он в Волшебной стране уже сегодня. Подчиняет своей воле кого угодно...
- Не кого угодно, - возразил Аргут мрачно, и лица воинов Тёмного отряда пронеслись перед его внутренним взором. - Только тех, в чьей душе уже поселилась Тьма...
Струг смерил его снисходительно-сочувственным взглядом.
- Я тебя умоляю! Меня тут, пока не вырвался из этих социальных программ, столько мучили всякой психотерапией, всё пытались восстановить память и идентичность. Особенно когда уже засветился со своими профессиональными навыками. Так что в душах я теперь немного разбираюсь. Здесь в их исследовании продвинулись не хуже, чем в технологиях. То, что ты отождествляешь с Тьмой, есть абсолютно в каждом. И к каждому при желании можно подобрать свой ключ.
- Ничего, - упёрто стоял на своём Аргут, - поборемся. Если надо - начав с собственного сердца.
- Нет, вы только поглядите! Поборется он... Ты видел хотя бы каббаров? У которых все разговоры только о "вставании с колен" и "последнем броске наверх". Уж не знаю, с чего бы это им ощущать себя на коленях, но даже к нам, жалким рабам на строительстве Лестницы тупорылые пылали таким гневом... Что будет, когда они выберутся наверх, боюсь и представить. Но если бы только каббары! От одного вида каждой из скульптур на ступенях Лестницы каменеет сердце и замерзает кровь. А когда откроются Врата Тьмы (а они откроются, и никакие сказки о железном силаче не станут помехой), когда оригиналы этих тварей вознесутся по Лестнице и выйдут на поверхность... Волшебницам тогда уже не придётся жевать мантии - их просто порвут вместе с ними...
Он затих, пытаясь укротить захлестнувшие чувства. Молчал и Аргут.
- Волшебная страна обречена. Можно сказать, её уже нет. Вопрос решён. Самое смешное - как накануне её гибели туда ломанулись из Большого мира эти чудики, Сказочный народ... Если бы знали, что предстоит в ближайшие месяцы, валили бы оттуда - наперегонки, по головам, затаптывая друг друга... Тебе единственному реально представилась такая возможность - и ты её не ценишь?
- Не ценю. Наверное, у меня другие ценности, - тихо ответил Аргут.
- Какая ценность у бессмысленного прыжка в бездну? Это не твоя война. И она уже проиграна.
Струг не ожидал, что нога меланхоличного собеседника вдруг окажется на уровне его груди и ударит в неё с такой силой. Поэтому отлетел прямо к двери.
- Рот закрой! - орал Аргут. - С той стороны!
Несколько секунд, всё ещё сидя на полу, Струг пытался вникнуть в смысл этой фразы. Если вторая её половина относится всё-таки к двери, то нет, он этого не сделает. Он держит с другой стороны другую, куда более важную дверь. В каком-то смысле он Хранитель Большого мира. И справляется со своими обязанностями пока что получше Виллины, не говоря уж о её преемнице, семидесятипятилетнем подростке, пресловутой Элли из Канзаса (они там и понятия не имеют, какая дыра этот Канзас)... А значит, будет бороться за Аргута до упора.
Аргут тем временем на тех же повышенных тонах излагал всё, что думает о Струге, Пакире, Ланге и таинственных отношениях внутри их треугольника.
- Тише ты, - шипел Струг. - Стены тонкие, соседи знаешь что могут о нас подумать? Хотя нет, лучше тебе этого не знать...
Про тонкие стены можно было и не рассказывать. Музыка, под которую вечерами расслаблялись эти самые соседи, звучала так, что Аргут легко различал слова. И в отличие от приятных его слуху металлических ритмов, они лишь терзали сердце и нагнетали тоску. "Find it so grim, so true, so real"... Мерзко. Правдиво. Реально.
Струг привстал, убедился, что новый удар без предупреждения ему не грозит, поднялся окончательно.
- Ты ещё главного не знаешь, - начал, всё ещё осторожно косясь на Аргута после столь неожиданной вспышки. - Я ведь не рассказывал, что случилось с моей рукой, а ты деликатно не спрашивал... Ланга предупреждала меня, что врата пропускают лишь тех, кого ничто не держит за ними. Мне казалось, я вполне такой человек. Преданные и забытые Волшебной страной Сосенки, каторжный труд на строительстве Лестницы, казематы Ланги... Такое не хочется хранить даже в воспоминаниях. Но оказывается, после всех кошмаров у меня оставалась роковая зацепка за родину. Пройти Врата прошёл, но вот, - он снова поднял свою клешню.
Аргут молчал, переваривая услышанное.
- Значит, меня тоже могло покалечить? И даже уничтожить?
- Ну... мы с Лангой рассудили, что в эти минуты тебя за Волшебную страну точно держать ничто не будет. И не ошиблись, как видишь. Теперь понимаешь, что если в эту сторону ты прошёл без проблем, то в обратную...
И снова погрузился в молчание Аргут, и Струг уже торжествовал победу.
Но нет.
- Нет, - сказал Аргут решительно и спокойно. - Я многое передумал за эти дни. Сейчас Волшебная страна меня неумолимо зовёт, а пребывание здесь приносит лишь боль. Я уверен...
- Я тоже был уверен, - перебил его Струг.
- Всё может быть. Но даже если я ошибаюсь, для меня это лучше, чем оставаться здесь. И это не просто слова.
Струг с яростью хлопнул дверью.
Следующие трое суток они не общались. Аргут часами сидел без движения и пялился в телевизор. Сперва не отрывал равнодушного взгляда от рекламы и тупых развлекательных шоу. Затем начал активно щёлкать пультом, как-то вдруг сразу освоив эту премудрость. Под конец зависал в основном на канале "Дискавери".
А потом пришёл Струг. Без предупреждения и стука.
- Ланга даёт добро, - сказал он устало. - У меня не получится пересказать её ругань, хотя очень хотелось бы, чтобы её услышал ты, а не я. Короче, она ставит два условия. Или ты их принимаешь, или перестаёшь морочить голову.
Аргут молча и неподвижно ждал продолжения.
- Во-первых, если перемещение пройдёт успешно, она сотрёт тебе память об этих днях. Потому что рисковать не собирается.
Аргут молчал печально, но понимающе.
- Во-вторых, никаких здешних гаджетов и устройств брать с собой не разрешает. По той же причине.
Аргут наконец-то шелохнулся.
- Устройств - понятно. А чертежи?
Струг задумался.
- За чертежи разговора не было. Надо уточнить. Может быть, и разрешит. Да только что они тебе дадут? Подумай реально - что ты сможешь воспроизвести там кустарным способом? Огнестрельное оружие? Даже не пытайся. И потом, твоя память будет стёрта - вместе со всем, что ты тут передумал и до чего додумался. И никто не знает, куда там повернутся твои мысли и против кого тебе взбрендится это оружие применить...
- Да, оружие, пожалуй, как-то...
Аргут умолк на полуфразе, вспоминая свой Железный замок и кособокую кузницу под его стеной, огромные запасы угля для её беспрерывной работы. Скосился в сторону окна с автострадой.
- Если она разрешит, - сказал после долгой паузы, - подготовишь мне чертежи паровоза?

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 3737
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Замечания: За личные оскорбления и обсуждение действий администрацииЗа хамство и повторное обсуждение действий администрации после предупреждения
Награды: :ms34::ms97::ms96::ms84::ms24::ms24::ms86::ms85::ms102::ms103::ms106:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.20 18:11. Заголовок: Название: Служу Изум..


Название: Служу Изумрудному городу
Автор: Donald
Рейтинг: PG-13
Жанр:драма, приключения
Размер:мини (2404 слова)
Аннотация: Дин Гиор
Предупреждения: AU, батальные сцены.

Примечание организатора:
когда я задавала в условиях конкурса таймлайн "от 1900 года до наших дней", тема о таймлайне в каноне Волкова ещё не была поднята, и соответственно ещё не была высказана мысль, что "ранний таймлайн" мог быть настолько ранним - аж в 1870х годах. Если бы я об этом знала раньше, я бы задала более расширенный промежуток с учётом всех вариантов. Поэтому автор получил разрешение перенести события в более ранние годы, какие считал нужным.



Предчувствие чего-то плохого появилось сразу, как только Дина Гиора вызвал Гудвин. Как и обычно, волшебник разговаривал через дверь.
- Объяви: завтра я отправляюсь навестить своего старого друга, волшебника Солнце. Пусть горожане соберутся на центральной площади.
- Вы покидаете город? – Дин прикусил язык. Не стоило задавать вопросов Великому и Ужасному, но мысль, что впервые с тех пор, как он себя помнил, Изумрудный город останется без Гудвина, испугала его ни на шутку.
- Так складываются обстоятельства, - загадочно ответил Гудвин и добавил, - ты запомнил приказ?
Что-что, а такой приказ забыть трудно. На негнущихся от волнения ногах Дин двинулся выполнять волю Гудвина.

***
Вечерело. Взволнованные новостью горожане расходились по домам, а Дин Гиор тоскливо шёл назад во дворец. На душе у Длиннобородого Солдата скребли кошки. Как может Великий и Ужасный волшебник оставить город? Пусть Гингема и Бастинда мертвы, но кто знает, может быть, есть другие злые колдуньи, которые будут угрожать Изумрудному городу? Или у Гингемы и Бастинды найдутся наследники? Если в отсутствие Гудвина на Изумрудный город нападут ему, Дину Гиору, придётся держать оборону одному. И долго он не продержится.
Воображаемые картины врагов, врывающихся в Изумрудный город, притупили внимание Солдата, и он чуть не врезался в фонарный столб.
Дин вздрогнул. Он находился на центральной площади, а посреди неё рабочие устанавливали странную конструкцию – огромная корзина, способная вместить человек десять, висело в воздухе, увлекаемая вверх огромным шаром, но несколько крепких мужчин тянули её к земле верёвками, пока другие привязывали ещё одну верёвку к деревянному помосту. Руководил работами старик в потёртой зелёной куртке.
- Что здесь происходит? – поинтересовался Дин Гиор, когда рабочие наконец привязали корзину к помосту.
- Вы же сами объявили: Великий и Ужасный Гудвин завтра улетает в гости к Солнцу. А мы выполняем его приказ, готовим воздушный шар – так он его называет, - старик уважительно поднял руку вверх. – Когда-то именно на этом шаре Гудвин прилетел к нам, как сейчас помню, я ещё пацаном был… Вся деревня сбежалась смотреть. На нём же Гудвин завтра улетит.
- Улетит на шаре? В этой корзине? – неожиданная мысль заставила Дина Гиора остановиться. Он дождался, когда рабочие разойдутся с площади, поднялся на помост и заглянул в корзину. У бортов были расставлены несколько крупных сундуков и пара бочек.
А что если он спрячется в один из них, и когда Гудвин полетит, уговорит его вернуться? Вряд ли волшебник ожидает такой наглости, но, в конце концов, Дин Гиор давал присягу Изумрудному городу, клялся сделать всё для защиты горожан. Разве не его долг предотвратить отлёт волшебника? Без Гудвина город будет в опасности.
Решение было принято. Убедившись, что уже стемнело, и случайные прохожие не могут его увидеть, Дин Гиор запрыгнул в корзину, и залез в одну из бочек, предварительно вылив оттуда за борт корзины всю воду.

***
Дин Гиор проснулся от криков толпы. Кое-как шевеля затёкшими конечностями, он слушал, как Гудвин прощается с горожанами и оставляет правителем вместо себя Страшилу Мудрого. Затем корзину тряхнуло, и крики стали стихать.
«Пора», - подумал Дин Гиор и выбил крышку бочки головой. Стоявший в корзине пожилой человек ростом значительно ниже Дина, но чуть выше большинства горожан испуганно отскочил к противоположному краю корзину.
- Что? Кто посмел? Солдат?!
- Вы Гудвин? – удивлённо воскликнул Дин. – Вы не должны бросать Изумрудный город! Без вас все жители в опасности. Кто защитит, если появится новая злая волшебница? Вы не должны улетать!
- Дурак, - ошеломлённо качал головой Гудвин. – Ты пробрался сюда, чтобы меня остановить? Да как ты посмел!
Дин сам уже не очень понимал, как он посмел совершить такую неслыханную наглость, но оправдываться было поздно.
- Служу Изумрудному городу! Вы сами принимали у меня присягу. А в интересах города вы должны остаться.
Гудвин схватился за голову.
- Дурак… - повторил он. – Знай же, что я никакой не волшебник! Я обычный человек, только родился в далёкой стране за Кругосветными горами. Почти сорок лет назад меня ураганом занесло в вашу страну, и я решил, что выдать себя за волшебника – отличная идея, чтобы не стать жертвой Гингемы или Бастинды. А теперь их нет, и я возвращаюсь домой.
- Но как же, - Дин не верил своим ушам, - вы превращались в огненный шар, русалку, шестилапого...
- Всё это куклы. Бедный мальчик, - Гудвина, казалось, вот-вот заплачет. – Ты действовал из лучших побуждений, и мне хотелось бы вернуть тебя в Изумрудный город, но я не могу. Мы уже высоко, и летим над Розовой страной, а если я посажу шар, то не смогу взлететь снова, и никогда не вернусь в свой родной Канзас. Придётся тебе лететь вместе со мной.

***
Полёт продолжался большую часть дня. Солнце уже начинало садиться, когда воздушный шар опустился возле узкой проезжей дороги.
Пока Гудвин возился с шаром, Дин Гиор понуро оглядывал окрестности: вдоль дороги по обе стороны простирались заросли ковыля, сорговника и бизоновой травы. Дикая прерия, совсем не похожая на зелёные луга и леса его родной страны. Теперь, когда Кругосветные горы остались далеко позади, и они прилетели на таинственную родину Гудвина, Солдат отчётливо понял всю опрометчивость своих действий.
Он ведь не только не помог Изумрудному городу, он подвёл его! Оставил пост, поддавшись слабости и глупой идее, что ему следует лезть в дела правителя. Что, если на Изумрудный город в самом деле нападут враги? А он, единственный Солдат, находится здесь, в далёкой унылой степи без всякой возможности вернуться?!
Тем временем Гудвин тоже вылез из корзины.
- Неудачно вышло, я рассчитывал сесть поближе к какому-нибудь городку или деревне… Впрочем, полчаса назад мы пролетали над небольшой деревушкой – и нас, похоже, заметили, - он указал в сторону, противоположную той, куда смотрел Дин Гиор. Вдалеке на дороге виднелись маленькие фигуры всадников. Кто-то заметил приблизившийся шар и спешил к нему. – Говорить буду я, - на всякий случай предупредил волшебник (Дин Гиор всё ещё не мог смириться с мыслью, что Гудвин оказался мнимым чародеем), что было лишним: Дин и так испуганно молчал.
К шару подъехали три всадника. На всех троих были одинаковые синие мундиры.
- Уважаемые господа! – картинно воскликнул Гудвин, разведя руки в полупоклоне. – Мы артисты из странствующего цирка, в результате несчастного случая унесённые ветром от места последней стоянки. Не могли бы вы сказать, где мы сейчас находимся?
-В опасные места вас занесло, господа артисты. Вы в нераспределённых землях*, возле самой границы штата Канзас. Повезло, что мы заметили вас, патрулируя эти места. Несколько дней назад на соседнюю деревню было нападение шайеннов**.
Гудвин отчётливо выругался.
- Вот уж не повезло, так не повезло. Господа военные, вы не могли бы помочь нам добраться до ближайшего поселения? И найти повозку? Видите ли, у меня в шаре достаточно ценных вещей… Я заплачу.
- Боюсь, тогда вам придётся подождать здесь на свой страх и риск, пока вы доскачем до деревни и вернёмся обратно с повозкой, - всадник смотрел на Гудвина и Дина Гиора как полных идиотов. - Вижу, сабля у вас есть… Могу одолжить револьвер. Если это спасёт вас от индейцев…
Гудвин хмуро посмотрел на Дина Гиора, на боку у которого действительно висела сабля, затем на шар, снова на Дина Гиора и наконец – на всадника.
- Я согласен, мистер…
- Лейтенант Джон Уитерс. Мы постараемся вернуться как можно быстрее, мистер…
- Джеймс Гудвин. А мой коллега – Дин Гиор.
- …мистер Гудвин. Всё-таки не хочется, чтобы эти дикари убили белого человека, пусть даже вы и не нашли себе более достойного мужчины дела, чем цирк.
На этом разговор был окончен. Лейтенант Уитерс кинул в руки Гудвину револьвер в кобуре, и всадники, развернувшись, поскакали прочь от шара. В одном им можно было верить – судя по тому, что коней сразу пустили галопом, намерение вернуться как можно быстрее не было ложью.
- Кто эти люди? – спросил Дин Гиор, когда всадники превратились в три точки на горизонте. – И кто такие шайенны?
- Эти люди – солдаты армии Северо-Американских Штатов, страны, в которой я родился, и в которой мы сейчас находимся, - хрипло ответил Гудвин. Волнуясь, он расхаживал взад-вперёд по дороге. – Я рассчитывал, что мы приземлимся в Канзасе, в обжитых местах. Но мы перелетели дальше, и оказались на территориях, населённых индейцами – воинственными дикарями. Шайенны – одно из индейских племён.
- Но в чём суть конфликта? – продолжал расспросы Солдат. – Здесь не хватает земли для всех?
- Видишь ли… - начал было Гудвин, как вдруг его глаза расширились, и он указал куда-то за спину Дина Гиора. – Берегись!
Дин Гиор удивлённо отскочил в сторону – и вовремя: в воздухе просвистел томагавк и вонзился в корзину воздушного шара. Если бы Солдат не отпрыгнул, томагавк попал бы ему в спину.
Из зарослей сорговника к воздушному шару бежали трое краснокожих мужчин, каждый ростом не уступал Дину Гиору. Раздался оглушительный грохот, заставивший Солдата прикрыть уши руками – это Гудвин выстрелил из револьвера. Один из индейцев повалился на землю, но оба оставшихся атаковали: один метнул томагавк, заставив Гудвина уворачиваться и выронить револьвер, второй, в руках у которого была кавалерийская сабля, бросился на Дина Гиора.
Зазвенела сталь – Солдат успел выхватить свою саблю и встретить противника. Это был его первый настоящий бой, пятнадцать лет назад он был слишком юн, чтобы пойти на войну с Бастиндой. С той войны не вернулся отец Дина Гиора, и именно это подтолкнуло будущего Солдата учить воинские приёмы по старым летописям.
И летописи не подвели. Ему даже не требовалось думать – тренированные руки сами выполняли наиболее подходящие для боя заученные приёмы. Индеец, явно шокированный тем, что странный бородач в нелепой зелёной одежде оказался искусным фехтовальщиком, отступал. Через минуту он упал, сражённый саблей Дина Гиора.
- Дин, помоги!
Солдат обернулся. На противоположной обочине дороги Гудвин был повергнут на землю третьим индейцем, уже занёсшим томагавк над головой Великого и Ужасного. Оброненный револьвер так и остался валяться в дорожной пыли в десяти шагах левее.
Думать было некогда. Дин изо всех метнул саблю, и пронзённый индеец свалился в траву.
Гудвин, тяжело дыша, поднялся и поковылял к револьверу.
- Ты спас мне жизнь.
- Служу Изумрудному городу! – как же странно звучали эти слова на усеянной трупами индейцев просёлочной дороге среди прерии…
Следующие часы Гудвин и Дин Гиор провели в бдительности: волшебник не выпускал из рук револьвера, Солдат вооружился двумя саблями, оба вздрагивали от каждого шороха. Но индейцы больше не появились: очевидно, трое нападавших были разведывательной группой, решившей, что странные артисты окажутся лёгкой добычей.
Когда совсем стемнело, прибыли лейтенант Уитерс и солдаты с повозкой. Сундуки Гудвина погрузили на повозку, лейтенант поблагодарил Дина Гиора за вклад в борьбу с кровожадными индейцами, и они двинулись в сторону ближайшего поселения.

***
В городке Уичито, который, по мнению Дина Гиора, стоило скорее назвать посёлком – до Изумрудного города эти полсотни домов явно не дотягивали – нашёлся банк, где Гудвин обменял золотые слитки и драгоценные камни из сундучка на доллары.
- Вот теперь заживём, - довольно сказал волшебник, потирая руки. – Больше никаких индейцев, никаких приключений, и тем более – никаких колдуний. Хватит с меня!
- Что же вы намерены делать? – спросил Дин Гиор, стараясь не думать о том, что будет делать он сам. Большой мир оказался враждебным и однообразным: везде либо дикие луга, либо пшеничные и кукурузные поля, через которые шли пыльные дороги, полные солдат, ковбоев и прочих людей, вооружённых жутким убивающим на расстоянии огнестрельным оружием. Каждую ночь Солдату снилась Волшебная страна: зелёные леса, окружавшие деревню, где он провёл детство, тихие безопасные улицы Изумрудного города…
- Куплю помещение, заведу бакалейную лавку. Это лучше, чем трактир – по крайней мере, пьяный сброд ко мне вряд ли заглянет. Конечно, золота и драгоценностей мне бы хватило на то, чтобы провести старость, ничего не делая, но здесь так нельзя. Сразу заподозрят что-нибудь неладное и ограбят, никакой шериф не спасёт. Будешь работать у меня?
Гудвин остановился и пристально посмотрел на Дина Гиора. Тот замялся.
- Я думал, может, вы одолжите мне немного денег? Я найду другого воздухоплавателя, ведь не единственный же вы, где-нибудь да встретится бродячий цирк. А воздухоплаватель вернёт меня на родину…
Гудвин вздохнул.
- Сынок, не тешь себя напрасными надеждами, - он грустно смотрел на Дина Гиора. – Просто так дорогу в Волшебную страну не найдёт ни один воздухоплаватель. Мой шар занесло в неё ураганом, домик девочки Элли тоже занесло в неё ураганом, и оба урагана имели не природное – нет, они имели колдовское происхождение! Их вызвала Гингема, которой больше нет в живых. Не будет новых волшебных ураганов, никого больше не занесёт по воздуху в Волшебную страну. Идём со мной, сынок, мне пригодится работник, тем более, что с тобой всегда можно вспомнить былые деньки.
С болью Дин Гиор слушал объяснения Гудвина. Сердце Солдата сжалось, когда Великий и Ужасный говорил о невозможности попасть в Волшебную страну.
Улица городка уходила вперёд. Мимо Дина Гиора и Гудвина проскакали два всадника в шляпах, подняв облако пыли, на крыльцо трактира напротив вышел старый негр и начал подметать крыльцо. Из открытого окна доносилась брань.
«И в этом месте мне придётся жить остаток жизни», – подумал Дин Гиор. – «Что ж, раз судьба решила так сильно наказать меня за глупость, видно, так мне и надо…».
- Я пойду с вами, Великий и Ужасный.
Гудвин улыбнулся.
- Называй мне просто Джеймс, сынок.

***
Прошёл год. Торговля в лавке Гудвина шла успешно. Дин Гиор научился стоять за прилавком, добывать товар у местных купцов, гордо называвших себя «деловыми людьми», освоил стрельбу из револьвера – на безоружного человека в городках на границе с индейской территорией смотрели снисходительно. Свою знаменитую бороду он укоротил вчетверо – если в Изумрудном городе, стоя на посту, времени ухаживать за ней хватало, то в Канзасе борода только пачкалась в пыли и мешала в работе.
Однажды, возвращаясь в лавку после переговоров с доставщиками зерна, бывший Солдат застал у Гудвина странных гостей. Одним был высокий кряжистый мужчина в тельняшке, вместо одной ноги у которого была деревяшка, а вторая… Вторую Дин Гиор узнал бы из тысячи девочек.
Напротив Гудвина сидела Элли, фея Убивающего домика, и явно заканчивала какой-то напряжённый разговор.
- Нет, не поеду! – почти кричал Гудвин в момент, когда Дин Гиор входил в комнату. – Хватит с меня волшебников, волшебниц и всяких волшебных дел!
- Что происходит? – спросил Дин Гиор, оглядывая собравшихся.
- Они хотят, чтобы я поехал с ними в Волшебную страну, - ответил Гудвин и протянул Дину нечто, оказавшее плотным древесном листом, на котором были нарисованы Железный Дровосек и Страшила, находящиеся за решёткой!
- Так значит, на Изумрудный город на самом деле напали враги… - прошептал Дин, сжимая лист. События годичной давности словно встали у него перед глазами. Он не должен был лезть в воздушный шар, не должен был бросать Изумрудный город!
Элли смотрела на Дина с надеждой. Конечно же, она его узнала, даже не смотря на обычную для Канзаса одежду и бороду, теперь заканчивающуюся на подбородке.
- Я поеду с вами, госпожа фея.
- Ты хочешь меня бросить? – возмутился Гудвин. Дин посмотрел тому прямо в глаза. Время, когда он благоговел перед Великим и Ужасным давно закончилась.
- Я служу Изумрудному городу, а не вам.
Элли улыбнулась.
- Не знаю, как вы намерены попасть в Волшебную страну, - сказал ей Дин Гиор. – Но я отправлюсь с вами. Даже если дорога будет опасной, а враги могущественными волшебниками, меня это не страшит. Теперь у меня есть револьвер.


_____________

Примечания:
*в 1834-1890 годах на территории современного штата Оклахома находились «Индейские территории», выделенные правительством США под проживание индейских племён. После Войны на независимость США земли племён, выступивших в войне на стороне южан, были отторгнуты, в результате чего образовались так называемые «нераспределённые земли», в 1890 году преобразованные в территорию Оклахома.
**шайенны – племя индейцев, в 1860-х и 1870-х годах активно воевавших с белыми поселенцами.


Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 3738
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Замечания: За личные оскорбления и обсуждение действий администрацииЗа хамство и повторное обсуждение действий администрации после предупреждения
Награды: :ms34::ms97::ms96::ms84::ms24::ms24::ms86::ms85::ms102::ms103::ms106:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.20 18:15. Заголовок: Название: Застройщик..


Название: Застройщик с Кругосветных гор
Автор: ЛуллаЛулла
Рейтинг: G
Жанр: джен, фэнтези
Размер: драббл
Аннотация: Тилли-Вилли



Железные ограды у Дэйва охотно закупали четыре дизайнерские конторы. Городок разрастался. Кирпич блоками отгружался сразу трём строительным концернам. Ещё около дюжины мелких покупателей роились на площадке с образцами. Для новых поставок требовался ангар попросторнее. Делец оформил место под склад и нанял застройщика. Странный на вид железный трудяга-великан требовал много смазки и краски. В придачу, следом за ним с ближайшей свалки прибегали полчища слесарей и металлистов. Дэйву приходилось отстёгивать свои кровные на ремонт стального верзилы.
Зато работу необычный подрядчик делал отменно и быстро. И приспичило же Дэйву довериться великану и оставить его без присмотра всего на пару суток:
- Тилли, а это что, я не понял, такой большой и на резных ножках, стол?!
- Хозяин, это место для поедания яблочных рулетиков, выпивания морса, а также рисования картинок.
- Не понял, Тилли, что значит «рулетиков»? Что значит «рисования картинок»? Я же заказал тебе место для брусчатки и кирпичей с досками.
- Ну как, же, хозяин. На столе можно разложить кучу бумаги и чертить рисунки для дорог из вашей брусчатки. Закусывать яблочными рулетиками с морсом. А кирпичи, хозяин, вы будете хранить вон в том углу. Угол я приготовил большой.
Дэйв смотрел на железного верзилу в упор и лихорадочно обдумывал услышанное:
- Тилли, мы делаем склад для кирпича и стройматериалов на окраине пригорода рядом со свалкой.
- Конечно, хозяин, но вы же люди? – спешился Тилли.
- Люди.
- Значит вам надо это, самое, как его, «творить». Вот я вам место для этого и сделал. Можно творить чертежи, попутно закусывать яблочными рулетиками, морс пить.
Дэйв лихорадочно осматривал пространство, стараясь прийти в себя:
- А это что, лестница на второй этаж? Второй этаж?!
- Ну да. Ещё смотрите, вон каток наверх, и по нему можно тащить ящики с брусчаткой.
- Тилли, как бы это, спросить повежливей. Зачем их тащить на второй этаж, если есть первый?
-Ну так первый будет занят фонтаном.
-Каким ещё фонтаном? Тилли, мы делаем склад для кирпича и стройматериалов в пригороде на отшибе, около свалки.
- Я понимаю, хозяин, но вы же люди?
- И что из этого? – Дэйв начинал сердиться.
- Ну как же, хозяин. Фонтан вам нужен для отдыха и всяческого созерцания. Вам же надо отдыхать душой, когда вы толкаете по катку ящики с брусчаткой.
Дэйв хотел, было, что-нибудь возразить, но почувствовал всю бесполезность предстоящего спора:
- Тилли, я не верю своим глазам, это что, камин и отопление? Зачем? У нас же простой склад для кирпича и досок.
- Я помню, хозяин, помню. Я просто подумал, что вылюди. Люди же?
- Люди, Тилли. Этот вопрос начинает меня раздражать.
- Следовательно, вам кроме «созерцания», нужны «уют» и «комфорт». А тут у вас зима, холод и вода в фонтане леденеет. Опять же, рулетики надо где-то готовить, морс варить. И рисовать чертежи на холоде неудобно. Поэтому я решил сделать вам камин прямо на складе, рядом с фонтаном, и отопление.
Дэйв начинал привыкать к новой реальности, но всё ещё надеялся переубедить незадачливого застройщика:
- Тилли, дружище, это же всё непрактично.
- Хозяин, как это непрактично? Вы мне велели выстроить унылую, скучную, широкую, коробку под склад в один этаж. Так?
- Ну так.
- Хозяин, зачем вам такое некрасивое здание? Смотрите, я выстроил двухэтажный дом с балюстрадой, пилястрами, фонтаном, камином, катком для кирпичных блоков и чертёжным столом. И всё на участке вдвое меньше, чем вы просили. Я же вам столько места сберёг. Тут второй дом построить можно.Ну что вы на меня так смотрите? Вы же люди?
- Люди.
- Значит, вам нужна, этак, как её, «эстетика».
- Какая ещё «эстетика»?
- Это нечто красивое. Мне Железный Дровосек фонтан в дворцовом парке показывал, чудесный, и говорил, что это «эстетика». Я поэтому его вам и построил.
- Ясненько, Тилли. Больше тебе твой Дровосек ничего не говорил?
- Говорил, что эстетику можно слушать.
- В смысле?
- Велел замолчать и послушать, как журчит вода в фонтане. Тихо и мелодично.
Дэйв окончательно пришёл в себя:
- Кто такой «Железный Дровосек»?
- Машина, как и я. Живёт на моей родине, в Волшебной стране за горами. У него душа чувствительная. Хотите, я его к вам приглашу? Это просто. Механики говорят, что для этого надо что-то в голову запаять и нервную систему «залить».
- Нет, Тилли, спасибо, конечно, нам тебя хватает.
Тилли не унимался:
- Ещё мне Страшила сказал, что «эстетика» - это когда люди любят красиво кушать. Даже показывал обеденный стол с кружевной скатертью, узорчатой посудой, кувшинами с морсом и такими большими подносами с яблочными рулетиками. Я вам для них даже место отвёл.
- Кто такой Страшила?
- Пугало. Умное. Хотите, я его тоже приглашу. Только я не уверен, что он приедет. Ему, наверное, не получится в голову что-нибудь запаять и «залить».
- Вот это очень рад от тебя слышать, Тилли. А так даже не знаю, что тебе сказать. Послушай, а как там у вас людиуживаются с такими, как вы?
- Ну как, уживаются. Все довольны, вроде. Хозяин, а скажите, а как вы, люди, можете описать вкус яблочных рулетиков? На какой металл он похож? Это как серебро, как медь? Мне интересно очень.
Дэйв окончательно пришёл в себя:
- Ладно, Тилли, я понял, понял. Давай-ка, дружок, мы сделаем так. Первый этаж расширь, как мы вначале договаривались. Фонтан перенеси в от угол у лестницы. Камин пусть будет рядом. Каток убери. Хранить стройматериалы мы будем на первом этаже. А на втором, так и быть, пусть будет место для твоих, как их, «созерцания» с «эстетикой». В смысле, для наших рулетиков. Договорились?
- Ага.
- Ну вот и ладненько. Хорошая машина. Проще согласиться и оставить хотя бы половину, чем объяснить, почему надо всё убрать. А что, может быть это и к лучшему. Попрошу жену напечь мне этих самых рулетиков. А ещё пирог мой любимый с грушами. Сгрузим товар. Станем пить чай с камина. Смотреть на этот фонтан, будь он неладен. А то и правда, сидим на своих досках с кирпичами, как машины какие. Что мы, в самом деле, грузовики какие в ангаре? Ничего, кроме своих серых стен, не видим. А тут, нате вам. Будет теперь и у нас это самое, чтоб их, созерцание, творчество и уют с эстетикой. А что, и в самом деле, разве мы не люди?

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 3739
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Замечания: За личные оскорбления и обсуждение действий администрацииЗа хамство и повторное обсуждение действий администрации после предупреждения
Награды: :ms34::ms97::ms96::ms84::ms24::ms24::ms86::ms85::ms102::ms103::ms106:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.20 18:20. Заголовок: Название: Место под ..


Название: Место под радугой
Автор: Кванга
Рейтинг: G
Жанр: детектив, роуд стори
Размер: мини, 3 943 слова
Аннотация: Ментахо


Ясным июньским утром в небольшую придорожную закусочную, расположенную примерно на половине пути из Денвера в Канзас-Сити, бодрым шагом вошёл загорелый блондин лет сорока, с внешностью настолько стандартной и невыразительной, что встретив его случайно в толпе, вы уже через минуту не смогли бы вспомнить черты его лица. Окинув внимательным взглядом помещение, блондин сделал заказ и подошёл к одному из уже занятых столиков.
– Добрый день, – произнёс он негромко. – Меня зовут Майкл Соммерс. Вы не будете возражать, если я сяду напротив?
Грузный мужчина с добродушным круглым лицом, копной тёмных жёстких волос и густыми бровями вразлёт аккуратно промокнул салфеткой испачканные кетчупом губы и вздохнул:
– Присаживайтесь.
– Благодарю. Мистер, э-э-э...
– Послушайте, мистер Соммерс, – ещё раз вздохнул мужчина. – Вот только не надо делать вид, что вы оказались здесь случайно и не знаете, как меня зовут. Я видел вас в мотеле в Денвере, где вы очень старательно притворялись, что увлечены рекламным буклетом. Я видел ваш «Бьюик» на заправке в Берлингтоне... Вы следите за нами. Зачем?
Соммерс откинулся на спинку, кивком поблагодарил принёсшего чизбургер и кофе молодого официанта.
– Хм, а вы довольно... прямой человек, мистер ТЕЙЛОР ЭМ КИНГ, – сказал он, выделив голосом имя собеседника. – Но так даже лучше. Да, я слежу за вами. Хотите узнать, почему?
– Не очень, – качнул тяжёлой головой Кинг. – Мы с женой вполне законопослушные граждане, совершенно не интересные полиции.
– Могу вас успокоить: я не имею к полицейскому департаменту никакого отношения.
Кинг недоверчиво шевельнул бровями. Они у него и впрямь были выдающиеся. «Больше чем у Брежнева» – вспомнил Соммерс слова шефа.
– Я из НГА, если вам это о чём-нибудь говорит. Национальное агентство геопространственной разведки. Одно из подразделений Министерства Обороны.
– И чем же моя скромная персона заинтересовала военных? Хотите предложить мне поступить к вам на службу? Увы, я слишком стар для того, чтобы заниматься разведкой.
Соммерс улыбнулся, отхлебнул кофе.
– Забавное заявление, мистер Кинг. Особенно в свете моих знаний о вас. Однако со службой вы почти попали. Знаете, как звучит девиз агентства? «Know the Earth, Show the Way» («Знать Землю, показывать путь»).
– Любопытно. Но совершенно ничего не объясняет.
– Мистер Кинг, – Соммерс подался вперёд, пристально глядя на собеседника. – Я знаю кто вы. Я действительно знаю, кто вы и как вас на самом деле зовут.
– Вы будете удивлены, но я тоже это знаю, – Кинг позволил себе лёгкую усмешку. – И всё же при чём здесь ваше агентство?
– При том, что я знаю так же и ОТКУДА вы. Понимаете?
– Нет, не понимаю.
– Ну тогда мне придётся начать с самого сначала... Простите, а ваша жена разве не проголодалась?
– Ей слегка нездоровится. Она отдыхает в машине.
– Ладно. Так вот, мистер Кинг с говорящей фамилией... В сентябре позапрошлого года, на осеннем фестивале в Эвансвилле один из наших агентов подслушал в толпе разговор семилетнего мальчика с родителями... Вы же не будете отрицать, что посещали этот фестиваль? Могу даже назвать точную дату и время.
Кинг вновь едва заметно мотнул головой. Смоляные волосы его, без малейшего признака седины, торчали во все стороны, словно парик у клоуна, но их кажущаяся неопрятность удивительным образом гармонировала с нестандартным обликом этого непробиваемо-уверенного в себе человека.
– Мальчик говорил по-русски. В этом, разумеется, не было ничего удивительного – русских в Штатах много... Но, к счастью, агент в силу своей специализации знал русский язык достаточно для того, чтобы понять о чём идёт речь. Не сказать чтобы этот разговор его очень заинтересовал, но он его запомнил. Мальчик говорил о вас.
Соммерс многозначительно замолчал.
Кинг негромко рассмеялся:
– Это вы так тонко намекаете, что я русский шпион? Причём настолько секретный, что меня походя разоблачил маленький мальчик? Мне уже писать признание?
– Ну что вы, не шпион, нет. А вот насчёт разоблачения... Я вам сейчас процитирую дословно, что именно сказал тот ребёнок.
Соммерс достал из кармана записную книжку, открыл и прочитал по-русски с ужасным акцентом: «Mama, mama, smotri, eto zhe korol Mentaho. Eto tochno on. Ya zhe tebe govoril chto Izumrudnii gorod suschest... – бр-р-р, ну и язык! – ...vuet. Davai sprosim u nego kak tuda proehat». Вам перевести?
– Если вас не затруднит. Я не говорю по-русски, – усмехнулся Кинг. – И что бы вы ни думали, я не агент Москвы. Увы.
– Я знаю, – кивнул Соммерс. – А сказал мальчик вот что. «Мама, смотри, это же король Ментахо. Это точно он. Я же тебе говорил, что Изумрудный город существует. Давай спросим у него как туда проехать».
Некоторое время они выжидающе смотрели друг на друга. Затем Кинг без особого интереса спросил:
– И что ответила русская мама?
– Ну что она могла ответить. Разумеется, она отмахнулась и сказала, что Изумрудный город существует только в сказках и что его придумал писатель Volkoff, – Соммерс скривился. – Эти русские. Они самым бессовестным образом крадут всё, до чего могут дотянуться их загребущие руки. Всему миру известно, что сказку про Изумрудный город написал наш Фрэнк Баум. Впрочем, мы отвлеклись... Итак, вы король Ментахо из Волшебной страны. Русский художник изобразил вас на удивление точно, так, словно вы ему позировали.
Кинг опять засмеялся. Смех у него был на редкость заразительный. Соммерс, однако, от улыбки удержался.
– Вы до сих пор верите в детские сказки? – спросил наконец Кинг. Он посмотрел в окно. Его жена вышла из автомобиля. Видимо, она уже отдохнула и теперь с удовольствием подставляла лицо нежаркому утреннему солнцу.
– Я верю собственным глазам, – отрезал Соммерс. – С вашего позволения, я продолжу. Разумеется, наш агент не обратил особого внимания на слова ребёнка. Но поскольку он следил за русскими – неважно, по какой причине, – он сделал несколько снимков и сдал отчёт с записью разговора куратору, которого этот разговор тоже не заинтересовал. А потом этот отчёт попался на глаза уже мне. И вот я перед вами. Не люблю хвастаться, но я умею замечать и сопоставлять незначительные на первый взгляд факты. И при этом я очень хорошо умею думать, – и он постучал себя пальцем по загорелому лбу.
– Не обижайтесь, Соммерс, но пока я убедился лишь в том, что вы неплохо умеете фантазировать. Впрочем, в таком умении нет ничего плохого. Не пробовали сами сочинять сказки?
– Я знал, что вас так просто не возьмёшь, – Соммерс откинулся на спинку сиденья. – Но у меня есть доказательства более серьёзные, чем слова русского мальчишки, благослови его господь за бойкий язык и хорошую память. Сейчас я вам кое-что покажу.
Он достал из кармана кожаное портмоне и неторопливо расстегнул его.
– Что там у вас? – без особого интереса полюбопытствовал Кинг.
– О, здесь у меня скромный итог очень большой работы, которую мне по вашей милости пришлось проделать. Вы в последние три года много путешествовали, не так ли. А в наше время человек путешествующий обязательно где-нибудь да отметится. Квитанции, чеки, штрафы, уличные фотографы, регистрация в отелях, да мало ли... Вот взгляните, например, на это фото. Узнаёте?
– Кольцо с изумрудом, – кивнул, присмотревшись, Кинг. – Точно такое же прошлой весной украли из нашего номера в отеле «Амбассадор» в Канзас-Сити. Мы собирались пожаловаться администрации, но...
– Но не захотели привлекать к себе внимание полиции штата, – закончил за него Соммерс. – Потому что справедливо опасались разоблачения. Ведь документы у вас... весьма сомнительного происхождения.
– Это всего лишь ваши домыслы. Но неужели вам удалось найти кольцо? Эльвина будет рада.
– Эльвина, – повторил Соммерс, многозначительно выставив перед собой указательный палец. – Заметьте, жену некоего сказочного короля тоже зовут Эльвиной. Такое вот ещё одно совершенно случайное совпадение... Но – продолжим. Увы, кольцо нашёл не я. Воровка-уборщица попалась на очередной краже, и при обыске у неё обнаружили так же и вашу пропажу. Но самое интересное заключается в другом. Оказалось, что изумруд в этом колечке – уникальный. Эксперты, как ни бились, не сумели определить его происхождение. Но мы-то с вами знаем, где добывают подобные изумруды, не так ли, мистер... ладно, пока ещё Кинг? В вашей стране таких изумрудов, я полагаю, много. И не все они сделаны из стекляшек.
– Так вы охотитесь за изумрудами? – в голосе Кинга прозвучало отчётливое разочарование. – Желаете разбогатеть? Исполнить, так сказать, американскую мечту?
– Да Озма с ними, с этими изумрудами! – Соммерс протянул очередную фотографию. – Взгляните.
На снимке была запечатлена миссис Кинг. Она сидела на скамейке в каком-то парке, кормила с рук большую ворону и, судя по всему, что-то ей серьёзно говорила, при этом создавалось впечатление, что ворона в свою очередь очень внимательно её слушает.
– У нас запрещено разговаривать с воронами? – хитро прищурился Кинг.
– Это фото сделано прошлым летом в Уилл Роджерс Парк, в Оклахома-Сити. Как мне удалось узнать, ворону рядом с вами видели в разное время в Санта-Фе, в Гранд-Айленде и в Херингтоне. Казалось бы, что такого?
– Действительно, что такого в том, что некая пожилая пара любит путешествовать и кормить птиц?
– Я бы уточнил очень любит весьма странно путешествовать и кормить весьма странных птиц, которые после этого сразу куда-то улетают. Вот вам ещё одно фото. Омаха, штат Небраска. Район Старого рынка. Декабрь прошлого года.
На этот раз Кинг разглядывал снимок дольше. Соммерс в свою очередь не отрывал глаз от лица собеседника.
– Узнаёте? Характерная физиономия, не так ли? Вне всякого сомнения некто мистер Урфин Джюс. Ещё один персонаж, якобы выдуманный русским писателем. У вас с ним похожие брови, – Соммерс склонился к Кингу и прошептал с жутким акцентом: – Davaite sprosim u tovarischa Dzhusa, kak proehat v Volshebnuiyu stranu... Ради всего святого, но почему русские? Почему они? Где Россия и где Канзас? Вот это меня удивляет, честно говоря, сильнее всего. Поневоле поверишь этим умникам из ФБР, которые во всём подозревают руку Кремля!
– И опять-таки я не вижу в этих фотографиях ничего криминального, – сказал Кинг. – Мы с женой встречались со многими людьми. Собственно, это тоже одна из целей наших поездок. Общение с интересными собеседниками является прекрасным лекарством от одиночества.
– Продолжаете упрямиться? – Соммерс разложил на столе туристическую карту. – Взгляните тогда вот сюда. Здесь отмечены города, в которых вы побывали. Вероятно, не все, но уж точно самые значимые из них. Эвансвилль, Оклахома-Сити, Гранд-Айленд, Уичито, Санта-Фе, Омаха, Спрингфилд... Денвер, наконец, где я вас догнал и увидел воочию. Ничего странного не замечаете?
– Я же сказал, мы с женой любим путешествовать.
Соммерс снял колпачок с тонкого красного фломастера.
– Все эти города находятся вокруг Канзаса. И если их соединить, учитывая даты вашего в них пребывания... Что у нас получается? Видите?
В результате его энергичных действий на карте появилась внушительная звезда, все лучи которой исходили примерно из одного места. Донельзя довольный собой Соммерс откинулся на спинку, торжествующе глядя при этом на Кинга.
– Подобными маршрутами, – он ткнул пальцем в карту, – обычные люди не путешествуют. Туда-сюда, туда-сюда... Съездили – вернулись. Съездили – вернулись. И так три года. Словно вылазки из одного центра, точнее из довольно пустынной местности в штате Канзас. А в Канзасе, смею напомнить, жила некогда маленькая девочка Дороти, которую русские зачем-то переименовали в Элли Смит. Они, видимо, думают, что все американцы носят фамилию Смит, ха-ха!
– Насколько я помню сказку, Волшебная страна Оз находится вовсе не в Канзасе, – заметил Кинг.
– Я скажу сейчас то, что вам прекрасно известно и без меня. Волшебная страна с Изумрудным городом находится в Канзасе. Именно в Канзасе. И это точные сведения. Не забывайте, где я работаю. Геопространственная разведка, если вам это о чём-нибудь говорит.
– Вы хотите сказать, что ваше агентство узнало, где находится Волшебная страна? Или, если верить Бауму, Страна Оз?
– Именно это я и хочу сказать, мистер Ментахо.
Кинг поморщился и протестующе поднял руку, но Соммерс упрямо повторил:
– Мистер Ментахо. Один из семи бывших подземных королей.
– Это кто ещё такие? – удивлённо вздёрнул брови Кинг.
– Вы плохой актёр, мистер Ментахо, – Соммерс покачал пальцем. – И вы совершенно не умеете притворяться. Даже странно, что вас до сих пор никто не разоблачил... кроме меня. Я прочёл книги этого русского Volkoff. Надо признать, занятное чтение. И в отличии от книг Баума, более, я бы сказал, реалистичное. Ни боевых деревьев, ни фарфоровой страны... А деревянные солдаты – это вообще гениально... Нам давно стало известно, что именно в Канзасе существует так называемая аномальная зона, попасть в которую постороннему невозможно. Определить её существование, к сожалению, удалось только по косвенным признакам. Она не отображается на фотографиях, её не разглядеть со спутников, её не видно глазами, в неё нельзя просто взять и войти, но она есть. Не будем сейчас вдаваться в детали, это ни к чему. Факты – упрямая вещь, а они утверждают, что закрытая аномальная зона, а точнее, проход в некий параллельный мир – действительно существует. И я уверен, что вы знаете, как туда попасть. Туда, в вашу чудесную, скрытую от всего мира Волшебную страну. И вот эта схема ваших поездок – тому бесспорное подтверждение.
– Надеюсь, у вас нет намерения арестовать нас прямо здесь? – поинтересовался Кинг. Его спокойствию можно было позавидовать.
– Ну что вы, какой арест! Напротив. Я хочу... – Соммерс нервным движением снял бейсболку, затем вновь надел. – Нет, не так. Я знаю, что вы сейчас возвращатесь, так сказать, в родные пенаты после очередной шпионской вылазки. Поэтому я прошу... Я очень убедительно прошу: возьмите меня с собой, Ваше Бывшее Величество. В моём распоряжении достаточно средств, чтобы оплатить входной билет. Даже если он будет стоить весьма недёшево.
– Знаете, мистер Соммерс, по-моему, наш разговор всё больше напоминает беседу двух умалишённых в палате сумасшедшего дома. Уверяю вас, я не король – как его? – Ментахо. И я не верю ни в какие аномальные или параллельные страны. И я никуда, уж простите, что разочаровываю, не могу вас взять.
– Не убедил? – криво усмехнулся Соммерс.
Кинг аккуратно отодвинул от себя карту и фотографии:
– Не убедили. Честно говоря, всё это – детский лепет. Несерьёзно.
– А ведь у меня много ещё чего есть. Например, снимки отпечатков колёс вашего автомобиля, которые обрываются так, словно в одном месте он исчез неизвестно куда, а в другом – появился неизвестно откуда. И всё это – как раз в районе уже упомянутой мною аномалии. Где-то между Стаффордом и Эллинвудом. Не слишком далеко отсюда. Но самое главное, мистер Ментахо... – Соммерс понизил голос. – Если мы с вами сейчас не договоримся... Стоит мне только позвонить... Понимаете? И уж тогда-то вы не отвертитесь. С государством шутки плохи, оно принимает только один ответ: «Да». И это будет более чем серьёзно. Вам и вашей жене не понравится. Что вы станете делать, если, скажем, все подъезды к аномальной зоне вдруг перекроют воинские патрули?
– Перешли к угрозам?
– Вы не оставляете мне выбора.
– Зачем вы хотите попасть туда? Зачем это вашему агенству? Вам нужна ещё одна колония?
Соммерс подвинулся поближе:
– Только между нами: сейчас я работаю не на агентство, а на очень, вы понимаете, на очень влиятельных людей. При этом более чем состоятельных. Я должен увидеть вашу страну своими глазами. Я должен убедиться, что она – реальна. Мне нужно точно знать, что в неё можно попасть не только с помощью подхваченного ураганом фургончика.
– Ну вот узнаете вы, а что дальше?
– А дальше вам... точнее, вашему правителю – только не говорите, что это в самом деле соломенное чучело, ха-ха! – предложат за достойную плату принять у себя несколько десятков семей. Понимаете?
– Не совсем.
– Хм-м... Как бы вам это объяснить... Вот скажите, только откровенно, жизнь в вашей стране сильно отличается от жизни в нашем мире?
– Сказка не может не отличаться от скучной и обыденной реальности, – сказал Кинг.
– Как вы, однако, осторожны в определениях. Ну и где, по-вашему, жить безопаснее?
– Ответ очевиден. Хотя, если вы читали Баума и Волкова, вы должны знать, что и в Волшебной стране случаются войны и природные катастрофы.
– С которыми вы весьма успешно справляетесь, разве нет?
– Не буду отрицать.
– Ну вот честно, хотели бы вы остаться в нашем мире навсегда?
– Нет. Определённо нет.
– Почему?
– Потому что для бывшего короля Ментахо ваш мир чужой. Потому что его родина там, а не здесь. Потому что, в конце концов, от добра добра не ищут.
– Неужели у нас так плохо? Вам совсем не понравилась наша страна?
– Отчего же, в этой стране очень много хорошего. В ней есть на что посмотреть и чему поучиться.
– Как-то вы это очень осторожно сказали, мистер Ментахо. Словно боитесь обидеть меня нелицеприятной правдой. Не стесняйтесь, я человек не обидчивый, и о язвах современного общества знаю побольше вашего. Вот что в нашей жизни вам больше всего не нравится?
– Что не нравится? – Кинг посмотрел прямо в глаза собеседнику. – Ну, во-первых, вас слишком много. Много людей, много машин, много ненужных вещей, без которых вполне можно обойтись. Это очень утомительно для того, кто привык ценить комфортное уединение. Во-вторых, – от брезгливо отодвинул от себя тарелку с недоеденной пиццей, – мне не нравится вот эта ужасная еда быстрого приготовления, которую почему-то всё равно вновь и вновь хочется есть.
– В неё просто добавляют глюканат натрия.
– Зачем?
– Чтобы увеличить продажи и заработать на этом больше денег.
– Вот это тоже не нравится. Везде деньги, деньги, деньги. У вас всё можно купить и продать. Это ужасно, честно говоря!
– Ну вот тут я бы с вами поспорил. На мой взгляд, это очень хорошо, когда ты можешь купить всё, что тебе хочется.
– При условии наличия в карманах этих денег. А они есть далеко не у всех.
– Увы, тут вы совершенно правы. И это всё?
– Отчего же. Самое главное – это то, что вам всем здесь не хватает... – Кинг задумчиво пожевал мясистыми губами. – М-м-м... Как бы это точнее сформулировать?
– Сказочного волшебства?
– Не хватает уверенности в благополучности собственной судьбы, мистер Соммерс. Такое впечатление, что люди здесь постоянно ждут чего-то очень плохого и страшного, более того, они почти уверены в том, что это страшное с ними непременно случится. И знаете... – Кинг бросил короткий взгляд сквозь окно на прогуливающуюся жену, – Чем дольше я нахожусь среди вас, тем больше я проникаюсь этим вашим... тягостным ожиданием неминуемого апокалипсиса.
– У вас там не так?
– Там совершенно не так. Но, мистер Соммерс, поверьте, у меня нет никакого желания ругать и обвинять в чём-либо вашу страну. У вас в самом деле много хорошего и даже прекрасного. Великолепная природа, удивительные города, чудесные люди...
– Люди, которые обкрадывали вас в отелях и чуть не избили в Денвере?
– Вы и об этом знаете?
– Работа такая, – обозначил скупую улыбку Соммерс.
– Негодяи и воры встречаются везде. Где-то их много, где-то мало.
– В Волшебной стране их мало?
– Я бы сказал – исчезающе мало. По пальцам можно пересчитать. К тому же мы умеем их эффективно перевоспитывать.
Соммерс оглянулся на висящий на стене телевизор, в котором как раз шёл репортаж о жертвах очередного уличного стрелка.
– Этих вот психов с оружием там тоже мало?
– Там их нет совсем. И мне очень хочется, чтобы так и оставалось впредь.
– Вот именно, мистер Ментахо. Вот именно. И после этого вы спрашиваете, почему некоторые люди хотят переселиться к вам. Ваша страна воистину уникальна. Это же абсолютно безопасное место, в котором по определению нет преступников, мафии, наркоманов, сумасшедших террористов, вечно голодных мигрантов, нет вонючих бомжей и настырных попрошаек. Там нет адвокатов и продажных судей, нет непомерных налогов и коррумпированных политиков. Там не бывает биржевых крахов и мировых кризисов. А ещё туда в случае внезапной войны гарантированно не попадут ракеты с ядерными зарядами. Это дорогого стоит. Вы, похоже, и сами не понимаете, что живёте почти в раю. А я представляю людей, которые за доступ в этот рай готовы заплатить очень большие деньги. И не только деньги. Смею надеяться, что и для меня там отыщется тихий уголок. Поверьте, мне многого не надо. Мне хватит скромного домика и обычной уверенности в завтрашнем дне. Ну так что, мистер Тейлор Ментахо Кинг? Что вы на это скажете?
Минут пять прошло в напряжённом молчании. Кинг о чём-то думал, нервно барабаня пальцами по столу. Соммерс терпеливо ждал, старательно скрывая волнение.
– Ну хорошо, – сказал наконец Кинг. – Я согласен, но с одним условием. Мы возьмём только вас и никого больше. А решение насчёт всего остального будет принимать Стра... наш Трижды премудрый правитель.
– Договорились! – просиял Соммерс, убирая бумаги в портмоне. – Я знал, что вы разумный человек. Как мы поедем?
– Будет лучше, если я поеду в вашей машине, а моя жена последует за нами.
На улице, встретив вопросительный взгляд жены, он показал ей глазами на спутника. Эльвина понятливо кивнула.
– Я достаточно поздно догадался о ваших целях, – вздохнул Соммерс, глядя на внушительный крытый прицеп, возвышающийся над «Доджем» Кингов. – Ведь это же очевидно, что вам там многое требуется. Телевизоры, чипсы, кока-кола... Кто-то для вас всё это аккуратно закупал, не так ли?
– Ну что вы, мистер Соммерс, какая кола! Мы покупаем книги, учебники, семена. Нам нужны лекарства, нужны инструменты, познавательные фильмы, обучающие программы... А ваши чипсы, между нами, откровенная отрава. У меня на них аллергия.
Соммерс помялся, затем несколько смущённо спросил:
– Скажите, мистер Ментахо. У вас там в самом деле живут волшебницы, говорящие животные и железные дровосеки?
Ментахо с лёгкой усмешкой покосился на агента:
– Там живут обычные люди. И нет никакого волшебства.
– Значит, Баум всё выдумал? – в голосе Соммерса прозвучало лёгкое разочарование. – Я так и знал. Но всё же жаль. Получается, что и Дороти к вам не попадала?
– Ну, почему же! Вы будете смеяться, но Дороти в самом деле забросило к нам ураганом. Позже она рассказала об этом Бауму, однако тот счёл её историю слишком скучной и добавил в неё всякого-разного, видимо, чтобы книги лучше продавались.
– А русские? Откуда у них столь точные сведения о вашей стране, что они даже знают, как на самом деле выглядят её жители?
– Это долгая история, мистер Соммерс. Вы всё узнаете на месте. Уверяю вас, вы не будете разочарованы... Скажите, вы в каком состоянии желаете пересечь границу Страны Оз?
– А в каком состоянии её можно пересечь? – насторожился Соммерс.
– Существует два способа. Первый очень простой: заснуть здесь, а проснуться уже там. Выбор снотворного за вами. Второй вариант сложнее: можно всё увидеть своими глазами, но при этом испытать продолжительную серию довольно болезненных ощущений. Стык разных миров, аномальная зона, знаете ли...
– Разумеется, я хочу всё увидеть. И плевать мне на неприятные ощущения.
– Ну я так и думал, – Кинг достал из внутреннего кармана плоскую флягу. – У вас есть с собой что-нибудь болеутоляющее? Нет. Тогда выпейте вот это. Иначе можно просто потерять сознание от боли. У вас с сердцем проблем нет? Это хорошо. Я тоже выпью. Не хочу, знаете ли, превращаться в овощ на пороге собственного дома, – и он первым сделал внушительный глоток.
* * *
Спустя некоторое время мистер Кинг, вернее, бывший король Ментахо подошёл к «Доджу», открыл дверцу и застыл, задумавшись.
– Ну что? – спросила Эльвина, с тревогой глядя на мужа. – Получилось?
Тот пожал плечами:
– Спит как младенец. Я позвонил в полицию, они скоро приедут. Документы у него с собой, думаю, всё будет в порядке. Но о нас он забудет навсегда. Нам повезло, что мы научились сохранять свойства усыпительной воды на такой большой срок. В противном случае – я даже не знаю... Брать этого Соммерса с собой, держать его в плену... Плохой выбор.
– Ты тоже пил?
– Пришлось. Иначе бы он не поверил. Не волнуйся, я не усну, ты же знаешь, что у нас давно выработался иммунитет. Но за руль, наверное, всё-таки лучше сесть тебе. А то мало ли...
– Всё действительно настолько плохо?
Ментахо вздохнул, с силой потёр лицо:
– Ты представляешь, он почти всё о нас знает... Вернее, знал. На редкость настырный тип. Вот, взгляни, – он протянул жене пачку бумаг. – Проследил почти все наши маршруты за последние три года. Даже фотографии раздобыл. Тут и мы, и Джюс, и Кагги-Карр. Не могу понять, как ему это удалось. Недооценили мы местных, расслабились. Думали, что если будем делать покупки в разных местах, нас не отследят. А они отследили.
– Что ему было нужно?
– Ему была нужна наша страна, Эльвина. Вся наша страна. Наступают тяжёлые времена, и в этом мире кое-кто решил, что Волшебная страна – идеальное место для того, чтобы в комфорте и безопасности пережить политические и природные катаклизмы. Казалось бы, почему не помочь? Но им ведь только дай палец, и они тут же отхватят всю руку. И поступят с нами, как с индейцами в своё время. И останется от нас и от нашей прекрасной страны только воспоминание. Они изгадили свой мир и не постесняются точно так же изгадить наш. Урфин был прав: мы должны уговорить Гудвина и Элли. Пусть берут семьи и поскорее переселяются к нам. Рано или поздно эти деятели их выследят. Они уже встали на след и они не успокоятся. Таких Соммерсов у них хватает. Поехали. Времени мало.
– Жаль, что мы не всё успели закупить.
– Ничего. Сделаем перерыв на несколько лет, а там, глядишь, о нас и забудут.
На выезде из городка Эльвина улыбнулась:
– Город «Эллис». Он как будто бы назван в честь нашей девочки. Ты знаешь, она в прошлый раз призналась мне, что ужасно скучает по своим друзьям. А её дети Волшебной страной просто грезят.
Ментахо одной рукой приобнял жену и поцеловал её в щёку.
– Всё будет хорошо, вот увидишь. Мы обязательно её уговорим.
Он вдавил клавишу плеера и прибавил звук.
– «Somewhere over the rainbow, – зазвучал в динамиках голос Джуди Гарленд, – Way up high...»
Неудачливый агент Майкл Соммерс спал сном невинного младенца на заднем сиденье своего «Бьюика», а серебристый «Додж Караван» с прицепом мчался по шоссе туда, где далеко-далеко, почти над самым горизонтом висела в небесной синеве едва заметная радуга.

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 3740
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Замечания: За личные оскорбления и обсуждение действий администрацииЗа хамство и повторное обсуждение действий администрации после предупреждения
Награды: :ms34::ms97::ms96::ms84::ms24::ms24::ms86::ms85::ms102::ms103::ms106:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.20 18:21. Заголовок: Название: Долгая про..


Название: Долгая прогулка пешком
Автор: Лерелахит
Бета: Annie
Рейтинг: PG-13
Жанр: комедия, немного драма
Размер: мини
Канон: С.Сухинов
Аннотация: Корина, из временного промежутка между второй и третьей книгой.


«Пакирову ж бабушку!»
Корина оглядывалась вокруг, нервными движениями потирая руки. Возможно, ей не следовало столь легкомысленно экспериментировать с книгой Торна. Но что толку теперь об этом думать! Что сделано, то сделано – теперь Корину забросило бог весть в какую часть Волшебной страны – или даже не Волшебной страны, кто знает? И что самое плохое – её туда забросило совершенно одну.
«Пакирову ж бабушку!»
Все на неё уставились, словно на дикого волка. Оно и понятно – появилась посреди города такая шикарная красавица в средневековом костюме.
- Сейчас флешмоб начнётся? – недоумевали вокруг.
- Да нет, просто девочка где-то потеряла сходку косплееров. – предположил кто-то в толпе.
А одна добрая душа так и вовсе подошла к ней и спросила, куда ей надо и не заблудилась ли она. Корина внутренне содрогнулась от того, что придётся снова играть давно опостылевшую роль маленькой заблудившейся девочки.
Но ничего не поделаешь.
- Добрые люди, пожалуйста, скажите, где я? – спросила волшебница, искусно хлопая глазками. – Я заблудилась, и...
Корина чуть не сказала по привычке «потеряла своих папу и маму», но вовремя сообразила, что для таких вопросов она уже слишком взрослая.
Ей назвали улицу, и это не дало ровным счётом никакой информации. Добрая душа, похоже, заметила её стеснение и ещё раз спросила, куда ей надо. Кое-кто из толпы крутил пальцем у виска, вызывая у Корины не самые благоразумные желания. Вроде того, чтобы немедленно превратить наглеца в камень. Или жабу. Или рыбу, что совсем весело. Нет, в рыбу это слишком. Слишком в духе злых волшебниц. Хотя... Он первый начал!
К счастью, её отвлекли более полезные размышления, а именно, размышления о том, где она, хоть примерно, находится. На Волшебную страну это место совсем не походило. Ни тебе зелёных лесов, ни мягкой травы, всё каменное, словно ущелье. Под ногами перекатывается какой-то непонятный мусор. Люди удивительно высокие, и это наводит на тревожные мысли.
Корина ответила наугад:
- Скажите пожалуйста, очаровательный молодой человек, - спросила она, любезно улыбаясь, – где находится Канзас?
У очаровательного молодого человека отвисла челюсть. Вокруг послышались смешки, вонзаясь в сердце Корины подобно отравленным дротикам. Ответил кто-то из толпы, похоже, даже тот самый наглец, который крутил пальцем у виска.
- Где-где? В Америке!
И этот ответ тоже ровным счётом ничего не дал. Кроме точного понимания – это не Волшебная страна и Канзас здесь есть, и до него можно добраться.
Раз так, надо продолжать.
- А где Америка? – спросила Корина ещё более невинным и очаровательным голосом.
Этот вопрос застал врасплох всех, включая и того наглеца. Добрая душа, похоже, уже тысячу раз пожалела о своём благородном порыве. Люди зачем-то достали из своих карманов длинные блестящие пластинки и поставили перед собой, а в их шёпоте Корина расслышала ещё одно незнакомое слово «пранк».
- На американском континенте! – выкрикнул ещё кто-то из толпы.
- А где американский континент? – продолжала Корина, ни взглядом, ни звуком не показывая отчаяния, охватившего её.
Последовала ещё одна продолжительная пауза. Вокруг хихикали, перешёптывались, предлагали «погуглить».
- За океаном, к западу отсюда! – ответила какая-то девочка-подросток, явно довольная собой.
Корина подняла голову к небу и взглянула на солнце. Как назло, в небе стояли чёрные тучи, и определить стороны света по солнцу было невозможно. Ещё один, последний вопрос, и можно, наконец, покончить с этим проклятым представлением.
- Будь добра, укажи мне, в какую сторону запад? – попросила она немного смущённую девочку.
Этот вопрос, простейший, как казалось Корине, поверг девочку в странное смятение. Она зачем-то попросила «минуточку», чтобы «погуглить» и уткнулась носом в блестящую табличку.
«Дурдом», - подумала волшебница.
И правда, такой простой вопрос вдруг смутил большую половину толпы. Любой, даже самый тупой крестьянин Волшебной Страны легко бы на него ответил. «Я-то здесь только что появилась, - думала Корина. – А с вами что не так?»
Но вот, наконец (слава богу!), кто-то указал нужную сторону. Волшебница откланялась и поспешила удалиться. Её провожали смехом и аплодисментами, так что она искренне не понимала, злиться ей или всё-таки нет.
Оставшись в одиночестве, Корина решила поколдовать. «Сперва град, за то, что смеялись, - рассудила она, - А затем солнышко, за то, что всё-таки отвечали на вопросы. Звучит неплохо».
Но ни града, ни солнышка не вышло. Худшие опасения Корины подтвердились – её магия не работала. То ли она оказалась слишком далеко от Волшебной страны, то ли книга Торна как-то препятствовала её чарам – ничего не получалось! При всём своём самообладании Корина едва не заплакала от отчаяния и злости. Одна, без колдовства, в непонятном Большом мире! Казалось бы, после того, как Элли выгнала её из Изумрудного города, хуже и быть не могло, так ведь нет же!
- Ну нет уж, плакать, как дура, я точно не стану, - пробормотала чародейка, упрямо хмуря брови. – Надо вернуться обратно, только и всего. Сперва попасть в Америку, потом попасть в Канзас, а оттуда и до Волшебной Страны добраться недолго.
И она энергично зашагала по улицам, стараясь сворачивать только в указанную сторону. На странную девочку оглядывались люди, но она вскоре к этому привыкла и перестала обращать внимание. Даже стала, в свою очередь, оборачиваться в ответ. Пристальный взгляд действовал на прохожих волшебным образом – они немедленно притворялись, что смотрят в другую сторону. Иногда утыкались в блестящие таблички.
Город никак не собирался кончаться, а Корина решила идти до тех пор, пока не выберется на окраину. Там она снова поговорит с путниками, найдёт тех, кто тоже идёт в Америку и присоединится к ним. Но этому разумному и логичному плану мешал тот факт, что город никак не собирался кончаться.
Корина с тоской вспоминала свои детские мечты. Теперь, как никогда, она хотела, чтобы по взмаху руки перед ней появилось блюдо с пирожками, или конь, который бы вёз её по воздуху, или лучше и то, и другое. Вместо коня она предпочла бы, права, волшебную карету, вроде тех, что с рычанием проносились мимо.
«Но моя карета не стала бы так противно рычать, и была бы украшена розами», - думала Корина, неодобрительно посматривая на громадную неуклюжую, покрытую грязью коробку на колёсах, которую и каретой-то назвать язык не поворачивался. Кто вообще делает все эти уродливые и странные штуки? Их было так много, что напрашивались мысли или об ОЧЕНЬ могущественном чародее, или... Или об отсутствии магии как таковой.
У Корины просто не укладывалось в мыслях, как это возможно, но ничего, хоть отдалённо похожего на знакомое ей колдовство, она и не видела и не чувствовала. И люди кругом ходили, нисколько не удивляясь всем этим чудесам. Или здесь все волшебники?
Понимать это было сложно, долго, а главное – бесполезно. А Корина никогда не любила долгого и сложного труда, особенно, если от него не было пользы. Так что её лёгкие мысли вновь вернулись к тому, как было бы хорошо махнуть рукой и получить блюдо с пирожками.
Стены некоторых домов были стеклянными, словно одно огромное окно, и за этим одним огромным окном были выставлены конфеты, пончики, пирожки с мясом, и много всего вкусного. Волшебница, с раздражением глотая слюнки, проходила мимо. Не надо было обладать даром прорицания, чтобы понимать, что вся эта красота не бесплатная.
И вдруг появился базар! Настоящий, почти нормальный, но ужасно тесный и толкучий. В былое время Корина ненавидела базары лютой ненавистью, но сейчас базар давал мизерный шанс украсть что-нибудь съедобное. Вернее – давал бы, не пялься все на платье несчастной чародейки, словно на клоунский костюм. Всё же Корина решила пройтись по базару, пусть даже только за тем, чтобы испытать удачу.
Чего только не было на лотках! И одежда, и еда, и украшения, и непонятные механизмы! У волшебницы разбегались глаза. Когда водоворот людей подтолкнул её к лотку с заколками, расчёсками и лентами для волос, Корина на минуту забыла про голод и боль в ногах. Ах, как ей хотелось взять с прилавка хотя бы одну ленту! Всё произошло само собой, словно чародейка воровала всю свою жизнь – она подождала, пока продавщица отвлечётся на других покупателей, и взяла, будто бы, чтоб рассмотреть, образец ленты. Затем, с таким же естественным видом, как если бы заплатила за ленту, отошла в сторону, спрятала добычу в рукаве и, не спеша, пошла в противоположную от лотка сторону.
«Как всё просто! - усмехнулась чародейка, вплетая ленту в чёрные волосы. – Будто игра».
Она прошлась по базару ещё немного, и удача снова улыбнулась ей. Рядом оказался лоток, заполненный пакетами из странного материала. Иногда эти пакеты были прозрачные, и сквозь них Корина видела изюм, орехи, какие-то печенья. Продавца, на счастье, рядом не оказалось, и волшебница с таким же естественным видом взяла в руки прозрачный пакет, забитый аппетитными, на вид, квадратными сухими лепёшками. На сей раз она притворилась, что читает надпись на пакете и уверенными шагами пошла прочь.
- А ну-ка стой!
Корина и бровью не повела, но внутри у неё что-то дёрнулось.
«Главное – спокойствие», - подумала она и повернулась на голос с самым невинным видом. – Прошу прощения, добрая женщина, вы ко мне обращаетесь?
Ровный и сладкий голосок Корины произвёл, конечно, своё впечатление, но пожилая женщина (в весьма нелепой короткой и узкой юбке) не оставила её в покое.
- К вам, к вам, – подтвердила она вредным голосом. – Вы с этого вот прилавка мацу взяли и идёте себе, будто так и надо!
«Так это не её прилавок!» - подумала Корина, но расслабляться было рано. Её привычный к обману ум быстро придумал подходящий ответ. – Вот с этого вот прилавка?
- Вот с этого, не притворяйтесь!
Волшебница гордо окинула собеседницу взглядом.
- Думаю, вам показалось, – мило улыбаясь, сказала она. – Я купила эту мацу в другом месте.
- И до сих пор в руках носили, так я вам и поверила, воровка!
Рядом начали останавливаться люди. Корина про себя выругалась так крепко, как, пожалуй, не пристало королеве, хотя и бывшей. Но внешне она оставалась спокойна.
- А в чём мне это носить, в зубах? – спросила она, по-детски просто и беззастенчиво. На упрямую бабку это не произвело впечатления, но на толпу – произвело.
- Чего пристали к девочке, шла себе и шла! – раздался чей-то голос.
- А вот дождёмся продавца, да и спросим, у него ли взято! – не унималась проклятая старушенция. Корина готова была испепелить её. Нет, лучше превратить в пиявку!
Волшебница не имела ни малейшего желания дожидаться продавца. Против воли её руки задрожали, но отступать было поздно. Пришлось снова играть глупую малышку.
- Я же сказала, я не воровала! – воскликнула Корина, заставив свой голос дрожать вроде бы от незаслуженной обиды. – Мне надо домой!
Она попыталась уйти, но женщина вцепилась в её рукав. В мгновение ока Корина сообразила, что делать – она дёрнулась что есть силы, ткань затрещала. Волшебница-воровка вздохнула с облегчением (про себя), и горько заплакала.
- Моё платье! Что вы наделали, теперь его не починить!
Корина ожидала, что поднимется шум, суматоха, но толпа встретила это событие неловким молчанием. Где-то раздался одинокий «Ох!» и больше ничего. Даже Корина, не особо жаждавшая чужой поддержки и жалости, почувствовала себя как-то неуютно. Но кое-что приятное в этой тишине было – её преследовательница тоже замолчала и опустила руки.
Корине некогда было копаться в себе, и она, продолжая плакать, растолкала людей и убежала.
Она бежала долго. Она знала, что когда продавец всё-таки вернётся, её будут искать, и найдут, из-за её платья. Она давно миновала базар, пробежала несколько домов, и, совсем запыхавшись, присела на скамейку в одном из чахлых двориков.
Погони не было, а если и была, то далеко. Время было, наконец, пользоваться плодами всей этой суматохи. Корина разломила лепёшку (слишком сухую, кажется) и откусила кусочек.
И разрыдалась уже по-настоящему.
Столько возни, столько страха, столько бега, плюс разорванный рукав – и всё ради такой гадости! Да в самых бедных семьях её кормили лучше! Что ещё хуже – Корина прекрасно понимала, что эту гадость придётся съесть, и съесть да конца.
Какой-то мужик, от которого воняло вином, присел рядом с ней на скамейку.
- Ну-ну, не надо плакать, - сказал он не слишком разборчиво. – Чего ты плачешь, чего тебе?
- В какую сторону запад? – сквозь слёзы спросила его Корина. – Мерзкий город, никаких деревьев! Солнца не видно!
- Да-а, тоска зелёная, – согласился мужик. – Запад? Млин... Ща вспомню... Кажись, туда, – и мужик указал в сторону обратно к базару.
Корина заплакала сильнее. Ей захотелось обругать нечаянного помощника, но она вовремя очнулась.
«Нельзя! Я и так только что воровала, мне срочно нужно доброе дело!»
На минуту волшебница застыла в раздумьях – не так-то просто сделать доброе дело, когда у тебя ни магии, ни богатств. Затем по-братски протянула ему одну из лепёшек.
- Будешь?
Примерно на час хватило Корининого терпения, чтобы выслушивать его пьяные излияния, но она честно делала сочувствующее лицо и кивала головой. Она даже рассказала о своём злоключении на базаре, и внимание пьяного переключилось на ложные обвинения и на то, что надо делать со всеми клеветниками. Не то чтобы волшебница вспомнила о собственных проделках по части клеветы, но ей как-то сразу захотелось прекратить разговор. Да и проклятая невкусная маца была (наконец-то!) съедена.
- Знаете, а мне пора домой. Хорошего дня вам! – быстро проговорила Корина и ящерицей ушмыгнула из дворика.
С новыми силами и новыми впечатлениями волшебница продолжала идти. Базар она благоразумно обошла и вышла на широкую улицу.
Теперь, когда голод не мучил её, Корина с любопытством разглядывала город. Вокруг неё мелькали огромные дворцы, не очень красивые, впрочем, а иногда какие-то квадратные дома из стекла. Но чаще всего попадались огромные уродливые громады из камня, с рядами одинаковых окон и балконов. Перед ними росла чахлая зелень, и Корина искренне жалела, что не может наколдовать здесь нормальных садиков. Впрочем, это пришлось бы делать слишком часто, а так и в добрую волшебницу превратиться недолго. Вот ещё, больно нужно!
Она раньше не особо вглядывалась в Большой Мир. Сейчас, когда она уже находилась в нём второй час, этот Большой Мир ей абсолютно не понравился.
«Где, где изящество?» - спрашивала она себя, разглядывая непонятные железные сооружения, соединённые железными нитями, какие-то гигантские таблицы из непонятного материала с абсолютно бессмысленными картинами!
Вот уж солнце начало закатываться, а никаких признаков городской стены, или хотя бы просто полей, не было видно. Корина, обессиленная, прислонилась к стеклянной двери одного из домов.
- Ладно, ладно, - сказала она сама себе. - Пора искать ночлег. Заодно поподробнее расспрошу, как попасть в Америку. А уже в Америке расспрошу про Канзас. А в Канзасе... Нет, сперва ночлег.
Но тут её ждало разочарование. Несколько раз Корина пыталась стучать в двери домов, то стеклянные, то железные, то деревянные – всё без толку. Двери были заперты накрепко, каждый дом стоял, словно замок. Однажды на её попытки отреагировали, но совсем не так, как ей хотелось бы – отреагировали холодной водой, к счастью, плеснувшей мимо. Измученная, чародейка присела на одну из скамеек, стоявших на улице, и задумалась.
«Придётся ночевать на улице, это очевидно, - размышляла она. – А что дальше? Людей на улицах почти нет, до их домов не докричишься. Наверное, стоит поговорить с кем-нибудь из них отдельно днём. Но как, если они все пялятся на моё платье?»
Волшебница тяжело вздохнула. Затем заглянула в окно одной из карет, которые разъезжали по улицам. Как они это делают, Корина уже не пыталась угадать. Важнее этой загадки было то, что этим каретам надо было уступать дорогу, или они начинали громко и визгливо орать. Ещё, конечно, орали люди, но людские крики можно и потерпеть. А эти шумные, несносные волшебные (или не волшебные) кареты, визжали так противно, что Корине пришлось живо выучить все правила передвижения в городах Большого Мира.
Так или иначе, в их окнах Корина могла увидеть своё отражение и убедиться, что она всё ещё хорошенькая. «Хоть что-то у меня осталось», - со вздохом подумала она, приводя в порядок причёску. Затем несколько раз улыбнулась себе – исключительно ради хорошего настроения.
И тут несчастную чародейку настиг ещё один сюрприз Большого Мира. Как оказалось, то, что странная карета стоит на месте, ещё не значит, что в ней никого нет. К изумлению Корины, её импровизированное зеркало начало плавно опускаться вниз, и за ней оказалось мужское, довольно приятное лицо.
- Крошка, тебе чего-то надо? – спросил он развязным тоном. Тон этот Корине не понравился сразу. Увы, ей не приходилось выбирать.
Она подумала, прежде чем ответить. Свою роль нужно выбирать сразу. Волшебница остановилась на роли милой смущённой девушки.
- Ох, простите, пожалуйста! – воскликнула она, застенчиво отворачиваясь. – Я вас не заметила через стекло. – Видите ли, - продолжала она детски доверчивым тоном, - я издалека, и мне негде остановиться на ночь.
Парень оглядел её критическим взглядом.
- Издалека – это откуда? – спросил он.
- Канзас, – не смигнув, ответила Корина.
- Далеко же тебя занесло! Как ты вообще умудрилась сюда добраться без крыши над головой?!
Корина уже достаточно услышала и узнала, чтобы понимать, что простое «заблудилась в лесу» тут не прокатит. Рассказывать про свои долгие странствия тоже нет смысла – её новенькое (почти) платье подтвердит обратное. Но чародейка уже успела придумать причину, достаточно неопределённую и подходящую для незнакомого мира. Корина печально склонила голову, её ресницы задрожали.
- Я... Вы назовёте меня глупой, конечно, но... - она тяжело вздохнула. – Но я сбежала из дома со своим возлюбленным. Я так доверяла ему... Даже не спросила, куда мы идём... А он привёл меня сюда, и... - Корина весьма искусно подавила горькие слёзы. – Оставил одну, без денег, без друзей, без ничего и никого!
Кажется, сработало. В любом случае, его лицо показало смущение, огорчение и досаду. Корина решила не задерживаться здесь, только узнать поподробнее про путь в Канзас.
«Не нравится мне его лицо».
- Я позвоню в полицию, – сказал он. – И они свяжутся с вашими родителями.
Первую часть фразы Корина не могла понять, зато вторую поняла слишком прекрасно. Этого ещё не хватало!
- Но как они это сделают, ведь мама и папа остались в Канзасе! – воскликнула она наобум, срочно выдумывая ещё одну, более эффективную отговорку.
- Возьмут и позвонят, - пробормотал он, странно на неё поглядывая. – Или надиктуйте мне их номер, я им сам позвоню.
Корина чувствовала себя так глупо, словно она случайно превратила собственных чёрных драконов в ящериц и не знает, как их расколдовать. Всё же она постаралась сохранить самообладание и выкрутиться.
- Мы жили в очень глухой деревне, и у нас никогда не было никакого номера, – произнесла она самым убедительным тоном.
- Хм-м... - он поглядел на неё ещё более странным взглядом. – А какой у вас был тогда адрес?
- Адреса у нас тоже не было, – с улыбкой отвечала Корина, чувствуя, как шагает в пропасть. – Во всяком случае такого, по которому бы нас можно было бы найти... Отсюда.
- Но хотя бы какой-нибудь город был где-нибудь там поблизости?!
- Я же говорю, Канзас! – так искренне, как только умела, воскликнула волшебница, про себя размышляя. – «В худшем случае он примет меня за сумасшедшую и прогонит».
- Как хотя бы зовут твоих родителей? – спросил он, похоже, отчаявшись выудить из странной незнакомки что-нибудь полезное. И верно – незнакомка назвала самые стандартные английские имена.
- Анна и Джон Смит!
Некоторое время Корина и её собеседник молча смотрели друг на друга. Корина уже думала, как бы уйти, когда он вдруг предложил ей:
- Хотите переночевать у меня в квартире? Я отвезу тебя.
Если бы её ноги так мучительно не ныли, Корина бы отказалась и поискала другого выхода. Но когда перед ней растворились двери странной кареты, эти самые ноги сами понесли волшебницу к мягким и удобным сидениям. Присев на них, она откинула голову и блаженно прикрыла глаза. Казалось, никогда ещё ей не приходилось столько ходить пешком!
Сон сморил её против воли. Перед отяжелевшими веками замелькали тяжёлые воспоминания, тяжёлые мысли. Она задавала себе вопросы, на которые ответа не было, а если и был, то слишком неприятный, чтобы с ним соглашаться. Корина зажимала уши, закрывала глаза, упрямо стискивала зубы, но этот неприятный ответ пронизывал её голову, мерзкий, настырный, невыносимый, точь-в-точь визжание странных карет Большого Мира.
Корина открыла глаза оттого, что визжание перенеслось в реальность – визжание и сияние, более яркое, чем от фейерверков, которые она устроила в день своего воцарения. Чародейка вскочила и неловко ударилась головой о низкий потолок кареты. Миловидного незнакомца из Большого Мира нигде не было. Рядом стояла большая белая карета с мигающей лампой на крыше, а из неё выходили люди в белых халатах. Опасность! Она рванула прочь, вернее – попыталась рвануть. Как открывались двери кареты – ей было неведомо, а вскоре выход ей загородили большие люди в белых халатах. Корина дралась, словно разъярённая волчица, но что могла поделать ярость маленькой девочки против множества взрослых людей? А ведь Корина была для них всего лишь подростком, странным безумным подростком. Волшебница сама не поняла, что произошло, прежде чем она потеряла сознание снова.
Как хорошо, что этот кошмар закончился, и проснулась она всё в том же ущелье, окружённая знакомыми лицами и видами. Нет, определённо не стоило экспериментировать с волшебной книгой Торна! Корина лежала, не шевелясь, не разговаривая, лениво уставившись в небо.
Приснилось ли ей это? Или это сейчас она видит сон? И если всё было сном, отчего тело словно налито свинцом? Отчего так ноют ноги? Корина попыталась пошевелить рукой и не смогла.

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 3741
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Замечания: За личные оскорбления и обсуждение действий администрацииЗа хамство и повторное обсуждение действий администрации после предупреждения
Награды: :ms34::ms97::ms96::ms84::ms24::ms24::ms86::ms85::ms102::ms103::ms106:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.20 18:24. Заголовок: Название: Молчание А..


Название: Молчание
Автор: Капрал Бефар
Рейтинг: G
Жанр: джен, POV; апокрифический взгляд на канонические события
Размер: 2246 слов
Аннотация: Кагги-Карр
Предупреждения: возможный OOC


– Тётя, а почему вы никогда не рассказываете о Большом мире?
Хилый воробей и сам не ожидал от себя такой дерзости. Поэтому на всякий случай отпорхнул в сторону, косясь любопытным чёрным глазом.
Панибратское обращение меня – Даму ордена Золотого венка, баронессу Пшеничного поля, Генерального Директора Связи Волшебной страны, Первого Отведывателя блюд дворцовой кухни и прочая, и прочая – ничуть не задевает. Блеск этой словесной мишуры, и без того потускневший с годами, меркнет в одном лишь отблеске песчаной бури над Великой пустыней, в отзвуке её шума, протяжным эхом зашуршавшего в вопросе пернатой мелочи.
Он его не слышит. И не догадывается, какую опаляющую бездну разверз его бестолковый жёлтый клюв.
Бездна наверняка отражается в моих глазах, и я спешу их спрятать. Не один такой вопрошатель ужаснулся, заглянув в них неосторожно в эти мгновения. Речь смельчака угасала на часы, сон на многие сутки, а радость на годы. Но и само молчание моё оказывалось для него зловещим. Печаль и сумрак источались им, а следом своей чередой, цепью последовательных прозрений и постижений смысла рассыпанных кругом крупинок бытия, наползало отчаяние, от воспоминаний которого не избавиться уже никогда.
Никоггда впрредь.
Но где найти слова, которые бы не ранили и не обжигали паче удушливого молчания, леденящей тишины? И где найти для себя самой имена всему увиденному и пережитому, а найдя, сплести в законченный узор, осмысленную картину? И чтобы разум от неё не помрачался, а светлел?
Неподъёмная задача. Но с каждым годом всё привлекательнее. Особенно когда ей снова и снова бросают вызов такими наивными вопросами, и в очередной раз остаётся тупо щёлкать клювом и прятать взгляд. Да и в остальное время его прятать, растворять в балагурстве и показном позитиве навеки застывшую в глазах ледяную глубину непостижимого Запределья.
Предложение Страшилы отправиться с письмом через горы и пустыню в Канзас на поиски Элли в своё время тоже прогремело для меня вызовом. И точно так же разбудило древний страх, дремавший в глубине подсознания – там, где сплетаются заклинания Гуррикапа, зажигая искорки смысла в беспроглядной тьме. Этот запрет не только старше слова «я» – оно само держится на нём. Как плоть на скелете. Преступишь – утратишь себя. Вдребезги.
Да уж коль посоветовала по доброте душевной незадачливому пугалу обзавестись мозгами, приходится расплачиваться. Мозги у него и впрямь варят. Знает, на чём сыграть.
– Если ты не согласна, – молвил он, лукаво улыбаясь нарисованным ртом и глазами, порядком выцветшими под солнцем вечного лета, от которого негде было укрыться на площадке тюремной башни, – мы не будем настаивать. Пошлём в Канзас другую ворону. Помоложе и поспособнее.
Надо ли говорить, что уже через час я неслась на юго-запад против ветра?
И вот остались позади леса, щетинящиеся верхушками деревьев, на которые пикировала только в полном изнеможении и отдыхала лишь до восстановления сил. Родная страна Жевунов. Золото бескрайних пшеничных полей, изрядно потрёпанных мною в былые годы, голубые иглы остроконечных крыш, извилистые фермерские дороги. Для ностальгии времени нет. Цепь Кругосветных гор неумолимо приближается, пугая и маня.
С желторотых лет живя в предгорье, воспринимаешь как естественный порядок вещей – вот она, граница мира. Никто не летал дальше, потому что никому такое безумие не приходило в голову. Тем не менее, откуда-то, из далёких преданий о заглянувших за грань смельчаках всем было известно: за перевалами простирается бесконечная пустыня, в раскалённом воздухе которой теряют речь и рассудок. Насколько буквально она бесконечна, задумываться не приходилось. Понятно, что волшебницы откуда-то прилетели, что где-то за этими песками есть жизнь. Но когда они распростёрлись передо мной воочию, ужас снова сковал жилы.
Безжизненное пространство тянется за горизонт, и лишь песчаные волны бороздят его из края в край затейливыми траекториями под сумасшедшими ветрами пустыни. Понимаю, что надо дождаться попутного – и сильного! – ветра, иначе шансов пересечь её просто нет. Три дня мечусь по узким ущельям, стремясь поймать, не упустить подходящий воздушный поток. Заносит глубоко на восток, в Запретную долину, где высятся развалины гигантского замка. Забавно, но там есть жизнь. Знакомиться, однако, некогда – ветер наконец-то переменился.
Парю в вихре, сильном настолько, что нет сил махать крыльями. Отдаюсь на его волю. С треском рвётся последняя связь с привычным миром Волшебной страны. Он схлопывается в кольце гор, уступив распахнувшейся пустоте. Я пытаюсь приноровиться к новым ощущениям, но внезапно они сменяются ещё более неприятными.
Сейчас я понимаю, что в этот момент пересекала цепь камней Гингемы...
Мир переворачивается, со всех сторон окутывает пыль. И цвет этой пыли – цвет вечного лета, что сметёт с лица мира все краски на изгибах воздушного пути. Изумрудная пыль быстро набивается между перьями, крылья тяжелеют, приходится снижаться против воли. Песчаная поверхность опасно приближается. Никаких камней, кстати, не разглядела – или не обратила внимание. Изо всех сил набираю высоту, стремясь вернуть в центр потока и отдаться на его волю, как рыба в стремительном течении.
Мы не ры-бы. Ры-бы не-мы.
Во все стороны разлетаются души мёртвых, и всё растворяется – мир, вселенная, человечество, даже солнце – весь калейдоскоп мыслей и чувств. Бледная улыбка рассудка, дробящегося на осколки и текущего, как песок сквозь пальцы. В пустоте виснет бесформенная мысль. Невидяще пялюсь в пространство, и ум начинает понемногу вращаться вокруг этой беспредельной двойственности, пропуская её сквозь себя. Но после первого же виража в воздушном потоке всё исчезло: стёрлась грань между образами и словами, которыми их можно было бы назвать, осталась только предельная мысль о пустоте – одной и той же во всех ее проявлениях. И ничего больше.
Пытаюсь что-то крикнуть, но раздаётся лишь глухое «Кагги-карр!» Речь уже утрачена, и вслед за ней продолжает разрушается разум.
В этом знойном безумии сплетается на горизонте миражом из песчаных бурь и ошметьев надежды рваная синеватая кромка. Хватая за хвосты расползающиеся мысли, пытаюсь понять, будет ли обидней погибнуть недалеко от конца пустыни, или же знание, что у неё всё-таки есть конец, хотя бы наполнит смыслом мою авантюру. Нелепая и бесполезная мысль отчаянно металась и билась о стенки черепной коробки лишь для того, чтобы развеять равнодушное уныние, давно вытеснившее всякий страх. Кажется, я начинала понимать (нет – постигать!) ход мыслей Страшилы и Железного Дровосека и смысл их вечного спора о мозгах и сердце...
На пике этого бесконечного и заведомо бесплодного размышления лес на краю Великой пустыни в конце концов принял меня в свои объятия.
Лес, пожалуй, ещё не принадлежал всецело Большому миру, а вместе с пустыней служил его фронтиром. Дядя Чарли, по крайней мере, будет удивляться ему, каким-то чудом или причудой выросшему довольно узкой полосой между степью и пустыней. Преддверье иного мира, с какой стороны ни глянуть. Опустившись на ветку могучего дуба и судорожно вцепившись в неё, коротаю ночь. Пытаюсь заснуть, но не смогла даже сомкнуть глаз. Лес шепчет зловещим многоголосием странных диковинных звуков. Яркие золотые звёзды буравят небосвод. Мозаика знакомых созвездий помогает мне худо-бедно нащупать якорь своего мироощущения.
Впрочем, только худо и бедно.
Рассудок перестал мутнеть, однако и восстанавливаться не спешил. Более того, я понимала – просто знала из тех глубин, где возмущённо клокочет нарушенный запрет и рвётся ткань заклинаний Гуррикапа, – что с продолжением полёта дальше вглубь Большого мира вернётся и это нарастающее безумие. Но выбора не было. Точнее, он был сделан ещё в Волшебной стране, на верхушке тюремной башни.
Лес был полон птиц. Но всё равно, что пуст. Они с трудом понимали меня, и глаза их были бессмысленно пусты. Рой бессловесных теней сохраняет лишь видимость жизни. Дядя Чарли потом упомянет, что вороны в Большом мире живут от силы пару десятков лет. По мне и того много для такого ущербного призрачного существования. Посмертного, рискну сказать с уверенностью. Ещё одной детской загадкой меньше – куда улетают души умерших птиц. Вот в этот лес и улетают, теряя здесь всякую индивидуальность и разлетаясь затем по Большому миру. И моя дорога лежит туда же.
С одной существенной разницей: мне необходимо вернуться. Пусть и безумной тенью...
Не спрашивайте – «как?» Позже выяснится, что мои скитания по Большому миру заняли не одну неделю. Тогда же я очень быстро потеряла счёт дням, завертевшимся в нескончаемом круговороте. Рассудок тонкой струйкой продолжал убегать, оставалось твердить, как вопль Небесам, одно только слово: «Канзас! Канзас! Канзас!» – начинающее для самой звучать подобно бессмысленному карканью местных ворон, которым я всё больше уподоблялась. Заслышав его от людей, обращалась в слух и напряжённо нанизывала роняемые ими слова на острие смысла, складывала в фразы. Направление постепенно прояснялось, но сознание всё больше туманилось.
Впрочем, оказалось, что вцепившись в цель мёртвой хваткой, на инстинктах и рефлексах её можно дожать не хуже, чем на интеллекте. Если не лучше – далеко не факт, что в здравом уме и твёрдой памяти мне удалось бы разыскать ферму Смитов и узнать Элли, которую видела лишь однажды издалека.
А может быть, и вовсе нет никакого Канзаса и никакого Большого мира. Может быть, все образы, начиная с приграничного леса – всего лишь причудливая игра теней посреди песчаной бури, преломлённая сквозь призму моего безумия. И я просто должна была сойти в его глубины до предела и самораспада, чтобы тем самым вызвать из небытия, из сердца Хаоса, спасителей Волшебной страны.
Я даже не помню, как оказалась в клетке. Вплоть до возвращения в лес мир оставался для меня разбитым на осколки с острыми колючими гранями. Звуки и образы с трудом складывались в ускользающие безымянные понятия. Дремлющий разум окутывала пелена тумана, подобного тому, который десятилетием спустя раскинет над Волшебной страной пробудившаяся Арахна. Сумма восприятий никак не перерастала в восприятие суммы. Я запоминала все разговоры Элли с дядей на долгом пути, но заботливо сохраняясь в памяти до лучших времён, они пока что не прорастали смыслом, воспринимаясь на уровне отдельных знакомых слов, а больше интонаций, говорящих порой куда больше, нежели слова.
И вот как вы предлагаете об этом всём рассказать?..
Лишь на борту сухопутного корабля, врезающегося в песчаный простор, всё быстро потекло в обратную сторону. Чем ближе становилась кромка Кругосветных гор, превращаясь в колючий зигзаг на краю Великой пустыни, тем более прояснялся ум и радостью наполнялось сердце. Казалось, ко мне вернулась далёкая молодость, и мир снова раскрылся своей новизной.
У камня Гингемы я была уже почти прежней. К сожалению, всё ещё немой – а спутники, вымотанные пустыней и силой колдовского камня, как-то резко поглупели и упорно не понимали, казалось бы, вполне выразительных жестов. Наконец Элли всё-таки догадалась открыть клетку.
Моя догадка попала в цель: надо мной, жительницей Волшебной страны, камень не имел власти. Здравствуй, родная сторонушка, где сладок и приятен даже дым, где тёплый ветерок подхватит и сам домчит до Жёлтой страны к волшебнице Виллине: уж она-то должна разгадать секрет чёрного камня. В заклинаниях Гингемы она разбирается, раз уж сумела переделать ураганное.
Однако родина вдруг встретила меня неприветливо. Ветер всё время дул встречный и противный, а на привалах поджидали совершенно неожиданные опасности. Меня словно заклеймила невидимая печать Большого мира, и Волшебная страна считала меня чужаком, несущим его заразу. Дорога в Жёлтую страну, на которую я с запасом отвела трое суток полёта, заняла в итоге вдвое больше времени. Если бы не закалка пустыней, ещё неизвестно, добралась ли бы вообще.
И только чудесный виноград из долины окончательно вернул всё на места. Забавно: я ведь пролетала над ней. И если бы не спешила попасть в Жёлтую страну как можно скорее, вполне бы могла отдохнуть в её уютной тени. А поклевав виноград и ощутив необычайную силу, которую он придаёт, несомненно, принесла бы гроздь друзьям, ещё не зная, что ягоды помогут им преодолеть притяжение камня, сбив ему систему опознавания «свой-чужой»...
Но глупо об этом сожалеть. Безумие Большого мира умудрило меня, рассыпающиеся в нём смыслы научили видеть смысл там, где его обычно не замечают. Несомненно, мне нужна была эта неделя изнурительного полёта и опыт пришельца в родной стране, а им – неделя умирающей надежды и захлёстывающего отчаяния. Путь к себе всегда долгий и кружной. Для меня он пролёг через запределье Большого мира.
Новые путешествия через десяток лет на фоне этого выглядели лёгкой прогулкой. Ну, почти. Дракон Ойххо – существо из Пещеры, не охваченной магией Гуррикапа и соединённой с Большим миром подземной рекой. Чем-то сродни Великой пустыне с той лишь разницей, что там можно жить - если, конечно, не пить из Источника забвения. Я так до сих пор и не поняла, насколько Ойххо разумен, не умеет ли он говорить или просто не хочет (Шестилапые из Пещеры вроде бы могут произносить отдельные слова, но это не точно). Во всяком случае, ни перелёты, ни пребывание в Канзасе никогда не создавали ему проблем.
Перелёты в уютной кабинке на его спине легко переносили и мы с Фарамантом. А вот остальное... К сожалению, подготовка экспедиции в Канзассе оба раза занимала немало времени, поэтому волны безумия успевали меня настигнуть и опять захлестнуть сполна. А в этом нет ничего приятного.
Обидней всего было встретиться в таком состоянии с Элли. Она приехала слишком поздно, когда жёлтый туман (да, в самом деле очень похожий на тот, для борьбы с последствиям которого мы снова взываем к их помощи) уже окутал сознание. Всё воспринимается словно сквозь пелену, расплываясь цветными пятнами. Взрослая девушка... тёплые нежные руки... голос, журчащий, как горный ручей... Как много могла бы я ей рассказать, а теперь не способна даже толком слушать. Хорошо чувствую лишь одно – печаль и сочувствие в её больших, по-прежнему светлых голубых глазах. Кажется, она понимает мою боль. Боль по ту сторону смерти, вторично испытанную при жизни, боль тени, утратившей своё «я»... Когда мы вернулись в Волшебную страну, а ко мне вернулась способность что-либо понимать, я поняла, что по отношению ко мне предсказание мышиной королевы Рамины, о котором в прошлый раз проболтались Энни с Тимом, «своих друзей вы больше не увидите», не было нарушено. Элли виделась и прощалась не со мной – просто с вороной...
Не знаю, правда, что это означает применительно к Фараманту. Я никогда не заговаривала с ним о Большом мире и никогда не заговорю. Его глаза всегда скрыты за зелёным стёклами, поэтому никто не увидит в них того, что подчас видит в моих. Только оба раза по возвращению замечала, как прибавилось седины на его висках. Сам он этого не знает – из-за тех же очков.
В одном абсолютно уверена: случись необходимость отправиться туда вновь – он начнёт готовиться без раздумий. Я тоже. Даже если преодолевать дорогу одиноких и отважных снова придётся своим ходом.
– Что о нём рассказывать? – отвечаю воробью после короткой паузы. – Все мы там будем...

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 3742
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Замечания: За личные оскорбления и обсуждение действий администрацииЗа хамство и повторное обсуждение действий администрации после предупреждения
Награды: :ms34::ms97::ms96::ms84::ms24::ms24::ms86::ms85::ms102::ms103::ms106:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.20 18:27. Заголовок: Название: Кастальо и..


Название: Кастальо и проклятие тауреков
Автор: Ellie Smith
Рейтинг: PG-13
Жанр: Фэнтези, кроссовер канонов А.Волкова и С.Сухинова
Размер: Мини
Аннотация: Кастальо снится необычный сон, будто он находится в заброшенном доме и ему дают поручение. После этого он попадает в Большой Мир в большой незнакомый город и там встречает много чего интересного.
Примечание, дописано организатором: выпавшие персонажи - Кастальо и Ланга


На длинное ущелье в Кругосветных горах спустились сумерки. Наступила ночь, и один за другим погасли огоньки в домиках гномов, спрятанных среди густых зарослей и под большими камнями. Только в долине у старейшины гномов Кастальо продолжал гореть свет. Хозяин домика сидел на лавке и смотрел на вытянутый треугольный щит с округлыми краями, сделанный из кости. Сегодня в пещере, где когда-то спала Арахна, произошёл небольшой обвал, и в одной из стен образовался пролом, за которым обнаружилось маленькое углубление. В этом тайнике лежал щит. Гномы понимали, что он принадлежал их бывшей госпоже. Но так как после её гибели все волшебные вещи утратили свою силу, то поначалу они не придали находке никакого значения. Однако через некоторое время гномы заметили, что на поверхности щита на мгновение появляются какие-то рисунки и потом сразу исчезают.
Поэтому Кастальо и решил понять, что же это за изображения. Он уже целый вечер смотрел на щит. За это время раз десять появлялись странные узоры, но исчезали они настолько быстро, что он не успевал ничего разобрать. Постепенно Кастальо начала одолевать сонливость. Поверхность щита была по-прежнему чиста. Кастальо решил, что ничего уже сегодня не поймёт, и пора спать, но взглянув на щит, он замер. Там опять появились узоры, они уже не исчезали и постоянно меняли очертания, постепенно складываясь во что-то отчётливое. И на глазах у поражённого гнома на щите всё чётче появлялось знакомое лицо. Наконец пляска линий закончилась, и со щита на Кастальо взглянула его госпожа. Много лет прошло с тех пор, как Арахна сгинула в глубокой пропасти, но он часто вспоминал тот торжественный момент в жизни каждого гнома в течение многих поколений, когда в раннем детстве его и ещё нескольких его ровесников впервые привели в пещеру посмотреть на спящую волшебницу. Это был первый шаг гнома во взрослую жизнь.
- Кастальо, - вдруг раздался голос, и старейшина гномов вздрогнул. Нет, ему не показалось, лицо на щите ожило и смотрело на него знакомым властным взглядом.
- Да, госпожа, - сказал Кастальо, - Вы живы? Мы думали, что вы давно нас покинули...
- У меня мало времени, слушай меня внимательно. - На этот раз голос Арахны донёсся откуда-то сверху. Кастальо поднял голову и с удивлением увидел, что находится в огромном мрачном зале, посреди него лежат длинные узкие металлические полосы, между которыми лужи грязной воды, а по углам видны странные металлические механизмы. Посреди этого зала, почти упираясь головой в потолок, стояла Арахна. Точнее, она словно висела в воздухе и была прозрачной, сквозь нее смутно виднелась противоположная стена. Арахна ему сказала:
- Я вас покинула, как ты говоришь, но моя душа не может найти покой. Случайно меня вызвал Медиум на спиритическом сеансе и по моей просьбе узнал, в чём дело. Когда я и моя мать покорили племя тауреков, наслав на них Жёлтый туман, то многие из них погибли, и тогда их шаман проклял нас. Я бросила свою мать на произвол судьбы, украв все её волшебные принадлежности и оставив на верную гибель беспомощную и одинокую, потом меня усыпил Гуррикап. Но и после смерти я до сих пор не нашла покоя, хотя ужасно устала. Так вот, Кастальо, я хочу, чтобы ты исполнил мою последнюю волю.
- Что вы хотите, госпожа?
- Медиум сказал, что снять проклятие может только потомок этого шамана. Найди его и передай, что я раскаиваюсь и прошу освободить меня. Тебе поможет его найти этот щит, когда-то я сделала его для первого старейшины гномов, когда ваш народ только стал служить мне и моей матери Карене. Стоит захотеть кого-то найти, и на этом щите появится путь, как добраться до этого человека. Он живёт в Большом Мире, и тебе придётся отправиться туда. Не бойся, щит тебе поможет и убережёт от опасности.
- А как я попаду в Большой Мир? - спросил Кастальо.
- Просто скажешь те же слова, что и при вызове Желтого Тумана. Обратно попадёшь точно также.
Вдруг Арахна начала таять, вместе с ней начал пропадать и странный огромный зал. Кастальо покрутил головой. Перед ним по-прежнему блестел костяной щит.
- Получается, я задремал, - произнес гном, - Это был всего лишь сон... Но может быть, и нет?
Старейшина гномов задумался. Прошло столько лет со времён пробуждения Арахны и её борьбы с жителями Волшебной Страны. Многих участников тех событий, как и её, давно нет в живых, а он чувствует себя по-прежнему бодрым. Всё-таки именно благодаря Арахне гномы и он сам получили такую долгую и активную жизнь. И надо хотя бы чем-то отблагодарить свою госпожу, которая принесла хотя бы кому-то из окружающих не одно только зло.
Кастальо накинул на себя серый плащ-невидимку и взял щит.
- Убурру-курубурру, тандарра-андабарра, - произнес он и зажмурился.
Первое, что он ощутил, был порыв необычайно холодного ветра. По ночам в горах даже в Волшебной стране, где царило вечное лето, было прохладно, но сейчас Кастальо стало зябко. Почти тут же появились другие непривычные ощущения - громкий разнообразный шум со всех сторон, непонятные запахи, иногда напоминавшие цветочные, но неестественно сильные и какие-то едкие. Воздух был влажным и душным. Наконец, Кастальо собрался с духом и открыл глаза, чтобы увидеть Большой Мир. В его глазах было удивление и интерес одновременно. Он находился в городе, но этот город был не похож на Изумрудный. Дома были серые и такие высокие, что Кастальо, только задрав голову, увидел где-то наверху между ними такое же серое небо, с которого сыпал мелкий неприятный дождь. В воздухе стояла сырость. Вдали улица терялась в тумане, в котором то и дело возникала пара огней, принадлежавшая очередной повозке. Несмотря на погоду, немногочисленные деревья были зелёные, из чего Кастальо понял, что сейчас здесь лето. «Если у них так летом, как же тогда зимой?» - подумал он. Ему было немного страшно и непривычно. Из летописи своих далёких предков он знал, что до прибытия в Волшебную Страну гномы жили там, где бывает смена времён года, но впервые сам увидел климат Большого мира. Что на этой улице не было серым, так это яркие светящиеся надписи и картинки, висевшие вдоль первых этажей всех домов. Кастальо поневоле залюбовался на огоньки всех цветов радуги, как вдруг услышал голоса:
- Дэн, мне показалось или я это видел?
- Что там было?
- Я вижу вон там гнома в плаще и в красной шапке...
Кастальо, появившись в Большом мире, оказался на каком-то возвышении и не сразу обратил внимание, что прямо под ним ходят люди, и их довольно много. Люди шли, смотря только перед собой или уткнувшись носом в землю, многие с зонтами, и до сих пор его не замечали. Но голоса раздавались откуда-то сверху. Кастальо обернулся. Из окна на втором этаже на него смотрели два парня. Кастальо совсем не хотел быть обнаруженным людьми раньше времени. При других обстоятельствах он бы с большим интересом с ними пообщался, но сейчас его не оставляло чувство того, что надо спешить. Откуда взялось, гном и сам не понимал, но он укутался с головой плащ, вспрыгнул на тянувшийся вдоль всего здания между первым и вторым этажом узкий карниз и побежал по нему. Скоро ему попалось укромное место между двух вывесок. Кастальо устроился там, распахнул плащ и посмотрел на щит. Он был уверен, что магия Арахны перенесёт его как можно ближе к цели, иначе он мог бы годами блуждать по огромному городу. Так и есть, на гладкой поверхности щита появилась схематичная карта местности. Среди чёрных полос были видны две точки - зелёная, слегка двигавшаяся, и красная, неподвижная. Кастальо догадался, что красная показывает его самого, а зелёная - человека, которого он ищет. Судя по карте, до него было недалеко, всего два дома. Гном опять плотно укрылся и осторожно пошел по скользкому мокрому от дождя карнизу. Спускаться вниз он раньше времени не хотел, слишком много народу там ходило, кто-то мог на него наступить, да и просто увидеть. И тут у него опять возникло непонятное чувство, на этот раз, что его уже увидели.
Кастальо остановился, осмотрелся и вдруг замер от неожиданности. На другой стороне улицы, прямо напротив него стояла высокая девушка с длинными серебристыми волосами и в длинном платье. Она не обращала внимания ни на дождь, ни на толпу, идущую по улице, среди которой она выделялась странной внешностью. Но самое главное, её холодные синие глаза смотрели на Кастальо. Гному стало не по себе, но он преодолел странное оцепенение и побежал по карнизу. Девушка бросилась прямо к нему и выбежала на проезжую часть, увернулась, вспрыгнула и пробежала по капоту. Кастальо увидел, что незнакомка догоняет его, а бежать быстрее по скользкому карнизу было нельзя. К счастью, впереди показался далеко выступавший над тротуаром козырек над входом в какой-то магазин, похожий на тот, на какой он попал, прочитав заклинание. Гном соскочил на него и прыгнул прямо на крышу проезжавшего мимо автобуса. Крепко ухватившись за крышу вентиляционного люка, Кастальо увидел, как девушка в длинном платье некоторое время преследовала автобус, но, наконец, остановилась и крикнула, нисколько не заботясь о том, что ее услышат все вокруг:
- Я знаю, куда ты идёшь, там мы встретимся!
Вскоре автобус остановился на перекрёстке как раз рядом с домом, в котором горела зелёная точка. Кастальо расправил полы плаща, спрыгнул с крыши автобуса на стоявшее рядом дерево, проворно спустился на землю и посмотрел по сторонам. Девушки в длинном платье нигде не было видно.
Тогда Кастальо поудобнее устроился в зарослях у корней дерева и начал наблюдать за ничем не примечательной дверью, из-за которой доносилась какая-то необычная громкая музыка. Карта на щите показывала, что Зелёная точка находится как раз за этой дверью, но она была плотно закрыта, поэтому гному, который не мог открыть ее самостоятельно, пришлось прождать довольно долго. Начало уже темнеть, когда музыка, то стихавшая, то опять начинающаяся, окончательно умолкла.
Скоро зелёная точка двинулась к выходу. Дверь открылась, и из нее вышли три молодых человека. Одеты они были в чёрную одежду со множеством металлических заклёпок и шипов, что отдалённо напомнило Кастальо лёгкие старинные воинские доспехи. У двоих были взлохмаченные огромные шевелюры, а у третьего, державшего в руке продолговатую сумку странной формы, были длинные прямые черные волосы, смуглая красноватая кожа и нос с небольшой горбинкой.
- Подвезти вас?
- Да, туда же, как обычно.
Молодые люди направились к «повозке», находившейся в десятке метров от убежища гнома. Кастальо понял, что сейчас они уедут, и со всех ног бросился к машине. Подбегая, он едва не задохнулся от выхлопных газов, но буквально в последнюю секунду успел зацепиться за бампер, подтянулся и уселся на него. Старейшина гномов устал от пережитых впечатлений и целый день ничего не ел, он не знал, куда едет, кто была та девушка с серебристыми волосами и почему она гналась за ним.
Но всё это на некоторое время уступило место восхищению открывшейся его глазам картиной. Дождь перестал, тучи понемногу расходились, между ними засверкали звёзды, и город с наступлением вечера засверкал и засиял цветами тысячи оттенков. Одни светили ровно и неподвижно, другие мигали и сменяли друг друга. Надписи на неизвестных языках, изображения людей и животных, геометрические фигуры сливались в целый океан света. Пораженный гном смотрел на этот праздник красок с широко раскрытыми глазами и очнулся, только когда машина остановилась, и два лохматых парня вышли на тротуар. Кастальо быстро посмотрел на щит. Зелёная точка не двигалась. Значит, смуглый парень и есть тот человек, который ему нужен.
Стив Торекс махнул на прощанье товарищам по группе и собрался ехать дальше, как вдруг услышал тонкий голосок.
- Уважаемый шаман, подожди, нам надо поговорить.
Удивлённый музыкант увидел, что через открытое окно внутри машины залезает человечек в красной шапке, сером плаще, а ростом не более шести дюймов. Человечек ловко перепрыгнул к лобовому стеклу, пробежал вдоль него и уселся на приборной панели недалеко от руля, напомнив сразу фигурку рождественского гнома, которая также сидела у одного знакомого в машине на том же месте.
- Ты кто такой? - спросил Стив.
- Меня зовут Кастальо, - ответил человечек, - У меня к тебе очень важная просьба, но мы можем поговорить где-нибудь подальше отсюда?
Стив, с присущим своим предкам хладнокровием, не стал тратить время на фразы вроде «не может быть» и «это сон». Он тронулся с места, и вскоре машина неслась по опустевшим вечерним улицам, а тем временем Кастальо рассказывал, кто он, как и зачем здесь оказался.
Когда он закончил, Стив некоторое время молчал, а потом произнес:
- Предлагаю поужинать и потом поехать туда, где я обычно остаюсь наедине с собой, думаю и сочиняю. Это самое подходящее место для таких дел.
От купленного по пути хот-дога Кастальо достался маленький кусочек, но и он так насытил уставшего гнома, что его потянуло в сон. Однако он боролся с сонливостью и внимательно слушал, о чём говорил Стив:
- Дед мне рассказывал о своем происхождении. Он был сыном последнего шамана племени тауреков, теперь оно всё вымерло, и о них напоминает только фамилия нашей семьи. Дед чувствовал и знал то, что другие не понимали. Он сам был немного шаманом, обладал ясновидением, общался с духами, поэтому я не очень удивился, когда увидел тебя. Ведь ты, можно сказать, тоже дух, а твоя страна - царство духов, недостижимое для людей. Я могу снять заклятие, дед мне тоже говорил, как это сделать, но для этого нужно место силы, и мы едем туда.
Вот уже и приехали. Машина остановилась около огромного, совершенно заброшенного здания, в провалы выбитых окон виделись дыры в крыше, повсюду валялись ржавые железки и битые кирпичи. Стив вышел из машины, посадил гнома себе на плечо, взял чехол с гитарой и направился вдоль ржавых рельсов в ворота здания. Оказавшись внутри, Кастальо ахнул - это было то самое здание из сна, где ему явилась Арахна.
Стив остановился в дальнем углу зала, где у стены валялась груда каких-то бревён и деревяшек, рядом с которыми стояла канистра с бензином. Неподалёку на полу виднелось огороженное кирпичами круглое место, полное углей. Стив осторожно усадил Кастальо на одно из брёвен и сам присел рядом. Он расстегнул ворот широкой клетчатой рубашки и снял с шеи несколько амулетов.
- Вот это лось, тотемное животное моих предков, - задумчиво говорил Стив, перебирая амулеты. - Это талисман удачи. А это... - Он достал и показал гному деревянный кружок с лицом женщины, в котором тот сразу узнал свою бывшую госпожу. - Дед мне сказал когда-то, что придёт день, и я должен буду его сжечь, исполнив перед этим обряд прощения. Я носил его с собой на всякий случай много лет, но даже никогда и не думал всерьёз, что мне придётся заняться им. Ну что ж, начнём.
Стив разжёг костёр из нескольких крупных деревянных обломков, полив их бензином из канистры. Когда огонь разгорелся, он вынул из чехла гитару и начал играть на ней монотонную ритмичную музыку. Кастальо много раз видел, как колдовала Арахна, у неё это получалось проще и быстрее, но не так зрелищнее для окружающих, как у людей из Большого Мира. Музыка становилась всё быстрее и громче, Стив начал кружиться на месте, ударяя по струнам уже изо всех сил и что-то напевая под нос, и вдруг бросил в костёр деревянный амулет. Костёр вспыхнул на мгновение ослепительно белым светом. Когда пламя улеглось, гном заметил в середине цеха на полпути между полом и потолком белую пелену, которая прямо на глазах увеличивалась в размерах и становилась всё плотнее и плотнее, одновременно приобретая чёткие очертания. Музыка резко оборвалась, Стив положил гитару. Он собирался что-то сказать, но тут его прервал громкий крик:
- Стой!
Прямо к ним быстро шла та самая девушка в длинном платье и с серебристыми волосами.
- Продолжай! – вдруг настороженно крикнул Кастальо.
Незнакомка обратилась к Стиву:
- Прошу тебя, не дай рассеяться этой силе, - она показала на колыхавшуюся в стороне тень Арахны. – Если ты поможешь мне, то она поделится пополам и мы с тобой обретём по её половине. Ты наследник древнего шаманского рода и сам могучий шаман, но станешь ещё сильнее, будешь одним из самых великих волшебников этого мира!
- Пожалуйста, не слушайте её, - умоляюще прошелестела громадная тень. Кастальо никогда не слышал, чтобы Арахна при жизни говорила таким просящим тоном. – Овладев моей силой, она принесёт зла гораздо больше, чем я, а я навсегда останусь у неё в плену, и не будет мне покоя уже никогда.
- Кто вы такая? – спросил Стив.
- Моё имя Ланга, Принцесса Тьмы, - ответила девушка. – Я дочь Весы, невесты Железного Дровосека. И Кастальо следовало бы знать свою будущую повелительницу, потому что скоро Волшебной страной буду править я, и моё правление будет мудрым и справедливым. А тебе, - обратилась она к Стиву, - после того, как мы поделим силу Арахны, я предлагаю отправиться со мной в нашу страну. И мы будем править ею вместе! Великолепная перспектива! Соглашайся! У нас ты будешь правителем целой страны! Выбирай любую - жевуны, мигуны, да кто угодно будут рады такому правителю.
- У меня и здесь есть дела, - немного раздражённо ответил Стив и громко крикнул:
- Арахна! От имени своего народа прощаю тебя! Покойся с миром!
- Нет! Идиот! – громко крикнула Ланга, в её руке сверкнул кинжал. Ещё мгновение – и он бы вонзился в Стива, но Кастальо молнией метнулся под ноги Ланге и она упала на бетонный пол. Тень Арахны стремительно таяла и растворялась в воздухе и вскоре испарилась совсем. Ланга что-то прошептала, исчезла и вернулась в Волшебную Страну.
- Спасибо тебе! Я своё дело сделал, - сказал Кастальо. – Теперь мне надо отправляться домой. Я не могу тебя ничем отблагодарить, могу только подарить свой щит. Он указывал мне дорогу к тебе, но с тех пор, как я тебя нашёл, на нём ничего не появляется. Наверно, он тоже сделал своё дело.
Стив взял щит двумя пальцами и вдруг восторженно воскликнул:
- Да это же самый настоящий медиатор! Так называется пластинка, которой дёргают струны при игре на гитаре. Ну-ка, попробую. Он взял гитару и начал играть, вскоре цех наполнился меланхоличной своеобразной музыкой. Кастальо слушал странные мелодии и ритмические рисунки, совсем не похожие на весёлые плясовые песни жителей Волшебной страны. Наконец, Стив закончил играть и сказал:
- Медиатор словно сам чувствует, что я хотел бы сыграть. Можно сказать, он продолжает вести к цели, только уже в рамках гитары. У меня сейчас столько идей появилось, пока я играл, лет на пять вперёд! Так что до 1990 года я буду знать, чем заняться. А ты знаешь, что Сиэтл называют еще и Изумрудным городом? Так что расскажи у себя дома, что в Большом Мире тоже есть свой Изумрудный Город. – Он опять улыбнулся, потом посерьёзнел и обратился к гному:
- Не буду тебя задерживать, очень рад был знакомству. Мне есть чем заняться здесь. Ваша страна чудесна. Побывать у вас в гостях я бы не отказался, но великие дела ждут меня здесь. Чувствую, что через пять лет музыка, которую я слышу в себе, которую играет сейчас лишь несколько групп у нас в Сиэтле, станет известной на весь мир. И я хочу во всём этом участвовать. Не ради славы, а просто ради полноты жизни, которую мне это даст. А ещё я очень рад, что ваша госпожа раскаялась и обрела покой.
- Я тоже рад. Удачи тебе, Стив!
Музыкант осторожно пожал маленькую руку гнома, затем тот запахнул плащ, пропищал какие-то неведомые слова и исчез. Стив подбросил в костёр ещё несколько ломаных ящиков, уселся на бревно и долго молча смотрел на огонь, вслушиваясь в звучавшие в голове новые мелодии, а на костяном медиаторе, который он продолжал держать в пальцах, постепенно проявилась фигура маленького бородатого человечка в колпаке и плаще.

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 3743
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Замечания: За личные оскорбления и обсуждение действий администрацииЗа хамство и повторное обсуждение действий администрации после предупреждения
Награды: :ms34::ms97::ms96::ms84::ms24::ms24::ms86::ms85::ms102::ms103::ms106:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.20 18:45. Заголовок: Название: Вопрос изо..


Название: Вопрос изоляции
Автор: Sabretooth
Рейтинг: G
Жанр: сказка
Размер: мини
Аннотация: Лан Пирот в наше время


Дима в последний раз за сегодня включил смартфон, но через минуту выключил снова и положил его на тумбочку рядом с кроватью. Никто так ничего и не написал ни в ВК, ни на форуме, а самому писать в последние дни не хотелось. Что ж, пора спать, завтра на работу.
Но сон дразнил и никак не шёл, и Дима лежал и смотрел в низкий потолок, смутно белевший в ночном полумраке плотно зашторенной комнаты. Вот так же он смотрел на потолок и на шторы своей комнаты в совсем другой квартире в далёком детстве. Окно тогда было приоткрыто, лёгкий июньский ветерок колыхал штору и наполнял комнату свежестью и чувством того, что начались летние каникулы и можно заниматься чем угодно - целыми днями пропадать на улице, а вечерами читать книги. В том числе и ту, любовь к которой у него осталась на всю жизнь – «Урфин Джюс» Волкова.
Дима лежал уже долго, как вдруг скрипнула входная дверь подъезда, и на лестнице послышались шаги. Звук был странный, словно шли в деревянных сабо времён Шарля Перро. Только размер обуви был явно не Золушкин - шаги так и грохотали по лестнице. Затем раздался негромкий стук в дверь. Дима не ждал гостей, особенно в такое время, но он встал, прошёл в коридор и открыл дверь. На пороге стоял человек огромного роста и странного сложения - с круглым туловищем и цилиндрической головой.
- Здравствуйте, - приветливо произнёс гость и сделал изящный реверанс.
«Ну вот, Дмитрий, ты и начал сходить с ума от одиночества. Рано или поздно это всё равно бы произошло», - неожиданно для самого себя спокойно подумал Дима и ответил:
- Здравствуйте, Ваше Превосходительство! Проходите, - и он широко распахнул дверь.
- Благодарю. Только не называйте меня так, пожалуйста, - деревянный генерал Лан Пирот протиснулся в дверной проём и пританцовывающей походкой прошёл в комнату. Дима смотрел на него с тем самым неприятным чувством, которое не оставляло его с детства. Сочетание брутальной фигуры генерала и изящных телодвижений учителя танцев выглядело нелепо и годилось разве что для завсегдатая клуба «Голубая устрица». Иначе как издевательством он эту переделку лица и личности не считал, хотя альтернатива была незавидная - Кагги-Карр предлагала дуболомов сжечь. Хотя, может быть, генерал, если бы знал о своей будущей судьбе, выбрал бы костёр? Но Дима понял, что прошлого лучше не затрагивать и вместо этого поинтересовался:
- Что вас привело ко мне? И как вы вообще узнали, кто я и где я живу?
- Мы знаем всех людей в Большом Мире, кто интересуется нашей страной, - ответил Лан Пирот, с любопытством оглядывая комнату. - А вы интересуетесь сильнее всех, поэтому меня и прислали именно к вам.
- Кто прислал? Страшила? И почему именно вас, а не кого-то другого? Извините, что задаю такие вопросы, но понимаете... всё это для меня неожиданно. – «Смирись и расслабься», - звучала в голове у Димы фраза из стикера ВК, который ему иногда присылала знакомая по форуму девушка, одна из немногих людей, с кем он ещё общался.
- Главные правители нашей страны - Страшила, Виллина и Стелла. Но всё по порядку. Присядьте, пожалуйста, и я всё вам объясню.
Дима опустился на кровать и произнёс:
- Насколько я помню, вы обращались к жителям нашего мира только в случае большой опасности.
- Теперь всё обстоит с точностью до наоборот, - начал бывший генерал. - Дело в том, что наш уважаемый правитель Страшила Мудрый исследовал всю страну, но его жажда знаний поистине велика. Он хочет узнать о вашем мире, как можно больше. И более того - он хочет установить с Большим миром постоянную связь, чтобы мы всё узнали друг о друге, делились опытом и оказывали взаимопомощь. Но тут, впервые за много лет, две волшебницы дали о себе знать. Они явились в Изумрудный город ко двору Страшилы и начали его отговаривать. Виллина и Стелла считают, что Волшебная страна благодаря своей и-зо-ля-ци-и от Большого мира до сих пор избежала многих бед и пороков, но если сделать то, что хочет Страшила, то и этому последнему на всей Земле убежищу волшебства и мира придёт конец. В своё время они многое сделали для сохранения недоступности нашей страны, даже помогли Гингеме расставить камни. - Лан Пирот хитро подмигнул, но потом опять посерьёзнел. - Посовещавшись, все трое правителей решили послать одного из жителей нашей страны к одному из жителей вашего мира, чтобы тот рассказал всё о Большом мире, и из этих рассказов будет ясно, стоит ли открывать Волшебную страну или оставить её заповедной. Почему выбрали вас, я уже сказал, а почему меня... Меня переместила прямо к вашему дому магия Виллины, а она не может переместить живое существо из плоти и крови так далеко за пределы нашей страны. Поэтому надо было выбрать кого-то искусственного. Страшила и Дровосек должны оставаться на посту правителей своих стран, Тилли-Вилли слишком велик, а дуболомы... мои бывшие подданные слишком недалёкие и не смогут усвоить информацию и правильно составить отчёт, - смущённо улыбнулся деревянный гость. - Поэтому выбор и пал на меня.
«Вот это да, мне придётся выступить от имени всего человечества, - подумал Дима. - Странный всё-таки они сделали выбор. О Волшебной стране много думают те, кто уходит в мысли о ней от окружающей действительности и вряд ли скажут о Большом мире, в котором вынуждены жить, что-то хорошее. Но к тем, кто в неё не верит, тем более нет смысла посылать гостей. Скорее всего, это сделали Виллина и Стелла с дальним прицелом. Ну что ж, помогу им, поскольку наши мысли по этому вопросу одинаковы».
Он включил компьютер, уселся за столик и обратился к генералу.
- Прошу вас, почтенный Лан Пирот, посмотрите на этот экран. Сейчас я вам покажу весь наш мир.
- У вас есть такой же ящик, как тот, который Стелла подарила Страшиле? - заинтересовался Лан Пирот.
- Да, только показывает он гораздо больше. Всё это благодаря Интернету - долго объяснять, что это такое. Смотрите!
Перед изумлённым генералом на экране стали появляться огромные здания, машины, самолёты, вертолёты, космические корабли, роботы и другие достижения человеческой мысли. Познакомив его с наукой и техникой, Дима перешёл к искусству, уделив хореографии больше времени, чем другим видам. У Лана Пирота разбегались глаза, когда он видел, как на экране люди танцуют то джигу, то лезгинку, то капоэйру, трясут длинными волосами на рок-концертах и прыгают на дискотеках.
- Просто поразительно, сколько всего есть в Большом мире непознанного и неизвестного у нас! - воскликнул он. - Теперь я понимаю стремление нашего уважаемого Страшилы ознакомиться со всем этим и ввести всё это в нашу страну. Это её просто преобразит!
- Согласен, но, - театрально вздохнул Дима, - это только одна сторона нашего мира, лучшая, а там, где есть свет, есть и тьма. Мне очень не хочется знакомить вас с неприятными гранями нашей жизни, но я не могу о них умолчать. Я должен показать вам всю правду.
И Лан Пирот сначала увидел то, что вызвало в нём неприятные воспоминания о прошлой жизни. Военная техника, атаки, выстрелы, взрывы, убитые солдаты и мирные жители, разрушения. Потом пошли картины мирной, но отнюдь не счастливой жизни - нищета, криминал, эпидемии, катастрофы, социальное неравенство... Дима не жалел усилий и выискивал самые впечатляющие видео и фотографии.
К концу презентации деревянный человек сидел прямо на полу, потрясённый и растерянный.
- Вам повезло, друг мой, - сказал Дима, - что вы столкнулись с одними из немногих хороших людей, которые вообще есть в нашем мире. Таких, как Элли и её родственники, мало. Как хорошо, что в своё время Фред Каннинг не открыл даже за большие деньги дорогу в вашу страну. Теперь вы видели наш мир со всех сторон. Надеюсь, что ваши правители примут правильное решение.
- Да, я уверен в этом, - ответил Лан Пирот неожиданно твёрдым голосом прежнего генерала, ответственного за судьбы других людей. - Ещё раз благодарю вас, что уделили мне время, я узнал всё, что хотел. Мне пора.
Он вышел в коридор чеканной походкой, но у самых дверей обернулся и сказал:
- Я думаю, что это не последняя наша встреча.
- Возможно, - ответил Дима. - Заходите ещё, если что.
Лан Пирот широко улыбнулся и исчез за дверью. Прогрохотали по лестнице его тяжёлые деревянные ноги, и всё стихло.
Дима лёг в кровать, не выключив ни компьютер, ни свет.
- Всё, крыша едет, - произнёс он, глядя в потолок. - Надо что-то в жизни менять.

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 3744
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Замечания: За личные оскорбления и обсуждение действий администрацииЗа хамство и повторное обсуждение действий администрации после предупреждения
Награды: :ms34::ms97::ms96::ms84::ms24::ms24::ms86::ms85::ms102::ms103::ms106:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.20 18:46. Заголовок: Выкладка текстов око..


Выкладка текстов окончена! Можно комментировать
Свои организаторские впечатления выскажу чуть позже.

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Чёрный рыцарь




Пост N: 5201
Зарегистрирован: 24.08.12
Откуда: Россия, Химки
Рейтинг: 19

Награды: :ms93::ms97::ms24::ms86::ms85::ms109::ms110:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.20 21:36. Заголовок: Что же, нас всех сто..


Что же, нас всех стоит поздравить, что первый за очень долгий срок (4 года или 5 лет - сам уже не уверен) конкурс собрал сразу 9 фанфиков и привлёк к участию новых авторов, имена которых мы узнаем по окончании конкурса. Надеюсь, что и с точки зрения комментариев он окажется богатым. А пока сам подам пример Комментировать буду долго, каждый текст по мере прочтения.

Лилипут-поджигатель
Автор первого текста выбрал темой впечатления жителя Волшебной страны от современной квартиры при непосредственном вынужденном контакте с ней. Тема раскрыта талантливо, скажу честно - я даже не все предметы в шкафах и ящиках смог опознать по описанию. Урфина жаль, а автора хочется похвалить за акцент на параллели чтения незнакомого заклинания с нажиманием непонятных кнопок и рычажков. Только вот в этом случае заклинание оказалось опасней, чем кнопки...
Рассказ удивительно реалистичен и думаю, что автор вовремя остановился, не став раскрывать судьбу Урфина после общения с полицией - боюсь, ничего хорошего с ним в Большом мире не будет.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Чёрный рыцарь




Пост N: 5202
Зарегистрирован: 24.08.12
Откуда: Россия, Химки
Рейтинг: 19

Награды: :ms93::ms97::ms24::ms86::ms85::ms109::ms110:
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.03.20 00:13. Заголовок: Между молотом и нако..


Между молотом и наковальней
Сложный текст, перечёл дважды, прежде чем уловил все нюансы. Но сложный он не оттого, что автор что-то напутал - наоборот, автор в короткий текст вложил очень много смысла.
И начать хотелось бы с того, что в рассказе очень хорошо раскрыт главный вопрос, который, думаю, возник у каждого участвующего в конкурсе: а зачем вообще жителю Волшебной страны отправляться в Большой мир? В каноне Волкова Кагги-Карр и Фарамант делали это, чтобы позвать на помощь. В каноне Сухинова Корина - чтобы отомстить Элли. Но вообще очень мало приходит в голову действительно веских причин для подобного действия.
Если автор предыдущей конкурсной работы про Урфина пошёл простейшим путём и обоснуем попадания Урфина Джюса в Большой мир служит случайность, замешанная на неуёмном любопытстве, то в "Молоте и наковальне" причина гораздо продуманней и серьёзней.
Речь идёт о беженцах. И с этим связано то, что одновременно является плюсом для рассказа как художественного произведения и минусом для него как для конкурсной работы. Он не читается как рассказ об Аргуте, он читается как рассказ о кузнеце Струге. Именно Струг в нём выглядел активной движущей силой и сознательным лицом, Аргут же - жертва чужого замысла.
Рассказ прекрасно вписывается в канон как пропущенная сцена, логично объясняя судьбу кузнеца Струга, в которой в серии книг Сухинова было много вопросов. Ни Аргут ни закадровая Ланга при этом не выпадают из своих характеров, а Струг органично смотрится одновременно и как выходец из Волшебной страны и как человек, уже поживший в Большом мире и пользующийся его терминологией.
Вещь в целом сильная, заставляет задуматься об ответственности за свои поступки, за судьбу родины, и о том, имеет ли смысл борьба и как оценивать надежду на победу. Так что несмотря на то, что вектор в рассказе сместился от указанного в билете Аргута к Стругу, автору хочется пожелать, чтобы меньшая в сравнении с Волковым популярность книг Сухинова в фандоме не поставила рассказ в проигрышное положение, как это было на конкурсах лет семь назад.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Чёрный рыцарь




Пост N: 5203
Зарегистрирован: 24.08.12
Откуда: Россия, Химки
Рейтинг: 19

Награды: :ms93::ms97::ms24::ms86::ms85::ms109::ms110:
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.03.20 00:46. Заголовок: Служу Изумрудному го..


Служу Изумрудному городу
Ещё один текст, в котором в первую очередь хочется обратить внимание на причины попадания жителя Волшебной страны в Большой мир. Автор одновременно сделал ставку на переиначивание каноничной ситуации, на желание Дина Гиора обеспечить безопасность Изумрудному городу - и на случайность, в результате которой прятки на воздушном шаре завершились совсем не так, как того ожидал персонаж текста.
Сомневаюсь, что сам факт прятания человека в бочке внутри гондолы аэростата реалистичен, но за внимание к деталям в описании Большого мира автора хочется похвалить - я даже полез в поисковик узнавать, что такое этот сорговник, из которого состоит прерия.
Большой мир в рассказе выглядит по сравнению с Волшебной страной контрастно - неуютно место этот ваш Дикий Запад. Можно сказать, что автор текста переворачивает ВИГ - как Элли бросилась в фургон за Тотошкой, так Дин Гиор полез в шар за Гудвином, и попал в совершенно непривычный для себя мир, полный опасностей, где вместо людоеда его пытаются убить индейцы.
Так же стоит отметить, что это уже второй подряд конкурсный текст не столько о впечатлениях от Большого мира, сколько о желании вернуться в Волшебную страну.
Реплика Струга про огнестрельное оружие перекликается с финальной фразой Дина Гиора про револьвер. Да уж, Урфину Джюсу действительно пора читать неизвестные заклинания и спасаться в квартиру, где его арестует полиция

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Чёрный рыцарь




Пост N: 5204
Зарегистрирован: 24.08.12
Откуда: Россия, Химки
Рейтинг: 19

Награды: :ms93::ms97::ms24::ms86::ms85::ms109::ms110:
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.03.20 01:10. Заголовок: Застройщик с Кругосв..


Застройщик с Кругосветных гор
Здесь в принципе нет акцента ни на том, как житель Волшебной страны попал в Большой мир, ни на том, зачем. И зачем вообще Тилли-Вилли решил работать в строительной конторе.
Рассказ милый, юмор к месту, разговор железного великана с человеком о потребностях людей красив и философичен, напомнил рассказы Айзека Азимова.
Минусом является то, что в принципе в этом рассказе смысл сохраняется, если Тилли-Вилли самим другим рандомным гигантским роботом. Т.е. опора на канон Волкова в рассказе вторична. Думаю, автору стоит писать ориджи, может получится весьма хорошо

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 836
Зарегистрирован: 07.06.19
Откуда: Украина
Рейтинг: 5

Замечания: За обсуждение действий администрации и переход на личности
Награды: :ms19::ms20::ms97::ms31::ms95::ms32::ms24::ms102::ms104::ms106::ms78::ms79::ms108:
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.03.20 13:37. Заголовок: Donald пишет: главн..


Donald пишет:

 цитата:
главный вопрос, который, думаю, возник у каждого участвующего в конкурсе: а зачем вообще жителю Волшебной страны отправляться в Большой мир?

Среди прочего, очень понравилось, как по-разному подходят авторы к этому вопросу. И даже там, где использован, казалось бы, путь наименьшего сопротивления - неосторожный эксперимент со "случайным заклинанием" - нет ощущения повтора. Урфин в "Поджигателе" и Корина в "Прогулке" с такой завязкой и вытекающим из неё квестом фактически примеряют на себя роль Элли в ВИГ, но отыгрывают это амплуа в полном соответствии со своими характерами )))

--Меня здесь нет-- Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 763
Зарегистрирован: 11.04.19
Рейтинг: 5

Награды: :ms19::ms97::ms31::ms20::ms108:
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.03.20 15:14. Заголовок: Хочется похвалить &#..


Хочется похвалить "Молчание" за то что затронули одну из самых интересных тем в Волшебной стране - тему разума у животных и их собственного отношения к этому. Мелодраматичные размышления Кагги-Карр одновременно забавные и заставляют задуматься, её часто жалеешь. Сама не раз думала о том, какие преимущества даёт человеческая речь и как трудно её лишаться. Правда я думала об этом в контексте Тотошки . Но автор прекрасно справился(лась).

О боже, подари мне мозги Страшилы, храбрость Льва, сердце Железного Дровосека, удачу Элли и силу воли Урфина Джюса. Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Пост N: 27
Зарегистрирован: 13.11.19
Рейтинг: 1

Награды: :ms94::ms31:
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.03.20 15:21. Заголовок: Подключаюсь к коммен..


Подключаюсь к комментированию. Буду много капитанствовать, немного СПГСить и, возможно, говорить о стилистике и орфографии, но сначала отмечу, что авторы всё-таки потрясающие люди: вывести из случайного персонажа и конкурсной заявки что-то по-настоящему интересное смог бы всё-таки не каждый - при этом не интересных ни в одном аспекте работ на конкурсе нет.

1. «Лилипут-поджигатель». Яркие описания техники и быта Большого мира с точки зрения человека, никогда их не видевшего — ни в одной другой конкурсной работе этому не уделено столько внимания, на самом деле — незамысловатый, но хорошо описанный способ «попадания», который благодаря подаче не вызывает недоверия, хорошо заметный характер героя и мотивация поступков — а также реакция окружения на них во вставках с полицейскими. Настоящих недостатков не заметил, худшее за всю работу — маркированный список, не вписывающийся в мои стереотипы об оформлении художественных текстов.

2. «Между молотом и наковальней». Большое внимание к опыту и особенностям восприятия фокального персонажа, порадовали упоминания психологических уловок. Здорово, что работа не просто согласуется с каноном, а углубляет его, дополняет и объясняет. О деталях вроде практики Ланги с заклинанием омоложения, идеологии каббаров и пророчества о Железном Дровосеке читать было чрезвычайно интересно. Отсылка к баумовскому Тик-Току и описание Врат в Большой мир с замком в пяти измерениях и чётко очерченным механизмом работы (фанат подхода «магия — это наука» и сложных технических артефактов) выделяются особенно. Конфронтация цинизма и приспособленчества со смелостью и чувством долга. Впечатляет честная решимость Аргута, но вот его самого всё-таки маловато — Струг его заслоняет.

3. «Служу Изумрудному городу». Интересные детали из истории Штатов, за что спасибо автору. Пылкий Дин с чувством долга (люблю это у персонажей) и револьвером.

4. «Застройщик с Кругосветных гор». Самая светлая работа. Тут тебе ни описания магических (или не очень) способов перемещения, ни культурного шока пришельца, ни тяжёлых и сложных материй. Понравился Тилли — судя по обмолвкам, уже пообжившийся в Большом мире, но каноничный и генерирующий тонны ситуационного юмора. Понравилась и идея, которую он несёт — в самом деле, что мы, не люди, что ли? Но довольно странно, что люди в БМ так спокойно относятся к разумной (человеческим разумом!) стальной махине и даже нанимают её на работу, а удивляться начинают только тогда, когда махина вместо склада строит двухэтажный особняк с фонтаном, камином и столом для яблочных рулетиков.

5. «Место под радугой». Помимо чести, долга и математически выверяемых чар у меня слабость к разумным, сдержанным героям, чётким планам и системам, которые построены в интересах группы и при этом работают. Так что ничего удивительного, что мне понравилась эта версия описания Волшебной страны и её жителей с организацией поставок, системой информирования и способностью Ментахо так изящно лгать в лицо агенту спецслужб. Понравилась не переходящая в цинизм честность в описании Ментахо Большого мира со всеми его достоинствами и недостатками, и честная причина отказаться от заключения сделки. Понравилось сравнение агентом Баума и Волкова. Да и сам агент тоже хорош — по крайней мере, находится на своём месте, и использование клише со спецслужбами не выглядит пошло.

6. «Долгая прогулка пешком». Самый яркий плюс — выдержанный характер Корины. Порадовала её реакция на смартфоны и отсутствие у современных людей обычных для средневековой Волшебной страны навыков. Сочетание способности напирать и гнуть свою линию даже рискуя показаться сумасшедшей с умением лгать и игрой на публику, сохранение принципа «уравновешивать зло добром», любовь к роскоши и практичность, магия и сады… И реалии Большого мира, действительно пропущенные через призму всех этих черт, а не просто описанные с позиции человека, видящего их впервые. Язык субъективно чуть хуже, чем у предыдущих работ, но не могу понять, в чём это «хуже» заключается, так что, скорее всего, дело в моём восприятии.

7. «Молчание». Слог местами тяжеловатый, зато атмосферный. Мысль, что потеря разума тождественна смерти. Есть идеи, с которыми я бы позволил себе поспорить (в духе «поисков смысла там, где его обычно не замечают»), но и это тоже достоинство, потому что далеко не каждый текст воспринимаешь так близко, что с ним хочется полемизировать.

8. «Кастальо и проклятие тауреков».
Язык шероховат — синтаксические неточности, вроде «залюбовался на» или «не так зрелищнее», рваные или наоборот слишком длинные предложения с сухими описаниями, неестественно звучащие диалоги (впрочем, чувство, позволяющее этого избегать, приходит с опытом и прискорбно быстро исчезает при отсутствии практики — увы, и то, и другое испытано на себе).
Почему Кастальо так безропотно согласился помочь Арахне? Во время Желтого тумана, насколько я помню, именно ему принадлежало решение перейти на сторону Страшилы. Откуда теперь такое почтение к прежней госпоже?
Ланга действует не слишком непродуманно и открыто? В книгах, если я не ошибаюсь, она раскрывала карты, только когда была уверена, что всё уже под её контролем, и не пыталась никого подкупить обещаниями.
Понравился Стив Торекс — люблю образы современных магов и шаманов, особенно с таким серьёзным подходом к делу. Хотя мне почему-то кажется, что музыкант из него даже с волшебным медиатором выйдет посредственный.
Кстати о волшебном медиаторе - это случайно не отсылка к «Талисману» Стивена Кинга?

9. «Вопрос изоляции». Ну… написано грамотно. Есть обоснование «попадания». Идея, похожая на ту, что в «Месте под радугой». Интересные детали из жизни волшебниц. Но персонаж из Волшебной страны в наличии только как декорация, рассказ больше про Дмитрия, а это, если не ошибаюсь, не вполне соответствует условиям конкурса.

Щас я бабац! Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 3745
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 15

Замечания: За личные оскорбления и обсуждение действий администрацииЗа хамство и повторное обсуждение действий администрации после предупреждения
Награды: :ms34::ms97::ms96::ms84::ms24::ms24::ms86::ms85::ms102::ms103::ms106:
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.03.20 15:40. Заголовок: Jackdaw пишет: худш..


Jackdaw пишет:

 цитата:
худшее за всю работу — маркированный список, не вписывающийся в мои стереотипы об оформлении художественных текстов.


Косяк организатора, простите. Я должна была это поправить)

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Чёрный рыцарь




Пост N: 5207
Зарегистрирован: 24.08.12
Откуда: Россия, Химки
Рейтинг: 19

Награды: :ms93::ms97::ms24::ms86::ms85::ms109::ms110:
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.03.20 01:16. Заголовок: Продолжаю читать и к..


Продолжаю читать и комментировать.

Место под радугой
Если в рассказах про Урфина и Дина Гиора Большой мир выступал как среда враждебная и опасная для жителя Волшебной страны, а в рассказе про Струга и Аргута как безопасное убежище, то "Место над радугой" стоит особняком - здесь Волшебная страна и Большой мир выступают на равных, можно сказать, стоят друг друга.
Здесь ещё, один новый обоснуй попадания жителя Волшебной страны в Большой мир, и этот обоснуй кажется наиболее логичным с точки зрения волковского канона. Ведь действительно, после того, сколько полезных технических новшеств принесли с собой Чарли Блек и Фред Каннинг, почему Страшиле не организовать постоянную разведку в Большой мир с целью заимствования полезного опыта?
Текст построен на честном противоборстве двух тайных агентов, но противоборстве, ведущимся в диалоге. Оба героя - и Ментахо и тайный агент Соммерс вызывают уважение как профессионалы и как люди, честно высказывающие друг другу свою позицию. В такое развитие событий спустя энное число лет после канона верится, в этом автор добился несомненного успеха.
Пожалуй, на данный момент для меня это сильнейший текст среди уже прочтённых конкурсных работ.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Чёрный рыцарь




Пост N: 5208
Зарегистрирован: 24.08.12
Откуда: Россия, Химки
Рейтинг: 19

Награды: :ms93::ms97::ms24::ms86::ms85::ms109::ms110:
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.03.20 01:30. Заголовок: Долгая прогулка пешк..


Долгая прогулка пешком
Здесь вхарактерная Корина и ещё один сюжет из серии "не экспериментируй с магией - пожалеешь". Было всё описанное сном или нет, но автору удалось передать эмоции волшебницы, привыкшей к собственной всесильности, в момент, когда она оказалась полностью беспомощной. Отдельный плюс за акцент, что для Большого мира Корина выглядит подростком - что, читая канон, иногда забываешь.
Героине сопереживаешь, даже если никогда не являлся её фанатом. Однако, то, что автор пошёл по пути наименьшего сопротивления, и описал приключения Корины в Большом мире как то ли случайную магию то ли сон, а не стал искать реалистические причины отправиться в Большой мир, к сожалению, не делает для меня рассказ выигрышным в сравнению с некоторыми другими конкурсными работами.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Новых ответов нет , стр: 1 2 3 4 5 6 All [см. все]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- дома
- никого нет дома
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 10
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Мир Волкова Изумрудная страна Заколдованное королевство - Tin Man Хроники Изумрудного города и его окрестностей Изумрудный город Миры Изумрудного города Изумрудная страна|Магвайр,Баум,Сухинов,Волков Типичный Урфин Джюс *NO SLASH!* Tin Man | «Заколдованное королевство» Друзья Изумрудного города