Главная сайт Изумрудный город Правила Форума Выберите аватару Виртуальный клуб Изумрудный город

В издательстве «Шико-Севастополь» вышел восьмитомник серии «СОБЕРИ РАДУГУ» Ю.Н. Кузнецова. Твёрдый цветной переплёт, прошитый чёрно-белый блок, 400 иллюстраций О. Бороздиной, И. Буньковой, В. Коновалова, D. Anfuso.
Цена 200 руб. за том.

Заказать у автора: e-mail | vkontakte | facebook

 
Даниил Алексеев «Приключения Оли и Пирата»
Образцом при написании и оформлении были книги А. М. Волкова. Девочка Оля похожа на Элли и Энни Смит, а также Алису Селезнёву, только она наша соотечественница и современница. В истории «Серебряные башмачки» тайный враг подсунул Оле туфельки Гингемы. Девочка решила поиграть в Элли... и оказалась в Голубой стране. Там она встретит Виллину, Кагги-Карр, Элли, Тотошку, побывает в пещере Гингемы и столкнётся с Урфином Джюсом и филином Гуамоко.
Цена 500 руб.
(включая стоимость пересылки)

Заказать у автора: e-mail



АвторСообщение



Пост N: 1
Зарегистрирован: 10.12.09
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.12.09 14:35. Заголовок: Из писаний Леана Уга. (продолжение)


Вряд ли это про Изумрудный город. если выразиться переносно это не ветвь, а параллельный стволик. Но тем не менее.
из главы 7.
Наутро Урфин приказал красному взводу идти в дальний лес, заготавливать строительный материал для новых дуболомов. Чтобы указывать нужные деревья, со взводом пошел один из мастеров. Дуболомы захватили с собой пять пил и четыре топора, а 2 номер умудрился стянуть из мастерской ящик с инструментами Урфина. Капрал Бефар заметил непорядок, молча отобрал у дуболома ящик, но потом сообразил, что инструменты могут пригодиться, и оставил их у себя.
--Всё готово? - спросил капрал.
--Всё, - ответили дуболомы недружным хором.
--Тогда пошли!
«По крайней мере мы должны принести дерева на пять дуболомов, тогда Урфин не будет ругаться»,- думал Бефар. Дуболомы длинной вереницей шли по лесу. Непривычному человеку было бы страшно в таком лесу, даже свет сюда редко проникал. Но дуболомы ничего не боялись, им все было интересно, ведь они в первый раз пошли так далеко в лес одни, без Урфина.
Бефару, который шел впереди и выбирал дорогу, в конце концов надоело тащить ящик. На первой же большой поляне он скомандовал «стой!» и повернулся, отыскивая второго номера. Тот плелся позади всех с пустыми руками и беспечно насвистывал. Капрал подошел к нему, протянул ящик и сказал:
--Тащи свои инструменты.
--Сам тащи, если тебе хочется, - ответил дуболом.
Не раздумывая, капрал ударил его ящиком. Но тот увернулся, и удар пришелся по спине. В это время сзади кто-то лег капралу под ноги, и 2 номер сильно толкнул его. Бефар перелетел через дуболома. Он упал в жесткую траву. Неуклюже поднялся и не успел выпрямиться, как сзади его ошарашили дубиной. Бефар развернулся, но там никого не было. Тут кто-то свалился с дерева прямо ему на голову. Бефар упал.
Он уже не видел, как дуболомы бросились бежать в лес, а на поляну вышел Железный Дровосек. Возле лежащего ничком Бефара суетился Страшила. Это он по собственной неловкости нечаянно свалился на голову красному капралу. И так удачно!
--Смотри, Дровосек, они убили бы сами своего начальника, если бы я не помешал. Может быть, они теперь разбегутся кто куда по всему лесу?!
--Не похоже, что они убежали. Кусты шевелятся. Пошли посмотрим, они наверняка там.
--Они идут! – сказал 2 номер. Пять или шесть дуболомов остались в кустах, остальные побежали звать помощь.
В это время очнулся капрал. Страшила заметил это и дернул за руку Дровосека. Друзья остановились в двух шагах от кустов. Капрал не замечал врагов, он поднялся на ноги спиной к ним, наклонился, взял в руки дубину. Железный Дровосек перехватил поудобнее топор, изготовился к броску с одновременным разящим ударом…
И тут на него навалились дуболомы. Это произошло так быстро, что Железный Дровосек не успел ничего сделать; у него отняли топор, придавили к земле и хотели оторвать голову. Железный Дровосек изловчился и отшвырнул ногой одного из противников. Затем, собрав все силы, он медленно поднялся с земли и рванулся. Дуболомы, которые держали Дровосека за руки, разлетелись в разные стороны. Двух дуболомов Железный Дровосек сшиб лбами, еще одного пригвоздил ударом железного кулака по макушке. И, не дожидаясь продолжения, метнулся в лес. Вслед ему донеслись воинственные крики дуболомов.
Бефар, стоя в стороне, не успел ни присоединиться, ни вмешаться. А теперь он не спеша пошел к своим солдатам. Они, похоже, забыли про капрала. Трое из них неподвижно лежали, а четверо, стоя полукругом, рассматривали большой топор Железного Дровосека. Бефар строго окликнул дуболомов.
Второй номер посмотрел на своего капрала и понял, что у того на уме что-то недоброе. Но он встал в вызывающую позу и сделал вид, что совсем не боится Бефара. Бефар не видел, что 1 номер осторожно подкрался к нему сзади. Капрал поднял дубину, но тут другая дубина с силой опустилась ему на голову. У Бефара помутнело в глазах, падая он уловил гаснущим взглядом, что 2 номер еще раз сильно ударил его.
--А теперь бежим в лагерь! – предложил третий номер. – Сообщим, что на нас напал железный дуболом. Это же наверное Железный Дровосек.
--Да, это он, - ответил второй красного. – Жалко у нас был неполный взвод. А капрала бросать нельзя, нам тогда не будет пощады… Тише, кажется, возвращается Дровосек!
--Оживим Бефара? – спросил 3 красного.
Второй номер посмотрел на остальных : к тому времени трое оглушенных Дровосеком уже очнулись и все шесть стояли в нерешительности.
--Нет, он только помешает. Сними с него голову. Ну, что смотришь, тебе говорю!
Третий номер помедлил, но подчинился. Дуболомы взяли на изготовку дубины и встали плечом к плечу.
Железный Дровосек действительно возвращался и возвращался воодушевленный. А ведь совсем недавно он с позором бежал с этой самой поляны.
--Ну что же ты!? – шипел под ухом Страшила. – Их там осталось всего пять!
--Пять! – передразнил Железный Дровосек. – Только топор-то у них.
--Найди что-нибудь! Торопись! Четверых ведь нет, за помощью, наверное, побежали. Погоди! Они же старой дорогой пойдут, по ручью, другой не знают.
--Точно, - обрадовался Дровосек. – Мы их перехватим.
…Три дуболома и мастер спешили в крепость, но не могли бежать быстро, потому что боялись заплутаться. Они были уверены, что опасность где-то за спиной и растерялись, когда в двух шагах перед ними с дерева спрыгнул низкий толстенький человечек и закричал, размахивая то ли дубинкой, то ли тростью. Дуболомы на мгновение замерли, и тяжелый кулак обрушился на затылок одного из них.
Восьмой красного свалился без памяти, а Железный Дровосек, выскочив из своей засады из-за толстого ствола, вырвал дубинку у замешкавшегося десятого номера. Два дуболома попятились, защищаясь от Дровосека, Страшила тем временем сцепился с мастером.
Мастер значительно уступал по силе боевым дуболомам, но и он был бы для Страшилы необоримым противником, если бы обладал хоть ничтожным воинским духом и подготовкой. А так они бестолково топтались на месте, причем мастер стремился только отцепиться от повисшего на нем Страшилы. Их возня продолжалась недолго. Железный Дровосек, разделавшись со своими противниками, одним ударом утихомирил мастера и поздравил Страшилу с первой победой.
--Быстрее за топором! – подхватил Страшила. – Если успеем вернуться, изрубим этих в щепки…
Железный Дровосек выскочил на поляну с поднятой дубиной. Дуболомы встретили его громкими боевыми криками, подбадривая себя и друг друга. На этот раз никто не побежал даже тогда, когда Железный Дровосек врезался в середину строя. Его противники довольно уверенно защищались от тяжелых ударов, хотя порой пятились и даже валились с ног. Но ни разу не удалось Дровосеку воспользоваться удачным результатом и довершить дело: враги тут же смыкались, а сбитый дуболом благополучно поднимался на ноги. И опять семеро против одного.
Железный Дровосек проклинал короткую дубинку десятого номера. Если бы его топор! Тяжелый, отточенный, вдвое длиннее дуболомовских дубин. Это настоящее оружие. Но топор валялся где-то в высокой траве, а может быть дуболомы успели спрятать его куда-нибудь подальше.
И словно в ответ на мысли Железного Дровосека с другой стороны поляны раздались крики Страшилы. На мгновение повернув голову, Дровосек увидел в руках друга свое потерянное оружие. Но и дуболомы увидели тоже.
С громкими воплями они встали живой стеной между Дровосеком и Страшилой. На крики дуболомов из лесу донесся ответный клич, и на поляне появилось еще трое дуболомов из красного взвода. Очнувшиеся после побоев Дровосека и теперь повернувшие назад на помощь своим, они устремились прямо к Страшиле.
Страшила с тяжелым топором в руках неловко посеменил в лес. Видя это, Железный Дровосек бросил дубинку, не обращая внимания на удары, руками растолкал заслон дуболомов. Он побежал за Страшилой и догнал он его уже в лесу. Тем временем красный взвод, захватив инструменты, в том числе злополучный ящик, и безжизненного капрала, бежал в другую сторону. Когда Железный Дровосек, вооруженный топором, вернулся


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 19 [только новые]





Пост N: 25
Зарегистрирован: 10.12.09
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.01.10 11:33. Заголовок: Глава 5 Неудачник Г..


Глава 5 Неудачник Гусь

Не успел приехавший Урфин выйти из своей автомашины, генерал доложил ему, что он подготовил армию к отражению нападения Речного Хозяина. Услышав это имя, повелитель резко оборвал Лан Пирота и поманил рукой Понину Младшего.
--Значит, никому ничего не рассказывал? – насмешливо спросил он у подошедшего водителя. – Ступай генерал, а с этим я сам разберусь.
На следующий день генерал отменил все намеченные военные действия и отправил два взвода во главе с Желтизной строить пограничную заставу. Остальным Урфин тоже пообещал подыскать работу, чтобы не болтались без дела.
… Сорока и Лиса (4 желтого) шагали рядом:
--Всё пропало из-за этой стройки, - сердился Лиса. – Только зря за Гусем ходили целую неделю!
--Гитон сказал, через два дня нас сменят, - успокоил Сорока. – За два-то дня ничего не случиться. Ну как, выяснили, зачем он шатался по той полянке?
--Я не понял. Он там камни рассматривал.
--Ничего, - уверенно сказал Сорока, – во всем разберемся!
За Гусем желтый взвод стал следить после ночного визита Хозяина. Предутренние часы той панической ночи они коротали вместе с зеленым взводом. Сорока случайно обратил внимание, что Гуся среди них нет. Ватис тоже не знал, где 4 номер его взвода. Утром Гусь явился и объяснил капралу, что был в казарме красного взвода. Ватис удовлетворился ответом, но Сорока вдруг вспомнил слова Понины о странном поведении Гуся. Он рассказал об этом взводу, всерьез его слова воспринял только Лиса. Но слежка за Гусем и для других стала развлечением, тем более, что Гусь вел себя необъяснимо.
Трудно было понять, что или кого он ищет в лесу. Ведь Гусь был единственным кроме Понины дуболомом, который знал, кто такие зеваки. В тот раз на поляне он видел не одного Эота Линга. Он хотел поделиться новостью с Пониной, но Понина его неправильно понял. Другие , как Гусь давно убедился, тоже не принимали его всерьез. Сорока, и тот не захотел слушать. А теперь Гусю пришла в голову интересная мысль, что Речной Хозяин – пугало, сделанное зеваками. Если они устраивали дуболомам ловушки, почему бы им ни захотеть попугать их.
Гусь решил выследить зевак. Зачем, он и сам не знал. Просто из любопытства. Но как искать их, было неизвестно. Он начал с поляны, где все еще валялись те камни. Следы, если и были, давно затоптаны, но Гусь все-таки сообразил, что есть одна зацепка. Камни-то явно не с поляны! А клоуны не могли принести такие здоровые булыжники, это им не по силам, значит катили их или волокли. Для этого нужна хотя бы узенькая тропка к горам или реке. И Гусь действительно отыскал ее. Еле приметная стежка вывела его на самый берег реки. Камней здесь было достаточно, и Гусь, воодушевившись успехом, стал осматривать все вокруг, то уходя от реки, то приближаясь к ней. Так он петлял вокруг весь вечер и, наконец, добился своего.
Неизвестный предмет лежал у самой воды. Положили его совсем недавно. Узкая металлическая пластинка, напоминающая длинную ступню или плавник рыбы. Гусь поднял находку. На ней было нацарапано: «Пона зачем ты твой Пона». Странное письмо. А ведь где–то здесь недалеко он видел такой же отпечаток. Гусь огляделся. Лес уже наливался темнотой, река несла на себе последние отблески уходящего света неба. Придется отложить поиск до утра. …
Еще только чуть светало, а внутренний зуд уже гнал Гуся на берег. Он ощущал приближение удачи и не ошибся. След отыскался, но один единственный. Что дальше? Гусь медленно повернул голову, оглядывая все вокруг. Вот этот бугорок с пожухлой травой надо осмотреть получше. Так и есть – люк! Чей-нибудь склад?
Гусь обнажил люк и взломал его. К своему удивлению он увидел, что это не люк, а крышка зарытого ящика. В ящике лежали украшения «Хозяина». Вот маска, когти для рук, щетина, клыки. А это что за диск? И Гусь понял – это диск для номера! Случалось, некоторые дуболомы ради шутки или безопасности прятали под такими дисками номера. Значит Хозяин – переодетый дуболом. Все было ясно, но вдруг Гусь задумался: а почему же Хозяин светился, ведь украшения железные. Гусь не знал, что кусочки гнилого дерева, прикрепленные по всем частям железного наряда, испускают в темноте красноватый свет, и, отражаясь от железа, этот свет тускло, но осветит всю фигуру.
«Наверное, есть другие украшения», - решил Гусь. Он тщательно осмотрел все вокруг тайника и совершенно напрасно. Тогда Гусь решил перепрятать найденные украшения. Речной Хозяин не найдет их на месте и ему ничего не останется, как надеть светящиеся. И можно будет выследить, где другой тайник.
Гусь перенес найденное в овраг, завалил кучей веток, а потом вернулся к реке. У самой воды он вдруг наткнулся на знакомый след. Рядом с отпечатком нормальной дуболомовской ступни длинная узкая лапа, как будто в воду прошел дуболом на двух разных ногах. «Хозяин в реке! – подумал Гусь. – И в других украшениях. Я опоздал». В это время в лесу что-то зашуршало, с треском переломилась ветка. Гусь потихоньку залег за кустом. На берег вышел Понина Старший, бормоча себе под нос ругательства. Он поднял большой обломок гранита, вошел в реку и быстро скрылся под водой. Гусь немного подождал, потом пошел в лагерь, уже ничего не понимая.
А со дна реки за погружением Понины наблюдал Понина Младший. Он выполнял секретное задание Урфина : выследить Хозяина. Для выполнения этого задания Понина Младший изготовил в мастерской ласты и тяжелую металлическую пластину, которую он спереди крепил к телу. Помогающий ему Чижик ни о чем не спрашивал, но Понина все-таки от имени Урфина приказал ему молчать. Чижик с тайной злобой в голосе согласился. Наблюдал Понина там, где в первый раз видел неясную тень. И вот уже второй день подряд он видел Понину Старшего, ищущего что-то на дне реки. Имело ли это какое-то отношение к Речному Хозяину, Понина Младший не знал. Он оставил записку на ласте, надеясь, что Понина Старший прочтет ее, поймет, что Пона означает Понина, и подаст ему какой-то знак или просто подойдет в лагере. Ласта исчезла, но Понина вел себя так, как будто не находил ее.
Понина Старший на самом деле не находил записки, он и без записки кипел от негодования. Два дня проклятый Гусь вертелся вокруг тайника и вынудил его нырять в реку с уже непривычным камнем. А сегодня вообще тайник оказался пуст! Кто украл акваланг и украшения? Недоумок Гусь или все-таки зеваки? Гусь не знает, кто владелец украшений Хозяина, а зеваки знают наверняка. Как выпутаться из этого происшествия? Найти, обязательно найти Эота Линга, а уж потом разбираться с Гусем. …
На следующий день Гусь быстро бежал по лесной тропинке. Накануне он размышлял целый вечер и не придумал ничего нового, кроме того, чтобы опять понаблюдать за тайником. Может быть Понина не при чем, и к тайнику придет кто-то другой. А если даже тайник Понины, то все равно, проходя мимо, он в него заглянет. Только надо спешить, как бы не упустить Речного Хозяина. Гусь так торопился, что не заметил Шляпу и Лису, стоящих в тени дуба.
--Куда это он несется как бешеный? – удивленно спросил Шляпа. – Уж не гонится ли за ним кто-нибудь с дубиной.
--А кто его знает, - нехотя ответил Лиса. – Меня лично это не интересует.
--Меня тоже, - лениво проговорил Шляпа.
--Ну, так не мешай мне следить за ним! – и Лиса побежал вслед за Гусем, а Шляпа за ним по пятам.
Гусь забежал в чащобу и спрятался за муравьиной кучей. Он ждал и час и два; все оставалось по-прежнему. Медленно тянулись часы, Хозяин не думал появляться. Но вот где-то позади послышались резкие голоса. Гусь подкрался поближе, слегка раздвинул кусты и увидел Лису и Шляпу, которые ругались между собой. Гусь решил, что дальше ждать бесполезно, их галдеж спугнет любого и, отползя назад, потихоньку ушел в лес.
Лиса, наконец, догадался, что Гусь может насторожиться. Он шикнул на Шляпу и пошел посмотреть. Гуся на месте не было. Махнув рукой на осторожность, Лиса принялся обыскивать всю чащу вокруг. Под ноги ему попался какой-то предмет. Радостно вскрикнув, Лиса вернулся к Шляпе и показал ему стальной браслет с длинными когтями. Они заторопились к казарме желтого взвода.
… Итак, Гусь все-таки узнал правду. Остаток вечера и часть ночи он думал, сидя на пеньке в лесу. И догадался, что начало всей истории надо искать в мастерской. Именно там изготовлены акваланг и украшения. Гусь вернулся в лагерь, собираясь расспросить утром Чижика. Но теперь это было ни к чему: среди ночи из мастерской доносился тихий скрежет. Понина Старший изготовлял новый акваланг. Значит Хозяин – Понина. Гусь припомнил все его угрозы. Теперь он сам может припугнуть его. Нет. Связываться с Пониной? Пусть с ним разбираются капралы. Гусь только проследит, куда Понина спрячет второй акваланг.
Тут Понина вышел из мастерской и с беспокойством огляделся. Потом взял ящик из-под оружия, взвалил на себя и побрел в лес. Гусь крался за ним. Выйдя на берег реки, Понина положил ящик на прибрежный песок. Сел на него и понурившись уставился на поверхность реки, которая серебрилась от света луны. Странно выглядела фигура Понины на фоне поблескивающей водной глади. Он долго сидел на ящике, думая о чем-то своем. Наконец тяжело поднялся и опустился на колени. Руки Понины заработали с лихорадочной быстротой. Сделав небольшое углубление, Понина достал из ящика «акваланг», внимательно огляделся, засыпал акваланг песком. Затем встал, отшвырнул ящик ногой и медленно пошел к лагерю.
Гусь с нетерпением дождался, пока Понина уйдет. Ящик он сразу запустил в воду, а затем принялся самым тщательным образом маскировать закопанную Пониной яму. Но все-таки не сдержал любопытства, снова выкопал Понинино изделие. Еще прежде он обратил внимание на этот продолговатый предмет с застежками. Явно Понина предназначал его не для устрашающего украшения. Он, конечно, надевал его на спину, это всего-навсего груз, чтобы нырять под воду. В реке Понина скрывался от возмездия дуболомов. А может быть (Гусь даже подпрыгнул от восторга), он прячет светящиеся наряды в какой-нибудь подводной норе? Так вот почему он сделал не новые украшения, а только «акваланг»! Гусь снова закопал груз в песок, потом заровнял все следы и осторожно отошел в лес. Он с досадой подумал, что Понина слишком беспечно относится к своей тайне. Ведь любой случайный дуболом может найти акваланг и испортить все дело.
Рассветало. Гусь шел к лагерю кружной дорогой, помахивая какой-то веткой. Наконец- то свершилось! Он, Гусь, один знает то, что поразит всю армию. Вот будет потеха! Но пока молчок, сказать обо всем только генералу.
Гусь огляделся. Уже совсем светло, а он еще так далеко от лагеря. Надо торопиться. Гусь пошел быстрее, потом побежал. Он мчался через заросли, спотыкался и два раза чуть не врезался в дерево. Вот и опушка. Тут Гусь поскользнулся и растянулся во весь рост.
--Вот вам и Гусь, - услышал он над собой знакомый голос и смех, - вставай, дружок, добегался!
Гусь встал и увидел перед собой Сороку, Утку и 5 желтого.
--Эй, сюда! – закричал Сорока. – Гуся поймали!
Не чувствуя за собой вины, Гусь обиженно двинул Сороку по морде, и в тот же момент удар Уткиной дубины заставил свалиться в траву 5 номера. Не дав Сороке опомниться, Гусь ударил его еще раз, а Утка добавил по затылку.
--Беги, Гусь, - тихо проговорил Утка, - тебя ловит весь желтый взвод. И все злые!
Но ошалевший Гусь выхватил из рук Утки дубину и сильным толчком в грудь сшиб его с ног. Затем он выбежал на дорогу, желая пробиться к лагерю. Однако увидев семерых дуболомов, Гусь предпочел отступление. Скоро отступление превратилось в беспорядочное бегство. Дуболомы с дикими криками и улюлюканием гнались за Гусем, и несколько раз почти настигали его. Недалеко от берега реки дорога делала крутой поворот. Гусь не свернул, а совершил с разбега такой прыжок, какого не делал ни разу в жизни. Затрещали ветки кустов и Гусь замер не двигаясь. Удаляющийся топот ног убедил Гуся, что погоня пронеслась мимо. Гусь выскочил на берег как раз в том месте, где Понина ночью закопал акваланг.
Погоня могла вернуться в любую минуту, и Гусь решил, что лучший выход – скрыться от желтого взвода на дне реки. Но где акваланг? Он вчера слишком тщательно замаскировал его! Тем временем дуболомы вернулись к повороту. Лиса, который руководил облавой, приказал без шума оцепить место, на котором крутился Гусь.
Гусь уже откопал акваланг и прилаживал его на спину, когда по команде Лисы дуболомы выскочили из своих укрытий, и схватили его на месте преступления. Гусь понял, что попал в скверную историю. Это показалось до того обидной долей, что он начал бешено вырываться, как ни бесполезна была такая попытка.
Скоро Баба-Яга (1 желтого) пригнал прицепную тележку, уже здесь в лагере переделанную Чижиком в самоходную повозку. В нее дуболомы погрузили свою жертву и сели сверху, чтобы лишить Гуся даже надежды на побег. С криками и грохотом дуболомы въехали в лагерь, где передали злоумышленника генералу вместе с аквалангом.

Глава 6 Справедливый суд

В то время, когда задержанного Гуся сажали в склад строительных материалов, три клоуна-зеваки выкатили на прибрежный песок бутыль, наполненную водой.
--Откупорьте, - приказал зевака, который, по-видимому, был старшим.
Зеваки послушно вытащили пробку, вода хлынула из бутыли и быстро ушла в песок. В бутыли остался главарь зевак, первый клоун Урфина – Эот Линг. Он настолько пропитался водой за время заточения в бутыли, что не мог сдвинуться с места. С трудом шевеля руками и ногами, клоун попытался встать и выбраться из бутыли, но напрасно старался. Один из клоунов помог Эоту Лингу покинуть бутыль и сесть на песок. Как только этот клоун выпустил руку командира, он безжизненно упал на спину.
--Калифину! – скомандовал тот, который замещал главаря. Но калифин не помог Эоту Лингу, а, наоборот, уничтожил последние признаки жизни.
--Отнесите его в пещеру, - приказал Гаут Линг (так звали помощника Эота), - а потом приходите к упавшей сосне и захватите кого-нибудь третьего.
Один из зевак столкнул в воду маленький плотик, другой перенес на него Эота Линга, и плот отчалил. Гаут Линг остался на берегу. Он не торопился, потому что назначенное место было очень близко.
Примерно через час трое зевак пришли к сосне, лежавшей возле самой дороги. Гаут Линг отругал их за медлительность и приказал подогнать лодку. Лодочка, вырубленная клоунами из найденного в лесу дуплистого ствола, стояла в заводи ручья, протекавшего поблизости. Благополучно спустившись по ручью в реку, зеваки повели лодку вдоль берега. Течение быстро дотащило лодку до лагеря дуболомов. Под обрывом была небольшая пещерка, которой не раз пользовались зеваки. Спрятав лодку, Гаут Линг повел свою команду к дуболомовскому лагерю.
Дорога была неблизкой и, если любой дуболом проходил ее за час-полтора, клоуны пришли к дуболомовскому лагерю только во второй половине дня. По приказу старшего зеваки рассеялись по лагерю, подслушивать, что случилось нового. Встречу после разведки наметили вечером под крыльцом дома Урфина.
На место сбора Гаут Линг пришел последним. Зеваки доложили, что сегодня все дуболомы дружно говорят о поимке какого-то Гуся. Кто он такой и зачем его поймали, осталось неясно. Гаут Линг все это уже слышал, но выяснил не больше других.
--Это всё дуболомы! – сказал он. – От них никакого толку. Надо узнать, о чем говорят капралы.
--Капралы заседают у генерала, - пискнул один из клоунов.
--Уже темнеет, - заметил Гаут Линг, - можно подобраться к окну. Пойду, всё разузнаю, а вы сидите и ждите.
Оглянувшись еще раз по сторонам, клоун скрылся в сгущающихся сумерках. Гаут Линг отлично знал лагерь дуболомов и его окрестности, так как не раз бывал здесь и днем, и ночью. Он прямиком вышел к штабу, влез, цепляясь за выступы стены, и заглянул в окно. Здесь тоже обсуждали поимку Гуся. Капралы ужасно спорили, наскакивали на Ватиса. Из их слов хитрый клоун понял, что речь идет о наказании дуболома, который переодевался в Речного Хозяина и грозил дуболомам гибелью. Урфин тоже присутствовал на заседании, но не принимал участия в споре, а сидел в углу с понурым видом, оглушенный криками капралов.
Заместитель главаря зевак понял, что произошла нелепая ошибка. Уж он-то отлично знал, что в Хозяина наряжался 10 номер черного взвода, который всего час назад спокойно разгуливал по лагерю.(Клоун всегда обходил стороной их старого недоброжелателя). Значит под арестом сидит кто-то другой.
Гаут Линг вернулся к дому Урфина и повел свой отряд к складу. Он находился на другом конце лагеря. Возле двери склада прохаживался какой-то дуболом, перекидывая время от времени с плеча на плечо дубину.
--Отвлеки часового, - приказал Гаут Линг. Один из клоунов вынырнул как из-под земли у самых ног дуболома. Ни слова не говоря, он поманил его жестом. Часовой, а это был Красная Шапочка, пошел за клоуном, принимая его за Эота Линга. Как только они скрылись за углом, три клоуна вцепились в засов. С большим трудом засов сдвинулся с места, и дверь склада открылась.
Запертый Гусь вскочил на ноги, поднял увесистый обломок гранита и спрятался около двери. Дверь открылась, но никто не вошел в склад. Гусь подождал и вышел сам, пряча свое оружие за спиной. И хотя была ночь, зоркие глаза дуболома никого не увидели на фоне звездного неба. Но вот из-за угла появился Красная Шапочка, сделавший вслед за клоуном полный оборот вокруг склада. Гусь решительно шагнул вперед и взмахнул обломком. Оглушенный Красная Шапочка оказался заперт в том самом складе, который он должен был охранять.
--Так его Гусь, молодец! – раздалось из темноты, и перед Гусем появился Утка. – Теперь иди прямо к Урфину.
--А тебе что здесь надо? – подозрительно спросил Гусь.
--Хотел тебя выпустить, но опоздал.
--Что это тебе вздумалось?
--Понимаешь, я знал, что это не ты переодевался в Хозяина.
--Ты знал, а другие не знали? – не поверил Гусь, - Выдумываешь ты чего-то
--В ту ночь, когда приходил Хозяин, все выскочили из казармы. А я не успел. И смотрел на Хозяина со спины, через окно. Спереди он был весь обвешан разными штуками, а сзади выглядел совсем как дуболом. И большой дуболом. Такой как Понина, Буржуй, 5 красного. … А твое туловище – сам знаешь. Вообще теперь мне кажется, что это был Понина. Но глупо обвинять Понину без доказательств.
--У меня теперь тоже нет на него доказательств. Если только, - Гусь немного подумал. – Слушай, Утка, можешь привести сюда Чижика?
…Чижик пришел, но был очень недоволен. Да, подтвердил он, в мастерской делали акваланг и ласты, и даже два раза. Но кто – он наотрез отказался отвечать. Гусь спросил, что может быть, он скажет не им, а Урфину.
--Нет, никому и никогда! – отрезал Чижик и провел зачем-то рукой в области пояса. – Я ухожу и больше об этом не разговариваю.
Утка потоптался и ушел вслед за Чижиком. Гусь все еще стоял возле склада материалов. Он думал, что делать дальше.
--Не беспокойся, Гусь, - раздался вдруг тонкий голос от самой земли. – Как только очнется Эот Линг, будет кому обвинить Понину.
Днем состоялась разборка. Гусь пришел сам и как мог, доказывал свою невиновность. Против Гуся было всё: схвачен с аквалангом на спине, в ночь прихода Хозяина явился в зеленый взвод с запозданием. Лиса предъявил «когти Хозяина» и Шляпа подтвердил, что это украшение принадлежит Гусю. Гусь утверждал, что все это случайное совпадение, но имени Понины не называл. Он ждал этого от других, так было бы убедительнее. В крайнем случае, когда придет Эот Линг. Был момент, когда зашевелился Утка, как будто хотел что-то сказать. Но Сорока вовремя подтолкнул Гитона. Капрал пробурчал какое-то слово и потер левой рукой правый кулак.
Урфин вызвал Понину Младшего. Понина рассказал, как искал Хозяина под водой, описал еще раз случай с неясной тенью. Сказал, что оставил одну из ласт, надеясь, что ее увидит Хозяин…
--Правильно! – воскликнул Гусь. – Я нашел эту ласту. А на ней…
Его прервал дружный рев. Кто-то кричал, кто-то хохотал, кто-то возмущался. Генерал сказал, что все ясно. Приказал всем замолчать и объявил решение. В наказание Гуся публично выпороли и лишили калифина на неограниченный срок. Эот Линг так и не явился к нему на выручку.
Утром Урфин проснулся от сильного стука – в дверь ломился генерал Лан Пирот. Урфин встал с постели, накинул халат и впустил генерала в комнату.
--Ну? – сказал он сонно и зевнул.
--Повелитель, новое происшествие, - басовитым голосом сказал генерал. – Возле строящейся заставы Следопыт обнаружил следы Железного Дровосека.
--Не может быть! – не поверил Урфин. – Откуда он взялся?
--Не знаю, но Следопыт не мог ошибиться. Ведь говорили, что Дровосек ушел на восток.
--Ну и что ты предлагаешь, генерал?
--Надо перебросить туда бронепоезд, пока не достроят заставу. Пушки; стены обиты железом, я думаю этого достаточно. Дровосек не сунется.
--Согласен! Вызови сюда Арума.
Генерал подошел к окну. На улице его дожидался Следопыт.
--Эй, Лестопыт! Беги к Аруму, пусть идет сюда!
Через час за окнами Урфина простучали колеса, дуболомовский безрельсовый бронепоезд уходил к заставе. Не успела осесть пыль, поднятая бронепоездом, как в открытую форточку влез клоун Урфина – пропавший Эот Линг. Но жалоба клоуна запоздала: Понина был уже далеко. Да и не время было сейчас вспоминать Речного Хозяина.

Глава 7 Мост над пропастью

По горной дороге ползет обоз. Вот передняя подвода встала, за ней остановились и все остальные. Дальше дороги нет, ее пересекает пропасть. Совсем не глубокая, не такая уж и широкая, в Гемсегвантах попадаются и страшнее. Но с телегами на ту сторону не перепрыгнуть.
--Где проводник? – сердито кричит усатый каруд, сидящий на передней подводе. С задних подвод слезают мужчины и подходят к пропасти.
--Здесь был мост, - поспешно говорит проводник, протолкавшись вперед, - еще пять лет назад был. А потом не знаю, ведь это старая дорога. Вы же сами не хотели ехать по новой.
--Новая идет мимо лагеря дуболомов, - перебил старший обозник. – И ты сам обещал провести нас в обход. Теперь мы опоздаем в Динеол.
--Придется строить новый мост, - сказал кто-то в толпе. Остановившийся обоз снова зашевелился. Повозки подают в стороны, часть лошадей выпрягают. Артель с топорами и веревками направляется назад за лесом. Двое смельчаков перебираются на другую сторону. Им кидают несколько веревок, и они закрепляют их на своей стороне пропасти. Каждый знает, что делать.
Через два дня мост готов. Обоз, перебравшись через пропасть, пошел дальше.
На следующий день к пропасти подошли два дуболома.
--Смотри! Кто-то мост сделал, - сказал Светофор.
--И правда мост, - ответил Ночка, – теперь не придется обходить. Пошли!
Дуболомы осторожно ступили на узкую дорожку из бревен, на которой едва-едва разошлись бы два встречных дуболома. Справа на высоте половины роста была туго натянута толстая веревка. На полпути через пропасть Ночка, облокотясь на эту веревку, поглядел вниз. Неожиданно веревка лопнула. Ночка потерял равновесие и, чтобы не сорваться, резко подался назад. Но там тоже был край моста. Дуболом не устоял на последнем бревне, и его ноги соскользнули в пустоту. Правда, он не выпустил веревку, а потому закачался между мостом и дном пропасти.
Светофор кинулся на подмогу. Он подбежал к месту, где натянувшаяся веревка, перехлестнув настил моста, зацепилась за сучок. Светофор перехватил веревку, но не успел встать устойчиво. Веревка оборвалась снова, где-то там, у того края. Светофор не устоял на мосту и полетел вслед за Ночкой. Из пропасти послышались злые голоса.
--Черт меня дернул пойти по этому проклятому мосту! – выкрикивал один.
--Если бы не ты, я бы не пошел! – отвечал другой голос. Вдруг над головами дуболомов раздался чей-то глупый смех. Ночка и Светофор задрали головы. Над пропастью стоял 7 черного.
--Влипли два дурака, - сказал 7 номер, - теперь не вылезете отсюда. А я вам помогать не буду! – он взял камень и бросил его вниз. Вприпрыжку перейдя по мосту пропасть, 7 черного помахал рукой и удалился.
--Надо проучить его, - сказал Ночка. Светофор молча потер руки и стал выбираться из пропасти.
Оказавшись наверху, Светофор и Ночка решили подготовить ловушку для 7 номера. Они хорошенько осмотрели мост. С двух сторон пропасти его настил держали косые опоры, утыкающиеся в каменные стенки. Здесь бревна шли в два слоя. В средней части моста был перекинут только один слой бревен. Этим центральным звеном и занялись Ночка со Светофором. Они без труда оторвали его. Теперь нужно было положить его так, чтобы бревна сорвались в пропасть, лишь только 7 черного пойдет по ним.
После недолгой возни средний настил благополучно упал вниз. Теперь посередине моста зиял провал. Дуболомы завопили, обвиняя друг друга.
Перепирались Ночка и Светофор недолго. Видя, что совершённого не исправить, они сбегали в лес и притащили толстый сосновый ствол. Этот ствол перекинули через пропасть между двумя половинками моста. Ночка спрятался на одной стороне пропасти, а Светофор на другой. Дуболомы затаились и стали терпеливо ждать.
Седьмой номер появился под вечер. Он взошел на мост и остановился у бревна, перекинутого на ту сторону. Посмотрев по сторонам, 7 черного шагнул на бревно. Он стал медленно переходить по нему через пропасть. Тут из своей засады выскочил Светофор. 7 номер, увидев его, хотел пойти назад, но сзади уже стоял смеющийся Ночка.
--Попался, придурок, - сказал Ночка, - теперь не уйдешь.
--Что вы, ребята, я же пошутил тогда, - испугался 7 черного.
--А сейчас мы пошутим! – Светофор и Ночка взяли за концы бревно, приподняли его и стали трясти. 7 номер, однако, и не собирался на нем балансировать. Он сразу шлепнулся на ствол и обхватил его руками и ногами. Все попытки стряхнуть его в пропасть оказались неудачными.
--Давай сбросим его вместе с бревном, - предложил Светофор. – Мне надоело трясти.
--А как я перейду на другую сторону? – возразил Ночка. – Лучше прекратим трясти, подойдем к нему и сбросим руками.
Дуболомы опустили бревно, затем стали подходить к 7 номеру. 7 черного, видя, что дело для него оборачивается плохо, бросился на Светофора. Самоуверенный Светофор не ожидал такого смелого поступка и не успел уклониться от удара. Потеряв равновесие, он полетел в пропасть. 7 номер поторопился выбраться на мост, а затем сбросил бревно вместе с Ночкой. Из пропасти понеслись ругательства, но 7 черного, не обращая на них внимания, отправился в лагерь и рассказал там о случившимся. Новость о происшествии над пропастью облетела весь лагерь.
Через некоторое время в лагерь пришли Ночка и Светофор. Их встретили смехом и обидными шуточками. Они ничего не ответили насмешникам, но стали ждать удобного случая, расквитаться с 7 номером.
Дошла эта история и до Урфина. Ее пересказал один из двух полицейских, вызванных в лагерь после обнаружения следов Железного Дровосека. Повелителя больше всего заинтересовал мост через пропасть. Он сам осмотрел его, приказал обследовать обнаруженную обходную дорогу. И на совещании у генерала было решено: мост восстановить и укрепить, а на той стороне пропасти; там, где дорога, попетляв, начинала спускаться вниз, построить небольшую заставу.
Для этих работ отрядили тридцать дуболомов, командиром назначили уже опытного строителя застав Гитона. В число строителей входил и черный взвод во главе с Арумом. Они привели свой бронепоезд кружным путем.
Мост Желтизна расширять не велел, наоборот приказал немного сузить и не возводить никаких перил. Как он нехотя объяснил, в случае войны мост должен быть удобен только для дуболомов. На укреплении моста ежедневно работало по шесть дуболомов, остальные направлялись на главный объект – заставу. Это было первое сооружение дуболомов, возводившееся из камня. Каждый день Ночка и Светофор пытались попасть в мостовую бригаду вместе с 7 черного. Но это или не получалось, или туда направляли только одного из них. Капралы понимали в чем дело и принимали свои меры.
Наконец мост закончили. Арум, Гитон и Понина прошли по нему из конца в конец, осмотрели каждую щель, притопнули во всех сомнительных местах. Весь отряд стоял у пропасти и ждал решения командиров. Гитон первым вернулся с той стороны. Он объявил, что все переходят на главную стройку.
--Ну, что? – сказал Гусь стоящему в сторонке Светофору. – Мост хорош, только никому с него не падать. Так вы и не доказали, что сильнее Придурка.
--А ты молчи, уж тебя бы я сбросил! – разозлился Светофор.
--Это хорошая идея, - непонятно ответил Гусь и побежал к своему взводу.
Вечером, когда черный взвод собрался в бронепоезде, а Арум еще не вернулся, Понина объявил, что завтра вечером будут маневры. Их вызывает на бой зеленый взвод. Бой будет на мосту, а если они не придут, их объявят трусами. Поэтому капралу пока ни слова. Дуболомы согласились, и на следующий день Понина повел взвод к пропасти. Зеленый взвод уже ждал их. Понина и Пыжик (10 зеленого) договорились об условиях.
К мосту вызвали двух дуболомов: 1 номера черного взвода и 1 зеленого. Понина коротко объяснил правила. Выиграет тот, кто сбросит соперника в пропасть с моста. Сбрасывать можно любым способом, только не покидать мост.
Зайдя на мост, дуболомы начали бороться и полетели в пропасть оба. Их хотели вытащить, но Понина сказал, что побежденные остаются на дне пропасти до конца соревнований. На мост вызвали следующих. На поединок вторых номеров смотреть было интереснее, но в конце концов они тоже оба упали в пропасть. Вызвали новую пару.
С первых же минут поединка стало ясно, что преимущество на стороне Ночки. Удачно подставив подножку и сбросив противника, Ночка вышел победителем. Его приветствовали криками, счет стал один - ноль.
На мост вышли Гусь и Пол-литра. Дуболомы стали оживленно переговариваться. Понина дал знак – сходиться. В начале схватки дуболомы дрались с равным преимуществом. Но скоро Гусь стал одолевать и после удачно примененного приема ему удалось сбросить своего соперника с моста. Счет изменился на один – один.
Поединки продолжались. Каждый дуболом стремился отдать все силы и опыт боя победе своего взвода. В дальнейшем пары дуболомов дрались с равным преимуществом. Победивший в своей паре Вуалехвост хохотал вместе со Светофором и Ночкой при виде того, как нелепо задрыгал ногами 7 номер, сброшенный с моста седьмым зеленого. Но следующим в пропасть полетел Светофор. И теперь уже громче всех смеялся Гусь.
Выиграв девятый поединок, зеленый взвод вырвался вперед со счетом четыре – три. Исход соревнования решал бой последней двойки. Тяжелой поступью на мост шагнул надежда черного взвода, один из победителей и основной зачинщик многочисленных драк, заместитель Арума – Понина Старший. Пыжик не устоял против своего грозного соперника, Понина сровнял счет. Ничья!
После соревнования в лагере строителей было много разговоров. На следующий день у пропасти был весь отряд. На мосту начались поединки между желающими. Дуболомы сходились один на один – узкий мост не давал другой возможности. Бои шли до полной темноты. А с утра в коротких перерывах на стройке дуболомы говорили о прошедшем вечере, хвалились друг перед другом своими победами. Сорока уже сочинил несколько историй, изображая со всеми подробностями особо интересные бои и неожиданные финалы.
Арум и Гитон быстро узнали о новом развлечении дуболомов. Они не стали запрещать его, но теперь один из капралов вечером тоже появлялся у пропасти, наблюдая за тем, чтобы никто не вздумал повредить мост. Присутствие командиров быстро умерило азарт, и через несколько дней бои над пропастью прекратились.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Пост N: 26
Зарегистрирован: 10.12.09
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.01.10 11:37. Заголовок: Глава 8 Коварный за..


Глава 8 Коварный замысел

Строительство горной заставы приближалось к завершению, работы осталось дня на два. Желтизна объявил, что по случаю окончания стройки будет большая раздача калифина. Он отправляется в лагерь к Урфину, и на следующий день привезет целую бочку. А так как Гитону не хотелось объезжать вокруг через новую дорогу и перевалы, или тащить бочку через мост, а потом до заставы, он назначил местом раздачи калифина большую пещеру на той стороне пропасти.
Оставив Арума за старшего, Желтизна ушел в главный лагерь. Дуболомы за работой обсуждали выдумку капрала. Одни говорили, что не надо ходить к пещере, Желтизна затеял какой-то обман. А если никто не придет, он подождет-подождет и принесет бочку на заставу. Другие говорили, что, наоборот, нужно пойти забрать калифин пока не поздно. И только Понина Старший не участвовал в этих разговорах.
Понина придумал свой собственный план. Он решил не пустить дуболомов к пещере, а калифин забрать себе. Убежав со стройки заранее, Понина первым пришел к мосту. Прежде всего он отвязал и сбросил вниз канат из лиан, по которому дуболомы выбирались из пропасти. Потом он хотел обрушить каменный карниз, по которому тоже можно было вылезти, и некоторые дуболомы знали об этом. Но на дороге послышались шаги.
Подходили первые желающие, два дуболома из желтого взвода. Понина медленно взошел на мост, не спеша дошел до середины и круто развернулся на месте. Резкий удар, два шага вперед, еще один удар. Оба дуболома сорвались в пропасть, да так неудачно, что стукнулись головой и теперь лежали без сознания. Не успел Понина сойти с моста, как на дороге показалось еще трое дуболомов.
Впереди бежал 7 черного, а за ним гнались Ночка со Светофором. Понина хотел их остановить, но они пронеслись мимо и все трое вбежали на мост. Понине не хотелось уступать калифин, он бросился за ними. Дуболомы продвигались по мосту медленно. 7 номер, отбиваясь от Ночки и Светофора, постепенно отходил на ту сторону пропасти. Решительно бросившись вперед, Понина сшиб Светофора с моста. Ночка услышал позади себя шум, обернулся и упал в пропасть, сшибленный 7 черного. Так 7 номер опрометчиво остался на мосту один на один с Пониной. Все дуболомы, за исключением некоторых, побаивались Понину или просто предпочитали с ним не связываться. 7 номер принадлежал к их числу и потому продолжал пятиться. Не долго думая, Понина шагнул вперед и сцепился с 7 номером. Используя свой рост и силу, он поднял над собой яростно сопротивляющегося дуболома и швырнул его вниз.
Там уже дожидались Светофор и Ночка. Понина лег на мост, чтобы лучше рассмотреть, что делается в пропасти. Прямо под ним Ночка и Светофор с радостными восклицаниями лупили седьмого номера. Взглянув еще раз вниз, Понина поднялся на ноги и спрятался в камнях около пропасти.
Как раз в это время послышались голоса, к мосту подходили еще три дуболома. Шедший впереди Пыжик поднял руку и велел остановиться, затем он зашел на мост, чтобы заглянуть в пропасть.
--Что вы здесь делаете? – спросил он.
--Шли как и вы за калифином, - ответил Ночка, отходя в сторону от оглушенного 7 черного. – Нас Понина сбросил, - добавил Светофор.
--А где он сам?
--Где-то наверху рядом с вами.
--А канат? – и тут Пыжик увидел, что канат тоже на дне пропасти. – Ничего, мы сейчас поможем вам выбраться. Надо только…
Резкий вскрик заставил Пыжика оглянуться. Это Понина, незаметно подкравшись, сильно толкнул в спину 1 красного. Неповоротливый дуболом не смог удержаться на ногах и полетел в пропасть. 2 зеленого, еще один из подошедших, отскочил на мост. Понина кинулся следом. 2 номер добежал до Пыжика, который не тронулся с места. Между двумя дуболомами зеленого взвода произошло замешательство. Пыжик собирался схватиться с Пониной, но ему мешал 2 зеленого, всеми силами рвущийся добраться до противоположной стороны пропасти. Понина налетел с разгона, и два его противника сцепились клубком и свалились с моста. Из пропасти в адрес Понины послышались обидные слова и угрозы, но он не обратил на них внимания. Пора было посмотреть, не едет ли Гитон с калифином. Понина перебежал пропасть. Слева темнела та самая пещера, дорога делала поворот направо. Понина забежал за поворот: дорога была пуста, а отходить от пропасти он побоялся.
Сзади донеслись крики, Понина заспешил назад к пропасти. На мосту, как раз посередине, стоял Шляпа. Наклонившись, он пытался понять, что хотят сказать ему дуболомы, вразнобой кричащие снизу. Понина не спеша пошел навстречу Шляпе. Тот увидел, что он не один и, махнув рукой на непонятные крики, повернулся к Понине. Он хотел что-то спросить, но Понина не дожидаясь вопроса, сбросил Шляпу в компанию ко всем остальным.
В пропасти кричали, ругали Понину, ругали Шляпу, а Понина вернулся на старое место в свою засаду среди камней. Но вот, похоже, пострадавшие договорились между собой. До Понины донеслось:
--Дуболомы, идущие по горной дороге! Будьте осторожны! Вас подстерегает Понина! – громовое эхо разносило эту весть на большое расстояние. Понина, сидя в камнях, недолго терпел этот шум. Он вылез и подошел к пропасти.
--Зря кричите. Вы делаете хуже только для себя.
--Сюда не придут дуболомы, и раздачи калифина не будет, - послышалось из пропасти.
--Калифин я все равно заберу, зато вас отсюда никто не вытащит, - и Понина принялся крушить карниз, по которому дуболомы могли выбраться из пропасти. За этим занятием его застали Гусь, Вуалехвост, Камыш и Красная Шапочка. Понина обернулся и увидел, что четыре подошедших дуболома настроены явно не миролюбиво.
--Что ты здесь делаешь? – спросил Гусь. – Ты ведь получил калифин.
--Как? – удивленно переглянулись Камыш и Вуалехвост.
--Я слышал, капралам и заместителям оставили порции из старых запасов, - ответил Гусь. – И он, если не получал, получит вечером.
--Слишком много ты знаешь! – ответил Понина и обрушил карниз.
--Зачем ты сбросил дуболомов? – спросил Камыш. – Хотел получить за их счет?
--Вас забыл спросить! – ответил Понина, но отошел на шаг.
--Сбросьте его к нам, мы ему здесь дадим калифину! – донеслись из пропасти злые голоса. – Сбросьте его, мы его поколотим.
--Давайте , правда его сбросим, - предложил Гусь. – Шапка! Не пускай его!
Понина быстро оглядел всех:
--Ладно, я уйду.
Но Красная Шапочка преградил ему дорогу:
--Ты должен расплатиться за свои поступки, - сказал он и резко толкнул Понину. Понина оступился и не успел выпрямиться, как на него навалился Гусь. Камыш хотел тоже броситься на Понину, чтобы отплатить ему за причиненные обиды, но Вуалехвост остановил его.
--Еще не время, пока лучше быть другом Понины, чем его врагом, - шепнул он. Камыш остановился, не зная, что делать. А Вуалехвост кинулся на Красную Шапочку, и они покатились по камням. Тогда Камыш насел сзади на Гуся; Понина вывернулся и встал на ноги. Перед его глазами шла потасовка, из которой ему случайно удалось выпутаться.
Вуалехвост одолевал Красную Шапочку и теснил его к пропасти. У Гуся и схватившего его сзади Камыша борьба сначала была безрезультатной, но вот Гусь изловчился и подставил подножку. Камыш упал. Гусь насел на него и два раза ударил по затылку попавшим в руку камнем. Но тут на помощь Камышу пришел Вуалехвост, сбросивший с обрыва Красную Шапочку. Гусь вскочил, надо было отбиваться от Вуалехвоста. Отбив рукой кулак Вуалехвоста, Гусь ударил его камнем, который держал в другой руке. Вуалехвост пошатнулся и после второго удара упал на землю. Гусь приподнял Вуалехвоста и толкнул в пропасть. Следом за ним полетел Камыш.
Понина решил, что пора бы ему вмешаться. Он подошел к взбудораженному Гусю и с силой ударил его. Гусь упал на колени. Понина нагнулся, чтобы мощным ударом в лоб добить противника, но получил такой встречный удар, что сел на землю сам. Гусь, воодушевленный, вскочил на ноги. Но Понина успел подняться, и началась жестокая драка.
Если бы кто поглядел со стороны на такую редкую по ожесточению схватку, то ему пришлось бы затыкать уши от оглушительных ударов, которые дуболомы наносили друг другу. То падая, то снова вставая, они беспощадно лупили один другого, стараясь нанести удар по голове. Наконец Гусь не успел увернуться от удара Понины и упал на землю. Понина стал бить его ногой по голове. Гусь с каждым ударом сопротивлялся все меньше и вот затих совсем. Понина поднял Гуся за ноги, подволок к краю пропасти и сбросил. В это время до него донесся шум подъехавшей машины.
На всякий случай оглянувшись назад и убедившись, что дорога пуста, Понина во второй раз перебежал на ту сторону пропасти. У самого поворота стояла машина Урфина. Возле нее возился Гитон, он сгружал большую стальную бочку с плоской круглой крышкой. Понина остановился в отдалении. Нетвердыми, спотыкающимися шагами Гитон двинулся к пещере, переставляя бочку на каждом шаге. Вот он поравнялся с пещерой, пересек дорогу, остановился и огляделся.
Взгляд Желтизны замер на Понине. Целую минуту он разглядывал дуболома, как будто недоумевая, откуда он здесь взялся. Потом он поманил его к себе. Понина сделал вид, что не понял жеста капрала. Гитон оставил бочку и, мрачно глядя перед собой, косолапо пошел на Понину. Понина медленно-медленно пятился по деревянному настилу не сводя глаз с массивной фигуры желтого капрала. Когда Желтизна, наконец, приблизился к краю пропасти, Понина стоял на мосту в трех шагах от него.
--Где все остальные? – процедил Желтизна. – Или никто не хочет раздачи калифина?
--Все там! – хладнокровно ответил Понина и показал себе под ноги.
--Почему? – воскликнул капрал и сердито помотал головой.
--У нас маневры, - сказал Понина, отступая еще на шаг. В пропасти услышали разговор, узнали голос Гитона. Радостные возгласы, похоже, опять удивили капрала. Он осторожно подошел поближе и, слегка наклонясь, вытянулся вперед, чтобы разглядеть, что делается там на дне.
--Развлекаетесь, - пробормотал он, - ну ничего, я прекращу ваши маневры. Урфин нам приказал, - Гитон погрозил кулаком Понине, - навести полный порядок. Эй, вы! – крикнул Желтизна. – Долго еще будете сидеть в пропасти?
--Это всё Понина! – закричали дуболомы. – Накажи его, Гитон!
--Я сам знаю, кого наказывать! – гаркнул Желтизна. – Распустились! Вам бы не раздачу калифина, а дубиной по зубам! Вот тогда вы поймете. А ты чего торчишь на мосту? Иди сюда!
--Сейчас иду, - ответил Понина, но не сдвинулся с места. – Послушай, Гитон. Давай отнесем калифин в лагерь. Я помогу тебе тащить бочку.
Дуболомы из пропасти продолжали кричать, но ни Гитон, ни Понина уже не обращали на них внимания.
--Что? Куда отнесем? – возмутился Желтизна. – Я ясно сказал, что раздача будет в пещере! Или кто не понял?
--Я понял, понял,– поспешно заверил его Понина.
--Кому я сказал, иди сюда! – проревел Желтизна.
--Я приду, приду, - опять зачастил Понина. – В пещеру!
Желтизна выпрямился и сжал кулаки. Но перед ним лежала узкая полоска моста, на которой вертелся этот проклятый дуболом. Неверный шаг, и грохнешься с этого идиотского моста!
--Я доберусь еще до тебя, - пообещал он. – Эй, вы! Не вылезете из пропасти, не будет вам никакого калифина! Дожидайтесь, как же, - добавил он себе под нос.
Гитон вернулся к бутыли и поволок ее в пещеру. Понина облегченно перевел дух, больше всего он боялся, что их разговору с Желтизной помешают какие-нибудь подошедшие охотники до калифина. Теперь можно было снова засесть в камнях. А Гитон посидит-посидит в пещере с калифином и напьется.
Наступала ночь. На небе появились первые звезды. С гор спускался холодный туман и заволакивал долины. Понина тихо ждал в своей засаде новых жертв. То и дело неясные тени, которые бросали камни, казались Понине спрятавшимися дуболомами. Он выходил, осматривал подозрительные предметы. Убедившись, что это только обман зрения, возвращался назад. Под утро Понине надоело сидеть в камнях, он решил наведать пещеру, в которой скрылся Гитон. Проходя мост, посмотрел в пропасть на скинутых дуболомов. Они сидели и о чем-то говорили. Понина не обратил на них большого внимания, он спешил в пещеру. Свет взошедшей луны освещал ему путь.
Понине уже приходилось бывать в этой пещере. Она была обширная, но сырая, и в ней всегда пахло какой-то плесенью. Сделав несколько шагов, Понина чуть не наткнулся на Гитона. Широко раскинув руки, капрал спал калифиновым сном. Около спящего капрала стояла бочка с отвинченной крышкой. Понина постучал по ней и, не поверив своим ушам, слегка качнул. Странно, бочка была пуста. Неужели Гитон выпил весь калифин? Понина оглядел желтого капрала с толстых ног до рогатой головы. Навряд ли, бочка больше Гитона, и даже такой капрал как он не смог бы ее выпить. Понина на всякий случай запрокинул бочку, потом поставил на прежнее место, и стал искать, куда Желтизна умудрился спрятать калифин. Внезапно Гитон завозился, поворачиваясь на бок. Понине стало ясно, что капрал скоро проснется. Он поспешно выбрался из пещеры, чтобы Гитон не смог обвинить его в хищении целой бочки калифина.
Подойдя к пропасти, Понина закричал:
--Я сейчас был в пещере, где спит Желтизна. Дуболомы, вас жестоко обманули! Весь калифин забрал Гитон.
--Врёшь! Не верьте обманщику, - закричали ему в ответ.
--Я могу вытащить одного из вас, - предложил Понина. – И мы вместе…
--Обойдемся без тебя! – крикнул кто-то за спиной у Понины. Он повернулся как ужаленный и увидел Светофора с большим пучком лиан.
--Там позади идет Пыжик – сказал предостерегающе Светофор. Понина ничего не успел ответить, потому что из пещеры вышел Гитон, и оба дуболома уставились на него. Капрал шагал бодро и нес одной рукой, вскинув на плечо бочку. Было видно, что она очень легкая.
--А где калифин? – спросил удивленно Светофор.
--Я его выпил, - буркнул Желтизна, проходя мимо и слегка отстраняя Понину. Понина машинально попытался его задержать, но Гитон был гораздо сильнее Понины и кроме того выше чином. Рассерженный вольным поведением дуболома, Гитон пустил в дело бочку.
… Когда Понина приподнялся, вокруг него стояли дуболомы, вылезшие из пропасти. Светофор, как видно ожививший Понину, протянул ему руку. Рядом валялась бочка, вся измятая и сплющенная.
--А где Желтизна? – спросил Понина. – Ушел? Ах ушел, подлюга! Такой обиды дуболом не прощает. И придет время – он отомстит!
Гусь присвистнул и, повернувшись, пошел по мосту через пропасть. За ним потянулись остальные.
На следующий день все строители вернулись в главный лагерь. Там они узнали, что большую раздачу Гитону не доверили, выдали только его личную порцию. Дуболомы получили двойную норму в следующей раздаче, а Понина не получил ничего.

Глава 9 Преследование

Однажды утром Урфин проснулся от веселых голосов. Урфин выглянул в окно и увидел такую картину: по улице, окруженные целой толпой дуболомов шли Страшила и Железный Дровосек. Руки Дровосека были связаны за спиной, Страшила шел налегке.
--В тюрьму их, в тюрьму! – шумели дуболомы. Тут на улице лагеря показался генерал Лан Пирот. Дуболомы при виде его построились, и пленники оказались в центре общего внимания.
--Кто командовал отрядом? – сердито спросил генерал.
--Я! – выступил вперед Пыжик и взглянул на генерала, ожидая его похвалы. Хотел что-то добавить, но насторожился молчанием генерала.
--Ага, - сказал, помолчав Лан Пирот, - а ты что же, не знаешь приказа? Кому было сказано: при появлении Железного Дровосека прежде всего известить армию. Это вам не Речной Хозяин! И вообще, мы еще разберемся, почему вы задержались на заставе на всю ночь! А сейчас вы трое останетесь, остальным разойтись.
Дуболомы разбежались, генерал пошел к дверям дома Урфина. Но в это время тот сам показался на пороге.
--В штаб на допрос, - сказал он небрежно, как бы мимоходом, - я займусь ими с полудня, а сейчас пришли мне Ватиса.
Наступил полдень, Урфина не было. Пленники дожидались его в комнате заседаний под охраной трех дуболомов. Железный Дровосек неподвижно стоял в углу, Страшила медленно ходил взад-вперед, на него почти не обращали внимания. Вот, сделав лишний шаг, он оказался у окна, привалился плечом. С треском лопнуло стекло, на пол посыпались осколки.
--Куда!? – метнулся к пленнику 5 красного, оттащил его от окна и поставил рядом с Железным Дровосеком. – Будешь здесь стоять, понял?
Но в это время открылась дверь, из нее вышел зеленый капрал и сделал приглашающий жест. Пленники прошли в соседнюю комнату. Прежде там было что-то вроде рабочего кабинета генерала, а теперь стояло большое кресло, принесенное из дома Урфина. Урфин важно восседал на нем. Он оглядел пленников.
--Иногда приятно повидать старых знакомых, - сказал Урфин протяжно, но сразу сердито нахмурился. – Вам, кажется, тоже скучно без меня! Или вы на самом деле собирались опять со мной воевать? Неужели? Вы забыли, что я уже не предводитель дуболомов, а повелитель целой страны. Впрочем, вы получили урок!
--Делай с нами что хочешь, только избавь от своей болтовни. И это мои последние слова, - ответил Железный Дровосек и пошел к выходу. Страшила двинулся за ним. Урфин не пожелал задерживать их. Пленников отвели в склад, специально для них срочно освобожденный от калифина.
--Вот и выяснили, - сказал Железный Дровосек, когда они остались одни. – Дуболомы сильно изменились! Теперь, наверное, любой из них опаснее Урфина. А все вместе тем более.
--Надо дождаться ночи и бежать, - ответил Страшила.
--Они так просто нас не выпустят. Кинутся в погоню, будут преследовать день и ночь, пока не поймают.
--Тогда бежим в Сегудонию! Урфин там не хозяин.
--Что это за Сегудония? Я такой не знаю.
--Здесь за горами небольшое княжество рудокопов. Совсем рядом…
Медленно проходил день. Пленники молчали, но каждый думал о побеге. Голоса дуболомов в лагере постепенно затихали, приближался вечер.
--Что будем делать? – сказал, наконец, Железный Дровосек. – Если бы они развязали мне руки, я выломал бы решетку на окне.
Руки Дровосека были крепко-накрепко стянуты толстым канатом. Даже перерезать этот канат трудно, а узел затянут дуболомами – тягаться с ними слабому Страшиле не под силу. Железный Дровосек заметался по темнице, но Страшила лишь тихонько хихикнул и показал осколок стекла.
--Молодец! – восхищенно прошептал Железный Дровосек. За окном уже сгущались сумерки и Страшила, не мешкая, взялся за дело. Но перепилить стеклом веревку оказалось нелегко. Только в полночь Железный Дровосек почувствовал, что его руки свободны. От дуболомовских казарм уже не доносилось не звука. Железный Дровосек ухватился за решетку, потянул на себя, уперся в стену коленом, и решетка затрещала. Окно на волю было открыто. Страшила высунул голову: тихо. И вылез наружу.
--И не такие решетки ломали, - довольно проговорил Железный Дровосек, выбираясь следом. Огляделся, не валяется ли какое оружие.
--Стойте! – заорал внезапно во весь голос дуболом, появляясь из-за угла. Ему тут же откликнулся другой голос со стороны казармы. Страшила дернул за руку Дровосека, который чуть было не кинулся на караульного, и беглецы скрылись в темноте. Догадка Страшилы подтвердилась, дуболом не стал преследовать их в одиночку. Он продолжал отчаянно вопить, не сходя с места. Шум взбудоражил весь лагерь. Несколько отрядов во главе с капралами кинулись в погоню по лесным дорогам, по берегу реки. Преследование оказалось бесполезным. Беглецы как сквозь землю провалились и к рассвету все отряды вернулись ни с чем.
Урфин выругал капралов, потребовал к себе Следопыта и отдал ему в подчинение черный взвод. Следопыт бегло осмотрел территорию вокруг склада и повел свой отряд по следам Железного Дровосека, ведь легкий Страшила почти не оставлял за собой никаких следов. Следы попетляли по лесу, вынырнули на открытую местность. Теперь они устремились точно на юг, и наконец привели дуболомов к горе, в которой был темный вход.
Дуболомы вошли в пещеру. Узкий коридор постепенно расширялся, сгущалась темнота. Дуболомы шли уже широкой цепью и почти ничего не видели. И вдруг перед ними открылась громадная пещера с низким складчатым потолком. Чуть слабым светом здесь светились стены, дуболомы могли различить и даже узнать друг друга. Следопыт шел впереди, внимательно осматривая всё вокруг, но его, в отличие от дуболомов, не интересовало странное свечение стен, он думал только о поимке Страшилы и Железного Дровосека. Вскоре один из дуболомов обнаружил выход из пещеры – коридор, стены которого тоже светились, но не белым, а зеленоватым светом, и гораздо слабее.
Но вот все снова погрузилось в темноту, коридор сузился и казалось скоро кончится типиком. Ощупывая стены, Следопыт упрямо шел вперед, он не верил, что ошибся и вел отряд по ложному следу. Наконец где-то впереди показался свет. Ход действительно уперся в стену, но в ней было пробито отверстие, вполне достаточное для того, чтобы в него мог пролезть дуболом.
Следопыт выглянул наружу, а потом вылез, сбежал по крутому склону и спрыгнул на песок. Перед ним расстилалась обширная водная гладь. Следопыт мельком взглянул на далекий противоположный берег и опустил взгляд на прибрежный песок. А вот и следы. Да, это они – всё те же узкие длинные подошвы, несущие на себе тяжелое тело и глубоко продавливающие землю. Следы идут направо, вдоль берега, туда же надо идти и дуболомам.
Дуболомы черного взвода между тем по одному вылезали через «окошко» в горе и с удовольствием переговаривались.
--Смотрите, озеро! А на той стороне город!
--Это какой-нибудь неизвестный город! – закричал Ночка, - Ведь сюда можно пройти только по пещере.
--Замолчи! – возмутился Следопыт. – Какое вам дело до города. У меня приказ – схватить Дровосека. А он убежал туда!
Следопыт показал куда-то вдоль берега.
--Конечно, - ответил Светофор, - он не умеет плавать! Побежал в неизвестный город вокруг озера. А мы переплывем быстренько и сразу его догоним. Заодно и город посмотрим.
--Но там же рудокопы! – попытался пригрозить Следопыт. – Они не любят незваных гостей.
--Ах, не любят?! – прозвучал резкий, насмешливый голос. Из отверстия, перекрыв его целиком, высунулся мощный торс Понины. – А дуболомы терпеть не могут негостеприимных хозяев.
Его слова были восприняты как команда, и весь черный взвод, не мешкая устремился в воды озера. Теперь уж Следопыт не мог остановить свой отряд, как он не выходил из себя и не кричал, что первый взвод – самый недисциплинированный взвод в армии.

Глава 10 Бой в городе

Из города, а точнее с высоких башен замка, приближение дуболомов заметили вовремя. На берегу их встречал вооруженный отряд рудокопов. Кроме того, пока дуболомы, достигнув мелководья, брели по пояс в воде, три большие лодки, полные людей, отрезали им путь к отступлению.
Вооружение рудокопов бросалось в глаза своим неожиданным разнообразием. Здесь были воины с новейшими винтовками, старинными кремневыми ружьями, дробовиками. Но большинство из них было вооружено луками и стрелами – это были дружинники сегудонского князя. Дуболомы встрепенулись, предвкушая легкую победу. Всё это воинство не стоило и одного дуболома.
Два военных отряда сошлись у кромки прибрежной воды, и сразу стал ясен исход боя. Напрасно стреляли ружья, хлопали дробовики и летели стрелы, дуболомы были неуязвимы. Неуязвимы и безжалостно-всесокрушающи. Рудокопы в панике кинулись прочь. Две лодки, мелькая веслами, понеслись вдоль берега, третью успел перевернуть Вуалехвост. Дуболомы проводили бегущих врагов торжествующими криками. Победоносный взвод зашагал к городу, казалось, оставшемуся совершенно беззащитным.
Но так только казалось. Дуболомы быстро убедились в сообразительности и непримиримости своих новых врагов. Лишь вступили они на улицы (у столицы Сегудонии не было крепостной стены, если не считать княжеского замка) со всех сторон в них полетели горящие стрелы, куски пылающей пакли и соломы. Сначала дуболомам все было нипочем, большой кусок дерева не поджечь так быстро и просто. Тем более они совсем недавно вылезли из озера и еще не успели просохнуть. Но каждая стрела делала свое небольшое дело и скоро у одного из дуболомов загорелась рука.
Все поняли, что этот бой не безопасен. Понина, который принял командование, после того как Следопыт остался на том берегу озера, заколебался. Как воевать с врагом, который больше не шел врукопашную, а нападал из-за угла, стрелял из окон, с крыш, из подворотен. Казалось, на них ополчилось все население города. Уходит прочь теперь так же опасно, как и идти вперед: и там, и там – горящие стрелы. И Понина решил, что единственный выход – захватить княжеский замок. Он возвышался уже совсем рядом.
Дуболомы имели опыт штурма крепостей и поэтому без особого труда одолели стену. Но весь штурм был впереди. Предстояло еще очистить старинный замок от всех его защитников. Юркие рудокопы уходили от дубин дуболомов через потайные дверцы и люки, а из узких бойниц нужно было все время ждать пылающей стрелы. Но превосходство дуболомов сказывалось все больше. Один за другим гибли защитники замка, а из черного взвода лишь трое лишились руки, да у Светофора обгорело плечо и щека. С закопченными лицами дуболомы ворвались в тронный зал, и, при виде их, старый князь ударил себя ножом в сердце. Его телохранители бежали через узкую дверь позади трона. Хозяевами княжеского замка стали дуболомы.
Пока дуболомы штурмовали замок, простые сегудонцы готовились к решительному бою. Со всех сторон к городу подходили отряды добровольцев, которые тут же меняли свое огнестрельное оружие на лук и стрелы, обернутые паклей. Спешно собирались пакля и смола, изготовлялись смоляные факела и стрелы. Свободолюбивые, воинственные рудокопы не собирались отпускать захватчиков подобру-поздорову.
На закате рудокопы пошли на приступ замка. Они шли медленно, плотными рядами, держа перед собой заряженные луки. Каждый второй воин нес в руках горящий факел. При появлении дуболомов, на стрелах бы вспыхнула пакля. Целый рой зажженных стрел моментально осыпал бы их деревянные тела. Несомненно, такое войско несло дуболомам почти неминуемую гибель.
Понина осмотрел с башни целое море факелов, подкатывающее к замку со всех сторон. Это пылающее море питали многочисленные ручьи, вытекающие из кривых улочек между домов, местами подступающих к самым стенам. Лишь к западной стене примыкала широкая площадь. Только там можно навязать рудокопам рукопашный бой, только там у них не будет никакого укрытия!
Без всяких помех рудокопы подступили к самым стенам. Замок молчал. Стало светло как днем, но не одна деревянная голова еще не выглянула из- за зубчатого гребня, еще не один дуболом не попытался остановить наступающих. Дуболомы появились неожиданно.
Все десять фигур вынырнули на гребень западной стены и, как по команде, спрыгнули вниз. С громадной высоты, прямо на толпу. Рудокопы в панике попятились, а дуболомы, размахивая огромными дубинами, валили врагов как траву. Однако рудокопы не побежали. Отступив к домам, оставив дуболомов на открытом месте, усеянном трупами, лучники выпустили, наконец, первый залп горящих стрел. Немедленно за ним последовал второй.
Теперь отступили дуболомы. Прижавшись к крепостной стене, выдергивая из своих тел горящие стрелы, они уже считали себя погибшими. Со всех сторон дуболомы видели только врагов, не подходящих близко, но и не отступающих.
--Все вдоль стены к воротам! – скомандовал вдруг Понина.
--А дальше? – спросил кто-то.
--Назад в замок!
--Ведь замок горит! – воскликнул Светофор. Это была правда. Пожар начался еще во время штурма, и со времени ухода дуболомов успел заняться в полную силу.
Но Понина не собирался устраивать самосожжения. Он решил воспользоваться подземным ходом, который начинался в тронном зале. Торопливо расширив вход, так как крыша в любой момент могла рухнуть, дуболомы спустились в подземелье. Ход вывел их на берег озера.
Следопыт все еще ждал черный взвод на берегу. При свете занимающегося дня вид вернувшихся дуболомов был особенно ужасен. Следопыт бегло оглядел всех и не говоря ни слова полез в отверстие в скале. Дуболомы послушно последовали за ним.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Пост N: 27
Зарегистрирован: 10.12.09
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.01.10 11:38. Заголовок: Глава 11 Союзники ..


Глава 11 Союзники

Тропинка сбегала с узкой смотровой площадки и подступала к самой воде. Железный Дровосек уже несколько часов был наготове. По другую сторону площадка обрывалась в узкий каменный колодец неимоверной глубины. Дровосек ждал, предвкушая победоносный бой. Вот, наконец, настоящая ловушка для дуболомов! Они теперь стали смелыми, и если сумеют догнать их здесь - нападут не раздумывая. Но тропинка узкая, а площадка чуть больше обеденного стола. Нападать можно только по одному, пятиться некуда. Один хороший удар, и дуболом в яме! Подходи следующий!
Страшила расположился по ту сторону колодца под каменным козырьком. Это он разыскал такую выгодную боевую позицию. Лежа в почти недосягаемом месте, он готовился к интересному зрелищу. Дуболомов еще не было, а его воображение рисовало картины одна другой живописнее.
Постепенно темнело. И чем больше надвигался мрак на окружающие друзей предметы, тем ярче освещалось небо на юге, по ту сторону озера. Железный Дровосек вгляделся попристальнее.
--Смотри, Страшила, в городе большой пожар, - сказал он. – Что-то там происходит. Не добрались ли туда наши друзья-дуболомы? Может сходить, проверить?
--Сходи! – насмешливо отозвался из темноты голос Страшилы. Было похоже, что он даже не повернул головы. – А я посмотрю, как ты ходишь по воде. Или ты умеешь плавать?
--Жаль, - ответил Железный Дровосек, - но что там все-таки происходит?
Всю ночь бушевал пожар и лишь к утру стал медленно затихать. Утром Железный Дровосек разглядел, что в городе продолжают твориться какие-то события. Тут не утерпел и Страшила. На обломке бревна он переправился в город и сторонкой разузнал все, что надо. Вернувшись, он рассказал, что на город напали дуболомы, но изгнаны восвояси. Князь убит, замок его сожжен. В столице собирается ополчение, чтобы выступить на дуболомов, а с юга скоро подойдет союзная армия Диндонской империи.
--Ополченцы пойдут дорогой на Динеол, - уверенно заключил Страшила. – Мы должны присоединиться к ним сразу за перевалом. Урфин еще пожалеет, что затеял всю эту свару!
…Утром, когда Урфин увидел возвратившийся взвод, он сразу заподозрил неладное. Дуболомов повелитель немедленно отправил в починку, а Следопыта потребовал к ответу о результатах поиска. Следопыт начал с жалобы, что ему дали черный взвод, а не какой-нибудь другой. Урфин оборвал его на полуслове.
--Взвод никудышный? – заорал он, топая ногой, - А ты сам на что годишься? Молчать! Почему ты один из всего отряда вернулся чистенький, не прокопченный? Отвечать!
--Они переплыли озеро, - пролепетал Следопыт, - а я остался на берегу.
--Озеро? Какое озеро? За горой? Так вы были у рудокопов?!
--Туда бежал Железный Дровосек.
--Вон! – крикнул Урфин и указал на дверь. Следопыт выскочил из комнаты, радуясь, что счастливо отделался. А Урфин схватился за голову, и долгое время сидел не двигаясь. Рудокопы! Вот кто так лихо разделался с его дуболомами. А ведь они не остановятся на первом успехе. Они придут сюда.
Урфин вызвал Ельведа. Он приказал ему немедленно отправить машину в Жукпургио и привезти оттуда двух мастеров-истуканов со всеми необходимыми инструментами. Слишком затянулось время передышки. Нужно без задержки приступать к изготовлению следующего седьмого взвода. Исполнительный капрал убежал рысью, а повелитель уже требовал к себе Лан Пирота. Недоумевающий генерал получил приказ срочно подготовить помещение под новую мастерскую. Лихорадка, охватившая повелителя, передалась всей армии. Целый день по лагерю бегали дуболомы и капралы, раздавались суматошные крики. Урфин понемногу успокаивался. Вечером, когда наступила тишина, он удалился в свой дом уже совершенно умиротворенный, и лег спать.
Но сон почему-то не приходил. На Урфина медленно наплывало какое-то неясное предчувствие. Наконец он встал, в темноте взял стакан и выпил немного калифина. Лежа в постели, Урфин стал ждать благодатного оцепенения. Сознание понемногу уходило. И вот, когда он почти заснул, с улицы послышались громкие крики дуболомов. Поняв, что произошло что-то нехорошее, Урфин попытался приподняться, но уронил голову на подушку и провалился в глубокий сон без сновидений.
Пробудился Урфин внезапно и нелепо. Он лежал на земле, завернутый в одеяло, а вокруг сидели дуболомы и о чем-то недовольно переговаривались. Над Урфином склонился генерал. Увидев, что повелитель проснулся, Лан Пирот доложил: армия потерь не понесла, но под натиском рудокопов лагерь пришлось оставить.
--Лагерь захвачен или уничтожен? – вскричал Урфин, поднимаясь на ноги. Генерал замялся и ответил, что он послал полицейского выяснить, где рудокопы, а тот еще не вернулся. Урфин нахмурился и потребовал подробного отчета. Генералу пришлось рассказать, что же произошло ночью…
Было уже за полночь, когда в лагерь прибежал гарнизон пограничной заставы – шесть дуболомов во главе с Ватисом.
--Они идут, скоро будут здесь! – кричали беглецы. Лагерь переполошился не хуже чем в дни пришествия «хозяина». Из беспорядочных выкриков генерал понял, что к заставе подступили рудокопы. Использовалась тактика, уже знакомая по рассказам черного взвода – горящие стрелы. Но теперь у них было, чем ответить на возможную контратаку дуболомов: с рудокопами пришел старый знакомый – Железный Дровосек. Ватис, помня как отделали дуболомов, побывавших в Сегудонии, не принял боя. Они бежали, и даже не уничтожили мост через Амбугау, совсем недавно построенный дуболомами.
Как только генерал узнал, что мост цел, а лагерь в опасности, он кинулся уточнять свои боевые силы. И пришел в тихую ярость. Три взвода вечером получали калифин и теперь не пробудятся до утра. Коричневый взвод в отъезде, Урфин отправил его за мастерами. Значит всего двадцать дуболомов. Они должны защитить лагерь и тридцать спящих товарищей. И повелителя, который тоже спал как убитый.
--Все понятно, - перебил Урфин. – Вы бросили лагерь и отступили сюда.
--Здесь открытое место, - ответил генерал. – Легко отбиться. Можно метать камни, дубины. Кроме того, мы же вынесли всех сонных. Скоро они пробудятся. А лагерь раскидан по нескольким полянам. Его бы не спасли от огня двадцать дуболомов! Для успешного боя нужно иметь солдат, а не неподвижные тела.
--Нет, генерал, хороших солдат иметь мало. Нужно иметь хорошего командира, который мог бы выигрывать сражения. Ну, делать нечего. Подождем, пока вернется разведка.
Полицейский пришел через час. Он рассказал, что лагерь пуст, более того – нетронут; рудокопы укрепились возле моста через реку и дальше не пошли.
--Ничего странного, - пояснил Урфин, поняв немой вопрос генерала. – Наш лагерь – плохая позиция не только для тебя, но и для рудокопов. Кроме того - они люди. После ночного наступления им нужен отдых. Считай, что нам повезло. Сейчас отправь Арума со своим взводом к опушке. Пусть перекроют дорогу к лагерю, но на рудокопов сами не нападают. А Понину пока задержи. Надо расспросить его поподробнее о бое с рудокопами.
…Тихо переговариваясь, Страшила и Железный Дровосек стояли в тени большого дерева. Страшила прислонился к стволу и рассуждал с довольным видом:
--Ну, теперь дело пойдет! Их не надо подталкивать и уговаривать. Воинственные ребята! Говорят, что не остановятся, пока полностью не расквитаются за сожжение замка и жизнь своего князя.
Страшила смолк, потому что Дровосек предостерегающе поднял руку. На юге, там где дорога, убегая, скрывалась из глаз, возникло маленькое шевелящееся пятнышко. Оно росло, растягивалось в ширину, распалось, наконец, на отдельные фигуры. Стало отчетливо видно, что это передняя часть пешей колонны. Четким походным шагом колонна приближалась.
--О, вот они! Рудокопы! – воскликнул Железный Дровосек. Подходила основная часть сегудонского ополчения. Передовой отряд, проведенный Страшилой и Дровосеком потайной тропой, благополучно отбросил дуболомов за реку. Похоже, что армию Урфина охватило смятение. Друзья торопили своих новых союзников. Как бы дуболомы не пустились в бегство.
Железный Дровосек смотрел на колонну рудокопов, слегка кивая головой. Да, войско Жукпургио выглядело совсем иначе. Неуклюжие каруды передвигались толпой, постоянно кто-то отставал или забегал вперед. Опасность сразу повергала их в панику. А в движении рудокопов чувствовалась сила, сила решительности и единой воли.
Колонна встала. Из нее вышли двое, на одном был пестрый мундир сегудонской гвардии, на другом – темно-зеленая форма.
--Это наши проводники? – спросил рудокоп в зеленом. И, не дожидаясь ответа, продолжил:
--Куда и какой дорогой они намерены нас вести?
Страшила важно вышел вперед, но рудокоп, как бы не замечая его, повернулся к своему спутнику.
--Пошлите связного с одним из них! Куда мы пойдем, не зная обстановки?
--Почему вы здесь распоряжаетесь? – не выдержал Железный Дровосек.
--Господин майор – советник от армии Диндонии, - ответил командир сегудонского ополчения. – Его военный опыт нам необходим. Кто из вас пойдет с нашим связным?
--Мне кажется, будет лучше, если мы сразу… - начал Страшила.
--Когда понадобится, мы спросим, кому что кажется, - ответил диндонец, чуть повысив голос. – А сейчас, будьте любезны, отправляйтесь со связным. Или на все четыре стороны!
Страшила поспешно схватил Железного Дровосека за локоть, и медленно поклонился в знак согласия.
--Со связным пойдет мой друг, – сказал он.
Связной вернулся под вечер. Он был один, Железный Дровосек заявил наотрез, что остается на захваченной заставе. Несмотря на это Страшила был допущен на военный совет. Связной рассказал, что происходит в передовом отряде. Дуболомы подошли к реке со своей стороны, но не для того, чтобы захватить мост, или его разрушить. Они преодолели реку вплавь, отогнали рудокопов от береговой кромки и тут, к сожалению, остановились. Теперь они чего-то выжидают, стоя по колено в воде.
Ополченцы не знают, что делать. Горящие стрелы стали бесполезны, а Железный Дровосек без поддержки рудокопов со всей армией Урфина не справится. Так и проходит время в редкой перестрелке из арбалетов. Самые тяжелые самострелы, при удачном попадании, кладут дуболома наповал, но такого оружия слишком мало.
Военный совет командиров ополчения после некоторого спора постановил: наступать левым берегом Амбугау и занять лагерь дуболомов. Если и после этого они побояться отходить от воды, обложить их с двух сторон, изготовить и доставить побольше тяжелых арбалетов. Тогда им придет конец. Страшила горячо поддержал решение сегудонских командиров. Больше всего он боялся, что ополчение рудокопов уйдет, не разделавшись с Урфином до конца. Лагерь дуболомов находился на расстоянии трех дневных переходов, и Страшила повел отряд скрытыми лесными тропами.
В лагере в это время не было ни одного дуболома. Там оставался только Урфин. Компанию ему составлял старый приятель Эот Линг со своими зеваками. Бездействие рудокопов не обмануло повелителя дуболомов. Два полицейских и Следопыт не вылезали из леса, оберегая дальние подступы к лагерю. Поэтому они вовремя доложили, что большой отряд рудокопов встал на ночлег в соседней долине. Следопыт тут же помчался с приказом к Лан Пироту.
Уже начинался рассвет, когда полицейский привел дуболомов к стану ополченцев. Генерал пренебрег распоряжением Урфина о предосторожности, он скрытно увел с позиций все пять взводов. За каких-то полчаса дуболомы оцепили лагерь сегудонцев, спавший спокойным сном и бросились в бешеную атаку. В первый раз после прихода рудокопов их никто не останавливал.
Ополченцы пытались собраться в одно место, запалить факела, пустить в дело луки. Но дуболомы мелькали как черные молнии, они были со всех сторон. Сопротивление стало бессмысленным, только огонь мог устрашить дуболомов. Рудокопы побежали. Крики далеко разносились эхом, ожила вся предгорная долина. Через два часа все было кончено.
Советник из Диндонии избежал общей участи, Страшила вывел его узким оврагом в безопасное место. Когда потрясенный рудокоп пришел в себя, Страшила вызвался проводить его до границы.
--Ничего! – говорил успокоившийся майор по дороге. – Против этих деревянных болванов найдется кое-что получше стрел, арбалетов и вашего Железного Дровосека. Сегудония теперь наша провинция. Мы сумеем обезопасить ее от новых вторжений!


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Пост N: 255
Зарегистрирован: 13.04.09
Откуда: Брянский лес
Рейтинг: 2

Награды: :ms17::ms35::ms42::ms19::ms34::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.01.10 12:44. Заголовок: зимбул Сразу охвати..


зимбул
Сразу охватить такое объемное произведение не удается. Получается читать всего по 2-3 главы в день.
Если можно, задам вопрос, который возник в процессе чтения. Вопрос касается имен, точнее прозвищ дуболомов, которые они получили в силу своих каких-то индивидуальных черт характера. А вот что означает имя Понина? И откуда вдруг такое неожиданно романтичное для дуболома имя Ночка?

Разным медведям в разное
время
Снится одно и то же:
Тёплое лето, медовое лето,
Малиновое, возможно.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Не зарегистрирован
Зарегистрирован: 01.01.70
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.01.10 15:16. Заголовок: На вопрос отвечаю ох..


На вопрос отвечаю охотно, тем более что, как правило, объяснения есть, но значительно дальше по тексту. До них может не дойти дело. (Так, самая главная тайна - объяснение свойств живительного порошка находится в предпоследнем абзаце, последней главы, последней части).
Понина означает - "огромный пона". Поны - народ соседней страны, которые и сами по себе крупнее. То есть смысл прозвища что-то вроде "здоровинА".
А Ночка (не все эпизоды вошли, а что-то и дальше) - он легкомысленный, веселый , бесшабашный. Податлив на чужое влияние. Но происхождение прозвища, сам первоисточник, без всяких выкрутас - из песни. Той же, что и Камыш. Возникло оттуда, но прилипло. У прозвищ, вообще, судьба непредсказуемая.

Спасибо: 0 
Цитата Ответить



Пост N: 30
Зарегистрирован: 10.12.09
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.01.10 17:40. Заголовок: Часть 4. Новый враг ..


Часть 4. Новый враг
Глава 1 Действия Саля Кантриза
В один из ничем не примечательных дней в лагерь Урфина приехал неожиданный гость. Еще ни один человек не появлялся среди дуболомов добровольно. Первым стал купец с Камзапса, жирный пона по имени Саль Кантриз. Это был тот самый пона, который когда-то сидел в кустах в далеком ущелье Тон-дзе-Лак и горевал по своим пушкам. Ему удалось спастись, и извилистый жизненный путь вновь привел его к дуболомам, от которых он когда-то бежал без оглядки.
…Отгремел бой, дуболомы ушли на Ртужпол. Затих топот деревянных ног, и вновь первозданная тишина охватила безлюдное ущелье. Плеск воды нескольких ручьев сливающихся в небольшую речушку, лишь усиливал ощущение полного покоя.
На склоне одного из оврагов, густо заросших кустами, вдруг затрепетали ветки, и послышался жалобный голос:
--Ой, ой! Мои пушки! Мои бедные пушки! Это же мое состояние!
Из кустов вышел тучный пона с длинной саблей в руке – это и был Саль Кантриз. Пона потоптался на месте и полез вниз на дно оврага. Здесь, журча и бурля на небольших каменистых порогах, весело бежала речка. Саль зачерпнул пригоршню холодной воды. Она оказалась горьковатой. В почве, где берет начало речка или какой-нибудь из ее притоков – залежи минеральных солей, подумал Кантриз. Но сейчас ему было не до этого. Пона перебрался на другой берег по большим камням и пошел на место побоища.
Саль подошел к месту, где стояли его орудия. Десятков трех пушек не хватало, почти все остальные были перевернуты и разбросаны. Чуть в стороне валялись снарядные ящики, все они были пустые. Во время боя артиллеристы не жалели боеприпасов, а все что уцелело наверное утащили деревянные солдаты. В одном из ящиков пона увидел большую тяжелую дубину. Он поднял ее, подержал в руках, затем бросил. Да, один удар такой дубины - и конец!
Будто в подтверждение его мыслей, перед Кантризом открылась небольшая балка. Там вперемешку со сброшенным обозным имуществом распростерлось несколько неподвижных тел. Саль Кантриз огляделся.
--Враги отняли у меня пушки, - сказал он себе, - Те, что остались, тоже придется бросить. Надо же мне как-то возместить убытки!
И Саль начал шарить по карманам убитых товарищей, брошенным ранцам и мешкам. Через два часа он набрал около тысячи золотых монет, штук сорок часов и один золотой медальончик. Пона немного повеселел и скрылся в кустарнике.
…Солнце склонилось к закату. Водяная гладь укромной бухточки искрится золотыми бликами. В бухту впадает речка. Правый ее берег порос невысоким густым лесом, на левом видны возделанные поля. Немного подальше скошенные луга, на них – стога сена. В устье речки приткнулся потемневший деревянный причал, к нему привязаны рыбацкие лодки. Чуть выше по течению речки – другой причал, поновее. У него стоит одномачтовый двухпалубный шлюп.
В полурендзоме от речки на левом берегу расположилась деревня, дворов в сорок. За деревней пасется стадо. Старый каруд в плаще, с бичом в руках, сидит под развесистой кроной дерева. Дальше видно еще несколько карудов, они работают в поле.
Из леса вышел пона в изорванной одежде, с опухшим глазом и исхлестанным ветками лицом. На опушке он перевел дух, перекинул из руки в руку тяжелый узелок. Подойдя к берегу реки, пона закричал:
--Э-ге-гей, каруды! Перевезите меня на другой берег! Я вам заплачу!
Несколько ребят из деревни откликнулись на его зов. Они подбежали к берегу и закричали:
--А чем ты заплатишь!
--Я вам заплачу золотыми монетами, - ответил пона.
Ребята наперегонки бросились к лодкам. Сразу несколько их подплыли к поне. Пона не спеша уселся в одну из лодок.
--Чей это шлюп? – спросил он своего перевозчика.
--Это шлюп Сан Лара Камзапского. А вон там его дом.
Лодка причалила к берегу. Пона бросил на корму золотую монету и пошел по тропинке в деревню. Он подошел к калитке указанного дома, отворил ее и хотел зайти во двор. Но в большой конуре, стоящей возле самой калитки, послышалась громкая возня. Из нее, гремя цепью, вылез огромный пес. Он не залаял, а лег поперек дорожки, которая вела от калитки к крыльцу. Саль не решился войти во двор. Он нетерпеливо крикнул:
--Сан Лар, где ты там? Убери эту собаку с дороги!
Отворилось окно. Пухлое лицо удивленно выглянуло из дома.
--Что тебе здесь надо? Иди своей дорогой! – сказал Сан Лар. Но, посмотрев внимательно на незнакомого пону, он переменил тон, каким обычно привык разговаривать с карудами.
--На место, Сторо! – крикнул он собаке. – Входи, пона, входи.
Саль дождался, когда пес скроется в своей конуре, и осторожно шагнул в калитку. Собака зарычала, Саль замер на месте. Но собака почему-то сразу успокоилась, и Саль смело прошел в дом.
--Ты откуда и как тебя зовут, - спросил Сан Лар у Кантриза.
--Я издалека, зовут меня Саль Кантриз, а у тебя есть деньги?
--Вот что, Саль, взаймы я тебе не дам, - медленно и раздельно проговорил Сан.
--Мне и не надо, - ответил ему Кантриз, разглядывая фотографии на стенах.
Сан Лар внимательно оглядел своего гостя, покосился на объемистый узелок, который тот не выпускал из рук. Недоумение все еще не покидало его.
--А зачем ты спрашиваешь, есть у меня деньги или нет?
--Если у тебя нет денег, беги в горы. А с деньгами лучше удирать в Пончарию. В крайнем случае, на Камзапс.
--Зачем мне бежать? Я живу в этой деревне пятнадцать лет. У меня хороший дом и четыре коровы. Ты и не догадываешься, какая отличная рыба здесь ловится. Нигде такой не встречал! И рыбаки отдают ее задешево. А в Ртужполе на базаре она нарасхват!
--Почему же рыбаки сами не возят туда рыбу? – не удержался от вопроса Саль, хотя сейчас его интересовало совсем другое.
--Для этого нужен шлюп! – самодовольно ответил Лар. – Ртужпол не близко, а там любят свежую рыбу.
--Боюсь, скоро не будет ни базара, ни Ртужпола, – сказал Саль Кантриз, тяжело опускаясь на стул. – В стране появились разбойники. Сан Лар, дай мне чего-нибудь поесть, я пять суток питался только травой. А потом я все расскажу.
--Хорошо! Я сейчас принесу еду, а ты сиди здесь.
Саль пододвинулся к столу и украдкой сунул свой узелок под ноги. Скоро вернулся Лар, он принес вареных овощей, свежей зелени, хлеба и банку молока. Кантриз начал есть и рассказывать Сану свою историю. Описание боя с дуболомами очень испугало Сана Лара. Он, наконец, поверил своему гостю, и они договорились бежать вместе. Тем более, что вся семья его, как будто специально, была в отъезде. Сан Лар продал коров, уступил за бесценок дом соседу и погрузил в шлюп самое ценное из своего имущества. Вместе с Салем Кантризом они подготовили шлюп к отплытию.
В Спазмаке, уже на Камзапсе, Саль Кантриз разыскал одного из своих старых компаньонов. По его рекомендации он взял в банке займ в несколько тысяч мионов. Приходилось начинать все заново. Сан Лар продал шлюп и все, что на нем привез. Со всеми своими деньгами он присоединился к Кантризу, чтобы организовать вместе какое-нибудь дело. Они закупили у одного военного заводчика десять дальнобойных пушек и переправили их в Элсантопию. В Элсантопии поны продали свой товар по тройной цене. Вернувшись в Пончарию, удачливые предприниматели купили двадцать пять орудий и несколько десятков винтовок. Чтобы переправить это оружие в отсталые страны, они наняли отличный скоростной корабль.
Что было дальше, знал только один уцелевший участник нового рейса – Саль Кантриз. По его скупым воспоминаниям оружие было продано на острове Нвуго, одной из самых опасных земель Западного океана. Потом начались несчастья. Сан Лар умер от местной болезни, корабль захвачен врагами, а затем потоплен. Сам Саль будто бы долго скрывался в дебрях этого тропического острова. Потом ему удалось вернуться в Пончарию. Прибыл он на плохоньком, но собственном корабле, расплатился с пострадавшим судовладельцем и ушел с новой партией оружия. На этот раз он совершил плаванье на остров Чаперахе. Там он узнал, что страной карудов теперь правит Урфин Джюс.
Пона не поленился дойти на своем корабле до порта Бимшасу, присягнувшего Урфину. В этом порту он разузнал все возможные подробности о повелителе дуболомов, о том, что их армия ушла к диндонским границам. Могучая армия, вооруженная дубинами! И это против рудокопов! Саль Кантриз разбирался в военном вооружении. Он решил, что настал его час.
Каруд-проводник повернул назад, лишь только показались строения лагеря, дальше пона добирался один. Долгий путь уморил толстяка. Он проклинал и горную дорогу, и палящее солнце, и свой неуемный характер, заставивший его решиться на такое дело. Но вот дуболомы увидели пону. Они окружили его со всех сторон и стали бесцеремонно разглядывать.
--Смотри, кто к нам пришел! – закричал какой-то нахальный дуболомишка.
Тут дуболомы зашевелились, кто-то пробирался через их толпу. Скоро передние почтительно расступились. Вперед вышел дуболом на голову выше остальных. В глаза бросалось его богатырское телосложение и особенно увесистые кулаки, воздействие которых, по-видимому, и внушало уважение окружающим. Он был желтого цвета, что также выделяло его в серой толпе солдат, и носил рога, которых не было больше ни у кого. Вероятно, рога служили привилегией и ею пользовались немногие.
--В чем дело? – спросил Желтизна. – Вы что, пон не видали?
--Видали, но те были потоньше, наверное, ели поменьше, - ответил все тот же нахал.
--Молчать, Утка, - сердито прикрикнул Гитон, - разговор веду я. Ну, так зачем ты здесь? – спросил он у поны.
--Я имею разговор к Урфину Джюсу с исключительно деловой целью, - ответил Саль Кантриз и торжественно добавил, - никакой политики!

Глава 2 Переговоры

Урфину доложили о приходе поны в самое неподходящее время. Он обдумывал сложившееся положение и никак не мог принять окончательного решения. После уничтожения генералом главных сил рудокопов-ополченцев, оставшиеся отряды стали поспешно отходить на юг. Урфин запретил преследовать их. Единственный отряд, который дуболомы никак не хотели выпускать, был тот, с которым уходил Железный Дровосек. Но Следопыт слишком поздно его определил, враги сумели скрыться за горы. А потом произошло новое вторжение, гораздо опаснее первого.
Когда весть о разгроме ополченцев дошла в Сегудонию, диндонские генералы решили вмешаться. Они послали подполковника Туяна уничтожить дуболомов, этих «наглецов», посмевших воевать с рудокопами. Туян без труда перешел границу и вместо розыска дуболомов двинулся к ближайшему городку. Это как раз был Динеол. Полк Туяна занял городок, подполковник объявил себя законной властью и сообщил за горы, что с Урфином покончено.
Разведчики-полицейские видели, как полк Туяна шагал по дороге к Динеолу. Они доложили Урфину малейшие подробности, и он убедился, что невероятные известия об армии Диндонии, к сожалению подтвердились. Уже несколько лет через Пончарию доходили слухи, что у рудокопов появились человекоподобные военные машины. Это встревожило даже пон, которые до сих пор чувствовали себя спокойно за неприступными пограничными укреплениями на Кульвийском перешейке. Пока еще солдаты-роботы действовали только в глубине бескрайних рудокоповских земель, где Диндонская империя выясняла отношения с соседними государствами таких же динов. До границ пон и карудов роботы не доходили ни разу, очень многие считали разговоры о них устрашающей выдумкой самих диндонцев.
Но полицейские рассказали, каким нескладным, но весьма спорым шагом проходили по дороге солдаты Туяна. Они все были одинакового роста, на две головы выше среднего рудокопа, и совершенно одинаково держали в руках оружие. Двигались только ноги, остальные части тела лишь слегка покачивались. В строю не было заметно ни разговоров, ни поворотов головы. Из броневиков, сопровождавших эту колону, временами выныривали головы и плечи командиров. Они в отличие от солдат, вели себя как люди: кричали, жестикулировали, подавали друг другу какие-то знаки, выбрасывали на обочину мусор.
По приказу Урфина полицейские продолжали постоянно следить за дорогой. Дважды в день один из них прибегал в лагерь с докладом. В тот день, когда в расположении дуболомовской армии появился Саль Кантриз, разведчикам посчастливилось добыть новые сведения о рудокопах. Увидев, что по дороге из города выехал рудокоповский броневик, полицейские припустились бежать наперерез. Они успели вовремя. Броневик был чуть виден, но быстро приближался.
Один полицейский пробежал дальше к повороту, а другой выбрал камень потяжелее и, сжав его в руке, стал ждать. Когда броневик поравнялся с полицейским, тот с силой запустил в него камнем. Броневик резко затормозил и дал два выстрела по кустам. Затем из него вылезли пять роботов и побежали к кусту, стреляя на ходу из «арбалетов».(Так полицейский, не зная другого ручного оружия, окрестил ружья роботов).
Полицейский сделал большой прыжок и очутился рядом с броневиком. Поддетая дубиной боевая машина с шумом покатилась в придорожную канаву. Из нее донеслись панические крики, а затем стон. Полицейский тем временем обернулся, ожидая нападения роботов. Но роботы уже скрылись за кустами. Полицейский кинулся в погоню за роботами, которые были уже не близко и продолжали убегать. Это было непонятно. Или роботы никогда не видели полицейских?
Второй разведчик к тому времени вышел из ненужной засады, и полицейский, махнув ему рукой, прибавил скорости. Ему удалось схватить лишь двоих роботов, другие с необычайной ловкостью увернулись от его длинных и цепких рук и бросились врассыпную. Схваченные роботы отчаянно сопротивлялись. Полицейскому с большим трудом удалось дотащить их до дороги. Другой полицейский уже извлек из броневика убитого офицера и его портфель. Увидев своего сообщника с пленниками, которые нещадно колотили его по спине и ушам, полицейский поспешил к нему на помощь.
Размотав веревку, намотанную вокруг его плеча, полицейский взял одного робота, и пока другой робот оставался в руках своего поимщика, придавив коленом, ловко и быстро связал его. Затем был связан второй робот, и полицейский облегченно выпрямился. Таким образом первый приказ Урфина, изловить робота для изучения, был выполнен. Второй приказ: прервать связь Туяна с Диндонией, предстояло еще выполнить, и поэтому пути полицейских расходились. Один отправлялся в горный лагерь Урфина, другой оставался здесь, караулить дорогу.
Взвалив на плечи роботов и «арбалеты», взяв в руку портфель офицера, полицейский зашагал по дороге. Другой глядел ему вслед и размышлял, что лучше: идти к Урфину в горы или стеречь рудокопов на дороге. Скоро уходящий полицейский превратился в точку и, наконец, скрылся из глаз.
Саль Кантриз уже слегка задремал, когда подошедший дуболом, а точнее, как он уже понял, капрал, позвал пону к повелителю. Саль вошел в комнату и был весьма удивлен. По дороге к лагерю дуболомов он наслушался таких невероятных рассказов, что представлял Джюса богатырем или, по крайней мере, не таким замухрышкой. Впрочем , когда два огромных капрала вышли, оставив их с глазу на глаз, пона понял, что слегка погорячился в оценке. Урфин был достаточно крепок телом и смотрел на посетителя строгим пронизывающим взглядом. Кантриз решил, что с таким человеком можно договориться. Он почтительно приветствовал Урфина и начал без предисловий:
--Позвольте предложить вам одно коммерческое дельце и если вы согласитесь…
--Позвольте, - перебил его Урфин, - если вы затеваете дело, значит, уверены, что оно принесет вам выгоду?
--Хе-хе-хе , - ответил пона. – А как же иначе? Без выгоды нечего и браться. Мы – люди дела! – добавил он гордо.
В это время вошел генерал.
--Повелитель! – доложил он. – Прибыл полицейский с результатами задания.
--Сюда его, немедленно! – приказал Урфин. Генерал моментально вышел. Пона не переставал удивляться, что дуболомы так повинуются Урфину. Какая сила принуждает их к этому? Тут дверь распахнулась и, согнувшись в проходе, в комнату вошел длинный, ушастый полицейский, который что-то нес на спине. Посреди комнаты он сбросил свою ношу на пол и с удовольствием распрямился. Потолок не был рассчитан на таких посетителей, полицейский ткнулся в него своим колпаком. Все это рассмешило пону, но когда он перевел взгляд на пол, ему стало не до смеха.
Саль Кантриз увидел на полу двоих связанных роботов, два тяжелых ружья и кожаный портфель офицера. Похоже, здесь пустяками не занимались. А Урфин не выразил никакого удивления, он приказал полицейскому рассказывать. Полицейский вкратце рассказал о поимке роботов и захвате портфеля. Урфин удивился, когда узнал, что роботы убегали от полицейского. Неужели они способны воевать только с людьми, а вид огромных дуболомов и у них вызывает страх? Тогда победа над Диндонией обеспечена! Но Кантриз охладил его пыл.
--Позвольте сказать, - тоном знающего человека проговорил пона, - что запугать роботов невозможно. По приказу офицера они пойдут куда угодно. А от полицейского они убегали потому, что, наверное, получили какой-то другой приказ.
Урфин поблагодарил Кантриза за разъяснение, но пона, не теряя затронутой темы, тут же намекнул, что роботы – это как раз то, с чего он хотел бы начать разговор. Урфин махнул рукой, полицейский вышел. Саль без утайки сообщил Урфину, какой торговлей он занимается.
--Итак, вы предлагаете нам оружие, - задумчиво повторил Урфин последние слова поны. – Вы утверждаете, что с этими роботами мы без вас не справимся.
--А чем же другим вы собираетесь пользоваться? – ответил пона вопросом.
--Дубиной, - сказал Урфин и кивнул в угол. Там стояло короткое бревно с утолщением на конце, которое пона приметил сразу, но не понял его назначения. Теперь ему стало жутко. Он представил, как любой из виденных им дуболомов будет размахивать и крушить врагов такой увесистой штукой.
--Да, - ответил он, - дуболом, конечно, может поразить робота дубиной в любой отдел тела. Но роботы - это роботы! Они ведь тоже не слабые. И вооружены, сами видите чем. - Саль ткнул ногой в «арбалет». – А это ружье действует на расстоянии!
--Верно! – согласился Урфин. – Но уложит ли такое ружье дуболома? Что вы скажете, как знаток военного дела?
--А что выводит дуболома из строя? – спросил в свою очередь пона.
--Сильное сотрясение головы, направленное к центру, примерно туда, где находится шпиль.
--Оружие рудокопов очень сильное – ответил Саль уклончиво, - насколько я разбираюсь в этом деле. Смотрите!
Пона встал, поднял с пола «арбалет» и выстрелил в стену. Большой камень кладки с громким шумом раскололся. В дверь вбежал генерал и спросил, в чем дело.
--Генерал! – приказал Урфин. – Приведи сюда любого дуболома и приходи сам.
Лан Пирот выглянул на улицу и увидел 9 номера красного взвода.
--Эй, ты! – крикнул генерал. – Иди сюда, Урфин требует.
9 номер подошел к двери, в это время из нее вышел полицейский и побежал вниз по тропинке. Посмотрев ему вслед, 9 красного с опаской переступил порог. Он прошел через приемную, коридорчик и осторожно заглянул в комнату Урфина. Здесь он увидел пону, что насторожило его еще больше, так что вошедшему следом генералу пришлось слегка толкнуть его.
--Сядь на пол и не шевелись, - приказал Урфин дуболому. Дуболом молча повиновался. С трепетом пона подкрался к нему сзади, и вскинул «арбалет». Руки дрожали, мушка не слушалась, но Саль Кантриз овладел собой и выстрелил. 9 красного почувствовал, как что-то ударило ему в затылок. Было неприятно, и сознание на минуту отступило, но тут же пришло снова. Дуболом схватился за голову, в затылке торчал кусок железа. Выдернув его из головы, 9 номер вскочил и без разрешения выскочил из комнаты.
--Слабое оружие, - насмешливо сказал Урфин. – А теперь мы испытаем, какова сила робота. Я думаю, что с ним справится любой мой дуболом.
--Я вижу, что пока вы собираетесь обойтись своими средствами, - подал голос Саль. – Позвольте хотя бы предложить вам несколько бочонков пороха. Они захвачены мною с собой на всякий случай.
--Порох? – удивился Урфин. – Что ж, это нам пригодиться. Где он.
--В деревушке за горой. Два дня пути.
--Вздор! – перебил Урфин. – Какие два дня? Генерал, уточни дорогу и отправь туда Понину Младшего на моей машине. Чтоб к вечеру порох был здесь! В ночь выступаем на рудокопов. А вы пока расположитесь в моем доме.
Заметив невысказанный вопрос на лице Саля Кантриза, Урфин добавил:
--Дуболомов не опасайтесь. Им сейчас будет не до вас.
9 красного бежал от дома Урфина к своей казарме. Сразу за углом он столкнулся с Пониной Младшим.
--Куда это ты несешься? – спросил удивленно Понина. – можно подумать, что за тобой гонится Железный Дровосек.
--Приехал пона и попросил у Урфина выделить ему дуболомов для опытов. Удивляюсь, как мне удалось спастись.
В это время Понина Младший услышал, что его зовет генерал.
--Не ходи! – схватил Понину за руку 9 красного.
--Я все-таки заместитель капрала, - неуверенно проговорил Понина, высвобождая руку. – Может быть, это не для опытов.
--Поне-то какая разница. Он и капрала потребует!
--Ну, это мы еще посмотрим, как он потребует! Не пожалел бы потом, - ответил Понина и пошел на голос генерала.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Пост N: 31
Зарегистрирован: 10.12.09
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.01.10 17:43. Заголовок: глава3 - глава 11 п..


глава3 - глава 11 пропускаются.
В них - события первой кампании войны в ходе которой дуболомы переходят с дубин на огнестрельное оружие. Трофейное и покупное.
Параллельно, похождения Саля Кантриза на территории военных действий.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Пост N: 32
Зарегистрирован: 10.12.09
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.01.10 17:46. Заголовок: Часть 5. Оккупация Г..


Часть 5. Оккупация
Глава 1 Угроза
Легковая машина быстро ехала по дороге к Нимсу. На дверце водителя красовался шар, лежащий на ладони, знак понской дипломатии. Вдали уже виден был город.
Пассажиры машины хранили напряженное молчание. Это были Урфин и Гвог Рибут - представитель Пончарии. Рибут, солидный пона средних лет, давно уже желал завести беседу. Но он знал Урфина только пятый день, и впервые оказавшись с ним наедине, никак не мог расшевелить собеседника. Урфин, никогда не встречавшийся с профессиональными дипломатами, боялся показать свое невежество в международных вопросах. Поэтому он предпочитал сохранять задумчивый вид и отпугивать Рибута нахмуренными бровями.
На окраине города машину встретил полицейский. Урфин распорядился следовать за ним. Обрадовавшись, что Урфин нарушил молчание, Рибут спросил, насколько приспособлены дуболомы к горной войне. Урфин ответил, что дуболомы могут воевать в любых условиях, и стал приводить многочисленные примеры, стараясь не уклониться на другие темы. Нимс остался позади. Дальше дорога шла горной долиной к перевалу.
Вокруг шоссе валялись роботы, изредка попадалась военная техника. Неделю назад по этой дороге отступали диндонцы. Два взвода, посланные генералом перекрыть перевал, опоздали, и почти вся оставшаяся техника успела уйти. Но роботам досталось крепко. Теперь Урфин с видом победителя обозревал путь отступления диндонцев, превратившийся для многих в дорогу смерти. Пона больше не лез с разговорами, полностью поглощенный варварским зрелищем. Его миролюбивая, хозяйственная натура была глубоко оскорблена. Он предпочитал войну в кабинетах, а не на поле боя. А здесь громоздились груды искореженного металла, и чернела свежевывороченная земля воронок.
Наконец дорога поднялась в горы, и картины разгрома исчезли. Сюда роботы не дошли. Встреченные десантной группой Арума у подножия гор, они не смогли пробиться и рассеялись мелкими отрядами, так как сзади наседал Лан Пирот.
Не теряя времени, дуболомы двинулись за перевал в Диндонию. Вскоре их продвижение было остановлено. Армия Урфина заняла позиции у разгромленной заставы и пограничной деревни, оставленной жителями. Утром прибыли роботы-парламентеры:.
Теперь Урфин ехал заключать с Диндонией мир. Миссия была приятной: Урфина признали законным правителем. Пончария тоже признала нового повелителя карудов и пожелала иметь при нем своего представителя. Урфин еще не видел здесь политической цели: нанести руками дуболомов удар по резко усиливающейся Диндонии. Поэтому он пригласил с собой Рибута, только что прибывшего из Пончарии.
Машина тем временем уже миновала перевал и спускалась в долину. Граница проходила по перевалу. Полицейский свернул к деревне и показал дом, приготовленный для Урфина. Повелителя встретил Лан Пирот. Вдвоем они зашли в дом.
Урфин в бешенстве ходил по комнате. Письмо, которое ему передали, было похоже на ультиматум. Диндонцы отклоняли его претензии на Сегудонию и выражали надежду на то, что в трехдневный срок Урфин примет их условия. Победителю ставили условия, как побежденному. Правда, никаких особых условий рудокопы не выдвигали. Всего-навсего отказ от территориальных претензий, и подписание мира командующим Северным округом от имени диндонского императора. Это конечно означало, что мирный договор не будет иметь никакой законной силы.
--Нет! И еще раз нет! Бросить армию на Диндонию! Дойти до Лартанда и захватить Кимпимпимта. Тогда и будут порядочные переговоры. А то:
--Разрешите спросить, - подал голос Рибут, слушавший монолог Урфина. - ¬Сколько взводов вы бросите на Диндонию?
--Все семь!
--Семьдесят дубин - большая сила, - бесстрастно произнес дипломат. Урфин посмотрел в глаза толстяка, но они были холодны и равнодушны.
--Мы же союзники, - пробормотал он упавшим голосом.
--Да. И мы союзники во имя мира!
--Мир надо защищать! - воскликнул Урфин.
--Прежде чем защищать, его нужно заключить, - улыбка растеклась по лицу Рибута и пропала. Он указал глазами на конверт, лежащий на подоконнике. Урфин почувствовал себя в цепких руках.
После заключения мира дуболомам нечего было делать в Диндонии. Построившись в походную колонну, они уходили на Родину.
Дипломатическая машина обгоняла короткую цепочку. Урфин вспомнил парад перед лесорубами Зора Тантавула. Тогда у него было пять взводов. Во время войны - шесть с половиной. Пять дуболомов недавно прошли обучение и пополнили белый взвод. Готов для них и капрал - мелколицый Ёльвид, еще такой беленький, что на него больно смотреть. Вот он, шагает последним. Итого семь взводов. Если бы не редкость этой крепкой породы дерева, которое приходится возить из-за Жукпургио, дело шло бы значительно быстрее. Но всё равно - путь один. Надо увеличить армию и добиться полной независимости от сильных государств.
В порту Слос-Моус ждали посадки на судно Страшила и Железный Дровосек. Они уезжали на остров Аойкаут. Незадолго до отплытия в порту узнали новость о том, что Диндония заключила с Урфином мир. Человек, с которым они пытались воевать в одиночку, встал в один ряд с правителями государств.

Глава 2 Взвод Жерона
Стояла уже глубокая осень, когда Жерон взглянул на мир. Он легко встал на ноги и пошел к выходу из мастерской. Дверь открылась, на пороге показался Желтизна. Он положил руку на плечо нового капрала. Два рогатых капрала пересекли двор. Они были похожи друг на друга, лишь один был желтый, а другой розовый. Впоследствии они стали названными братьями, но пока это были учитель и ученик.
По замыслу Урфина пять первых взводов были сведены в первую роту. Гитон стал ее командиром. Он был, до Жерона, единственным капралом ¬- обладателем рогов. Такой свирепый вид когда-то помог Желтизне справиться с желтым взводом, прошедшим обучение Страшилы. Жерон, капрал 8 взвода, должен был стать командиром второй роты.
Скоро Урфин с удовольствием наблюдал, как еще неопытный Жерон обучает первых трех дуболомов своего взвода. Уча других, он больше учился сам. Желтизна постоянно помогал ему, и дело как видно спорилось. Урфин успокоился и перестал контролировать Гитона, у него были другие заботы. Сказав на прощание, что после обучения розового взвода будут проведены проверочные учения, он уехал в другую мастерскую. Она была почти возле самого города.
Эта мастерская была вовсе не похожа на первую. Ни один дуболом не переступал ее порога. Здесь работали щупленькие деревянные истуканы, изготовленные в рост человека, а то и чуть меньше. Они выполняли специальные заказы Урфина, в том числе мастерили очередных работников для плантации живительного порошка.
Урфин быстрыми шагами прошел помещение мастерской и спустился в подвал. Открыв первую дверь, он вошел. Пожилой каруд, сидевший на стуле, поднялся ему навстречу.
--Ну как дела, господин учитель? - спросил его Урфин.
--Ничего не понимаю. Они необычайно быстро схватывают материал. Когда я вспоминаю, с каким трудом втолковывал им основы, мне кажется, что это были не они. Особенно второй номер. Он далеко опередил остальных, а что касается памяти, она у него поистине беспредельна!
--Где они сейчас?
--Я дал им сложное задание. Они думают в соседней комнате.
Урфин прошел в следующую дверь. Здесь висела доска, на которой была изображена какая-то сложная схема и что-то написано в символах. Трое странных долговязых дуболомов стояло перед доской, в задумчивости разглядывая схему. Четвертый сидел в стороне с беспечным видом, на его груди темнел номер 2.
--Уже решил? - обратился к нему Урфин.
--Ее невозможно решить. Схема ошибочна, - ответил тот. Трое оглянулись и снова уставились на доску.
--Это ты скажешь учителю. А вы трое, за мной, - и Урфин вернулся в первую комнату. "Кажется, я нашел того, кто мне нужен, - думал он, - скоро можно будет выписывать научные труды из Пончарии и Фиолети-пипии". Поднявшись в помещение мастерской, Урфин бросил через плечо истуканам:
--Переделайте этих умников в полицейских. Хотя нет, погодите. Я заберу их с собой.
Во дворе мастерской он увидел Понину Младшего. Он поманил рукой своего бывшего фаворита.
--Ты что здесь делаешь?
--Ельвед послал за кой-каким инструментом.
Урфин покачал головой и сел в свою машину. Три ученика секретной школы пристроились сзади. Следопыт потянул рычаг, нажал педаль, и машина выехала со двора.
Шесть дуболомов маршировали во дворе мастерской.
--Раз-два-три! Раз-два-три!- командовал Жерон, - Проклятая зима. Жди, когда привезут древесину для новых дуболомов, -добавил он себе под нос.
--Стой! - дуболомы замерли на месте. Жерон повернулся к подошедшему Гитону. Гитон был ужасно недоволен, но возмущаться не приходилось: весь лес был отправлен в мастерские, находящиеся под непосредственным подчинением Урфина. Там изготовлялись дуболомы для его личной охраны, и Желтизна, как командир роты, знал об этом. Лично ему не нравилось, что Урфин в первую очередь заботится о своей безопасности, а потом об увеличении армии. Лишь генерал знал, что Урфин собирается уехать в Айнов, оставив армию у диндонских границ.
Жерон разрешил дуболомам разойтись, и ушел вместе с Желтизной в инструментальную, где пока жил. Весь розовый взвод временно располагался в мастерской, вплоть до полного обучения и пополнения. Поэтому дуболомы остались во дворе мастерской и расположились вокруг первого номера. Получилось так, что он выполнял обязанности заместителя капрала. Дуболомы принялись что-то обсуждать. Говорил 1 номер:
--Как сказал Гитон, мы будем участвовать в военных учениях. И нас победят. Так я думаю.
--Почему? - воскликнули все пятеро.
--Нас учат войне с роботами, а на учении будут дуболомы. Они опытнее нас в драках.
--Но не все же они сильнее нас! - возразил 6 номер.
--Дело не в силе. Помните, как вчера 2 номер побил пятого? Он слабее, но в три раза старше!
--Что же делать? - растерянно спросил пятый.
--Учиться драться.
--Но ведь мы же будем с оружием
--Перед учением все оружие сдадут на склады. Выдадут дубины. Ну, все согласны? Сейчас начнем. 3 номер - выходи на меня! Я покажу, до чего я додумался. Остальные смотрите.
Первый номер стал неуклюже перескакивать с места на место, стараясь подойти к 3 розового сбоку. Наконец он ударил его ногой под колено. 3 номер шлепнулся на землю и некоторое время сидел глупо оглядываясь. Дуболомы оживленно загалдели.
В это время Желтизна рассказывал последние новости. Шум за окном привлек его внимание. Гитон выглянул в окно и недовольно повертел головой. Урфин , помня о драках, которые будоражили лагерь до войны с рудокопами, запретил дуболомам драться, а тем более обучать новых дуболомов рукопашному бою. Этот навык стал уже бесполезен на войне.
«Я им сейчас покажу!» - подумал капрал про себя и вышел во двор. Там сошлись 2 и 4 номер. Гитон приближался. Увидев капрала, 4 розового захотел блеснуть. Широко размахнувшись рукой, он ударил 2 номера. Но тот неожиданно присел, и оба дуболома свалились к ногам подошедшего капрала.
--Что за безобразие!
4 розового вскочил на ноги, но, получив затрещину, ткнулся носом в землю. 2 номер решил не подниматься. Желтизна перешагнул его и ударил 1 номера. Тот машинально отбил удар. Обозленный Желтизна ударил другой рукой в его незащищенную голову. Это был тот страшный удар, который валил с ног капралов. 1 номер отлетел к стене и тут же осел на землю. 3 и 5 розового были схвачены за плечи, сшиблены лбами и откинуты в стороны. 6 номер, пораженный невиданной расправой, упал сам.
--Встать! – заорал Желтизна, сжав кулаки. – Смирно!
Поднялись все, кроме 1 номера. Прохаживаясь взад и вперед, Желтизна делал внушение розовому взводу.
--Повелитель запретил драки. Вы солдаты, а не банда. Дуболом, не дорожащий честью своего взвода, достоин самой худшей участи. Наказание у нас одно, новичкам – два. Вас – новичков за большую провинность просто уничтожат. Запомните это все и передайте 1 номеру. Кстати скажите ему от меня, что ему бы быть не заместителем командира взвода, а сельским старостой.
Когда-то сельским старостой обозвали самого Гитона, и не кто-нибудь, а сам Урфин. Потому командир роты и считал такое звание оскорбительным. Но новички розового взвода этого не знали, они просто запомнили новое слово, постепенно прилепившееся к 1номеру.
Гитон круто повернулся и пошел в инструментальную. Войдя, он понял, что Жерон все видел в окно. Поэтому сразу приступил к делу.
--Да капрал, взвод-то распустился! Ладно, дело еще наладится, мои хуже были. Сегодня же разведи их по двое, вместе своди только во время строевых занятий. В случае недовольства, говори с недовольными наедине. Я к Бефару за древесиной, надо быстрее завершать взвод.
Гитон быстро прошел через двор мастерской к воротам. Дуболомы, нахохлившись, смотрели ему вслед.
--Пока ты неопытен, будешь все время получать по шее! – пробормотал оживший 1 розового, будущий «Староста».
--Посмотрим, - отозвался 4 номер обиженно.
Ворота за Желтизной закрылись.
На следующий день был доставлен лес, и работа по созданию взвода возобновилась.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Пост N: 33
Зарегистрирован: 10.12.09
Рейтинг: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.01.10 17:49. Заголовок: 3 и 4 глава пропуска..


3 и 4 глава пропускаются

О нападении на заставу Лан Пирот узнал лишь через день, когда до заставы оставалось два дня пути. К головному взводу, с которым шел генерал, прямо с неба слетел на крыльях летчик, новое творение фантазии Урфина. Летчика изготовили из самого легкого дерева с тоненьким туловищем, быстрыми ногами и тонкими, но сильными руками. Издалека он немного напоминал полицейского. Уехав от армии вглубь страны, Урфин захотел сделать курьеров, более надежных, чем быстрые полицейские. Этот летчик стал первым, пробным. Лан Пирот видел его всего второй раз, а многие дуболомы еще ни разу. Летчик по приказу Урфина побывал на заставе у нимского перевала и теперь разыскивал Лан Пирота с армией, чтобы передать ему срочные известия.
Известия были неприятные: застава взорвана, Дарук со своим взводом исчез неизвестно куда.
Генерал повернул к Тмешу, где были главные склады оружия и боеприпасов. Коричневый взвод Ельведа был послан на ликвидацию мастерских и перевод их в более безопасное место. Летчика генерал отправил вместе с Ельведом.

Глава 5 Отступление

Чем дальше продвигался Лан Пирот по направлению к Тмешу, тем яснее становилось, что новую войну рудокопы начинают всерьез. Обезоруженная армия дуболомов уходила от крупных столкновений, петляя обходила занятые врагом города. Большой удачей было то, что рудокопы их не преследовали, не навязывали затяжных боев, хотя нескольких сильных ударов было бы достаточно, чтобы рассеять армию на несколько групп, которые уже не удалось бы собрать воедино.
Наконец дуболомы вырвались на незанятые территории, до Тмеша оставался день пути. Всех угнетала нелепость перенесенного за несколько дней. Успех первой войны был перечеркнут, исход второй неясен.
Убедившись, что сюда рудокопы еще не дошли, Лан Пирот двинул армию по шоссе походным маршем. Потерять Тмеш было нельзя, с ним были связаны надежды на благополучный исход. Стремительное отступление, почти бегство, дуболомовской армии споткнулось у городка Вызгот. Сильный артиллерийский огонь двух батарей заставил дуболомов залечь. На этот раз их упорно не желали пропускать. Две атаки на город не принесли успеха.
Тогда генерал переменил тактику, он решил атаковать батареи со стороны города, въезд в который они прикрывали. Дуболомы сделали вид, что они пытаются обойти городок стороной. Батареи тревожили их передвижение отдельными выстрелами. По-видимому, и такой маневр рудокопы предусмотрели, и где-то дальше дуболомов дожидается следующий сюрприз. Слишком непохожи были эти редкие взрывы на яростный огонь, остановивший дуболомов на подходе к городу. Генерал спросил себя, почему он решил обходить город с юга, а не с севера и понял, что к этому его вынудило расположение батарей. Возможно командир здешних рудокопов, решивший вопреки планам своей армии расправиться с дуболомами, заманивает их в какую-то ловушку. Но как бы то ни было, Лан Пирот решил не менять принятое решение.
Вот то место, с которого он наметил начинать атаку. Генерал кинулся к передним взводам, приказал им остановиться, и, когда подтянулись остальные, выпрямился во весь рост и побежал к городку. Дуболомы с криками побежали за ним, на ходу перестраиваясь в цепь. Диндонские орудия тут же обрушили на них весь свой огонь, но теперь они стреляли не так удачно, как в прошлый раз, когда дуболомы атаковали их в лоб. Скоро передние дуболомы вбежали на окраинные улицы городка.
Чувство мести повернуло дуболомов в восточный район Вызгота, где были расположены орудия, так сильно им сегодня досадившие. Подхваченные единым порывом атаки, дуболомы ворвались в расположение батарей и начали крушить все, что попадется под руку. Скоро к передним подтянулись остальные, и тогда Лан Пирот дал приказ построиться. Убедившись, что все на месте, генерал повел их к северу, прочь от коварной дороги.
Ночью они были у Тмеша. Дуболомы заняли город на полдня опередив рудокопов. Диндонцы пришли утром и, обложив город, не начинали штурма до особого распоряжения.
Спустя несколько дней, на рассвете, роботы часовые заметили крылатую фигуру, пролетевшую в город над их головами. Они проводили ее бессмысленными взглядами и позволили безнаказанно приземлиться за городской стеной. Врагов, летающих по воздуху, они не знали.
Два дуболома, охранявших стену, кинулись в город, чтобы схватить нахального лазутчика. Они настигли его на площади и замерли от удивления. Прилетевший несомненно был дуболомом, они чувствовали это, но такого дуболома они не видели. А он тем временем сбросил крылья и осторожно снимал со спины объемистую корзину с крышкой. Крышка корзины откинулась, и из нее вылез никто иной, как Урфин.
Чтобы попасть в Тмеш, Урфину пришлось проделать путь через всю страну. Он выехал из Айнова в сопровождении двух дуболомов взвода своей личной охраны. В Плюмстае он узнал о наступлении рудокопов и повернул в Лигому, где находился Начальник полиции со своими немногочисленными подчиненными. В Лигоме Урфина ждали плохие новости: вся армия вместе с Лан Пиротом исчезла неизвестно куда. Может быть, они еще проводили где-то свои маневры? Но к вечеру прилетел летчик, посланный Ельведом. Он рассказал, что мастерские переведены далеко в горы к самой диндонской границе, то есть в глухие и безлюдные места. Коричневый взвод находится там же. Армия во главе с Лан Пиротом ушла на Тмеш. Подумав, Урфин решил отправиться туда. Он поехал на машине кружным путем, взяв с собой летчика в качестве единственного сопровождающего. Около Тмеша машину пришлось бросить и проделать остаток пути в корзине за спиной летчика.
Вместе с генералом Урфин осмотрел городские стены и остался доволен. Генерал при этом помалкивал, но на вопросы отвечал подробно. Проходя мимо распахнутых дверей склада оружия, Урфин слегка приуныл, за это оружие он еще не расплатился. Сославшись на усталость, Урфин прервал обход города и ушел к себе. На столе в комнате он нашел письмо без подписи. В нем сообщалось, что заключенный городской тюрьмы из камеры №7 просит личного разговора. Нимало удивившись, Урфин приказал первому же дуболому доставить к нему заключенного.
Когда в комнату вошел изрядно похудевший пона в полосатой одежде, Урфин замер от удивления. Это был его старый знакомый Саль Кантриз. Они разговаривали долго, пона рассказал о своих злоключениях, приведших его в армию рудокопов. Когда разговор подошел к концу Саль разрыдался, он сменил уже третью тюрьму и потерял надежду на освобождение. Урфин тут же написал приказ отпустить его на свободу, ни словом не упомянув о другом приказе, обрекавшем Кантриза на пожизненное заключение. Теперь не стоило портить отношения с понами.

Глава 6 Замысел Понины Среднего

Тропа круто поднималась в гору. Растянувшийся обоз медленно карабкался вверх. Несуразные деревянные страшилища, впряженные в повозки и тарантасы не справлялись с тяжелым грузом, и поэтому и дуболомы, и истуканы-мастера подталкивали возы руками и плечами. Немного в стороне от вереницы возов стояли капрал Ельвед, его заместитель Понина «Средний» и Летчик. Слегка расставив свои короткие ноги, Ельвед смотрел из-под козырька в глаза Летчику.
--…доложишь Начальнику полиции. И потребуешь от моего имени, чтобы он как можно скорее сообщил все Урфину, - капрал помолчал, - повелителю. Ясно?
Летчик кивнул. Постояв на всякий случай еще немного, повернулся и, раскрыв крылья, прыгнул с кручи. Скоро он стал подниматься все выше и выше и, наконец, исчез вдалеке.
Капрал с заместителем пошли догонять обоз. Еще полдня, и они поднимутся на вершину. А недалеко от вершины, на противоположном лесистом склоне можно будет обосноваться надолго. Ельвед был доволен, тяжелый путь почти по бездорожью он одолел в два дня. Машины пришлось оставить, как только подошли к горам. Инструмента и всего необходимого у них было в избытке. Целый день дуболомы переоборудовали кузова машин под тарантасы, а истуканы-мастера изготовляли деревянную тягловую силу. Из-за отсутствия опыта у них выходили настоящие чудовища. Но они были способны везти тяжелые повозки. На следующий день тронулись в путь. Трещали наскоро сколоченные тарантасы, колеса слетали с осей, но обозники упрямо двигались вперед и вверх. И вот теперь путь подходил к концу.
Через день, когда, одолев вершину, дуболомы выбрали подходящее место, Ельвед распорядился строить лагерь. Леса было достаточно, поэтому дуболомы сразу приступили к работе.
Прошло несколько дней. Лагерь строился. Дуболомы были заняты на валке леса и прочих тяжелых работах, истуканы, как более искусные, работали на строительстве. Ельвед наметил к постройке пять зданий: мастерские, казарма, склад. Склад был уже закончен, не хватало только замка. Замков никто не догадался взять, так как у дуболомов запирались одни лишь склады, а, когда началось отступление, было не до складов. Но один «дуболом» неизвестного назначения, которого мастера почтительно именовали «Профэсором», вызвался помочь Ельведу. Теперь он возился с засовом непонятной конструкции.
К строящейся казарме подъехал воз с бревнами. Летчик, тесавший бревно, прекратил работу и подошел к возу. Это был второй летчик, присланный от Начальника полиции и оставленный Ельведом для связи. Бревна привез Понина «Средний», бывший шофер Урфина и он же - разжалованный генерал. Отставив Понину, 10 номера коричневого взвода, слишком поспешно выдвинутого им в генералы, Урфин пожелал, чтобы его промах побыстрее забылся. Он приказал Жерону назвать Пониной Младшим своего заместителя, 10 номера розового взвода. Жерон подчинился, и даже жестко утихомирил своих бойцов, попробовавших пошутить по этому поводу. Но прозвище второго Понины никуда не делось, он просто стал зваться среди дуболомов «Пониной Средним».
Понина привел воз с тем же унылым видом, с каким ходил последнее время. Что-то невнятно бормоча, он пытался развязать узел, который сам неудачно затянул. Летчик легко отстранил руку дуболома и в два движения справился с узлом. Затем, свалив бревна на землю, они немного постояли, осматривая строящийся лагерь. Он менялся на глазах. Две мастерские уже подвели под крышу, одну сегодня собирались крыть, казарма на три взвода была готова наполовину, третью мастерскую только начинали, склад закончили еще вчера.
--А этот чем занимается? – кивнул Понина в сторону Профэсора. Профэсор, сидя на крыльце склада, что-то мастерил.
--Деревянный замок делает, - ответил Летчик и немного погодя добавил. – Вот нашелся Дурень!
--Дурень-то дурень, а не работает, - неодобрительно покачал головой Понина и, сев в телегу, ткнул свою зверюгу кривой палкой. – Поехали!
Поздним вечером того же дня, когда стемнело, и работа в лагере закончилась, Понина подошел к дверям склада. Ему хотелось проверить надежность деревянного замка. Выйдя из-за угла, он чуть не столкнулся с Летчиком, который только-только спустился с крыльца.
--Тише! – прошептал Летчик. – Там кто-то есть.
Понина пригляделся и увидел, что в щель пробивается слабый свет. Он велел Летчику подождать, и подкрался к двери склада. В складе были двое, по голосам Понина узнал Ельведа и Профэсора. Профэсор говорил интересные вещи:
--…Состав калифина сложен, но кое-что я уже понял. Например, сгущение. Незначительная добавка сока (Профэсор назвал какое-то неизвестное Понине растение с очень длинным именем) позволяет удалить из калифина лишнюю воду, сделать его почти тестом. Но более важно научиться получать калифин из каких-нибудь обычных материалов, например из древесины.
За дверью замолчали. Затем Ельвед заговорил о строительных работах и Понина, оскорбленный, отошел. «Нашел с кем советоваться! И даже не сказал своему заместителю», – думал Понина про Ельведа. –«Уж я-то больше понимаю».
--Ну, что они там? – спросил подскочивший Летчик. Понина недовольно взглянул на него.
--Собираются калифин делать из дерева. Догадались! Сначала замок, теперь калифин! А потом и пулеметы!
--А вдруг сделают?
--Не выйдет, - отрезал Понина, но задумался. Ельвед не глупее, чем он, это следует признать. И тем не менее он не высмеял Профэсора, а внимательно слушал. Кроме того, он советовался насчет работ, значит, Профэсор что-нибудь да понимает. Ну что же, это недолго выяснить. И Понина стал о чем-то совещаться с Летчиком.
На следующую ночь Понина угнал с лесоповала самую быстроходную повозку. Ее вез деревянный зверь по кличке Лев, изготовленный начальником мастеров, самым искусным из истуканов. Он действительно напоминал льва, но, конечно превосходил его размерами.
Лев мчался во всю свою прыть, когда на обочине показался Летчик с крыльями на плече. Он бегом догнал повозку и на ходу вскочил в нее. Лагерь был уже близко, и Понина стал сдерживать зверя. На опушке тарантас остановился. Понина вылез и, оглядываясь по сторонам, осторожно пошел к складу. Оглядываться, конечно, было излишне, так как лагерь спал, и здесь в горной глуши не выставляли даже часовых. Поэтому Понина беспрепятственно дошел до склада.
Сквозь щель между дверью и полом пробивались проблески света, значит, Профэсор еще не спал. Он по-видимому был один, голосов из склада не доносилось. Понина решительно взошел на крыльцо и приоткрыл дверь, готовый встретить удар в лоб. Но Профэсор был так увлечен, что даже не поднял головы от верстака, продолжая возиться со своими кастрюлями. Понина окликнул его. Профэсор медленно распрямился и повернулся ко входу всем корпусом. Светильник отбросил на стену увеличенную тень странного ромбического тела и головы, увенчанной усеченным конусом.
--Профэсор, быстрее, иди посмотри, что это такое! – начал Понина, нарочно торопясь и возбуждаясь.
--Где?! – тот даже вытянулся от любопытства до самого порога.
--Там на опушке.
Профэсор закрыл крышку, щелчком погасил светильник.
--Иди по тропинке, я тебя догоню, - Понина быстро кинулся туда, где успел приметить бутыли, схватил в темноте какая побольше и, захлопнув дверь, побежал за Профэсором. Профэсор уже пересек поляну и подходил к повозке.

Глава 7 В осажденном Тмеше

Два диндонских генерала обедали за одним столом. Один из них, еще достаточно молодой для своего звания, тщедушный дин, был явно увлечен обедом. Он рассеянно слушал своего собеседника, который, возбужденно жестикулируя, доказывал ему свою правоту. Тот был старше лет на десять, но выглядел гораздо энергичнее, огромная фигура выдавала, что в своей родословной он имел предка пипа.
--Но поймите же, - говорил он сердито, - дуболомы в ловушке. Один, ну два штурма, и армии Урфина не существует! Нельзя допустить, чтобы первый удар нанесли дуболомы.
--Всему свое время. Но если вы так нетерпеливы, я скажу по секрету, что прибывший полк новых легких роботов предназначен специально для диверсий в Тмеше. После проведения диверсий, штурм не будет стоить больших потерь.
--Да ерунда все эти диверсанты! Их переловят.
--Не скажите! Наш агент Горс Пинтес подготовил надежные переброски и укрытия.
…Освободившись из тюрьмы, Саль Кантриз остановился у знакомого поны. На следующий день пона отозвал его и наедине дал понять, что Саль освобожден не без его участия, и он рассчитывает на помощь с его стороны. Кантриз выразил самое горячее желание, и хозяин посвятил его в суть дела. Пона пришел в ужас: вездесущие, ненавистные диндонцы готовили дуболомам удар в спину. Но он не подал вида.
С этого дня начались мучения. Известить Урфина пона боялся, помогать динам не хотел. Однажды среди ночи хозяин поднял Саля, в комнате кроме него находился незнакомый пона.
--Ваше задание – довести отряд до места, - хозяин назвал адрес. – За выполнение отвечаете головой. Можете идти.
Поны вышли во двор, ночь была безлунная. К ним подошел рудокоп в штатском, это был командир отряда. Отряд дожидался поблизости, в конюшне. Поны крадучись вышли со двора.
--Послушай пона, - сказал спутник Саля тихо, - а ведь я знаю, что ты за дуболомов.
--Что! – Кантриз остановился и схватился за нож.
--Тише, я тоже за Урфина, - прошептал пона. Саль пытался разглядеть в темноте глаза спутника, а в голове вертелась мысль: «Его надо проверить, может быть, его подослали».
--Если мы приведем сегодня отряд, то окончательно свяжемся с рудокопами.
Саль усмехнулся про себя и сказал:
--Тогда давай уничтожим роботов.
--Легко сказать.
--А что? Убрать офицера, а уж с роботами сладим.
И поны пошли назад, втайне не доверяя друг другу.
--Господин офицер! - позвали оба одновременно.
--Тише, болваны! – офицер, оглядываясь, вышел из калитки. – Все тихо?
Поны перевели рудокопа через улицу, ввели в проходной двор и тут остановились. Офицер с опаской поглядел на пон, которые стояли по обе стороны от него и тяжело дышали, раздувая ноздри. И вдруг разом вцепились в узкоплечего диндонца.
--Сволочи! – прохрипел офицер и затих. Саль, побледнев, отшатнулся, другой пона разжал руки. Офицер упал.
--Всё! – шепнул Кантриз. – Отступать некуда!
В конюшне поны нашли двадцать легких роботов, почти неотличимых от живых рудокопов.
--Я от Горса Пинтеса, - сказал спутник, а теперь уже сообщник, Саля Кантриза. – Десять роботов пойдут со мной.
Он отсчитал десять роботов и увел их.
--Я тоже от Горса Пинтеса, - повторил Саль, - десять роботов пойдут со мной.
Саль вел роботов ночными улицами и думал. Легкие роботы – это не остолопы из диндонской армии, хотя, конечно, тоже порядочные олухи. За время своей короткой службы он достаточно на них насмотрелся. Куда же их теперь девать? Ведь с ним сладят даже трое-четверо. Пона огляделся по сторонам, и его невольно пробила дрожь, они проходили мимо городской тюрьмы. И тут ему в голову пришла одна мысль. Ведь его освободили по приказу Урфина, значит… Саль приказал роботам ждать и почти побежал к подъезду тюрьмы.
В приемной для посетителей горел тусклый свет. Дежурный надзиратель дремал за столом. Саль Кантриз подошел и грохнул кулаком по столу. Надзиратель испуганно вскочил и, ошарашено глядя на Саля, пытался вспомнить, где он его видел.
--Ключи на стол! – гаркнул Саль и схватил робко поданные ключи. – Какая камера свободна?!
--Ше-шестая…
Саль повернулся и выскочил за дверь. Надзиратель бессильно прислонился к стене и ждал, что будет. Скоро Саль показался в дверях и махнув рукой, пошел к решетке, запирающей тюремный коридор. За ним вереницей шли роботы. Надзиратель побледнел от страха, он решил, что город взят. Когда все роботы скрылись в коридоре, он подбежал к дверям и выглянул. На улице было темно и тихо. Сзади заскрежетал замок, Кантриз запирал тюремный коридор.
--Всё! – крикнул он и швырнул на стол связку ключей. Затем хлопнул надзирателя по плечу и захохотал во все горло.
Утром хозяин дома разбудил Саля Кантриза и повел в свой кабинет. Он кивнул ему на кресло, а сам встал посреди комнаты, уперев руки в бока.
--Отряд, посланный с тобой, не дошел, - спокойно сказал он. – Где роботы, негодяй?
Саль втянул голову в плечи и не проронил ни звука.
--Я предупреждал, что ты отвечаешь головой. Мы тебя уничтожим, но сначала ты скажешь, кому успел донести. Ну?
Кто-то подошел к Кантризу сзади и стал сжимать ему горло сильными руками. Тут отворилась дверь. Хозяин испуганно отшатнулся и отскочил в угол. Душивший Саля разжал пальцы, кинулся к окну, но на нем была решетка. Саль повернул ноющую шею и придя в себя, увидел в дверях Урфина. Тот стоял в свободной позе, с любопытством глядя на всех. Саль поднялся и протянул руку в сторону хозяина.
--Вот тот самый агент – Горс Пинтес!
И не обращая внимания на ничего не понимающего Урфина, подошел к хозяину вплотную.
--Сдайте оружие!
Хозяин протянул свой пистолет. Саль навел дуло пистолета на другого, и тот выложил на стол пистолет и два ножа. Палач оказался огромным поной с густой шевелюрой белокурых волос и голубыми глазами.
--Я схожу, приведу дуболомов, - обрел наконец Урфин дар речи. Он пришел налегке проведать Саля Кантриза, поговорить о некоторых торговых делах. К таким событиям он оказался просто неподготовлен. Урфин ушел, а Саль с видом победителя уселся в кресло, держа в каждой руке по пистолету.
Провал Горса Пинтеса был тщательно скрыт. Прибывающие отряды принимал сам Урфин, как Горс Пинтес, а иногда и Саль Кантриз с поной, который в памятную ночь помогал ему задушить диндонского офицера. Со своей десяткой роботов пона тогда расправился довольно оригинально. Он довел их до собственного дома и вывел со двора огромный мотоцикл с коляской. Роботы облепили мотоцикл, и пона повез их. На арочном мосту через сухой канал он выпрыгнул, а мотоцикл рухнул с моста в самой высокой точке. Пона отделался тяжелыми ушибами, но роботы разбились все до единого. Мотоцикл тоже…
Ушибы помешали поне сразу явиться к дуболомам, на что Саль Кантриз сильно надеялся. Сам он не рискнул это сделать, чтобы своей задержкой не вызвать подозрение у Пинтеса. Такая предосторожность едва не стоила ему жизни.
Отряды роботов прибывали. Их размещали в пустующих домах, заброшенных сараях, которые были заранее заминированы. Если роботы сами ходили минировать стены, дуболомовские склады и казармы, им доставляли взрывчатку с испорченными запалами. Рудокопы готовились к штурму, собирались в указанный срок взорвать все дуболомовские объекты. Они не знали, что Урфин назначил свои взрывы на несколько часов раньше их срока.

Глава 8 Неудача

Профэсор стоял, прислонясь спиной к повозке, Летчик сидел рядом на бортике, свесив длинные ноги. Подошел Понина Средний с бутылью на плече.
--Я не вижу здесь ничего интересного, - встретил его Профэсор и показал вокруг рукой. Но у Понины было время придумать ответ.
--Это не на этой опушке, а на другой, по ту сторону леса.
--А что это?
--Растения, - сказал Понина и поставил бутыль в повозку, - для живительного порошка.
--Как?! – воскликнул Профэсор. – Что же мы стоим?
--Я и говорю, поехали, - ответил Понина и полез в повозку. Застоявшийся Лев рванул с места и понесся вскачь через лес по недавно проложенной дороге. Понина объехал стороной лесоповал и направил зверя на одному ему известную тропу. Наконец лес кончился, и повозка остановилась. Понина пододвинул бутыль к себе.
--Надо дожидаться рассвета. А пока выпьем калифину.
--Это не калифин, - спокойно ответил в темноте Профэсор. – Это…
Он скороговоркой произнес какое-то научное название. Понина поставил бутыль и лег на дно повозки лицом к борту.
Наступал рассвет. Край неба все светлел и светлел, затем окрасился в красные и оранжевые тона. Из лесу стало доноситься пение птиц. На траве, листьях деревьев, повозке и телах дуболомов заблестела роса, которая должна была высохнуть, как только взойдет солнце. Профэсор поднялся и выпрыгнул из повозки.
--Эй, - позвал он Понину. Понина молчал.
--Ну, пошли, показывай. Ты же сам звал меня.
--Отстань! – Понина сел. – Он еще издеваться будет. Видел ведь, что беру бутыль, мог бы сказать.
--Откуда я знал, что тебе нужно.
Понина злобно посмотрел на Профэсора и полез из повозки. Они зашагали вдоль края леса, а Летчик вытянулся на дне повозки и стал глядеть в голубеющее небо. Он знал, что все это для отвода глаз.
Когда они вернулись, солнце уже взошло. Хмурые, оба сели в повозку, и Лев потащил ее по лугу. Профэсор внимательно осматривал растения, а Понина лишь правил Львом и тихонько похмыкивал. Наконец Профэсор отвлекся от трав и сказал:
--А все-таки я что-то не верю, что ты видел эти растения. Не верю, - повторил он.
--Слушай, Профэсор, а на что тебе эти растения, ведь ты можешь делать калифин из древесины.
--Калифин? – переспросил Профэсор. – Разве дело в калифине? Дело в живительном порошке. Понимаешь, десятый номер… Понина? Ну что ж. Понимаешь, Понина, калифин – порождение живой природы, очень сложное и конечно не изученное. Например, необратимость. Калифин получают из порошка и воды, но, высушив калифин, порошка не получишь. Выйдет твердое хрупкое вещество. А добавишь воды – снова калифин. Вся загадка в порошке. Калифин – что, пустяки. А вот мы сами! В тебя, например, сколько раз попадали пулей? А дубиной? И остались лишь царапины и легкие вмятины! Вы ведь по старой памяти продолжаете считать себя деревянными. А разве дерево выдержит все то, что выдерживает дуболомовское тело. Нет, мы и более прочны, и более упруги, и все это – порошок. И калифин, конечно!
--Значит, ты не можешь делать калифин? – разочарованно перебил Понина речь Профэсора. Профэсор брезгливо отвернулся и смолк. Затем зло процедил:
--Могу.… Из живительного порошка.
--«Может! – мелькнула у Понины догадка. – Нарочно плетет всякое». Он заметил, что Лев вышел на проторенную дорогу и удаляется от леса. Профэсор тоже заметил это.
--Куда мы едем? – воскликнул он.
--К лагерю.
--Лагерь в другой стороне!
--Разве? – и Понина подстегнул Льва. Профэсор беспомощно оглянулся, увлекшись травами, он не успел приметить дорогу, и теперь действительно не знал, в какой стороне лагерь.
Дорога пересекла долину и опять стала подниматься в гору. На крутых склонах этой горы леса не росло, попадались лишь мелкие кустики. Скоро крутизна стала устрашающей, и дуболомы вылезли из повозки. Поднявшись еще выше, они нашли большую пещеру. В ней уместились и Лев, и повозка, и они сами.
Три дня просидели в пещере. Профэсор упорно отрицал свое умение. Он приводил научные и практические доводы, пробовал пристыдить Понину, но все без толку. Наконец, на четвертый день Понина и Летчик вышли из пещеры посовещаться. Профэсор обрадовался, он понял, что им надоела их бесполезная затея.
Вот в пещеру вошел Понина и взял из повозки веревку. Затем вошел Летчик, и они пошли к Профэсору. Профэсор вскочил на ноги, он на глаз прикинул свои шансы. Понина коренаст, но низкоросл, за что его иногда звали за глаза - Понина Маленький. Летчик ростом с Профэсора, правда, худ и легок. Но Профэсор не знал, что Понина бывалый кулачный боец, и кулаки у него увесистые. Увидев, что Профэсор собирается защищаться, Понина передал Летчику веревку и, подойдя к Профэсору, ловким дуболомовским приемом сшиб его с ног. Пока Понина держал Профэсора, Летчик быстро скрутил ему руки и ноги. Профэсор чуть не выл от обиды. В этот день он поклялся изучить рукопашный бой, и позор первого поражения запомнил на всю жизнь.
Понина уехал, Летчик остался караулить Профэсора. На следующий день Понина вернулся, в повозке он привез несколько бутылей с калифином. Погрузив Профэсора, они поехали через горный перевал назад на равнину. Понина рассказывал, что в лагере поднялся большой переполох, и теперь там выставляют часовых. Но это не помешало ему добыть калифина на дорогу. Профэсор лежал между бутылей с калифином и молчал.
Несколько дней они пробирались по бездорожью и наконец выехали на шоссе Нимс – Тмеш.
--Куда ж мы теперь? – спросил Летчик.
--Я думаю, подальше от границы, подальше от рудокопов, - сказал Понина и повернул к Тмешу. Лев, как видно, воспрянул духом и, прибавив прыти, побежал по шоссе.
В полдень они въехали в городок и покатили по пустующей главной улице. День был жаркий, как видно, все жители попрятались по домам. Неутомимый зверь бежал во всю прыть. Вдруг на одном из главных зданий города Понина увидел диндонский флаг. Он невольно огляделся, ища следы диндонского владычества, но все было по-прежнему. Однако флаг красноречиво говорил, что они находятся в тылу противника, на оккупированной территории.
Из города дуболомы выехали без помех, но теперь Понина сидел как на углях. Оружия у них не было никакого, Летчик спал и должен был проснуться к вечеру, на Профэсора надеяться нечего. Скоро сзади послышался нарастающий шум. Понина быстро свернул с шоссе и спрятал повозку за кучкой деревьев, а сам подобрался к дороге. Ждать виновников шума пришлось недолго, это была колонна рудокоповских машин. Понина вернулся к повозке. Оставалось одно - дожидаться вечера.
Ближе к вечеру проснулся Летчик и Понина рассказал ему, как обстоят дела. Вдруг в повозке приподнялся связанный Профэсор и впервые за три дня заговорил.
--Я могу достать оружие, - проговорил он с усмешкою, - только стоит ли помогать таким гадам, как вы.
Понина кивнул Летчику, тот развязал веревки. Пока Профэсор сгибал и разгибал руки и ноги, будто пробуя, все ли с ними в порядке и бросал злые взгляды на Понину и Летчика, те ждали, что он скажет дальше.
--Я могу сделать гранаты, бомбы или мины, - проговорил, наконец, Профэсор.
--Мы все теперь в одном положении, - сказал Понина, - давай не вспоминать, что было.
Профэсор не ответил, вылез из повозки и отошел в сторону. Немного погодя он вернулся и, неприязненно глядя друг на друга, они стали обсуждать, что делать дальше. А Лев стоял, наклонив голову, равнодушный ко всему на свете.

Глава 9 Путь по тылам

Когда спустилась ночь, они снова поехали по шоссе, но теперь Понина с Летчиком всматривались вперед, а Профэсор глядел назад. Дорога шла по пустынным местам, ни одного населенного пункта не попадалось им по пути. Ночь прошла спокойно, а утром они выбрали подходящий овраг в стороне от дороги, где остановились на день. Летчик остался караулить повозку и калифин, а Понина с Профэсором сходили в ближайшую деревню и принесли десяток чугунков. На берегу ручейка Профэсор развел костер, затем, взяв бутыль, когда-то по ошибке захваченную Пониной, занялся производством оружия. Он наломал толстых стеблей, росшего неподалеку тростника, тонкой палочкой вытолкал в чугунок их сердцевину. Затем добавил немного глины и осторожно смешал жидкость бутыли с получившейся массой. В чугунке образовался какой-то лиловый кисель. Зачерпнув для пробы немного, Профэсор прошел дальше по оврагу, а Летчику велел посмотреть, нет ли кого поблизости. Летчик выбрался из оврага и скоро сказал, что все тихо.
Профэсор вывалил пробу киселя на землю. Отошел на несколько шагов и кинул в кисель камень. Взрыв сбил Профэсора с ног. Понина покрутил головой и весело захохотал.
Чтобы обезопасить себя от случайных взрывов, нестабильное взрывчатое вещество смешали с наполнителем – древесным углем, накопившемся к тому времени в прогоревшем костре. Получившейся смесью наполнили чугунки. Летчик сбегал в другую деревню и принес еще несколько крынок, а тем временем Профэсор и Понина соорудили примитивные запалы. Со всеми этими делами провозились до вечера. В деревне Летчик узнал, что до Тмеша двое суток пути, поэтому, к великому сожалению Понины, оставшийся калифин выгрузили и спрятали здесь же в овраге.
Ночью повозка снова выехала на шоссе. Только вместо бутылей в ней лежали бомбы. Это вселило в дуболомов полную уверенность, что теперь рудокопы должны их бояться.
С шумом и треском они въехали в придорожный город в окрестностях Йотоуна. Повозка быстро катилась по улицам.
--Вон, смотрите! – крикнул Летчик и показал рукой. Почти у самой дороги стояло девять или десять танков. Понина потянулся к бомбе, но Профэсор схватил его за руку.
--Ты, что! – и крикнул Летчику. – Гони!
Летчик хлестнул Льва, и тот прибавил шагу.
--Неизвестно где наши, - закричал Профэсор, - может быть в Тмеше, а может и в Жукпургио.
Их заметили. Скоро улицу осветили фары мотоциклов, следом за ними выехал грузовик с роботами. Дуболомы удирали, нахлестывая Льва. Понина сидел, держа в руках бомбу, и ждал сигнала Профэсора. Вот Профэсор махнул рукой и Понина, поднявшись во весь рост, метнул бомбу в грузовик. Раздался оглушительный взрыв. Лев уже добежал до окраины города, снес опущенный кем-то шлагбаум и понесся вскачь по дороге.
Погоня отстала, город быстро удалялся. Немного погодя, Летчик надел крылья и полетел назад, чтобы удостовериться, что рудокопы прекратили погоню. Через полчаса он догнал повозку и в замешательстве проговорил:
--Нас преследуют танки!
Это было слышно уже и без него. Летчик сжал ногами две бомбы и, тяжело взмахивая крыльями, стал подниматься вверх. Скоро Понина и Профэсор услышали сзади два взрыва. Оттуда стала доноситься танковая стрельба. Лев несся во всю прыть, и стрельба доносилась все глуше.
Начинало светать, Летчик все не появлялся. Вдруг Понина остановил повозку.
--Ты что?
--Дальше не проедем. Вон, видишь, какие-то части. Там дальше река и мост. Они его наверняка охраняют.
Понина съехал с шоссе, велел Профэсору подождать, а сам взял две бомбы и отправился на разведку. Профэсор ждал. Прошло уже более получаса. Понина не возвращался. Профэсор поглядел в повозку, в ней лежало шесть бомб, затем он вылез и осмотрел тележные оси. Они давно уже требовали смазки. В это время что-то прошелестело в воздухе и упало рядом с повозкой. Это был Летчик с поврежденным крылом. Профэсор подбежал к нему и помог снять крылья. И тут за холмом раскатился звук огромного взрыва. К небу взметнулись языки дымного пламени. За первым последовала серия не менее мощных взрывов.
Профэсор поспешил к повозке, он увидел, что через дорогу, пригибаясь, бежит Понина. Вот он остановился, метнул бомбу и в полный рост кинулся к повозке. Как только он перевалился через борт, Профэсор вытянул Льва по спине, и Лев поскакал по проселку. За ними, стреляя на бегу, гналась рота пеших роботов, и чтобы отвадить погоню, пришлось швырнуть в них две бомбы.
Наконец повозка остановилась на берегу большой реки. Это была Танатива. Понина вкратце подтвердил, что дальше проехать нельзя: дорога забита диндонцами. Но Тмеш уже близко и можно добраться пешком. Понина не раз, шофером, проезжал здесь прежде, местность ему знакома.
Погоня могла появиться с минуты на минуту и, не долго думая, Профэсор выпрыгнул из повозки, направив ее в воду. Его спутники без слов последовали за ним. Скоро Лев перестал доставать дна и поплыл. Но тяжелая повозка тянула его на дно. Зверь не в силах был больше бороться с рекой, течение потащило его. Понина и Профэсор взяли по две бомбы, Летчик свои крылья и вплавь добрались до противоположного берега. Спрятавшись в прибрежных кустах, они как могли, починили крылья. Дальнейший путь продолжали пешком.
К вечеру того же дня они добрались до Тмеша. Расположение рудокопов не оставляло сомнений, что город осажден. Было решено в ту же ночь прорваться к осажденным. Для этого они выбрали наиболее слабый участок оцепления. В глухую полночь Летчик поднялся на крыльях и сбросил две бомбы на артиллерийскую батарею. Поднялась суматоха и Профэсор с Пониной незамеченными подползли к стене. Дуболомы-часовые узнали Понину, и спустили ему веревку. По веревке ползуны поднялись на крепостную стену. Пораженные небывалым событием сбежались часовые. Скоро к ним присоединился и Летчик.

Глава 10 Взятие Тмеша

После сурового объяснения с Лан Пиротом Понина Средний был пока направлен в розовый взвод в подчинение Жерону и Понине Младшему. Профэсор и оба летчика оставались на вольном положении. Успех с бомбами воодушевил Профэсора. Он решил заняться конструкцией комбинированных бочонков с патронами. В бочонке пусть одновременно хранятся и патроны и взрывчатка, но при взрыве этой взрывчатки бочонок должен действовать, как осколочная бомба: поражать разлетающимися патронами.
Незаметно приблизился день штурма. Еще вечером предыдущего дня все дуболомы были выведены на стены. В течение ночи специальные отряды перехватывали роботов, готовящихся к диверсиям. И вот в тихий предрассветный час весь город огласился многочисленными взрывами. Вслед за взрывами, как по сигналу, начала обстрел диндонская артиллерия и сотни роботов, скрытно развернутые почти у стен, при поддержке танков пошли в атаку.
Дуболомы ответили недружно, многие были сбиты с толку взрывами за спиной. Грандиозный штурм после трехнедельного затишья, адский грохот в предрассветном тумане, ночное непонятное ожидание, отсутствие ясных команд – все внесло свою долю в неразбериху, возникшую и быстро охватившую стены. Тут раздались провокационные крики: «В городе роботы!». Действительно, в городе были замечены остатки диверсионных отрядов, которые, ничего не зная, подтягивались к стенам. Но этого было достаточно. Не веря более никому, дуболомы кинулись прочь из города.
Темная, ревущая, грохочущая лавина скатилась с северной крепостной стены Тмеша. Топча и расстреливая роботов, тащивших длинные лестницы, взрывая танки, а точнее, просто раскидывая гранаты, дуболомы бежали прочь из ловушки, в которую, как им казалось, их заманили. Никто не хотел второй Рон-Касазы.
Среди дуболомов, нелепо подпрыгивая, бежал Профэсор с несколькими бочками в обнимку. С криком: «На что мне эти бочки!» он стал расшвыривать их в разные стороны. Бочки глухо рвались, расплевывали патроны. Д

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин


Пост N: 585
Зарегистрирован: 25.10.06
Рейтинг: 4

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms42::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.01.10 11:50. Заголовок: Эх, мне бы к этому е..


Эх, мне бы к этому еще и карту... Ладно, сама накарябаю, когда время будет

(((x))) Не все баны одинаково бесполезны Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 59
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 0

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms21::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.01.10 12:37. Заголовок: Седьмой воде. Карт-т..


Седьмой Воде.
Карт-то у меня полно (как-никак хобби). Есть целые атласы, и даже глобус.
Вот только сканера нет.

Но Ваша правда, это неуважение к читающим. Вернее всего, надо самому что-то накарябать в электронном виде, и отправить.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин


Пост N: 586
Зарегистрирован: 25.10.06
Рейтинг: 4

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms42::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.01.10 12:44. Заголовок: Ну неуважение - это ..


Ну неуважение - это слишком громко сказано Точнее, это некоторые читающие слишком наглые и ищут отмазки, чтоб меньше думать...

(((x))) Не все баны одинаково бесполезны Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 67
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 0

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms21::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.02.10 14:02. Заголовок: http://s47.radikal.r..




Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 68
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 0

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms21::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.02.10 14:07. Заголовок: Ч – остров Чаперахе ..


Ч – остров Чаперахе
А – г. Айнов
К-К – г. Колн-Кемант
Пон - Пончария
П – г. Плюмстай
К – остров Камзапс
Л – г. Лигома
Д-Д - Диндония
Ак – г. Акинофен
Р – г. Ртужпол
Ж – г. Жукпургио
Т – г. Тмеш
Й – г. Йотоун
Н – г. Нимс


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 69
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 0

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms21::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.02.10 14:11. Заголовок: http://s003.radikal...




Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 70
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 0

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms21::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.02.10 14:12. Заголовок: П – г. Плюмстай Ри –..


П – г. Плюмстай
Ри – г. Рикрон (на Зугзуне)
Ч С - Чёрная степь
Л - г. Лантур
Ли – г. Лигома (на Нубезе)
С-Д - Сегудония
К - г. Кумгрун
Г - г. Глениров
Д-Д - Диндония
Р - г. Ртужпол
М – г. Милц
Пон. - Пончария
Ж - г. Жукпургио
Т - г. Тмеш ( на Танативе)
(крестики – перевалы 3 шт)
Й - г. Йотоун ( на Амбугау )
Д – г. Динеол
Лт - г. Лавимут
Н – г. Нимс


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин


Пост N: 587
Зарегистрирован: 25.10.06
Рейтинг: 4

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms42::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.02.10 11:50. Заголовок: К-круто http://emera..


К-круто

(((x))) Не все баны одинаково бесполезны Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Пост N: 274
Зарегистрирован: 13.04.09
Откуда: Брянский лес
Рейтинг: 2

Награды: :ms17::ms35::ms42::ms19::ms34::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.02.10 14:37. Заголовок: саль Да уж, глобаль..


саль
Да уж, глобально

Разным медведям в разное
время
Снится одно и то же:
Тёплое лето, медовое лето,
Малиновое, возможно.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 76
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 0

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms21::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.02.10 14:47. Заголовок: Глобально - это уже ..


Глобально - это уже будет второй круг.
(Если до него дойдет дело).

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- дома
- никого нет дома
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 22
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Мир Волкова Изумрудная страна Заколдованное королевство - Tin Man Хроники Изумрудного города и его окрестностей Изумрудный город Миры Изумрудного города Изумрудная страна|Магвайр,Баум,Сухинов,Волков Типичный Урфин Джюс *NO SLASH!* Tin Man | «Заколдованное королевство» Друзья Изумрудного города