Главная сайт Изумрудный город Правила Форума Выберите аватару Виртуальный клуб Изумрудный город

В издательстве «Шико-Севастополь» вышел восьмитомник серии «СОБЕРИ РАДУГУ» Ю.Н. Кузнецова. Твёрдый цветной переплёт, прошитый чёрно-белый блок, 400 иллюстраций О. Бороздиной, И. Буньковой, В. Коновалова, D. Anfuso.
Цена 200 руб. за том.

Заказать у автора: e-mail | vkontakte | facebook

 
Даниил Алексеев «Приключения Оли и Пирата»
Образцом при написании и оформлении были книги А. М. Волкова. Девочка Оля похожа на Элли и Энни Смит, а также Алису Селезнёву, только она наша соотечественница и современница. В истории «Серебряные башмачки» тайный враг подсунул Оле туфельки Гингемы. Девочка решила поиграть в Элли... и оказалась в Голубой стране. Там она встретит Виллину, Кагги-Карр, Элли, Тотошку, побывает в пещере Гингемы и столкнётся с Урфином Джюсом и филином Гуамоко.
Цена 500 руб.
(включая стоимость пересылки)

Заказать у автора: e-mail



АвторСообщение
зимбул



Пост N:1
Зарегистрирован:10.12.09
Рейтинг:0
ссылка на сообщение  Отправлено:14.12.09 14:35.Заголовок:Из писаний Леана Уга.


Вряд ли это про Изумрудный город. если выразиться переносно это не ветвь, а параллельный стволик. Но тем не менее.
из главы 7.
Наутро Урфин приказал красному взводу идти в дальний лес, заготавливать строительный материал для новых дуболомов. Чтобы указывать нужные деревья, со взводом пошел один из мастеров. Дуболомы захватили с собой пять пил и четыре топора, а 2 номер умудрился стянуть из мастерской ящик с инструментами Урфина. Капрал Бефар заметил непорядок, молча отобрал у дуболома ящик, но потом сообразил, что инструменты могут пригодиться, и оставил их у себя.
--Всё готово? - спросил капрал.
--Всё, - ответили дуболомы недружным хором.
--Тогда пошли!
«По крайней мере мы должны принести дерева на пять дуболомов, тогда Урфин не будет ругаться»,- думал Бефар. Дуболомы длинной вереницей шли по лесу. Непривычному человеку было бы страшно в таком лесу, даже свет сюда редко проникал. Но дуболомы ничего не боялись, им все было интересно, ведь они в первый раз пошли так далеко в лес одни, без Урфина.
Бефару, который шел впереди и выбирал дорогу, в конце концов надоело тащить ящик. На первой же большой поляне он скомандовал «стой!» и повернулся, отыскивая второго номера. Тот плелся позади всех с пустыми руками и беспечно насвистывал. Капрал подошел к нему, протянул ящик и сказал:
--Тащи свои инструменты.
--Сам тащи, если тебе хочется, - ответил дуболом.
Не раздумывая, капрал ударил его ящиком. Но тот увернулся, и удар пришелся по спине. В это время сзади кто-то лег капралу под ноги, и 2 номер сильно толкнул его. Бефар перелетел через дуболома. Он упал в жесткую траву. Неуклюже поднялся и не успел выпрямиться, как сзади его ошарашили дубиной. Бефар развернулся, но там никого не было. Тут кто-то свалился с дерева прямо ему на голову. Бефар упал.
Он уже не видел, как дуболомы бросились бежать в лес, а на поляну вышел Железный Дровосек. Возле лежащего ничком Бефара суетился Страшила. Это он по собственной неловкости нечаянно свалился на голову красному капралу. И так удачно!
--Смотри, Дровосек, они убили бы сами своего начальника, если бы я не помешал. Может быть, они теперь разбегутся кто куда по всему лесу?!
--Не похоже, что они убежали. Кусты шевелятся. Пошли посмотрим, они наверняка там.
--Они идут! – сказал 2 номер. Пять или шесть дуболомов остались в кустах, остальные побежали звать помощь.
В это время очнулся капрал. Страшила заметил это и дернул за руку Дровосека. Друзья остановились в двух шагах от кустов. Капрал не замечал врагов, он поднялся на ноги спиной к ним, наклонился, взял в руки дубину. Железный Дровосек перехватил поудобнее топор, изготовился к броску с одновременным разящим ударом…
И тут на него навалились дуболомы. Это произошло так быстро, что Железный Дровосек не успел ничего сделать; у него отняли топор, придавили к земле и хотели оторвать голову. Железный Дровосек изловчился и отшвырнул ногой одного из противников. Затем, собрав все силы, он медленно поднялся с земли и рванулся. Дуболомы, которые держали Дровосека за руки, разлетелись в разные стороны. Двух дуболомов Железный Дровосек сшиб лбами, еще одного пригвоздил ударом железного кулака по макушке. И, не дожидаясь продолжения, метнулся в лес. Вслед ему донеслись воинственные крики дуболомов.
Бефар, стоя в стороне, не успел ни присоединиться, ни вмешаться. А теперь он не спеша пошел к своим солдатам. Они, похоже, забыли про капрала. Трое из них неподвижно лежали, а четверо, стоя полукругом, рассматривали большой топор Железного Дровосека. Бефар строго окликнул дуболомов.
Второй номер посмотрел на своего капрала и понял, что у того на уме что-то недоброе. Но он встал в вызывающую позу и сделал вид, что совсем не боится Бефара. Бефар не видел, что 1 номер осторожно подкрался к нему сзади. Капрал поднял дубину, но тут другая дубина с силой опустилась ему на голову. У Бефара помутнело в глазах, падая он уловил гаснущим взглядом, что 2 номер еще раз сильно ударил его.
--А теперь бежим в лагерь! – предложил третий номер. – Сообщим, что на нас напал железный дуболом. Это же наверное Железный Дровосек.
--Да, это он, - ответил второй красного. – Жалко у нас был неполный взвод. А капрала бросать нельзя, нам тогда не будет пощады… Тише, кажется, возвращается Дровосек!
--Оживим Бефара? – спросил 3 красного.
Второй номер посмотрел на остальных : к тому времени трое оглушенных Дровосеком уже очнулись и все шесть стояли в нерешительности.
--Нет, он только помешает. Сними с него голову. Ну, что смотришь, тебе говорю!
Третий номер помедлил, но подчинился. Дуболомы взяли на изготовку дубины и встали плечом к плечу.
Железный Дровосек действительно возвращался и возвращался воодушевленный. А ведь совсем недавно он с позором бежал с этой самой поляны.
--Ну что же ты!? – шипел под ухом Страшила. – Их там осталось всего пять!
--Пять! – передразнил Железный Дровосек. – Только топор-то у них.
--Найди что-нибудь! Торопись! Четверых ведь нет, за помощью, наверное, побежали. Погоди! Они же старой дорогой пойдут, по ручью, другой не знают.
--Точно, - обрадовался Дровосек. – Мы их перехватим.
…Три дуболома и мастер спешили в крепость, но не могли бежать быстро, потому что боялись заплутаться. Они были уверены, что опасность где-то за спиной и растерялись, когда в двух шагах перед ними с дерева спрыгнул низкий толстенький человечек и закричал, размахивая то ли дубинкой, то ли тростью. Дуболомы на мгновение замерли, и тяжелый кулак обрушился на затылок одного из них.
Восьмой красного свалился без памяти, а Железный Дровосек, выскочив из своей засады из-за толстого ствола, вырвал дубинку у замешкавшегося десятого номера. Два дуболома попятились, защищаясь от Дровосека, Страшила тем временем сцепился с мастером.
Мастер значительно уступал по силе боевым дуболомам, но и он был бы для Страшилы необоримым противником, если бы обладал хоть ничтожным воинским духом и подготовкой. А так они бестолково топтались на месте, причем мастер стремился только отцепиться от повисшего на нем Страшилы. Их возня продолжалась недолго. Железный Дровосек, разделавшись со своими противниками, одним ударом утихомирил мастера и поздравил Страшилу с первой победой.
--Быстрее за топором! – подхватил Страшила. – Если успеем вернуться, изрубим этих в щепки…
Железный Дровосек выскочил на поляну с поднятой дубиной. Дуболомы встретили его громкими боевыми криками, подбадривая себя и друг друга. На этот раз никто не побежал даже тогда, когда Железный Дровосек врезался в середину строя. Его противники довольно уверенно защищались от тяжелых ударов, хотя порой пятились и даже валились с ног. Но ни разу не удалось Дровосеку воспользоваться удачным результатом и довершить дело: враги тут же смыкались, а сбитый дуболом благополучно поднимался на ноги. И опять семеро против одного.
Железный Дровосек проклинал короткую дубинку десятого номера. Если бы его топор! Тяжелый, отточенный, вдвое длиннее дуболомовских дубин. Это настоящее оружие. Но топор валялся где-то в высокой траве, а может быть дуболомы успели спрятать его куда-нибудь подальше.
И словно в ответ на мысли Железного Дровосека с другой стороны поляны раздались крики Страшилы. На мгновение повернув голову, Дровосек увидел в руках друга свое потерянное оружие. Но и дуболомы увидели тоже.
С громкими воплями они встали живой стеной между Дровосеком и Страшилой. На крики дуболомов из лесу донесся ответный клич, и на поляне появилось еще трое дуболомов из красного взвода. Очнувшиеся после побоев Дровосека и теперь повернувшие назад на помощь своим, они устремились прямо к Страшиле.
Страшила с тяжелым топором в руках неловко посеменил в лес. Видя это, Железный Дровосек бросил дубинку, не обращая внимания на удары, руками растолкал заслон дуболомов. Он побежал за Страшилой и догнал он его уже в лесу. Тем временем красный взвод, захватив инструменты, в том числе злополучный ящик, и безжизненного капрала, бежал в другую сторону. Когда Железный Дровосек, вооруженный топором, вернулся


Спасибо: 0 
Профиль
Ответов -31 ,стр: 1 2 All [только новые]


Топотун
moderator




Пост N:245
Зарегистрирован:13.04.09
Откуда:Брянский лес
Рейтинг:2

Награды::ms17::ms35::ms42::ms19::ms34::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:28.12.09 09:06.Заголовок:саль Я еще не все о..


саль
Я еще не все осилила (только восемь глав), но мне понравилось. По-моему еще не было фанфиков, посвященных дуболомам. Многие фанатеют от Урфина, но никто еще не наделял дуболомов какими-то индивидуальными чертами характера. Здорово

Разным медведям в разное
время
Снится одно и то же:
Тёплое лето, медовое лето,
Малиновое, возможно.
Спасибо: 0 
Профиль
саль



Не зарегистрирован
Зарегистрирован:01.01.70
ссылка на сообщение  Отправлено:28.12.09 14:31.Заголовок:Седьмой Воде. Сфанта..


Седьмой Воде.
Сфантазировать черты необычного мира нетрудно, можно пойти по пути чистого отрицания: у вас так, у меня будет наоборот.
Но, вы правы, трудно добиться завершенности и привлекательности своей фантазии. То есть - самобытности.
Потому и страшно обнародовать. Потому и спасибо! В первую очередь за то, что дали отзыв.
А если что-то и понравилось, чтож, значит не зря...

Спасибо: 0 
саль



Не зарегистрирован
Зарегистрирован:01.01.70
ссылка на сообщение  Отправлено:28.12.09 14:38.Заголовок:Топотуну. (надеюсь, ..


Топотуну. (надеюсь, склонение имени не обидело).
Спасибо за ваш добрый отзыв. Насчет Урфина - да! Не так уж он и грандиозен. Просто первый камень, от которого вниз пошла лавина. А для по-настоящему масштабного деятеля, не так важно умение влезть в драку, как умение из нее вылезти. (Этого не сумел даже Наполеон.)

Спасибо: 0 
Топотун
moderator




Пост N:247
Зарегистрирован:13.04.09
Откуда:Брянский лес
Рейтинг:2

Награды::ms17::ms35::ms42::ms19::ms34::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:29.12.09 09:20.Заголовок:саль Еще мне понрав..


саль
Еще мне понравилось, как написан пролог. Очень живописно и сочно. Надо еще раз внимательно перечитать, а не по диагонали. Продолжение будет? Надо на праздники домой взять Не в тему: (я инэтом на работе злоупотребляю)

Разным медведям в разное
время
Снится одно и то же:
Тёплое лето, медовое лето,
Малиновое, возможно.
Спасибо: 0 
Профиль
саль



Не зарегистрирован
Зарегистрирован:01.01.70
ссылка на сообщение  Отправлено:29.12.09 11:20.Заголовок:Топотуну. Продолжени..


Топотуну.
Продолжение существует, только уж больно объемистое (книги на четыре).
Вы как-то спрашивали, в связи с моими сообщениями, кто такие "мы". Так вот. Текст, начало которого я поместил, писался четырьмя участниками. Я - один из соавторов. Затем всё это сводилось в рукописном варианте. А потом, когда я все набирал на компьютере, по ходу дела дописал недостающие куски и провел общую единую редакцию. И с тех пор в него не заглядывал.
Перед размещением на сайте 1 части, я ее просмотрел и кое-что подчистил. Пролог правда не трогал. Рад, что он вам понравился. В свое время, так как он должен был предварять всю книгу, я постарался сделать его получше.
Так что я не знаю, как быть с продолжением. Его можно показать и в существующем виде. Но лучше всё-таки еще раз хорошенько вычитать.(Может быть даже и немного подсократить) Ведь писалось-то оно когда-то для тесного круга. А если показывать всем, желательно не утомить людей.
И еще. Объем все-таки смущает. Принято ли здесь обнародовать такие длинные тексты?

Спасибо: 0 
зимбул



Пост N:19
Зарегистрирован:10.12.09
Рейтинг:0
ссылка на сообщение  Отправлено:03.01.10 11:00.Заголовок:Часть 2. Дуболомы сп..


Часть 2. Дуболомы спускаются с гор.

Глава 1 Поиски исчезнувших дуболомов

--Куда же они могли деться? – воскликнул Страшила.
--Не знаю, - угрюмо отозвался Железный Дровосек.
--Охотники рассказывали, что они уходили на север, там и надо искать, - упрямо настаивал на своем Тотошка.
--На севере сплошные скалы и пропасти, - не уступал Страшила, - и совсем нет леса. Они не могут просто сидеть в какой-то пещере. Им надо увеличивать армию, значит выходить за лесом. А в горах видно издалека, кто-нибудь заметил бы их.
--Что ж, будем искать, - закончил спор Дровосек. – Иначе нам не с чем будет идти в город.
Вот уже двенадцать дней друзья искали дуболомов, но никак не могли напасть на их след. После сожжения Урфиновской крепости, вернувшись в свою избушку, Страшила и Железный Дровосек застали там лесорубов. Те оказались людьми неробкими, уже подружились с Тотошкой и встретили хозяев вежливо и уважительно. Среди лесорубов был и Зор Тантавул, новый старшина цеха плотников, занявший место изгнанного Урфина в городском совете. Он пришел на осмотр новых делянок, подступивших теперь к самой избушке старого лесника.
Имя Урфина возникло в первом же разговоре с Железным Дровосеком и Страшилой. К тому немногому, что уже рассказал Тотошка, они добавили краткий рассказ о своей борьбе с дуболомами. Зор сразу заспешил назад в Жукпургио, друзья по его просьбе отправились вместе с ним.
По дороге Тантавул сокрушался: он уже наладил испорченные отношения с городом Милцем, восстановил торговый договор с Ртужполом, портом на теплом Диепургонском море, торгующим с островом Камзапсом и далекой северной Пончарией, что по ту сторону моря. Жукпургио переставал быть заброшенным захолустьем, как это было долгие годы.
Правда, в старину существовал и другой путь из Жукпургио в богатую Пончарию: вдоль непроходимых гор, тех, что лежат к западу от Жукпургио вплоть до моря и протянулись дальше на юг. Эта дорога шла предгорьями все южнее и южнее, входила в долину, постепенно переходящую в ущелье, и через большой перевал снова выходила на равнину, покрытую уже тропическими джунглями. Свернув на запад, по ним можно было дойти до того же Диепургонского моря и по его берегу добраться до благодатных мест, населенных зажиточными понами – народом Пончарии.
Несмотря на опасности этих диких земель поны-купцы когда-то пользовались южной дорогой не реже морского пути через Ртужпол, и Жукпургио – первый большой город карудов, до которого они добирались, был богат и знаменит. Дорогу преградили не леса и свирепые хищники – с востока пришли воинственные дины: низкорослые, тщедушные, но многочисленные и непримиримые. Они заняли южные склоны Гемсегвантских гор, дошли до моря и угрожали даже Пончарии. Дородные поны, презрительно называвшие пришельцев «рудокопами», остановили их на границе своей страны. Но сухопутная торговая дорога была перерезана навсегда, и Жукпургио оказался как бы на краю обжитого мира, с которым мог теперь сообщаться только северным путем. От рудокопов же временами приходилось защищаться.
Самоуверенный Урфин предлагал завоевать все земли на север вплоть до самого Ртужпола, а потом, может быть, обрушиться и на динов-рудокопов. Эти опасные замыслы изгнали вместе с Урфином. Мирные способы казались вернее и были больше по душе понам, которых снова стали все чаще видеть в Жукпургио. Новый глава города - Зор Тантавул уже гордился своими успехами. И опять Урфин!
В первый же день возвращения из леса Зор Тантавул собрал городской совет Жукпургио. Шум , поднявшийся при виде странных фигур Железного Дровосека и Страшилы, мгновенно утих, как только произнесли имя Урфина. Совещание было бурным и долгим. Не все соглашались с необходимостью готовить отряды, чтобы воевать с Урфином где-то в горах. Жукпургио был сильной крепостью, и многие предлагали ждать дуболомов в городе. Но Страшила убеждал, что Урфину не надо давать передышки для увеличения армии. Наконец постановили готовить выступление. И сразу возник вопрос об оружии. Против дуболомов были бессильны сабли, луки и охотничьи ружья. Железный Дровосек предлагал изготовить тяжелые арбалеты, Зор согласился, но добавил, что надежнее будет привезти из Пончарии пушки. Так и порешили: город будет готовиться к выступлению, а Страшила и Железный Дровосек отправятся в горные леса и разыщут новый лагерь Урфина Джюса…
След, проложенный дуболомами от сгоревшего лагеря, еще не исчез, он скоро вывел на опушку леса и затерялся на каменных горных склонах. Страшила опрашивал жителей немногочисленных селений, лежащих в этой местности, но ничего не узнал. Друзья остановились недалеко от опушки, где обрывались следы армии Урфина. Пока оставалось одно – ждать.
Однажды Тотошка бежал через большой луг недалеко от спуска в долину и наткнулся на свежую тропинку. Ему показалось, что никогда раньше он не видел этой тропинки, хотя бывал здесь не раз. Тотошка подозрительно понюхал тропинку. Странно, тропинка ничем не пахла. Все тропинки, по которым ходят люди или животные, все время чем-то пахнут. «Может быть, по ней давно не ходили? – подумал Тотошка. – Но ведь несколько дней назад здесь не было никакой тропинки. Надо спрятаться и понаблюдать за ней».
Прошел час, другой, но по тропинке никто не прошел. Тотошка ждал, а между тем наступал вечер. Смолкло пение птиц и стрекотание насекомых. «Наверное, я ошибся», - подумал Тотошка. Только он собрался уходить, как услышал чью-то тяжелую поступь. Тотошка припал к земле. Мимо него проходили дуболомы, они несли толстые стволы деревьев. Один за другим прошло два взвода.
На следующий день Тотошка привел Страшилу и Железного Дровосека к тому месту, где он видел дуболомов.
--Они несли стволы в ту сторону? – спросил Страшила. – Значит в той стороне и их новый лагерь. Пошли!
Тропинка привела в лощину, заросшую низкорослыми деревцами и колючим кустарником, а потом оборвалась на берегу ручья.
--Куда дальше? – спросил Железный Дровосек.
--Если на том берегу тропинки нет, - ответил Страшила, - значит, они отправили свои бревна по воде. Идем вниз по течению.
Железный Дровосек пошел вперед, прокладывая путь через чащу. Страшила и Тотошка пробирались следом. Железный Дровосек не заметил, как вывел своих друзей на небольшую полянку. Вдруг кусты заходили ходуном, и на поляну выскочили дуболомы.
--Ага, попались! – ревел громадный желтый капрал, - теперь не уйдете!
Капрал поднял руку и все дуболомы бросились на Железного Дровосека. Он прислонился спиной к корявому дубу и поднял топор. Тотошка с лаем завертелся среди дуболомов.
--Поймайте маленького черного зверька! – крикнул желтый капрал. Какой-то дуболом погнался за Тотошкой, но остальные, размахивая дубинами, облепили Железного Дровосека. Несколько раз подступали дуболомы к Дровосеку и тут же отскакивали, спасаясь от ударов топора – этого ужасного оружия в его руках. После каждой атаки около дерева оставалось лежать два- три дуболома. Наконец дуболомы прекратили настойчивые безуспешные атаки и остановились вокруг, на расстоянии двух шагов от Железного Дровосека. Лишь 4 номер зеленого взвода продолжал гоняться за Тотошкой.
--Оставь его, Гусь! – крикнул капрал и скомандовал. – Все за мной!
Дуболомы скрылись в чаще, бросив у ног Железного Дровосека восемь своих товарищей.
--Пока не поздно, нужно уходить, - сказал Страшила, спрыгнув с толстой дубовой ветки. – Лагерь где-то рядом, они побежали за подмогой. У них уже желтые и синие номера – значит не меньше пяти взводов.
--Да, многовато их развелось, - пробормотал Железный Дровосек, бросив последний взгляд на поверженных дуболомов. – Сложить бы из них костер!
Страшила сокрушенно похлопал по пустым карманам.
-- Видно, нужно теперь всегда носить с собой спички, – заметил он. - Ну да ладно, мы скоро вернемся.
Отбежав на безопасное расстояние, друзья остановились, чтобы убедиться, нет ли за ними погони. Погони не было.

Глава 2 Вокруг странного озера

Железный Дровосек отправился в Жукпургио. Он собирался известить городские власти, что лагерь дуболомов найден, а также поторопить и вдохновить подготовку военных отрядов. Страшила и Тотошка остались в горах. Два дня они не высовывались с лесной опушки, ожидая появления дуболомов. Но было подозрительно тихо.
На третий день Страшила не выдержал и послал Тотошку в разведку, предупредив только, чтобы он был осторожнее. К вечеру пёсик вернулся. Ни у ручья, ни на поляне он не увидел ни одного дуболома. На следующий день они пошли вместе, тщательно обследовали все заросли в лощине, но не нашли ничего похожего на стоянку или лагерь. Тогда друзья двинулись дальше по течению ручья. Растительность по его берегам скоро исчезла, он запетлял по узкой расселине, которая становилась все шире и в конце концов закончилась у плоской отвесной скалы. Вода у скалы с шумом уходила вниз, вокруг летели брызги. Страшила влез повыше и огляделся. Но и здесь не было никакого лагеря.
Тогда на следующее утро Страшила отправил Тотошку вверх по ручью, а сам снова пошел по селениям. И вот в одной деревне он услышал странный разговор.
--Говорят, в долине появилось новое озеро?
--Кто тебе сказал?
--Да так, слышал от одного охотника.
--А почему охотник решил, что это новое озеро?
--Он сам там охотился недавно, а прежде озера не видел.
Страшила спросил у фермеров, как найти это озеро, или охотника. Один из карудов показал ему нужный дом. Страшила постучал в калитку и вошел. На пороге дома его встретила хозяйка, ее муж был на охоте. Страшила вежливо поинтересовался, где охотился ее муж в прошлый раз. Хозяйка оглядела его испуганно, но всё-таки ответила. Слухи о каких-то непонятных «дуболомах» уже бродили по предгорьям, и она приняла Страшилу за одного из них. Тот внимательно выслушал ответ и ушел, не забыв попрощаться, чем еще больше удивил и напугал хозяйку. Страшилу мучили неопределенные догадки. Он решил проверить, нет ли здесь дуболомовских штучек.
Не дожидаясь утра, Страшила отправился в дорогу. Он не знал, сколько пробудет в горах, поэтому захватил с собой небольшую бутыль с калифином. Ночь он провел в пути, а утром без большого труда нашел новое озеро. Хоть подошел Страшила с другой стороны, но сразу понял, что пришел в ту же долину, где они в последний раз видели дуболомов. Однако при чем здесь озеро?
Озеро было небольшое, и ничего необычного Страшила в нем не заметил. Но как оно образовалось за столь короткий срок? Страшила обошел озеро, внимательно рассматривая все вокруг. Очевидно, дело было так…
В один прекрасный день обвалилась часть вот этой самой скалы. Обвал перекрыл русло ручья. Котловина, по которой он протекал, сразу наполнилась водой. Потом вероятно случился другой обвал, и он нарушил сток, по которому ручей низвергался в новый водоем. Страшила решил проверить, так ли это было. Если все события произошли так, как понял Страшила, то наверху тоже должно быть маленькое озерко.
Страшила с трудом взобрался на скалу, но озерка там не увидел. Это совсем запутало его. Он снова стал оглядывать местность.
Прямо под ногами у него был пересохший ручей. Внизу колыхалась вода небольшого озера. За озером было пустое русло ручья. Но куда делась вода из ручья? Неужели ручей, наполнив озеро, перестал течь совсем. Нет, этого не могло быть, и Страшила пошел по руслу ручья. Шагов через сто он наткнулся на пещеру. Спустившись в нее, Страшила услышал шум текущей воды. Она была где-то рядом. Значит, ручей течет сейчас по подземному руслу, подумал Страшила. Как же он тогда наполнил озеро? «Озеро образовалось раньше, - решил Страшила, - охотник что-то напутал. А дуболомов здесь можно не искать, им и укрыться негде!»
Страшила повернул назад. Он уже давно не виделся со своими, как бы они не стали о нем беспокоиться. Если бы Страшила прошел по сухому руслу не сто шагов, а раз в пять больше, то обнаружил бы место, где ручей изменил свое течение, и может быть догадался, как. Тем более, что это был тот самый ручей, на котором они видели дуболомов.
На следующий день Страшила вернулся к сборному пункту. Его поджидал Тотошка с хорошей новостью: вверх по ручью он нашел брошенную стоянку дуболомов. Так вот в чем дело! Дуболомы не стали постоянным лагерем, они все время перемещаются. Когда придет отряд, надо идти от стоянки к стоянке, пока не удастся нагнать армию хитроумного Урфина.
Через неделю Железный Дровосек привел целое войско. Каруды шли с большими щитами, в металлических шлемах. На многочисленных подводах везли тяжелые арбалеты и продовольствие. Самый большой арбалет нес Железный Дровосек. Позади отряда двигались десять старинных пушек. На недоуменный вопрос Страшилы Дровосек пояснил, что следом за ними скоро выйдет еще один отряд, как только новые закупленные пушки придут из Ртужпола.
К моменту прихода отряда Страшила и Тотошка отыскали еще две брошенные стоянки, так что путь дуболомов обозначился. Войско двинулось на преследование врага.
…У озера после ухода Страшилы появились дуболомы. Их было немного: пять солдат и капрал Арум. Генерал приказал им делать в горах ложные стоянки. За три дня работы дуболомы сделали семь стоянок. Теперь они возвращались. Дуболомы пошли по сухому руслу, пока не дошли до ручья. Затем они свернули прямо к отвесной скале. Один за другим дуболомы нырнули в воду, и вот скрылся последний…
Путь по горам от стоянки к стоянке оказался очень тяжелым. Отряд с обозами двигался большими зигзагами, выбирая более ровную дорогу. Но разведчики находили новые, все более недавние стоянки, казалось, еще немного и неуловимый враг будет настигнут. Так за три недели похода, обогнув несколько горных кряжей, войско незаметно для себя вновь приближалось к той долине, с которой начало свой путь. И тут пришло ужасное известие: огромный обоз с оружием, идущий от Ртужпола, полностью уничтожен.
Обоз стоял в городке, в одном переходе от Жукпургио, занимая его главную площадь. Среди ночи начался большой пожар. Вспыхнули запасы обозного сена, рядом с ними располагались бочонки с порохом. Пламя не мешало разбегаться обозникам, но не позволило расползтись обозу. Раздался страшной силы взрыв. В воздух взметнулось облако огня и дыма. Это еще больше усилило всеобщую панику.
Все жители Жукпургио и окрестных деревень были потрясены происшедшим. Сразу поползли слухи, что вблизи сгоревшего городка, накануне пожара видели каких-то чудовищно высоких, ушастых страшилищ. Всем было очевидно, что здесь не обошлось без Урфина с его таинственными дуболомами. А утром городские власти поняли, что от намеченной операции придется отказаться. Из сорока орудий вряд ли уцелела и четверть. Да и пороху осталось на пять-шесть выстрелов. Но самое тяжелое положение было теперь у отряда Железного Дровосека.
Путь по ложным стоянкам завел их в непроходимые кручи и бездны, а дуболомы оказались совсем в другой стороне. Надо было немедленно вывести отряд в долину, так как ему теперь предстояло сражаться с армией Урфина один на один, без всякой подмоги и поддержки.
Страшила, Дровосек и Тотошка ушли далеко вперед, отряд так быстро перемещаться не мог. Многочисленное войско медленно двигалось по узкой горной тропе. За поворотом открылась широкая площадка. На ней остановились пушкари со своими орудиями. Вокруг них стали скапливаться повозки, которые быстро заполняли все свободное место. Тут случился обвал. Огромные массы камня полетели вниз и обрушились на площадку. Валуны и глыбы разбивали пушки, каруды забивались в любые щели, против лавины они были беззащитны. Все десять орудий оказались сброшены в пропасть, повозки побиты и раздавлены. Поход закончился полным разгромом без всякого боя.
После гибели обоза и разгрома отряда стало ясно, что дуболомы не бродят по горам, а скрываются где-то недалеко. Железный Дровосек целую неделю не возвращался в Жукпургио. С топором и арбалетом он еще раз обошел окрестности, побывал и у озера, заинтересовавшего Страшилу. Но найти дуболомов он так и не смог.


Спасибо: 0 
Профиль
зимбул



Пост N:20
Зарегистрирован:10.12.09
Рейтинг:0
ссылка на сообщение  Отправлено:03.01.10 11:01.Заголовок:Глава 3 Недосягаемы..


Глава 3 Недосягаемый лагерь

Лагерь дуболомов, который искали Страшила и Железный Дровосек, был под озером. Этот лагерь находился в огромном подземном гроте с узким входом, который Урфин приказал затопить водами ручья. Все работы дуболомы проделали в ночной темноте, управившись за шесть ночей. Пока ручей отводили, чтобы проложить новое русло, над лагерем налился целый искусственный бассейн. После этого ручей тек уже по дну грота и выходил на поверхность только где-то у подножия среди густого леса. Через длинную трещину в грот пробивался слабый свет, но для дуболомов такого освещения было вполне достаточно. Сам Урфин тоже скрывался в подземном убежище, правда не под озером, а чуть в стороне. Для него потом пробили длинный подземный ход, он выходил наружу через двести метров. Дуболомы же пользовались главным входом - в туннеле, где тек ручей. Затем, выныривая из ручья, как водяная нечисть, дуболомы выбирались на поверхность.
Противникам дуболомов не могло и прийти в голову, где может располагаться их настоящий лагерь, и, наверное, они никогда бы его не нашли. Но однажды выныривающих деревянных солдат заметил беглый каторжник, который скрывался в горах. Он решил сообщить властям о дуболомах, в надежде получить за это помилование.
Узнав такую новость, городской совет Жукпургио решился собрать еще один отряд и вооружить его на остатки казны. На сборы ушло три недели. Наконец Железный Дровосек и Карлим Орлаут, так звали каторжника, повели отряд к озеру.
Каруды перегородили ручей перед скалой. Из-под воды показался ход, по которому дуболомы проникали в лагерь. На ход навели семь пушек. Все стали ждать, думая, что вот-вот из хода покажутся дуболомы. Вдруг раздался чей-то крик:
--Дуболомы на скале!
Все посмотрели вверх и ужаснулись. На скале стояло больше десятка дуболомов, они поднимали над головой большие камни. Камни полетели вниз, солдаты с дикими криками стали разбегаться. Железный Дровосек бросился к скале и прижался к ней спиной. Ни один камень не мог в него попасть. Однако все его воины бежали без оглядки, и Дровосек остался один.
С той стороны, куда бежали соратники Железного Дровосека, появился взвод дуболомов. Железный Дровосек вскинул арбалет и выстрелил. Тяжелая стрела попала в голову капралу. Он упал, дуболомы остановились. Дровосек быстро перезарядил оружие, но тут воинственные крики донеслись с другой стороны. Из хода выбегали дуболомы во главе с самим Лан Пиротом. Похоже, что к Дровосеку подступала вся армия Урфина. Один против пятидесяти! Слишком стали неравными силы.
Железный Дровосек метнул арбалет в кого-то из наседающих врагов и поднял свой верный топор. Началась ожесточенная схватка. Несколько раз пытались дуболомы подойти к Железному Дровосеку и захватить его. Но он отбивался, и все больше искалеченных дуболомов оставалось лежать у его ног.
Лан Пирот не мог дольше смотреть на такие бессмысленные потери. Он приказал подкатить две пушки из брошенных карудами. Пушки были уже заряжены и при них даже тлели запальные фитили.
--Огонь! – крикнул генерал. Два деревянных солдата стали тыкать фитилями, ища запальное отверстие. Дуболомы отскочили, освобождая проход для ядер. Железный Дровосек, видя, что ему приходит конец, бросился вперед. Он подбежал к орудиям, из которых неумелые дуболомы не успели выстрелить, сшиб двух капралов и дуболома. Пробежав мимо орудий, Железный Дровосек прибавил ходу. Вслед ему все-таки раздались два выстрела, ядра со свистом пролетели рядом.
Железный Дровосек обернулся и увидел дуболомов, которые бежали за ним, размахивая огромными дубинами.
С каждой минутой дуболомы приближались. Железный Дровосек понял, что ему не уйти от погони. Глазами он стал искать место, где можно было бы отбиваться от дуболомов. И увидел темную пещеру. Он с ходу вбежал туда.
Дуболомы столпились около пещеры, не зная, что делать. Один из них сунулся в нее, но, получив удар из темноты, упал. Его оттащили товарищи.
Через некоторое время к дуболомам присоединился генерал. Он приказал притащить самую большую из заряженных пушек и навести ее на выход из пещеры. Дуболомы исполнили приказание. Всё замерло в ожидании. Зайти в пещеру дуболомы боялись, но около пещеры они стояли воинственно и чувствовали себя в относительной безопасности.
Железный Дровосек не сводя глаз со входа, обследовал пещеру. Она оказалась очень небольшая, никаких других выходов из нее не было. Дровосек пробовал выйти из пещеры, но как только он показался, по нему выстрелили из пушки и тут же навели вторую. Тогда Железный Дровосек стал пробивать в стене пещеры дыру. Услышав шум ударов, генерал обрадовался. Он приказал дуболомам навести орудие на предполагаемое место пролома, и послал одного из полицейских доложить Урфину, что главный враг загнан в ловушку, пытается из нее выбраться и скоро будет схвачен.
Пробить скалу оказалось нелегко, только могучему Железному Дровосеку это и было по силам. Ударами топора Дровосек откалывал огромные куски горной породы. По звукам, отдающимся от стены, он слышал, что она становится тоньше. Осталось сделать несколько ударов и путь на свободу будет открыт. Дуболомы, повернув ствол большого орудия, тоже прислушивались к ударам.
Как раз в это время появился Урфин. Он хотел сам видеть пленение грозного Дровосека. Никто из дуболомов не повернул головы при появлении повелителя, они все напряженно ждали последней схватки. Урфин взобрался на большой камень, чтобы толпа дуболомов не загородила от него картины боя.
Железный Дровосек последний раз взмахнул топором, в глаза ему блеснул свет. Артиллеристы-дуболомы выстрелили из пушки. Тяжелое чугунное ядро, срикошетив по скале, ударило прямо в камень, на котором стоял Урфин. Повелителя сбросило на землю, шляпа его откатилась далеко в сторону. Поднялась паника, генерал и капралы кинулись к Урфину, за ними дуболомы.
Железный Дровосек выскочил из пещеры. Никто не преградил ему дороги, никто не преследовал, и к вечеру он благополучно добрался до Жукпургио. Зор Тантавул встретил его весьма нелюбезно, даже известие о возможной гибели Урфина не воодушевило его…
Скоро в городе узнали, что Урфин жив; вывел свою армию и расположился открыто в нескольких переходах от Жукпургио. Охотники сообщили: новый лагерь Урфина не обнесен стеной, по всему видно, что он не собирается там надолго оставаться. Городские власти никак не ответили на действия противника, они уже были не в силах бороться с дуболомами. Казна опустошена, ополчение разгромлено, в городе не осталось ни одной пушки. Жители Жукпургио с тревогой ждали, что же будет дальше.

Глава 4 Штурм

--Ясно, я думаю?
--Да, ясно. Всё ясно, - усатый каруд отвернулся и тупо уставился в угол. События вчерашнего дня все еще стояли перед его глазами. Городской совет Жукпургио постановил срочно вывезти в город весь лес, заготовленный лесорубными бригадами. Он теперь мог понадобиться для укрепления городских стен. Поскольку Зор Тантавул уже побывал на делянках, он решил лично заняться этим. Лес благополучно вывозили, и Тантавул с двумя провожатыми отправился к самой дальней бригаде, чтобы отозвать ее и подключить к работам по вывозу.
Они шли долго, лес становился все глуше. Вдруг из-за огромной ели вышло какое-то страшилище в два человеческих роста и преградило им дорогу. Лесорубы в ужасе попятились, но , оглянувшись, увидели еще одну такую же громадину. Зор Тантавул не сразу сообразил, что перед ним создания Урфина, потому что, хотя он не разу не видел дуболома, но хорошо знал их описание. Эти были гораздо выше, зато узкие и тонкие. И совсем не похожа голова. На макушке не круглая каска, а острый колпак, но самое главное – большие конические уши. Однако на груди темнел номер 2 – несомненная принадлежность к армии дуболомов.
Дуболомы (а точнее полицейские) не стали дожидаться, пока их как следует разглядят. Они схватили лесорубов цепкими деревянными руками и побежали с непостижимой быстротой, им одним ведомыми тропами. В неуклюжем поселении, новом дуболомовском лагере, пленникам, наконец, дали прийти в себя, заперев в сарае без единого окна. Утром «главного лесоруба» потребовали к повелителю.
Зор предстал перед человеком, лишь десять месяцев назад приговоренным к изгнанию из Жукпургио. Урфин тоже узнал Тантавула; одной короткой фразы было достаточно, чтобы понять, что объяснения между ними излишни. Теперь Урфин молчал со зловещей улыбкой, давая возможность своему пленнику самому догадаться, что он от него хочет.
От мыслей Зора отвлек топот за окном. Тантавул поглядел в окно. Мимо домика Урфина двигались отряды деревянных солдат. Отряд проходил за отрядом. У каждого отряда номера были своего цвета. Впереди шагали командиры с увесистыми кулаками. Зор насчитал четырнадцать отрядов. Если в каждом по десятку, то выходит сто сорок бойцов. И каких бойцов!
Урфин сидел и усмехался. Его полиции был дан приказ устроить этот маскарад. Полицейские и мастера трудились всю ночь, чтобы изготовить нужное количество ложных номеров. Капралов еще с вечера покрасили в серый цвет, чтобы их раскраска сразу не выдала обман.
--Мои дуболомы! – хвастливо сказал Урфин. – Моя армия, моя крепость… и лес уже мой! Город скоро тоже будет мой. Понимаешь, мой!! Вся страна будет моя.
Зор Тантавул ждал допросов, долгих угроз, но ничего этого не случилось. В тот же вечер полицейские доставили всех пленников к подножию горы. Единственное, что сказал на прощание Урфин:
--Я откладываю штурм только на два дня.
Городской совет Жукпургио пришел в полное смятение. Сдать город врагу? Такое страшное предложение не посмел высказать никто. И хотя в Жукпургио не осталось ни одной, даже самой завалящей пушки, горожане решили защищать город. Это не бой в горах, пусть дуболомы попробуют одолеть мощные стены! Урфину был послан твердый и решительный отказ. Оборону Жукпургио возглавил Зор Тантавул.
Получив ответ, Урфин не колебался. Горожане отказались открыть ворота, несмотря на рассказ Тантавула. Значит, они не испугались его могущества, в которое он сам уже начинал верить. Ну, хорошо. Город будет взят штурмом!
Был дан приказ генералу, и армия двинулась на приступ. Дуболомы шли шеренгами по пятеро, перед каждым взводом шагал капрал. Дуболомы несли дубины и длинные копья, капралы – увесистые палицы. Красный взвод тащил две деревянные лестницы, а позади полицейские катили бочку с водой.
Один за другим шествовали пять взводов, больше не было видно. Зор решил, что это часть армии и предупредил другие стены, чтобы ожидали возможного нападения. Но вот строй у дуболомов сломался, они наперегонки понеслись к крепости, к самой стене. Со стены полетели вниз камни, бревна, горящие головни. Страшила тоже находился на стене; кидая камни, он старался больше всех.
Первую лестницу приставил Буржуй и начал ловко взбираться, пока другие укрепляли концы лестницы, чтобы защитники не столкнули ее. Буржуй долез до половины, получил от Страшилы булыжником по лбу и полетел головой вниз, увлекая за собой других дуболомов.
У второй лестницы действовал желтый взвод, здесь впереди был Балда. Он метнул копье и упал, сшибленный бревном. За ним уже лез Шляпа. Другие дуболомы из желтого взвода пытались без лестниц карабкаться на вал и стену, но пока еще никто из них не добрался до верха. Их командир – капрал Гитон, по прозвищу Желтизна, копал в валу ступени огромной лопатой, пока и его не уложили тяжелым камнем.
На помощь желтому пришел черный взвод. Понина суетился, подсаживая на стену других, иногда по двое сразу. Дуболомы тщетно пытались проломить стену дубинами, кидали в защитников камни, копья. Те не оставались в долгу, еще ни один дуболом не взобрался безнаказанно выше половины стены. Но дуболомы упорно продолжали штурм. Среди штурмующих сновали быстрые полицейские, оживляли оглушенных, они же тушили огонь из бочки.
Из леса показался бегущий полицейский – связной от Урфина. Он хотел передать приказ Даруку, командиру пятого взвода, но синий капрал уже взбирался по лестнице. Полицейский отозвал Купца (10 синего) и пять дуболомов из взвода побежали в лес. Они вернулись с толстым дубовым стволом и побежали к оборонительной башне. У подножия башни была когда-то небольшая дверца, которую потом заложили кирпичной кладкой. Об этом вспомнил Урфин – уроженец Жукпургио. На этот раз удары тарана достигли цели, в стене образовалась маленькая брешь.
Синий взвод стал сзывать других дуболомов, а Купец первым сунулся в пробитое отверстие. Но сразу отпрянул назад. Раздался крик:
--Спасайся! Железный дуболом! – и все пятеро кинулись прочь, как спугнутый табун диких скакунов. Железный Дровосек тут же забил брешь куском толстой трубы и привалил камнями.
Дуболомы продолжали штурм. Защитники стали ослабевать, подходили к концу камни. Вдруг Зор Тантавул вспомнил про огромный ворот, который применяли при строительстве больших зданий. Скоро ворот доставили. Из бойницы высунулся конец троса с крюком. После некоторых усилий удалось зацепить лестницу. Пять ремесленников, напрягшись, повернули вал. Лестница заскрипела и переломилась пополам. Ее рухнувшие обломки придавили полицейских. Все защитники собрались у второй лестницы. Град камней обрушился на дуболомов. Оживленные не успевали пополнять ряды штурмующих, оглушенных становилось все больше. Генерал приказал отступать. Дуболомы отошли к лесу, неся с собой побитых товарищей.


Спасибо: 0 
Профиль
зимбул



Пост N:21
Зарегистрирован:10.12.09
Рейтинг:0
ссылка на сообщение  Отправлено:03.01.10 11:02.Заголовок:Глава 5 Победа Всю..


Глава 5 Победа

Всю ночь доносился из леса непонятный стук. С удивлением и страхом прислушивались к нему горожане, поднимавшие на стену камни, сброшенные во время штурма. Но следующий день был спокоен, ни один дуболом не показался у города.
Прошла неделя. Горожане решили, что, получив по заслугам, дуболомы ушли куда-нибудь в другое место. Город стал возвращаться к обычной жизни. Лишь Зор Тантавул и другие руководители обороны понимали – армия Урфина цела, и так просто от своих замыслов он не откажется. Городской совет потребовал, чтобы отряды дозорных по-прежнему дежурили на стенах день и ночь. Страшила и Железный Дровосек опять вызвались отправиться в горы, чтобы узнать, какие новые коварства готовит Урфин. Никто не возражал, и под вечер они ушли из Жукпургио.
В ту же ночь, перед самым рассветом, дозорные восточной стены услышали странный шум и скрежет. Защитники забеспокоились: в прошлый раз дуболомы штурмовали город с запада и никто не ждал их на противоположной стороне, где укрепления были выше. Разница, однако, была в том, что из-за наклона местности, основным укреплением с восточной стороны служила не стена, а именно мощный вал. Стена же по нему проходила невысокая.
Скрежет сменился гулкими частыми ударами, как будто вбивали сваи. Потом опять зазвенел металл, заскрипели какие-то колеса.
--Все кончено! – крикнул один из дозорных. – Это Адская Машина!
По стене пронесся ропот. Все знали хвастливые слова поны Ганецаба, знаменитого инженера из Пончарии, руководившего когда-то обновлением крепостных стен Жукпургио: «Теперь вашим стенам нечего бояться кроме адской машины». Раньше они вселяли уверенность, сейчас породили страх.
Командир обороны стены послал за помощью к Тантавулу, но было поздно. Послышался топот и первый дуболом, взбежав по валу, переметнулся через стену. Какой-то отчаянный ополченец выстрелил из арбалета, установленного на подставке. Дуболом перегнувшись, ткнулся головой вперед, но на стену уже вскочил второй, третий… пятый…десятый… двадцатый. Не давая защитникам опомниться, дуболомы двинулись по стене вправо и влево. Пять дуболомов спрыгнули вниз и побежали к главным воротам. Они были совсем рядом.
Чуть только ворота приоткрылись, в город ворвались еще два взвода под командованием Гитона-Желтизны. Они уже давно стояли в засаде возле самых ворот. Удар был неожиданным и стремительным. Скоро взошло солнце и осветило страшную картину. На стене сражение закончилось, оставшиеся защитники отступали вглубь города.
Полицейский взобрался на башню и сбросил с нее городской флаг. По этому сигналу Лан Пирот и Урфин ввели в город последний взвод. Городской обороны больше не существовало. Несмотря на это, самые непримиримые защитники Жукпургио укрепились на крышах домов и еще три дня не пускали дуболомов в район узких улиц.
Но исход был уже предрешен. И на четвертый день Жукпургио пал.
«Адская машина» дуболомов долго еще торчала напротив восточной стены. Она состояла из двух столбов со стяжками, перемычками и массивными упорами, двух больших блоков и троса. Капралы одновременно дергали за оба конца троса, трос подхватывал дуболома за туловище и с большой скоростью бросал вперед. Дуболомом как бы выстреливали из огромной рогатки, и он мчался по валу и через стену за считанные мгновения…
Покоренный Жукпургио безропотно выслушал волю Урфина. Повелитель дуболомов не отменил городской совет, но назначил в него новых людей по своему выбору. Зора Тантавула, раненного при штурме и взятого в плен, Урфин приказал опустить на свободу, а его младшего брата Селия принял к себе на службу. Городской совет теперь расположился в особняке, отобранном у богатого купца, одного из старых недоброжелателей Урфина, а сам он поселился в бывшем здании совета, не захотев вернуться в свой дом, оставшийся ему от родителей. Здание совета, называющееся теперь дворцом, было удачно расположено на центральной площади. К нему примыкало здание суда, которое вполне годилось под казарму и штаб.
Урфин спешил закончить городские дела; власти над Жукпургио и его областью ему было мало. Через десять дней армия дуболомов выступила на север, ближайшей целью был центр соседней области – город Милц.
Милц, не знавший набегов рудокопов, окружала лишь старинная невысокая стена. Город не возводил новых укреплений – его закрывали горы. Милцы всегда встречали врагов на дальних подступах, в единственной годной для прохода и проезда лощине. Там же был когда-то разгромлен отряд, посланный Урфином перед самым изгнанием из Жукпургио. Теперь дело обстояло по другому. Слухи об уничтожении в горах войск, посланных Тантавулом, достигли соседней области. Городской совет Милца не посмел выступить против дуболомов с собственным ополчением. Урфин без помех подвел армию к самому городу и взял его за пару часов. В знак покорения Милца и его области дуболомы разрушили в пяти местах крепостную стену, по пролому на взвод.
После первой победы Урфин послал армию дальше. Сам же он в сопровождении трех полицейских, двух истуканов-мастеров, медведя Топотуна и проныры клоуна возвратился в Жукпургио. Город не стал второй раз испытывать судьбу, он встретил Урфина как законного правителя. Урфин понимал, что отношение к нему не переменилось. Просто наиболее решительные его противники погибли или бежали. Но он и не собирался полагаться на верность своих новых подданных. Его замыслы были вполне определенны: пока Лан Пирот воюет, Урфин займется изготовлением шестого взвода. Это будет комендантский взвод города Жукпургио.

Глава 6 К морю

Генерал Лан Пирот повел армию на север по самой большой дороге. Дорога сама привела к городу Гленирову. Он был взят без особого труда. Лан Пирот провозгласил присоединение третьей области к «государству Урфина Джюса». Дальше на север повелитель заходить не велел, генерал повернул на запад к Кумгруну. Если в Гленирове дуболомов пытались остановить мечами и копьями, то этот город встретил врагов залпом пушек. Не все ядра пронеслись над головами дуболомов, двое из них были сбиты точным попаданием.
Дуболомы опешили. Они уже видели пушки, даже стреляли из них, но их самих обстреляли в первый раз. Не растерялся генерал. Он воодушевил солдат своим примером, бросившись на стену первым. Кумгрун взяли и две наиболее подходящие пушки конфисковали в счет армии. Кумгрунскую область генерал тоже объявил завоеванной.
Армия вернулась назад к Гленирову. Пока все шло хорошо. Покорены три области, взяты три областных центра, расположенные вдоль приморского горного массива. Путь теперь лежал на юго-запад, к главной цели похода.
Дуболомы шли по хорошо мощеной, широкой дороге. Слева от них на горизонте высились неприступные горы. Где-то за этими горами Милц, а дальше и Жукпургио. Постепенно и с западной стороны холмы становились все круче, незаметно превращаясь в горы. Вот уже горы слева и справа. На восемнадцатый день похода армия оказалась в самом узком месте между двумя горными цепями, которое называлось - проход Тон-дзе-Лак.
Было уже видно, что дальше к югу дорога выходит в живописную долину. Где-то там, еще за горизонтом, но совсем рядом – море, широкая бухта и богатый город. Это Ртужпол, крупнейший порт на севере Диепургонского моря. Весь северный берег моря – сплошные горы. Ртужпол держит в руках единственный удобный путь вглубь страны. Недаром сюда съезжаются поны-купцы с Камзапса и всей северной Пончарии. Кто владеет Ртужполом, тот владеет главным торговым путем между севером и югом.
Со стороны могло показаться, что задача, поставленная Урфином перед генералом, уже выполнена. Порт Ртужпол расположен на земле Кумгрунской области, объявленной после взятия Кумгруна владением Урфина. Казалось бы осталось только продиктовать торговому городу волю повелителя. Но Урфин, наставляя генерала, строго предупредил его: Ртужпол, в основном населенный понами, не признает такого присоединения. Он будет защищаться так, как не защищался и Жукпургио.
Урфин преувеличивал. Когда в Ртуполе узнали, что приближается вражеское войско, по слухам – огромное, в городе поднялся переполох. Поны грузили свои товары на корабли и уплывали на Камзапс. Корабли были перегружены. Простые жители бежали в пригородные деревни. Те купцы ,кто не мог вывезти товар, оставляли его с охраной, а сами готовы были укрыться где угодно, даже наняться в батраки.
Тем не менее навстречу дуболомам был послан отряд с пушками. Он занял позицию в самом узком месте прохода Тон-дзе-Лак. Армия дуболомов впервые столкнулась с таким сильным противником. Хоть Урфин и предупреждал генерала – походная колонна дуболомов была захвачена врасплох. Первые же выстрелы ударили очень точно, положив на месте полвзвода. Эти орудия стреляли уже не ядрами, а разрывными снарядами.
Дуболомы заметались, генерал что-то кричал, но пальба понских орудий шла непрерывно. Капралы пытались помочь Лан Пироту навести порядок в перепутавшихся взводах. Кто-то побежал на позицию пон, некоторые повернули к горам. Видя полную неразбериху, генерал передал ближайшим дуболомам: «Всем лежать и не двигаться!» и первый бросился на землю.
Снаряды продолжали рваться, разгоняя бесформенную кучу дуболомов. Она перемещалась вперед, но становилась все меньше. Наконец до кого-то дошел приказ генерала, другие просто поступили по его примеру, а кого действительно поразили снаряды, короче говоря, наступил момент, когда вся деревянная армия полегла в этом злополучном ущелье, так и не добежав до орудий пон. Торжествующие артиллеристы дали еще два залпа. Затем наступила тишина.
Поны ликовали. Именно они, поны, уничтожили это полчище деревянных захватчиков. Наиболее осторожные все еще с опаской поглядывали на поверженных дуболомов. Но время шло, тела деревянных солдат оставались неподвижными. И уже самые любопытные осмелились приблизиться к дуболомам. Те лежали, распростершись на земле, не подавая никаких, доступных понам признаков жизни. Теперь все уверились в разгроме врага.
Командир отряда отправил в Ртужпол гонца с известием о победе. Отряду он разрешил разойтись, назначив сбор через два часа. У орудий не осталось никого. Поны ходили по полю боя и с интересом рассматривали дуболомов. Все было тихо, мирно, спокойно.
Вдруг вскочил генерал дуболомов, раздалась короткая команда, и большая часть дуболомовского войска снова поднялась в атаку. Не успели поны понять, в чем дело, орудия были захвачены. Генерал распорядился взять пон в плен.
Дуболомы бегали по ущелью и притаскивали все новых и новых пленных. Защитники Ртужпола, как и подобает понам, были слишком массивны, крупны и коротконоги, чтобы убежать в надежное укрытие. К тому же неожиданно воскресшие враги внушили им неодолимый страх. Наибольший ужас поны испытывали к Желтизне. Этот капрал, которого Урфин после долгого перерыва вздумал изготовить самолично, вышел у повелителя очень свиреп обликом. По неизвестным соображениям Урфин сделал его очень большим, гораздо крупнее других капралов и генерала, а голову вместо фуражки увенчал двумя острыми рогами. Впрочем, угрожающий облик мало отразился на характере капрала. Он был, правда, угрюм, скор на расправу, но своенравен и бесшабашен.
Пон, наконец, переловили, согнали в колонну и армия двинулась дальше. Три взвода дуболомов вооружились трофейными пушками. Это не особенно отяготило могучих деревянных бойцов, скоро все они скрылись за поворотом. Единственный пона, избежавший плена, наблюдал за уходом врагов из колючего кустарника. Купец Саль Кантриз , или как его называли в городе Пона Жирный, пошел в отряд только потому, что именно ему принадлежали пушки и он боялся за их сохранность. Теперь он сидел, забившись в самую гущу кустарника, и горевал по своим пушкам.
В Ртужпол прискакал гонец, он принес весть о разгроме дуболомов. Весь город охватила радость. Люди пели и танцевали на улицах. Вскоре начались приготовления к встрече артиллерийского отряда, который все еще не вернулся. А между тем наступил вечер, сгущались сумерки.
Вдруг воздух потряс грохот залпа тридцати орудий. За ним началась беспорядочная пальба береговых и портовых пушек. Скоро все поняли, что город обстреливают с недоступной вершины скалы, которая возвышалась у основания мыса, замыкающего бухту, и вклинивалась между городом и портом.
Завязалась отчаянная перестрелка. В порту дрожащие от страха поны били из немногих уцелевших орудий. Даже им, представителям «Пушечной державы» как называли Пончарию, не приходилось видеть такого обстрела. Вернее не приходилось быть в центре обстрела, и теперь они на собственном опыте видели всю мощь понской артиллерии.
Поны метались в порту, многие удрали в город, не зная, что городу еще предстоит свое испытание – атака дуболомовской армии. Шляпа (3 желтого) стоя на самом краю скалы, глядел не на бухту со стоянкой кораблей, а на узкий заливчик, усеянный подводными камнями. Шляпа должен был подать сигнал своим пушкарям, как только десант дуболомов достигнет берега. По тому самому узкому заливчику под покровом ночи двигалось пятнадцать плотов, а на каждом плоту по три дуболома с пушкой.
Плоты причалили, дуболомы побежали по пустынным улицам. Батарея на скале принялась обстреливать центр города. Почти везде защитники сдавались без боя, видя бесполезность обороны. Квартал за кварталом переходил в руки дуболомов. Через полтора часа дуболомовская армия заняла центр Ртужпола. Поны из портового отряда удрали на плотах, оставленных дуболомами.
Со взятием Ртужпола власть над северным побережьем Диепургонского моря перешла к Урфину. Армия дуболомов вернулась в Жукпургио. Жукпургио стал столицей владений Урфина.

Глава 7 Урфин у власти

Столица не часто видела Урфина, он очень много времени проводил в своем последнем лагере. Там шла большая работа: расширялась мастерская, обносилась высоким частоколом резиденция повелителя. Красный взвод во главе с Бефаром никуда не отлучался из лагеря. Дуболомы охраняли его от посторонних глаз и вовсю помогали мастерам, которых к тому времени стало пятеро. Урфин распорядился доставить из Жукпургио первоклассные инструменты, истуканы учились теперь работать не только с деревом, но и с железом. Некоторые дуболомы тоже увлеклись новым ремеслом, особенно большие способности проявились у Чижика.
Два каруда, кузнец и механик, обучавшие истуканов, помогли дуболомам изготовить первую машину – деревянный автомобиль на педальном ходу, снаружи обитый железом. Кое-какие детали, например, колеса, конечно привезли готовыми. Теперь Урфин мог добираться до города не верхом на Топотуне, что становилось смешно при его звании правителя государства, а как и подобает, в собственном колесном экипаже. Конечно, можно было бы доставить для повелителя машину какого-нибудь из пон, но пришлось бы заботиться о горючем, держать шофера, а лишних людей в своем окружении Урфин не хотел. Громадная же самодельная машина под управлением дуболома была проходима, достаточно быстроходна и вмещала кроме Урфина и водителя трех дуболомов сопровождения. Ее узнавали издалека и все сразу уступали ей дорогу.
Урфин стал реже появляться среди своих солдат. Он выходил из ворот, садился в машину, доезжал до Жукпургио и покидал автомобиль только у дверей «дворца». Точно так же он возвращался назад. В лагере ни один дуболом, включая генерала, не смел заходить в его внутренний двор. Лишь клоун, Топотун и два специальных помощника, тихие немногословные истуканы, неотлучно находились за высокой наградой. Не по прихоти Урфина установился такой порядок. Он не нашел другого способа сохранить в тайне свое сокровище – чудесное растение. Молчаливые помощники делали незаметное, но огромное дело: изготовляли живительный порошок.
Вокруг лагеря бродила дозором деревянная полиция, ее Начальник командовал уже пятью лопоухими полицейскими. А шестой его подчиненный, недавно вышедший из мастерской, был еще необычнее. Его отличали не расходящиеся в стороны уши, а огромные глаза, которые превосходно видели даже весьма мелкие предметы. Глазастого полицейского Урфин назвал Следопытом.
Следопыт каждое утро уходил из лагеря и описывал вокруг него большие круги по лесу, внимательно осматривая землю. Его вечно наклоненная вперед фигура не останавливалась ни перед какими зарослями и чащами. Острый колпак на голове, еще более высокий, чем у полицейских, стреловидное тело, сходящееся снизу вверх, проникало через любые кусты. Следопыт по заданию Урфина наблюдал, не появятся ли в окрестностях лагеря следы Железного Дровосека, единственного врага, еще опасного для дуболомов.
Многочисленные неотложные дела отвлекали от изготовления новых дуболомов. Шестой коричневый взвод пополнялся по одному бойцу в неделю. Все они передавались на обучение в черный взвод к Аруму. Взвод Арума жил в Жукпургио в казарме рядом с «дворцом» Урфина и калифиновым складом. Один из полицейских постоянно дежурил во «дворце», чтобы черный капрал в любой момент мог послать гонца к повелителю.
Три остальных взвода во главе с генералом почти все время проводили в дороге. Урфин приказал Лан Пироту изучить местность четырех завоеванных областей, побывать с армией во всех мало-мальски крупных городках. Хоть случаев неповиновения со стороны карудов не замечалось, дуболомы должны были напоминать, кто теперь ими правит. Больше всего Урфин опасался своевольства Ртужпола.
Однажды у Урфина выдался напряженный день; в Жукпургио прибыла делегация Тмешской области. Это было не первое посещение соседей. Не так давно Урфин встречался с посланцами города Лантура, центра области, граничащей с владениями Урфина на севере. Они предложили установить мирные отношения. Урфин согласился, Лантур его мало интересовал. И вот теперь Тмеш желает такого же договора.
Но его земли, прилегающие к владениям Урфина с востока, лишь узкая полоса лесостепи вдоль реки Танативы. А дальше на восток обширные безводные степи, тянущиеся в необозримую даль до затерявшейся где-то у океана области города Нимса. Эти степи считают своими и Нимс, и Лигома – восточный сосед Лантура , и недавно возникший Йотоун. Говорят Диндония, империя рудокопов за горами, и та объявляла нимские степи своими. Один Тмеш хочет остаться в стороне. Как можно признать такого соседа? Это значит навсегда отрезать себе путь в нимскую степь!
Вежливо выслушав тмешцев, Урфин сказал, что имеет другое предложение: добровольное объединение. Тмеш страдает от рудокопов не меньше Жукпургио. Нужно создать сильное государство, способное утихомирить беспокойных южных соседей. Посланцы Тмеша испуганно отказались. Уговоры Урфина не помогли, и он отпустил делегацию ни с чем.
Оставшись один, Урфин дал волю гневу. Неужели его победы никого не убедили. Он взял пять городов, завоевал четыре области. Поны забыли дорогу в Ртужпол… Идти на Тмеш войной? Этот город не Милц, он укреплен не хуже Жукпургио, но дуболомы возьмут и его! Может быть тогда Урфина признают? Нет! Что Жукпургио , что Тмеш – для карудов это - далекая южная окраина. Кроме того, город не богат.
Дуболомам не нужно золота, но люди, поступившие на службу к Урфину, которых он отправил с различными заданиями в другие города, не будут служить бесплатно. А торговля с Пончарией! Много чего потребуется купить у умелых пон, как только они догадаются установить с ним хорошие отношения.
Значит нужно идти походом на город столь же известный, сколь и богатый. Громкая победа, обильная добыча. Тогда это должен быть только … Плюмстай! Это город, через который проходит торговый путь между Ртужполом и Колн-Кемантом, главным портом на далеком берегу Северного океана. Через Плюмстай постоянно идут купеческие караваны, там много богатых купцов, не говоря уже о казне городского совета. Она копится не один век. Урфин представил себя обладателем всего этого золота, и у него жадно загорелись глаза. Он уселся в кресло поудобнее и размечтался. Мечты его прервались стуком над головой. Урфин поморщился: сегодня в связных дежурил 4 номер полиции, самый любопытный из полицейских. Он частенько забирался на крышу.
Урфин выглянул в окно, в дозоре стоял Светофор (8 черного).
--Светофор, позови ко мне Арума, - крикнул Урфин.
--Где сейчас армия? – спросил повелитель у командира первого взвода, как только тот вошел в комнату.
--Возле Микони, - подумав, ответил Арум.
--Миконь? – припомнил Урфин. – Это на северной границе. Далеко! Вот что, капрал, сейчас же пошли полицейского, - он небрежно ткнул пальцем в сторону потолка, - к Лан Пироту. Пусть немедленно возвращается!


Спасибо: 0 
Профиль
зимбул



Пост N:22
Зарегистрирован:10.12.09
Рейтинг:0
ссылка на сообщение  Отправлено:03.01.10 11:06.Заголовок:Главы:Северный поход..


Главы:Северный поход, Выступление Лан Пирота, Золото Плюмстая, Повелитель карудов - временно пропускаются.

Часть 3. Затишье перед грозой

Глава 1 В долине Амбугау

Длинной лентой по дороге тянулись подводы. Вдали уже показались высокие городские стены. Обоз с золотом приближался к намеченной цели – городу Жукпургио. Вся дуболомовская армия во главе со своим повелителем Урфином сопровождала драгоценный груз. Только быстроногая полиция умчалась вперед, помочь Аруму подготовить встречу.
В колонне было шумно. Не один только Урфин, но и деревянные дуболомы вели себя как люди, вернувшиеся в родные места после долгих странствий. Все ближе и ближе распахнутые ворота города. У ворот выстроился коричневый взвод, доведенный за прошедшее время до полного состава. Сразу два капрала: бывалый Арум и новехонький Ельвед, стояли во главе гарнизона, благополучно удержавшего в повиновении родной город повелителя…
В Жукпургио Урфин рассчитывал остановиться дней на десять, а пришлось пробыть почти месяц. Собираясь в новый длительный поход, дуболомы тщательно готовились. К машине Урфина добавили еще две: самоходную пушку на открытой платформе с четырьмя широкими колесами и длинную передвижную крепость, названную бронепоездом. Кроме них изготовили пару мощных грузовых телег, которые можно было прицеплять к автомашине и самоходке.
Наконец настал день, когда армия выступила в восточном направлении по тмешской дороге. Урфин взял с собой все шесть взводов. В городе он на этот раз никого не оставлял, однако истуканы и полицейские оставались в горном лагере. Они должны были стеречь мастерские и спрятанную в потайных пещерах золотую казну Урфина. Там же остался и Топотун, Урфин окончательно перебрался в автомашину.
Генерал Лан Пирот уселся за руль, на заднем сидении расположился Следопыт и два дуболома из красного взвода.
--Вперед, - сказал Урфин. Генерал высунулся из машины, выкрикнул несколько слов команды и тронул машину с места…
Во главе колонны ехала самоходная пушка, ведомая двумя Артиллеристами – 8 и 9 номерами коричневого взвода. За ней шла машина Урфина и генерала, следом шагала колонна дуболомов, которую замыкал бронепоезд. Его вел Арум. Черный взвод в полном составе тоже ехал в бронепоезде. Громоздкая крепость на колесах легко шла только по ровной дороге; на случай преодоления препятствий, в полу было проделано пять люков, и в сложных положениях дуболомы добавляли к колесам собственные ноги.
Тмеш, к радости его жителей, армия дуболомов обошла стороной и пошла дальше на восток. Точно так же, даже не заходя в город, Урфин обошел Йотоун на реке Амбугау – растущий центр, уже претендующий на собственную область. В Йотоуне жило много рудокопов, в том числе переселенцев из Диндонии, такая же картина наблюдалась в городках и поселках к югу от города, вверх по течению Амбугау.
Вдоль этой реки и повел Урфин свою армию. Плоские степные берега сменились обрывистыми, потом на юге показались вершины гор. Дуболомы продолжали идти по долине Амбугау, пока горы не встали от горизонта до горизонта. Где-то здесь по представлению Урфина должна была проходить граница с Диндонией. Вернее, ее следовало установить, обозначить и получить согласие Диндонии.
Еще несколько часов продвигались на юг дуболомы по живописной безлюдной местности. Наконец Урфин ткнул пальцем в приметный мысок. Река здесь была еще широкая, но и к востоку, и к западу ясно обозначилась горная цепь, и двигаться южнее по речной долине не имело смысла. Ни к чему портить отношения с рудокопами из-за берегов дикой речки.
По приказу Урфина дуболомы сложили на мысу каменную пирамидку.
--Здесь, или там, - показал Урфин на противоположный берег, - мы построим пограничную заставу, а основной лагерь расположим где-нибудь повыше в горах.
Генерал двинул головой в знак согласия.
--А вообще со временем, когда увеличится армия, построим несколько лагерей. Ведь здесь придется держать постоянные гарнизоны.
С помощью дуболомов Урфин взобрался на крышу бронепоезда, чтобы получше осмотреться. Потом спустился и приказал поворачивать назад. Они вернулись к месту, где берега реки понижались и с двух сторон к ней подступала, когда-то наезженная, но брошенная дорога. По правому берегу дорога терялась в южном направлении, как видно, уходила в Диндонию. На левом же берегу она сворачивала к поросшему лесом горному склону и исчезала в зарослях. Сам лес покрывал лишь часть горы. Он большим зеленым пятном уходил к седловине, по которой, наверное, можно было перейти в соседнюю долину.
--Очень хорошее место, - удовлетворенно заключил Урфин. – Выбирай, генерал, где будем строить лагерь. А через реку попозже перекинем мост.
Уединенная долина надолго стала пристанищем дуболомов. Лагерь с казармами, мастерской, штабом и домом для Урфина привычные дуболомы отстроили быстро. Одновременно обновили запущенную колею. Как выяснилось, она уходила за гору и, сбегая по ее крутому обрывистому склону, приводила на мощеную наезженную дорогу недалеко от городка Динеола. Если ехать по ней дальше, дорога уходила за Динеол и шла до самого Йотоуна.
Этот путь был удобнее и короче, чем тот, что проделали дуболомы. Он стал использоваться курьерами Урфина - полицейскими и дуболомами коричневого взвода, регулярно доставлявшими донесения Начальника полиции. Иногда Урфин и сам, оставив лагерь на генерала, ездил в Жукпургио. Его обычно сопровождал Следопыт и три дуболома коричневого взвода. За руль чаще других повелитель сажал 10 номера. Этот дуболом, внешне очень похожий на Понину, хотя и поменьше ростом, привлекал Урфина тем, что, несмотря на сходство, поведением своим заметно отличался от баламута из черного взвода. Он был исполнителен, аккуратен и, неплохо владея кулаками, пускал их в дело с большим разбором.
Такое внимание повелителя не осталось незамеченным дуболомами. Они косились на постоянного спутника Урфина, гадали в чем причина такой милости. Внешность «нового Понины» вызывала разнотолки, в конце концов 10 коричневого тоже стали называть Пониной к неудовольствию «Понины старого». Недолго думая, он вызвал на бой пресловутого водителя и, к своему удивлению, не встретил отказа. Драка была жаркой и жестокой. Явной победы не досталось никому. Оба Понины невольно зауважали друг друга, можно сказать, почти подружились. С тех пор их нередко видели вместе. 10 коричневого получил новое прозвище - «младший брат Понины», а Понина теперь звался исключительно Пониной Старшим.
Дуболомы быстро обживали лагерь, окрестные леса и реку. После строгости боевых походов наступило праздное затишье. Командиры прилагали много сил, чтобы удержать своих солдат в жесткой дисциплине. Это плохо удавалось. То и дело генерал докладывал Урфину, что похищен калифин или произошла драка. Урфин требовал наказать виновных, генерал оправдывался, и в результате они расходились оба недовольные разговором.

Глава 2 Забавы Эота Линга


Спасибо: 0 
Профиль
зимбул



Пост N:23
Зарегистрирован:10.12.09
Рейтинг:0
ссылка на сообщение  Отправлено:06.01.10 11:32.Заголовок:Глава 2 Забавы Эота..


Глава 2 Забавы Эота Линга

Когда клоун пришел к Урфину, Урфин был рассержен разговором с генералом. Эоту Лингу с трудом удалось убедить Урфина выслушать его. Урфин выслушал клоуна и в гневе кинулся к нему, но, сдержав себя, стал яростно ругаться:
--Да как ты смеешь обращаться ко мне с подобной просьбой! А если она станет известна дуболомам? Они считают меня почти божеством – Повелителем! – а ты просишь заняться старым ремеслом. И думать забудь о своей выдумке!
--Повелитель! Если ты сегодня откажешься, завтра же все дуболомы вспомнят, что ты просто столяр!
Урфин схватил плеть, висевшую на стене. Прежде он подгонял ею Топотуна, теперь держал специально для клоуна. Но клоун быстро распахнул окно и приготовился прыгать. Урфин Джюс сдался.
--Ладно, Эот Линг, неси инструменты, но смотри ни-ни.
Урфин действительно решил выполнить просьбу Эота Линга, сделать второго клоуна ему в товарищи. Клоун выбежал из дома, остановил 5 номера зеленого взвода по прозвищу «Красная Шапочка» и велел ему принести из мастерской ящик с инструментами. Недавно Светофор облил голову этого дуболома красной краской во время драки в казарме. Как попала туда краска, осталось невыясненным, но во всем обвинили невезучего дуболома по прозвищу Гусь. Над 5 номером все смеялись, и тут же обозвали Красной Шапочкой. Сейчас уже вся краска была отмыта и соскоблена, остался красным один нос.
Красная Шапочка без возражений принес инструмент. Клоун, как приближенный повелителя, пользовался его особым покровительством, и редкий из дуболомов рисковал с ним связываться. Урфин закрыл за дуболомом дверь, загородил окна и приступил к изготовлению нового клоуна. Эот Линг внимательно следил за его работой.
Был уже вечер, когда Урфин стер с лица пот и стряхнул со стола стружки. Потом он достал с полки шкафчика банку с живительным порошком. Эот Линг оживил клоуна, который сразу полез на него драться. Это было обычное явление: всплеск у только что оживленного избытка сил. Урфин привычно щелкнул плетью. …
Под самое утро два клоуна с трудом вытащили из дома Урфина ящик с инструментами. Потом Эот Линг прикатил механическую тележку-сидение, на которой катались дуболомы, они погрузили ящик и скрылись из виду.
Скоро в складе лагеря обнаружилась пропажа порошка. Урфин недоумевал. Обвинить кого-либо из дуболомов было трудно, так как весь калифин, хранящийся в том же складе, был цел. Применение живительного порошка стало уже известно дуболомам, но чтобы дуболом похитил порошок и не взял ни капли калифина – такого хитроумия не замечалось еще не за кем. На дыру под крышей никто не обратил внимания, в нее могла пролезть лишь белка или кошка.
Урфин стал сам время от времени проверять склад. И убедился: далеко не каждую ночь, но порошок понемногу продолжает пропадать. Между тем запоры были целы, часовыми назначались самые надежные дуболомы. Даже Следопыт, облазив все внутри и вокруг склада, ничего не нашел. Урфин был вне себя и кричал, что, если вора не поймают, он поверит в нечистую силу.
Одновременно стали происходить странности и в окрестном лесу. Время от времени то один, то другой дуболом исчезал на целые сутки. Потом пропавший возвращался и рассказывал, что кто-то, кого не удалось разглядеть, схватил его за ноги или ударил по голове, да так, что лишил сознания. Дуболомы сначала лишь смеялись, но рассказчики были искренни, и их число все увеличивалось.
Собрав заседание капралов, Урфин заявил, что исчезающие и есть похитители порошка. Они разводят из него слишком крепкий калифин и не могут рассчитать порцию. Повелитель негодовал, кричал, что взводы распустились, капралы и генерал не следят за порядком. За дверями штаба в это время топтался Вуалехвост (6 черного). Он был часовым склада в ночь пропажи и теперь ждал вызова. Обрывки разговора доносились до дуболома. Затем его вызвали на допрос.
Вуалехвост упорно доказывал, что всю ночь не отходил от дверей, но ничего не слышал и не видел. Урфин не верил. Он попытался выяснить, где был в эту ночь 3 красного – последний из пропадавших. Бефар ничего не знал: накануне во взводе была выдача калифина.
--Ах, выдача калифина! – вкрадчиво повторил Урфин. – И никто ничего не знает! Прекрасно. А вора прозевали! – заорал он. – Я покажу вам выдачу калифина!
Арум, видя, что Урфин начал ругать капралов, вытолкал дуболома за дверь. Вуалехвост постоял, потом задумчиво пошел к лесу и на опушке чуть не столкнулся с Пониной Старшим.
--Куда прёшь! – осадил его Понина. – Или попало крепко?
--Понина, послушай, Урфин сейчас говорил, - Вуалехвост постарался поточнее вспомнить слова повелителя, - что он все знает. Порошок украл 3 номер. А потом 3 номера прозевали!
--Прозевали? – удивился незнакомому слову Понина. – Когда прозевали?
--Ну, наверное, когда он в лес ушел. И пропал.
--Так его в лесу прозевали? И кто?
--Я не разобрал. Прозевали – значит, какие-нибудь … зеваки? Но я хорошо слышал, Урфин точно знает – кого прозевали, те и порошок украли.
Понина задумался, машинально бормоча:
--Прозевали, пропали. … Украли! Да-а, - и тут он засмеялся:
--Слушай! Тогда пошли в лес. Может, найдем кого-нибудь пропавшего. … Которого прозевали.
--И что? – не понял Вуалехвост.
Но Понина уже шагал вглубь леса. На ходу он пояснил:
--Найдем и передадим капралу. Тебе же надо оправдаться. Если Урфину действительно нужен тот, кого стукнули. Или как он говорит, прозевали.
--Да, прозевали! Но кто-о?
Понина покосился по сторонам, потом прошептал зловеще:
--Зеваки! – и, не оглядываясь, снова зашагал вперед. Вдруг где-то справа раздался вскрик, затем глухой удар и шлепок упавшего на землю тела.
--Стоп! – тихо скомандовал Понина. – А ну-ка подкрадись, узнай, что там такое. Да не дергайся, я следом пойду.
Вуалехвост быстро скрылся за деревьями. Понина не спеша крался позади и не очень удивился, когда услышал еще один удар. Это было совсем рядом, там через заросли проглядывалась полянка. Понина осторожно отвел в сторону кусты.
В трех шагах от него стояло толстое дерево, а прямо под ним, вытянув вперед руки, лежал Вуалехвост. Дальше на поляне еще несколько неподвижных дуболомов. И не в куче – каждый сам по себе. А вот самое интересное! Рядом с головой Вуалехвоста валяется большой камень, к нему привязана веревка, и конец этой веревки упал поверх ног дуболома. Понина поднял голову, но никого не разглядел в гуще кроны. Ни шороха, ни шевеления веток или листьев. Может быть, камень был подвешен, а Вуалехвост задел специально натянутую веревку?
Понина осторожно вышел на поляну, и встал на открытом месте. Да, странные рассказы – не выдумки! Надо бы пригласить капралов. Лишь бы дуболомы не очнулись и не разбежались. А то потом не сознаются.
Понина поднял чью-то дубину, ударил каждому дуболому по голове и сложил из них поленицу. Их оказалось пятеро, все из красного и синего взводов, среди них и 3 красного. Вуалехвост стал шестым. Потом Понина поднял камень, намотал на него веревку. За этим занятием его застал Эот Линг. Клоун, как обычно, смело приблизился к дуболому.
--Понина, ты что здесь делаешь?
--Это похитители порошка, - соврал Понина. – Я победил их и теперь складываю поленицу. А сейчас пойду, доложу капралу.
--Не ври, Понина, я давно наблюдаю за этой полянкой.
Понина не знал, что ответить проныре. Вдруг он прыгнул вперед и схватил клоуна.
--Предположим, ты знаешь, - начал Понина, - что склад ограбили не они, и побил их не я. Но об этом знаем только мы вдвоем. И ты никому не расскажешь, потому что…
Тут послышались шаги и на поляну вышел 7 черного, бывший Одноглазый. Понина спрятал было клоуна за спину, но тот вырвался и убежал. В гневе схватил Понина дубину. 7 номер хотел что-то сказать, но Понина повалил его тяжелым ударом. Невольный спаситель клоуна уже лежал без движения, а Понина продолжал в ярости бить его.
Потом он бросил дубину и пошел прочь, шагая напролом через кусты и заросли. Понина шел точно и вышел прямо к бронепоезду, стоящему на краю лагеря. Около бронепоезда он повстречался с Гусем( 4 зеленого). Гусь чему-то усмехался.
--А я видел, где ты был, - сказал он Понине, - в лесу! А я видел, что ты делал!
--Ну, что я там делал? – грозно спросил Понина и взял в руки одну из дубин, прислоненных к борту бронепоезда.
--Ты дуболомов складывал в поленицу, - Гусь вдруг испугался своей храбрости и добавил. – Они склад ограбили.
--Правильно. Я всегда так поступаю с грабителями, - Понина опустил дубину и самодовольно посмотрел на Гуся. Гусь отошел подальше:
--А я видел как ты клоуна бил.
--Что!? – взревел Понина. Но Гусь был уже готов к этому. Он быстро вскарабкался на крышу бронепоезда. Пока на крышу лез Понина, Гусь пробежал по ней до конца, спрыгнул и изо всех сил помчался по дороге. Понина тоже спрыгнул с крыши. Но скоро он прекратил безуспешную погоню и вернулся к бронепоезду.
--Гусь далеко не уйдет, - решил Понина. Он стал думать, как поймать клоуна.

Глава 3 Охота

Сначала Понина хотел пойти к Аруму и всё ему рассказать. Он уже не сомневался, что камни и веревки – проделки Эота Линга. Но так же быстро он сообразил: Урфин ничего не сделает своему любимцу, а вот Понине крепко достанется за нарушение приказа о неприкосновенности клоуна.
И Понина направился прямо к генералу. Он доложил, что 3 красного, которого Урфин подозревает в краже, а также его сообщники находятся в лесу на поляне и что-то затевают. Генерал тут же оправился в лес с Ватисом и пятью дуболомами зеленого взвода. Понина от сопровождения генерала отвертелся, сославшись на срочное задание Арума.
Понина подождал, пока генерал скроется в лесу, и огляделся. Ему на глаза попался Утка (8 желтого). Он подозвал Утку и послал его передать Урфину такие слова генерала: «Грабители схвачены, но много непонятного. Нужно срочно их допросить». От себя Понина пояснил, что генерал просит повелителя прийти к нему и немного подождать, пока он не приведет задержанных. Утка послушно пошел к дому Урфина, а Понина крался следом, наблюдая издалека.
Как только Урфин ушел, хитроумный преследователь затаился недалеко от дома повелителя. Он угадал, скоро появился клоун. Пришел он жаловаться на Понину или по другим делам, но, не застав Урфина, не стал задерживаться и пошел опять в лес. Теперь Понина следил за клоуном. Это было бы труднее, чем наблюдать за Уткой или Урфином, но Эот Линг беспечно перескакивал с ноги на ногу и не разу не оглянулся. Наконец он юркнул в небольшую нору. Понина хорошенько заметил место, очень довольный собой. Его замысловатый план оправдался во всех деталях.
На следующий день Понина пришел с лопатой и начал копать землю недалеко от норы клоуна, как будто хотел устроить здесь свой калифиновый склад. Сначала он выкопал достаточно глубокую яму, затем выложил пол и стенки толстыми досками, предварительно соединив их в щиты. Сверху он положил прочный настил и закрыл его дерном. Склад получился небольшой, лежа дуболом с трудом мог бы в нем поместиться. Потом Понина принес из кустов пустую бутыль, хотел убрать ее в склад, но вдруг поставил на землю и куда-то ушел. На самом деле он спрятался за куст. Ждал Понина недолго, из норы вылез клоун, огляделся и подошел к бутыли. Он попытался открыть бутыль. Понина прицелился и метнул большой камень. Камень, как затычка, перекрыл вход в нору. Не мешкая, Понина бросился ловить клоуна, но клоун и не думал убегать. Понина удивился. И тут он разглядел, что перед ним не Эот Линг, а какой-то совсем другой клоун.
--Ты дуболом? – спросил клоун доверчиво. – Мы много дуболомов камнями били.
--Так значит, это вы – зеваки, - усмехнулся Понина. – Вуалехвост угадал, хоть сам тоже попался. Ну ладно, зови своего приятеля.
--Какого звать, ведь нас восемь?
--Во-осемь! - удивился Понина. – и все здесь, в норе?
--Нет, Эот Линг ушел. А остальные здесь.
--Ну, зови всех. Я вас калифином угощать буду, - пригласил Понина, радуясь, что Эот Линг отсутствует.
Понина ототкнул камень. Клоун позвал остальных клоунов, и они вылезли из норы. Понина дождался последнего, и посетовал, что калифина в бутыли маловато. Он приоткрыл крышку нового склада. Любопытные клоуны окружили его. Понина сказал, что в складе стоит вторая бутыль, побольше. Ее надо вытащить. Один за другим клоуны попрыгали в склад, и Понина тут же его запер. Теперь оставалось дождаться главаря – Эота Линга.
Эот Линг пришел через два часа. К тому времени возмущенные выкрики запертых клоунов прекратились. Как только он залез в нору, Понина вышел из кустов и стал ее раскапывать. На этот раз клоуну было некуда деваться. Понина посадил его в бутыль из-под калифина, вышел к реке, которая текла здесь неподалеку, наполнил бутыль водой и закупорил. Потом он сообразил, что дно реки – самый надежный тайник, и швырнул бутыль в реку.
--А теперь вылавливайте из реки своего главаря, – сказал Понина запертым клоунам и зашагал прочь, неся на плече лопату.
Подойдя к бронепоезду, он увидел Вуалехвоста, Сороку и Гуся. Понина незаметно подошел поближе.
Вуалехвост рассказывал про тех, кто в лесу «зевает». Гусь то и дело пытался вставить в рассказ слово-другое. Но Сорока говорил : «Не мешай!». Сорока (10 желтого) был любопытный дуболом и ужасно любил новости. Узнав очередную новость, он тут же начинал ее всем рассказывать. Кроме новостей он рассказывал и старые истории, и истории, каких вообще не было.
«Гусь еще ничего не успел рассказать, - решил Понина, - надо обязательно его унять, иначе он разболтает…».
Тут Гусь повернул голову и встретился взглядом с Пониной. Он вскочил, Вуалехвост и Сорока замолчали и тоже машинально встали.
--Идите, идите! – сказал Понина, подходя к собеседникам вплотную. – Нечего делать посторонним у бронепоезда. Вуалехвост, ты разве не знаешь приказ Арума? А ну, марш в бронепоезд!
---Еще чего! Может, я гулять хочу, - обиженно сказал Вуалехвост.
--Правильно, - поддержал Сорока, недовольный, что прервали интересный рассказ, - сейчас вечер. Не слушайте его. Лучше дадим ему, чтобы не мешал.
Сорока был заместитель капрала, такой же как Понина, при желании его слова можно было расценивать как приказание. Вуалехвост первый кинулся на Понину, Сорока и Гусь поддержали. Они крепко поколотили его, и, пока не очухался, злорадно подвесили за ноги к амбразуре бронепоезда.
Потом Гусь и Сорока поспешили к своим казармам. Вид побитого Понины почему-то удержал Гуся от рассказа о нем и о клоуне.
На следующий день Понина подкараулил Сороку. Но вместо того, чтобы рассчитаться за вчерашнее, он крепко отругал его. Сорока был поражен, и тогда Понина пояснил, что заместителю капрала следовало бы понимать, с кем водить компанию. Вместо того, чтобы помочь Понине разоблачить неуловимого вора, Сорока поддерживает Гуся. А между тем Гусь стал какой-то подозрительный и где-то шатается по ночам.
Оставив растерянного Сороку посреди дороги, Понина свернул за угол казармы. Он потратил почти сутки на Гуся, а ведь давно пора идти за зеваками-клоунами. Он же теперь знает все: и кто похитил порошок, и для чего он понадобился, и кто нападал на дуболомов. Снести переловленных злоумышленников к повелителю, и никто не скажет, что Понина зря бил клоуна.
Опасения Понины оправдались: одна из досок склада была выломана, клоуны сбежали, нора пуста. Оставалась единственная надежда, что Эот Линг всё еще сидит в бутыли на дне реки.
Понина взял в руки тяжелый камень и нырнул под воду. Вода оказалась мутноватой, дно почти невозможно было разглядеть. Понина попробовал встать на ноги. Он сразу ощутил, что ступни погрузились во что-то илистое и вязкое. Разлапистые водоросли колыхались вокруг дуболома и, когда он попробовал плыть, полезли ему прямо в глаза, закрывая и то немногое, что было видно. Руки заняты камнем, отвести водоросли не получается. Никакого толка от таких поисков. Понина бросил свой камень и всплыл на поверхность.
Маленькая подвижная фигурка на берегу метнулась в кусты. Уже темнело, но Понина разглядел, что это никакой не зверек, как легко можно было подумать. Понина без колебания узнал одного из клоунов. «Зеваки тоже ищут Эота Линга, - догадался он. – Что ж посмотрим, кто кого опередит».
С утра Понина пошел в мастерскую, но там уже возился Чижик, самый большой в армии любитель мастерить. Пришлось сказать ему, что требуется изготовить новую секретную машину. Понина прежде всего сделал груз, прикрепляющийся на спину: два железных цилиндра на застежках, по форме похожие на акваланг. Две веерообразные пластины для ног должны были заменить ласты. Края их Понина обделал мелкими зубчиками, так легче будет подсекать те же водоросли. Дольше всего Понина провозился с маской. Она получилась конической с овальными боковыми прорезями, чтобы раздвигать водоросли и не мешать смотреть по сторонам.
Чижика очень заинтересовала новая машина, он начал допытываться, для чего она нужна. Понина осадил его, и тогда Чижик стал требовать уплату взноса за израсходованные материалы или разрешение капрала. Понине некогда было спорить, он схватил кувалду и налетел на Чижика. Драка длилась недолго, Чижик, увлекшись ремеслом, похоже, совсем разучился драться.
Немного погодя Понина осторожно выглянул из мастерской. Снаружи все было спокойно. Что ж, так или иначе дело улажено, пора идти к реке. Но тревожная мысль удерживала его на месте. Ведь это еще одно нарушение приказа. Если Чижик вздумает мстить –конец. Посадят под арест, и прощай калифин. А тут еще зеваки.
Понина немного постоял в раздумье, хмыкнул и взял сверло. Он просверлил отверстие в туловище Чижика, затем прикрутил его к полу самым большим винтом. Сорвал с Чижика голову, так же быстро надел ее снова и принял смиренную позу.
Чижик задергался, пытаясь встать. Понина снова взял сверло, и Чижик замер, не сводя с него глаз. Понина подошел вплотную:
--Я иссверлю тебя всего, до скелета, - сказал он мрачно, - если ты не перестанешь задавать вопросы об этой рухляди.
И Понина показал на свой «акваланг». Чижик молчал. Понина вдруг отложил сверло и вывернул винт. Чижик вскочил на ноги, выхватил из-под верстака дубину, размахнулся, но ударить не осмелился. Понина уже стоял в боевой стойке и тоже держал дубину, неизвестно как попавшую ему в руки. Минуту они смотрели друг на друга.
--Если ты еще раз пристанешь ко мне, и будешь отрывать от работы, - дрожащим от негодования голосом сказал Чижик, - я обо всем расскажу Аруму. А сейчас вон из мастерской со своей дурацкой машиной!
Понина сгреб свой акваланг и в восторге выскочил за дверь, спасаясь от брошенной вслед дубины Чижика. Он был уверен, что заместитель Бефара никому не захочет рассказывать о своем позоре.
Прошло несколько дней. Понина пропадал на реке. Он то обшаривал дно, то часами сидел в засаде, карауля зевак, которые крутились у того же места. Но клоуны были шустрее, и, зная теперь Понину, успешно от него уходили через свои хитрые лазейки. Бутыль с Эотом Лингом тоже как сквозь землю провалилась. Понина уже хотел двигаться ниже по течению, но нелепые слухи, охватившие лагерь дуболомов, заставили его прервать поиски.

Глава 4 Появление Речного Хозяина

Место, где Понина искал Эота Линга, было не так далеко от лагеря. Слишком много посторонних глаз наблюдало за рекой и лесом, чтобы чьи-нибудь необычные занятия прошли бесследно. Понину несколько раз видели дуболомы, правда издалека, но сразу пошли разговоры, что в реке кто-то живет. Несколько дней Понина выжидал, слухи не утихали. Понина не находил, на ком выместить свое негодование, как вдруг ему пришла в голову очень простая мысль. Не так просто узнать его в нескладном подводном облачении, а если добавить несколько деталей, тогда вообще можно не прятаться.
… Урфин собрался в очередную поездку в Жукпургио. Он вызвал Понину Младшего и приказал подогнать к дому машину. Понина, как всегда, четко повернулся, но повелитель вдруг окликнул его.
--Что это за дурацкие небылицы о речном чудовище? – спросил он.
Понина неторопливо, но немногословно пересказал, что говорят дуболомы. Урфин поморщился. Только-только генерал пресёк расхищение живительного порошка, наказал предполагаемых виновных. Перестали болтать глупости о «лесных зеваках», так на тебе, новая история.
--Но его же, наверняка, опять никто не видел! – прервал он рассказ Понины Младшего.
--Нет, повелитель, я сам его видел. С тех самых ракушек…
Когда-то Урфин увидел на берегу осколок огромной ракушки. Он приказал Понине Младшему поискать такие же на дне реки. Урфин решил испробовать раковинный перламутр для каких-то своих поделок. Через пару дней Понина добыл штук двадцать. Урфин оставил эти ракушки у себя.
А Понине Младшему понравилось плавать под водой. И вот однажды, проплывая с камнем у самого дна, он увидел неясную тень, скользнувшую к поверхности. На дуболома эта тень была почти не похожа, но у нее были две ноги, две руки, туловище и голова. Пока Понина отвязывал камень, видение исчезло.
--Руки, ноги и голова… - повторил Урфин. – Голова круглая?
--Не разглядел, - пробурчал недовольно Понина. – На лбу как будто клюв или рог.
--Даже рог! Стало быть – это настоящая нечисть, не иначе – «речной хозяин»… В самое подходящее время! А ты, - Урфин подозрительно глянул на дуболома, - тоже всем рассказывал?
--Нет, я никому. Только Медведю. А он болтать не будет.
--Хорошо, поехали.
Понина Младший сбегал за машиной и повелитель уехал. Понина не соврал, он действительно не рассказывал о тени никому, кроме Медведя (6 синего). Но перед самым отъездом он снова столкнулся с ним у гаража и перекинулся еще несколькими словами. А болтун Сорока был начеку. Медведь, чтобы отвязаться от зануды, пересказал ему все, что услышал от Понины Младшего. К вечеру весь лагерь знал: в реке обитает «Хозяин». И даже больше.
Понина Младший описывал Хозяина так: похож на дуболома, на спине горб, на руках когти, ноги мохнатые, а сам обвешан водорослями. А вот как выглядел Хозяин в рассказе Сороки: не похож на дуболома, на спине горб, на руках вот такие когтищи – при этом Сорока вытягивал руку и показывал ниже локтя – руки покрыты шипами, ноги с копытами, мохнатые, с железной шерстью. Морда как у свиньи, рот огромный, из него пламя вырывается; глазки маленькие, светятся; бородища до земли. Если завоет, по телу искры побегут, а будь рядом дуболом, так свалится (как от калифина), и силы у него поубавится. Тут его Хозяин и сожрет! (то есть я хотел сказать – огнем спалит).
На дуболомов этот рассказ произвел большое впечатление. Не поверил ему только желтый взвод, по той причине, что они знали манеру Сороки немного преувеличивать. Однако и у них остались сомнения, ведь узнать правду было не у кого, Понина Младший повез Урфина в Жукпургио. Но больше всех остался доволен Понина Старший, он даже переспросил, чтобы получше запомнить подробности. Теперь ему нечего было бояться: в реке орудует Хозяин, а что Хозяин – Понина, никто не знает. И если некоторые не поверили в Хозяина, тем хуже для них.
Ближе к вечеру Желтизну вызвали на совещание к генералу. Урфин был в отъезде, поэтому капральские споры затянулись далеко за полночь. Без Гитона в казарме желтого взвода разгорелась ссора, дуболомы уже собирались подраться, как вдруг с шумом распахнулось окно, и порыв ветра загасил светильники. Все дуболомы увидели за окном страшную морду, светящуюся в темноте тусклым красноватым светом.
--Гы-гы-гы! – засмеялся кто-то противным голосом, в темноте казавшимся невыносимо жутким, раздался короткий пронзительный вой.
--Хозяин!! – завопили дуболомы на разные голоса и выскочили из казармы. Здесь было попросторнее и чуть-чуть посветлее. Тут из-за угла вынырнула фигура, испускающая блеклый свет и безобразно уродливая. Дуболомы в страхе отпрянули от Хозяина. Было чего испугаться при виде этого чудовища. Красная светящаяся морда с огромными клыками, раскоряченные ноги, отливающее металлом шипастое тело и руки, ужасные руки с длинными когтями. Одна рука Хозяина была протянута к дуболомам, в другой приплясывал топор на длинной рукоятке, сверкающий еще ярче, чем сам Хозяин. Тут Хозяин заговорил:
--Я поселился на этой реке. Я так хочу, и не советую выживать меня отсюда.
И Хозяин медленно двинулся на дуболомов, загоняя их в угол, туда, где к казарме примыкал гараж. Скоро все дуболомы прижались спинами к деревянной стене. Понина заколебался. Хорошо если желтый взвод будет в страхе ждать своей гибели. А если в минуту отчаяния дуболомы бросятся на него. И Понина проговорил:
--Я прощаю вас сегодня, но берегитесь завтра. В другой раз пощады не будет.
Сказав это, он отошел, пятясь и перебрасывая из руки в руку светящийся топор. Дуболомы смотрели, как Хозяин скрылся за углом, как померкли и исчезли отсветы, возвратилась обычная темная ночь. Они подождали еще немного и осторожно ступая, держась все вместе, пошли к другим казармам. Но вот какой-то дуболом кинулся бегом, за ним другой и вскоре уже весь взвод бежал по дороге. В лагере началась паника. Выскочившие из штаба капралы криками и кулаками сгоняли в кучу мечущихся солдат. Когда паника утихла, все шесть взводов расположились в трех центральных казармах и всю ночь не расставались со своими дубинами.
А утром Понину Старшего потребовали к генералу. Понина опешил, неужели попался? Ночью он, благодаря панике, незаметно присоединился к своему взводу, бегал и кричал вместе со всеми. Нет, тут что-то другое, решил Понина, подходя к дому генерала. Так и есть, Лан Пирот ничего не знает, иначе его голос не был бы таким спокойным.
--Понина, тебе как надежному и опытному дуболому, - сказал генерал совершенно серьезно, - поручаю командовать разведывательным отрядом. Ваша цель: определить место нахождения Речного Хозяина. Мы думаем, он пришел с того берега, туда вы и пойдете. Возьмите с собой пушку. А мы пока займем в лагере оборону.
Через полчаса отряд, в который входили 8 и 9 коричневого, Ночка (3 черного), 3 и 4 красного подошел к переправе. Переправившись через Амбугау, дуболомы пошли по ее правому берегу, покрытому скалистыми утесами, расселинами, взгорками и обрывами. Именно в таком месте и должен был обитать Хозяин. Дуболомы тихо переговаривались, а Понина шел впереди, все больше и больше отклоняясь от реки. Потом резко свернул к большой, изрезанной временем скале.
Понина взбирался первым по крутому склону. Он старался осыпать ногами как можно больше камней, и дуболомам, поднимающимся за ним, приходилось от них уклоняться. Но вот Понина увидел то, что ему было нужно: огромная глыба еле держалась на своем месте и хватило бы небольшого толчка, чтоб она полетела вниз. Понина оглянулся, его отряд, волокущий в гору пушку, сильно отстал. «Хозяин!!!» – закричал Понина и ударил ногой по глыбе. Она покатилась вниз, увлекая за собой десятки, а затем и сотни камней и тысячи мелких камешков. Когда утихло эхо обвала, на склоне уже никого не было, весь отряд лежал у подножия, наполовину засыпанный камнями. Увидев, что никто из дуболомов не шевелится, Понина побежал в лагерь.
В лагере бегущего Понину увидели издалека, кто-то даже выскочил ему навстречу. Но генерал гаркнул на любопытных и отвел Понину в штаб. Здесь Понина рассказал о схватке с Речным Хозяином.
--Хозяин всемогущ, и бороться с ним невозможно. По его приказу осыпаются горы и уничтожают его врагов.
Правда, немного придя в себя, Понина вызвался отвести другой отряд к месту сражения с Хозяином. Генерал отклонил это предложение.
Дуболомы из разведывательного отряда вернулись в лагерь ближе к вечеру. Никто из них, за исключением Понины никакого Хозяина не видел. Все рассказывали, что их засыпал большой каменный обвал. До самого приезда Урфина армия находилась в военном положении.


Спасибо: 0 
Профиль
зимбул



Пост N:24
Зарегистрирован:10.12.09
Рейтинг:0
ссылка на сообщение  Отправлено:06.01.10 11:33.Заголовок:Глава 5 Неудачник Г..


Глава 5 Неудачник Гусь

Не успел приехавший Урфин выйти из своей автомашины, генерал доложил ему, что он подготовил армию к отражению нападения Речного Хозяина. Услышав это имя, повелитель резко оборвал Лан Пирота и поманил рукой Понину Младшего.
--Значит, никому ничего не рассказывал? – насмешливо спросил он у подошедшего водителя. – Ступай генерал, а с этим я сам разберусь.
На следующий день генерал отменил все намеченные военные действия и отправил два взвода во главе с Желтизной строить пограничную заставу. Остальным Урфин тоже пообещал подыскать работу, чтобы не болтались без дела.
… Сорока и Лиса (4 желтого) шагали рядом:
--Всё пропало из-за этой стройки, - сердился Лиса. – Только зря за Гусем ходили целую неделю!
--Гитон сказал, через два дня нас сменят, - успокоил Сорока. – За два-то дня ничего не случиться. Ну как, выяснили, зачем он шатался по той полянке?
--Я не понял. Он там камни рассматривал.
--Ничего, - уверенно сказал Сорока, – во всем разберемся!
За Гусем желтый взвод стал следить после ночного визита Хозяина. Предутренние часы той панической ночи они коротали вместе с зеленым взводом. Сорока случайно обратил внимание, что Гуся среди них нет. Ватис тоже не знал, где 4 номер его взвода. Утром Гусь явился и объяснил капралу, что был в казарме красного взвода. Ватис удовлетворился ответом, но Сорока вдруг вспомнил слова Понины о странном поведении Гуся. Он рассказал об этом взводу, всерьез его слова воспринял только Лиса. Но слежка за Гусем и для других стала развлечением, тем более, что Гусь вел себя необъяснимо.
Трудно было понять, что или кого он ищет в лесу. Ведь Гусь был единственным кроме Понины дуболомом, который знал, кто такие зеваки. В тот раз на поляне он видел не одного Эота Линга. Он хотел поделиться новостью с Пониной, но Понина его неправильно понял. Другие , как Гусь давно убедился, тоже не принимали его всерьез. Сорока, и тот не захотел слушать. А теперь Гусю пришла в голову интересная мысль, что Речной Хозяин – пугало, сделанное зеваками. Если они устраивали дуболомам ловушки, почему бы им ни захотеть попугать их.
Гусь решил выследить зевак. Зачем, он и сам не знал. Просто из любопытства. Но как искать их, было неизвестно. Он начал с поляны, где все еще валялись те камни. Следы, если и были, давно затоптаны, но Гусь все-таки сообразил, что есть одна зацепка. Камни-то явно не с поляны! А клоуны не могли принести такие здоровые булыжники, это им не по силам, значит катили их или волокли. Для этого нужна хотя бы узенькая тропка к горам или реке. И Гусь действительно отыскал ее. Еле приметная стежка вывела его на самый берег реки. Камней здесь было достаточно, и Гусь, воодушевившись успехом, стал осматривать все вокруг, то уходя от реки, то приближаясь к ней. Так он петлял вокруг весь вечер и, наконец, добился своего.
Неизвестный предмет лежал у самой воды. Положили его совсем недавно. Узкая металлическая пластинка, напоминающая длинную ступню или плавник рыбы. Гусь поднял находку. На ней было нацарапано: «Пона зачем ты твой Пона». Странное письмо. А ведь где–то здесь недалеко он видел такой же отпечаток. Гусь огляделся. Лес уже наливался темнотой, река несла на себе последние отблески уходящего света неба. Придется отложить поиск до утра. …
Еще только чуть светало, а внутренний зуд уже гнал Гуся на берег. Он ощущал приближение удачи и не ошибся. След отыскался, но один единственный. Что дальше? Гусь медленно повернул голову, оглядывая все вокруг. Вот этот бугорок с пожухлой травой надо осмотреть получше. Так и есть – люк! Чей-нибудь склад?
Гусь обнажил люк и взломал его. К своему удивлению он увидел, что это не люк, а крышка зарытого ящика. В ящике лежали украшения «Хозяина». Вот маска, когти для рук, щетина, клыки. А это что за диск? И Гусь понял – это диск для номера! Случалось, некоторые дуболомы ради шутки или безопасности прятали под такими дисками номера. Значит Хозяин – переодетый дуболом. Все было ясно, но вдруг Гусь задумался: а почему же Хозяин светился, ведь украшения железные. Гусь не знал, что кусочки гнилого дерева, прикрепленные по всем частям железного наряда, испускают в темноте красноватый свет, и, отражаясь от железа, этот свет тускло, но осветит всю фигуру.
«Наверное, есть другие украшения», - решил Гусь. Он тщательно осмотрел все вокруг тайника и совершенно напрасно. Тогда Гусь решил перепрятать найденные украшения. Речной Хозяин не найдет их на месте и ему ничего не останется, как надеть светящиеся. И можно будет выследить, где другой тайник.
Гусь перенес найденное в овраг, завалил кучей веток, а потом вернулся к реке. У самой воды он вдруг наткнулся на знакомый след. Рядом с отпечатком нормальной дуболомовской ступни длинная узкая лапа, как будто в воду прошел дуболом на двух разных ногах. «Хозяин в реке! – подумал Гусь. – И в других украшениях. Я опоздал». В это время в лесу что-то зашуршало, с треском переломилась ветка. Гусь потихоньку залег за кустом. На берег вышел Понина Старший, бормоча себе под нос ругательства. Он поднял большой обломок гранита, вошел в реку и быстро скрылся под водой. Гусь немного подождал, потом пошел в лагерь, уже ничего не понимая.
А со дна реки за погружением Понины наблюдал Понина Младший. Он выполнял секретное задание Урфина : выследить Хозяина. Для выполнения этого задания Понина Младший изготовил в мастерской ласты и тяжелую металлическую пластину, которую он спереди крепил к телу. Помогающий ему Чижик ни о чем не спрашивал, но Понина все-таки от имени Урфина приказал ему молчать. Чижик с тайной злобой в голосе согласился. Наблюдал Понина там, где в первый раз видел неясную тень. И вот уже второй день подряд он видел Понину Старшего, ищущего что-то на дне реки. Имело ли это какое-то отношение к Речному Хозяину, Понина Младший не знал. Он оставил записку на ласте, надеясь, что Понина Старший прочтет ее, поймет, что Пона означает Понина, и подаст ему какой-то знак или просто подойдет в лагере. Ласта исчезла, но Понина вел себя так, как будто не находил ее.
Понина Старший на самом деле не находил записки, он и без записки кипел от негодования. Два дня проклятый Гусь вертелся вокруг тайника и вынудил его нырять в реку с уже непривычным камнем. А сегодня вообще тайник оказался пуст! Кто украл акваланг и украшения? Недоумок Гусь или все-таки зеваки? Гусь не знает, кто владелец украшений Хозяина, а зеваки знают наверняка. Как выпутаться из этого происшествия? Найти, обязательно найти Эота Линга, а уж потом разбираться с Гусем. …
На следующий день Гусь быстро бежал по лесной тропинке. Накануне он размышлял целый вечер и не придумал ничего нового, кроме того, чтобы опять понаблюдать за тайником. Может быть Понина не при чем, и к тайнику придет кто-то другой. А если даже тайник Понины, то все равно, проходя мимо, он в него заглянет. Только надо спешить, как бы не упустить Речного Хозяина. Гусь так торопился, что не заметил Шляпу и Лису, стоящих в тени дуба.
--Куда это он несется как бешеный? – удивленно спросил Шляпа. – Уж не гонится ли за ним кто-нибудь с дубиной.
--А кто его знает, - нехотя ответил Лиса. – Меня лично это не интересует.
--Меня тоже, - лениво проговорил Шляпа.
--Ну, так не мешай мне следить за ним! – и Лиса побежал вслед за Гусем, а Шляпа за ним по пятам.
Гусь забежал в чащобу и спрятался за муравьиной кучей. Он ждал и час и два; все оставалось по-прежнему. Медленно тянулись часы, Хозяин не думал появляться. Но вот где-то позади послышались резкие голоса. Гусь подкрался поближе, слегка раздвинул кусты и увидел Лису и Шляпу, которые ругались между собой. Гусь решил, что дальше ждать бесполезно, их галдеж спугнет любого и, отползя назад, потихоньку ушел в лес.
Лиса, наконец, догадался, что Гусь может насторожиться. Он шикнул на Шляпу и пошел посмотреть. Гуся на месте не было. Махнув рукой на осторожность, Лиса принялся обыскивать всю чащу вокруг. Под ноги ему попался какой-то предмет. Радостно вскрикнув, Лиса вернулся к Шляпе и показал ему стальной браслет с длинными когтями. Они заторопились к казарме желтого взвода.
… Итак, Гусь все-таки узнал правду. Остаток вечера и часть ночи он думал, сидя на пеньке в лесу. И догадался, что начало всей истории надо искать в мастерской. Именно там изготовлены акваланг и украшения. Гусь вернулся в лагерь, собираясь расспросить утром Чижика. Но теперь это было ни к чему: среди ночи из мастерской доносился тихий скрежет. Понина Старший изготовлял новый акваланг. Значит Хозяин – Понина. Гусь припомнил все его угрозы. Теперь он сам может припугнуть его. Нет. Связываться с Пониной? Пусть с ним разбираются капралы. Гусь только проследит, куда Понина спрячет второй акваланг.
Тут Понина вышел из мастерской и с беспокойством огляделся. Потом взял ящик из-под оружия, взвалил на себя и побрел в лес. Гусь крался за ним. Выйдя на берег реки, Понина положил ящик на прибрежный песок. Сел на него и понурившись уставился на поверхность реки, которая серебрилась от света луны. Странно выглядела фигура Понины на фоне поблескивающей водной глади. Он долго сидел на ящике, думая о чем-то своем. Наконец тяжело поднялся и опустился на колени. Руки Понины заработали с лихорадочной быстротой. Сделав небольшое углубление, Понина достал из ящика «акваланг», внимательно огляделся, засыпал акваланг песком. Затем встал, отшвырнул ящик ногой и медленно пошел к лагерю.
Гусь с нетерпением дождался, пока Понина уйдет. Ящик он сразу запустил в воду, а затем принялся самым тщательным образом маскировать закопанную Пониной яму. Но все-таки не сдержал любопытства, снова выкопал Понинино изделие. Еще прежде он обратил внимание на этот продолговатый предмет с застежками. Явно Понина предназначал его не для устрашающего украшения. Он, конечно, надевал его на спину, это всего-навсего груз, чтобы нырять под воду. В реке Понина скрывался от возмездия дуболомов. А может быть (Гусь даже подпрыгнул от восторга), он прячет светящиеся наряды в какой-нибудь подводной норе? Так вот почему он сделал не новые украшения, а только «акваланг»! Гусь снова закопал груз в песок, потом заровнял все следы и осторожно отошел в лес. Он с досадой подумал, что Понина слишком беспечно относится к своей тайне. Ведь любой случайный дуболом может найти акваланг и испортить все дело.
Рассветало. Гусь шел к лагерю кружной дорогой, помахивая какой-то веткой. Наконец- то свершилось! Он, Гусь, один знает то, что поразит всю армию. Вот будет потеха! Но пока молчок, сказать обо всем только генералу.
Гусь огляделся. Уже совсем светло, а он еще так далеко от лагеря. Надо торопиться. Гусь пошел быстрее, потом побежал. Он мчался через заросли, спотыкался и два раза чуть не врезался в дерево. Вот и опушка. Тут Гусь поскользнулся и растянулся во весь рост.
--Вот вам и Гусь, - услышал он над собой знакомый голос и смех, - вставай, дружок, добегался!
Гусь встал и увидел перед собой Сороку, Утку и 5 желтого.
--Эй, сюда! – закричал Сорока. – Гуся поймали!
Не чувствуя за собой вины, Гусь обиженно двинул Сороку по морде, и в тот же момент удар Уткиной дубины заставил свалиться в траву 5 номера. Не дав Сороке опомниться, Гусь ударил его еще раз, а Утка добавил по затылку.
--Беги, Гусь, - тихо проговорил Утка, - тебя ловит весь желтый взвод. И все злые!
Но ошалевший Гусь выхватил из рук Утки дубину и сильным толчком в грудь сшиб его с ног. Затем он выбежал на дорогу, желая пробиться к лагерю. Однако увидев семерых дуболомов, Гусь предпочел отступление. Скоро отступление превратилось в беспорядочное бегство. Дуболомы с дикими криками и улюлюканием гнались за Гусем, и несколько раз почти настигали его. Недалеко от берега реки дорога делала крутой поворот. Гусь не свернул, а совершил с разбега такой прыжок, какого не делал ни разу в жизни. Затрещали ветки кустов и Гусь замер не двигаясь. Удаляющийся топот ног убедил Гуся, что погоня пронеслась мимо. Гусь выскочил на берег как раз в том месте, где Понина ночью закопал акваланг.
Погоня могла вернуться в любую минуту, и Гусь решил, что лучший выход – скрыться от желтого взвода на дне реки. Но где акваланг? Он вчера слишком тщательно замаскировал его! Тем временем дуболомы вернулись к повороту. Лиса, который руководил облавой, приказал без шума оцепить место, на котором крутился Гусь.
Гусь уже откопал акваланг и прилаживал его на спину, когда по команде Лисы дуболомы выскочили из своих укрытий, и схватили его на месте преступления. Гусь понял, что попал в скверную историю. Это показалось до того обидной долей, что он начал бешено вырываться, как ни бесполезна была такая попытка.
Скоро Баба-Яга (1 желтого) пригнал прицепную тележку, уже здесь в лагере переделанную Чижиком в самоходную повозку. В нее дуболомы погрузили свою жертву и сели сверху, чтобы лишить Гуся даже надежды на побег. С криками и грохотом дуболомы въехали в лагерь, где передали злоумышленника генералу вместе с аквалангом.

Глава 6 Справедливый суд

В то время, когда задержанного Гуся сажали в склад строительных материалов, три клоуна-зеваки выкатили на прибрежный песок бутыль, наполненную водой.
--Откупорьте, - приказал зевака, который, по-видимому, был старшим.
Зеваки послушно вытащили пробку, вода хлынула из бутыли и быстро ушла в песок. В бутыли остался главарь зевак, первый клоун Урфина – Эот Линг. Он настолько пропитался водой за время заточения в бутыли, что не мог сдвинуться с места. С трудом шевеля руками и ногами, клоун попытался встать и выбраться из бутыли, но напрасно старался. Один из клоунов помог Эоту Лингу покинуть бутыль и сесть на песок. Как только этот клоун выпустил руку командира, он безжизненно упал на спину.
--Калифину! – скомандовал тот, который замещал главаря. Но калифин не помог Эоту Лингу, а, наоборот, уничтожил последние признаки жизни.
--Отнесите его в пещеру, - приказал Гаут Линг (так звали помощника Эота), - а потом приходите к упавшей сосне и захватите кого-нибудь третьего.
Один из зевак столкнул в воду маленький плотик, другой перенес на него Эота Линга, и плот отчалил. Гаут Линг остался на берегу. Он не торопился, потому что назначенное место было очень близко.
Примерно через час трое зевак пришли к сосне, лежавшей возле самой дороги. Гаут Линг отругал их за медлительность и приказал подогнать лодку. Лодочка, вырубленная клоунами из найденного в лесу дуплистого ствола, стояла в заводи ручья, протекавшего поблизости. Благополучно спустившись по ручью в реку, зеваки повели лодку вдоль берега. Течение быстро дотащило лодку до лагеря дуболомов. Под обрывом была небольшая пещерка, которой не раз пользовались зеваки. Спрятав лодку, Гаут Линг повел свою команду к дуболомовскому лагерю.
Дорога была неблизкой и, если любой дуболом проходил ее за час-полтора, клоуны пришли к дуболомовскому лагерю только во второй половине дня. По приказу старшего зеваки рассеялись по лагерю, подслушивать, что случилось нового. Встречу после разведки наметили вечером под крыльцом дома Урфина.
На место сбора Гаут Линг пришел последним. Зеваки доложили, что сегодня все дуболомы дружно говорят о поимке какого-то Гуся. Кто он такой и зачем его поймали, осталось неясно. Гаут Линг все это уже слышал, но выяснил не больше других.
--Это всё дуболомы! – сказал он. – От них никакого толку. Надо узнать, о чем говорят капралы.
--Капралы заседают у генерала, - пискнул один из клоунов.
--Уже темнеет, - заметил Гаут Линг, - можно подобраться к окну. Пойду, всё разузнаю, а вы сидите и ждите.
Оглянувшись еще раз по сторонам, клоун скрылся в сгущающихся сумерках. Гаут Линг отлично знал лагерь дуболомов и его окрестности, так как не раз бывал здесь и днем, и ночью. Он прямиком вышел к штабу, влез, цепляясь за выступы стены, и заглянул в окно. Здесь тоже обсуждали поимку Гуся. Капралы ужасно спорили, наскакивали на Ватиса. Из их слов хитрый клоун понял, что речь идет о наказании дуболома, который переодевался в Речного Хозяина и грозил дуболомам гибелью. Урфин тоже присутствовал на заседании, но не принимал участия в споре, а сидел в углу с понурым видом, оглушенный криками капралов.
Заместитель главаря зевак понял, что произошла нелепая ошибка. Уж он-то отлично знал, что в Хозяина наряжался 10 номер черного взвода, который всего час назад спокойно разгуливал по лагерю.(Клоун всегда обходил стороной их старого недоброжелателя). Значит под арестом сидит кто-то другой.
Гаут Линг вернулся к дому Урфина и повел свой отряд к складу. Он находился на другом конце лагеря. Возле двери склада прохаживался какой-то дуболом, перекидывая время от времени с плеча на плечо дубину.
--Отвлеки часового, - приказал Гаут Линг. Один из клоунов вынырнул как из-под земли у самых ног дуболома. Ни слова не говоря, он поманил его жестом. Часовой, а это был Красная Шапочка, пошел за клоуном, принимая его за Эота Линга. Как только они скрылись за углом, три клоуна вцепились в засов. С большим трудом засов сдвинулся с места, и дверь склада открылась.
Запертый Гусь вскочил на ноги, поднял увесистый обломок гранита и спрятался около двери. Дверь открылась, но никто не вошел в склад. Гусь подождал и вышел сам, пряча свое оружие за спиной. И хотя была ночь, зоркие глаза дуболома никого не увидели на фоне звездного неба. Но вот из-за угла появился Красная Шапочка, сделавший вслед за клоуном полный оборот вокруг склада. Гусь решительно шагнул вперед и взмахнул обломком. Оглушенный Красная Шапочка оказался заперт в том самом складе, который он должен был охранять.
--Так его Гусь, молодец! – раздалось из темноты, и перед Гусем появился Утка. – Теперь иди прямо к Урфину.
--А тебе что здесь надо? – подозрительно спросил Гусь.
--Хотел тебя выпустить, но опоздал.
--Что это тебе вздумалось?
--Понимаешь, я знал, что это не ты переодевался в Хозяина.
--Ты знал, а другие не знали? – не поверил Гусь, - Выдумываешь ты чего-то
--В ту ночь, когда приходил Хозяин, все выскочили из казармы. А я не успел. И смотрел на Хозяина со спины, через окно. Спереди он был весь обвешан разными штуками, а сзади выглядел совсем как дуболом. И большой дуболом. Такой как Понина, Буржуй, 5 красного. … А твое туловище – сам знаешь. Вообще теперь мне кажется, что это был Понина. Но глупо обвинять Понину без доказательств.
--У меня теперь тоже нет на него доказательств. Если только, - Гусь немного подумал. – Слушай, Утка, можешь привести сюда Чижика?
…Чижик пришел, но был очень недоволен. Да, подтвердил он, в мастерской делали акваланг и ласты, и даже два раза. Но кто – он наотрез отказался отвечать. Гусь спросил, что может быть, он скажет не им, а Урфину.
--Нет, никому и никогда! – отрезал Чижик и провел зачем-то рукой в области пояса. – Я ухожу и больше об этом не разговариваю.
Утка потоптался и ушел вслед за Чижиком. Гусь все еще стоял возле склада материалов. Он думал, что делать дальше.
--Не беспокойся, Гусь, - раздался вдруг тонкий голос от самой земли. – Как только очнется Эот Линг, будет кому обвинить Понину.
Днем состоялась разборка. Гусь пришел сам и как мог, доказывал свою невиновность. Против Гуся было всё: схвачен с аквалангом на спине, в ночь прихода Хозяина явился в зеленый взвод с запозданием. Лиса предъявил «когти Хозяина» и Шляпа подтвердил, что это украшение принадлежит Гусю. Гусь утверждал, что все это случайное совпадение, но имени Понины не называл. Он ждал этого от других, так было бы убедительнее. В крайнем случае, когда придет Эот Линг. Был момент, когда зашевелился Утка, как будто хотел что-то сказать. Но Сорока вовремя подтолкнул Гитона. Капрал пробурчал какое-то слово и потер левой рукой правый кулак.
Урфин вызвал Понину Младшего. Понина рассказал, как искал Хозяина под водой, описал еще раз случай с неясной тенью. Сказал, что оставил одну из ласт, надеясь, что ее увидит Хозяин…
--Правильно! – воскликнул Гусь. – Я нашел эту ласту. А на ней…
Его прервал дружный рев. Кто-то кричал, кто-то хохотал, кто-то возмущался. Генерал сказал, что все ясно. Приказал всем замолчать и объявил решение. В наказание Гуся публично выпороли и лишили калифина на неограниченный срок. Эот Линг так и не явился к нему на выручку.
Утром Урфин проснулся от сильного стука – в дверь ломился генерал Лан Пирот. Урфин встал с постели, накинул халат и впустил генерала в комнату.
--Ну? – сказал он сонно и зевнул.
--Повелитель, новое происшествие, - басовитым голосом сказал генерал. – Возле строящейся заставы Следопыт обнаружил следы Железного Дровосека.
--Не может быть! – не поверил Урфин. – Откуда он взялся?
--Не знаю, но Следопыт не мог ошибиться. Ведь говорили, что Дровосек ушел на восток.
--Ну и что ты предлагаешь, генерал?
--Надо перебросить туда бронепоезд, пока не достроят заставу. Пушки; стены обиты железом, я думаю этого достаточно. Дровосек не сунется.
--Согласен! Вызови сюда Арума.
Генерал подошел к окну. На улице его дожидался Следопыт.
--Эй, Лестопыт! Беги к Аруму, пусть идет сюда!
Через час за окнами Урфина простучали колеса, дуболомовский безрельсовый бронепоезд уходил к заставе. Не успела осесть пыль, поднятая бронепоездом, как в открытую форточку влез клоун Урфина – пропавший Эот Линг. Но жалоба клоуна запоздала: Понина был уже далеко. Да и не время было сейчас вспоминать Речного Хозяина.

Глава 7 Мост над пропастью

По горной дороге ползет обоз. Вот передняя подвода встала, за ней остановились и все остальные. Дальше дороги нет, ее пересекает пропасть. Совсем не глубокая, не такая уж и широкая, в Гемсегвантах попадаются и страшнее. Но с телегами на ту сторону не перепрыгнуть.
--Где проводник? – сердито кричит усатый каруд, сидящий на передней подводе. С задних подвод слезают мужчины и подходят к пропасти.
--Здесь был мост, - поспешно говорит проводник, протолкавшись вперед, - еще пять лет назад был. А потом не знаю, ведь это старая дорога. Вы же сами не хотели ехать по новой.
--Новая идет мимо лагеря дуболомов, - перебил старший обозник. – И ты сам обещал провести нас в обход. Теперь мы опоздаем в Динеол.
--Придется строить новый мост, - сказал кто-то в толпе. Остановившийся обоз снова зашевелился. Повозки подают в стороны, часть лошадей выпрягают. Артель с топорами и веревками направляется назад за лесом. Двое смельчаков перебираются на другую сторону. Им кидают несколько веревок, и они закрепляют их на своей стороне пропасти. Каждый знает, что делать.
Через два дня мост готов. Обоз, перебравшись через пропасть, пошел дальше.
На следующий день к пропасти подошли два дуболома.
--Смотри! Кто-то мост сделал, - сказал Светофор.
--И правда мост, - ответил Ночка, – теперь не придется обходить. Пошли!
Дуболомы осторожно ступили на узкую дорожку из бревен, на которой едва-едва разошлись бы два встречных дуболома. Справа на высоте половины роста была туго натянута толстая веревка. На полпути через пропасть Ночка, облокотясь на эту веревку, поглядел вниз. Неожиданно веревка лопнула. Ночка потерял равновесие и, чтобы не сорваться, резко подался назад. Но там тоже был край моста. Дуболом не устоял на последнем бревне, и его ноги соскользнули в пустоту. Правда, он не выпустил веревку, а потому закачался между мостом и дном пропасти.
Светофор кинулся на подмогу. Он подбежал к месту, где натянувшаяся веревка, перехлестнув настил моста, зацепилась за сучок. Светофор перехватил веревку, но не успел встать устойчиво. Веревка оборвалась снова, где-то там, у того края. Светофор не устоял на мосту и полетел вслед за Ночкой. Из пропасти послышались злые голоса.
--Черт меня дернул пойти по этому проклятому мосту! – выкрикивал один.
--Если бы не ты, я бы не пошел! – отвечал другой голос. Вдруг над головами дуболомов раздался чей-то глупый смех. Ночка и Светофор задрали головы. Над пропастью стоял 7 черного.
--Влипли два дурака, - сказал 7 номер, - теперь не вылезете отсюда. А я вам помогать не буду! – он взял камень и бросил его вниз. Вприпрыжку перейдя по мосту пропасть, 7 черного помахал рукой и удалился.
--Надо проучить его, - сказал Ночка. Светофор молча потер руки и стал выбираться из пропасти.
Оказавшись наверху, Светофор и Ночка решили подготовить ловушку для 7 номера. Они хорошенько осмотрели мост. С двух сторон пропасти его настил держали косые опоры, утыкающиеся в каменные стенки. Здесь бревна шли в два слоя. В средней части моста был перекинут только один слой бревен. Этим центральным звеном и занялись Ночка со Светофором. Они без труда оторвали его. Теперь нужно было положить его так, чтобы бревна сорвались в пропасть, лишь только 7 черного пойдет по ним.
После недолгой возни средний настил благополучно упал вниз. Теперь посередине моста зиял провал. Дуболомы завопили, обвиняя друг друга.
Перепирались Ночка и Светофор недолго. Видя, что совершённого не исправить, они сбегали в лес и притащили толстый сосновый ствол. Этот ствол перекинули через пропасть между двумя половинками моста. Ночка спрятался на одной стороне пропасти, а Светофор на другой. Дуболомы затаились и стали терпеливо ждать.
Седьмой номер появился под вечер. Он взошел на мост и остановился у бревна, перекинутого на ту сторону. Посмотрев по сторонам, 7 черного шагнул на бревно. Он стал медленно переходить по нему через пропасть. Тут из своей засады выскочил Светофор. 7 номер, увидев его, хотел пойти назад, но сзади уже стоял смеющийся Ночка.
--Попался, придурок, - сказал Ночка, - теперь не уйдешь.
--Что вы, ребята, я же пошутил тогда, - испугался 7 черного.
--А сейчас мы пошутим! – Светофор и Ночка взяли за концы бревно, приподняли его и стали трясти. 7 номер, однако, и не собирался на нем балансировать. Он сразу шлепнулся на ствол и обхватил его руками и ногами. Все попытки стряхнуть его в пропасть оказались неудачными.
--Давай сбросим его вместе с бревном, - предложил Светофор. – Мне надоело трясти.
--А как я перейду на другую сторону? – возразил Ночка. – Лучше прекратим трясти, подойдем к нему и сбросим руками.
Дуболомы опустили бревно, затем стали подходить к 7 номеру. 7 черного, видя, что дело для него оборачивается плохо, бросился на Светофора. Самоуверенный Светофор не ожидал такого смелого поступка и не успел уклониться от удара. Потеряв равновесие, он полетел в пропасть. 7 номер поторопился выбраться на мост, а затем сбросил бревно вместе с Ночкой. Из пропасти понеслись ругательства, но 7 черного, не обращая на них внимания, отправился в лагерь и рассказал там о случившимся. Новость о происшествии над пропастью облетела весь лагерь.
Через некоторое время в лагерь пришли Ночка и Светофор. Их встретили смехом и обидными шуточками. Они ничего не ответили насмешникам, но стали ждать удобного случая, расквитаться с 7 номером.
Дошла эта история и до Урфина. Ее пересказал один из двух полицейских, вызванных в лагерь после обнаружения следов Железного Дровосека. Повелителя больше всего заинтересовал мост через пропасть. Он сам осмотрел его, приказал обследовать обнаруженную обходную дорогу. И на совещании у генерала было решено: мост восстановить и укрепить, а на той стороне пропасти; там, где дорога, попетляв, начинала спускаться вниз, построить небольшую заставу.
Для этих работ отрядили тридцать дуболомов, командиром назначили уже опытного строителя застав Гитона. В число строителей входил и черный взвод во главе с Арумом. Они привели свой бронепоезд кружным путем.
Мост Желтизна расширять не велел, наоборот приказал немного сузить и не возводить никаких перил. Как он нехотя объяснил, в случае войны мост должен быть удобен только для дуболомов. На укреплении моста ежедневно работало по шесть дуболомов, остальные направлялись на главный объект – заставу. Это было первое сооружение дуболомов, возводившееся из камня. Каждый день Ночка и Светофор пытались попасть в мостовую бригаду вместе с 7 черного. Но это или не получалось, или туда направляли только одного из них. Капралы понимали в чем дело и принимали свои меры.
Наконец мост закончили. Арум, Гитон и Понина прошли по нему из конца в конец, осмотрели каждую щель, притопнули во всех сомнительных местах. Весь отряд стоял у пропасти и ждал решения командиров. Гитон первым вернулся с той стороны. Он объявил, что все переходят на главную стройку.
--Ну, что? – сказал Гусь стоящему в сторонке Светофору. – Мост хорош, только никому с него не падать. Так вы и не доказали, что сильнее Придурка.
--А ты молчи, уж тебя бы я сбросил! – разозлился Светофор.
--Это хорошая идея, - непонятно ответил Гусь и побежал к своему взводу.
Вечером, когда черный взвод собрался в бронепоезде, а Арум еще не вернулся, Понина объявил, что завтра вечером будут маневры. Их вызывает на бой зеленый взвод. Бой будет на мосту, а если они не придут, их объявят трусами. Поэтому капралу пока ни слова. Дуболомы согласились, и на следующий день Понина повел взвод к пропасти. Зеленый взвод уже ждал их. Понина и Пыжик (10 зеленого) договорились об условиях.
К мосту вызвали двух дуболомов: 1 номера черного взвода и 1 зеленого. Понина коротко объяснил правила. Выиграет тот, кто сбросит соперника в пропасть с моста. Сбрасывать можно любым способом, только не покидать мост.
Зайдя на мост, дуболомы начали бороться и полетели в пропасть оба. Их хотели вытащить, но Понина сказал, что побежденные остаются на дне пропасти до конца соревнований. На мост вызвали следующих. На поединок вторых номеров смотреть было интереснее, но в конце концов они тоже оба упали в пропасть. Вызвали новую пару.
С первых же минут поединка стало ясно, что преимущество на стороне Ночки. Удачно подставив подножку и сбросив противника, Ночка вышел победителем. Его приветствовали криками, счет стал один - ноль.
На мост вышли Гусь и Пол-литра. Дуболомы стали оживленно переговариваться. Понина дал знак – сходиться. В начале схватки дуболомы дрались с равным преимуществом. Но скоро Гусь стал одолевать и после удачно примененного приема ему удалось сбросить своего соперника с моста. Счет изменился на один – один.
Поединки продолжались. Каждый дуболом стремился отдать все силы и опыт боя победе своего взвода. В дальнейшем пары дуболомов дрались с равным преимуществом. Победивший в своей паре Вуалехвост хохотал вместе со Светофором и Ночкой при виде того, как нелепо задрыгал ногами 7 номер, сброшенный с моста седьмым зеленого. Но следующим в пропасть полетел Светофор. И теперь уже громче всех смеялся Гусь.
Выиграв девятый поединок, зеленый взвод вырвался вперед со счетом четыре – три. Исход соревнования решал бой последней двойки. Тяжелой поступью на мост шагнул надежда черного взвода, один из победителей и основной зачинщик многочисленных драк, заместитель Арума – Понина Старший. Пыжик не устоял против своего грозного соперника, Понина сровнял счет. Ничья!
После соревнования в лагере строителей было много разговоров. На следующий день у пропасти был весь отряд. На мосту начались поединки между желающими. Дуболомы сходились один на один – узкий мост не давал другой возможности. Бои шли до полной темноты. А с утра в коротких перерывах на стройке дуболомы говорили о прошедшем вечере, хвалились друг перед другом своими победами. Сорока уже сочинил несколько историй, изображая со всеми подробностями особо интересные бои и неожиданные финалы.
Арум и Гитон быстро узнали о новом развлечении дуболомов. Они не стали запрещать его, но теперь один из капралов вечером тоже появлялся у пропасти, наблюдая за тем, чтобы никто не вздумал повредить мост. Присутствие командиров быстро умерило азарт, и через несколько дней бои над пропастью прекратились.



Спасибо: 0 
Профиль
Ответов -31 ,стр: 1 2 All [только новые]
Тему читают:
-дома
-никого нет дома
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 2279
Права: смайлыда,картинкида,шрифтынет,голосованиянет
аватарыда,автозамена ссылоквкл,премодерациявкл,правканет



Мир Волкова Изумрудная страна Заколдованное королевство - Tin Man Хроники Изумрудного города и его окрестностей Изумрудный город Миры Изумрудного города Изумрудная страна|Магвайр,Баум,Сухинов,Волков Типичный Урфин Джюс *NO SLASH!* Tin Man | «Заколдованное королевство» Друзья Изумрудного города