Главная сайт Изумрудный город Правила Форума Выберите аватару Виртуальный клуб Изумрудный город

В издательстве «Шико-Севастополь» вышел восьмитомник серии «СОБЕРИ РАДУГУ» Ю.Н. Кузнецова. Твёрдый цветной переплёт, прошитый чёрно-белый блок, 400 иллюстраций О. Бороздиной, И. Буньковой, В. Коновалова, D. Anfuso.
Цена 200 руб. за том.

Заказать у автора: e-mail | vkontakte | facebook

 
Даниил Алексеев «Приключения Оли и Пирата»
Образцом при написании и оформлении были книги А. М. Волкова. Девочка Оля похожа на Элли и Энни Смит, а также Алису Селезнёву, только она наша соотечественница и современница. В истории «Серебряные башмачки» тайный враг подсунул Оле туфельки Гингемы. Девочка решила поиграть в Элли... и оказалась в Голубой стране. Там она встретит Виллину, Кагги-Карр, Элли, Тотошку, побывает в пещере Гингемы и столкнётся с Урфином Джюсом и филином Гуамоко.
Цена 500 руб.
(включая стоимость пересылки)

Заказать у автора: e-mail



АвторСообщение
горожанин




Пост N: 12
Зарегистрирован: 18.02.09
Откуда: Подземная страна
Рейтинг: 0

Награды: :ms17::ms35::ms34::ms22::ms23::ms24::ms80:
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.06.09 14:15. Заголовок: Непрямая дорога (продолжение)


Начинаю Продолжаю выкладывать обещанный фанфик, в котором использован пинарик "Колдунья". Это мой первый масштабный фикрайтерский опыт, так что не судите строго. Но ваше мнение всё равно услышать хотелось бы, так что, если прочтете, не бойтесь оставлять комментарии :)

Непрямая дорога

Канон: А.Волков, «Волшебник Изумрудного города».
Автор: Abuelito Ortega
Жанр: приключения
Дисклаймер: права на мир и героев у авторов канона, идея завязки принадлежит nura1978 (пинарик «Колдунья»).
Рейтинг: G
Аннотация: альтернативка «Волшебника Изумрудного города».
Предупреждения: Есть оригинальные второстепенные персонажи. Смерть канонических персонажей.

Начало фанфика - в закрывшейся теме.

La gente baldía y perezosa es en la república lo mesmo que los zánganos en las colmenas, que se comen la miel que las trabajadoras abejas hacen. (Miguel de Cervantes Saavedra) Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 68 , стр: 1 2 3 4 All [только новые]


горожанин




Пост N: 233
Зарегистрирован: 16.02.09
Откуда: Россия, г. Балашиха
Рейтинг: 0

Награды: :ms35::ms19::ms22::ms23:
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.07.09 13:34. Заголовок: Ура! Друзья встречаю..


Ура! Друзья встречаются!
А насчёт драконов (тех что в Пещере): это не драконы, а скорее виверны.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 111
Зарегистрирован: 13.04.09
Откуда: Украина , Донецк
Рейтинг: 0

Награды: :ms21::ms31::ms34:
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.07.09 17:23. Заголовок: Гениальное


Гениальное продолжение.


Кому пироги да пышки, а кому синяки да шишки Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 528
Зарегистрирован: 23.05.08
Откуда: Земля
Рейтинг: 1

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms84::ms21::ms22::ms23::ms24::ms43:
ссылка на сообщение  Отправлено: 29.07.09 18:26. Заголовок: http://emeraldcity...


Великолепно!
Встретят Дровосека, Льва, а дальше - будем посмотреть.

Еще два задания - не знаю.
Волосы Людоеда - уже предлагалось.
Рудокопы еще могут дать Элли шерсть Шестилапого, чешую дракона (если они линяют как змеи). Но вот голову дракона - нет. Просто дадут Усыпительной воды и придется Гингеме растить себе внучку.
Или один из королей, например, Барбедо или Кориенте, а может отец младенца Тевальто окажется добрым и поможет Элли усыпить Гингему Усыпительной водой.


___________________
Я юн летами но стар умом
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 35
Зарегистрирован: 18.02.09
Откуда: Подземная страна
Рейтинг: 0

Награды: :ms17::ms35::ms34::ms22::ms23::ms24::ms80:
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.08.09 15:22. Заголовок: Зонтик, проделав оче..


Зонтик, проделав очередной перелет над лесом, опустился недалеко от оврага, за которым начиналась территория Саблезубых тигров. На этот раз пассажиров было больше: ухватившись одной рукой за ручку Зонтика чуть выше, чем держалась Элли, и другой рукой обхватив девочку за плечи, вместе со всей компанией летел Страшила. Единственный из жителей Голубой страны, принявший участие в этом рискованном предприятии… Он был неплохим союзником: например, как выяснилось во время полета, он никогда не уставал. И, кажется, ничего не боялся. Может, потому, что ему действительно мало что угрожало в этом мире – разве что огонь. А может, потому, что о других угрозах он слишком мало знал, чтобы принимать их всерьез.
А еще у него была одно положительное качество, которое Элли оценила далеко не сразу: он весил меньше обычного человека, благодаря чему удалось в конце концов уговорить Зонтик перевезти всех за один раз. Конечно, спор был долгий, но идти до Тигрового леса пешком или лететь в два захода было бы еще дольше.
Теперь они были на месте: недовольный Зонтик, опечаленная Элли с верным Тотошкой, с любопытством разглядывающий новую для себя местность Страшила, обреченно вздыхающий Кот, решительная Рамина… Но как справиться с тиграми, никто из них пока не знал.
- И где же эти Саблезубые тигры? – спросил Страшила, всматриваясь в чащу.
- Еще нас не почуяли и не пришли, - объяснила девочка.
- И лучше бы они подольше не приходили, - вставил Кот. – Или вообще не приходили.
- Тогда мы не сможем вернуться в Канзас, - возразил Тотошка мрачно. Ему тоже вовсе не хотелось встречаться еще раз с Саблезубыми тиграми.
- Интересно, что лучше: оставаться здесь и ждать или перелететь на ту сторону и поискать их в лесу? – спросила Элли.
- Что хуже, хочешь ты сказать? – отозвался Зонтик. – Я бы сказал, и то и другое.
- Если мы будем ждать здесь, они будут по другую сторону оврага, - продолжала Элли. – Они не смогут до нас добраться, но и мы до них не сможем, и хвосты, значит, тоже не заберем. А если мы пойдем в лес, мы сможем что-нибудь сделать, но и они тоже… тоже смогут что-нибудь сделать.
- Я и говорю, всё пдохо, - подвел черту под этим рассуждением Зонтик и замолчал.
- А они умеют забираться на деревья? – спросил Страшила.
- В-вроде нет, - сказала Элли, но, несмотря на эти слова, несколько секунд после вопроса Страшилы все присутствующие подозрительно рассматривали кроны деревьев над головой. – Они ужасно большие, их никакое дерево не выдержит.
- Не умеют, - вынесла вердикт Рамина.
- Тогда мы можем забраться на какое-нибудь дерево и хотя бы посмотреть на них поближе, а они не смогут нам ничего сделать, - сказал Страшила задумчиво.
- Но мы-то всё равно не сможем ничего сделать! – ответила Элли, хотя сама идея показалась ей хорошей. – Кто-то всё равно должен быть к ним совсем близко…
Кот, вспомнив мышиные шуточки насчет балласта, постарался стать как можно более незаметным. Но тут ситуацию круто переменил Страшила.
- Значит, это буду я, - решительно сказал он. Все с удивлением и восхищением уставились на него. – Больше некому. Нельзя же туда отправить Элли, или Тотошку, или Кота. Их Саблезубые тигры просто съедят. А с Раминой или Зонтиком, может, ничего и не станется, но они сами мало что смогут сделать. Вот и получается, что вы все должны взлететь на дерево, а я буду внизу и попытаюсь что-нибудь придумать. Ничего умного у меня, конечно, не получится, но всё-таки это лучше, чем ничего.
Элли это всё очень не нравилось, но ничего лучшего действительно никто не предложил. Поэтому вся компания, снова собравшись вокруг Зонтика, перенеслась на другую сторону оврага, и там, после нескольких коротких напутствий Страшиле («Береги себя, не лезь в драку с тиграми, ладно?», «Хорошо бы сделать так, чтобы они свалились с обрыва», «Мы будем их отвлекать на себя, особенно я», «Да, чуть не забыл: если их будет слишком много, постарайся затаиться. Кошки хуже видят то, что не шевелится, по себе знаю… И нет, всё равно это ужасно, ужасно, ужасно!» и даже «Помни: народ Волшебной стданы узнает о твоем подвиге»), поднялась на толстую ветку одного из деревьев, растущих около дороги. Соломенный человек остался под деревом один.
Некоторое время он бродил там без определенной цели, вертел в руках нож, то и дело роняя его, заглядывал за стволы деревьев, подбирал с земли какие-то палочки. К краю оврага он тоже подошел и долго смотрел вниз, но потом вернулся обратно в лес. Элли и ее друзья напряженно следили за ним. Но ничего не происходило.
А потом появились тигры.
Страшила заметил их раньше, чем Элли. И тут же – может, вспомнился совет Кота, а может, сработал инстинкт (хотя какие инстинкты могут быть у соломенного пугала?) – замер на месте. Опять же, неизвестно, проигнорировали его Саблезубые тигры потому, что их зрение не позволяло им заметить неподвижную фигуру среди деревьев, или потому, что у них был более интересный объект для поиска. От Страшилы не пахло ничем, кроме соломы, а значит, съедобным он быть не мог.
Тигры – их было двое – медленно подошли к дереву. Задирая головы всё выше и выше, не сводя глаз с добычи, они приближались к Элли. Она была уже готова дать команду Зонтику, не желая проверять прямо сейчас, умеют ли Саблезубые тигры лазить по деревьям. Но они остановились. И сели.
- Человек, - сказал один. Говорил он невнятно – из-за клыков, - но понять его было можно.
- Девчонка, - уточнил другой.
- И кошка, - добавил первый.
- И еще что-то странное.
- Неважно, - сказал первый.
Несколько десятков секунд они молча сидели и смотрели на дерево. Потом первый тигр сказал:
- Люди по деревьям не бегают.
- Кошки бегают, - возразил второй.
- Посмотрим, - сказал первый, зевнул и лег.
- Проспишь, - предупредил второй.
- Вот еще, - буркнул первый. – Не учи ученого.
И они снова уставились на дерево. Взглядом, не предвещающим ничего хорошего.
Элли сидела тихо-тихо, затаив дыхание. Она прижимала к себе Тотошку и Зонтик. Как там Страшила? Сможет ли он что-то сделать?
Тигры никуда не торопились. Удобно развалясь под деревом, как громадные кошки, они прикрыли желтые злые глаза – отдыхали. Выжидали, когда добыча устанет. И, по всей видимости, действительно не умели лазать по деревьям. Страшила – Элли было видно его с ветки – стоял совершенно неподвижно, раскинув руки по старой привычке пугала. Он был достаточно далеко от тигров, и у девочки мелькнула смутная мысль – пока не поздно, попросить Зонтик забрать его к ним, на дерево. Стоило ей об этом подумать, как тут же стало слишком поздно. С той стороны, где стоял несчастный соломенный человек, к дереву приближался третий тигр. Самый крупный. Клыки у него были длиннее, чем у первых двух, а сам он был выше своих собратьев раза в полтора. Проходя мимо Страшилы, он с такой силой взмахнул хвостом, упругим, словно лоза, что повалил пугало на землю, и даже не обернулся.
Элли тихо ахнула, а крупный тигр отозвался на этот еле слышный вздох грозным рыком. Звук разбудил двух собратьев зверя, но, кажется, прежде чем они успели пошевелиться, произошло нечто странное. Страшила, так и не поднявшийся на ноги, подхватил что-то с земли (камни? шишки?) и метнул в лежавших под деревом тигров. Один из двух его снарядов лег довольно далеко от хищников, но второй угодил прямо в полосатый лоб тигру, лежавшему поближе. Взревев, оскорбленный зверь подскочил на ноги и остервенело завертел головой в поисках обидчика. Однако Страшила уже успел вновь замереть, приникнув к земле.
- Ты ударил? – рыкнул тигр на товарища.
- Кого ударил?
- Меня ударил!
- Кто ударил?
Тупой разговор мог продолжаться до бесконечности, но тут хищники увидели третьего тигра, неспешно приближавшегося к дереву и жадно поглядывавшего – вот наглость! – на их законную добычу.
- Барт, - сказал первый тигр.
- Барт ударил тебя! – обрадовался второй.
- Ты что сказал? – взревел третий.
Словесная перепалка опять обещала затянуться, но тут Страшила, заслоненный от двух первых тигров широкой спиной третьего, улучив момент, опять метнул камень. Камень чиркнул крупного зверюгу по уху и удачно отлетел прямо в спину облыжно обвинившего его сородича.
- Ты драться, Барт?
- Ах вот ты как, Ворм? – два неразборчивых крика прозвучали одновременно. По поляне покатился клубок полосатых тел. Клочья шерсти летели во все стороны. Первый тигр, однако, по-прежнему оставался в стороне. Он недоуменно наблюдал за товарищами, а кроме того – Элли с испугом обратила внимание – косил глазом в сторону странного мешка соломы, совершавшего непонятное движение (это Страшила шарил по траве в поисках нового снаряда). Элли так свесилась с дерева, переживая за друга, что чуть не свалилась, и торопливо вцепилась в ближайшую ветку. Под рукой неожиданно оказалось что-то твердое. Вот это да, неужели желудь? Кажется, им повезло с деревом!
Желуди в волшебной стране были крупные, размером с добрый грецкий орех каждый. И тяжелые – замешкавшийся тигр ощутил это на себе в ту же минуту. Девочка, оставив песика с трудом балансировать в развилке ствола, с азартом набирала полные руки увесистых желудей.
- Вот тебе, вот тебе, получай! Что, не любишь?
Тигр взвизгнул, как ошпаренная кошка, отскочил от града дубовых пуль – удачно, потому что больше ни одного желудя в него не попало. Но крайне неудачно, если принять во внимание, что при этом маневре он врезался в клубок своих дерущихся не на жизнь, а на смерть сородичей. Те уже плохо разбирали, кто свой, кто чужой. Таков уж обычай этих страшных зверей, чудом сохранившихся в Волшебной стране. Приходится с прискорбием отмечать, что главная причина гибели столь мощных хищников – не бескормица в голодные годы, не несчастные случаи и не оружие охотников (это было бы удивительно), а ссоры с себе подобными. Теперь три тигра с ревом и воем вращались, как бешеное меховое колесо, под деревом, где сидела Элли с друзьями. Не выдержав отвратительного, кровавого зрелища, девочка отворачивалась, закрывала лицо руками, но Тотошка и Кот вошли в бойцовский раж, подпрыгивали с риском свалиться и вопили, кажется, даже, разделившись на чьих-то болельщиков. Один раз тигры оказались в опасной близости от Страшилы. Не заметив его (куда там!), они прокатились прямо по соломенному человеку, расплющив его в лепешку. Во все стороны полетела солома. Элли вскрикнула и залилась слезами. Рамина крикнула ей прямо в ухо:
- Не бойся, он жив! – но девочка уже ничего не соображала. Она зажмурилась и открыла глаза, лишь когда на полянке внезапно наступила полная оглушительная тишина.
Тигры не шевелились. Кажется, и впрямь поубивали друг друга. Страшила тоже не двигался. Прямо перед ним валялся оторванный полосатый хвост, от которого по траве тянулся широкий кровавый след. Элли передернуло, но это неаппетитное зрелище немедленно напомнило ей о задании старой ведьмы.
Тем временем Рамина деловито слетела вниз. Ее казавшаяся серебристой в полумраке тень скользнула прямо к неподвижным тушам громадных хищников. Покружив у их морд, она, что-то бормоча себе под нос, осмотрела (куда небрежнее) поверженного Страшилу, а потом вернулась на дерево.
- Готовы! – заявила она удовлетворенно. – Кошшшки! – И столько презрения вложила она в последнее слово, что бедняга Пушистые Лапки привычно вжал голову в плечи.

La gente baldía y perezosa es en la república lo mesmo que los zánganos en las colmenas, que se comen la miel que las trabajadoras abejas hacen. (Miguel de Cervantes Saavedra) Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 534
Зарегистрирован: 23.05.08
Откуда: Земля
Рейтинг: 1

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms84::ms21::ms22::ms23::ms24::ms43:
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.08.09 17:30. Заголовок: ВЕЛИКОЛЕПНО! http://..


ВЕЛИКОЛЕПНО!
Представляю себе лицо Гингемы...
А дальше, видимо, волосы Людоеда...

___________________
Я юн летами но стар умом
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 1
Зарегистрирован: 10.08.09
Откуда: Россия- Израиль, Санкт Петербург
Рейтинг: 0

Награды: :ms32::ms31::ms21:
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.08.09 12:40. Заголовок: Прекрасно.Вражда сил..


Прекрасно.Вражда сильнее голода.
Водичка здесь помогла бы.Только цистерна.

Все что не задавали мне делал я кое как. Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 37
Зарегистрирован: 18.02.09
Откуда: Подземная страна
Рейтинг: 0

Награды: :ms17::ms35::ms34::ms22::ms23::ms24::ms80:
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.08.09 14:25. Заголовок: - До свидания, Страш..


- До свидания, Страшила, - Элли осторожно обняла соломенного человека, стараясь обходиться без резких движений. Хотя она уже знала – и даже, против всякого своего желания, проверила на опыте, - что для того, чтобы в случае чего вернуть пугало к жизни, достаточно было снова набить его соломой, и хотя сам Страшила утверждал, что для него все это пустяки, девочке все равно казалось, что в этом есть что-то жутковатое. Впрочем, сейчас, конечно, ничего страшного не произошло, поэтому незачем было и думать о таких вещах.
- До свидания, друзья, - сказал Страшила. – Конечно, мне жаль с вами прощаться, но я не думаю, что мы расстаемся навсегда. Когда-нибудь мы еще встретимся, и тогда я отблагодарю вас за все так, как только может отблагодарить человек с образованием!
- А уж нам никакого образования не хватит, чтобы тебя отблагодарить, - ответила Элли.
- Да уж, - поежился Кот. – Если бы не ты, быть бы нам сегодня ужином для Саблезубых. По сравнению с этим любое образование – это ерунда.
- Ну, ужином не ужином, а хвостов мы бы точно не добыли, - добавила пунктуальная Рамина. – Так что желаем тебе и дальше оставаться таким же сообразительным… и везучим.
- До встречи после получения обдазования, - сказал Зонтик с трудноопределимой интонацией.
Элли вздохнула.
- Может, проводить тебя подальше? – предложила она. – До того берега…
Кот Пушистые Лапки не имел ничего против Страшилы и против того, чтобы его провожать. Но как раз на «том берегу», недалеко от дороги, вымощенной желтым кирпичом, и произошло его первое – и, как он тогда полагал, последнее – свидание с мышиной королевой, и он побаивался приближаться к тем местам: вдруг призрак станет там сильнее? Но и самой Рамине не хотелось пересекать реку по той же причине. Зонтик вообще был против лишних полетов туда-сюда. Так что Элли в этом желании оказалась одинока. И, кажется, Страшила это каким-то образом понял.
- Нет, я уж как-нибудь сам доберусь, - сказал он добродушно. – Вы и так для меня много сделали. Без вас бы я до сих пор ворон на поле пугал.
- А как же ты переправишься через реку? – спросил Тотошка.
- Попрошу какую-нибудь птицу перенести меня. Я же легкий.
- А они согласятся? – недоверчиво намекнул Кот.
- Конечно! – беспечно сказал Страшила. – Уж с птицами-то я сумею договориться. Это же моя работа.
Будто в подтверждение его слов какая-то тень скользнула по берегу, и все увидели, как по направлению от леса к реке пролетел большой белый аист.
- До свидания, - еще раз крикнул Страшила раньше, чем друзья, засмотревшиеся на птицу, успели что-то сообразить, и потопал туда же, к реке, к Изумрудному городу…
Что на родную ферму он не вернется, стало понятно еще на месте битвы, когда он, только собранный снова из «составных частей», - старого костюма, разрисованного мешка и соломы, - помогал Элли собирать добычу. Тогда он спросил:
- Это ведь было не очень глупо, что я остался внизу и кидал в них камни?
- Нет, конечно! – Элли удивленно посмотрела на него. – Ты это здорово придумал. Если бы не ты, не знаю, смогли бы мы что-нибудь сделать.
Он ничего не отвечал, задумчиво глядя на один из хвостов, который как раз держал в руках, собираясь передать Элли.
- Знаешь, - продолжала девочка, отобрав у него хвост и добавив к общей связке. Выглядело это весьма внушительно и, наверное, по-своему красиво. – Знаешь, я думаю, ты на самом деле очень умный. Наверное, в Волшебной стране можно быть умным и без мозгов.
- А учиться меня могут взять без мозгов?
- Конечно, - убежденно сказала Элли. – А если не возьмут, то сами они без мозгов, значит.
- Вы там побыстрее, - прервал их беседу Тотошка, взявший на себя исконные собачьи обязанности и стороживший поляну, пока хозяйка была занята. – Другие тигры долго не задержатся.
- Да нет там никого, - отозвался Кот (он решил, что ему целесообразнее будет остаться на дереве, откуда гораздо проще заметить приближающуюся опасность). – Мне далеко видно.
- Вы гдомче орите, - пробурчал Зонтик, - так сразу станет близко видно…
- Да, пора отсюда уходить, - сказала Рамина, - то есть улетать.
Чтобы оказаться в относительной безопасности, достаточно было перебраться через ближний овраг. Но Страшила глядел в другую сторону – туда, где корявые деревья Тигрового леса склонялись над теряющейся в чаще дорогой.
- Куда ты смотришь? – встревожено спросила Элли, решившая, что он заметил вдалеке очередного хищника.
- На дорогу, - ответило пугало. – Она ведь дальше ведет прямо в Изумрудный город?
- Не совсем, - объяснила девочка. – Там еще один овраг, даже шире этого. И река.
- Значит, если я когда-нибудь попробую дойти туда один, я не доберусь, даже если тигры меня не тронут, - сказал Страшила с присущим ему здравомыслием. – Туда, наверное, никто из Голубой страны добраться не сможет.
Вряд ли он действительно на что-то намекал – скорее просто рассуждал вслух. Но Элли поняла, что должна делать.
- Мы можем добраться, - сказала она. – И перенести тебя.
- Вот здорово! – воскликнул Страшила. – Элли перенесет меня через Тигровый лес, я попаду в Изумрудный город, буду учиться в школе, и ни одна ворона не скажет, что я глупец!
Так и получилось, что после столкновения с Саблезубыми тиграми компания отправилась не на запад, а дальше на восток – правда, недалеко. А потом они распрощались с удивительным пугалом и полетели обратно в Голубую страну.
У Элли осталось после этой встречи – и этого расставания – какое-то странное чувство. Будто она прошла мимо чего-то важного, чего-то, что могло бы изменить всю ее жизнь, но так и не произошло. Но сожалений у нее не было. Она понимала, что не имеет права заставлять человека участвовать вместе с ней в таких опасных предприятиях, если на самом деле он хочет совсем другого. Конечно, не исключено, что Страшила и сам вызвался бы помогать ей, если бы знал об оставшихся двух заданиях Гингемы, - как вызвался он в первый раз. Но так уж получилось, что, хотя Элли рассказала ему свою историю довольно подробно – чем-то же надо было заняться во время долгого перелета, - она не успела дойти до трех заданий. Все это пришло ей в голову уже потом, когда она готовились к ночевке в лесу по пути в Голубую страну, то есть слишком поздно, чтобы что-то можно было изменить. Оставалось надеяться, что остальные задания будут не такими ужасными.
Для ночевки выбрали знакомое уже дупло – кстати, корзинка из-под дерева бесследно исчезла – а наутро пустились в обратный путь. На душе у Элли было легко. Первое задание было сложным, но оно осталось позади, и девочка, крепко держась за ручку Зонтика, прижимала к себе бесценные трофеи и с удовольствием вглядывалась в проплывавшие под ногами ярко-зеленые кроны.
- Рамина! – воскликнула она вдруг, снова приметив в листве крыши причудливого строения, возле которого маленькая фея категорически отказалась сделать привал по пути в Голубую страну. – Скажи все-таки, что это за замок?
- Лучше бы тебе этого не знать. – Фея была тиха и мрачна, невзирая на солнечное утро. – Там живет людоед – гроза здешних мест. Горе тому, кто беспечно забредет в его владения.
Больше Элли расспрашивать не стала, но настроение у нее сразу испортилось. Сколько еще опасностей таит в себе эта приветливая сказочная страна!
Приземлились в небольшом лесочке, обычном месте обитания Рамины, и, оставив там мышиную королеву, маленький отряд, гордый своей невероятной победой, отправился к пещере Гингемы. Старая ведьма была дома. Она стояла у входа в пещеру и с недовольным видом перебирала крупных пиявок в ведре, которое держал перед ней Урфин – явно дань, полученная с несчастных Жевунов.
- О, явилась - не запылилась, а я-то думала, ты совсем сбежать решила. Поразмыслила на досуге? – старая ведьма встретила девочку ворчливо, но особой злобы в ее голосе не было. Но тут Гингема заметила, чтО Элли держит в руках. На несколько секунд старуха потеряла дар речи, а когда опомнилась, проговорила:
- Нууу, девочка, ты меня решительно удивляешь! Не ожидала, не ожидала! Поди, помогал кто? – с этими словами Гингема покосилась на Джюса. Элли тоже взглянула на Урфина – на лице у того явственно отобразилась борьба недавно усвоенной мысли «это-и-в-моих-интересах-тоже» и совершенно непроизвольной злобы в отношении любого человека, вызвавшего одобрение его госпожи. Тут девочка вспомнила, что так и не успела поблагодарить столяра за помощь.
- Урфин, спасибо тебе, что починил Зонтик! – искренне воскликнула добрая девочка. – Если бы не ты, у нас бы ничего не получилось!
- Ай молодец! – Гингема издевательски похлопала в ладоши. Урфин сморщился с досадой и метнул на Элли злой взгляд, так что девочка немедленно пожалела о своей несвоевременной вежливости.
- Ладно, свободен, - бросила ведьма своему помощнику и, подождав, пока Урфин скроется из виду, протянула руку за жутковатым трофеем. Хвосты Гингеме понравились. Она вертела их в руках, разглаживала мех скрюченными пальцами, а потом, к отвращению Элли, даже попробовала на зуб свежий, еще кровоточащий срез.
- Ав-ав, сударыня, - осмелился вступить в разговор Тотошка, окрыленный первым успехом. – А какое будет второе задание?
Гингема смерила его взглядом.
- Послушай, маленький торопыга, - проговорила она недовольным тоном. – Что ты, кстати, за зверь?
- Тотошка – это собачка, сударыня, - поспешила ответить Элли.
- Так вот, послушай меня, маленькая этособачка, - продолжала старуха. – Я сама решу, когда дать вам второе задание, понятно? Оно будет, не сомневайся, только вот не знаю, в твоих ли интересах торопить события, ха-ха. Будет – но не раньше, чем мне, по моим расчетам, потребуется второй ингредиент, – и с этими словами злобная старуха отвернулась от Элли, кота и Тотошки и, подхватив тигриные хвосты, полезла в пещеру.

Снова потянулись безрадостные скучные дни. Элли таскала хворост и воду, мыла посуду и чистила картошку, а второго задания все не было и не было. Девочка не могла думать ни о чем другом. Что-то на этот раз придумает ведьма? Иногда ей приходило в голову, что Гингеме на самом деле вовсе не нужны были никакие тигриные хвосты, а просто мерзкая старуха решила избавиться от ненужной ей канзасской феи, надеясь, что девочка не вернется из страшного леса. Но почему бы ей тогда было просто не убить или не заколдовать Элли? Тотошка был настроен оптимистично. Он искренне полагал, что ничего хуже саблезубых тигров в Волшебной стране быть не может, а значит, второе задание, каким бы оно ни оказалось, будет попроще. Кот не был так уверен, но на все просьбы рассказать, что же может быть ужаснее саблезубых хищников, только закатывал глаза и принимался дрожать всем телом. Элли посоветовалась с Раминой. Призрачная мышиная королева все эти дни не оставляла попыток понять принцип действия серебряных башмачков. Она кружила по тайным закоулкам пещеры и пыталась читать магические книги через плечо Урфина, которого она, подумав, твердо классифицировала как простого обывателя, не имеющего магических способностей. Рамине так и не удалось уговорить Элли посодействовать ей в перелистывании гингеминых фолиантов.
- У нее магия совершенно другого типа, - оправдывалась маленькая фея. – И с заданием выходит то же самое. Даже если, как ты говоришь, хвосты – первый ингредиент в каком-то сложном зелье, откуда мне знать, что будет вторым? Может, лист лопуха – а может, клюв гигантского орла. Или глаз дикого кота, - Рамина покосилась на бедолагу Пушистые Лапки.
Наконец, когда Элли уже почти отчаялась, старуха сама позвала ее к себе. Гингема сидела на утоптанном земляном полу пещеры, поджав под себя ноги, в своей грязной мантии похожая больше на уличную нищенку, чем на могущественную фею. Она заложила пальцем тяжелый старинный том, который читала, и повернулась к девочке.
- Ну вот, пора переходить ко второму заданию, - проговорила старуха. – Сразу скажу, оно непростое. Быть может, тебе известно, что в здешних местах, в лесу, живет людоед. Пока он жрал своих собственных слуг и скотину, мне не было до него дела. Но теперь он принялся за моих подданных, а это меня раздражает. По-хорошему, надо бы велеть тебе покончить с этим отвратительным животным… - задумчиво произнесла Гингема и выдержала паузу – достаточную, чтобы Элли успела задрожать с головы до ног, - ну да ладно, я не такая уж жестокая, как обо мне говорят, понимаю, что тебе с ним не справиться. Но мне нужна его кровь. Немного, - Гингема вытащила из складок одежды скляночку прозрачного стекла с притертой пробкой, поразительно чистую по сравнению с мантией, из которой ее извлекли, - половины вполне хватит. Давай, действуй.
Элли стояла, не двигаясь, словно громом пораженная. От испуга она не могла выдавить ни слова.
- Сударыня… но как? Что я смогу сделать? – прошептала девочка.
- И кстати: на все тебе двое суток. Время не ждет, ингредиенты должны быть собраны в срок, - бросила на прощание Гингема, выходя из пещеры.


La gente baldía y perezosa es en la república lo mesmo que los zánganos en las colmenas, que se comen la miel que las trabajadoras abejas hacen. (Miguel de Cervantes Saavedra) Спасибо: 3 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 21
Зарегистрирован: 18.07.09
Откуда: Россия, Москва
Рейтинг: 0

Награды: :ms32::ms21::ms20:
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.08.09 22:02. Заголовок: Abuelito Ortega Прос..


Abuelito Ortega Просто потрясающе! Прочитала всё, что есть, на одном дыхании. Действительно... что-то будет дальше? Но, думаю, всё-таки Элли не станет никакой "дочкой" Гингемы и еще встретится с ЖД и Львом. А персонажи у вас как живые.
Жду продолжения!

Wit beyond measure is man's greatest treasure. Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 39
Зарегистрирован: 18.02.09
Откуда: Подземная страна
Рейтинг: 0

Награды: :ms17::ms35::ms34::ms22::ms23::ms24::ms80:
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.08.09 10:03. Заголовок: Luna , спасибо! Прия..


Luna , спасибо! Приятно )

Продолжение будет в самое ближайшее время )

La gente baldía y perezosa es en la república lo mesmo que los zánganos en las colmenas, que se comen la miel que las trabajadoras abejas hacen. (Miguel de Cervantes Saavedra) Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 40
Зарегистрирован: 18.02.09
Откуда: Подземная страна
Рейтинг: 0

Награды: :ms17::ms35::ms34::ms22::ms23::ms24::ms80:
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.08.09 15:49. Заголовок: А вот и продолжение


Друзья выбрались на солнышко в состоянии, близком к унынию. Двое суток… За это время можно было, конечно, добраться до замка людоеда и обратно. И даже еще осталось бы немножко времени на то, чтобы придумать способ с ним справиться – вдруг повезло бы, и какой-нибудь способ действительно придумался? Но вообразить, что и сделать это удастся достаточно быстро, Элли что-то не могла. Как-никак, людоеда боялась вся округа, так что его, должно быть, непросто было победить. И он, скорее всего, сидел где-то в своем замке, а не болтался по всему лесу, как тигры. А если и болтался, то вряд ли можно было угадать, где именно. Значит, подстроить ему какую-нибудь ловушку было нереально. Да и какая это могла бы быть ловушка?
Опомнившись после первого страшного впечатления, которое на нее произвел новый приказ Гингемы, Элли решила поговорить с Раминой: ведь именно она, одна из всей компании, уже знала о существовании людоеда, а значит, могла рассказать и что-нибудь еще о нем. Вдруг у него были какие-то слабые места или хотя бы привычки, которыми можно было воспользоваться? Но мышиная фея сразу предупредила, чтобы Элли не возлагала на нее слишком больших надежд:
- Я знаю о людоеде только то, что могло защитить от него мой народ. А это можно выразить одним предложением: «Надо держаться от него подальше».
- То есть о нем совсем ничего не известно? – окончательно погрустнела Элли.
- Ну, не совсем ничего. Я просто не узнавала о нем ничего нового от своих подданных. Людоед – он и есть людоед. Что он теперь представляет собой, неизвестно. Выглядит он просто как тупая человекоподобная скотина, которая охотится на всех, кто попадется на глаза, будь то люди или звери, но, я думаю, не стоит его недооценивать. Насколько мне известно, дорога, вымощенная желтым кирпичом, пришла в упадок именно из-за него, а не из-за тигров и не из-за землетрясения.
- Надо поговорить с Джюсом, вот что.
- И что он может сказать? – мрачно спросил Кот.
- Не знаю, но вдруг что-то да скажет? – сказала Элли неуверенно. На самом деле ей тоже казалось, что проку от этого будет мало. Но все было настолько плохо, что от внеплановой беседы с Джюсом вряд ли смогло бы стать хуже. Впрочем, совсем недавно они уже думали, что хуже быть не может, а что вышло?
Да и с реализацией этой идеи вышла заминка. Потому что Джюса поблизости от пещеры не было, и где он, никто не знал. Тотошка, правда, предлагал найти его по следам. Зонтик отнесся к этому предложению скептически: по его мнению, никто, в особенности Урфин Джюс, не захочет помогать людям, которые его только что выслеживали. А Кот просто считал, что на бесполезные поиски и разговоры не стоит тратить время. Рамина, прежде чем скрылась в зарослях на подходах к пещере, успела сказать, что подручный Гингемы, конечно, может знать что-то о людоеде, но вряд ли больше, чем любой другой Жевун, так что не стоит рассчитывать только на него. Но пока Элли решала, к чьему мнению прислушаться, одной проблемой стало меньше. Джюс собственной персоной появился на поляне перед пещерой. Разумеется, не потому, что спешил на помощь, - это было ясно. Сейчас, когда он появился, Элли даже удивилась: неужели она действительно только что хотела увидеть этого человека? Но, так или иначе, возможность поговорить с ним у нее появилась. И не было никаких причин эту возможность упускать.
- Ничего себе… - сказал Урфин Джюс, услышав о новом задании – точнее, о том, в чем это задание состояло. И повторил: - Ничего себе.
- Ага, вот так вот… - сказала Элли. В надежде, что он все-таки не ограничится этим «ничего себе».
- И как ты собираешься это выполнять?
- Ну… Пока никак.
- Нехорошо, - пробормотал Джюс. Взгляд его был при этом устремлен куда-то на верхушки окружающих пещеру деревьев. Хотя там, кажется, ничего интересного не было.
- Если бы хотя бы знать про него больше…
- Если бы знать, да, - он наконец перестал разглядывать деревья и посмотрел на Элли. – Только кто может это знать? Насколько мне известно, ни у кого из тех, кто видел его вблизи, потом не было возможности что-либо рассказать. Многие вообще не верят, что он существует, другие придумывают кто во что горазд…
- Неужели все так безнадежно? – спросила Элли упавшим голосом.
- Да кто знает… С тиграми тоже вроде как не очень «надежно» выглядело, а потом все-таки получилось… - может, конечно, Элли только показалось, но, похоже, ему было не очень приятно об этом вспоминать. Чтобы понять, какие у этого могут быть причины, она попыталась восстановить в памяти события, сопутствующие первому заданию… Но, дойдя до момента, когда она радостно предъявила Гингеме тигриные хвосты, заметно расстроив при этом ее мрачного помощника, который стоял поблизости с ведром, Элли и думать забыла о душевных переживаниях Урфина Джюса и прочих не относящихся к делу вещах.
- Пиявки… - сказала она не очень уверенно. – Как насчет пиявок?
- Что насчет пиявок? – переспросил Джюс. – А, в этом смысле… Нет, не выход.
- Ну а что тогда выход? С ножом за ним гоняться?
- С ножом гоняться – тоже не выход… Но и пиявки не выход.
- Думаете, не сработает? Или… кровь будет тогда какая-нибудь не такая?
- Да нет, вполне такая... если я правильно понимаю, для чего она нужна, - Джюс сказал это так многозначительно, что Элли поняла: что же именно он понимает и для чего нужна кровь, он не скажет ни за что. – А вот сработает вряд ли… Как ты это себе представляешь-то?
- Не знаю, - Элли опустила голову. – Как-нибудь… как-нибудь выкручусь.
- Ну, если выкрутишься… Кстати… - Джюс прищурился. – Не так давно кто-то говорил, что отказывается пользоваться вещами, отобранными злым Урфином Джюсом у бедных Жевунов? И что если в этих вещах возникает необходимость, лучше договариваться с бедными Жевунами лично?
- Я… У меня просто очень мало времени, - объяснила Элли. Исключительно потому, что на длинные объяснения у нее тоже времени не было.
- Ну что ж, тогда не будем его и тратить, - сказал Джюс после длинной паузы, во время которой Элли думала, что, наверное, надо было все-таки потратить какое-то время на объяснения и, может быть, даже на извинения, но как же не хочется…
Далее выяснилось, однако, что «не тратить время» в данном случае означает, что куда-то надо идти. За пиявками, которые вроде как кто-то как раз должен был сдавать в этот день, - и, как туманно намекнул Урфин, также за какой-то информацией о людоеде, которую при должном везении тоже можно было получить в селении, куда они направлялись. Это, конечно, было замечательно, но идти туда надо было пешком, потому что Урфин Джюс, летящий на зонтике вместе со всей компанией, - это было что-то настолько далекое от реальности, что о таком варианте даже никто не сказал вслух, хотя подумали о нем все.
По счастью, неизвестный пункт назначения оказался не очень далеко. Этот хутор в стороне от дороги еще издалека показался Элли знакомым, но только тогда, когда вся компания (включая Рамину, которой снова пришлось держаться в отдалении) подошла к нему совсем близко, стало ясно, что это действительно дом Ники Сарк. Хотя бы потому, что сама Ника показалась в окне на мгновение.
- Мы точно пришди сюда по дашим делам? – спросил Зонтик.
Элли не знала, что и ответить.
Тем временем Джюс прошел прямо к двери домика и постучал. Через какое-то время, показавшееся Элли довольно долгим, ему открыли. На пороге стояла Ника. Вид у нее был суровый, если можно так сказать о жевунской девушке.
- Налоги завтра, - сказала она вместо приветствия. – В календаре я не путаюсь.
- В этом я и не сомневаюсь, - ответил Урфин Джюс. – Но не верю, что такие законопослушные граждане, как госпожа Сарк и ее очаровательная племянница, не закончили все заготовки заранее.
Тут из дома раздался не очень приятный женский голос:
- Кто это? Урфин Джюс? Ника, что ж ты не зовешь гостя в дом…
- Ничего-ничего, я по делам… Но когда разберусь с ними, обязательно зайду засвидетельствовать вам свое почтение! – крикнул Джюс внутрь, не очень почтительно. – Так вот, Ника, мне нужны…
- Так вот, Урфин, - прервала она его, - мне все равно, что там тебе нужно. Можешь разговаривать с тетей, хоть о почтении, хоть о налогах, а я лучше пойду, - она повернулась, намереваясь уйти, но он, похоже, остановил ее. Секунда беззвучной возни, во время которой Джюс преграждал дорогу девушке, а она пыталась вывернуться, причем оба старались сделать это незаметно для невидимой тетушки в доме, закончилась тем, что сборщик налогов снова перешел от дел к словам:
- Ты ничего не понимаешь. Это вопрос жизни и смерти. Мне срочно нужны пиявки, ну просто позарез.
- Для чего это? – спросила Ника презрительно. – Окончательно решил в злые колдуны податься? Или догадался к голове их себе приставить, чтобы лишнюю дурь вытянули…
- Ника, мне кажется, ты очень невежливо разговариваешь, - снова подала голос тетя Кати. – Ты просто ужасно себя ведешь. Надо будет снова заняться твоим воспитанием.
- Я с ним еще очень даже вежливо разговариваю, - сказала Ника сквозь зубы. Но, похоже, тетина реплика оказалась кстати: взбешенный Джюс не успел сразу ответить, а во время родственных препирательств успел немного успокоиться.
- Зря ты так, - сказал он тихо. – Ну если уж не хочешь раз в жизни что-то хорошее сделать, то и стой здесь, гордость свою показывай.
Кажется, на этот раз уже она его задержала:
- Для чего это хорошего могут быть нужны пиявки?
- Да тут, видишь ли, такая история… Маленькая девочка, попавшая в самую гущу схватки между волшебниками… Заброшенная из-за чужих споров в незнакомую страну… Волшебники обещают ей помощь, но ничего не делают, только отсылают ее друг к другу да используют в своих целях… Отправляют на разные опасные задания… - Эту жалостливую историю он рассказывал совершенно без выражения, и похоже было, что он заготовил ее заранее, но сейчас у него пропало настроение, а слова оставлять неиспользованными не захотелось. Однако Ника слушала внимательно. А Элли пыталась понять, откуда он знает, что Гудвин тоже пытался отправить ее на обезвреживание Гингемы. А если не знает, то откуда такие странные обобщения.
- Это вот эта, что ли, девочка? – спросила Ника, указывая на Элли, когда Урфин закончил рассказ.
- Ага, она и есть, - подтвердил Джюс. – А ты не слышала, что ли? Вся Голубая страна о ней говорит.
- Я сплетен не слушаю, Урфин.
- Ты их слушаешь, когда не надо, а когда надо, не слушаешь, - загадочно сказал Джюс. – А она, между прочим, Бастинду уничтожила.
- Я их вообще не слушаю, - нахмурилась Ника. – А что, это правда?
- Почти.
- Все ты врешь, - махнула рукой Ника. – Ты всегда и везде врешь. Иди, забирай своих пиявок, а мне голову не морочь больше.
Они ушли в дом. Через несколько минут Ника появилась снова. Она была одна: Джюс, вероятно, остался засвидетельствовать почтение таинственной Кати.
- Здравствуйте, - сказала Элли: лучше поздно, чем никогда.
- И тебе привет, - отозвалась Ника. – А ты что, правда собираешься идти в лес к людоеду?
- Придется, - ответила Элли скромно.
- Я раньше думала, людоеды – это просто сказка, детей пугать, чтоб в лес не убегали.
- Я тоже думала. Но я еще думала, что злые колдуньи и говорящие коты – это тоже сказка.
Ника впервые улыбнулась, но тут же снова посерьезнела.
И тут Элли решилась задать вопрос:
- А что, Урфин Джюс – ваш друг? Ну, я имею в виду, бывший друг… А то почему он…
- Вот еще! – вспыхнула Ника. – Друг… Никакой он мне не друг, не бывший, не теперешний и не будущий! Да если бы ты видела моего настоящего друга, ты бы поняла, что ни о каких Урфинах Джюсах и речи быть не могло… Да если б ты видела…
Голос ее задрожал, на глазах показались слезы, и она снова исчезла в доме. Элли пожалела, что задала этот вопрос. Ей совсем не хотелось расстраивать Нику.
Тут вернулся и сам Урфин Джюс. В одной руке он держал маленькое ведерко, прикрытое тряпицей, а в другой – какую-то картинку в рамке.
- Чем это ты ее разозлила? – спросил он без особого любопытства. – Она это чертово ведро мне чуть на голову не надела.
- Да так… - пробормотала Элли. – Это пиявки в ведре, да?
- Они самые… А это, - он протянул ей картинку, – вроде как людоед твой. Говорят, тип, который его рисовал, действительно его видел. Он с другом в город шел, ну и свернули они за каким-то чертом в лес… Там раньше замок был…
- Он и сейчас там есть, - уточнила Элли.
- Нет, я к тому, что раньше там люди жили. Даже дорога туда вела. Ну вот туда они и вышли, к замку. У этого замка тогда уже дурная слава была. Говорили, что людоед там поселился. Ну вот эти два придурка и пошли посмотреть, что там на самом деле. Вот и… убедились. Этот, художник-то, убежал, а дружка его людоед поймал. Из засады вроде как. Ну, подробно он не рассказывал, что там было, - что можно выяснить у перепуганного Жевуна? Но нарисовал неплохо… Талант не пропьешь… Да, что я хотел сказать-то – замок выглядел совсем заброшенным тогда. Ни души. Ни людей не было слышно, ни скотины какой… Один людоед вокруг бродит. Подручных у него нет. Говорят, раньше были, но он сам их съел. Но пойманного поволок в замок, это вроде как точно.
Пока Джюс рассказывал эту жуткую историю, Элли рассматривала рисунок. Она не могла с точностью сказать, был ли этот жевунский художник талантливым, но на память он жаловаться не мог – разве что на то, что она была слишком хорошей. Могло, конечно, быть и такое, что у него просто была слишком хорошая фантазия, но Элли картинке поверила. Изображенное на ней существо выглядело как человек – толстый человек с маленькой головой и свирепым полубезумным лицом, оскаленным в радостной улыбке по случаю близкого обеда. Одет он был в драные остатки богатого костюма и накидку из звериных шкур. На голове у него был шлем, больше напоминающий кастрюлю (а может, и кастрюля, напоминающая шлем). В руке людоед держал здоровенную сучковатую дубину.
- Страшный он, - вздохнула Элли, возвращая Джюсу картинку, которую предварительно показала Тотошке, Коту (тот сначала сказал, что не хочет и смотреть на такие ужасы, но потом все-таки посмотрел и теперь пребывал в очередном нервном шоке) и даже Зонтику. – Это все?
- Похоже, все… Это то, что старая Кати знала, ей сам этот художник рассказал когда-то. Она говорит, что больше никто не скажет. Ну, как я и предупреждал.
- Ладно… - Элли взяла ведерко и хотела уже попрощаться с Джюсом, но все-таки не утерпела и спросила: - А все-таки почему Ника всегда такая… грустная такая. Почему?
- Да это старая история, - сказал Джюс неохотно. – Был у нее жених… В общем, был и нет, а она до сих пор его ждет.
- Что значит «был и нет»? – переспросила Элли, хотя не была уверена, что действительно хочет услышать ответ на этот вопрос. Но ответ оказался неожиданным и непонятным:
- Да вот то и значит… Был человек и нет человека. Во всяком случае, себя он человеком не считает. Сам ей сказал, что свободна она теперь. А эта дуреха его по-прежнему ждет, больше года уже. Не знаю, на что она надеется. Он-то и думать про нее уже забыл, ему теперь невесты, знаешь ли, без надобности… Во всяком случае, сам он так думает, да и пусть думает, так оно лучше для всех… Ладно, неважно. В общем, нет его, и все. Что ты, в самом деле, не в свои дела лезешь? Ей видней, с чего она грустит. Погрустит и перестанет.


La gente baldía y perezosa es en la república lo mesmo que los zánganos en las colmenas, que se comen la miel que las trabajadoras abejas hacen. (Miguel de Cervantes Saavedra) Спасибо: 3 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 547
Зарегистрирован: 23.05.08
Откуда: Земля
Рейтинг: 1

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms84::ms21::ms22::ms23::ms24::ms43:
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.08.09 18:58. Заголовок: Интересно... Увидит ..


Интересно... Увидит ли Элли Железного Дровосека и решится ли дровосек избавить Голубую страну от злобного Людоеда?

___________________
Я юн летами но стар умом
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 41
Зарегистрирован: 18.02.09
Откуда: Подземная страна
Рейтинг: 0

Награды: :ms17::ms35::ms34::ms22::ms23::ms24::ms80:
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.08.09 08:42. Заголовок: Странная история Ник..


Странная история Ники Сарк не шла у Элли из головы, пока она летела на Зонтике над лесом. Как это «нет человека» - и тут же «сам себя человеком не считает»? Кто же он теперь, если не человек? Зверь, что ли? А как он тогда «сказал ей, что она свободна»? Ах да, здесь же звери разговаривают… И вдруг страшная мысль поразила девочку, такая страшная и такая логичная, что она чуть не свалилась на землю. Картинка, да еще в рамке, бережно хранимая в доме Ники… Грустные глаза девушки… «Был человек и нету»… Конечно! О боже, какой ужас! Жених Ники – и есть людоед. Наверное, его заколдовали… Бедная, бедная, бедная Ника!
Теперь Элли ни за что бы не согласилась добыть кровь людоеда, лишив его жизни, даже если бы знала, как с ним совладать. Вся надежда была на маленьких противных червяков, которые, завернутые в лист лопуха, лежали сейчас у нее в кармане. Элли отобрала из ведерка десяток самых крупных пиявок – авось хватит – а остальных оставила Нике, вовремя вспомнив, что девушке все же предстоит на следующий день платить налог. Хотя интересно, как бы Урфин выкрутился, если бы Элли забрала все ведерко. Наврал бы Гингеме что-нибудь или сам наловил? Или подставил пошедшую им навстречу девушку под удар? С него станется…
Оставалось придумать, как сделать так, чтобы пиявки присосались к людоеду. Элли слышала когда-то о лечении пиявками. Может, если он будет сытый и если с ним вступить в разговор… Мысль о возможности поговорить с людоедом и убедить его в ходе этой беседы в пользе гирудотерапии казалась совершенно бредовой. Но ведь… Если это жених Ники… Элли не хотелось верить в то, что в нем не осталось ничего человеческого. Ведь не съел же он свою невесту? Даже объяснил ей, что она свободна… Он не зверь, он просто болен, и если действовать ласково, уговорами, в нем обязательно проснутся человеческие качества, убеждала себя девочка. Убеждала – и не верила.
- О чем ты думаешь? – спросила чуткая Рамина, приблизившись к лицу Элли. Будучи духом, она неплохо умела чувствовать, когда у кого-то было неспокойно на душе.
- Ох, Рамина… - и Элли, не в силах держать в себе страшное открытие, поспешила поделиться им с друзьями.
Однако мышиная фея, фыркнув, отказалась рассматривать такое предположение всерьез.
- Людоед питается местными Жевунами уже два десятка лет без малого! Сколько ж твоей Нике и сколько ее жениху?
- Правда? – у Элли просто камень с души свалился. Она так радовалась, что людоед никак не может быть заколдованным женихом Ники Сарк, что все ее собственные горести отошли на второй план. Но… постойте… а где же тогда жених Ники? Элли снова вернулась к первоначальному вопросу. Заколдован в животное? Может, заболел чем-нибудь… ужасным? Стал беспомощным калекой? Нет, тогда Ника была бы рядом с ним… Или… сошел с ума? Элли вздохнула.
- Хотела бы я знать, где сейчас жених Ники Сарк, - пробормотала она себя под нос. Зонтик пролетал в это время над густой, мрачной еловой чащей – с Желтой дороги они уже свернули в сторону людоедского замка. Вдруг ручка Зонтика дрогнула, магический артефакт дернуло вверх, а Элли от неожиданности разжала пальцы – и полетела вниз. Девочка не успела даже вскрикнуть – в следующую минуту она упала на груду хвои и еловых веток и ничуть не ушиблась. Тотошку она так и не выпустила из рук, а Кот спрыгнул сам и тоже был совершенно невредим. Обеспокоенный Зонтик и вместе с ним Рамина торопливо спускались к друзьям.
- Стданно, - бормотал Зонтик. – Какая-то магическая яма…
- Какая яма? – не поняла Элли.
- Это волшебный термин, – пояснила Рамина. - Ну вот представь себе, если выкопать яму, и пойдет дождь, в яме скопится вода. Она будет в нее стекать, верно? А это то же самое, только… ну как тебе объяснить… для волшебства. Здесь есть источник притяжения магических предметов. Так бывает, когда где-то было применено очень сильное колдовство. Особенно злое.
- Может, дело в замке людоеда? Он заколдован?
- Нет-нет, до замка еще далеко… тут что-то ближе…
Словно в подтверждение ее слов, из-за деревьев послышался стон. Друзья переглянулись.
- Может, надо помочь? – неуверенно предположила девочка.
- Может, людоед заманивает себе новую жертву? – в тон ей отозвалась Рамина. – Сидите тут, я слетаю посмотреть.
Не прошло и пары минут, как призрачная фея позвала всех:
- Сюда! Опасности нет.
Удивительное зрелище ждало друзей на поляне за деревьями. Высоко подняв топор над подрубленным деревом, перед ними стоял человек, с ног до головы сделанный из железа. Железные руки и ноги были соединены с железным туловищем шарнирами. Лицо тоже было железным, а на голове вместо шапки красовалась медная воронка. Человек был совершенно неподвижен.
- Это он стонал, - сказала Рамина.
- Помогите, - проговорил человек, с трудом двигая нижней челюстью. – Я попал под дождь, заржавел – и стою так уже целый год. Там, за деревьями, в моей хижине, есть масленка… если вас не затруднит…
- Я покажу, кажется, хижина мелькнула внизу, когда мы летели, - заметила Рамина. Элли с Тотошкой бросились за ней. Действительно, неподалеку в зарослях они обнаружили небольшой домик. Мебели в нем совсем не было, все говорило о том, что жившему в нем человеку требовалось от жилища лишь одно качество – защита от дождя. На полке одиноко стояла масленка. Элли поспешно схватила ее, и друзья вернулись к несчастному лесорубу.
Следуя его инструкциям, Элли аккуратно смазала железному человеку заржавленную шею, голову, руки. С удовольствием опустив на землю порядком надоевший ему за год тяжелый топор, дровосек принял у девочки масленку и сам смазал себе ноги.
- Спасибо, - проговорил он, разгибаясь. – Я, честно говоря, уже распрощался с жизнью…
- Кто ты? – спросила Элли, рассматривая удивительного незнакомца во все глаза.
- Железный Дровосек, - улыбнулся тот. – Когда-то меня звали иначе… Ник Торп… Но теперь мне было бы странно зваться человеческим именем – ведь я больше не человек.
И тогда Элли закричала:
- Я знаю, кто ты! Ты – жених Ники Сарк!
Железный Дровосек вздрогнул.
- Да, так звали мою невесту… Вы ее знаете?
- Ага, - сказала Элли. – Мы только что у нее были.
- Неужели? И… как она поживает?
- Так себе, - пожала плечами Элли.
- Она просила что-то передать мне? – Железный Дровосек посмотрел на Элли, как ей показалось, со страхом.
- Нет, она с нами почти не разговаривала. И здесь мы случайно оказались. Вообще-то мы летели в замок людоеда…
- Людоеда? – удивленно переспросил Дровосек.
- Да, людоеда… У меня задание от Гингемы.
- Понятно… Да, только Гингема могла послать беззащитную девочку в лапы к людоеду! – Дровосек гневно посмотрел куда-то в сторону Голубой страны.
- Элли не беззащитная, - обиделся Тотошка, - у нее есть я!
- Ты храбрый маленький зверек, - улыбнулся Железный Дровосек, - Но, может, вам все-таки не помешает еще один попутчик? Мне слишком грустно будет думать, что я отпустил вас навстречу опасности, даже ничем не отблагодарив за спасение…
- Конечно, не помешает! – обрадовалась Элли. Лучшего помощника в переговорах с людоедом нельзя было и вообразить. Был Ник в его теперешнем состоянии человеком или нет, съедобным он не казался.
- Ну что ж, тогда я отправляюсь с вами. Моего отсутствия целый год никто не замечал, вряд ли я понадоблюсь кому-нибудь сегодня.
Элли, спохватившись, представила Нику своих друзей, после чего все они продолжили путь к замку – теперь уже пешком, потому что железный человек был слишком тяжел для старого Зонтика. Пришлось выйти на дорогу, вымощенную желтым кирпичом, чтобы не пробираться через заросли.
- А как ты стал железным? – спросила Элли. – Тебя кто-то заколдовал?
Дровосек кивнул:
- Ты почти угадала. Гингема заколдовала мой топор, чтобы обратить его против меня. Я бы погиб, если бы не добрый кузнец. Это он сделал мне новое тело – сначала ноги, потом руки, потом голову… Последний раз топор перерубил меня пополам, и кузнец сумел сделать мне новое туловище, так что я остался жив – но во мне не осталось ничего человеческого.
- Ничего себе… А зачем Гингеме понадобилось все это устраивать? Что ты ей сделал?
- Ей – ничего. Ее подговорила злая тетка моей невесты…
- Кати? – поразилась Элли.
- Да, она не разрешала Нике выходить замуж за меня, а когда поняла, что Ника все равно нарушит запрет, решила от меня избавиться.
- Но ведь у нее это не получилось, разве нет? Ты еще жив, и теперь тебе никакие заколдованные топоры не страшны…
- Это все так, - сказал Железный Дровосек грустно. – Я теперь сильнее любого человека и не боюсь ничего, кроме ржавчины. Но злая Кати все-таки добилась своей цели. Мне пришлось расстаться с Никой. Навсегда.
- Но почему? – по-прежнему не понимала Элли. – Она тебя любит… Ты ее тоже…
- Ах, если бы! – воскликнул Ник. – Я не могу любить ее: у меня нет сердца. И, конечно, я не мог заставлять бедную девушку связывать жизнь с бессердечным куском железа. Она такой участи не заслужила.
- И что, ты действительно больше совсем ее не любишь? Ни чуточки? – спросила Элли в ужасе. Да, это действительно была страшная история…
- Не знаю, - скорбно ответил Ник. – Что бы я ни чувствовал сейчас – ничто по сравнению с тем, что может чувствовать настоящий человек, у которого в груди не пустота, а живое сердце. Если бы я не понимал этого, я, быть может, натворил бы много бед. Но я вовремя ушел от людей.
Элли, в общем-то, понимала, что он имеет в виду. Но все-таки не могла не сказать:
- А Ника по тебе до сих пор скучает…
- Правда? – огорчился Железный Дровосек. – Ты в этом уверена?
- Еще как…
- Мне грустно слышать это. Я надеялся, что она уже забыла меня.
- Нет, и не собирается, - вздохнула Элли. – Говорят, она до сих пор тебя ждет.
Железный Дровосек молчал довольно долго. Потом сказал:
- Она все равно должна понять, что я ей не нужен. И рано или поздно она это поймет. Тогда она сможет быть счастливой. А для этого нужно, чтобы меня поблизости не было. Я никогда не вернусь и никогда не сломаю ей жизнь.
Элли уже открыла рот, чтобы сказать что-то сердитое насчет того, что сейчас он говорит все равно как Урфин Джюс: «Погрустит и перестанет»… Но потом подумала, что не стоит требовать слишком много от человека без сердца: он лишний раз расстроится из-за того, что не может понять такую простую вещь, а исправить все равно ничего не сможет. Хотя трудно было поверить, что он действительно ничего не понимает, - слишком уж грустный у него был голос, когда он говорил о Нике.
Тем временем Рамина вспомнила, что давно уже не исполняла свой привиденческий долг, и, воспользовавшись паузой в разговоре, скользнула вниз, зависнув перед мордой кота.
- Да, бывает в мире вечная любовь… - продекламировала она загробным голосом. – И вечная ненависть! И неминуемое возмездие, которое все равно придет, рано или поздно, поздно или рано…
- Да что ж это такое… - взвыл Кот. – Ну не на-адо…
- Не надо есть кого не надо! – отрезала Рамина. – Вот так и тебя однажды съедят… Может быть, - добавила она многозначительно, - даже сегодня!
- Зачем вы издеваетесь над бедным котом? – спросил Дровосек укоризненно.
- Он не бедный! – с вызовом ответила Рамина. – Он хищный! Как я должна с ним обращаться, если он меня съел?
- Я не знал об этом, - растерянно сказал Ник. И тихо спросил Элли: - У тебя не найдется носового платка?
- Найдется, конечно, - торопливо сказала Элли, доставая из кармана платочек и протягивая его Дровосеку. – А зачем?
- Чтобы не з-заржаветь, - ответил Ник, промакивая повлажневшие глаза. – Потому что я сейчас заплачу… о жестокости этого мира…
- Дикогда не думал, что существо без сердца может плакать о жестокости мира, - глубокомысленно сказал Зонтик.
- А вы о жестокости мира никогда не плачете? – отозвался Дровосек.
- Извините, дет, - ответил Зонтик. И добавил тихо: - Делать больше дечего…
Элли решила перевести разговор на какую-нибудь другую тему, не касающуюся дел сердечных, и спросила:
- А о людоеде ты ничего не знаешь? Все-таки отсюда не очень далеко до замка…
Железный Дровосек покачал головой:
- Нет, в ближних лесах о нем не слышали. Кати иногда про него рассказывала и показывала какие-то картинки, но мне было не очень интересно ее слушать.
- Понятно… Ее рассказ я знаю уже… И картинку видела… - Элли улыбнулась, вспомнив свои размышления по этому поводу. – А интересно все-таки, зачем им этот рисунок… Не такой он красивый, чтоб его на стенку вешать…
- У Кати и не такое в комнате висит, - отмахнулся Дровосек. – Взять хотя бы этот скелет…
- Какой скелет?
- Скелет какой-то зверушки, вроде хорька, он у нее на комоде стоит… Элли, я тебя напугал? Извини. Я думал, ты его видела.
- Все в порядке… А зачем ей все это? Скелеты, страшные картинки…
- Она человек науки и искусства.
- Как это? – спросила Элли. В ее представлении наука и искусство были все-таки разными областями человеческой деятельности.
- Это значит, готова что угодно делать, лишь бы не работать, - ответил Дровосек с горечью в голосе. – Поэтому и с Никой боится расставаться.
С какой стороны ни посмотри, история Дровосека и Ники выглядела все более и более печальной, поэтому Элли решила больше не спрашивать ни о чем.

Заночевав в хижине Дровосека, на следующее утро обретшая нового спутника компания вновь двинулась вперед по заброшенной желтой дороге. Все настороженно глядели по сторонам – пока не вышли к развилке. Влево от дороги куда-то в сторону людоедского замка отходила окончательно заросшая тропа, которую можно было не заметить, если бы не торчащий среди деревьев столб. К нему была приделана доска с кривоватыми большими буквами: «Путник, торопись! За поворотом дороги исполнятся все твои желания!»


La gente baldía y perezosa es en la república lo mesmo que los zánganos en las colmenas, que se comen la miel que las trabajadoras abejas hacen. (Miguel de Cervantes Saavedra) Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 38
Зарегистрирован: 22.08.09
Откуда: Россия, Волгоград
Рейтинг: 0

Награды: :ms31:
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.08.09 09:28. Заголовок: :sm73: :sm87: htt..


Класс!

Простых желаний наших исполненье , увы , идёт чрез непростых деяний совершенье... Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Брутальный фанфишер




Пост N: 1471
Зарегистрирован: 08.01.06
Откуда: Россия, Мурманск
Рейтинг: 3

Награды: :ms19::ms20::ms44:
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.08.09 11:33. Заголовок: Пять баллов. http://..


Пять баллов.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 30
Зарегистрирован: 18.07.09
Откуда: Россия, Москва
Рейтинг: 0

Награды: :ms32::ms21::ms20:
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.08.09 13:15. Заголовок: http://emeraldcity.r..


Прочитала, сижу, смеюсь и плачу. Браво!
Abuelito Ortega пишет:

 цитата:
Потому что я сейчас заплачу… о жестокости этого мира…


Я поддержу.

Wit beyond measure is man's greatest treasure. Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 555
Зарегистрирован: 23.05.08
Откуда: Земля
Рейтинг: 1

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms84::ms21::ms22::ms23::ms24::ms43:
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.08.09 19:44. Заголовок: http://emeraldcity...


БРАВО!


___________________
Я юн летами но стар умом
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 237
Зарегистрирован: 16.02.09
Откуда: Россия, г. Балашиха
Рейтинг: 0

Награды: :ms35::ms19::ms22::ms23:
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.08.09 06:57. Заголовок: Получит ли Дровосек ..


Получит ли Дровосек сердце.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 42
Зарегистрирован: 18.02.09
Откуда: Подземная страна
Рейтинг: 0

Награды: :ms17::ms35::ms34::ms22::ms23::ms24::ms80:
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.08.09 16:41. Заголовок: Путники уставились н..


Путники уставились на доску, не веря своим глазам. Девочка первой обрела дар речи:
- Как? Значит, за поворотом дороги моя склянка наполнится кровью людоеда, и я скоро смогу вернуться в Канзас?
- Где я поколочу этого трусишку Гектора, - поддакнул Тотошка.
- Как? – вскричал Дровосек почти одновременно с ними, не слыша слов девочки, - Значит, за поворотом дороги я снова обрету способность любить и смогу вернуться к Нике?
- Как? – завопил тут и Кот, присоединяясь к уже прозвучавшим голосам. – Неужели за поворотом этот мерзкий призрак наконец от меня отстанет?
И он первым со всех лап бросился вперед, прежде чем Зонтик и Рамина успели сообщить о своих желаниях, если, конечно, они у них были, и если они собирались о них сообщать. Элли с Тотошкой помчались следом, а за ними тяжело и торопливо прошагал Железный Дровосек.
- Остановитесь! Это может быть ловушкой! – предостерегающе прошелестела вслед Рамина, но было уже поздно.
Что произошло в следующий миг, поначалу не понял никто. Какая-то огромная фигура, похожая на разъяренного дикого зверя, бросилась на Элли, протягивая длинные, как у гориллы, руки к горлу девочки. Чудовище рычало, скалило зубы и самым недвусмысленным образом собиралось поживиться путниками. За поясом у него блеснул нож. Элли завизжала от страха, уронив на обочину Зонтик, но странная бочкообразная тварь, закутанная в звериные шкуры, не успела приблизиться к ней. Сосредоточившись на единственном человеке из мяса и костей во всей компании, прожорливый дикарь не заметил маленького Кота, который, в своем страстном желании поскорее избавиться от назойливого личного привидения, обогнал Элли на несколько шагов. Тяжелый кованый сапог людоеда (а чудовище, без сомнения, было именно людоедом и никем иным) запнулся о не успевшего от неожиданности притормозить полосатого зверька, Кот издал отчаянный – со стороны невозможно было усомниться в том, что предсмертный – визг, а не удержавший равновесие людоед растянулся на дороге лицом вниз, так что его голова едва не коснулась ног девочки. Железный Дровосек не растерялся при виде жуткого людоеда. Подскочив, он широко и точно размахнулся топором и отсек чудовищу косматую голову. Обезглавленное тело людоеда еще раз дернулось – и он остался недвижим. Медный шлем, больше похожий на глубокую сковороду, надетую ручкой назад, медленно, будто нехотя, скатился с отрубленной головы и с тихим гулким звуком стукнулся о пряжку на левой туфельке Элли. У девочки подкосились колени, и она потеряла сознание.
Должно быть, она пробыла без чувств недолго, потому что когда она очнулась – Железный Дровосек успел перетащить девочку к краю дороги, усадить на мягкий лапник и прислонить спиной к дереву – диспозиция была прежней. Тело людоеда, державшего в страхе всю Голубую страну, все так же лежало посреди дороги. Но до него никому не было дела. Дровосек, Тотошка и Рамина собрались возле девочки и невольно совершившего подвиг Кота, которого извлекли из-под тяжелой туши людоеда и положили рядом, под деревом.
- Я умер? – спрашивал Кот слабым голосом. – Скажите мне честно, умер, да?
- Вовсе ты не умер, - это был взволнованный голос Тотошки. Кажется, впервые песик почувствовал искреннюю симпатию к своему извечному недругу из семейства кошачьих. – Ты молодец! Как ты догадался броситься ему под ноги?
- О… ну… инстинктивно, знаешь ли, - приободрился Кот. – Мы, коты, вообще страсть какие чуткие! – тут он сообразил, что заговорил слишком живо, и снова поскорее застонал. – Мои лапы! Оооо! Мой живот! Мне не выжить, не выжить!
Рамина скользнула над ним, а потом, к его крайнему неудовольствию, прямо через него.
- Щекотно, уйди, - запротестовал раненый, но, оказывается, Рамина пролетела полосатое тельце насквозь с самой практической целью.
- Ничего не сломано, внутренние органы целы. Синяки только, - деловито отрапортовала призрачная фея. – Тебе повезло, что он был такой жирный – тяжелый, но мягкий. А не то собирали бы кошечку из кусочечков!
Услышав, что с Котом, спасшим ей жизнь, все в порядке, Элли окончательно пришла в себя. Она обвела глазами дорогу, стараясь не задерживать взгляд на мертвой туше и валявшейся чуть поодаль круглой, словно арбуз, голове (видимо, она немного откатилась в сторону).
- Как ты себя чувствуешь? – участливо спросил Железный Дровосек. Он склонился над ней, и девочка увидела, что добрые железные глаза полны слез.
- Все хорошо, - ответила Элли искренне. Слабость ее уже почти прошла, и сердце затопила теплая волна благодарности. – Ты… спас мне жизнь… Ник… Ты понимаешь?
- Извини, Элли, можно я на минуточку снова позаимствую твой платок? – виновато спросил Железный Дровосек. И действительно, просьба была более чем своевременна – слеза уже скатилась по железной щеке.
- Но о чем же ты плачешь? – удивилась Элли. – Ведь все живы, все закончилось хорошо!
- Я так волновался за тебя, и за этого маленького смелого зверька, - просто ответил Дровосек. – А еще я плачу потому, что мне пришлось убить живое существо.
- Людоеда? – Элли захлопала глазами. – Но ведь если бы не ты – он сожрал бы нас всех!
- Да, я знаю, - ответил Дровосек тихо. – Поэтому я сделал то, что сделал.
Утерев, наконец, слезы, железный человек решительно поднялся.
- Мы не можем оставить тело этого несчастного посреди дороги, - проговорил он, направляясь к мертвому людоеду. – Жаль, у меня нет лопаты – но зато есть топор. Нарублю хотя бы еловых веток, чтобы его укрыть.
- Постой! – Элли только сейчас вспомнила о склянке и о задании злой колдуньи. Однако, стоило девочке снова бросить взгляд на людоеда, к горлу ее подступила тошнота. Кое-как она объяснила Железному Дровосеку, в чем состояла ее задача. Если он и удивился, то не подал виду. Железный человек осторожно принял склянку двумя пальцами, стараясь не сжимать ее слишком сильно, чтобы не раздавить тонкое стекло, и решительно направился к трупу. Элли отвернулась.
Когда девочка решилась, наконец, повернуть голову, тела людоеда на дороге уже не было. Лишь темное пятно напоминало о трагедии, разыгравшейся тут только что. За ближайшими деревьями возвышалась скрывавшая мертвеца куча лапника, а Железный Дровосек (Элли вдруг заметила, что он снял с головы воронку) стоял перед девочкой, протягивая ей аккуратно закупоренную склянку. Девочка опустила было ее в карман – и вдруг едва не вскрикнула: пальцы ее наткнулись на что-то холодное и мокрое. То были завернутые в лист лопуха не пригодившиеся пиявки…
Друзья уже совсем собрались в обратный путь, как вдруг откуда-то раздался такой знакомый гнусавый голос:
- Дичего де забыли?
- Зонтичек! – Элли, чувствуя себя бесконечно виноватой, поскорее подхватила с пыльной обочины своего волшебного друга и попутчика. Кот с Тотошкой тоже сконфуженно переглянулись. Но, к счастью, волшебный артефакт не очень рассердился на них. Видимо, поняв, что причиной всему пережитый ужас, он не стал дуться и обижаться, а деловито спросил:
- Дасколько мне было отсюда видно, все прошло по пладу? Склянка полна? Твое желадие, если можно так выразиться, сбылось за поворотом дороги, хе-хе?
- А ведь верно! – Элли только сейчас вспомнила про странную доску. – Кто же повесил эту надпись? Фея? Может, Гингема?
- Думаю, ее повесил людоед, - отрезала Рамина.
- Нет, - сказал вдруг Железный Дровосек, приложив руку к груди. – Мне кажется, что мое желание тоже исполнилось! Знаешь, Элли… Может быть, я не прав, и железному пугалу нельзя употреблять это слово… Но я люблю ее. Она ждала меня год, понимаешь… Мне нужно хотя бы посмотреть на нее еще раз.
- Понимаю, - кивнула девочка. – Она тебя ждет, Ник, правда.
- А почему же не исполнилось мое желание, хотел бы я знать? – раздался вдруг недовольный голос дикого Кота.
- Ну вот! – воскликнула Рамина. – Ему какой-то несчастный месяц, который почти уже прошел, нужно провести в обществе самой мышиной королевы – а он тут желания загадывает! Нет чтобы бояться той минуты, когда он окажется в полном одиночестве, преследуемый только собственными мыслями…
Не дожидаясь ответа, она плавно полетела вдоль дороги по направлению к Голубой стране. Несколько секунд Элли смотрела ей вслед, а потом спохватилась:
- Мы же должны вернуться к завтрашнему утру! Надо быстрее лететь обратно к Гингеме.
- Тогда не буду вас задерживать, - сказал Железный Дровосек. – Пойду дальше в одиночестве – это займет не очень много времени: я хорошо вижу в темноте и могу идти день и ночь, не останавливаясь. К тому же я буду думать о своей невесте…
- Только не передумай, - улыбнулась Элли. – А мы ей привет от тебя передадим…
- А это вас не задержит? Конечно, было бы лучше, если бы ее кто-нибудь предупредил, что я возвращаюсь, - на всякий случай, - но если из-за этого вы не уложитесь в срок…
- Уложимся, уложимся! – сказала Элли. – Нам по пути…

И снова замелькали внизу леса, поля, рощи, деревеньки, и снова вилась среди них дорога, вымощенная жёлтым кирпичом, и снова белели на горизонте горы, казалось, не приближаясь ни на милю, как быстро ни летел Зонтик… Но Элли было не до красот ландшафта. Во-первых, она боялась не успеть к завтрашнему утру. А во-вторых, она еще слишком хорошо помнила, как было выполнено задание. Хорошо еще, что первое отвлекало от второго. А чтобы отвлечься от первого, она думала о Железном Дровосеке и его невесте. О том, как будет здорово, если они действительно встретятся и больше не расстанутся. И еще о том, что будет делать тетка Ники… И вообще, что будет дальше.
О том, что будет дальше с самой Элли, тоже нельзя было не думать. Первые два задания оказались труднее, чем она могла себе вообразить. Каким тогда будет третье? Какие еще чудовища могли обитать в этой стране, такой мирной и безопасной на вид?
Ответов на эти вопросы она не знала – и, разумеется, не могла узнать их, летя над Голубой страной. Можно было, конечно, разузнать у Рамины или Зонтика, кто из обитателей Волшебной страны является самым опасным. Но Элли предпочла обойтись без страшных предположений. Когда придет время, Гингема сама скажет, с кем им придется встретиться в следующий раз… следующий и последний. Что бы ни было дальше, пребывание девочки из-за гор в сказочном мире подходило к концу.
Хотя времени до заката оставалось совсем мало – солнце уже почти коснулось горизонта, - Элли все-таки решила выполнить обещание и завернуть на ферму Сарков. В последний момент, уже приземляясь у знакомого бело-голубого заборчика, она вдруг неожиданно струхнула. Вдруг она что-то неправильно поняла и сейчас Ника вовсе не обрадуется этим переменам… Но тут же отогнала эти нехорошие мысли и, войдя во двор, постучалась в дверь домика. Того самого домика, в котором жила злая тетка… Было отчего чувствовать себя неуверенно.
Но Элли повезло. Открыла, как и всегда, сама Ника.
- А, это ты, - сказала она удивленно. – А я-то думала, у кого спросить, чем дело кончилось… Ну как, неужели уже выполнила задание?
- Да, - кивнула Элли. – Даже… э-э… перевыполнила. Ладно, это сейчас не очень важно, - сказала она после того, как поняла, что Нике даже не пришло в голову о чём-то спросить Урфина Джюса, – может, конечно, это ничего и не значило, но все-таки как-то успокаивало. – Я там встретила одного человека… Там – это в лесу…
- В лесу? – переспросила Ника взволнованно. Тут Элли поняла, что запинаться и мямлить сейчас никак нельзя. И сказала как можно более уверенно:
- Я видела Железного Дровосека, то есть Ника Торпа. Он заржавел и не мог сдвинуться с места… Но сейчас он в порядке, честное слово. И он сказал, что снова может любить. Он возвращается в Голубую страну. Чтобы встретиться с вами.
Выпалив это, Элли осторожно посмотрела на Нику. Но пока по виду девушки мало что можно было сказать – кроме того, что она потрясена. Элли задумалась, не нужно ли добавить что-нибудь еще, успокаивающее, но пока она придумывала, что это может быть, Ника вышла из оцепенения.
- Это ведь правда? – спросила она. – Ты же не шутишь?
- Нет, конечно, - Элли чуть не обиделась, но потом решила, что этот вопрос вполне закономерен. – Я бы никогда не стала так шутить. А Ник тем более.
- Да-да, конечно… Извини… - Ника огляделась по сторонам, будто думая о чём-то требующем срочного решения. – А он идет по дороге, вымощенной желтым кирпичом, или по какой-то другой?
- Я думаю, по ней самой. Расстались мы именно на желтой дороге. Он сказал, что будет идти день и ночь, так что скоро он будет здесь.
- Понятно, - сказала Ника. – Большое тебе спасибо… Просто огромное спасибо! Ну а как же ты… - Неизвестно, о чём она хотела спросить, потому что в следующий момент она расстроенно щелкнула пальцами и сказала: - Ну вот и тетушка возвращается… Ладно, время пока терпит.
Элли со страхом обернулась. Старая Кати, решившая извести жениха племянницы, казалась ей каким-то чудовищем, вроде Гингемы, а может, и пострашнее. Но женщина, входившая во двор, выглядела не страшной, а скорее смешной. По меркам Голубой страны она была высокой и к тому же очень толстой, и в коротком пышном платьице с синими и белыми оборками, приделанными везде, где могут быть оборки, вид у нее был довольно странный. Прическа у нее была сложная, с какими-то полосатыми ленточками, что тоже не очень шло к полуседым темным волосам. Голубые блестящие бусы и голубые туфли с большими бантами завершали картину.
- Ника, у нас гости? – полувопросительно-полуутвердительно сказала Кати. – Ну что ж ты держишь их во дворе, невоспитанная ты девочка… Разговаривают с людьми во дворе только грубые люди, думающие только о себе. Заходи к нам, девочка, - повернулась она к Элли, - поговорим, чайку попьем…
Элли почему-то немножко хотелось побывать в доме Сарков, увидеть своими глазами все страшные картинки, скелет и прочие принадлежности науки и искусства. Но, посмотрев на запад, где солнце уже скрылось за горами, сказала:
- Извините, пожалуйста, но нам некогда. Я выполняю задание Гингемы, а сюда я заглянула только чтобы… поговорить.
Покосившись на Нику, Элли поняла, что поступила совершенно правильно, не рассказав раньше времени о возвращении Железного Дровосека: девушка явно была рада, что его имя не было названо сейчас.
- Задание Гингемы? – Кати уважительно покачала головой. – Не каждый человек удостаивается такого. Ты так молода, а уже работаешь на Гингему…
- Так получилось, - пожала плечами Элли. Выслушивать всё это ей совсем не хотелось. – Не очень-то много в этом удовольствия.
- Ну что ж, может быть, - Кати снова покачала головой, на этот раз задумчиво. – А что же за задание у тебя было, деточка? Доставлять какие-то известия?
- Нет, не известия, - честно сказала Элли. – Я должна была добыть немного крови людоеда.
- Неужели? – ахнула Кати. – Кровь самого людоеда? Того самого? Который на севере?
- Именно, - вздохнула Элли. – Того, о котором вы рассказывали вчера.
- И вы это сделали? – спросила Кати недоверчиво.
- Да, сделали! – ответил Тотошка, заметивший, что Элли тяжело рассказывать о первой и последней встрече с людоедом. – И нечего тут переспрашивать. Если нам нужно достать кровь людоеда, мы ее достаем, а иначе мы бы и не возвращались!
Элли смутилась, но одергивать его не стала.
- Да я верю, верю, - Кати замахала руками, будто отгоняя подозрения в неверии. – А как же ты это сделала? Как людоед позволил… не знаю даже, что он позволил, потому что не знаю, как вы это сделали, но ведь это звучит совершенно невероятно!
Элли уже открыла рот, чтобы рассказать, как всё произошло, но успела сообразить, что, начни она рассказывать хоть что-то, на этот раз без упоминания Ника Торпа не обойтись. Поэтому выбрала единственный возможный вариант:
- Ох, знаете, это долгая история, а я ужасно тороплюсь, мне же нужно отнести Гингеме эту… эту кровь.
- Ах, как это некстати, - воскликнула Кати. – Хотя что это я говорю? Как это задание Гингемы может быть некстати? Конечно, отправляйся к ней, девочка, но… - она просительно посмотрела на Элли, - ты ведь еще вернешься и всё мне расскажешь, правда? Мне нужно знать это, мне просто обязательно нужно это знать!
- Конечно, конечно, - сказала Элли, привычно подхватывая на руки Тотошку и Кота и раскрывая зонтик. – Обязательно расскажу… Но в общем, - все-таки не утерпела она, - Жевуны теперь могут не бояться ходить в этот лес.
- Вы… вы его убили? – ошарашенно спросила старуха. – Но это же… это совершенно невозможно!
- Я всё расскажу, - в последний раз сказала Элли. – До свидания. Всего хорошего, Ника!
И Ника Сарк помахала ей на прощанье рукой.
А еще через пятнадцать минут Элли уже протягивала бутылочку со зловещим ингредиентом удивленной не на шутку колдунье.

La gente baldía y perezosa es en la república lo mesmo que los zánganos en las colmenas, que se comen la miel que las trabajadoras abejas hacen. (Miguel de Cervantes Saavedra) Спасибо: 3 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 58
Зарегистрирован: 22.08.09
Откуда: Россия, Волгоград
Рейтинг: 0

Награды: :ms31:
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.08.09 17:35. Заголовок: Abuelito Ortega пише..


Abuelito Ortega пишет:

 цитата:
они действительно встретятся и больше не расстанутся

Сколько же тут романтики!...

Простых желаний наших исполненье , увы , идёт чрез непростых деяний совершенье... Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 35
Зарегистрирован: 18.07.09
Откуда: Россия, Москва
Рейтинг: 0

Награды: :ms32::ms21::ms20:
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.08.09 18:17. Заголовок: http://emeraldcity.r..



Прелесть! Так и не терпится узнать, что же будет дальше. А Дровосек всё-таки получил сердце))

Wit beyond measure is man's greatest treasure. Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 68 , стр: 1 2 3 4 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- дома
- никого нет дома
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 3198
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Мир Волкова Изумрудная страна Заколдованное королевство - Tin Man Хроники Изумрудного города и его окрестностей Изумрудный город Миры Изумрудного города Изумрудная страна|Магвайр,Баум,Сухинов,Волков Типичный Урфин Джюс *NO SLASH!* Tin Man | «Заколдованное королевство» Друзья Изумрудного города