Главная сайт Изумрудный город Правила Форума Выберите аватару Виртуальный клуб Изумрудный город

В издательстве «Шико-Севастополь» вышел восьмитомник серии «СОБЕРИ РАДУГУ» Ю.Н. Кузнецова. Твёрдый цветной переплёт, прошитый чёрно-белый блок, 400 иллюстраций О. Бороздиной, И. Буньковой, В. Коновалова, D. Anfuso.
Цена 200 руб. за том.

Заказать у автора: e-mail | vkontakte | facebook

 
Даниил Алексеев «Приключения Оли и Пирата»
Образцом при написании и оформлении были книги А. М. Волкова. Девочка Оля похожа на Элли и Энни Смит, а также Алису Селезнёву, только она наша соотечественница и современница. В истории «Серебряные башмачки» тайный враг подсунул Оле туфельки Гингемы. Девочка решила поиграть в Элли... и оказалась в Голубой стране. Там она встретит Виллину, Кагги-Карр, Элли, Тотошку, побывает в пещере Гингемы и столкнётся с Урфином Джюсом и филином Гуамоко.
Цена 500 руб.
(включая стоимость пересылки)

Заказать у автора: e-mail



АвторСообщение
Великан из-за гор




Пост N: 1816
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 3

Награды: :ms13::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.05.10 04:51. Заголовок: Конкистадоры (фанфик Саля)


По поручению Саля, временно лишённого нормального доступа к интернету, выкладываю первые главы его фанфика "Конкистадоры".

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 70 , стр: 1 2 3 4 All [только новые]


задавака


Пост N: 1650
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 8

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms21::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.12.12 19:23. Заголовок: . 16 Снова в дорогу ..


. 16 Снова в дорогу


Утром Тим проснулся бодрый и довольный. Его поездка в Волшебную страну подходила к благополучному концу. Он всё выяснил, всё узнал. Энни действительно отправилась в дальний путь, чтобы предупредить Страшилу, и, самое главное, успешно с этим справилась.
Так успешно, усмехнулся Тим, что дело вчера могло обернуться для него большими неприятностями. Если бы он не встретил Цезаря, а попытался вопреки всему пробиться к Страшиле - сидеть бы ему сейчас где-нибудь в подвале или дворцовой кладовой. Впрочем, нет, тут же возразил сам себе Тим, Страшила добр и разумен. Гостя из Большого мира просто бы вежливо выставили со двора. Юноша даже засмеялся, представив такую нелепую картину. Интересно, кто бы навешал ему по шее – тупые дуболомы или сам Дин Гиор с посильной помощью Фараманта.
-- Ты над кем смеешься, Тим? – спросил, потягиваясь Артошка.
-- Над собой, - ответил Тим с радостной улыбкой. – И вообще над всеми нами. Прокатились через всю страну, а теперь будем возвращаться откуда прибыли. Вот как славно встретил нас Страшила Мудрый.
-- А надо мной зачем смеяться? – вдруг обиделся пёсик. – Мне ваши дворцы со Страшилами не нужны, я просто искал свою хозяйку. И, между прочим, выполнил всё отлично. Вывел тебя прямо к Цезарю.
-- Про меня тоже не нужно говорить ничего дурного, – добавил Цезарь. - Энни приказала отнести ее записку – дело сделано. А чтобы возвращаться назад, к тем развалинам? Она этого не приказывала.
-- Слышишь, Ганнибал, какие они у нас молодцы. Это, оказывается, мы сами виноваты, что заехали неизвестно куда. Я вот не догадался, а ты мне не подсказал, что Энни нужно было просто поискать в развалинах замка.
-- В тех наваленных камнях? – удивленно пробасил Ганнибал и совсем по-лошадиному фыркнул. – Что ей там делать? Если тебе, Тим, нужны мои подсказки, я уверен – Энни там давно нет.
-- Нет? – озадаченно переспросил Тим. – И где же она?
-- Да что ты спрашиваешь? – возмутился Артошка. – Садись быстрее, и поехали. Доедем, там найдем!
-- Доедем? – Тим поглядел по очереди на каждого из своих спутников. – Сюда мы уже доехали. Очень быстро доехали. Действительно, как я раньше не подумал, почему Энни сама не поскакала к Страшиле на Цезаре. Что она еще придумала, глупая девчонка?
Мальчик вспомнил странные развалины заброшенного замка, зловещие намеки филина и всё то, что он сам успел там пережить. Может быть Энни опять попала в какую-то беду? Вздор, Цезарь ведь не рассказал ничего необычного. Вернее всего, его подружка нашла там что-то привлекательное – надпись, рисунок, какие-нибудь брошенные бусы и захотела остаться еще на денек. А потом, конечно, ушла. Да! Ушла к Жевунам, к кому же еще. Чушь какая-то!
Тим хмурился всё больше. Его так и подмывало немедленно мчаться к таинственному замку на поиски Энни. И в то же время что-то останавливало. Ведь к его приезду прошло уже много дней. Замок был пуст! Он сам был в нём, и не мог бы не почувствовать, если бы Энни находилась совсем рядом. А она? Она тоже должна была заметить его приближение к развалинам. Мальчишку всё больше и больше охватывала неуверенность.
Вот сейчас он доскачет до этих фиолетовых завалов. И что, сразу увидит Энни, которая сидит на камушке, спокойно его дожидаясь? Или просто снова будет карабкаться по тем же каменным глыбам, звать подружку и не слышать в ответ ничего кроме эха? А что он будет делать потом, если никого не найдет? Снова надеяться, что поможет нюх Артошки? Кто знает, может быть, этот замок действительно волшебный, и так просто с ним не управиться…
Взгляд Тима остановился на довольно широкой наезженной полосе, поблизости от которой он заночевал. Это не была знакомая ему дорога, вымощенная желтым кирпичом, и уходила она куда-то в противоположную сторону. Но не к Мигунам. Путь к ним начинается всё там же, от ворот города. А эта дорога ведёт в Желтую страну. Страну, которой правит волшебница Виллина!
В самом деле, почему не посоветоваться с доброй волшебницей. Тем более, что он от нее так близко. Может быть, она одним движением руки вернет всё на свои места. Или хотя бы расскажет про этот таинственный замок. У кого же спрашивать про волшебство, как не у волшебницы?
Конечно, есть еще одна волшебница - вечно юная Стелла. Но путь в ее страну нужно отыскивать в степном бездорожье, а потом в дремучем зверином царстве, да лезть через горы в долину Марранов. А тут – вот она, торная дорога. На чудесных солнечных мулах он обернется за полдня. Зато, поговорив со старой Виллиной, он точно будет знать, что делать дальше.
Тим быстро вскочил на ноги и ласково шлепнул по шее гнедого мула.
-- Ну что, старина Ганнибал! Поскачем!
Ни слова больше не говоря, юноша выехал к проезжей дороге и повернул на север. Прежде чем пустить мула вскачь, он помог Артошке устроиться в его любимой сумке на боку Цезаря. Во время всех поездок пёсик обычно ездил в ней, и с радостью почувствовал себя, словно в собственной конуре. Никто из спутников не поинтересовался, почему Тим сворачивает направо. Тим принял решение, и им этого было вполне достаточно.
Ганнибал мчался вперед, Цезарь трусил налегке изящным галопом и тактично держался сзади. Дорога петляла от одной зеленой фермы к другой, старательно огибая островки густых рощ. Рощи, впрочем, разрастались всё увереннее, и скоро стройные кроны деревьев закрыли горизонт со всех сторон. Фермы с полями исчезали, начинались луга и леса. Наконец дорога превратилась в лесную.
Тим глянул на обступившие его деревья и покачал головой. Похоже было, владения Страшилы Мудрого уже закончились, но ничто не указывало на то, что началась Желтая страна. Если бы полоса дороги под ногами мулов была не бурой, а желтой, могло показаться, что путешественники просто возвращаются в страну Жевунов. Особенно, если бы их путь преградила большая река.
Словно подслушав мысли юного путешественника, бурая дорога выбежала на крутой, обрывистый берег. Где-то внизу протекала речка, неширокая, но довольно шумная. Наверное, это и была та самая Аффира, канал от которой теперь опоясывал Изумрудный город.
Взглянув с обрыва, Тим озадаченно покачал головой. Как переправиться на тот берег? Моста не было и в помине. Мало того, по быстрым водам Аффиры проплывал целый поток больших деревьев. Не стволы, заготовленные лесорубами, а просто деревья, с корнями и кронами. Даже верхом на могучем Ганнибале соваться в такую речку было опасно.

Гл. 16 Прорыв

До самого рассвета Дик с Сэмом продремали на толстом бревне, едва не касаясь ногами воды. Но вот забрезжило утро, и приятели перебрались в свою «Черепаху». Здесь они заснули уже по-настоящему, отсыпаясь от беготни и страхов минувшей ночи. Жаркие солнечные лучи, легкий прохладный ветерок над водой, мелодичное журчание – спать было уютно и приятно.
Первым проснулся Дик. Он огляделся, собираясь с мыслями и припоминая всё, что было накануне. Потом сердито пнул безмятежно сопящего Сэма.
-- Просыпайся. Боба нет!
-- Я сам знаю, что нет, - пробормотал Сэм, зевая.
-- Так надо искать, - Дик полез на запруду, сильно накренив лодку. Сэм чертыхнулся и выбрался следом.
Приятели дошли до вчерашней горушки, подобрали брошенные вещи. Потом внимательно огляделись вокруг. На низких упругих кочках не осталось никаких следов. В какую сторону убежал Боб, сейчас можно было сказать лишь очень приблизительно.
-- Я думаю, куда-то туда, - указал рукой Дик. Сэм лишь прищурил один глаз и сморщил щеку. Сразу стало понятно, что долгими поисками он заниматься не собирается.
--Боб без сумки, - продолжая рассуждать с самим собой, сказал Дик. – Но утащил мою куртку.
-- А, если так, то конечно. Надо искать его обязательно.
-- А ты как думал? – огрызнулся Дик.
Они побрели по кочкам, которые мягко проседали под ногами. Прошло полчаса. Редкий, заболоченный лес по-прежнему тянулся во все стороны. Сэм уже тревожно поглядывал вокруг, косился на солнце, всё чаще оборачивался назад.
-- Боб! – закричал Дик, что было силы. – Боб!! Отзовись!
-- Бёб! – выкрикнул вдруг кто-то сзади, резко и картаво. Компаньоны вздрогнули, шарахнувшись в разные стороны. И увидели, как синеватая длиннохвостая птица сорвалась с ветки и умчалась вдаль.
-- Попугай что ли? – сплюнув, спросил Дик.
-- По-моему, самая обыкновенная поганая сорока. Они ведь здесь все разговаривают.
Дик глубоко вздохнул, вытер испарину с бритой макушки и поправил лямки рюкзака.
-- Вздыхай, не вздыхай – надо возвращаться к речке, - с расстановкой сказал Сэм. – Иначе мы ее просто не найдем.
-- А Бобби?
-- Сам видишь! Нету его! – Сэм уже срывался на крик. – Что толку искать!! Будем здесь бродить, пока сами не подохнем. Не загнулись в пустыне, околеем в болоте. Что ты на меня смотришь? Еще неизвестно, что будет ночью. Сматываться надо отсюда!
-- Друга бросать?!
-- Ничего, сэр! Обойдетесь как-нибудь без своего оруженосца.
Дик быстро взмахнул рукой, но Сэм уверенно отклонил удар. Да так, что Дик потерял равновесие и сел под тяжестью своего рюкзака и Бобовой сумки.
-- Не дури, приятель. – Сэм стоял в боевой стойке со сжатыми кулаками, но не двигался. – Лучше вспомни про свой собственный великий план. Нам нужно отыскать город.
-- А Боба бросить!
-- Боб, если жив - Да! Если жив! – давно уже добрался по какому-нибудь ручейку до той же речки. А уж она его выведет – на дорогу, к ферме, еще куда-нибудь. Пошли лучше, Дик, прямо к Изумрудному городу! И я не сомневаюсь, не пройдет и двух дней, наш Бобби тоже объявится там. Сам подумай, здесь же больше некуда податься.
Дик слушал, стиснув челюсти, и лоб его постепенно разглаживался. Наконец он шмыгнул носом, кивнул и попытался подняться. Сэм молча протянул руку…
Искатели сокровищ вернулись к запруде. После недолгих споров Дик вытащил из рюкзака две толовые шашки. Черепаший панцирь отвели подальше в бухточку…
Взрыв получился неимоверный. Мысок, в который упиралась древесная запруда, взметнулся к небу огромным черным облаком. Разлившаяся речка, как водопад, ринулась в образовавшуюся дыру. Плотина из бревен встала горбом и рухнула, подняв выше леса фонтан брызг, мусора и грязи.
Дик изо всех сил упирался шестом, пытаясь переждать главный размах разрушений. Но бурный водоворот буквально вырвал «Черепаху» из бухты и поволок вместе со всей разрушенной запрудой. Шест Дика так и остался торчать в разом обмелевшей бухточке.
Когда утихла болтанка, сообщники увидели, что они теперь мокрые с головы до ног, а все их вещи почти покрыла мутная вода, в которой сидят и они сами. Судёнышко-же-панцирь спокойно плывёт по течению, но только самую малость не черпает краями воду. Будь в нём три пассажира, бравый корабль «Черепаха» давно бы пошел ко дну!
Приказав Сэму не двигаться, не дышать и не моргать, Дик стал аккуратно отсасывать и выливать воду собственной флягой. Лишь только через два долгих часа компаньоны посмели вытянуть шеи и оглядеться.
Их «Черепаха» тихо плыла в самой середке жуткого месива. Со всех сторон ее окружали стволы деревьев с разноцветной корой, ветки крон, еще не успевшие потерять листья, и ветки совершенно голые и черные, больше напоминающие корни. Впрочем, кое-где из воды торчали и настоящие корни, крупными пучками или длинными отростками, похожие на руки с корявыми пальцами. Тут же белели брюхом крупные рыбины, наверное оглушенные взрывом, и тоже плывущее теперь вместе со всеми вниз по течению.
Сэм дотянулся и с усмешкой выудил несколько невольных трофеев их грандиозного прорыва.
-- Сварим на ужин, - как ни в чем не бывало подмигнул он сомлевшему от усталости Дику. – А то у меня уже там – он погладил свой живот – велик-кая пустыня.
На крутом повороте речки часть стволов застряла. Воспользовавшись этим, охотники за изумрудами перебрались на берег со всеми пожитками. Лес здесь уже заметно поредел. На большой поляне Дик сразу развел костер и начал пристраивать для просушки насквозь промокшие вещи. Сэм занялся рыбой. Ближе к вечеру, согревшиеся и сытые, оба приятеля вповалку уснули у костра.
Утром, лишь взошло солнце, Дик и Сэм вышли на берег речки и не узнали вчерашнее место. Прозрачные воды совершенно очистились от плывущего мусора, текли плавно и весело. Но и судёнышка-панциря тоже нигде не было видно. Конечно же, его унесло вместе с деревьями.
-- Да, - пробормотал Дик. – Привязать лодку я не догадался.
Сэм только пожал плечами. Панцирь уплыл, но зато все их имущество осталось на берегу. Стоит ли так сильно расстраиваться?


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 1651
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 8

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms21::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.12.12 19:24. Заголовок: Гл. 17 У желанной це..


Гл. 17 У желанной цели

Правый берег речки Аффиры, на котором Сэм и Дик устроили свою ночевку, был очень бугрист, а местами даже слегка вздыблен лесистыми холмами. Но сами верхушки этих холмов оставались голыми, и с них легко можно было оглядеться вокруг. Дик немедленно воспользовался ближайшей же горкой. Обзор с нее открылся лучше, чем он ожидал.
Вправо от речки лес редел всё больше и больше. Где-то дальше, в южной стороне, угадывалось уже открытое пространство. Зато левый берег безнадежно тонул в сырых сумрачных лесах и болотах. Это было и к лучшему, так как идти в ту сторону сообщники не собирались. По их представлениям город Изумрудов находился как раз там, где заканчивались леса и начинались поля и степи.
Вещи Боба разложили по рюкзакам, а его опустевшую сумку Дик подвязал сверху. Команда искателей драгоценностей, обедневшая на одного человека, двигалась теперь вдвое осторожнее. С молчаливого согласия Сэма, Дик не рискнул удаляться от берега речки, но очень скоро речка сама свернула в нужную сторону. Лес всё больше распадался на отдельные островки. Между ними вдали обозначились желтыми пятнами поля фермеров. Край на глазах превращался в обитаемый. Пора было подумать, как действовать дальше.
Но тут подсказка пришла сама. Речка разделилась на два потока.
Как же они были непохожи между собой – эти два потока. Словно Сэм с Диком, каждый из них тянул в свою сторону. Один поток, петляя по равнине, нырял за ближайшую рощицу. Второй шел упорно и прямолинейно, ни на что не обращая внимания, грубо рассекал холмы и ложбины. Сразу было видно - его провели твёрдые человеческие руки.
-- Похоже на канал, - заметил Сэм.
-- Канал и есть, - категорически согласился Дик.
-- Значит до города совсем недалеко, - голос Сэма дрогнул. – Она… Энни, рассказывала, что он со всех сторон окружен водой, и вода поступает как раз из речки по каналу.
-- Само собой! Да ты что, ослеп что ли?
И действительно. Стоило Сэму поднять голову и посмотреть не вдоль канала, а на его противоположную сторону, как и ему всё стало ясно. Густая поросль тополей и лип, теснящихся у самого канала, почти закрывала дальний обзор. Но не весь!
Кое-где в просветах между отдельными верхушками сверкали яркие точки. Они просто горели на солнце. И если приглядеться, это были не таинственные дневные звезды, а навершия изящных тонких шпилей, чуть-чуть выступающие из-за кромки зеленой полосы. Конечно же, там, за узкой полоской деревьев, в небе сверкали изумруды на башнях города. Того самого города, построенного великим стариком Гудвином!
Дик посмотрел на Сэма, Сэм посмотрел на Дика. Удивление, восторг, неверие в свершившееся – всё было написано на лицах обоих. Невероятное становилось явью.
-- Й-эх, дошли! Теперь нам только руку протянуть – и взять!
-- Угу. – Дик кивнул. – А вот и дилижанс на подходе.
По каналу медленно-медленно подплывал толстый пень. Наверное, это тоже был обломок разрушенной ими запруды, где-то застрявший, а потом затянутый по воле случая в неторопливые воды канала. Сэм хохотнул, хотя шутка и не показалась ему особенно остроумной.
-- Что хихикаешь? Лезь, подгоняй его к берегу.
-- Я?! Почему?
-- Потому что я приказываю тебе. Боба нашего, сам знаешь - нет, свалить теперь не на кого.
Сэм поправил поля своей шляпы, слегка улыбнулся и сразу нахмурился. Дик не шутил.
-- Вы ничего не путаете, капитан? Да и зачем вам эта коряга! Мы оба и так неплохо плаваем…
Дик сбросил рюкзак, рывком ослабил завязку.
-- Свое барахло ты здесь, на берегу бросишь? И вообще. Если идёшь со мной – слушай, что я говорю!
Рука Дика ловко выхватила из рюкзака третью шашку. Запал в нее был уже вставлен. Чиркнула зажигалка, еще дюйм-другой и вспыхнет запальный шнур.
-- У тебя будет двадцать секунд… Понял! Марш в воду!!
Сэм не сразу поверил. Но маленький моргающий факел приближался к шнуру прямо на глазах. Сумасшедший!
Как был, в одежде, Сэм плюхнулся в канал. Только рюкзак его и остался на берегу. Дик, однако, почти сразу поспешил следом за приятелем. Он лишь на минуту замешкался, погасил зажигалку и скинул ботинки. Добычу с тихий руганью подтянули к берегу. А потом, толкая перед собой пенек, нагруженный всеми пожитками, искатели сокровищ медленно и бесшумно поплыли вдоль обрывистого откоса. Час был ленивый, послеобеденный, ни одной прогулочной лодки не оказалось на обширной водной глади, открывшейся перед глазами компаньонов, когда они обогнули лесистый клочок суши и увидели, наконец, Изумрудный остров во всёй его красоте.
Разросшийся парк укрывал стены города мягкой пушистой зеленью. Но никакие могучие деревья были не в состоянии спрятать островерхие крыши стройных башен дворца. Яркая черепица поблёскивала в лучах солнца, изумруды на шпилях празднично сияли. В самых смелых мечтах Дик не видел большего великолепия.
Как будто по тайному уговору, канал уже сам вывел сообщников к тыльной стороне Изумрудного города. Отсюда не было видно ни ворот, ни парома с перевозчиками. Пользуясь полуденным затишьем, парни не стали дожидаться темноты. Никем не замеченные, они без помех переплыли на Остров. Здесь, у противоположного берега, среди зарослей вымахавшего в человеческий рост тростника, нашлось и скрытое местечко. Карауля по очереди, Дик с Сэмом продремали до вечера. Под жарким солнцем Волшебной страны одежда высохла прямо на них, и с первыми сумерками охотники за сокровищами были готовы действовать. Ведь до цели оставались считанные шаги.
Мощная стена города по-прежнему стояла неприступной преградой для любого врага. Но разве это препятствие для чудесного Серебряного Браслета. Ведь его волшебству не смогли противостоять даже Кругосветные горы. Подмигнув неизвестно кому, Сэм нажал на рубиновую звёздочку. И без всяких хлопот два злоумышленника, держась за руки, вышли на окраинную улицу прямо из толщи каменной кладки. Попадись они на глаза случайному горожанину, тот, наверное, умер бы от страха.
Но город уже спал. На пустых полутемных улицах до самого дворца Сэм и Дик не встретили ни одного прохожего. Напрасно они крались и озирались. В этом счастливом городе полиции и сторожей не было. Не охранялся даже дворец. Страшила, как некогда и Гудвин, полагал, что поднятого подъемного моста вполне достаточно.
Конечно, злоумышленники и не подумали перебираться через второй ров. Они воспользовались проверенным приемом, обойдя дворец сзади. А уж здесь было легко просочиться сквозь толстые, обитые железом доски калитки, которая впрочем, всегда надежно запиралась. Это была та самая знаменитая калитка, через которую некогда бежали от Урфина Джюса Дин Гиор и Фарамант.
Тихий темный дворец оказался огромным. Залы, лестницы, коридоры… Через открытые окна лишь слегка подсвечивали луна и звезды. Но даже и при этом тусклом свете Сэм то и дело срывался с места – жадно щупал богатые портьеры, вертел дверные ручки, гладил резьбу каменного орнамента на колоннах и стенах. Дик бурчал себе под нос и всё время оглядывался. Он старался запомнить расположение залов.
Шайка добытчиков блуждала по пышным покоям уже целый час, когда Сэм вдруг ткнул предводителя в бок и прижался к стене. На этот раз Дик поступил по примеру Сэма. Приятели, затаили дыхание и напрягли слух. До них донеслись какие-то необычные звуки.


Гл. 18 Разрушенная переправа

«Вот так речка, - подумал Тим. – Мало того, что моста нет! Что же это Страшила не наведет здесь порядок? Хоть бы какую бросили переправу».
Впрочем, когда Тим поглядел внимательнее, он понял: переправа была, и может быть даже совсем недавно. Юноша тронул Ганнибала и тот осторожно сошел по крутому спуску до самой воды. Да, действительно, в большой, вросший в землю камень вделано толстое бронзовое кольцо, а к нему когда-то был привязан прочный канат. Сейчас от этого каната остался только обрывок.
Зато на том берегу речки Тим разглядел еще один обрывок и даже втрое длиннее. Он точно так же протянулся в сторону течения и доставал до прибрежной осоки. Но привязан этот обрывок был не к камню, а к стволу векового дуба. Казалось, какая-то огромная сила сначала натянула канат вместе с паромом (или лодкой), а потом оборвала, как нитку.
-- Как это, какая сила?!– усмехнулся Тим над собственной непонятливостью. – Вот эта самая куча бревен и разрушила переправу. Откуда только она взялась?
-- Это, наверное, здешние лесорубы. А может быть даже и Железный Дровосек.
Тим оглянулся. Цезарь, подошедший очень тихо, стоял не шелохнувшись, а вот Артошка, высунув голову из сумки, вертел во все стороны носом. Что ж, лучше поговорить со смышленым псом, чем с самим собой или бесстрастным механическим мулом.
-- Какой Железный Дровосек! Тут и великану Тили-Вилли не управиться. Деревья выдраны вместе с корнями. Наверное, где-то там, в горах, - палец Тима ткнул в восточную сторону, - прошел большой ливень. И поток воды с гор смыл целый кусок леса.
-- Ну и что? – насмешливо поддразнил Артошка.
-- А то! Это значит, что надо подождать. Деревья проплывут и проезд откроется.
Тим оказался прав, деревьев сносимых по течению, становилось всё меньше и меньше. Но спокойно дожидаться, пока река очистится окончательно, было не в его мальчишеских силах. Нужно было спешить к Виллине. Как только сплошная полоса плывущих деревьев разбилась на отдельные кучки, юный путешественник тронул повод Ганнибала.
Загнать в такую речку живую лошадь было бы тяжелой задачей, умное животное просто отказалось бы слушаться всадника. Но механический скакун, даже одушевленный, не ведал осторожности и страха.
Скоро Тим понял, что его гнедого мула быстро сносит вниз по течению речки. Он оглянулся, Цезарь также, в попытках обогнуть плывущие там и сям стволы и кроны, вынужден всё больше отклоняться от поперечного пути. Ни тот, ни другой механический мул еще не пробились и до середины речки, а бурая дорога с разрушенной переправой давно скрылась за поворотом.
--Нет, - крикнул Тим, подбадривая и себя и Ганнибала, а заодно и Артошку с Цезарем, - мы всё равно переплывем эту противную речку!
Ганнибал даже не покивал, как обычно, головой. Он был занят тяжелой работой – пересечь бурный поток, лавируя между стволами, да еще и не утопить всадника. Упорство мулов медленно вознаграждалось, противоположный берег становился ближе. Несколько раз Тим вскидывал вверх ту или другую ногу, спасая свои коленки и голени от напора плавучего леса, дважды отталкивал торчащие кроны. Но вот Цезарь, а за ним и Ганнибал, выбрались на сухое место. Артошка радостно залаял. Сидеть в сумке, наполовину погруженной в воду, ему совершенно не понравилось. Тим перевел дух и вытер пот со лба.
Как бы тяжело не пришлось в речке Цезарю и Ганнибалу – в отдыхе они не нуждались. Солнце светило вовсю, энергии в чудесных мулах оставалось хоть отбавляй. Поэтому, лишь только Артошка отряхнул шкуру от воды и снова забрался в сумку, Тим скомандовал мулам - «вперёд».
И вот тут путешественник понял, какую коварную шутку сыграла с ним своенравная Аффира. Берег, на который они вылезли, оказался сплошным болотом. Не только скакать по такой хляби, даже брести самым тихим шагом стало невозможно. Пришлось Тиму спешиться. Налегке Ганнибал мог еще кое-как идти, то и дело выдергивая завязшее копыто.
Спрыгнул на землю и Артошка, хотя для Цезаря его тяжесть не была такой уж непосильной помехой. Тим выломал длинную жердину и встал во главе отряда. Найти более-менее твердый путь, и, в конце концов, выбраться из болота, мог теперь только он.
Так они и брели. Впереди – главный предводитель и зачинщик, а за ним – два могучих скакуна, чья сила стала совершенно бесполезной. Песик Артошка крутился возле, потом вдруг убегал в сторону, а возвращался совсем с другой. Ему-то эти кочки с ямами были нипочем. Наоборот, он даже помогал избежать бОльших неприятностей, вовремя предупреждая о самых хлипких и топких участках. В этом случае Тим осторожно обходил топь, и мулы послушно следовали за ним.
Приближался вечер, когда путники выбрались на твердую почву. Но густой лес не позволял еще пустить вскачь Цезаря и Ганнибала. Из предосторожности, а также сомневаясь, что болото осталось позади, Тим продолжал идти пешком. Но Артошка уверенно убежал вперёд и не ошибся. Скоро юноша услышал его призывный лай. Понятно, почему песик прибёг к привычному собачьему способу оповещения и предупреждения – его лай разносился по лесу дальше любого «ау».
Да, это была она - дорога, всё такая же бурая и неровная. Но теперь Тим залюбовался ею. Артошка же, тот просто прыгал от радости, мулы и те весело заржали. Наконец-то они снова понесутся вскачь, оставляя позади лишь вихри, пыль и топот.
На всякий случай юноша поглядел, в какой стороне находится опускающееся солнце. Ведь это могла оказаться и совсем другая дорога. Нет, никакой ошибки, бурая дорога действительно ведет с юга на север. Значит, скачем дальше, дружище Ганнибал!
Гнедой мул, как и прежде, скакал первым, и юный путешественник всё больше недоумевал: когда же, когда, откроются перед ним владения Виллины. Сколько может тянуться этот угрюмый лес? После каждого поворота Тим жадно вглядывался вперед и вот увидел, наконец, первую человеческую фигурку. Житель Желтой страны стоял у дороги и отчаянно размахивал руками.
Ганнибал остановился. Тим изумленно захлопал глазами.. Стоявший перед ним незнакомец был одет в обычные брюки и куртку, и вообще, в его одежде не было ничего желтого. Зато очень много грязного, а лучше сказать, что он был весь, с ног до головы заляпан грязью и болотной тиной. Даже лицо, голову и руки покрывали серые полосы и пятна. Человечек этот оказался довольно крупным, заметно выше Мигунов, Жевунов и прочих жителей Волшебной страны. Значит здесь, на севере, обитают самые высокие люди! Интересно, как они прозываются?


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 1652
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 8

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms21::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.12.12 19:25. Заголовок: Гл. 19 «Чащоба призр..


Гл. 19 «Чащоба призраков»

Житель Желтой страны стоял у дороги неподвижно, бессильно уронив руки, которыми он только что размахивал. И даже глаза его смотрели прямо перед собой, ничего не выражая. Казалось, он стоя дремлет, или вообще заснул, забыв, зачем вышел на эту дорогу.
Тим подождал еще немного, местный житель продолжал стоять столбом.
«Молчун какой-то, - подумал путешественник. – А может быть, вообще немой?».
--Вы не скажете, достопочтимый сэр, - на всякий случай обратился он вежливо, совсем так, как учили в школе, - будьте так любезны, далеко ли отсюда до дворца волшебницы Виллины?
-- Волшебницы!! – прохожий даже передёрнулся. – Дворца? А вы, наверное, настоящий рыцарь, сэр?
Тим захохотал, но невольно выпрямился в седле и расправил плечи.
-- Рыцарь?! Слышишь, Ганнибал! Не в Зеленой, так в Желтой стране нас принимают по достоинству.
-- Принимают, принимают, - равнодушно пробасил Ганнибал.
-- Так вы едете во дворец? Если можно, я хотел бы, сэр, попросить вас, - прохожий поперхнулся, - и вас, благородный Ганнибал, и вас, простите, не знаю, как по имени…
-- Цезарь, - со ржанием, похожим на смешок, представился серый мул. И тут же из-под крышки седельной сумки высунулась лохматая собачья голова:
-- Кто это тут раскудахтался? – выпалил Артошка. Незнакомец вздрогнул и молча вежливо поклонился пёсику
-- Довольно! – воскликнул Тим, которому надоела эта комедия. – Вы о чем-то хотели попросить.
-- Разрешите воспользоваться вашей второй лошадью, сэр. Скоро ночь, я очень хочу выбраться из этого проклятого места.
-- Ну, ладно, хватит называть меня сэром. Я – Тим О Келли. Ваша Виллина обо мне знает.
-- Очень приятно, сэр. Извините! Так я, если можно… - прохожий робко протянул руку в сторону Цезаря.
-- Можно, можно, не стесняйся! Артошка меня зовут, - истолковал по-своему вопрос пёсик. – А что же ты, невежа, сам не представляешься?
-- Если угодно, Роберт Браун, - второй раз поклонился Артошке незнакомец.
Тим изумленно фыркнул в кулак, но потом закашлялся и нахмурился.
-- И как же ты попал в эту страну, Бобби? – сурово спросил он. – Хотя ладно. Садись на Цезаря, расскажешь по дороге. Только учти, конь волшебный, не вздумай ничего трогать. Иначе покалечишься, он тебя просто сбросит. Я верно говорю, Цезарь?
-- Может и такое случиться, - рассудительно ответил серый мул.
Боб ещё раз кивнул и быстро забрался в седло. Оба всадника поехали рядом. Мулы шли быстрым шагом, поскольку надвинулись сумерки, и скакать во весь опор стало небезопасно.
Как только Бобби понял, что перед ним не местный житель, а такой же канзасец, вежливость его как рукой сняло. Он клял и поносил здешних желтых коротышек, которые неизвестно, что о себе воображают. Убежав в злополучную ночь от светящихся тварей, Боб пробродил по лесу почти до утра, пытаясь хоть куда-то выбраться. Несколько раз он натыкался на такие же полянки блуждающих сгустков цветного крапивного тумана и в страхе бежал дальше.
Наконец рассвело, и измотанному пареньку удалось подремать, устроившись, как в кресле, в развилке сросшихся деревьев. Тут на него и наткнулся первый местный житель. Бобби не знал, долго ли тот его рассматривал. Когда он открыл глаза, человечек, поджав губы, пялился на него в упор. Он был невелик, кудряв и светловолос, одет в тускло-желтый костюм из грубой ткани. (Как будто из мешка голову высунул, пояснил Боб). На голове небольшая шапочка с пушистой оторочкой, разумеется тоже желтая.
Этот желтый коротышка сразу метнулся куда-то в сторону, и пока Бобби протирал глаза, скрылся за деревьями. Но всё равно, такое пробуждение взбодрило Боба – если здесь есть люди, да еще такие никудышные, значит не всё так страшно. Увы, наступивший день принес сплошные разочарования.
Вторым был рыболов на маленьком лесном озере. К нему Бобби обратился с длинной речью, поясняя, что он чужеземец, нуждается в помощи, совете и поддержке. Желтенький человечек в лодке из толстой коры слушал, не говоря ни слова. Когда речь дошла до леса со светящимися огнями, небрежно бросил: «Чащоба призраков!» и снова замолчал. И потом, когда Бобби остановился перевести дыхание, рыболов в желтом понимающе кивнул. Он смотал удочки и быстро погрёб на ту сторону. Прошел час, стало ясно, что ждать его возвращения бессмысленно. Он не только не привёз еды, как на то рассчитывал Бобби, но даже не догадался показать, в какую сторону чужеземцу двигаться.
Пришлось Бобу пешком обогнуть озерко, только и там не было ни жилья, ни пристани. Какая-то заросшая речка утекала прочь, видно по ней и удрал бестолковый лодочник. Кое-как утолив голод крупными лиловыми ягодами, Бобби побрел наугад дальше.
Еще одного лесного бродягу, тоже маленького, и тоже желтого, Боб приметил издали. Этот чудак был уже старичком с растрепанной бородкой. Он казалось, бродил между кустов без всякой цели, но время от времени наклонялся и что-то складывал в мешок. Долго Бобби пробирался по пятам за бородатым добытчиком, раздумывая, как бы ловчее с ним поговорить. Он – старик, убежать не сможет. К тому же не такой молчун, как двое предыдущих, всё время потихоньку напевает себе под нос. Вот только слов в его пении не слышно, одни тягучие невнятные подвывания.
Потом что-то изменилось. Бородатый певун умолк, пристроил свой мешок за спину и полез в густые заросли с острыми колючками. Не прошло и нескольких минут - он как сквозь землю провалился. Бобби же еще долго потом выбирался на открытое место. И не жалея сил клял мерзкую чащобу, в которой растворился очередной желтый призрак…
Так и получилось, что на бурую дорогу Бобби выбрался сам, без советов и подсказок местных жителей. У него уже не осталось сил радоваться собственной удаче. В какую сторону идти, юный беглец не имел и понятия, чащоба призраков, как ему теперь казалось, окружала его отовсюду. И призраками в ней были все – желтые человечки, красноватые клочки жгучего тумана, кусты и деревья. А может быть даже и он сам.
Тим усмехался, слушая рассказ своего случайного спутника. Возможно, трусливые горожане действительно боятся посещать этот лес за рекой, и уж ночью, без всякого сомнения, ни за что в нём не останутся. Но неразговорчивые подданные Виллины, пожалуй, не робкого десятка. А в этом сыром призрачном лесу чувствуют себя, как дома.
Бобби вдруг умолк на полуслове, всхрапнул и ткнулся носом в гриву Цезаря. Правой рукой Тим остановил обоих мулов, а левой схватил за плечо попутчика. Тот явно собрался вывалиться из седла. Что же делать? После всех рассказов юному путешественнику и самому не хотелось устраивать ночевку посреди густого леса. Оставалось использовать последнее средство – виноград!
Кое-как взбодрившись соком чудесных ягод, спутники решили ехать, покуда у них хватит сил. Но ночевать в седлах не пришлось, дорога вывела их на берег еще одной реки. На том берегу светились окошки домов, а переправа по спокойной воде нисколько не затруднила Ганнибала и Цезаря. Скоро оба парня дружно сопели под стогом свежего сена. Хозяин двора, пустивший их на ночлег, словно уже догадывался, что ночью к нему пожалуют гости. Во всяком случае, он не о чём не расспрашивал Бобби и Тима.

Глава 20 Страна Молчунов

Так началось путешествие Бобби и Тима по Желтой стране. Деревенька, в которой они переночевали, состояла всего из пяти домиков, бревенчатых, четырёхугольных, увенчанных пирамидками высоких крыш. Белесые, выгоревшие крыши тоже были четырёхскатными. Стены домов - традиционно желтые.
Смотрелись домики нарядно. Их солнечный цвет прямо играл на фоне сумрачного леса, продолжавшего тянуться во все стороны и по этому берегу реки. Никаких распаханных полей вокруг деревни не было в помине, лишь возле каждого дома по небольшому садику, и по несколько ухоженных грядок. Чуть в стороне – скотные дворы и сеновалы. Но самое поразительное – никакой дороги, ни в лес, ни вдоль берега. Как же они добираются до других мест?
Житель, приютивший на ночь Тима и Бобби, в ответ на расспросы молча указал в сторону реки. Там в широкой заводи стояло больше десяти лодок, раскрашенных в различные оттенки желтого цвета. Было даже три рыжеватых, причем самых больших, способных вместить человек по двадцать, не меньше.
--Наверное, нам придется плыть по реке, - сказал Тим.
-- Да, похоже, - согласился Бобби.
Все три рыжие лодки принадлежали местному старосте Цедрику. Он сразу, без лишних слов, вызвался доставить парней до Большой Реки, там найти гребцов и подняться по речке Мунцилле – правому притоку Большой Реки до самого дворца Виллины. Но когда Тим кинулся благодарить отзывчивого селянина, тот с улыбкой посмотрел на чудесных солнечных мулов.
-- В уплату он возьмёт лошадей, - пояснил более понятливый Бобби.
Староста ласково кивнул.
-- Что!? – Тим поперхнулся. – Тогда извините, мы и сами доберемся!
Цедрик снова улыбнулся.
-- Я понимаю, - сказал он тихо. – Жалко! Но прошу ко мне. Откушайте перед большой дорогой.
Старшая дочь старосты тихо собрала на стол, гостей накормили досыта. Хозяин сидел с ними рядом, довольно наблюдая, с каким аппетитом парни накинулись на угощение. Но на все попытки Боба поторговаться, староста отвечал неизменной улыбкой и легким покачиванием головы. Обиженный Тим ел, упорно не поднимая глаз, чем, впрочем, нисколько не расстроил хозяина.
Проводить путешественников вышла вся деревня. Когда Ганнибал с Цезарем, подняв легкую волну, стали быстро удаляться, жители восхищенно зачмокали губами. Восторженные возгласы «о-о-о» и «у-у-у» еще долго провожали мулов и их всадников. Лишь почтенный Цедрик украдкой вздыхал и медленно поглаживал бородку.
Доплыть до Большой Реки вниз по течению для мулов не составило никакого труда. Затем путешественники перебрались на ее правый берег. Нужно было узнать, куда двигаться дальше. Здесь, в более обжитом краю, стали уже попадаться небольшие селения и проселочные дороги. Впрочем, выглядели они скромными островками, всю Желтую страну покрывали бескрайние леса. Большинство жителей так и жило прямо в лесу. Чем они там промышляли, для Тима и Бобби осталось загадкой, поскольку все обитатели Желтой страны оказались не меньшими молчунами, чем односельчане Цедрика.
На все расспросы Молчуны отвечали очень немногословно, чаще же просто разводили руками, пожимали плечами или закатывали глаза к небу. Правда, все они были по-своему приветливы, терпеливо слушали и никогда не проявляли недовольства слишком длинными разговорами своих гостей.
Очень быстро у наших путешественников остался один-единственный вопрос: «В какой стороне дворец Виллины?» Молчуны на такой вопрос весело кивали и уверенным жестом, не задумываясь, указывали в нужную сторону. Видимо чувство направления у прирожденных лесных жителей вырабатывалось с детства. Ни один из них ни разу не ошибся.
С такими надежными подсказчиками парни быстро и уверенно продвигались к цели. И когда, наконец, перед их глазами предстала отличная дорога, прямая, как луч света, живописно окаймленный двумя рядами деревьев, стало понятно без слов – она приведет прямо к дворцу доброй волшебницы.
Дворец Виллины возвышался на взгорке посреди огромного парка. Во все стороны по парку разбегались аллеи и дорожки, их обрамляли плотные стенки подстриженных кустиков. За кустами раскинули кроны всевозможные деревья, и все, как на подбор, неимоверно низкорослые, Проезжая по парку на солнечных мулах, Тим и Бобби возвышались головами надо всем, что здесь цвело и произрастало. Казалось, они проплывают поверх большого зеленого моря. Зато на аллеях такого парка, наверное, было солнечно и тепло с раннего утра до позднего вечера.
Виллинин дворец Тим оценил по достоинству, как красивый и удобный. Он не устремлялся в высоту, фигурная изогнутая крыша была даже скорее плоская, и вполне могла служить для неторопливых прогулок. В самой постройке прежде всего бросались в глаза огромные светлые окна. Боб же, как только увидел легкое изящное здание, уже не спускал с него восторженных глаз.
Перед высокими мраморными ступенями путники почувствовали себя смущенными мальчишками. Оставив мулов в сторонке, они поднялись к роскошным зеркальным дверям. И тут только увидели, как пропылила и «разукрасила» их дальняя дорога. Бобби кинулся тереть лоб и щеки, приглаживать волосы, он даже попятился, видимо уже готовый повременить с визитом. Тим же упрямо тряхнул головой и взялся за изящную ручку цвета чистого золота…
Но тут прямо навстречу юноше из-за толстой колонны метнулся привратник. Прятался он там от солнца или просто дремал, кто его знает. Привратник преградил дорогу, вскинул руки, несколько раз поводив ими у себя перед глазами. Его жесты не несли в себе ничего угрожающего, скорее была это просьба немного подождать. Тим послушно остановился, а Бобби отступил еще на шаг.
С левого боку подскочил второй привратник. Или это был брат-близнец, или их просто специально так подобрали - второй смотритель дверей ничем не отличался от первого. Один рост, одна фигура, одно бледное веснушчатое лицо с носом-пуговкой и острым подбородком. Одежда разумеется, тоже была одинаковой – изящные мундирчики яркого канареечного цвета, мягкие коричневые сапоги, строгие желтые фуражки с очень высоким верхом. Впрочем, даже фуражки не сделали из этих Молчунов грозных стражей, оба гостя из-за гор высились перед ними великанами.
Но попытаться выгнать прочь Тима и Боба никто не собирался. Как только вернулся напарник, оба стража одновременно и четко встали по обе стороны дверей. И тут же створки их бесшумно распахнулись. Привратники продолжали стоять, подобно изваяниям, ни словом, ни жестом не выражая волю своей повелительницы. Распахнутые же двери, вероятно, обозначали приглашение.
-- Войдем, что ли? – предложил Тим, вдруг потерявший свою уверенность. – Или ты снова раздумал?
-- Да как-то сразу, неожиданно… - пробормотал Бобби. – Я вообще, понимаешь, не знаю…
-- Тогда оставайся, - тряхнул головой Тим. – А я и так очень долго добирался.
Он вошел во дворец, свернул в единственную из открытых дверей и оказался в коридоре с довольно низким потолком. Сзади тут же послышались шаги и частое дыхание Боба. Вдруг наступил густой полумрак, похоже, закрылись входные двери. Но впереди сразу посветлело. Гости волшебницы приблизились ко вторым дверям. Они были полупрозрачные, и через них просматривался огромный зал, весь залитый солнечным светом.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 1653
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 8

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms21::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.12.12 19:26. Заголовок: Глава 21 Волшебница ..


Глава 21 Волшебница Желтой страны

Тим собрался с духом и решительно вошел в Светлый зал. Сзади тихонько пристроился Боб и тоже пошел, осторожно выглядывая из-за плеча Тима. Ослепительный солнечный свет ударил в глаза ребят, и они не сразу разглядели, что резной лакированный трон, украшенный крупными топазами – пуст.
-- Прошу вас, повернитесь сюда, молодые люди! – раздался слева негромкий, но отчетливый голос. Там, в глубине зала стояло огромное кресло, пушистая обивка которого казалась мягкой даже с виду. Возложив на круглые подлокотники руки, в этом кресле полулежала маленькая седая женщина в просторном белом платье, усыпанном золотистыми звездочками. Она смотрела на своих посетителей очень строго.
Но Тим был настроен решительно. Он быстро кивнул и выпрямился перед старушкой, опустив по швам руки и развернув плечи.
--Здравствуйте, волшебница Виллина. Я… мы пришли, чтобы…
-- Я все знаю, дорогой мальчик из-за гор. Знаю и про тебя, Тим, и про твоего спутника.
Боб сжался и совсем спрятался позади Тима.
--Покажись, пожалуйста, и ты мне, Бобби из Канзаса!
Пришлось спутнику Тима, окончательно оробевшему, выглянуть, а затем и выбраться из своего укрытия. Он встал рядом с Тимом, опустив глаза и зачем-то потирая шею и затылок.
-- З-здравствуйте.
-- Вот это другое дело. Хозяев нужно приветствовать, даже если являешься без приглашения.
Бобби из Канзаса совсем повесил голову, но тут в разговор вмешался Тим.
-- Если вы всё уже знаете, скажите, что нам делать, госпожа Виллина.
-- Это скажет волшебная книга.
Один из желтомундирных близнецов внес в зал низенький столик орехового дерева. Вместо крышки у этого столика была специальная наклонная подставка. Привратник пододвинул столик к самому креслу, с поклоном взял из рук Виллины малюсенькую книжечку и немедля положил ее на подставку, потому что книжечка начала стремительно увеличиваться.
Вот книга стала огромной. Привратник слегка отодвинул столик, еще раз поклонился и незаметно вышел.
Виллина сидела неподвижно. Волшебные страницы, шурша, переворачивались сами собой, и Бобби, видевший это впервые, позабыл свое смущение и во все глаза смотрел на новое чудо. Вот Виллина кивнула, произнеся вслух одно слово: «Гости». А затем прочитала:
«Девочка Энни должна покинуть развалины заброшенного замка, иначе непрошенные гости останутся в Волшебной стране навсегда».
--Ничего себе! – пробормотал под нос Тим. – Я и так знаю, что должна. Значит, она всё-таки там. И в каком-нибудь волшебном плену, не иначе. А как ее освободить, в книге не написано?
--Ты удивляешь меня Тим, - спокойно промолвила Виллина. – Ты слышишь уже третье предсказание и задаешь такие вопросы. Моя книга никогда не объясняет, КАК выполнить то или иное дело, она только советует, ЧТО именно нужно сделать. А уж как поступить, человек решает сам. Уж кому-кому, а тебе-то это известно гораздо лучше других.
Тим нахмурился, понимая, что строгая волшебница имеет в виду случай с Урфином и Розовым ящиком. Да, в тот раз всё могло обернуться гораздо хуже.
-- Но вы же тоже волшебница, вы же тоже много знаете, - вдруг вмешался Бобби. – А почему вам самой не посоветовать нам что-то умное. Без всякой книги.
Виллина удивленно повела в его сторону глазами.
-- Я никогда не советую ничего, что идет вразрез с указаниями моей книги.
Она сердито нахмурила брови. Волшебная книга тут же стала уменьшаться, потом сама собой легла на протянутую ладонь старой феи и исчезла за пышным отворотом ее рукава.
-- Но всё равно, - не унимался Бобби. – Я вообще не понял, что это за заброшенный замок, и при чем здесь, - он слегка поперхнулся, - какие-то гости.
Тим незаметно толкнул разговорившего Боба под локоть, чтобы он не лез вперед с глупыми вопросами, но Виллина подняла руку, призывая их обоих к молчанию.
-- Я могу только предположить, что могущественный чародей, который, по преданиям, и создал нашу страну, хотел таким образом защитить ее от возможных недругов. По всей видимости, ни один из тех, кто приходит сюда, не сможет вернуться назад, и остается в Волшебной стране навсегда. Это справедливо даже в отношении нас, волшебников. Я, например, когда-то так и не смогла посетить одну заморскую страну, более того, меня остановила уже Великая пустыня. Насколько мне известно, и Бастинде, и Гингеме также не удавались их попытки. Злая Гингема в бессильной злобе даже сотворила свои колдовские Черные камни, которые должны были послужить ей воротами, но всё получилось наоборот.
-- Да уж, - пробормотал Бобби, - здорово получилось.
Виллина глянула не него исподлобья и, помолчав минуту, продолжала:
-- Следует признать, это было мудрое решение. Никто не мог бы рассказать о здешних чудесах, и заявиться сюда снова, да еще с целым выводком недобрых спутников. Так тайна о нашей Волшебной стране хранилась долгие века.
--Пока не появилась Элли, - тихо добавил Тим.
--Почему Элли? Сначала был Джеймс Гудвин! – возразил Бобби. – Он же вернулся.
-- Для меня это загадка, - вздохнув, ответила Виллина. – Может быть, всё дело в том, что они попали в нашу страну случайно.
-- Нет, это ничего не объясняет, - упрямо качнул головой Тим. – Ведь потом…
Виллина помахала в воздухе рукой.
-- Не продолжай. Я понимаю, что ты хочешь спросить, мой дорогой. Здесь, у меня ты всё равно не найдешь ответа. Одно я могу тебе сказать твёрдо, и моя книга это подтверждает. Заклятие древнего чародея продолжает действовать! А вот как, когда и каким образом – тебе не ответит никто. Для этого надо знать это заклятие слово в слово.
Старушка улыбнулась и слегка развела руками.
-- Разве можно знать, какие слова произнёс величайший волшебник древности, если даже само имя его не сохранилось в нашей памяти.
В памяти? Нет, на память свою Тим не жаловался.
-- Между прочим, - сказал он, победно вскинув голову, - Рамина утверждает, что его звали Гуррикап. Она говорила об этом еще в позапрошлый наш приезд.
Виллина спокойно кивнула.
--Да. Так он зовется в преданиях мышиного племени. Называют и другие имена. Но никто не знает, есть ли среди них подлинное.
Бобби, наконец, не выдержал.
--Но ведь заброшенный замок – это конечно его, Древнего волшебника. Значит, надо идти туда! Мне кажется, что если можно выяснить что-то, так только там.
-- Я думаю, ты прав, - согласилась Виллина. – И идти туда нужно именно тебе, Бобби. Ведь иначе ни ты, ни твои друзья больше никогда не увидят Канзаса. Или может быть тебе больше нравится навсегда остаться в Волшебной стране.
-- А что? – неожиданно улыбнулся Боб. – Разве это так плохо?
-- Но-но! – предостерег Тим. – Ты сначала выручи Энни, а потом делай что хочешь.
Он покосился на Виллину и неожиданно покраснел. Но волшебница только мягко кивнула головой. Одновременно это был и знак прощания.

Глава 22. Разговор с «творителем знаний»

Неслышно появился Хайнук – один из стражей. Он проводил гостей волшебницы в другой зал, заметно меньше тронного, но такой же солнечный. На круглом столике, казавшемся посреди зала совсем крошечным, гостей Виллины ждал великолепный обед. Ароматные кушанья наполняли изящные тарелочки, отливавшие мягким блеском янтаря. Вилки, ложки, ножи, щипчики, лопаточки ослепительно сверкали золотом.
Тим, уже бывавший во дворце Страшилы, довольно равнодушно присел к шикарному столику. Бобби замер от изумления. Он словно подкрался ко второму креслу. Опускаясь в него, внимательно глянул во все стороны, и потянулся к самой большой ложке. Левая его рука машинально схватила вилку, а глаза растерянно забегали по разложенным приборам, будто выбирая себе еще одну игрушку.
-- Приятного аппетита, друзья!
Ложка и вилка выпали из рук Бобби. К столику спокойно подошел довольно высокий сухощавый мужчина, темноволосый, но уже тронутый сединой.
-- Если не помешаю, позвольте составить вам компанию. Общество Хайнука и Белькока показалось бы вам, наверное, слишком скучным. Они у нас неразговорчивы.
Тим был разочарован, но всё-таки вздохнул с облегчением. Значит, третье кресло за этим столиком предназначалось не для Виллины! Тем лучше. Откровенно признаться, за обедом в обществе волшебницы, он чувствовал бы себя не лучше, чем в гостях у двоюродной тети Магды, строгой и педантичной дамы. Бобби же слегка скривился, и возможно не только оттого, что не глядя положил в рот кусочек лимона.
Мужчина сел в кресло, уверенно, как у себя дома, взял из вазы сочный абрикос.
-- Меня зовут Эспаро, я придворный нашей правительницы.
-- Очень приятно, - буркнул Тим, не переставая есть. – К сожалению, у нас нет времени для разговоров, мы спешим.
Эспаро усмехнулся:
-- Даже в стране Молчунов иногда есть, о чем поговорить. Ведь вы направляетесь к заброшенному замку?
-- Вот именно. А по вашим чащам и буреломам только до Изумрудного города скакать, не доскакать.
-- В наших лесах буреломы большая редкость. Как правило, бури обходят их стороной. И опасных хищников тоже нет. По крайней мере, ближайшие полгода не будет ни одного. Волшебница Виллина заботится о благополучии своих подданных.
-- Тогда почему у вас нет хороших дорог? – вмешался в разговор Бобби.
-- Нашим жителям достаточно. Прокладывать лишние дороги – нарушать жизнь лесов, которые мы тщательно храним и бережем.
Бобби только усмехнулся. Тим промолчал.
-- Чтобы добраться до замка, не обязательно ехать через Изумрудный город, - спокойно глядя на ребят, заметил Эспаро. Они сразу отложили вилки.
-- Вон там (плавный уверенный жест Молчунов), сразу за рекой Мунциллой, начинается королевство Тонконюха Шестнадцатого. Это его дальняя окраина. Но владения короля не так обширны, как Желтая страна, или даже Зеленая. Вы быстро их пересечёте, а там, вдоль Кругосветных гор, прямая дорога к замку волшебника.
-- Вот это здорово! – блеснув глазами, восхитился Тим. – Никогда бы не подумал, что дворец Виллины стоит на самом краю ее владений, - и он с воодушевлением пододвинул к себе еще одну тарелку.
Бобби мало что понял из пояснений Эспаро, хотя разговор о незнакомом королевстве его заинтересовал. Тамошний король – наверняка не волшебник. Как бы половчее расспросить о нем?
-- Вы очень хорошо рассказываете, уважаемый Эспаро. И много знаете.
-- Мне иначе нельзя! – добродушно пояснил придворный. – Моя должность – творитель знаний. Библиотека, хроники, указы Виллины, старинные грамоты всё это храню я.
-- Как жаль, что нам нужно ехать, - Бобби покосился на Тима, и тот утвердительно кивнул. – Но всё равно, расскажите еще что-нибудь.
Эспаро улыбнулся.
-- Вот вы удивлялись, почему дворец Виллины на самом краю ее владений. Так ведь было не всегда. Когда-то, давным-давно Молчуны попросили волшебницу, чтобы она уничтожила хищных зверей во всех лесах Желтой страны. Тогда с ними не было никакого сладу. Виллина отказала своим подданным. Она поступила по-своему. Часть страны стала безраздельным владением зверей, но при одном условии. Все опасные хищники должны были уйти туда. И только два раза в год, по десять дней, любой хищник может спокойно разгуливать по всей Желтой стране. Мы знаем заранее, когда наступит время Большой Охоты, и стараемся не сталкиваться в эти дни ни с тиграми, ни с пантерами, ни с волками.
-- Так королевство Тонконюха – звериное? - удивленно спросил Бобби.
-- Лисье, - сквозь зубы ответил Тим.
-- Да, - подтвердил Эспаро, - одно из пяти звериных царств и королевств Волшебной страны. Три из них занимают бывшие земли Молчунов и Виллины. Это пограничные территории с Голубой, Зеленой и Фиолетовой странами.
Бобби хотел еще что-то спросить, но Тим решительно отодвинул тарелку – пора.
-- Я вижу, вам понравились эти столовые приборы, - усмехнулся Эспаро. – Выберите что-нибудь себе на память о нашей волшебнице. И в дороге вам пригодится.
Тим недоуменно пожал плечами, но взял со стола затейливо изогнутую вилку и поблагодарил любезного архивариуса. Бобби даже не поверил своим ушам, потом, схватив ложку, поспешно сунул ее в карман. Ложка обо что-то брякнула.
-- Что там у тебя!? – сердито спросил Тим.
-- Ничего не должно быть, – испугался Бобби, порылся в кармане и выудил откуда-то из глубины камень, ярко блеснувший зеленым цветом. – Ой! Честное слово, я не знал. И вообще, это куртка Дика.
-- Вы позволите посмотреть, Бобби, - протянул руку Эспаро. Он повертел зеленый камень в руках, затем поднял и глянул на свет.
-- Очень похож на изумруд, но пожалуй это хрусталь. Такого цвета? Огромная редкость, – и он вернул камень Бобу. Тот взял его небрежно, как обычный камешек, и казалось, запустил бы им в окно, если бы оно было открыто. Потом со вздохом бросил его назад в карман куртки.
-- Всё-таки стекляшка, - прошептал он еле слышно. – Хитрый старик.
Белькок и Хайнук уже подвели мулов к самому крыльцу и теперь забавлялись с Артошкой, подсовывая ему по очереди какие-то аппетитные кусочки. Песик неторопливо жевал, снисходительно поглядывая на близнецов-привратников. Путешественники распрощались с Эспаро, махнули рукой молчаливым стражам и взобрались на мулов. Скакать во весь опор от самого дворца показалось Тиму невежливым, до поворота аллеи он, как мог, сдерживал застоявшегося Ганнибала. Артошка бежал впереди, а Бобби на Цезаре плелся вслед, повесив голову и что-то бормоча под нос.
Боковая дорожка вывела прямо к речке. Мунцилла оказалась немногим больше Аффиры. Подхватив Артошку, Тим направил гнедого мула прямо в воду. Не дожидаясь команды Бобби, Цезарь бросился следом. Прошло всего несколько минут, а два всадника уже выбрались на берег и помчались по узкой тропинке вглубь лисьего королевства.


Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 1656
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 8

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms21::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.12.12 19:28. Заголовок: Глава 23. Пленник Д..


Глава 23. Пленник

Два злоумышленника стояли бесшумно, прижавшись к стене спинами и затылками.
-- Тише! – дернул Дик за руку завозившегося Сэма. – Не понять, о чем разговаривают.
Да, впереди, за неплотно прикрытыми большими дверями раздавались голоса. Один тоненький, похожий на детский, другой – шелестящий, с легкой хрипотцой. Это, по всей видимости, и был голос Страшилы. По крайней мере, можно себе представить, что человек из тряпья и соломы разговаривает именно так. Но с кем он разговаривает среди ночи, и кто отвечает ему то пискляво, то звеняще-нежно? Конечно же, никто из советников правителя, миниатюрных человечков, но людей при этом вполне взрослых, не мог так говорить.
-- Может быть клоун, или какая другая кукла? – шепнул Сэм в самое ухо Дику. Тот только поморщился. Не хватало еще деревянных клоунов. Великолепный план захвата в плен беспечного тряпичного правителя попал под угрозу! Казалось бы, чего проще. Скрутить среди ночи слабосильного набитого увальня, унести его как мешок и спрятать подальше от города. А потом идти прямо к горожанам и требовать хороший выкуп за их обожаемого губернатора. Быстро и просто.
Во всяком случае, не нужно тянуть резину, как предлагает занудный Сэм. Сначала разведать обстановку. Потом, не попадаясь на глаза, выяснить, где тут у них дворцовая сокровищница. А там и обчистить ее помаленьку… Слушать, и то противно. Помешался на своем чудо-браслете!
-- Ну!? – кажется, Сэм усмехнулся. – И что нам теперь делать?
-- Подождем. Они не будут болтать до утра. Скоро разойдутся, тогда и, … - Дик резко сжал пальцы в кулак. Сэм в ответ снисходительно посопел носом.
-- Нет, Мила, зря ты так говоришь, - похоже, Страшиле надоело стоять на месте, и он принялся с легким звоном расхаживать взад и вперед. – Это не-прин-ци-пи-аль-но, что Гудвин не колдовал. Всё равно он был великим волшебником.
Неизвестная Мила что-то пискнула в ответ.
-- А я говорю, о волшебнике нужно судить по всей его жизни. Давай вспомним, как изменилась наша страна. Разве это не волшебство? Невиданное дело – человек из большого мира пересек пустыню и горы. Это тысячи лет не удавалось никому. Даже Гингеме и Виллине. А мы теперь…
За дверью тоненько захихикали.
-- При чём здесь Фарамант, - снова заговорил Страшила. – Да, конечно, он не волшебник. Но ведь Гудвин…
Тоненький голосок что-то затараторил, давясь булькающим смехом.
-- Всё равно, я считаю, - опять голос Страшилы, - люди из-за гор – это очень хорошо. От них большая польза. Правда, в последнее время…
За дверями замолчали. Потом неразборчиво запищал голосок Милы.
-- Это ты не понимаешь своими кошачьими мозгами, - обиженно выкрикнул Страшила. – Что бы ни случилось, мы не должны не-до-о-це-ни-вать главное. И понимать: будет теперь так, а не по-другому. Но мы, кажется, говорили о Гудвине?
Сэм зажал себе руками рот, чтобы не засмеяться во весь голос. Оказывается, это кошка! Так вот с кем болтает Страшила своими длинными, беспокойными ночами.
Дик скрипнул зубами.
-- Жалко, что у нас нет рогатки. Или камня какого-нибудь. Сэм! – скомандовал он громким шепотом. – Марш во двор и принеси сюда камень. Или два. Я быстро уйму сейчас эту Милу.
Сэм встрепенулся всем телом, видимо желая что-то возразить. Но потом кивнул и тихо удалился по коридору. Дик остался у дверей зала. К разговору кошки с пугалом он больше не прислушивался, обдумывал дальнейший план действий. Всё идёт как надо, идет именно так, как он и задумывал. Скоро они разбогатеют. А потом… Потом отыщут Боба и потопают восвояси с полными рюкзаками золота и изумрудов. И смогут отправиться куда угодно. В любой город Штатов, и даже в Европу. Если им, конечно, этого захочется.
Дик спохватился, что давно уже не слышит ни звука за дверями. Он подобрался поближе. Молчат, доносится, правда, какое-то шуршание. Но нет, опять что-то пискнула бездельница-Мила. Сколько же можно болтать? Убиралась бы восвояси, ей же лучше будет. Опять всё затихло. Дик шагнул к самым дверям, и они вдруг очень легко открылись ему навстречу. Звякнули бубенчики.
В полумраке зала Дик с трудом угадал перед собой силуэт толстенького человечка с поднятыми в стороны руками и большой острой шляпой на голове. Кошку было видно гораздо лучше, она сидела у окна в полоске лунного света. Темная, но не черная, без всяких светлых пятен, только на передних лапах – белые перчаточки. Зато на голове, поверх глаз, маленькие зеленые стеклышки в золотистой оправе. Вот так так! Даже кошки в Изумрудном городе носили зеленые очки.
-- А ведь и верно, кто-то ходит, – спокойно сказал Страшила. – У кошек, оказывается, замечательные уши.
-- Их очки не закрывают, - хихикнула кошка. – Мы ночью только и делаем, что слушаем.
-- А на нашем госте, смотри-ка, очков нет! Великий Гудвин был бы недоволен.
-- Ваш Великий Гудвин торгует в лавке, - снисходительно объявил Дик. – И он мне не указ. А я, тем более, вам не гость.
-- Да он хуже наших городских мальчишек! – Мила мягко вспрыгнула на подоконник. – Грубиян.
-- А ну пшла! – притопнул ногой Дик, переступая порог зала. Мила исчезла.
--А вот это нехорошо! – сказал Страшила. – Разве можно так вести себя? Никогда бы не подумал, что люди из-за гор…
-- А тебе подумать не обязательно, голова с отрубями! На это есть живые люди.
Страшила ничего не ответил. Он запрокинул голову вверх и медленными шагами пошел вокруг Дика, разглядывая его, как диковинное животное. Сапоги правителя слегка поскрипывали, бубенчики цвенькали, а Дик нетерпеливо переминался с ноги на ногу и только зорко поглядывал – не надумал ли хозяин Изумрудного дворца улизнуть каким-нибудь потайным ходом.
Но ничего подобного. Не подозревая об опасности, Страшила тихо завершил круг. Он снова стоял прямо перед Диком, уперев руки в бока. Глаза Дика, тем временем, постепенно приглядывались. Они уже различали пуговицы на кафтане Страшилы, полосы узорного паркета, кресло у окна и рядом с ним мягкую табуреточку. Одного не мог разглядеть незваный гость, выражения лица своего безмятежного противника. Понимает ли этот Страшила нависшую над ним опасность? Кажется, он просто хочет о чём-то поговорить. Но какие разговоры с пленником, сейчас вернется Сэм… А вот он уже и бежит!
Нет, стук ног по коридору был слишком тяжелый. Дик, слегка отстранив шляпу Страшилы, метнулся к окну, больно споткнулся о кошкину табуретку.
-- Здесь высоко, - спокойно произнес Страшила за его спиной. В зал уверенно протопал дежурный капрал и загородил выход.
-- Проводи нашего гостя в верхние подвалы, в комнату, где остались койки Дина Гиора и Фараманта. И побудь там у двери. Бе-зот-луч-но!
Дик молча тер лодыжку. Он уже понял, что придется подчиниться.
-- Ночью люди должны спать, - важно добавил Страшила. – Пусть он хорошо выспится, а поговорим мы завтра.

Глава 24. Мудрец Изумрудного города

Повар Балуоль, уперев руки в бока, сердито покрикивал. Два поваренка по его команде переставляли вазы, тарелки и соусники, пока толстяк не закивал головой. Вот теперь на столе всё стояло как надо. Вошла Флита, повесила на спинку стула белоснежное полотенце с зеленой каймой, положила на уголок стола стопку салфеток. Потом повернулась и молча вышла. Следом выбежали и поварята.
Повар поглядел на Правителя.
-- Я думаю, всё готово! Лучше не придумаешь. Ваше превосходительство ждёт к завтраку важного гостя?
Страшила качнул головой:
-- Совершенно верно. Сегодня у меня абсолютно неординарный гость.
-- Да, уж. Для господина Дровосека мы бы не бегали по кухне два часа спозаранку. И его величеству Льву такой завтрак ни к чему. Уж не ждете ли вы кого-нибудь из фей? А может быть, приезжает фея Элли?
-- Для феи Элли я бы приказал уставить столами всю дворцовую площадь, - с легкой грустью в голосе ответил Страшила. – Ступай на кухню, мой друг. Ты сегодня постарался потрясающе.
Балуоль кивнул и исчез. Правитель Изумрудной страны не спеша уселся на свой трон. Через несколько минут ввели заспанного Дика. Мощный краснолицый бригадир-капрал улыбнулся пленнику своей деревянной улыбкой, сделал несколько шагов назад и притворил высокие двери.
Дик лениво, но от души потянулся так, что хрустнуло в плечах и лопатках. Темные глаза его, между тем, быстро скользнули по круговой стене тронного зала. Единственные двери и ни одного окна! Что ж, ничего удивительного. Но для кого это шикарное угощение, неужели только для него? Не хотят ли его задобрить?
Проведя рукой по ёжику уже слегка отросших волос, гость сделал несколько резких шагов и опустился за стол, поставив на него сразу оба локтя. Страшила молчал. Дик слегка приподнял подбородок, чтобы смотреть прямо в глаза Правителю. Тот по-прежнему хранил молчание.
Пленник усмехнулся. Ведь Сэм, если бы захотел, мог выручить его еще ночью. Но этот хвастун, конечно, попробует доказать, что прав он один и справится со всеми делами не хуже Дика. Ладно, пусть побегает. Через Пустыню-то он ни за что не осмелится возвращаться в одиночку. Сэм только на словах смелый и сильный. Вот и поглядим, как он запоёт. А пока можно не спешить и даже оценить стряпню с дворцовой кухни.
Дик обмакнул указательный палец в самую красивую тарелку, лизнул, сощурился. Он заметил, что Страшила слегка откачнулся в своем роскошном мраморном кресле. Парень сразу приосанился, вытер палец салфеткой и откинул ее в сторону.
-- Умеют у вас поесть, - снизошел Дик до разговора, - только жареной фасоли что-то не видать.
-- Кушайте без фасоли, - отозвался ровным голосом Страшила. – Мой повар сам знает, что следует готовить к завтраку. Я полностью полагаюсь на его мнение.
-- Ну, если своего нет, тогда конечно! – Дик продолжал делать вид, что завтрак его не интересует, но голодный желудок уже вовсю урчал, и глаза не желали смотреть ни на что, кроме великолепной сервировки.
-- Может быть, вам мешает моё присутствие? – неторопливо спросил Страшила. – Тогда я прикажу всё вынести. Мы поговорим, вы расскажете о себе. А завтрак никуда не денется, его потом доставят в вашу комнату.
-- Ах, в мою комнату!? – почти прорычал Дик. – Зачем же так беспокоиться!
И он с оскорбленным видом подцепил вилкой изрядный кусок из ближайшего блюда. Зубы быстро зачавкали.
-- Подливочку возьмите, - вежливо заметил Страшила Мудрый. Дик только двинул подбородком, говорить с набитым ртом он не мог, а оторваться от еды не было сил.
-- А впрочем, как вам понравится. Не стесняйтесь. И подумайте пока, что я могу для вас сделать. У меня в стране не принято наказывать за о-про-мет-чи-вы-е поступки. Мы всегда даём время одуматься и раскаяться.
Дик сверкнул глазами.
-- Как я понял, мне нужно попросить у вас прощения? И тогда я спокойно могу идти на все четыре стороны.
Страшила прихлопнул рукой по подлокотнику трона.
-- Не совсем на все четыре. Когда мы увидим, что вы искренне отказались от нехороших мыслей, я вызову дракона. Он перенесёт вас через горы и пустыню. А уж там вы сами решите, в какую сторону отправиться.
«А что?! – пронеслось в голове у Дика. – Дракон не лошадь, он бы нам точно не помешал. Неплохо придумал на свою голову, мудрец соломенный».
-- И кто же вам сказал, что у меня нехорошие мысли?
-- Энни, - спокойно ответил Страшила. – Она предупредила, что из-за гор придут плохие люди, которых не нужно допускать не только во дворец, но даже в город.
-- Да! – покивал Дик головой. – «Из-за гор придут плохие люди». И вы сразу решили, что это я?
-- Догадаться было нетрудно, – развел руками Страшила. - Вы появились ночью. Вы забрались во дворец, не спросив моего согласия. Но самое главное, ведь вы же действительно пришли из-за гор? Не будете же вы это опро-вер-гать!
-- Чего? – скривился Дик. – Ну, а если и из-за гор. Разве нельзя прийти из-за гор просто так?
-- Нельзя, - мягко возразил Страшила. – Человек не идёт просто так, если это такая опасная дорога. А если он ее всё-таки пре-о-доле-вает, то значит не просто так!
Собеседник Страшилы удивленно округлил глаза и слегка призадумался. Но при этом он не забывал отправлять в рот ложку за ложкой и прихлебывать из серебряного кубка.
-- Вот видите! – не дождался Страшила ответа. - Я могу добавить еще одно предположение. Вы не спросили, кто такая Энни. Это значит, вы с ней знакомы. И значит, она предупреждала именно о вас.
-- А вот тут вы прокололись! – Дик промокнул губы салфеткой и азартно откинул ее через плечо. – Могу присягнуть, я никогда не видел и не слышал вашу Энни.
Страшила молчал, а гость, облокотясь на стол левым локтем и уперев в колено правый кулак, с победным видом ждал ответа. Прошла одна томительная минута, другая. Вдруг Страшила гордо выпрямился на троне.
-- Я понял. У вас был помощник или сообщник! Это он говорил с Энни, а потом вы пришли в нашу страну вместе с ним. Это же очевидно, такой трудный путь нельзя проделать в одиночку. Молчите? Сейчас же говорите, где находится ваш помощник!
Дик отхлебнул какого-то ароматного шипучего отвара, поперхнулся и закашлялся.
-- Не хотите отвечать? Мы все равно узнаем обо всём. Вы прошли по стране, вас видели наши животные, а они у нас говорят! Любая птица расскажет, где вы шли и что делали.
Это становилось опасно. Как бы ни был противен Сэм, но Дику очень не хотелось, чтобы здешние обитатели догадались раньше времени о его пребывании во дворце. Иначе его просто спугнут, и он действительно сбежит в Канзас, прихватив по дороге какой-нибудь мелкий изумрудик. Вот это будет финиш!
-- Всё верно! – опустил голову Дик. – Мы шли с ним по речке, вон той, от которой идет канал к городу. И Бобби… Он захотел посмотреть другой берег, переплыл и пропал в лесу. Я не смог его найти.
-- Пропал в лесу!? На том берегу Аффиры?! – ахнул Страшила. Он схватил трость, стоявшую подле трона и стукнул три раза в пол. В дверь сейчас же просунулась деревянная голова капрала.
-- Где Кагги-Карр?
-- Да здесь я! Что еще от меня надо?
В зал влетела большая ворона с золотыми колечками на лапах. Она сделала круг над столом и Диком, а затем опустилась на левый подлокотник трона, привычно, как на своё постоянное место.
-- Сейчас же организуй поиски. Человек из-за гор отправился в Чащобу Призраков и не вернулся. А ты, - обернулся правитель к капралу, который всё еще продолжал заглядывать в зал, - вызови ко мне Дина Гиора и Фараманта. Стой! Сначала проводи к себе нашего гостя. Прошу извинить, у меня срочные дела.
Но Дик уже и сам видел, что его деликатно выставляют вон.


Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 1657
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 8

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms21::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.12.12 19:29. Заголовок: Глава 25. Дворцовая ..



Глава 25. Дворцовая кухня

Пока Страшила Мудрый проводил беседу со своим невольным гостем, его главный повар наслаждался отдыхом. Но, как человек деятельный, он одновременно выполнял и приятную обязанность – тоже занимал разговорами интересного собеседника. Вернее, собеседницу, это ведь была всё та же кошечка Мила. И конечно же, Мила не осталась без аппетитного угощения.
Кошку не потребовалось возводить в придворные или назначать на освободившееся место первого отведывателя блюд. Как только добряк Балуоль приметил зачастившую во дворец ночную гостью, он сам стал приглашать ее на завтраки. Мила была существом сообразительным, она поняла, что повару, не меньше, чем и самому Правителю, хочется поболтать о том, о сём, а на службе он этого позволить себе не может. Поэтому, в благодарность за угощение, она рассказывала Балуолю последние городские новости, всякие забавные истории, виденные или слышанные ей в разных местах. Ведь кошки куда только не забираются.
Сейчас повар, простодушно подняв брови, слушал ее рассказ о дерзком ночном вторжении. Пришельца из-за гор Мила как следует не рассмотрела, зато не утерпела похвастаться, что сразу позвала на помощь Страшиле бригадира – этого деревянного разиню. Вот ведь, не спит всю ночь, видит лучше кошки, а опасного посетителя прозевал.
-- А вот мне! Мне его видеть было необязательно. Я ведь как послушаю…
Кошка вдруг насторожилась.
-- Там! Слышишь? Да вот же, вот! Кто-то шуршит и отдувается.
Повар оглянулся. Дверь в кладовку была, как всегда, закрыта на задвинутую щеколду. Ерунда! Нельзя же спрятаться в кладовке и запереться снаружи.
-- Наверное, мыши.
-- Мыши!? – встопорщила усы Мила. – Это ты мне говоришь? Мне ли не знать, как шебуршат мыши! Ни у кого нет столько мышей, как у моего хозяина.
-- А кстати, - Балуолю не хотелось вставать, и он поневоле увел разговор в сторону, - как поживает почтенный Гельзин Касс? На здоровье не жалуется?
-- А когда он на него не жаловался! – фыркнула кошка. – Может быть десять лет назад? Но извини! Я еще не такая старая.
Мила тоненько захихикала, и Балуоль тоже раскатился добродушным хохотком.
-- Что верно, то верно. И десять, и двадцать лет назад не было у нас в городе большего ворчуна. Чуть что, «вот брошу всё и вернусь домой, что, думаете, Гингему испугаюсь?» Гингемы уж нет давным-давно, а наш Гельзин всё собирается. Кафтан-то свой ещё не выкинул?
-- Какой? Голубенький? – хихикнула кошка. – Он это старьё иногда даже надевает.
-- Старьё! – вздохнул Балуоль. – Видела бы ты, как он тогда сверкал и переливался. Я был еще совсем мальчишка, но помню. Одни бубенчики чего стоили. Мы ведь в то время еще и очков не носили… Заявился к Гудвину важный, надутый. Но Гудвина-то так просто не напугаешь! Подумаешь, злая волшебница, он тоже был – будь здоров!
-- Как хочешь, а там кто-то есть, - перебила повара Мила. Да он и сам уже насторожился, вспомнив, кстати, про своё недавнее недоумение. Здесь на столике стояла целая миска орехового крема. К завтраку наготовили лишнего, она не понадобилась, и он впопыхах приткнул ее у краешка. Помнится, рядом еще лежали два вчерашних пирога и они тоже пропали. Балуоль решил сначала, что это шалости поварят, а сейчас сообразил – вернулся-то он от Правителя первым. Эти сорванцы затеяли возню на большой лестнице и от его окрика сбежали во двор.
Повар встал, прихватил на всякий случай половник на длинной ручке, и осторожно приоткрыл дверь кладовки. Там было темновато, но всё равно, все углы и заставленные полки легко было окинуть одним взглядом. Мила мягко скользнула вокруг ноги Балуоля и тоже заглянула, настороженно поводя усами. Но тут же обиженно отошла, действительно, спрятаться в такой маленькой каморке было негде.
Балуоль хмыкнул и осекся. А потом осторожно взял с полки миску, разрисованную зелеными листочками. Да, это та самая мисочка, из-под пропавшего крема. Но она почему-то пуста, и совершенно чистая. Кто-то ее уже вымыл. А может быть вылизал? Тщательно закрыв кладовку, Балуоль решил пока ничего не говорить любопытной кошке, но в неясной тревоге запер дверцу на замок.
-- Ну что, положить еще чего-нибудь?
-- Нет уж, я к себе. Добегу до нашего Ювелирного, пока не жарко,
Мила быстро выбралась через открытое окно и только хвостом махнула. Балуоль повздыхал, тронул замок на кладовке. Пора было идти на кухню, заниматься обедом.
Горничная Флита торопливо шла по коридору в сторону кухни. В руках у нее был поднос с использованной посудой. Правитель вызвал на совещание Фараманта и Дина Гиора, до их прихода в тронном зале следовало навести полный порядок. Потому Флита и спешила. И вдруг прямо из стены высунулась рука с растопыренными пальцами, преградившая ей дорогу.
Служанка охнула, посуда на ее подносе мелко задребезжала. Эта рука была неестественно большая, просто огромная и пугала, хоть и не двигалась. Четыре пальца ее неожиданно сжались в кулак, а большой остался торчать вверх. Потом большой прижался к кулаку, выпрямился указательный. И снова все пальцы медленно разжались. Флита, приоткрыв рот, как завороженная, следила за этими превращениями.
-- Стой на месте, женщина! – произнес противный гнусавый голос, и рука опять втянулась в стену. Зато тут же, чуть дальше, заколебалась портьера, свисающая до самого пола. А на стене не осталось ни царапинки.
-- Ты знаешь, кто такой Гельзин Касс?! – проныл тот же голос из-за портьеры. Флита опешила, она ждала чего угодно, только не такого нелепого вопроса.
-- Старик один. Он служил раньше во дворце. Еще у Гудвина, - еле слышно ответила она.
-- Ты бывала у него в Ювелирном?
-- У него?! – еще больше удивилась Флита. – Ну да, он, кажется, там и живет, в Ювелирном переулке. Нет, никогда! – спохватилась испуганная служанка.
-- Не лги! Ты же знаешь, где Ювелирный переулок?
-- Конечно. От дворца с площади направо, второй перекрёсток.
-- Знаешь! – обрадовался мерзкий голос. – Так запомни, женщина. Больше не смей появляться у Гельзина Касса! И даже имя его произносить не вздумай.
-- Хорошо, хорошо! – заторопилась согласиться Флита. – Я и не была-то у него никогда, - всё-таки добавила она.
Портьера молчала. Служанка осторожно сделала шаг, еще один, прошмыгнула мимо жуткой портьеры и не выдержала, оглянулась. С этого края коридора было хорошо видно, что за свисающей до пола тканью совершенно пусто. Флита даже зажмурилась.
Потом на цыпочках прокралась до самой кухонной двери, и только заскочив за нее и прихлопнув, перевела дух.
-- Ой! Как же я теперь ходить-то буду по этому коридору? Подумать только. Вот и говорите, что с отлётом Гудвина у нас в городе не осталось ничего чудесного.
Поздним вечером того же дня Сэм был уже возле дома Гельзина Касса. Он бы ни за что не стал пугать Флиту, рискуя разоблачением, если бы не пришел в полное отчаяние. Еще ночью подвал дворца был им обследован от края до края. Собственно, там и обследовать было нечего: на самой глубине сплошное захламленное подземелье без всяких комнаток, перегородок и потайных дверок. Только массивные стойки и ободранные колонны. Судя по брошенным обрезкам жести, верстакам, кучам мусора - в подвале прежде были мастерские. Чуть выше – несколько комнатушек, вроде тех, в которой разместили сплоховавшего Дика. И нет среди них ни одной, подходящей к такому гордому имени как Сокровищница.
Или Страшила Мудрый хранил свои драгоценности не в подвалах дворца, а в другом месте, или он вообще их нигде не хранил. Зачем, в общем-то, они ему нужны, этому Мэру с захолустного огорода? Но не всегда же этим великолепным дворцом владел какой-то Страшила. Ведь у Гудвина наверняка были и казна и другие богатства. Не мог он не иметь ничего, кроме того камня, который сейчас упокоился в рюкзаке Дика. Если бы это было так, зачем они вообще сюда притащились?
Но изумруды есть! Они на стенах, на башнях, и никогда не бывает так, чтобы после стройки совсем ничего не оставалось. Подслушанный разговор Балуоля и кошки навел Сэма на мысль, что старый Гельзин Касс, который имел дела с самим Гудвином, может многое помнить. Он-то и подскажет, где искать сокровища!


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 1660
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 8

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms21::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.12.12 01:10. Заголовок: Глава 26. Загадка зе..


Глава 26. Загадка зеленого камня

Сэм терпеливо дождался, пока кошка с белыми отметинами на кончиках лап не вышмыгнула из дома старика Касса. Ему были не нужны лишние свидетели. А вот теперь можно заходить! Хозяин здесь, в одном из окошек теплится огонек.
Он вошел без стука, спокойно и уверенно.
-- Здравствуй, Гельзин Касс. Надеюсь, ты еще не забыл Великого Гудвина.
Старик, сидящий на скамеечке у очага, заморгал глазами, пытаясь разглядеть невиданного гостя.
-- Ты из-за гор? Тебя послал Гудвин!?
-- Можешь не сомневаться, - кивнул Сэм и приподнял левый рукав так, чтобы был виден серебряный браслет с рубиновой звёздочкой.
-- Как, - ахнул Гельвин Касс, - у тебя обруч Бастинды? Разве Гудвин сумел всё-таки его раздобыть?
-- Я не знаю, как он его раздобыл, - чуточку смутился Сэм. – Но по крайней мере, я понял, что ты эту штуковину уже видел. Только каким образом? Ты же ведь подданный Гингемы! Говорят, общался с нею не раз. Служил что ли там, при пещере?
-- Я не Урфин! – гордо возразил старик. – И не служил колдунье. Просто, как все, выполнял ее приказания.
-- Ну-ка, ну-ка! – Сэм придвинул какой-то пыльный сундучок и сел напротив Касса. – Как это можно, выполнять приказания, но не служить? Путаешь ты что-то, старина.
-- Пока не объявился Джюс, каждые сорок дней старосты ближайших деревень подходили к пещере волшебницы. И Гингема сама говорила, что ей от Жевунов нужно. А позже эти приказания стал разносить уже Урфин Джюс. Самозванец и выскочка!
-- А ты не выскочка?! Вот и жил бы в своей деревне. Нет, понесло тебя в город.
-- Какой город! – насмешливо хмыкнул Гельзин Касс. – Здесь тогда стояли одни сараи и недостроенная стена. А стоило Гудвину услышать, что я от самой Гингемы, он вообще хотел сбежать, куда глаза глядят. Его и так уже напугал Стум Нарес, когда остановился здесь на денек.
-- На денек? А куда он шел?
-- Посмотри на свою руку. У него на руке было то же самое.
-- Так он шел от Бастинды?
-- Наоборот, к Бастинде. Ты что, не слыхал про Нареса? Это был наш староста, а я – его помощник. Не знаю, что теперь стало с нашей деревней. Наверное, ничего хорошего. Но не мог же он ослушаться Гингему. Да и я тоже.
Сэм покрутил головой, кажется, разговор уходил всё дальше от темы, которая его интересовала. Надо было сворачивать в нужную сторону.
-- Ваш Нарес тоже остался в Изумрудном городе?
Старик быстро глянул на Сэма, отвернулся, уставился на огонь.
-- Он… был… убит, - медленно выговорил Касс. – Как и все остальные ближайшие советники Гудвина. Четверо из пяти. Из этого похода вообще мало кто вернулся. Я уцелел, потому что остался в Городе. Хотя, если бы с ними пошел я, возможно из похода не вернулся бы Гудвин…
И он засмеялся, как закашлялся.
-- Ты хотел убить Гудвина!? – не поверил Сэм.
Старик презрительно сморщился:
-- Передай Великому и Ужасному, что он выбрал себе очень бестолкового посланника. И заодно скажи, пусть ищет в другом месте. Нет у меня его зеленого камня.
-- Зеленого камня? – не поверил Сэм. – У тебя?
-- А у кого же? - самодовольно удивился Гельзин Касс. – Он доверял его хранение только мне, ведь только я знал о его существовании. Если, конечно, не считать Гингемы. Ну и может быть Бастинды, если Нарес рассказал ей… А в общем, я не слышал и не знаю, что приказывала Гингема Наресу, - быстро закончил бывший помощник старосты.
-- Да с чего ты взял, что Гудвину вдруг понадобился этот зеленый камень?
Сэму уже не сиделось на месте. Где-то там, на берегу, в кустах валяются их рюкзаки. И в одном из них камень, которому, оказывается, цены нет. Но ведь их имущество давно мог распотрошить любой любопытный!
Одно утешает, на дворе уже ночь. А, судя по всему, в этой стране не принято шататься по ночам. Если рюкзаки еще целы… Кажется, старый пройдоха что-то говорит?
-- За чем еще может Великий и Ужасный Гудвин отправить посланника, если он завладел Обручем Бастинды? Это даже интересно. Я слушаю внимательно.
-- Что слушаешь? – удивился Сэм, уже совсем сбитый с толку. Он хотел поправить свои давно нечесаные рыжие волосы и только взъерошил их.
-- Как что? Приказания Гудвина, те слова, которые он велел передать мне. Послал же он тебя для чего-то через пустыню и горы. Ведь Гудвин живёт за горами?
-- За горами, - машинально подтвердил Сэм, пытаясь собраться с мыслями.
-- Я так и думал, что не на Солнце. Хотя ты, с твоими волосами, мог бы сказать, что спустился прямо оттуда.
Лицо парня вспыхнуло от возмущения. Этот человечек еще над ним и потешается! Похоже, его можно спрашивать прямо, без извинений.
-- Гудвин приказал узнать, давно ли ты был во дворце. Он очень беспокоится за свой потайной запас изумрудов.
-- Потайной запас? Ах, вот оно что! Очень ловко. Среди изумрудов на волшебный камень никто не обратит внимания. Верно? Не хитри! Наверняка, он приказал не просто проверить камни, но и принести их с собой. Ведь ты же не догадываешься, что ему нужны не изумруды. Конечно! Иначе бы Великий Гудвин не отпустил тебя с Серебряным Обручем.
Сэм сидел оглушенный, а Гельзин Касс, взбудораженный воспоминаниями и собственными догадками, тряс руками и нервно двигал челюстью.
-- Почему же Гудвин сам не сказал тебе, где находится его тайник?
-- Он сказал, но … , - Сэм запнулся, не зная, что бы такое выдумать, поправдоподобнее.
-- Но там ничего нет! – торжественно закончил за него Касс.
Искатель сокровищ окончательно сбился с толку. Как понимать старого хитреца? Догадка это или уверенность. Знает он, куда исчез клад Гудвина, или просто заключил это по растерянному, убитому виду самого Сэма. Но одно хорошо! Тайник был, и может быть есть даже и сейчас. Только вот этот проклятый старикашка теперь уже ни за что не проговорится, где искать эти изумруды.
А проклятый старикашка не унимался:
-- Гудвин догадывался, что его запасы могут украсть, и на всякий случай указал тебе на меня. Но он ошибся, спроси у кого угодно, в последний раз я был в Изумрудном дворце еще при нём, Великом и Ужасном. И советник его, тот пятый, из подземных рудокопов, который собственно и камни доставлял и тайник устроил, забыл, как же его звали… Короче, он тоже не брал, да его уже и в живых-то нет. А больше никто не знал, где, в каком закоулке, прячет Гудвин свои изумруды.
-- И куда же они могли деться? – ехидно прищурясь спросил Сэм. Ему вдруг пришло в голову, что если клад Гудвина выгреб Касс, то это очень хорошо. Изумруды здесь, в его доме! А найти их, владея Серебряным Браслетом – пустяк. Не дворец обшаривать!
-- Думаю, их нашел Урфин Джюс! Он очень хотел иметь много-много изумрудов и золота. А потом, - Гельзин Касс даже расплылся в довольной улыбке, - вернулся Страшила и приказал развесить все зеленые камешки обратно на башни. Ведь Мудрый Правитель ни о чём не догадывался! Думаешь, кто-то разбирал, куда какой камень вешать? И остается тебе одно – перебрать по одному все изумруды со всех шпилей и башен! Где-то, на одной из них, висит ваш заветный камушек.
-- И чему ты радуешься? – не понял Сэм.
-- Тому, что одним злым волшебством у нас в стране будет меньше! – торжественно ответил старик. – Мы с Наресом сразу догадались, зачем Гингема посылает камень Гудвину и обруч Бастинде. Она хотела их поссорить, и ей это удалось. В конце концов Гудвин уничтожил Бастинду. Но мы - простые люди, и должны этому радоваться. А больше всех я!
-- А уж ты здесь при чем! – фыркнул Сэм.
-- Этого не знает даже Гудвин, - похвалился Касс. – Теперь уж, так и быть, скажу. Гингема приказала предупредить Гудвина, чтобы он никогда не расставался с ее Зеленым Камнем, и тогда он одолеет всех врагов. Но Гингема не могла никому желать добра! И я решил, будь что будет, смолчу. Гудвин видимо тоже опасался подарка Гингемы, он даже не взял его в руки и попросил меня подержать его пока у себя. Как я догадался, пока он не одолеет Бастинду и не отберет у нее Обруч. Но в поход он пошел без Зеленого Камня, и Бастинда уничтожила его войско. А что бы было, если бы Гудвин завладел и Обручем и Камнем?
-- И что бы было? – осторожно спросил Сэм.
-- Нарес говорил как-то, что тот, кто владеет сразу двумя этими предметами, может выпустить наружу какое-то огромное колдовство. Такое, какое не решалась применить и сама Гингема.
Собеседники смолкли. Гельзин Касс, устав от длинных разговоров, откровенно дремал, Сэм пытался разобраться во всём услышанном.
-- И всё-таки я не понял! – воскликнул он. – Гудвин забрал, наконец, у тебя камень?
Старик вздрогнул.
-- Наверное. Я жил во дворце, камень лежал в моей комнате в шкафчике. Потом он исчез. Кто мог забрать его кроме Гудвина? Больше-то он никому не нужен, ведь это даже не изумруд…
Спустя два часа, Сэм перерыл рюкзак Дика до последней складочки. Камня не было. Рюкзаки лежали на прежнем месте, но теперь искатель изумрудов сомневался, в таком ли положении оставили они вещи, когда уходили. Ведь в тот момент он не придавал этому никакого значения. Но возможно, что Дик просто захватил камешек с собой, и сейчас он находится у него.

Глава 27.

Огромные развалины старинного замка уже давно не пугали Энни ни своим причудливым видом, ни своим безмолвием.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 2081
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 11

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms21::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.04.13 17:34. Заголовок: Глава 27. Жилище вол..


Глава 27. Жилище волшебника

Огромные развалины старинного замка уже давно не пугали Энни ни своим причудливым видом, ни своим безмолвием. Безмолвие когда-то просто обрушилось на ее голову, когда девочка, дрожа от любопытства, в первый раз перебралась через завал фиолетовых глыб, перегородивших главный вход. Въехать сюда на Цезаре было невозможно, он остался снаружи, у подножия уцелевшей башни.
Сверху над головой безмятежно голубело небо. А остальной мир закрывали огромные, ввысь уходящие стены. Они же глушили все звуки недалёкого леса – пение птиц, шуршание деревьев, отголоски выкриков каких-то животных.
Этого мало, осторожные шаги Энни, казалось, не издавали ни шороха, ни скрипа. Не было гулкого эха, непременно подхватывающего даже слабый звук в любом ущелье или колодце. Здесь стены, наоборот, словно впитывали все звуки. Больше того, внутрь развалин древнего замка не проникал и ветер. И это было неспроста.
Энни так подумала, когда вдруг обратила внимание на вторую необъяснимую странность. Если не считать завала на входе, зеленоватый каменный пол замка был совершенно чист. Конечно, он слегка припылился, кое-где попадались отдельные веточки и камешки, но не больше. Казалось, эти пустые залы по-прежнему прикрывали потолок и крыша. А ведь и балки, и стропила давно обрушились. Но не могли же они обрушиться и рассыпаться в пыль! Тем не менее, никаких крупных обломков от потолка или кровли внутри развалин замка не было. И с верхушек стен, которые местами сохранились разве что лишь до половины, сюда, в грандиозные пустые помещения, не свалился ни один кусочек.
Девочка невольно припомнила только что виденную ею картину. С наружной стороны замок выглядел совершенно иначе. К нему почти ниоткуда нельзя было подойти из-за сплошных каменных куч выше человеческого роста, в которых смешались огромные обломки всевозможной формы, глыбы и куски поменьше и просто остроугольный колючий щебень. Когда-то замок был возведен неизвестными строителями на весьма каменистой площадке. Настолько каменистой, что даже теперь, через многие годы, а может быть и века, все эти каменные россыпи почти совершенно не заросли не только деревьями, но даже травой и кустами. Отдельные чахлые стебельки совершенно не оживляли дикую картину и практически не добавляли живой зелени в мертвую расцветку развалин. На глыбах и обломках попадались серые, желтые разводы, но преобладал и всё подавлял густо-фиолетовый цвет. Сами уцелевшие стены, красновато-коричневые снаружи, выступали вверх из этого фиолетового месива, как обрывистый скалистый остров над сумеречным морем.
Внутри замка вид был веселее, стены казались выполненными из светлого мрамора. И только в трещинах проступал всё тот же фиолетовый оттенок.
Полная тишина, безупречные полы, как будто выметенные целой командой усердных уборщиков еще неделю назад, не оставляли сомнения – Энни попала в место, наделенное неведомой волшебной силой. На простые развалины этот брошенный замок не походил совершенно. Наверное, подумалось девочке, дождь сюда, и тот не попадает. И ни одна птица не осмелилась свить в замке своё гнездо, в то время как снаружи из трещин стен то и дело выпархивали стрижи и ласточки, в одном месте мелькнула большая пёстрая ящерица, а в темную пещерку над фундаментом башни, куда Энни успела заглянуть, битком набились летучие мыши. Здесь же - девочка уже внимательно огляделась вокруг - ни паучка, ни змейки, ни залетной бабочки.
Нет, в этом замке прежде могли обитать только волшебники или волшебницы, а может быть и сам Гуррикап, про которого рассказывала королева Рамина. Кстати, не позвать ли ее, не расспросить ли? Энни провела рукой по груди и сморщила носик. Свисток, вызывающий фею-мышку, девочка оставила дома. Она ведь спешила, не сомневалась, что ее никуда не отпустят, и уехала в чем есть с немногими припасами, случайно завалявшимися в седельной сумке Цезаря.
На мгновение Энни остановилась. Зачем она здесь, ведь ей нужно скакать в Изумрудный город к Страшиле. В добрый, прекрасный и уютный Изумрудный город. Как жалко, что и на этот раз ей не придётся погостить у друзей подольше. Ведь она же и саму Волшебную страну, если хорошо подумать, так и не посмотрела. Побывала в разных местах, но всё в спешке, бегом. А сколько еще осталось укромных, таинственных уголков! Вот и этот заброшенный замок, что она о нём знает? Увидела случайно с горы, проезжала мимо, заглянула посмотреть. Сейчас поглядит и поскачет дальше, так и не узнав, не скрывают ли эти развалины какой-нибудь удивительной тайны?
Третий по счету зал показался девочке совсем уж маленьким. К тому же он не был и пустым! В этом зале уцелел потолок. Находился он на невообразимой высоте, но превосходный небесный цвет его расцветки всё-таки не мог обмануть глаз. Этот потолок только на беглый взгляд не отличался от неба, и казалось, даже, что он светится. Но на самом деле свет в зал проникал только через широкий вход, а потолок освещал сам себя и ничего больше. Стены на высоте в сумраке выглядели почти черными, хотя ниже было видно, что они все разрисованы странными и удивительными деревьями, цветами и листьями. Энни с сомнением качнула головой и опустила глаза, постепенно привыкая к тусклому полусвету.
Вдоль противоположной стороны зала тянулся длинный каменный уступ, на котором могла разместиться бы, наверное, целая спортивная площадка. По всему этому уступу, буграми, то вздымаясь, то опадая было навалено что-то непонятное неопределенного серого цвета. То ли сугробы грязного снега, то ли пыльные барханы. Чуть выше на той же стене темнел отчетливый прямоугольник, как глубокая выбитая ниша. Если это действительно была ниша, то ее скорее следовало назвать пещерой. По крайней мере, дом родителей Энни в ней бы легко уместился.
Энни поглядела в другой угол зала. Три огромные как горы каменные глыбы розового цвета окружали четвёртую, вдвое превосходящую каждую из них по высоте и ширине. Глыбы эти, обтёсанные под грибовидную форму с плоскими гладкими верхушками, можно было бы назвать даже изящными, словно каменные вазы, если бы они не были так громадны. Хлынь вдруг сверху ливень, Энни легко бы укрылась под любой из них, как под нависающей каменной скалой. А уж под большой спряталось бы население целой деревеньки!
В один миг девочке всё стало ясно. Она попала в жилище великана. В этой комнате он отдыхал вон на той каменной лежанке, а это несомненно – его стол со стульями. Что-то там ещё наставлено на столе, таких же гигантских размеров, но что – разобрать трудно. Слишком уж высоко!
Ведь человеку обычного роста в великанской комнате делать совершенно нечего. Чтобы взобраться на табуретку, пришлось бы соорудить длиннющую приставную лестницу. А с табуретки на стол перебраться разве что по канату, если конечно сумеешь закинуть подходящий крюк. Да и зачем? Что могло быть на этом столе, уходящем в поднебесье? Огромные ложки и вилки? Чашка размером с бочку, и тарелка, просторная, как небольшой прудик?
Энни подумала, не убраться ли ей без хлопот из заброшенного жилища Гуррикапа, … и пошла в сторону лежанки. Всё-таки это сооружение было пониже. Легче вскарабкаться, не так страшно сорваться вниз. А если поглядеть с лежанки, или даже из стенной ниши, не удастся ли разобрать, что там всё-таки такое лежит на столе. Может это вовсе и не посуда, а книга, старинный свиток с заклинаниями? Или таинственный волшебный талисман, о котором в стране Гудвина никто не слыхал ни словечка. Жилище волшебника не запустелая ферма! Здесь много чего может быть.
Ближе к углу лежанки сверху вниз, прямо до пола сбегал как будто край какого-то огромного очень толстого полотна. Наверное, свесилось одеяло или сполз матрац. Энни подошла поближе, ткнула пальцем. Потом рукой, так как с первого раза в это трудно было поверить – постель великана оказалась каменной! Не жесткой, как камень, а твердым, блестящим, холодным камнем. Такого просто не могло быть. Или одеяло волшебника окаменело уже потом? Но сколько же тысяч лет должно для этого пройти? Впрочем, теперь взобраться наверх было не труднее, чем взойти по шершавому горному склону. Девочка, выбирая удобное место, обошла одну каменную складку, другую… Что такое? Прямо перед ней на полу лежала связка огромных ключей, каждый из которых вдвое больше человеческого роста.
Если есть ключи, значит, есть и запертые замки, подумала Энни. И запирал великан именно то, что не должно было попасть в чужие руки! Вот было бы интересно. Наверное, всё по-прежнему лежит на месте. Кто же из местных жителей управится с ключами, из которых любой вроде тяжелого шатуна паровой машины, способной сдвинуть с места целый пароход. Энни быстро сделала шаг, потом остановилась и огорченно хмыкнула. Она-то на что надеется, она ведь тоже не фея? Нет, лучше оставить эту связку в покое. И тут девочка заметила, что одного ключа явно не хватает. В сторону отведено свободное раскрытое колечко. Выходит, в развалинах всё-таки успели побывать люди. И не просто люди, а такие, что смогли отстегнуть и унести один из ключей. Почему же они бросили остальные? Надо думать, они знали, что делали.
От подобных мыслей Энни стало очень неуютно. Она почувствовала, как стоит совершенно одна в полной непроницаемой тишине среди огромного зала. Сразу захотелось поскорее выйти туда, где виден лес, небо, горы и вообще всё, что дорого любому человеку. Девочка попятилась, осторожно огляделась и пошла к огромным дверям, за которыми располагались предыдущие залы. В них сразу стало легче. Над головой открылось настоящее небо, по которому даже плыли какие-то легкие облака.
«Ну, вот и хорошо! – сразу подумалось Энни. – На самом деле, пора ехать к Страшиле в Изумрудный город». А потом? Действительно, ведь это же будет здорово! Она вернётся сюда, к развалинам заброшенного замка вместе с друзьями. Пригласит с собой Страшилу, Льва, Железного Дровосека. Дровосек сумеет управиться с исполинскими ключами. А если нет – Лев созовет много зверей. Сильных быков и медведей, ловких обезьян. Да и Страшила тоже чего-нибудь придумает. Вместе они обязательно вскроют все тайники волшебника!
С этими радостными мыслями Энни дошла до фиолетового завала на выходе из замка. Осталось перебраться по тяжелым глыбам и снова вскочить в седло Цезаря. Вон он, верный механический мул, крутит во все стороны головой. Заждался свою хозяйку.
И тут вдруг не стало: ни Цезаря, ни отдаленного леса, ни облаков в небе. Неизвестно откуда, перед самым носом исследовательницы, прямо из воздуха возникла преграда. Огромная серая дверь перекрыла весь входной проём непроницаемой завесой. Но это не была просто завеса! Ткнув рукой, а потом и ногой, Энни убедилась – дверь настоящая, кованого железа, и сдвинуть ее всё равно, что стену. Девочка чуть-чуть опомнилась и огляделась вокруг с еще большим удивлением. Под ее ногами не было завала из глыб, а тот же ровный гладкий пол, что и во всём замке. Сам зал преобразился: стены посвежели, исчезли трещины, а небо закрыл потолок. Очень красивый потолок темно-синего цвета с россыпями звёзд и неподвижной луной. В стенах, на недоступной высоте вместо проломов поблескивали огромные окна, за которыми было по-прежнему светло. Но не окна давали освещение залу. Он весь трепетал в неизвестно откуда струящихся приятных золотистых бликах.
Почему-то, глядя на такую красоту, Энни ни капельки не испугалась. В замке по-прежнему не разносилось ни звука, а это значило, что он всё так же пуст и заброшен. Дверь не выпускает путешественницу, но выбрались же наружу люди, побывавшие здесь до Энни. Она легонько отступила всего на один шаг.
Разом исчезли и дверь, и потолок. Девочка опять стояла на фиолетовой глыбе, разглядывая верхние изломанные края полуразрушенных стен. Шаг вперед и вернулась та же картина. Энни поняла – выхода ей здесь из замка нет, и не будет. Волшебство таинственного могучего хозяина надолго задержит ее в гостях. По крайней мере, до тех пор, пока она не придумает способ выбраться. Надолго, но всё-таки не навсегда, уж в этом Энни была уверена. Также как и в том, что гибель от голода и жажды ей не грозит. Волшебную страну создавал добрый волшебник.
Одно ее сейчас заботило: как предупредить об опасности своих друзей? Подумав, девочка подозвала Цезаря. Серый мул, по счастью способный в этом чудесном краю и слышать, и передвигаться без седока, с трудом поднялся по камням. Но за шаг до себя Энни остановила скакуна. Кто знает, не попадет ли и Цезарь в ловушку? Осторожно вытянув руку, девочка вытащила из сумки бумагу и написала записку Страшиле. О том, что она теперь узница заброшенного замка, Энни умолчала. Иначе ее соломенный друг, вместо того, чтобы готовить встречу незваным гостям, кинется к ней на выручку. Нет уж, с тайнами этого замка она как-нибудь управится сама.

Глава 28. Разоблачение

Леса лисьего королевства пересекали узкие звериные тропы. Они переплетались, извивались, то и дело ныряли под кроны деревьев. Путникам постоянно приходилось сгибаться до самой гривы мулов, а иногда и спрыгивать на землю. Бобби ругался громким шепотом, Тим сердито помалкивал и только на больших полянах вытягивал шею, пытаясь разглядеть, далеко ли горы.
-- Ничего, - утешил он себя и спутника после трех часов кружения по сплошному густому лесу. – Проедем к Лисограду, там тропа широкая. А дальше плантации, можно будет спокойно скакать до самой Голубой страны.
-- И к королю заезжать не будем? – поинтересовался Бобби.
Тим не ответил, лишь слегка скривился, зато Артошка не утерпел.
-- А что, давай заедем! Может быть, на этот раз я задам ему хорошую трёпку? Ты же, Тим, не будешь лебезить перед этим лисом, как Энни.
-- Не болтай глупости, - отмахнулся Тим. – Тонконюх – отличный король и наш друг. Не знаю, чем он тебе не нравится.
-- Вон ты как заговорил! – насмешливо тявкнул Артошка. – Зря стараешься, второго Серебряного Обруча он тебе всё равно не подарит.
-- Чего-чего не подарит? – не понял Бобби.
-- Обруча, - ответил Тим, быстрыми жестами пояснив свои слова. Он провел пальцами с двух сторон вокруг своей головы и ткнул себя в лоб, как будто нажал звёздочку.
-- Ах, волшебного! – выпалил Боб, в блеснувших глазах его легкой улыбкой мелькнула долгожданная догадка.
-- Конечно, - снисходительно подтвердил Артошка. - Нажал, и тебя не видно.
-- На красную звёздочку? Так, значит это не браслет, а обруч!!
Тим одним рывком развернул Ганнибала и перегородил дорогу Цезарю. Серый мул попятился, а Ганнибал, ничего не понимая, но повинуясь руке Тима, продолжал теснить его прямо на густые вековые ели.
-- Так это ты!? Ты, ворюга!? А что же болтал? Заблудился в пустыне, чуть не прилип к черному столбу, отлежался в горах, прошел через ущелье… - передразнил слова Боба Тим. – Давай сюда Серебряный Обруч!
-- Какой обруч, откуда? – попробовал увильнуть Бобби.
-- Это не он, Тим! – опять вмешался Артошка. - Тот был рыжий, как ваш петух. И глаза кошачьи.
-- Рыжий? Кто этот рыжий? Дик, с которым ты обменялся курткой? Который, кажется, отстал еще в пустыне?
Бобби, стиснув зубы, молча смотрел на Тима злыми глазами.
-- Молчишь? Цезарь, на дыбы!
Серый мул моргнул в полном недоумении, так как впервые слышал такую команду. Зато Артошка повернул в сумке голову и оскалил зубы. Бобби поспешно спешился. Он прислонился спиной к дереву и сжал кулаки.
-- Не надо, Арто, - сказал Тим, также вылезая из седла. – Я сейчас сам с ним разберусь. И за Обруч, и за Энни. Давно я хотел до него добраться.
-- При чём здесь твоя Энни!? – выкрикнул Боб. – Она сама Сэму всё выболтала. А я вообще был в это время в другом месте. У Гудвина!
Тим замер на полушаге.
-- Ты знаешь волшебника Гудвина?
-- Какой он волшебник, - с обидой процедил Бобби. – Трепач и хвастун. Я с ним говорил, как с приличным человеком, а он, вместо изумруда…
С остервенением обиженного мальчика он ткнулся рукой в карман, но что-то ему мешало. Тогда Боб с треском вырвал зацепившуюся золотую ложку и отшвырнул ее в сторону. Снова попытался добраться до дна глубокого кармана…
И тут вдруг Артошка оглушительно залаял, задергался, силясь выбраться из сумки. Тим вздрогнул и поневоле оглянулся, Бобби открыл рот. Они увидели на тропинке сразу пятерых лисиц. Две черно-бурых и две рыжих стояли, как и положено лисицам, а впереди их, на задних лапах, важно замер матерый рыжий лис. На отчаянный лай пёсика он даже не повёл ухом. Тим махнул рукой, и Артошка умолк.
-- Дорогие путешественники, наш король Тонконюх приветствует вас в своих владениях. Он желает знать, не требуется ли вам помощь его величества.
-- Да, конечно, - постепенно остывая ответил Тим, - мы тоже очень рады. Тоже хотелось бы, как это сказать, засвидетельствовать со своей стороны… Короче, огромный привет его величеству, в другой раз мы заедем, а сейчас, простите, торопимся.
-- В страну Жевунов? – любезно наклонил голову важный лис. – В таком случае, нам остается выразить глубокое сожаление и пожелать вам счастливой дороги.
-- Показал бы ее только кто-нибудь, счастливую дорогу, - подал голос Бобби и сразу смолк под косым взглядом Тима.
-- Нет ничего проще, - сразу отозвался посланец короля. – Остроглаз! Это один из наших лучших охотников, после его величества. Выведешь дорогих гостей самой хорошей дорогой!
Один из черно-бурых махнул хвостом, трое других членов свиты попятились в сторону от тропинки. Рыжий лис кивнул и торжественно поднял правую переднюю лапу. Юным путешественникам осталось только усесться в седла мулов. Мохнатый проводник неторопливо выбежал вперед, то и дело оглядываясь. Оба мула поскакали следом. Остроглаз вел Тима и Бобби одному ему ведомыми тропами, таким хитрым путем, что они не увидели уже ни Лисограда, ни плантаций кроличьих деревьев. Тропа была ничем не лучше прежних, пройденных ребятами, но довольно скоро вывела на открытую опушку.
-- Вам туда, - двинул Остроглаз узким носом и, не говоря больше ни слова, бесшумно исчез в чаще.
Тим сразу признал – перед ними была страна Жевунов, и объявил привал. За нехитрым обедом Бобби без всякого понукания рассказал про свой визит в лавочку Гудвина, планы Дика, коротко описал, как проходило путешествие вплоть до последней ночевки у жгучего болота.
--Что же ты сразу обо всём не рассказал? – проговорил Тим задумчиво. – Они ведь, наверное, ищут тебя под каждой кочкой.
-- Может быть, и искали, – согласился Бобби. – Но ты не знаешь Дика. Он бы тогда назвал меня предателем.
-- Да?! – иронически сощурился Тим. – Зачем же ты теперь распустил язык?
-- Теперь мы далеко. И мы… ты! Уже не сумеешь ни помочь им, ни помешать.
-- Ах, вот ты о чём! Думаешь, я помчался бы не на помощь твоим дружкам, а в Изумрудный город? Зря так беспокоился, Страшила давно уже обо всём предупреждён.
--Как? Когда?
Тим только иронически двинул бровями, дескать, в Волшебной стране свои секреты. Бобби сердито насупился.
-- Ты же видел, даже Виллина о вас знает. Что же тебе еще!? Ничего у них не получится, тут уж не сомневайся. Я боюсь, не сгинули бы они вообще в том болоте.
Боб уверенно повертел головой.
-- Говорю, ты плохо их знаешь, Тим О Келли! Они бывали и не в таких переделках. А это болото не самое опасное место. Я ведь проскочил через него совершенно свободно.
Тим пожал плечами. Может быть и так. Только видел бы ты себя со стороны, когда стоял с протянутой рукой у дороги.
-- Как хочешь, я тебя уговаривать не собираюсь. Сейчас доберемся до дороги из желтого кирпича, и ступай себе в Изумрудный город. Не заблудишься до самого парома. А где-нибудь возле него и дружков своих отыщешь. Вообще не пойму, что ты за мной увязался.
Бобби хитро хмыкнул:
-- Ты, Тим, какой-то непонятливый! Забыл разве, что сказала волшебница. Сам знаешь, с волшебниками в Волшебной стране лучше не спорить.
-- Значит, ты со мной, к замку? Но имей в виду, я теперь глаз с тебя не спущу.
-- Так что, лучше не надейся! – многозначительно и загадочно заключил Артошка.

Глава 29.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Вождь арзаков




Пост N: 451
Зарегистрирован: 02.05.14
Откуда: Кострома
Рейтинг: 10
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.08.14 18:08. Заголовок: Замечательный фанфик..


Замечательный фанфик, просто здоровский!!! Очень и интересно и талантливо написано. Автору огромное спасибо за доставленное удовольствие и самых наилучших пожеланий в дальнейшем творчестве.

Пойми, кто ты есть, и не изменяй себе Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 2528
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 15

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms21::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.08.14 17:22. Заголовок: Ильсор, спасибо боль..


Ильсор, спасибо большое за добрые слова!
А за то, что прочли - тем более спасибо. У альтернативок обычно судьба незавидная.

Не в тему: Похоже, нужно всё-таки завершить эту повестушку. Хоть у меня и другие планы, но как-нибудь, в перерывах. Если честно, самого тяготят незаконченные вещи.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 70 , стр: 1 2 3 4 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- дома
- никого нет дома
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 2786
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Мир Волкова Изумрудная страна Заколдованное королевство - Tin Man Хроники Изумрудного города и его окрестностей Изумрудный город Миры Изумрудного города Изумрудная страна|Магвайр,Баум,Сухинов,Волков Типичный Урфин Джюс *NO SLASH!* Tin Man | «Заколдованное королевство» Друзья Изумрудного города