Главная сайт Изумрудный город Правила Форума Выберите аватару Виртуальный клуб Изумрудный город

В издательстве «Шико-Севастополь» вышел восьмитомник серии «СОБЕРИ РАДУГУ» Ю.Н. Кузнецова. Твёрдый цветной переплёт, прошитый чёрно-белый блок, 400 иллюстраций О. Бороздиной, И. Буньковой, В. Коновалова, D. Anfuso.
Цена 200 руб. за том.

Заказать у автора: e-mail | vkontakte | facebook

 
Даниил Алексеев «Приключения Оли и Пирата»
Образцом при написании и оформлении были книги А. М. Волкова. Девочка Оля похожа на Элли и Энни Смит, а также Алису Селезнёву, только она наша соотечественница и современница. В истории «Серебряные башмачки» тайный враг подсунул Оле туфельки Гингемы. Девочка решила поиграть в Элли... и оказалась в Голубой стране. Там она встретит Виллину, Кагги-Карр, Элли, Тотошку, побывает в пещере Гингемы и столкнётся с Урфином Джюсом и филином Гуамоко.
Цена 500 руб.
(включая стоимость пересылки)

Заказать у автора: e-mail



АвторСообщение
Великан из-за гор




Пост N: 1816
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 3

Награды: :ms13::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.05.10 04:51. Заголовок: Конкистадоры (фанфик Саля)


По поручению Саля, временно лишённого нормального доступа к интернету, выкладываю первые главы его фанфика "Конкистадоры".

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 70 , стр: 1 2 3 4 All [только новые]


Великан из-за гор




Пост N: 1817
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 3

Награды: :ms13::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.05.10 04:52. Заголовок: Конкистадоры (Тайн..



Конкистадоры
(Тайна заброшенного замка)


Гл.1 Бакалейная лавка

Несмотря на полное отсутствие покупателей, бакалейная лавочка еще стояла открытой. Наверное продавец, он же и хозяин скромного заведения, просто задремал за прилавком. Присев на табуреточку, сцепив на сытом животике пальцы, почтенный бакалейщик время от времени встряхивал лысеющей головой и слегка приподнимал тяжелые веки.
Боб вошел уверенно, не вразвалочку, а четкой деловой походкой, как будто действительно собирался что-то покупать. И долларов на двадцать, никак не меньше. Скрип двери сразу всколыхнул старика. Он привскочил, поправляя выбившуюся из-за пояса рубашку.
Рубашка давно выцвела, но на ней еще угадывалась крупная клетка прежнего рисунка, разумеется, зеленого оттенка. Весь городок знал о болезненном пристрастии старого хрыча Джеймса к зеленому цвету, а также нелюбви к голубому и острой неприязни к фиолетовому. Покупательнице в фиолетовом платье лучше было вообще не заходить в его невзрачную лавчонку под зеленой вывеской с тускло-салатовыми ставнями. Ее встретил бы крайне нелюбезный прием, несмотря на то, что дела хозяина шли без сколько-нибудь заметного коммерческого успеха.
--Добрый вечер, мистер Джеймс! – вежливо поприветствовал продавца Боб. Тот кивнул неторопливо и зевнул. Но парень больше ничего не сказал, а только замер, уставившись на полки с товаром. Бакалейщик равнодушно наблюдал за Бобом, но все-таки не выдержал первым.
--Здесь ничего не прибавилось, Бобби. Как стояло третьего дня, так и есть. Говори лучше сразу, резинку тебе или кукурузы.
--А может быть табачку!? – сказал Боб, стараясь втиснуть в ответ побольше развязности.
--Выбирай, - лениво повел рукой старый Джеймс, - все сорта перед тобой.
--А вы бы какой выбрали?
--Я? – изумился мистер Джеймс. Потом хихикнул:
--Конечно, самый дорогой, молодой человек. Любимый табак нашего судьи и мистера Хадкинса. Осилите пачечку? Или придете, когда поднакопите денежек?
Боб громко и весело расхохотался, давая понять, что шутка хозяина ему очень понравилась. Старик вторил ему тоненьким смешком, но неожиданно замолчал.
--Нет, Бобби, меня теперь не прельстит даже королевский табак. К тому же я давным-давно отвык от этой забавы. А ведь было время… Да было! Случались в моей жизни моменты, когда за связку листового табаку я легко отдал бы полную пригоршню драгоценностей!
У Боба от удачи перехватило дух, однако он старательно изобразил непонимание.
--А, это когда вы в цирке! Курить опасно, собьешь дыхание, полетишь куда-нибудь с каната. И от волнения так и тянет затянуться.
Бакалейщик фыркнул, покрутил головой.
--Ох и трепачи, боже всемогущий! Цирк, канаты! Запомни - Джеймс Гудвин никогда не был канатоходцем. Очень надо. Болтаться под самым куполом на потеху публике! Я был иллюзионистом. Очень хорошим иллюзионистом. Только кто это понимал? Всем подавай дешевые броские трюки. Разве это иллюзия?! Настоящая иллюзия – искусство. Это - как чудо, которое ты умудряешься изготовить своими грубыми руками. Как волшебство! Да что там, волшебство – чепуха. Ты попробуй без всякого волшебства! Но чтобы все увидели тебя действительно волшебником. Великим и ужасным.
У Боба поневоле загорелись глаза.
--Как хорошо вы рассказываете! Вы так много повидали в жизни, мистер Гудвин. Где только не побывали. Как же я вам завидую!
Гудвин тяжело вздохнул.
--Завидуешь? Чудак, это я должен завидовать тебе. Ты молодой, сильный и, вообще, парень что надо! А побывать… ты еще сам много где побываешь, Боб.
--Вы думаете? Хорошо бы, если бы вы оказались правы. Спасибо вам!
--За что, чудак?
Парень смутился, замялся, подергал плечами.
--Вообще. За пожелание, за вашу доброту. Мистер Гудвин! Вы не сердитесь, и не обижайтесь, пожалуйста. В городке ходят разные слухи… Это правда, что где-то есть город весь в изумрудах?
Гудвин сразу умолк. Он уже отвел взгляд от своего случайного, сомнительного покупателя. Старик Джеймс смотрел потускневшими глазами на стекла подслеповатого окошка, кусочек улицы, проступающий за этими стеклами, промежуток между домиками этой улицы, уже на задворках переходящий в степь, смыкающуюся у горизонта с вечерним небом. И видел что-то дальше, там, за этим горизонтом.
--Слухи? Город?... Я сам уже сомневаюсь, есть ли он, такой город. И тогда я смотрю сюда.
Бакалейщик быстро и привычно достал откуда-то с полки маленькую аптечную склянку с плотной крышкой. Прозрачные стенки этой склянки не мешали рассмотреть, что в ней лежит кристалл очень четкой формы и изумительно зеленого цвета.
Боб смотрел во все глаза. Настоящий изумруд! Красивый и огромный. Неслыханное богатство. Зачем же этот старый дуралей торчит в своей дурацкой лавке? Почему у него нет шикарного дома, как у мистера Хадкинса?
--Но... вы… как же вы можете вот так?
Гудвин снисходительно покивал головой.
--Обман! Иллюзия! Это не настоящий камень, просто заказанная мною хорошая копия. Но сам камень есть, и это точно! Он хранится в одном из самых больших банков Соединенных Штатов. И в каком – знаю только я один. Так что не волнуйся, Бобби. Ночами я сплю совершено спокойно. Да! Не прислушиваюсь к шагам и не вздрагиваю от каждого непонятного шороха. А это, любезный мой мальчик, стоит иногда дороже любых несметных сокровищ.

Гл 2. Ферма в степи

--Что это такое, сестренка? Что за дела?
Элли уперла руки в бока, нахмурилась и вдруг стала очень похожа на мать, строгую, решительную фермершу Анну Смит, с которой не всегда решались спорить соседи и даже муж Джон. К тому же этот платок, передник. Приехав к родителям на каникулы, Элли без всякого сожаления рассталась с городским костюмом. Видно было, что помогать матери, возиться с утра до ночи со всякими делами в хозяйстве фермы доставляло ей искреннее удовольствие.
Энни усмехнулась и вздохнула. Прошло время, когда старшая сестра с восторгом перечисляла ей чудеса и красоты Волшебной страны. Тогда она могла говорить об этом часами. И не было для нее дороже имен, чем Страшила, Дровосек или Смелый Лев. Да и для Энни, надо сказать, Элли была родной сестрой лишь отчасти. Она казалась ей настоящей феей, волшебницей, лишь на короткое время превратившейся в обыкновенную девушку.
--Почему сразу – дела? Я что, не могу пойти, погулять по степи? Или прокатиться на Цезаре?
--На Цезаре? Одна – пожалуйста! А не со взрослыми парнями. Ты видишь, мне некогда сопровождать тебя в твоих прогулках!
--Вижу, что некогда. И не только сопровождать. Поговорить как следует тоже не можешь! Или не хочется?
--Энни, ты уже большая, - постаралась заговорить Элли помягче. – Для разговоров есть вечер. А днем мне действительно некогда. Сама видишь, у матери столько дел. Кстати, и ты могла бы помогать ей больше.
--Я помогаю! Делаю всё, что нужно. Ты себя вспомни! Не вылезала из Волшебной страны, и никто тебе ни словечка. Все только горевали, а потом радовались, что вернулась, наконец, их ненаглядная Элли. Фея Убивающего Домика!
Теперь уже старшая сестра рассердилась всерьёз. Противная девчонка! Отлично знает, что попадала Элли в заветную страну не из любопытства и не от безделья, а по воле обстоятельств. И доставалось ей там такое, о чем младшая только слушала, вытаращив от страха глазенки. Скакать на муллах, летать на драконе, прятаться в передвижном вагончике совсем не то, что батрачить на мерзкую Бастинду, без всякой надежды выбираться из обвалившейся пещеры, морочить головы властным подземным королям, умирать от жажды возле Черного камня.
--Короче, Цезаря ты больше не получишь. И с фермы больше никуда, пока не вернется Тим!
К сожалению, Энни знала – сказано, как отрезано. Так и будет. Но не удержалась, чтобы не всплакнуть.
--Тим же уехал на целый месяц! Мне что, так и торчать во дворе и коровнике. И вообще, кто он мне, что ты так о нем заботишься?!
Элли попробовала притянуть к себе сестренку, та капризно вырвалась.
--Не о нем я забочусь, дурочка, о тебе! Ничего-то ты не понимаешь. Такой парень! Вот у меня, - Элли вздохнула, - никогда не было такого друга. Да, Страшила, Лев, Дровосек – их не забыть. Но это же всё там! А здесь в Канзасе… Только Тотошка, да ты, пока маленькая была. Думаешь, мне так ужасно хотелось быть Феей Убивающего Домика? Это хорошо звучит только в Волшебной стране, а тут, у нас, смешно, и скорее даже глупо.
Энни удивленно поглядела в глаза сестре.
--А что Элли, разве у тебя и сейчас никого? У вас в колледже сколько всяких студентов! Это же не здесь… На ферме!
--В колледже? – глаза Элли поскучнели. – Не знаю. Мне кажется, что и в колледже я для всех до сих пор не мисс Элизабет Смит, а та же Элли - Фея Убивающего Домика.
Энни тихо кивнула:
--Хорошо, Элли. Я сегодня никуда не пойду.
--И завтра тоже! – снова окреп голос старшей сестры. Младшая торопливо дернула головой и быстро ушла в раскрытую дверь дома.
В комнатах домика после ослепительно залитого солнцем подворья было сумрачно, тускло, затхло. И пахло пылью, причем гораздо больше, чем в открытой степи. Вон на полочке морские раковины, привезенные дядей Чарли, совсем запылились. И коврик в углу, когда-то летавший по воздуху, его тоже пора выбивать!
Энни вздохнула. Здесь в доме не было даже прохлады, жарко, как будто на раскаленном солнце. И ни ветерка. Не то что там, на дороге, вдоль откоса большого оврага, давнишнего тайного убежища Ойххо. А уж если верхом на Цезаре, галопом, во весь опор! Хорошо было обещать никуда не пойти. И сиди теперь, томись!
Ведь Сэм обязательно будет ждать. Веселый, остроумный, шустрый, говорливый. Вот Тим – тот другой, важен и солиден не по возрасту. Говорит рассудительно, не спеша, будто всё наперед знает. С ним всегда спокойно, надежно. Прямо, как дома с родителями! А Сэм, хоть и старше года на два… Впрочем, кто их сравнивает? Тим сам по себе, а Сэм приехал и скоро уедет. И виделась-то она с ним всего четыре раза, и то не каждый день.
Сэм ведь не только шутить может. Кто еще с таким вниманием слушал ее рассказы? Разве, что дядюшка Чарли? Соседские мальчишки и девчонки как-то быстро начинали перебивать, заговаривали о своём, стоило Тиму или Энни обмолвиться о Волшебной стране. Похоже, на окрестных фермах ее, вслед за сестрой Элли, считали безнадежной выдумщицей. Хорошо еще, что не дразнили феей, как сестру. Кажется, здесь приложили руку и родители, папа Джон и мама Анна, пустив слух о непомерной фантазии своих дочерей.
И всё-таки она обещала. Обещала придти, еще до того, как дала слово сестре никуда не ходить. Пусть это будет в последний раз. Они поговорят с Сэмом, она извинится и навсегда распрощается. Тем более что ему скоро уезжать. А если приедет еще раз? Ничего. Тим тогда ведь тоже будет здесь, может быть, они даже познакомятся, и можно будет спокойно водить с ним компанию. Ведь не каждый день встречаются такие веселые парни!
Энни открыла окошко, ловко вылезла и задворками незаметно выбралась на дорогу. Что бы ни говорила Элли, но их с Тимом поездка тоже не обошлась без опасностей. Попробовала бы ее строгая сестрица пробираться по местности, кишащей воинственными Марранами. Это не тупые деревянные вояки короля Урфина!
Вернулась Энни часа через три, поникшая и расстроенная. Не скрываясь, на виду у всех, прошла прямо к дому, и захлопнула за собой дверь. Переглянувшись с матерью, Элли быстро последовала за сестренкой. Ее не столько удручил убитый вид Энни, сколько содрогнулось сердце, которое кольнуло какое-то тревожное предчувствие.
Энни лежала на кровати прямо в туфлях, уткнувшись лицом в подушку. Но внимание Элли в первую очередь приковало всё ещё открытое наружное окно. Что-то подтолкнуло девушку. Она сразу шагнула к столику, на котором среди разных приспособлений для рукоделия стояла большая потертая шкатулка. Самой драгоценной вещью в этой невзрачной коробке был серебряный обруч, привезенный Энни домой после второй поездки. Он был сильно уменьшен в размерах, но всё равно бросался в глаза.
Элли откинула крышку и ахнула. Подарок лисьего короля исчез! Что же ты натворила, маленькая глупая сестренка?

Гл 3. Соглашение

На столе стояла большая миска жареной рыбы. Трое подростков, только-только подступивших к возрасту, когда их уже можно было, с натяжкой, называть парнями, жадно и смачно ужинали. Они таскали куски рыбы прямо руками, разрывали, вытягивали хребты, обсасывали их и пальцы, а затем аппетитно чавкали белой мякотью.
Рыжеватый Сэм чмокал и подхихикивал, показывал плавными движениями в воздухе, как эта рыбка когда-то плавала. Темноволосый Боб скованно держал куски у рта сразу двумя руками, быстро переводя взгляд с Сэма на Дика и обратно. Дик по слухам был вообще черен, как индеец, но сейчас цвет его волос на гладко остриженной голове почти не угадывался. Ел Дик небрежно, левой рукой, откинувшись и упершись локтем на спинку стула.
--А я все равно считаю: надо просто слямзить то, что есть, и разбежаться, - сказал Сэм, сыто пришлепнув губами, когда его приятели взяли по последнему куску, и миска опустела.
--Что там лямзить! – лениво возразил Дик. – А на троих вообще крохи! Ведь в открытую такое не толкнешь, значит пойдет за бесценок.
--Мне уж, неразумному, лучше маленькую крошечку, чем задрать копыта к небу в той пустыне!
--Ты тоже не хочешь идти? – повернулся Дик к Бобу.
--Почему, я пойду! – быстро ответил Боб и закашлялся.
--А он здесь при чем? – перебил Сэм. – Камень взять не сумел, тютя, сидел там, уши развесив. Стало быть, его доля – цент с половиною! Так что, старина, дели нашу мелочевку на двоих, да мне еще и добавочку подкинь к моей крошечке. Уж давай, брат, по-честному! Ведь ты-то, Дик, прямо скажем, пальчик о пальчик не ударил, только места указал.
--Места!? – Дик провел рукой по стриженному затылку. – Будут вам любые места, когда мы туда дойдем.
--Это за горы и за пустыню, да еще за Черные камушки? Золотое местечко! Чего смотришь?! Мне ведь девчонка такого порассказала, никаких изумрудов не захочешь.
--А Гудвин вообще мне говорил, - округлив глаза начал Боб.
--Смолкните оба!! Всё равно - всё у меня! Не хотите изумрудов, отваливайте. Я найду с кем пойти!
--Вот как? – осклабился Сэм. – Не нужны стали? Дик!! Я тебе по-серьезному предлагаю, а делить не хочешь - давай метнем. Одному кольцо, другому камешек, а Бобу - наше нижайшее почтение. И плюнь ты тыщу раз на свой Изумрудный город!
Дик молчал. Глядя на него, молчали и сообщники. Наконец, Дик медленно, недобро улыбнулся.
--Успокоились? Теперь слушайте. Я не самоубийца. Не сможем пройти камни - вернемся назад. Сидеть и гадать возле них не будем. А они, как сами знаете, в эту сторону не держат. Поняли? В дорогу выходим через полтора месяца, когда будут длинные ночи. Ночами будем идти, днем отдыхать и прятаться от солнца. Поняли, как ходят через пустыню! И пойдем с востока, а не с запада, там пустыня Уже.
--Почему? – удивленно переспросил Боб.
--Башкой думать надо! У нас в стране, чем западнее, тем суше.
--А, черт с тобой! – вдруг выкрикнул Сэм. – Давай, попробуем!
--Решено! – заключил Дик, чуть прихлопнув по столу ладонью. Боб торопливо кивнул.
Дик встал, повернулся к полке и вытянул из видавшего виды мешка большой замызганный лист бумаги. Он развернул его тут же, на столе, чуть подвинув в сторону миску и обглоданные кости.
--Вот смотрите, - повел Дик пальцем по бумаге. – Дилижанс ходит от Пуксвила до Гошена. Ты сошел где-то на полдороге, и еще миль шесть на северо-восток к ферме этих самых Смитов. Так?
--Шесть? А все десять не хочешь? – Сэм тоже подошел взглянуть на самодельную карту, но не увидел ничего, кроме двух жирных линий и пяти-шести кружочков без всяких подписей.
--Десять, значит десять. И больше в ту сторону, похоже, никто не живет?
Сэм развел руками, покачал головой. Боб молча пододвинулся к «карте».
--Пустыня и есть в той стороне. А теперь смотрите. Другой дилижанс от Пуксвила идет прямо на восток и только через четыре дня поворачивает на тот же северо-восток. Едет-едет, а потом резко сворачивает уже прямо на восток. К Оберъярду. Вот от этого поворота нам и топать, - Дик уверенно ткнул в излом второй линии.
--Дик, а откуда ты взял: «восток», «юго-восток»? – осторожно спросил Боб. – Этого же не знает ни один кучер. Они просто едут по следу и по приметам. Холм там, ручей здесь, овраг сбоку.
--Пришлось самому проехаться с компасом в руках. И не один, а два раза, причем туда и обратно. Я теперь, если надо, и сам проведу дилижанс.
--Да, солидно, - с уважение усмехнулся Сэм. – Орел ты у нас, Дик. Прямо Васко дэ Гама!
--Я пять лет ждал удобного момента. Еще мой брат хотел проделать такую штуку. Он же тоже раскапывал завал вместе с Биллом Каннингом и Смитом. А когда вернулся их Фред… Были и другие разные слухи, только никто им не верил, кроме Джо. Пока его не застрелили. А! Вы все равно ничего не знаете!
--Джо – это твой брат? - тихо полюбопытствовал Боб.
--Брат! – скрипнул зубами Дик. Потом он медленно сложил карту и сунул опять в мешок.
--И как мы теперь? – Боб снова завертел головой между Диком и Сэмом.
--Завтра разбежимся, - уже спокойно сказал Дик. – Встретимся тут в начале ноября. И чтобы никто не приходил пустой! За месяц, кровь из носу, надо добыть на свой проезд до места и провиант. Только без фокусов, воровать не советую. Наймитесь где угодно и просто заработайте. Нам нужно-то всего ничего.
Боб кивнул, но Сэм только расхохотался.
--Ох, и ловкач же ты! Сочинил сказочку: «Буду ждать вас в ноябре, пойдем по изумруды». Через месяц-то тебя ищи-свищи по всему Канзасу.
--Что ты сказал!? – ощерился Дик.
--Что слышал! Так дела не делаются. Пока наша доля у тебя, я и на шаг не отойду. Сказочник!
--А ты хотел, чтобы игрушки пока у тебя полежали? Нашел дурака! Уж ты точно смоешься до самой канадской границы. Так Бобби?
--Ну что вы, ребята! – взмолился Боб. – Нельзя же так.
--А как? – быстро перебил Сэм.
--Наверное, - Боб пожал плечами, - наверное, и правда нам нельзя расходиться.
--Так, значит? – поморщился Дик. – Что ж, будем пахать в одной связке. Посмотрим, много ли набежит нам в карманы, но если вы так решили… В конце концов, если что, доползем как-нибудь на своих двоих и с пустым брюхом. Дело ваше!


Гл 4. Через пустыню

Уже стемнело, но было видно: хозяева не спят. Свет падал из окна, пробивался из-за неплотно прикрытой двери. Однако никаких разговоров не доносилось. Видимо, всё уже было сказано и повторять одно и то же просто устали. Тим решительно открыл дверь, перешагнул знакомый высокий порог домика Смитов и вошел.
Все обитатели соседней фермы сидели за пустым столом, и все трое быстро повернулись к вошедшему. Хозяйка со стоном вздохнула, Джон молча отвернулся. Только Элли не отвела взгляд, она смотрела на Тима внимательно и приветливо, хоть из-за припухших век была сейчас непохожа сама на себя.
--Добрый вечер, - поздоровался Тим О Келли. – Я всё знаю.
--Да, Тим, дорогой, такая вот у нас беда, - грустно ответила миссис Анна. – Убежала наша дочка. Не уберег ты подружку!
Тим качнул головой. Он-то здесь при чем, если только сегодня вернулся. Не через месяц, как намечалось, а всего через десять дней.
--А вы точно знаете? Может быть какое-нибудь… несчастье.
Джон Смит поднял голову.
--Я обскакал всю кругу. Никаких следов ни ее, ни Цезаря. А за три дня она и сама бы вернулась. Даже пешком.
--А про какого парня мне говорили? – помедлив, спросил Тим.
Ответить решилась Элли.
--Был здесь какой-то парень, Тим. Но он совершенно не при чем. Не за ним она убежала, ты даже не думай.
Тим поморщился:
--Так везде говорят. Но я хотел спросить у вас.
--И правильно, - кивнула головой Элли. – Тебе мы можем сказать и что-то другое. Пропал серебряный обруч.
--Тот самый?! – воскликнул Тим. – Волшебный!? А не могли его просто украсть?
--Его и украли, - подтвердила Элли. – А лучше сказать, я и сама не знаю. Точнее знаю, что Энни не в нем уехала. Он исчез из шкатулки днем раньше.
Тим нахмурился, кивнул.
--Возможно тот парень – мошенник и забрался в дом через окно. А может быть, если уж говорить начистоту, Энни и сама его ему отдала. Она в тот день была такая…
Элли вздохнула.
--Нет! – убежденно воскликнул Тим. – Это выдумки. Тот гад сам стащил обруч! Но она могла ему о нем рассказать. Рассказать больше, чем надо.
--Ты хочешь сказать, Тим, - округлив глаза, воскликнула Элли.
--Да! Энни поехала не вдогонку за вором. А в Волшебную страну, я в этом уверен!
--О, господи! Провались она в тартарары, эта ваша Волшебная страна! – воскликнула Анна и зарыдала.
--Ты так уверен в этом? – спросил Джон Смит.
--Конечно! Кто же догоняет вора через день, за ним бегут сразу.
--Это верно, парень, - вздохнул Джон. – Но зачем нашей Энни Волшебная страна?
--Я и говорю, что-то рассказала она этому гаду. И поехала предупредить об опасности.
--Кого! – выкрикнула Анна.
--Страшилу, наверное. Или других.
--Чтоб ему сгореть, Страшиле вашему!
--Не надо так говорить, мама, - вмешалась Элли. – Уж Страшила, точно не виноват.
--Да! Конечно! Никто не виноват. А дочка наша погибнет.
--Дядя Джон! – воскликнул Тим резко, чтобы перекрыть крики. – Мистер Смит! Вы можете дать мне Ганнибала?!
--Ганнибала? Бери. Всё равно скоро зима. Ты что, Тим? - спохватился Джон. – Хочешь догнать ее?
--Конечно! Она наверняка поехала по нашему старому пути.
--А родители пустят тебя, - перебила Анна. – Если еще и ты пропадешь.
--Я!? – Тим тряхнул светлыми волосами. – Всё будет нормально. Три дня, и мы вернемся!
--Ну, спасибо тебе, мальчик! Я сама пойду к твоим родителям. Я умолять буду.
--Не нужно, миссис Анна! Они меня поймут.
В это время через неплотно прикрытую дверь протиснулся черный лохматый комочек, и Артошка, виляя хвостом, подбежал к Тиму.
--И ты хочешь со мной? Нет, дружок, сейчас не до тебя. А погодите…
--Возьми его, Тим, - тихо сказала Элли. – Собака не помешает. Кто знает, вдруг тебе не хватит трех дней. А он сможет найти след.
Арто поглядел на Элли и завертелся на месте, тихонько повизгивая.
--Ладно! – сказал Тим. – Подождите немного, я сейчас приду. Ганнибал же может скакать и ночью.
--Мне бы вместо него, - пробормотал Джон. – А лучше с ним. Вот только на нашей Мери далеко не ускачешь.
--Он спасет ее! Я знаю! – сказала сквозь слезы Анна. Элли согласно кивнула, хотя она совсем была в этом не уверена.
Как Тиму удалось уговорить своих родителей, никто никогда не узнал. Но через три часа прямо в непроницаемую тьму от фермы Смитов ускакал неизвестный всадник….
Ганнибал несся так, что местность менялась на глазах. Но Тим успевал заметить и холм, и дюну, и кучку запыленных деревьев. Он вырос в степи, обладал отличными зоркими глазами, а главное, цепкой памятью на неприметные вехи, казалось, тонущие в унылом степном однообразии. И сейчас юный путешественник был непоколебимо уверен: они с Энни проезжали три с лишним года назад именно здесь.
Последний лесок, и пришлось убавить ход гнедого мула. По песку его копыта отказывались бежать с прежней скоростью. В глаза полетела пыль и мелкие песчинки, Тим надвинул поглубже шляпу. Потрогал суму: что-то затих его мохнатый спутник. Артошка почувствовал руку мальчика, пошевелился и снова замер. Неизвестно, как дальше, но пока песик не доставлял ему никаких особенных хлопот. Он был спокоен, терпелив и вёл себя так, как будто всю жизнь пропутешествовал в этой кожаной сумке.
Несмотря на пыль и низкое раннее солнце, слепящее глаза, Тим старательно всматривался в безжизненную даль пустыни. Наконец вдали, несколько в стороне от прямого направления появилась черная точка.
--Камень! – сказал сам себе неустрашимый наездник и потянул за правый повод. Скоро показался и второй камень. Тим остановил мула, огляделся. Песок, безоблачное блеклое небо; темное пятнышко, уже принявшее вид треугольника, сильно сместилось влево. Второй камень дальше, чтобы разглядеть его, приходится напрягать глаза и сильно щуриться.
--Ну, что ж, Ганнибал, - решил Тим, - нам примерно туда.
Он тронул шпенек и вцепился в уздечку двумя руками. Мул всё равно бежал быстро, идти шагом он не мог. К тому же приходилось то и дело подправлять его бег, косясь в обе стороны, и сразу же поддергивать вправо или влево уздечку. Но Тим не робел, наоборот им овладело веселое отчаяние и задор. Еще чуть-чуть, мул бежит уверенно, камни уже не спереди, а по бокам. Уже приходится вертеть головой, чтобы увидеть их оба. Ну вот, кажется, он и пересек финишную ленточку!
Бег Ганнибала стал свободнее, копыта забили бойко, и Тим, наконец, прибавил ходу. Мул понесся прочь от преграды, которую он только что преодолел. Юноша перевел дух. А потом снова затаил дыхание, но уже от восторга. Прямо перед ним от горизонта до горизонта вставали неприступные горы.
После тусклого одноцветия пустыни, горы просто восхищали разнообразием красок. Снежные вершины и черные до синевы голые пики перемежались сочными зелеными пятнами лугов и кустарников, коричневыми, желтыми, красноватыми гребнями, скалами и глыбами. Прямо перед Тимом между двух горных отрогов уютно зеленела гостеприимная долина, к которой, как будто по собственному выбору, бежал сейчас его Ганнибал.
Радость великолепного преодоления тяжелого препятствия всё-таки оказалась подпорченной - этой долины Тим не помнил. Мальчик, конечно, знал рассказы Элли и Чарли Блека и догадался, что попал в ту самую долину чудесного винограда, где моряк и сестра Энни готовились к переходу через горы. Но именно эта чудесная долина доказывала, что Тим отклонился от маршрута. Его уверенность в себе сразу иссякла.
Оставалось надеяться, что и Энни сбилась с нужного направления. В любом случае не побывать в щедрой долине было глупо, и Тим не трогал уздечки Ганнибала, пока мул не вынес его на берег прозрачного горного ручья. Тим не успел тронуть шпенек, резвый скакун остановился сам, заржав весело с переливами, скорее даже засмеялся.
--Прибыли! – фыркнул Артошка, высунув мордочку из сумки. – Выпусти меня, Тим, на самом-то деле!
Путешественник машинально дернул ремешок, песик рванулся и шмякнулся на траву, резко взлаяв. Но тут же весело отряхнулся.
--Молодец, Ганнибал, - сказал он, - прекрасно нас довез!
--То-то, что довез, - пророкотал гнедой мул своим звучным голосом. – Бежал бы сам, зачем в сумку залез.
--Значит нужно, - огрызнулся Артошка. Тим засмеялся, выпрыгнул из седла и потянулся всем телом. Как бы то ни было, а они достигли Волшебной страны. Что ни говори, даже это не совсем просто.

Гл. 5 След

Не зря капитан Блек и Элли так восхищались этой укромной долиной. Хоть она и была невелика, но пышная растительность, ступенями поднимающаяся далеко ввысь, не позволяла охватить одним взглядом ее всю. А пробегая несколько раз, глаз находил всё новые и новые подробности и диковинки, и в результате долиной чудесного винограда можно было любоваться бесконечно. Особенно же ее украшал разлившийся прудком ручей, создав прямо посередине нее собственное миниатюрное озеро.
В прудке, как помнил Тим, водились аппетитные кроксы и, без сомнения, всякие другие рыбы. Здесь можно было устроить стоянку с ночевкой и даже стать долговременным лагерем. Но это потом, на обратном пути. А сейчас некогда заниматься даже рыбалкой. К тому же (самому себе мальчик мог и признаться) в искусстве ужения рыбы ему было далеко до Чарли Блека и Фреда Каннинга. Поэтому, слегка передохнуть и дальше. Но конечно же, обязательно попробовать волшебные ягоды!
--А вот и виноград, – воскликнул через минуту Тим, подойдя к буйным зарослям. – Блеск! Тебе, Артоша, сорвать ягодку?
--Кто же угощает путную собаку виноградом! – рассердился Артошка. – Я уж как-нибудь поищу сам что-то получше.
--Не хочешь? – засмеялся Тим, продолжая объедать прямо с грозди крупные желтоватые ягоды. – Дедушка твой…
--Я слышал, что дед Тото слопал несколько виноградин, когда помирал от жажды. Это еще не значит, что он любил эту зелень.
--Хорошо, беги! – махнул рукой Тим. – Только не задерживайся. Нам скоро в путь. Будем искать, где проехала через пустыню Энни.
--Как где!? – даже подскочил на месте Артошка. – Конечно, здесь!
Он повел из стороны в сторону носом и перебежал на соседнюю полянку.
--Смотри, Тим!
Паренек сразу бросил виноград, сорвавшись с места на зов Артошки. И обрадовано вскрикнул: влажная почва была истоптана круглыми копытами с поперечной насечкой. Несомненно, здесь останавливался Цезарь. Но где Энни? Тим огляделся, вспрыгнул на большую каменную глыбу. Нет. Нигде не видать ни своенравной девчонки, ни серого мула.
--Эн-ни!! – крикнул Тим. Эхо подхватило его крик, пометалось и утихло. А в ответ никакого отклика.
--Что кричишь? – проворчал Арто. – Уехали они. Вон туда уехали, - он повел мордочкой. Даже человеческая речь не могла повлиять на его собачьи повадки. А, казалось бы, если заговорил, почему не показать лапой.
--Значит, и нам туда, - сказал самому себе Тим, так как песик уже исчез среди высокой травы. Мальчик вернулся к винограду. Волшебные ягоды великолепно поддерживали силы, потому следовало основательно подкрепиться. И в запас не помешает, решил путешественник, бросив несколько спелых кистей в левую седельную суму.
Ганнибал спокойно стоял, ожидая хозяина. Он хоть и ожил, но не одолевал ни разговорами, ни собственными соображениями. Возможно, они все-таки у него были, но гнедой мул предпочитал держать их при себе. «Вот и хорошо! – подумал Тим. – С одним Артошкой хватит пререканий».
В путь тронулись часа через два. К тому времени Тим успел передохнуть, а песик чем-то насытиться. Заниматься поиском следа девочки стало гораздо удобнее, ожившим мулом можно было управлять и без уздечки. Ганнибал и сам поглядывал на шныряющего Артошку, где нужно еле-еле переступал, топтался на месте, а то и пятился назад. Энни к счастью проехала вдоль гор не по краю пустыни, а по уходящим в песок горным склонам. Волшебная сила страны распространялась на эту узкую полоску, поэтому Артошка мог не только обнюхивать всё кругом, но и снисходительно комментировать свои изыскания. К тому же на сыпучем песке запах давно бы испарился без следа, а отпечатки копыт занес ветер. Впрочем и Энни наверняка выбрала такую дорогу именно потому, что так ей легче было управлять Цезарем.
Наконец Арто решительно свернул на довольно широкую горную тропу.
--Сюда? – все-таки уточнил Тим.
--Конечно, - бросил через плечо пес, - очень заметный запах!
--Что ж, люди и есть люди, - обронил Ганнибал.
Артошка сразу остановился, присел и важно поднял голову.
--Для тех, кто не понимает. Я иду большей частью по запаху Цезаря. Начинил его Фред каким-то жутко пахучим барахлом. Думаешь, ты не пахнешь?
--Не знаю, - даже смутился гнедой мул. – Что, еще хуже Цезаря?
--Ну, - Арто сморщил свой изумительный нос, – можно сказать, что не лучше. Если только самую капельку.
Тим фыркнул в кулак, но Ганнибала такое разъяснение удовлетворило.
Горная тропа крутилась и петляла так, что солнце иногда припекало Тиму затылок, а порой шпарило прямо в глаза. Он давно уже перестал следить за бесчисленными поворотами, и только удивлялся, как этот путь умудрилась разыскать его легкомысленная подружка. Если не считать петель, дорога была совсем не трудная: ни резких крутых подъемов, ни отвесных спусков, ни карнизов над самой пропастью. Тропа, казалось, не пересекала, а огибала горы, и только очень постепенно взбиралась всё выше.
И вот она пошла прямо к широкой седловине между двумя снежными шапками. Тим поёжился, стало холодно. Как же эта глупая девчонка проехала здесь в одном летнем платьишке? Уж не сбился ли Артошка со следа. Как раз в это время Арто завертелся повизгивая у ног Ганнибала, явно просясь в сумку. Тим, перегнувшись с седла подхватил дружка и отправил в его убежище. Расспросами заниматься не стал – тропа лежала под ногами, другой не было. В любом случае, сейчас они взберутся на этот снежный перевал и оттуда увидят, что там впереди.
Юный путешественник не ошибся – вид с перевала был потрясающий. Горы, еще остававшиеся перед ним, резко убегали вниз и вдали казались уже пушистыми холмиками. А дальше, в облачной дымке лежали сплошные дремучие леса. Где же Голубая страна Жевунов? Похоже, что на этот раз осталась слева.
Тиму очень хотелось побыстрее спуститься вниз, к теплу и простору равнины. Но он удерживал мула на месте. Когда еще он увидит такое, когда еще у него будет возможность так далеко оглядеться.
Горы не везде ныряли своими склонами в сумрак лесов. Вон там, правее, юноша разглядел сплошное нагромождение острых скал, словно специально оголенных от всякой растительности. Действительно, место необычное, сразу бросается в глаза среди прочих лесов и гор. Скалы как будто кто-то выборочно покрасил: некоторые из них густо-фиолетовые, а прочие белесые и даже кажутся грязными. Очень странное зрелище! Тим вгляделся получше молодыми зоркими глазами. Фиолетовые скалы не раскиданы тут и там, а стоят, описывая какую-то гигантскую «восьмёрку». И при этом все они одинаковой высоты.
Прошла томительная минута, и изумленный юноша понял, что перед ним развалины заброшенного замка! Но он тут же отогнал эту нелепую мысль. Замок, высотой с гору! Он, наверное, был бы огромен даже для великанши Арахны. И всё-таки, посмотреть бы это место поближе. Нет! Он приехал сюда, чтобы найти и оградить от опасностей глупышку Энни. Скорее вниз, резвый Ганнибал!



Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Великан из-за гор




Пост N: 1818
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 3

Награды: :ms13::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.05.10 04:53. Заголовок: Гл. 6 Угрюмый огород..


Гл. 6 Угрюмый огородник

Притормаживая на поворотах, Ганнибал быстро спускался к подножию горы. Так быстро, что даже Тим, искренне считающий себя бесстрашным, ёжился и впивался в гриву мула обеими руками. Артошка, и тот сидел в своей сумке без единого звука. Но зато, когда гнедой скакун выбежал наконец на поляну среди густого предгорного перелеска, мальчику показалось, что они скатились с горы молниеносно.
--Есть! – не удержавшись гаркнул Тим, - Ура!
--Рр-гав! Гав-гав-гав! – поддержал его Артошка.
--Что это ты? – рассмеялся юный землепроходец, ослабляя ремешки на крышке.
--Радуюсь. Разве по-человечьи обрадуешься? Вы и этого не умеете, как надо!
Песик выбрался на землю, обежал вокруг Ганнибала и вдруг беспокойно забегал, нюхая воздух, землю, траву, деревья, листья. Он даже взвыл раза два, тоненько и тревожно.
--Артоша! Потерял что-нибудь?
--След, - тоненьким голоском пожаловался песик. – Никакого следа!
Тим покосился назад, на возвышающуюся до небес гору. Вздохнул, собираясь с мыслями.
--Наверное, Энни поехала в сторону страны Жевунов. Куда же ей еще? Может быть, и мы двинемся туда же? Там и поищем ее следы. А встретим местных жителей – расспросим.
Ганнибал сразу поддержал хозяина:
--Конечно, поехали! Там и дороги, и луга. Не будет Цезарь плутать по этой чаще.
Тим тронул уздечку. Мул двинулся через лес, весь дрожа от ожидания, когда, наконец, ему можно будет перейти на привычный бег. Но этого не случилось. День был на излете, Тим почувствовал, как он устал за сегодняшний переход. Вероятно, если бы не чудесный виноград, его силы истаяли бы еще в горах. На первой же полянке путники остановились. Ганнибал опустился на траву. Мальчик тут же привалился к нему, прижав к себе с другого бока Артошку. Еще не наступила ночь, а Тим уже вовсю сопел, изредка вздрагивая во сне.
Утром друзья двинулись дальше и очень скоро выбрались на опушку. Зеленый лужок сбегал к прозрачной речке. Противоположный ее берег тоже сплошь зеленел высокими травами, а дальше снова продолжался лес. Но уже не такой сумрачный и строгий, какой только что одолел Тим со своими спутниками, а светлый и веселый. Кудрявые кроны лиственных деревьев раскинулись широко и привольно, между ними кусты, обильно усыпанные ягодами. И ветви некоторых деревьев прогнулись до самой земли под тяжестью крупных плодов. Чудесное местечко!
Тим сразу заметил возделанный участок земли, а потом и домик, частично прикрытый от его взгляда полосой кустов. Он был невелик, просто хижина из вбитых в землю столбов, крытая сверху жесткими кусками коры. Правда, перед этой хижиной было выстроено некоторое подобие двора: изгородь, скамейки, верхушка подземного погреба, навес над большим столом, служащим одновременно и верстаком, судя по разложенным на нем инструментам. Значит, не такой уж дикарь обитает в этой невзрачной хижине.
--А вот это наверное и есть местный житель, - пробасил Ганнибал. И тут Тим разглядел и самого хозяина. Над одной из грядок присел немолодой мужчина. От взгорка, на котором Тим остановил мула, можно было разглядеть только худые плечи и голову, покрытую давно не стриженными седыми волосами. Огородник повернулся на голос Ганнибала и поднялся на ноги. Жевуна он не напоминал ничем. Выгоревшая зеленая куртка, темные штаны неопределенного цвета, в правой руке три крупные морковины с длинной ботвой. Хозяин хижины бросил овощи у грядки, выхватил из-за пояса и нахлобучил себе на макушку коричневую шляпу с узко обрезанными полями.
Тим спешился, цыкнул на Артошку и пошел навстречу огороднику. Тот выбрался на траву, но стоял неподвижно, в свою очередь внимательно разглядывая мальчика, превышающего его ростом почти на целую голову. А Тим силился вспомнить, где он уже видел это большеносое лицо с клочковатыми пегими бровями, окаймленное неровной седенькой бородкой. Нет, пожалуй, этот дедок все-таки ему незнаком!
--Здравствуйте! Мы вас надолго не побеспокоим. Не знаю, как объяснить, кто мы такие.
--Да уж прошу ко мне, - ответил огородник с непонятной насмешкой, и его темные глаза сверкнули исподлобья. - Тем более, что мы – старые приятели. Правда, вижу я вас впервые!
Ошарашенный парень застыл от изумления. Взгляд, голос – неужели это сам Урфин?! Да, седина, нелепая шапка, бородка – всё это лихо сбило его с толку. Не узнать диктатора Изумрудного города, которого он когда-то… Тим опустил глаза.
--Проходите, проходите, Мальчик из Большого Мира, - Урфин смерил Тима ироническим взглядом. – Каким же вы будете, когда наконец повзрослеете. Не великаном из-за гор, а гигантом? Вот тогда вам точно лучше не попадаться под руку. Полно, я уже не сержусь! И знаете почему? На вашем месте я бы поступил точно так же!
Урфин улыбнулся, показав еще совершенно целые, ровные, крепкие зубы.
--Мы на самом деле не надолго, - Тим, тем не менее вернулся к Ганнибалу и повел его за уздечку. Своенравный Артошка уже куда-то исчез, но о нем беспокоиться не приходилось, вернется. Урфин с застывшей усмешкой ждал гостя на прежнем месте и затем слегка повел рукой в сторону своего дома.
--Могу предложить овощной суп, жареного кролика, сок ягод, отвар душистых трав.
Мальчик сразу почувствовал, как он соскучился по обычным домашним блюдам. Так, что просто невозможно было отказаться от вежливого предложения добровольного изгнанника. За завтраком, устроенном Урфином на столе под навесом, Тим всё-таки упорно размышлял, что говорить и чего не говорить нелюдимому хозяину хижины. Но всё оказалось наоборот.
--Вы ищете свою подружку на сером жеребчике? - без всяких предисловий спросил Урфин, лишь только гость его наелся и кивнул благодарно.
--Она что, была здесь?!
--Нет, - спокойно покачал головой Джюс.
Нетерпеливый вопрос чуть не вылетел из уст Тима, но его насторожила нарочитая неторопливость бывшего диктатора. Урфин откровенно понаблюдал за борьбой на лице мальчика и одобрительно кивнул.
--Я позавчера отлучался в тот лес, на охоту. Мы там случайно столкнулись, и мне показалось, что она тоже не узнала меня. Кстати, она вовсе не собиралась в страну Жевунов. А вы, похоже, хотите искать ее там.
--Не может быть! – выпалил Тим.
--Она расспрашивала меня про развалины заброшенного замка.
--Какого замка? Того огромного, который виден с горы?
--Здесь только один-единственный заброшенный замок! – неожиданно и скрипуче выкрикнул кто-то прямо за спиной у мальчика. Тот резко обернулся, невольно схватив со стола большую деревянную ложку-ковшик, которой Урфин разливал сок. Но это оказался всего-навсего лупоглазый филин, примостившийся в незакрывающемся окошке хижины.
--Но, наверное, это опасное место? – забеспокоился Тим, настороженный торжественным тоном, которым Гуамоко высказался о замке.
--Этого никто не знает, - равнодушно ответил Урфин. – Не принято ходить к этому замку и даже разговаривать о нем. Если хотите что-то спросить, спрашивайте вот у него.
Тим снова повернулся к филину.
--Это замок одного древнего могучего волшебника, - пробормотал Гуамоко. – Даже Гингема боялась вспоминать про него вслух. И была уверена, что замок заколдован, поэтому ни разу в нем не побывала.
--А ты? А вы бывали в нем? – поправился мальчик. Филин сидел неподвижно, полуприкрыв глаза, как будто не слышал вопроса. Тим снова поглядел в мрачные глаза Урфина.
--К этому замку можно проехать?
--Конечно можно, - спокойно ответил огородник. – Только, как объяснить? Вы не найдете в лесу дорогу с чужих слов.
Тогда Тим поднялся из-за стола. Урфин весь подобрался, не понимая намерения гостя. И филин тоже насторожился, хотя и не подал виду.
--У вас очень вкусный сок. Но мне кажется, с такими ягодами он был бы слаще. Возьмите от меня! – юный путешественник достал из дорожной сумки две еще сохранившиеся грозди винограда.
Равнодушия Урфина сразу как не бывало.
--Это из-за гор? Я попробую его посадить и вырастить! Если он, конечно, приживется. Как думаешь, Гуамоко?
--Виноград с берега Сизогорного ручья? Конечно, приживется! Благодари, хозяин, это бесценный подарок!
--Благодарить будешь ты! Понял меня, Гуамоколатокинт!? Мой филин проводит вас сегодня к развалинам замка, - торопливо заверил он Тима. – Но только… ночью. Филины – птицы ночные!

Гл. 7 Старый замок

Похоже, что филину и самому было тягостно дожидаться глубокой ночи. Чуть только солнце ушло за горы, он высунулся из хижины, проскрипел: «Пора» и медленно полетел к лесу. Тим с огромным облегчением вскочил на Ганнибала. Дремавший Артошка встряхнулся и побежал следом. А вот Урфин, похоже, не ждал никакой благодарности за свое гостеприимство и радушие. Сразу после утреннего разговора он молча ушел к своим грядкам, а потом и вообще неизвестно куда удалился…
Тим не сдерживал Ганнибала, он догадывался, что Гуамоко тоже не будет любезничать и интересоваться, успевают ли за ним его попутчики. Пока, впрочем, всё шло хорошо. Филин, как видно от старости, летел медленно, сначала вдоль берега речки, затем над широкой звериной тропой. Взмахи его крыльев не издавали звуков, но пока, на фоне сумеречного неба, его силуэт был хорошо виден.
«Если даже он заведет меня в лес и бросит, - думал юный исследователь неведомого, - я и сам разыщу этот дурацкий замок. Во всяком случае, он ведет меня в нужную сторону».
Но сумерки быстро переходили в ночь. Тим с тревогой косился на небо. Артошка, и тот ворчал на ходу. Настанет ночь, он тоже не сможет уследить за вредной птицей. И вот, когда на лиловеющем небе сверкнули первые звезды, Гуамоко вдруг резко пошел ввысь. Тим ткнул в шпенек, останавливая Ганнибала. Как он жалел, что у него нет хотя бы рогатки! Однако филин, как ни в чем не бывало, уже спускался вниз.
--Замок недалеко, - прохрипел он. – У тебя крепкая куртка, Тим?
--Крепкая… - и филин тут же опустился на плечо мальчика.
--Ты первый, кто в вашей стране назвал меня по имени, - Тим невольно усмехнулся.
--А я не считаю тебя чародеем! И не боюсь, что произнесение твоего волшебного прозвания на чем-то скажется.
--Вот как! Не зря тебя называют мудрецом.
--Ты сейчас в этом убедишься! – проворчал Гуамоко. – Замок рядом, но подойти к нему не так просто.
--А как же Энни! – вырвалось у мальчика.
--Она прошла! – спокойно ответил филин. – Вот только не знаю, сумела ли выбраться назад.
--Назад? – искренне засмеялся Тим. – Уж назад-то она обязательно выберется. Ты не знаешь Энни! Она смогла разыскать даже тропу через Кругосветные горы.
--Ну, через горы-то ее перевел один козёл!
--Какой козел? – сразу насторожился юноша.
--Горный, конечно! - хрипло засмеялся Гуамоко. - Не наш же!
--А вы что, держите коз? – не понял Тим.
Кашель пополам со смехом помешал филину ответить, но тут вмешался Артошка.
--Что вы болтаете, уже темно!
--Действительно, пора, - охотно согласился пернатый проводник. – Поехали потихоньку.
Тим сдвинул шпенек, и Ганнибал рванул с места.
--Куда!? Теперь в лес сворачивай. Вправо! – скомандовал филин, будто всю жизнь управлял лошадьми.
То ли к замку действительно нельзя было проехать по-другому, то ли вредный филин нарочно напускал таинственность, но они полночи кружили сначала среди деревьев, затем камней и обломков скал. Тим видел то спереди, то сбоку какие-то смутные громады, закрывающие небо и звезды и никак не желающие к ним приблизиться.
--Ну что ж, - сказал, наконец, Гуамоко, - вот тебе и замок.
И тут же взмахнул мягкими крыльями.
--Спасибо! – негромко, но отчетливо проговорил Тим.
--Потом скажешь! – скрипуче отозвался из тьмы ночной хищник и исчез.
--Чувствую след Цезаря! – завопил Артошка.
--Хорошо, - ответил Тим почти шепотом. – Мы пойдем по нему попозже, когда чуть-чуть развиднеет.
Арто неодобрительно хмыкнул и тихонько улегся в сторонке. Хотя Ганнибал, стоя на месте, не переступал ногами, как обычный конь или мул, благоразумный песик предпочитал держаться подальше от его литых копыт.
Тим облокотился обоими локтями на шею верного Ганнибала и смотрел прямо перед собой. Его нетерпеливый взгляд сначала различал только что-то смутное и громадное, непроницаемо черное. Затем, или посветлело, или глаза юноши привыкли и настроились, темное пятно перешло в четкий прямоугольник громадной стены с белесыми квадратами окон. Окна располагались в один ряд, были они без перекладин и рам, но явно закрыты или мутным стеклом или другим полупрозрачным светлым материалом. По бокам этой огромной, но незатейливой стены прилепились две основательные круглые башни. Верха башен венчал широкий зубчатый барьер кольцом, а над стеной, вровень с зубцами протянулся гребень самой обыкновенной крыши, по все видимости – на два ската. Ни по стене, ни на башнях или крыше никаких, даже примитивных украшений. Всё скупо, просто, строго и скучно. В общем, если бы не башни и не окна, всё сооружение напоминало бы высоченный, вздымающийся до небес, хлев или амбар зажиточного фермера.
Внезапно на правой башне возникла крошечная фигурка, и как невообразимо далеко она не была, Тим узнал ее сразу.
--Энни! – крикнул он. И уже просыпаясь, повторил: «Энни!»
Было светло. Огромная стена, которую Тим видел во сне, никуда не исчезла. Остались и башни по бокам. Не было только крыши. И те места, где Тиму привиделись окна, больше всего пострадали от беспощадного времени. Куски стены над оконными проемами давно развалились, а сохранившиеся промежутки торчали до самого верха, как зубья пилы. Осыпались и верхние площадки башен, а левая вообще разрушилась до половины. Зато теперь стало видно, что за этой башней располагалась в том же ряду еще одна, а может быть даже и две. И все развалины: стена, башни, валяющиеся на земле обломки – были густо фиолетовыми. Это не краска, сразу же заметил про себя Тим, камни и на изломах оставались того же непривычного цвета.
Странный ему приснился сон, как будто он видел древний замок наяву и нетронутым. Впрочем, в Волшебной стране, наверное, и сны бывают волшебными.
Артошка, заметив, что хозяин пробудился, забегал кругами вокруг ног Ганнибала. Но Тим какое-то время оставался в нерешительности. Совершенно безжизненный вид замка говорил, что вряд ли Энни задержалась здесь дольше, чем на час-другой. Надо выпускать вперед Арто, и пусть его нос, как и прежде, ведет всю команду вдогонку за беглянкой. Но ему и самому хотелось поближе взглянуть на развалины жилища великанов. Когда такое повторится?
--Объедем хотя бы вокруг, - пробормотал Тим и тронул гнедого мула. Через пять шагов юноша понял всё коварство зловредного филина. Стало непонятно, каким образом они вообще попали на площадку, на которой простояли ночь. Все вокруг было усеяно каменными обломками в человеческий рост. Пришлось спешиться и вести Ганнибала за уздечку. Но вот вдалеке обозначилась сравнительно чистая полоса земли, но проход к ней, между двумя бесформенными глыбами был залит водой.
--Осторожно Арто, здесь может быть какая-нибудь яма!
--Переплыву, - буркнул Артошка. – Хватит крутиться среди камней.
Плыть песику не пришлось, он только замочил живот и лапы. Тим хотел взобраться на Ганнибала, но тот и один еле-еле втискивался в извилистый узкий проход. Может быть, перелезть по верхам? Ладно, не велика беда промочить ботинки! Скоро все трое стояли на свободной от камня полосе.
--А где же вода? – простодушно пробасил Ганнибал, повернув голову назад. Тим глянул и не поверил глазам – сухо. Ушла куда-нибудь, решил он, но вдруг ощутил, что ноги его тоже совершенно сухие. Как же так? Неужели свершилось волшебство?! Но какое же оно бессмысленное! Зачем, для чего, кому это нужно? И что теперь ждать от развалин, в которых и правда происходит непонятно что. Не убраться ли из этого замка подобру-поздорову?
--Арто, след! – крикнул Тим, вскакивая на Ганнибала. Песик покрутился на месте, задрав кверху нос, затем повел всех к подножию башни. От этой башни, куда-то вниз по склону уходила довольно плотная заметная тропинка. Артошка побежал по ней. Скоро скалы кончились, зазеленели лужайки, замелькали деревья. Тропа уводила в лес и сворачивала на северо-запад.
--Ты хорошо чувствуешь запах? – спросил все-таки Тим.
--Если хочешь догнать Цезаря, не задавай глупых вопросов! – огрызнулся песик. И Тим пустился по следу, не подозревая, что он не настигает Энни, а неотвратимо от нее удаляется.


Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 919
Зарегистрирован: 20.11.07
Откуда: Россия, Москва
Рейтинг: 3

Награды: :ms14::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.05.10 10:52. Заголовок: Ух ты! А не ВС-7 л..


Ух ты!

А не ВС-7 ли это, о которой так долго говорили и мечтали многие, в том числе и ты, Чарли )
Начало очень достойное еще бы бетой шлифануть

"В туалете есть бумага - я в писатели пойду!" (c) Тимур Шаов Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Пост N: 4243
Зарегистрирован: 17.05.05
Откуда: РФ, Perm
Рейтинг: 5
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.05.10 13:11. Заголовок: неплохо, вполне потя..


неплохо, вполне потянет на продолжение сериала

Любопытство - не порок, но излишнее любопытство вредно(с)

Лень - это лучшая защита человека от бесполезного труда...
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 825
Зарегистрирован: 23.05.08
Откуда: Земля
Рейтинг: 2

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms84::ms21::ms22::ms23::ms24::ms43:
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.05.10 17:26. Заголовок: http://emeraldcity...




Хороший фанфик!

___________________
Я юн летами но стар умом
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Великан из-за гор




Пост N: 1819
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 3

Награды: :ms13::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.05.10 19:29. Заголовок: nura1978 пишет: А н..


nura1978 пишет:

 цитата:
А не ВС-7 ли это, о которой так долго говорили и мечтали многие, в том числе и ты, Чарли )

Может быть... Хотя мне показалось, что это скорее альтернативка ВС-6...

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Пост N: 340
Зарегистрирован: 13.04.09
Откуда: Брянский лес
Рейтинг: 2

Награды: :ms17::ms35::ms42::ms19::ms34::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.05.10 16:42. Заголовок: Продолжение ли это и..


Продолжение ли это или альтернативка ВС-6, но захватывает с первых глав

Разным медведям в разное
время
Снится одно и то же:
Тёплое лето, медовое лето,
Малиновое, возможно.
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 137
Зарегистрирован: 10.08.09
Откуда: Россия- Израиль, Санкт Петербург
Рейтинг: 0

Награды: :ms32::ms31::ms21:
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.05.10 00:27. Заголовок: Сюжет лихо закручен ..


Сюжет лихо закручен , а продолжение следует?

Все что не задавали мне делал я кое как. Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 197
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 0

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms21::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.05.10 23:46. Заголовок: Продолжение, конечно..


Продолжение, конечно, планируется. Но пока завершается разворачивание исходной позиции (переход пустыни и гор тремя злоумышленниками)

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин


Пост N: 81
Зарегистрирован: 02.06.08
Рейтинг: 0

Награды: :ms15::ms20::ms31::ms21:
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.06.10 07:16. Заголовок: М-м-м-вкусно... а ск..


М-м-м-вкусно... а скоро продолжение будет?

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 259
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 0

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms21::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.06.10 23:03. Заголовок: Гл. 8 Начало похода ..


Гл. 8 Начало похода

Дик шагал впереди, то и дело поправляя тяжеленный рюкзак. Сразу за ним, стараясь не отставать ни на шаг, торопливо частил ногами Боб. У него была холщевая сумка-мешок на широкой лямке и две большие фляги у пояса. Сэм шел легко, но предпочитал держаться позади. Рюкзак на его спине не уступал рюкзаку Дика, хотя особенной тяжести в нем не чувствовалось.
--Ну и холодрыга, тоже мне пустыня! – уже в который раз восклицал Сэм. Дик упрямо отмалчивался, а Боб, который дрожал еще больше, только поколачивал зубами.
Настоящие пески начались только в эту ночь, и сразу стало понятно, что их предыдущий переход – лишь легкая разминка. Хотя еще с позавчерашнего дня сообщники были уверены, что уже вступили в область пустыни. Выжженная безжизненная степь, тяжелая пыль, потрескавшаяся земля, обломки засохшего кустарника в общем-то и не заслуживали более ласкового названия. Но идти всё-таки было значительно легче. Да еще со свежими силами, после двухдневного отдыха в маленьком овражке у родника. Сколько они сделали миль, до того как взошло и поднялось солнце, не знал ни один из компаньонов. Боб во всем полагался на Дика, Сэм делал вид, что такие мелочи его не интересуют.
Зато их дневное убежище, ямку с твердыми крутыми стенками, он сразу обозвал «усыпальницей Магомета». Тем не менее, забравшись в эту «усыпальницу», соорудив навес из двух одеял, все трое искателей сокровищ благополучно проспали почти до вечера. По настоянию Дика, вышли они засветло, не дожидаясь, когда спадет дневная жара. И сами не заметили, что уже давно не истекают потом, а трясутся от холода. Но песок, расползающийся под ногами и набивающийся в ботинки, не заметить было нельзя.
--Пустыня! - пробормотал Дик, как будто прислушивался к звукам собственного голоса. Боб почувствовал, что их предводитель и сам боится верить, что воплощаются, наконец, в реальность его заветные желания.
Как ни тяжел был этот переход, как ни мучительно тянулись ночные часы, рассвет не заставил себя ждать. Сначала заря осветила даль, которую они стремились преодолеть, и которая, казалось, не имело иного завершения кроме бесконечного песка. Затем золотистые лучи пробили белесую дымку, застилающую горизонт. И измотанные ночным переходом путники увидели где-то там, в невообразимой дали, светлую поблескивающую полоску. Это вынырнули снежные вершины Кругосветных гор.
--Похоже, сэр, вы не сбились с курса, – скрывая за насмешкой признание своей неправоты, заметил Сэм. - И ваша страна милостиво поджидает своих могучих покорителей. Но я бы предпочел поскорее полюбоваться на Черные камни, а то сплошной песочек как-то утомляет.
--Успеешь! – буркнул Дик, не замечая насмешливой похвалы и покаяния. – Через два часа ищем место, и отдых до утра.
--А идти? – испугался Боб. – Вода же кончится!
--Воды получите только по половине порции. Остальное - перед выходом.
--Что-то ты слишком крут, сэр. Ладно, ладно, - сразу заторопился Сэм, - так и сделаем.
День и ночь три приятеля провалялись прикрывшись одеялами в тяжелом полусне. Перед рассветом Дик руганью и легкими тычками поднял свой отряд в новый переход. И вот с песчаного холма они увидели долгожданный Черный камень! Злодей невинно и мило темнел на песке, уже подкрашенном ранними бронзовыми лучами.
То ли камень был невелик, то ли песок занес его почти по самую верхушку, но вид его даже как-то разочаровал парней. Казалось, что эта черная островерхая глыба не превышает человеческого роста. У Боба, уставшего больше всех, даже мелькнула мысль: а не попробовать ли просто проскочить мимо. Разве их троих удержит такая махонькая пирамидка? Но Дик повернул в обход, а Сэм даже стал вырываться вперед, как будто пытался убежать. Неужели он только теперь поверил, что Гудвин и Энни рассказывали чистую правду? Нет, всё подтверждается, заслон старой колдуньи по-прежнему грозен и бдителен…
--Еще один! – изумленно выпалил Сэм. – Отцы родные, кто же так его разуделал?
Действительно, хоть этот камень и был очень высок, напоминал он не глыбу или пирамиду, а обугленный столб, а еще больше обглоданную кочерыжку. Колдовской камень не растрескался или развалился от времени, как можно было подумать: песок вокруг этого корявого столба был чист и даже как будто выровнен.
--Наверное овцы сжевали, - сказал Боб и тихонько хихикнул.
--Какая разница? – громыхнул Дик, первым придя в себя от нелепого зрелища. – Теперь его сила – тьфу. Попробуем пройти к горам.
--Рискнем! – и Сэм снова первым рванул к западному склону. Так стремительно, что приятели не скоро его нагнали.
Притяжение камня ощутилось не сразу. Сначала просто как будто стали заплетаться ноги, одну относило вбок, другая упрямо норовила на нее наступить. Потом невидимая упругая стена не давала двинуть вбок ни рукой, ни ногой, ни головой. Но она всё-таки не мешала продвигаться вперед, в выбранном направлении. И наконец началось самое трудное. Шаг – и вместо того, чтобы качнуться вперед, тело само валится назад. А падать нельзя! Придется снова, из последних сил, возвращаться на старое место и снова пытаться сделать тот же шаг. Поэтому как угодно, раскачкой, рывком, но хоть малюсенький шажок прочь от камня. И песок скользит, вырывается из-под ног!
Сколько их пришлось сделать, этих малюсеньких шажков? После каждого казалось, что на следующий уже не осталась сил. Хотелось сесть на песок, закрыть глаза и позабыть обо всем на свете. Боб так бы и поступил, но вдруг заметил, что Дик, как самый сильный, явно вырывается вперед. Значит ему там уже легче, будет легче любому, кто пробьется до этого рубежа. Не отстать от Дика! Не одному Бобу тяжело, вот Сэм, упираясь, пыхтит рядом…
Никто не заметил того мгновения, когда сила камня окончательно исчезла, а осталась только тяжесть в ногах и жар во всем измученном теле. Идти вперед уже не было никакой возможности, но ничто не гнало бежать назад.
--Сам не понимаю, Дик, как ты сумел толкнуть меня на такое! – выдавил из себя Сэм и откинулся на песок.
--Да! – Боб обернулся назад, где над песком еще торчал черный огарок, как грозящий всем проходящим, указательный палец. – А как ты собирался пройти этот камень, если бы он был побольше.
Дик усмехнулся.
--Ладно уж, скажу. Я захватил с собой три толовые шашки. Если бы не прошли, рванул бы этот камень ко всем чертям.
--Вот и жалко, что не рванул, - томно простонал Сэм.
--Ребята, мне кажется, этого лучше не делать. Камень же волшебный! Вдруг бы его не взяло. Или развалился бы и снова склеился? Или…
--Охота тебе болтать! – оборвал его Сэм. – Прошли и ладно. Отдыхай.


Гл. 9 Опасная охота

Искатели драгоценностей отдыхали, изнывая под беспощадным солнцем, часа три. Последний запас воды во флягах быстро уменьшался. Наконец Дик поднялся и со стоном потянул к себе рюкзак.
--Выброси хоть шашки, - сунулся с советом Боб.
--Еще чего выдумаешь!? Ну-ка вставайте. До гор - ерунда, а до утра мы высохнем, как яичная скорлупа.
Горы действительно казались совсем рядом. Но только казались. И лишь когда солнце обошло небо и уже затерялось среди горных вершин, три сообщника доковыляли до их подножия. Со словами «последняя остановка» Дик свалился ничком, а потом медленно выполз из-под лямок рюкзака. Боб сбросил сумку и приткнулся рядом. Сэм как всегда расположился в стороне.
Длинные тени совсем изменили вид горной цепи. Она потемнела, помрачнела и, казалось, нависла прямо над головами. Ущелья, островки зелени стали вообще черными. А тот промежуток между двумя приметными желтыми склонами, который, как им казалось, был входом в долину, и к которому они рвались, теперь выглядел провалом в никуда. Только одно вселяло надежду. Перед самым этим входом торчал острый пригорок. Он был ещё освещён каким-то пучком солнечного света, пробившимся через ущелье, и его макушку явно покрывали низенькие зеленые кустики. А значит – здесь есть вода. И трава, и пища. Отдых! Благодать…
И вдруг (покорители пустыни вздрогнули) на вершине пригорка обозначилась человеческая фигура!
Человек, а вернее человечек, стоял, запрокинув голову, развернув плечи, и держал что-то в опущенной правой руке. Несмотря на добрую сотню шагов, разделяющую его и трех наблюдателей, они легко могли убедиться, что он невелик ростом, щуплого телосложения и совсем молодой. Одет в какие-то короткие штанишки и куртку, руки и ноги – голые, на голове – смешной колпачок.
--Пупсик! – фыркнул Бобби. Дик показал ему кулак, а потом повел глазами в небо. Там, в высоте летела небольшая стая уток. За этими утками и наблюдал местный житель. Затем он вдруг вскинул руку, закрутив чем-то над своей головой.
--Праща? - удивился Дик. – Сдурел он что ли? Так высоко!
В это мгновение с ремня пращи сорвался камень и понесся в небо. Пока он был виден, не вызывало сомнения, камень летит точно в утиную стаю. Причем, сначала медленно, затем всё быстрее и быстрее. И это несмотря на то, что камень не падал, а поднимался! Исчез, стал невиден, но через какие-то секунды одна из уток резко трепыхнула крыльями и комком провалилась вниз. Но Дик заметил, что ловкий пращник, не дожидаясь результата, уже успел метнуть в небо второй камень, а теперь раскручивал третий. Ну и рука у этого пупсика!
Первая утка шлепнулась на землю недалеко от путешественников, следом падала вторая и уже сложила крылья третья. Охотник зарядил четвертый камень.
--Браво! – это завопил Сэм, вскочив и размахивая над головой сложенными вместе руками. - Виват! Брависсимо!
Тут уж не выдержали и Дик с Бобом, они тоже поднялись во весь рост.
Местный охотник услышал крик, и, наверное, рука его дрогнула. Очередной камень пошел вверх, но не так круто. А потом случилась непостижимая вещь! Камень вдруг перестал подниматься, описал крутую дугу и полетел прямо в Сэма. Но этот восторженный зритель не стал раздумывать над причинами странного полета камня. Он моментально скрылся с глаз, нырнув в какую-то ложбинку. А камень, снова повернув, помчался в Дика и Боба!
Боб отшатнулся.
--Куда! – Дик схватил его за флягу у пояса, фляга сорвалась, и тут же Дик заслонил ею свою голову, вскинув пустую бобову флягу двумя руками. Камень ударил во флягу, сплющил ее и припечатал ко лбу Дика. Предводитель лихой троицы без звука повалился на землю. Боб кинулся к товарищу.
Дик лежал неподвижно с закрытыми глазами. Раны на лбу не было, значит всё не так страшно. Подошел Сэм, покачал головой:
--Каюк?
--Ты что! – возмутился Боб. – Просто сильно шарахнуло. Он сейчас очнется. Надо бы водой полить на голову.
--Надо бы, - согласился Сэм. – Только ее у нас нет.
Он для наглядности отстегнул и потряс свою флягу. В ней что-то булькнуло, но Сэм хладнокровно откупорил ее и допил остатки воды. Затем перевернул кверху дном. Боб попытался посмотреть в глаза Сэма, однако в наступившем сумраке увидел только шляпу и безликий овал головы. Оба молчали.
Сэм вдруг сорвался с места и подтянул к себе рюкзак Дика. Развязал горловину и запустил внутрь обе руки.
--Не смей! – запротестовал Боб, и, видя, что Сэм равнодушно копается в чужом рюкзаке, двинулся на него с кулаками. Но Сэм уже выхватил маленький сверточек, и, отскочив, толкнул рюкзак к Бобу.
--Забери! А это – моё! Я его добыл, мне и хранить.
Даже при последних, уходящих лучах солнца, рубиновая звездочка сверкнула на серебряном обруче, как искорка. Обруч, правда, скорее напоминал большое кольцо, настолько он когда-то был уменьшен с неохотного согласия Энни осторожным Чарли Блеком. Но Сэм, не зная истинных волшебных свойств обруча, не догадался примерить его на голову. Вместо этого он ткнул в него все пять пальцев правой руки, сложенных щепотью. И к удивлению не только Сэма, но и Боба, глядевшего на волшебную вещь во все глаза, обруч увеличился, наделся на руку, а затем обхватил запястье, как браслет.
--Опа! – только и сказал изумленный Сэм.
--Обалдеть! – не выдержал и Бобби. – Волшебный браслет! Сэм, поводи им над головой Дика, вдруг он и лечить может.
Нет, вылечить их товарища волшебный браслет не сумел.
--Значит, потащим руками, - спокойно заключил новый обладатель серебряного кольца.
Уже почти стемнело, но до пригорка, с которого неизвестный человечек метал камни в уток, было действительно рукой подать. Парни уже слегка передохнули и чувствовали, как воздух охватывает их надвигающейся прохладой. Недолго было ждать и холода.
--А вещи? – спросил Боб.
--Куда они денутся, Бобби! Сейчас перенесём Дика, ты с ним останешься, а я схожу за нашими мешками.
--Нет уж, Сэмми! С Диком побудешь ты. А я – за вещами. Думаю, так будет лучше.
--Действительно, будет лучше, – легко согласился Сэм, ставший вдруг необычайно покладистым.
За пригорком, куда они, запыхавшись, доволокли Дика, действительно начиналась трава. Чуть в стороне сочился тоненький ручеек, который сейчас значил для сообщников больше Темзы и Миссисипи. Напившись воды до отвала, Боб ушел в темноту, на поиск брошенных вещей. Сэм остался хлопотать над неподвижным Диком.


Гл. 10 Счастливое селение

Сэму удалось привести в чувство их предводителя еще до возвращения Боба. И не только. Бедный Боб промучился с сумкой и рюкзаками так долго, что два его приятеля успели за это время обсудить шепотом всё случившееся и даже подыскать на ночь убежище. Укрылись среди кустов, и как ни казалось опасным их нынешнее положение, все трое заснули, словно убитые. Здесь в кустах, кстати, было значительно теплее, чем ночью среди песков.
Первым проснулся Боб. Утро только-только занималось, а спать ему почему-то уже расхотелось. Казалось даже нелепым спать в таком красивом месте, при таком веселом солнце. После злополучной пустыни глаз Боба радовал любой зеленый листик или стебелек, умиляло журчание ручейка и пересвист каких-то пташек. Приятели еще спали, и как было хорошо лежать в тишине, не слушая ни понуканий Дика, ни насмешек Сэма. А ведь им еще придется разбираться с этим браслетом. Если Сэм не признается в ночном своеволии, как быть? На чью сторону стать? Ведь каждый из них по-своему прав.
--Вот чтО разлеглись? – донесся внезапно из кустов резкий, но какой-то шелестящий голосок. – Солнце-то давно встало!
Боб повернул голову и никого не увидел. Но не почудились же ему эти странные слова, неизвестно кем сказанные. И тут он понял: на веточке сидел беспокойный, потрепанный воробей. Он вертел головой, поблескивал черными глазами, смотрел прямо на удивленного парня и не торопился улететь.
--Мешаем тебе что ли? – спросил Бобби вполголоса, так, как будто бы у самого себя. Ждать ли ответа от неразумной птички даже в Волшебной стране?
--Конечно, - тихонько отозвался воробей. – Вон вы какие! Все кусты помяли.
--Ничего, мы скоро уйдем. Не бойся.
--Я-то не боюсь. Мне-то чего бояться? Это Борзуны попрятались. Говорят, что вы – волшебники. Вас даже убойные камни не трогают.
--Какие убойные камни? – не понял Боб. – Это те Черные, что в пустыне?
Воробей не успел чирикнуть ответ.
--Нашел, что спрашивать! – промычал внезапно Дик, при этом не поворачивая головы и не открывая глаз. – Спроси лучше, кто такие Борзуны.
К удивлению Боба воробышек и тут не оробел.
--Как кто? Люди. Живут здесь, в долине.
Дик медленно приоткрыл тяжелые веки, приподнялся на локте. Их чирикающий собеседник тут же перепорхнул на соседнюю ветку, но остался на ней, видимо и сам не желая прерывать занятного разговора.
--Первый раз слышу про такой народ, - сказал Дик, намеренно обращаясь не к воробью, а к Бобу, чтобы не спугнуть птаху. Боб, понимая, что спать дальше предводитель их отряда не намерен, тоже сел, поджав ноги, и зябко потянулся. Он помнил, что Гудвин называл Жевунов, Мигунов, еще кого-то, но Борзунов среди них действительно не было.
--Это не народ, - поддержал Боба и воробей, - а совсем маленькая стайка. У них всего одна деревня. И хорошо. Иначе бы нам, в долине, совсем жизни от них не было.
--Да, мы видели, охотятся они знатно.
--Чего там охотятся, - опять не согласился воробей, – на нас не поохотишься. Они рубят кусты и деревья, землю копают. Скоро вообще негде жить станет. А тут еще вы!
--И где их деревня-то?! – громко спросил Сэм. Он откинул одеяло, повернулся на бок. Испуганный воробей сорвался с места, взлетел и быстро пропал в прозрачном утреннем воздухе.
--Спугнул, балабол! – рассердился Дик. – Как теперь дорогу через горы искать будем?
--Мало что ли воробьев, другой какой живности? Пойдем лучше поглядим деревню, пока хозяева не осмелели.
Отыскать деревню было нетрудно, неряшливые крыши круглых домиков торчали издалека. Действительно, подойдя поближе, покорители новых земель убедились, что никто из жителей не отважился остаться и встретить чужеземцев. Унылый вид пустой деревни восторга у приятелей не вызвал. Маленькие домики с широкими дверями и без окон, были окружены со всех сторон кустами и бурьяном. Только узкие тропинки сбегались в одну большую каменистую тропу, петляющую между двумя зыбкими линиями домов и уходящую куда-то вдаль. Кое-где, на небольших ровных площадках за домами, проглядывались клочки огородов, ухоженных, но без всяких изгородей, окруженных такими же кустами. Ничего похожего на поля или сады глазу не попадалось.
--Да! Волшебная страна сказочного богатства! – глубокомысленно заключил Сэм. – Может быть, хоть пожевать чего-нибудь поищем?
--Тогда лучше вон в том, - сердито ткнул пальцем Дик.
Дом, на который он указывал, был не выше, но заметно шире остальных. Крытый, как и все, хворостом, со стенами, также обмазанными серой глиной, он выделялся широкой фиолетовой полосой, обходящей стену под самой крышей. Как будто хозяин затеял его покрасить, но больше не нашел краски.
--Фиолетовый цвет! – воскликнул Боб. – Любимый цвет Мигунов.
--Точно! – подхватил Сэм. – Сразу после серого и навозного.
--Ну и что!? - начал запальчиво возражать Боб. – Всё равно какое-нибудь родственное племя. Надо посмотреть, они наверняка тоже хорошие ремесленники.
Пока приятели перепирались, Дик зашел в дом. «Ого!» - донёсся его изумленный возглас и оба его приспешника толкаясь протиснулись в дверной проем.
В домике было темновато, но не слишком. Из внутренней большой комнаты во двор вела вторая дверь, также как и входная открытая нараспашку. В комнате не было ничего кроме лежанки, большого шкафа с открытыми полками и грубого приземистого стола. Возле стола вместо стульев стояли четыре чурбана, правда аккуратно оструганные и чистые.
Дик вертел в руках большую миску или даже тазик, и на его невозмутимом лице читалось явное изумление. Сама по себе эта миска не могла вызвать восторга ни отделкой, ни формой. Но необычайно яркий блеск желтого металла сомнений не оставлял.
--Ты хочешь сказать, что оно золотое? – Сэм попытался спрятаться за иронию, только голос его всё-таки дрогнул.
--Не хочу сказать! Это – золото! – Дик для убедительности тяжело встряхнул блюдом.
--А это тогда что? – Сэм взял стоящий в углу деревянный черенок с насаженным на него громоздким наконечником.
--Кирка? – предположил Боб.
--А металл-то такой же! Они или делают кирки из золота, или это – посох их проповедника. Что ж получается, дом этот – местное святилище?
--Получается, Сэмми, что у них золота больше, чем железа. Смотри, - Дик приподнял крышку маленького сундучка. В нем на подстилке из цветных шкурок лежали три молотка разного размера. – Вот их главные драгоценности.
--Поглядим, что во дворе! – Сэм вышел через другую дверь, не забыв прихватить с собой и «кирку». Точнее – мотыгу, как потом поняли приятели.
Двор, просто широкая утоптанная площадка, заканчивался прокопченным навесом. Под этим навесом на главном месте громоздились три серых валуна с иссеченными верхушками. Похоже, они использовались как наковальни. И в сторонке, прямо на земле, валялось несколько заготовок. Уже можно было узнать топор, два ножа и какой-то длинный прут. Боб поднял топор и подивился на странное, раздвоенное лезвие.
--Для чего?
--Золото не рубит и не режет, - снисходительно пояснил Дик. – Вот и заплющивают сюда чего-нибудь твердое. Железку. Или камушек.
--Так значит… - у Боба перехватило дыхание. – За что-нибудь железное, за нож или за гвоздик, у них можно наменять пуд золота!?
Дик скривился, а Сэм даже выпучил глаза от душившего его смеха.
--Зачем менять, - вытолкнул из себя он. – Мы и так возьмем.
--Точно! – сразу согласился Боб. – У них его полно! Повезло же людям.


Гл. 11 Сквозь горы

Черный, как уголь, осколок неправильной формы с острыми краями легко перекатывался по ладони. Но как только Боб ее переворачивал, сразу прилипал плотно, так что потом на коже оставались следы жестких кромок. Бобби снова поворачивал руку ладонью вверх, резко дергал туда-сюда. Камешек съезжал с места, ёрзал до самого запястья, полз дальше вверх по руке. Его спокойно можно было переложить из руки в руку, оставить на колене, на ботинке. Но только не стряхнуть на землю! Если даже и удавалось сбросить упрямый предмет, он, как привязанный на резинку, снова возвращался и с чмоком влипал в ладонь.
Игрушка забавная. А вот когда они с Диком заглянули в крайний домик и наткнулись на кучку таких камешков, было не до забавы. Дик шел впереди, ища, что еще можно прибавить к их огромной добыче. Первое, что услышал Боб - звон брошенных золотых болванок. Потом вскрик и злобную ругань Дика. Черные камешки скромно лежали в углу горкой, но стоило незадачливому добытчику потянуться к ним…. Камни взлетели потревоженным роем, облепили руку и поползли по ней к телу, как огромные хищные жуки. Боб, собственно, сначала так и подумал, и первое его желание было – также кинуть всё золото и бежать прочь.
Но Дик, красный от злости, уже оторвал первый камень и пытался его бросить. Нет, камень словно прилип.
--Помогай, разиня! – крик вернул Боба в реальность. До него как-то сразу дошло, что это осколки камня Гингемы, что именно этими камнями «пупсик-охотник» сшибал уток, что местные Борзуны откалывают эти камешки для охоты, и потому вековой страж пустыни стал походить на обглоданную кочерыжку….
Помощь Боба сначала не помогала. Всё, что он сумел: отодрать несколько камней от Дика и насажать их на себя. К счастью в стене домика оказалось несколько прорех. Боб догадался, как загнать в одну из них черный осколок, а потом оторвать от него руку. Дело сразу пошло. Хотя обобрать с Дика все «снаряды» и утыкать ими прорехи не удалось быстрее, чем за полчаса, к приходу Сэма дело было сделано. И только возле горы, когда они нашли, наконец, годную пещерку, Бобби заметил, что один камешек так-таки не отпустил свою добычу. Он прилип к ноге Дика.
Боб возился теперь с этим камнем, стараясь не слушать пререкания приятелей. Сэм, разумеется, настаивал на скорейшем возвращении. Ему казалось сумасшествием бросить так легко добытое золото в какой-то пещерке и идти неизвестным путем через горы. Другое дело, пересечь пустыню назад с богатой золотой кладью – уж это легче легкого. И самое главное, знакомой дорогой сюда можно будет прийти еще не раз.
Но именно на это напирал и Дик. Сюда, мол, мы всегда можем заявиться, эта золотая долина никуда не уйдет. А не побывать в Волшебной стране, не добыть горсти изумрудов – трусость и недомыслие.
Мнения Боба никто не спрашивал. И тот и другой знали, что он очень хочет посмотреть страну за горами, но если сообщники повернут назад, сам, конечно, никуда не пойдет.
--Ладно! – сказал, наконец, Дик. – Если не хочешь, вали назад. А мы с Бобом завтра уходим. Золото, так и быть, разделим по-честному.
Сэм выскочил наружу и наткнулся на Боба.
--Значит, уходите за изумрудами? – с издевкой спросил он. – Что плечами пожимаешь?! Да брось ты этот камень!
Он схватил сгоряча черный осколок с ладони Боба и запустил вниз в сторону лесистого склона. Камень пронесся, с шелестом сбивая листья с веток. Бобби от удивления разинул рот и вытаращил глаза. Но надо было не таращить глаза, а спасать голову. Камень Гингемы, как ему и было положено, уже возвращался. И теперь Боб, не задумываясь, нырнул за большую глыбу, примерно так, как в прошлый раз поступил Сэм.
Но на этот раз Сэм неловко оступился, и только успел машинально поднять к лицу руку. Внезапный сдавленный вскрик изумления заинтриговал Боба. Он не утерпел, выглянул и ахнул. Камень висел в воздухе, футах в пяти от головы Сэма!
Проходили секунды, камень оставался неподвижным. Боб, не спуская глаз с черной разляпистой точки среди прозрачного воздуха, только шумно выдыхал. А Сэм замер с поднятой рукой, боясь пошевелиться.
--Спрячься, - шепнул он, наконец, Бобу и стал медленно-медленно опускать руку. Ничего не происходило. И только, когда рука окончательно повисла вдоль тела, раздался стук. Черный камешек, как всё, чему не полагается висеть без опоры, упал и закатился в траву.
--Сэмми! – прошептал Боб. – Как это ты?
Растерянный, непохожий на самого себя Сэм потряс головой.
--Так ведь это же, наверное, браслет волшебный! – вдруг радостно закричал Бобби и с размаху хлопнул по левой ладони правой. – Конечно! Ну, теперь мы их разгоним!
--Значит, волшебный браслет! – послышалось сзади. Скрестив руки на груди у выхода из пещеры стоял Дик. Его голая макушка поблескивала на солнце, а физиономия просто лоснилась от иронической усмешки. – А я-то думаю, кто его утянул. Или сам убежал?
--А вы не кипятитесь, сэр Ричард! – совершенно спокойно вдруг сказал Сэм. – Браслетку взял не я, а мы, с Бобом напару. И мы считаем, что так будет справедливо.
Дик злобно двинул челюстью.
--Продал? – повернулся он к Бобу.
--Я… не… вообще-то, - пролепетал тот, смущенный таким неожиданным поворотом.
--Где кольцо?! – это Дик уже спросил у Сэма.
--Вот! – вызывающе приподнял Сэм правый рукав.
Дик опешил. Он расцепил руки, шагнул вперед и уставился на серебряную полоску, плотно охватившую запястье.
--Как ты его напялил?
--Волшебная сила! – иронически-снисходительно пояснил Сэм. – Это, как видите - браслет. А не кольцо, как думают некоторые. И этот браслет кое-что может.
--Да, может растянуться. Может остановить камень Гингемы. И всё?
Сэм недоуменно склонил голову к плечу, Боб что-то хотел сказать, но промолчал.
--На нём зачем-то красный камень. Ты пробовал, может быть, он нажимается или поворачивается. Да что уставился, пробуй! Или дай сюда.
--Нет уж! – Сэм глубоко вздохнул и нажал на рубиновую звездочку. – Кажется, вдавливается.
--И что?
Приятели оглядели Сэма, завертели головами во все стороны. Где волшебство? Совершилось ли оно? А если и совершилось, под каким кустом его искать.
--Может быть, - Боб от волнения запнулся, - камень какой-нибудь кинуть. Обычный. И он тоже, как и тот черный, будет сам преследовать.
--Хорошо, - с недоверием в голосе согласился Сэм. – Только спрячьтесь.
Бобби послушно нырнул в укрытие, а Дик только скривился. Догадка приятеля, несомненно была полной чепухой. Сэм наклонился, чтобы взять камень из-под ног и даже икнул от удивления. Его пальцы прошли насквозь не зацепив, более того, не почувствовав никакого камня!
Сэм кинулся к чахлому кустику и махнул рукой. Рука проскочила через все ветки не шелохнув ни листика. Тогда он подскочил к глыбе, за которой прятался Боб. Дик не отставал. Теперь Сэм решил попробовать сразу двумя руками. И, невиданное дело, обе его ладони с растопыренными пальцами высунулись прямо над головой Боба.
--Боб, пошел отсюда! Сэм, вперед! – скомандовал Дик. Сэм шагнул и через мгновение с блаженной улыбкой стоял на той стороне.
--Ну что, мистер Сэмуэль! Не окосели с перепугу? Теперь уж, сэр, вы пойдете с нами. Через горы! Иначе пришибу.
--Напугал, - Сэм медленно приходил в себя. – Что ж, если так можно пройти через любую гору, то… Черт с вами, пошли!


Гл. 12

Три искателя сокровищ стояли на западном склоне горы. Был вечер, солнце опускалось и слепило глаза. Но всё равно, оно не мешало разглядеть, что на них со всех сторон надвигался густой нехоженый лес. Сплошное море зелени, то мохнатой, то кудрявой. И даже никакой синевы, ни озер, ни речек, сквозь нее не просвечивалось. Только ближе к подножию горы и уже по склонам лес лежал пореже, перемежался полянами и лужайками. И совсем недалеко шелестели и переливались по камням струи небольшого ручейка. Ручеек круто сбегал вниз и терялся в лесу.
Но даже такая негостеприимная картина радовала больше, чем скудные виды оставшейся по ту сторону горной цепи золотой долины. Что это за долина - зажата между гор, совсем малюсенькая рядом с их величественными вершинами. Заросла кустарником и низкорослыми деревцами. Ни озерка, ни одной мало-мальски крупной речки. Правда, там есть золото. Но не ради золота бежали в нее некогда подданные жестокой Бастинды. Им хотелось спрятаться подальше от гнета колдуньи, и они были готовы жить даже в таком мало привлекательном месте. Кормиться с убогих огородов, охотиться на стаи птиц, залетающих время от времени из большого мира. Пусть живут так, такой уж их выбор.
Есть другой выбор. Вот эта бескрайняя страна, щедрая и обильная, давно ждущая своего покорителя.


Спасибо: 3 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин


Пост N: 121
Зарегистрирован: 02.06.08
Рейтинг: 1

Награды: :ms15::ms20::ms31::ms21:
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.06.10 20:05. Заголовок: Что будет выполнено ..


Что будет выполнено на высоком волшебно-художественном уровне))), не сомневалась. Оказалось еще и познавательно. Не задумывалась, что золото не режет (мне простительно, я не неорганик)

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 321
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 1

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms21::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.10.10 21:13. Заголовок: Гл. 12 Первые шаги ..


Гл. 12 Первые шаги по Волшебной стране.

Три искателя сокровищ стояли на западном склоне горы. Был вечер, солнце опускалось и слепило глаза. Но всё равно, оно не мешало разглядеть, что на них со всех сторон надвигался густой нехоженый лес. Сплошное море зелени, то мохнатой, то кудрявой. И даже никакой синевы, ни озер, ни речек, сквозь нее не просвечивалось. Только ближе к подножию горы и уже по склонам лес лежал пореже, перемежался полянами и лужайками. И совсем недалеко шелестели и переливались по камням струи небольшого ручейка. Ручеек круто сбегал вниз и терялся в лесу.
Но даже такая негостеприимная картина радовала больше, чем скудные виды оставшейся по ту сторону горной цепи золотой долины. Что это за долина - зажатая между гор, совсем малюсенькая рядом с такими величественными вершинами. Заросла кустарником и низкорослыми деревцами. Ни озерка, ни одной мало-мальски крупной речки. Правда, там есть золото. Но не ради золота бежали в нее некогда подданные жестокой Бастинды. Им хотелось спрятаться подальше от гнета колдуньи, и они были готовы жить даже в таком мало привлекательном месте. Кормиться с убогих огородов, охотиться на стаи птиц, залетающих время от времени из большого мира. Пусть живут так, такой уж их выбор.
Есть другой выбор. Вот эта бескрайняя страна, щедрая и обильная, давно ждущая своего покорителя. После пустыни и гор лес не может стать серьезной преградой. Найдутся в нем и звериные тропы, и попутные речки. Найдется и добыча, чтобы пополнить запас в опустевших рюкзаках. Были бы глаза и руки. И конечно головы.
Сэму первому надоело разглядывать живописные окрестности. Он ткнул локтем Дика.
--Что, капитан, будем спускаться?
--Давайте туда, ближе к ручью. Посмотрим, куда он течет.
--Как куда? Вниз, - пожал плечами Боб.
--Вот именно! А ты что, вверх собрался? – огрызнулся Дик. Не говоря больше ни слова и не оборачиваясь, он большими скачками двинулся в выбранную сторону.
--Пойдем что ли и мы помаленечку? – потянул Боба Сэм. – Жалко, мой браслет нам больше не подмога. Сейчас бы как через гору, раз и там.
Боб только хмыкнул. Ему как раз больше нравилось идти собственными ногами. Не очень-то приятно, вмиг проскакивая всю толщу горы, оказываться вдруг на какой-то крутизне над самой пропастью. Да еще Сэм хохочет и тянет за руку. Нет уж, довольно. Впереди просто лес и никаких волшебных фокусов.
Ручей быстро превратился в маленькую речку. Правда, густые заросли так плотно ее облепили, что выйти к воде можно было только через изредка попадающиеся разрывы. Каждый раз приходилось углубляться в чащу, а потом искать, куда же снова подевалась речка. Сэм иронически посетовал, что вот, мол, не догадались захватить с собой через пустыню лодку. Сейчас бы сидели в ней, свесив ножки, а не петляли, как зайцы. На предложение Боба связать плот, Сэм тут же ответил деланным смехом, а Дик – раздраженным рычанием. Для этого требовался по крайней мере топор. И не золотой, а настоящий!
--Хватит, - сказал, наконец, Дик. – Что нам этот ручей! Ищите тропу пошире, и поглядим, куда она завернет. Может, выведет из леса куда-никуда.
--А если опять какая-нибудь золотая долина? – не удержался Сэм. – Ты бы хоть на компас поглядел.
Дик смолчал, но тут же, не особенно выбирая, пошел прочь от реки. Сэм покосился на Боба, тот только передернул плечами. Оба знали, что Дик упрям и, если сделал первый шаг, то уже не возвратится, даже если ему и придется идти в одиночку. А сейчас в лесу самое главное – держаться вместе. Уже не раз резкие протяжные крики, долетавшие со всех сторон, заставляли вздрагивать и Боба, и Сэма.
Тропка, избранная Диком, вынырнула из наползающего сумрака вечернего леса на полянку. Здесь-то еще было светло, хотя и не надолго, ведь солнце уже опустилось за деревья. Опустилось, но еще не скрылось! И это очень кстати, так как сразу можно было рассмотреть что-то странное, лежащее прямо посреди поляны. Путешественники опешили, не понимая, может ли им угрожать непонятная темная масса, размером с небольшой холмик. Холмик оставался неподвижным и резко выделялся на траве темно-коричневым блеском своей гладкой поверхности.
--Валун, - уверенно заявил Сэм, но с места не стронулся.
--Шапка великана, - пробормотал Боб, блеснув глазами.
--Глиняный вигвам, - предположил Дик.
--Ну, если только для гномов, - Сэм всё-таки не удержался от усмешки.
--Что же ты тогда гномов испугался? – скривился Дик, но и сам не спешил к коричневому «колпаку». Покосившись на приятелей, он поднял из-под ног тяжелую палку и метнул в куполообразный предмет. Она гулко ударилась и отскочила. Предмет не шевельнулся. Осмелев, трое сообщников осторожно приблизились. Вблизи стало видно, что их «колпак» весь покрыт своеобразным рельефным узором в крупную клетку.
--Черепаха! – выпалил Сэм.
--И какая огромная, - прошептал Бобби.
Но Дик презрительно и демонстративно пнул бронированное чудище ногой. И сразу почувствовал, что эта черепаха совсем не тяжелая, даже как будто чуть-чуть съехала с места. Он покачал головой, а потом присел и подсунул пальцы под край панциря.
--Помогайте! – позвал Дик, Сэм же только презрительно фыркнул. Но Бобби кинулся на помощь, и они вдвоем легко приподняли край гигантского панциря.
--Черепаху-то скушали!
С этими словами Сэм присоединился к друзьям, и панцирь черепахи, перевернувшись, закачался как огромная чашка. Внутри он был сухой, с какими-то гребнями и выступами, но гораздо больше в нем было просто пустого места.
--Зря перевернули, - вздохнул Боб. – Пора уже ночевать, а под ним мы спрячемся все трое. Вот только дверки в нем нет.
--А это на что? –Сэм обнажил браслет с рубиновой звездочкой. – Тут нам другая радость светит. Задохнемся мы под этим панцирем, как мыши в банке.
--Ничего, подложим какие-нибудь чурбачки, - вмешался Дик. – А утром назад переколбасим, и это будет наша лодка!
Ночевать всё-таки было тесно и жестко, но приятели не придали этому большого значения. Тем более, что какой-то крупный зверь ходил полночи вокруг их убежища. Он фыркал, скребся, и только под утро потихоньку удалился, оставив трех друзей в покое.
А вот тащить панцирь волоком по земле оказалось гораздо тяжелее, чем переворачивать кверху дном. В поте лица провозились до самого полудня. Но зато на берегу речки был устроен шикарный привал. И обед с ухой из рыбы, которая сама так и лезла на крючок, под закуску дикими, но великолепными апельсинами. Отдохнув, путешественники запаслись шестами, покидали пожитки в лодку и отчалили.
«Корабль Черепаха», как окрестил его Сэм, легко нес на себе весь груз и трех пассажиров, плавно скользя вдоль лесистых берегов. Вот только управлять им было почти невозможно. Когда Боб попробовал оттолкнуться шестом, чаша панциря резко накренилась и чуть не зачерпнула бортом воду. Дик испуганно цыкнул на Боба, а потом приказал ему и Сэму выбросить шесты в речку. Свой он оставил для крайнего случая.
Речка, к радости трех приятелей, стала шире и полноводней. Панцирь все реже черкал дном и застревал на корягах. Наконец он поплыл спокойно, плавно, иногда лишь медленно крутясь в попадающихся водоворотах. И опять важно выплывал на самую середину речки. В небе то и дело проносились утки, кулики или цапли. На прибрежных кустах вовсю гомонили пестрые разноцветные птички, время от времени срывающиеся с веток целыми стайками. Молоденькая лань, вышедшая к воде, проводила странную лодку удивленными глазами. Искатели сокровищ приободрились, повеселели, Сэм даже начал напевать что-то себе под нос.
--Неплохо, - сказал Дик. – Так мы можем доплыть до самой Большой Реки. Смотрите, как только выскочим из леса – причалим и сделаем разведку.
Бобби согласно хмыкнул, Сэм, продолжая напевать, слегка покивал полями шляпы.
Но доплыть до Большой реки им было не суждено. Через час речка разлилась широкой заводью, и течение уперлось в огромную кучу древесных стволов и крон. Все это перепуталось лианами и уже затянулось диким виноградом. Панцирь-лодка мягко остановился, уткнувшись в полузатопленное дерево. Стало слышно, как с плеском и шорохом вода просачивается через эту самодельную запруду и утекает дальше. Туда, куда сообщникам теперь не было хода.
--И что дальше? – спросил Бобби. – Опять на берег вытаскивать?
--Не выйдет! – Сэм слегка привстал, оглядывая оба берега. – По-моему и там, и там болото. Что будем делать, капитан?
Дик замер неподвижно. Препятствие его не смутило, но неужели нельзя обойтись без лишней мороки? После утренней волочбы панциря по узкой тропке так не хотелось снова выкатывать его на берег, тащить до воды. Можно ли воспользоваться браслетом? Ведь здесь не сплошная стена, а переплетение многих и многих стволов. А если их лодка застрянет, засядет намертво в самой середке запруды? Руками тогда ее не выдрать.
--Ладно, время позднее. Ночуем здесь, а с утра займемся переправой.

Гл. 13 Дурная ночь.


Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 27
Зарегистрирован: 27.09.10
Откуда: Cybertron
Рейтинг: 0

Награды: :ms35::ms21:
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.10.10 23:21. Заголовок: Очень интригующий фа..


Очень интригующий фанфик, продолжайте )

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 2
Зарегистрирован: 23.10.10
Рейтинг: 0

Награды: :ms15::ms35::ms42::ms19::ms20::ms32::ms24::ms43::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.10.10 15:57. Заголовок: Класс! Будто Волков ..


Класс! Будто Волков писал!

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 250
Зарегистрирован: 10.08.09
Откуда: Россия- Израиль, Санкт Петербург
Рейтинг: 2

Награды: :ms32::ms31::ms21:
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.10.10 21:37. Заголовок: Вобще-то золото - о..


Вообще-то золото - очень мягкий металл и для орудий труда типа кирок он не пригоден, в отличие от бронзы.

Все что не задавали мне делал я кое как. Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 376
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 1

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms21::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.10.10 23:10. Заголовок: Почему от бронзы? От..


Не в тему: Почему от бронзы? От бронзы, титана, никеля, стали, вольфрама, ванадия, хрома, ниобия...
Что точно не годится на орудия труда, так это ртуть. (если конечно не поливать непрерывно жидким азотом).
А вообще я согласен - горная кирка или кайло из золота аховые. Но расковырять участок земли под огород золотой мотыгой можно. И даже пластмассовой, если с твердым наполнителем. (Пахали же деревянной сохой. А золотой бы еще лучше пошло. да только не по карману).

Skywarp, Железный дровосек, mage-demi-savant - спасибо за отзывы.
Будем стараться, чтобы из этого что-нибудь получилось.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 55
Зарегистрирован: 23.10.10
Рейтинг: 0

Награды: :ms15::ms35::ms42::ms19::ms20::ms32::ms24::ms43::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.12.10 18:14. Заголовок: А продолжение следуе..


А продолжение следует?

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 595
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 2

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms21::ms22::ms23::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.12.10 13:14. Заголовок: Гл. 13 Дурная ночь...


Гл. 13 Дурная ночь.

На потемневшем небе зажглись звезды. Прошедший день уже не казался тяжелым. Проплывая в панцире по речке, приятели успели спокойно отдохнуть, и теперь им как-то не спалось. Берег, Сэм угадал верно, действительно так и хлюпал под ногами, но нашелся для стоянки всё-таки и сухой бугорок. Даже не бугорок, а островок – уютное, безопасное местечко, на котором можно было приткнуться, не опасаясь, что какой-нибудь хищник сунется сюда со своей зубастой мордой.
Лес утих, а чахлая болотистая лощинка никак не желала успокаиваться. Наоборот, к шипению и хлопкам пузырей прибавилось едва слышное низкое монотонное урчание, напоминающее тихий стон. Временами оно прекращалось, но отнюдь не надолго. Не успеешь перевести дух, и вот опять! Засвербело, застонало…
--Это что, так и будет надрываться всю ночь? – недовольно пробурчал Сэм.
--Меньше слушай, - оборвал его Дик, но, тем не менее, резко перевернулся на другой бок. – Захочешь, заснешь. До утра - а там и ладно. Дальше поедем.
--А что это вообще такое? – робко спросил Бобби.
--Гниет под водой какая-нибудь тухлятина, - тут же отозвался Сэм. – Чуешь, как потянуло?
--Не-а, не тухлятина, - не согласился Боб. – Что-то остренькое. Как приправа.
--Значит, поставили котелок и готовят бульончик с соусом. Наверное, нас сварить собираются.
--Ты шутишь, что ли?! Кто нас варить собирается?
--Не иначе, как болотные черти! А? Хочешь сказать, не бывает их? Зря! Страна же у нас не простая - Волшебная.
--Заткнулся бы ты, Сэм, - пробурчал Дик. – Спи, Бобби, не слушай его.
--А что мне слушать, - Боб попытался ответить твердо. – Если бы кто чего варил, с той стороны огонь бы просвечивал. Вокруг ведь тьма кромешная, друг друга не видим.
И тут среди кустов засветился огонек. На костер было непохоже, через светящийся, почти белый, круг перебегали не красноватые, а ярко-золотистые блики. Кружок белого света начал медленно растягиваться в высоту, превращаться в пухлый столбик. Резко всплеснуло в той же стороне, пошел и сразу оборвался стон. Уже что-то не белое, а желтое возникло на верхушке столбика, раздалось вширь, а по верхнему краю стал словно бы перекатываться шар, величиной с небольшую дыню. Сверкнули на «дыне» две звездочки, ни дать, ни взять – глаза. И тут же желтая голова остановилась, а из вздыбившихся плеч стали вытягиваться длинные бесформенные белые с прозеленью руки.
--Смотри! А там еще три! – прошептал Сэм.
Действительно, на самом краю болотины взвились и тут же опали до трепещущих мелких завитушек три золотисто-оранжевых огненных фонтана. Затем снова вытянулись, как тонкие деревца, размахивающие ветвями, и заплелись одно вокруг другого. И прямо у них из-под ног поползла светло-желтая лента. Сначала она тянулась вверх, но, словно отяжелев, изогнулась, начала утолщаться на конце и опять, уже здесь, сверкнула звездочка. И тут глаз! Надувшаяся голова раздалась клиновидным провалом, точно раскрыла пасть.
--Змея! – не выдержав, хмыкнул Дик. – Сейчас ужалит.
А «змея» и в самом деле резко метнулась вперед. Метнулась быстрее, чем парни успели заметить, что в том самом месте засветился продолговатый овальный шарик, оранжевого цвета, размером с небольшое ведро. И без всякого сомнения шарик исчез в «змеиной» пасти. «Змея» встряхнула головой, снова разинула пасть, изогнувшись в противоположную сторону. Тоже ясно зачем, поскольку и с той стороны вынырнул прямо из-под земли еще один такой же шарик. За ним еще и еще. Но они, уже не дожидаясь, той же участи, замельтешили в разные стороны. Ни один, ни на мгновение, не оставался на месте. «Лента-змея» крутилась между ними, замирала, делала резкие выпады, высокие прыжки, просверкивая огненной дугой – всё напрасно.
Какие-то рыжие блики замелькали и с противоположной стороны, значительно дальше, кусты не давали их как следует рассмотреть. Участились хлопки, вопли и стоны. С ними мешались бьющие вдруг по ушам и почти сразу обрывающиеся треск и скрежет. Сжавшийся в комок Боб внезапно повернулся, он вспомнил про первого столба-истукана. Но нет, тот не выкинул ничего угрожающего! Он по-прежнему стоял на своем месте, сверкал глазами-звездочками и медленно поднимал, а затем опять опускал две тонкие длинные руки. И невольно напоминал своими движениями безумного дирижера дикого концерта с нелепыми плясками.
Теперь совсем уже бесформенные клочья всевозможных размеров поплыли над землей во все стороны. Они сверкали и медленно переливались тем же желтым, то тусклым, то золотистым мерцающим светом. А позади них, дальше, быстро мелькали новые всевозможные фигуры, убегающие, преследующие, исчезающие. Приятели уже отлично видели испуганные лица друг друга, так много света вдруг оказалось в этой уединенной лощинке. Только небо оставалось непроницаемо черным, да дальняя стена леса, как будто она загородила эту безумную полянку от всего мира.
--Ничего они нам не сделают, только выспаться не дадут, - неуверенно воскликнул Сэм. - Нечисть болотная!
--Заткнись, морда, - еле слышно прошипел Дик, потому что на голос Сэма, как по сигналу, потянулось сразу несколько бесформенных сгустков. До этого они все обходили горушку стороной. А тут вдруг замерли на месте и стали изменяться, медленно надвигаясь. У одного вытянулись «рога», у другого сразу пять «лап», третий из желтоватого всё гуще начал наливаться красным…
--Ой! – прошептал Боб.
--Всё он, гад! – тихо, но ожесточенно выдавил из себя Дик.
Сэм тоже ни на шутку перетрусил, но слова Дика взбеленили его. Он резко поднялся на ноги.
--Куда!?
--Туда! Кролики несчастные, огоньков испугались.
Сэм решительно сделал несколько шагов вперед и быстро тронул рукой ближайшую светящуюся несуразность.
--Ай! – судорожно затряс он рукой и откачнулся назад. Светящееся облачко потянулось за ним. Сэм отскочил. Быстро развернулся на месте и кинулся прочь на спасительный бугорок.
--Жжёт, как кипяток! – крикнул он вскочившим Дику и Бобу. – Сварят заживо!
Сгустки поползли на островок, их было уже пятеро, и похоже, присоединился шестой, самый крупный и уродливый. Он казался огромным телом на двух толстых ногах, о двух головах и трех руках. Причем третья торчала между головами. И опять по звездочке-глазу на каждой голове.
Сэм быстро подхватил свой рюкзак, Боб дернул с земли куртку, так что треснул рукав, и рюкзак Дика покатился прямо к светящимся монстрам. Но Дику не было дела до рюкзака, он рванул следом за Сэмом в узкий проход между чудищами. Где-то там, совсем недалеко, оставалась речка и древесная запруда. Они могли еще проскочить невредимыми, но Боб попался бы прямо в светящиеся лапы. И тогда он отчаянно накинул куртку прямо на голову, закрыл лицо, спрятал руки в рукава, а потом, ничего не видя, наугад, помчался совсем в другую сторону. Там как будто пореже мелькали огоньки и медленнее ползали облачка-сгустки. Сумку свою, он, разумеется, как и Дик, бросил на горушке…
Берег речки был тих и темен. Мирно покачивался на воде черепаховый панцирь, спокойно шумела вода, пробивающаяся среди стволов и ветвей. Ложбинка, с которой удрали приятели, продолжала бурлить, гудеть и светиться. Но отсюда это казалось чем-то мирным и нелепым, как ночной шум и огни отдаленного степного поселка, загулявшего на ночь и никак не желающего угомониться. Однако на берегу парни всё-таки не остались, забрались на нависающие над водой стволы. Было жестковато, но спокойно и уютно. Небо из черного снова стало темно-синим, на нем невозмутимо поблескивали всё те же звезды.
--Не к тому берегу причалили, - медленно выговорил Сэм, когда к нему вернулось спокойное дыхание.
--Нет, на том тоже какая-то чертовня, - кивнул головой Дик. Действительно, время от времени и по противоположному берегу пробегали маленькие светящиеся точки. И, если внимательно прислушаться, то и там что-то потрескивало. Но над водой никаких огней не появлялось.
--Бобби сплоховал, - медленно продолжал Дик. – Может, они его не тронут?
Сэм молчал.
--Покричим его что ли? – не унимался Дик.
--Молчи уж, - Сэм сплюнул в воду. – Надо было раньше… Если бы с ним что-нибудь было, он сам бы орал как бешеный. А я ничего не слышал. Утром поглядим.
Дик скрипнул зубами, но возражать не стал. Он погладил своё левое ухо, только сейчас почувствовав, что оно обожжено как крапивой. Помедли они еще минуту, вот так же бы горело всё тело. А может быть и вообще… Кто знает, какая опасность угрожала им среди этих светящихся тварей? Видимо в Волшебной стране есть такие вещи, о которых не знали ни Элли, ни Гудвин.

Гл. 14 Вдогонку

Тропа, мелколесье, снова тропа, несколько ручьев вброд и, наконец, протоптанная, наезженная полоска, которую уже можно назвать дорогой. Начались обжитые места. Ганнибал несколько раз порывался перейти в стремительный галоп, но Тим проявлял благоразумие. После странных впечатлений от развалин огромного замка он предпочитал не спешить. Пусть Артошка идет по следу Цезаря. Иногда Тим сам замечал уцелевшие отпечатки копыт серого солнечного мула, еще не затоптанные людьми и животными. И сразу становилось легче на душе.
С холма открылось поселение настолько необычное, что юный путешественник невольно остановил Ганнибала. Голубые деревеньки Жевунов, зеленые пригородные фермы, сплошные фиолетовые ряды домиков во владениях Мигунов настолько запали в память мальчика, что ничего другого он уже не ждал. Но тут разгулялись все краски сразу. Синий дом под красной крышей сменялся оранжевым, из-за него выглядывал желто-голубой, а дальше – фиолетовый с белоснежными дверями, наличниками и карнизами, за зеленым забором. Заборы, надо сказать, были разрисованы не менее пестро и ярко. Казалось, сюда сошлись жители со всех стран и даже забежали из Желтой и Розовой.
Только прямоугольные стены, обилие маленьких окошек и сразу по две трубы над крышами выдавали хозяев. Тим, побывавший и в Подземной стране, мог уверенно сказать, что перед ним поселок Рудокопов. Только, похоже, подземные жители хорошо обжились наверху. Прежде, строя свои первые дома, они предпочитали спокойные, светлые расцветки телесных и кремовых тонов, а то и вообще обходились без краски, как когда-то в своей Пещере. Там яркими цветами играло всё что угодно: дворцы, королевские драконники, дорожные указатели, столбики и загородки, лодки у пристани, заводские ворота, но только не дома местных жителей.
Что говорить про шахтеров и пахарей, если даже знатные вельможи не позволяли себе такой роскоши. И вовсе не потому, что жизнь в пещере была суровая и скудная. Тим вспомнил разговор с Ружеро в их первый приезд. Энни тогда поинтересовалась, какой страной рудокопы стали себя называть. То есть, какой цвет они выбрали для себя главным. Ружеро лишь чуть-чуть усмехнулся в бородку. «Мы слишком долго обращали внимание на цвета. В жизни есть куда более важные вещи». Но Тим и тогда был настойчив, ему показалось, что старик уклоняется от ответа. «Нет, всё равно, - так, кажется, встрял он в разговор. – Красите же вы дома, и здесь, и в Пещере. Какой-то цвет должен быть у вас любимым!» Ружеро аккуратно огляделся. «В Пещере дома никто не красил. А почему, вам это самим должно быть понятно. Покрась кто-нибудь дом, ну, к примеру, в оранжевый цвет. Все известные вам особы сочли бы такой поступок оскорбительным. Кроме Барбедо разумеется».
«А дворец?! – воскликнула Энни. – Сестра рассказывала, он переливался всеми цветами радуги». «Конечно, - согласился Ружеро. – И не только дворец. Рудокопам всегда нравились яркие расцветки. Так предписал еще мудрый Карвенто. Но тут всё было наоборот. По любому окрашенному столбику, стенке всегда можно было понять, при каком… в чье правление это сооружение воздвигли. Если даже цвет и с оттенком». Энни, как помнится, хмыкнула, но расспросы прекратила.
Вспомнив о подруге, Тим сразу тронул Ганнибала. Гнедой мул степенно вступил в поселок и медленно пересек его по совершенно безлюдной улице. Дома не показались Тиму заброшенными: окна в некоторых были открыты, порой доносились и голоса. Но, похоже рудокопы твердо оставались верны своей привычке – в часы яркого солнца не выходить из-под крыши. Сохранилась, наверное, у них и былая суровость характера, они неохотно общались с чужими и не высказывали излишнего любопытства. Так что расспрашивать кого-либо из них о Энни мальчик не захотел.
Еще несколько поселков или деревенек осталось позади. Ни одна из них не лежала непосредственно на дороге. Мелькали где-то среди полей и рощиц такие же пестрые кучки домов, и только однажды Тим увидал, как за крошечным фермером в красном колпаке медленно брёл Шестилапый. И тягач, и погонщик одинаково упорно смотрели в землю. Может быть, они даже и не заметили проезжавшего мимо всадника. Вид у зверюги был мирный, абсолютно безучастный, но настолько веяло мощью от его массивного тела, что даже бойкий Артошка не осмелился тявкнуть в его сторону.
Наконец впереди показалось то, чего Тиму уже час как не терпелось увидеть – желтые кирпичи дороги. Как раз на выезде к этой прославленной дороге обозначился крутой поворот, и на обочине четко пропечаталась целая цепочка подков. И в который раз путешественник поблагодарил про себя благодатный климат Волшебной страны, в котором дожди выпадали очень редко. Редко, но обильно и регулярно, в отличие от Канзаса, так что лесам, садам и полям этого чудесного края не грозила никакая засуха.
Под развесистым грушевым деревом Тим сделал большой привал. Нужно было подкрепиться, может быть и вздремнуть часок-другой. Сомнений не осталось, теперь Энни можно было искать только в Изумрудном городе. Так что, после отдыха – полная боевая готовность, бездельника-Артошку в сумку, и полный вперед. За час-другой Ганнибал домчит его до цели.
Тим достал из-под кожаной крышки последнюю кисть чудесного винограда. Полюбовался на крупные желтые ягоды, еще совершенно не потускневшие, и осторожно уложил виноград обратно. Здесь есть сочные груши, там, чуть дальше, персики, а на другой стороне дороги мясистые коралловые вишни. Не стоит тратить волшебные ягоды, только для того, чтобы утолить голод. А вечером гостеприимный Страшила угостит его отменными супами и нежными котлетами кудесника Балуоля.
Насытившись, неутомимый путешественник прилег под той же грушей. Вспомнился последний разговор на ферме у Смитов, прощальный взмах и грустные глаза Элли. Кажется, только она и понимала, что Тим чересчур расхвастался, что его путь окажется значительно дальше и дольше. Но ведь во всем остальном он оказался прав! Энни здесь, он скоро ее увидит и узнает, наконец, что погнало ее в эту сумасшедшую поездку. И да! Хорошо, что он взял с собой Артошку.
Сквозь полудрёму до Тима долетала перекличка и мелкая перебранка каких-то пестрых птичек. Он не знал, что это за птицы, в Канзасе такие не водились. И сам разговор пичуг сначала был нелеп и пуст до крайности. Они окликали друг друга, произносили по нескольку раз какие-то бессвязные слова, в промежутках просто чирикали. Но вот вдруг просочилось сквозь свист:
--Мальчик. Большой мальчик. И гривастый с копытами. Он еще больше.
--Да нет, не больше. Тот серый, этот рыжий.
--Не рыжий, бурый.
--Какой бурый? Серый.
--Мальчик? Нет, мальчик не серый.
Тим приподнялся на локте:
--Эй вы, летите сюда, - позвал он негромко. Птички замолчали, насторожились. Потом, по одной, перепорхнули на самую нижнюю ветку.
--Здесь что, проезжала девочка на сером скакуне?
--Сером? Да сером! Почему скакуне? Почему девочка? На каком скакуне?
--Не галдите все сразу! – Тим потряс головой. – Я спрашиваю про девочку? Энни! Вы ее, наверное, знаете?
--Девочку? Какую девочку? Мы знаем много девочек.
--Я говорю про Энни.
--Энни? Кто Энни? Энни - это фея из-за гор?
--Ну да, конечно! – встрепенулся Тим. – Она проезжала здесь?
--Проезжала? Да проезжала. Конечно, проезжала. Много раз. Она всегда проезжает по этой дороге.
Тим было обрадовался, но сразу насторожился и понемногу начинал сердиться.
--Помолчите! Я хотел спросить про самый последний раз. Это было недавно, может быть позавчера.
--Позавчера? Он сказал позавчера. Что позавчера? Почему позавчера?
--Энни!!
--Энни? Ну да Энни. Фея Энни. Фея из-за гор.
--Я говорю про эту дорогу!
--По этой дороге? По ней ездят рудокопы. И жевуны. Жевуны и рудокопы.
--Я спрашиваю: проезжала фея Энни позавчера по этой дороге?
--Энни? Да, Энни! Проезжала. Кто сказал, проезжала? Почему позавчера? Где вы были позавчера? Разве вспомнишь, где мы были позавчера!
--Тихо, разгалделись! – мальчик так и не понял, что ответили ему птицы. – Говорите кто-то один.
--Один, один! Я один? Это ты один. А мы все! И летим сейчас к Восточным горам!
--Кто сказал Восточным горам? К Западным горам!
--Восточным! Западным!
Тут подбежал Артошка и громко, от души, гавкнул.
Птички вспорхнули как по команде. И умчались прочь, может быть и радуясь, что им удалось прервать бестолковый надоевший разговор. Эти люди воображают, что им, небесным созданиям, очень интересно болтать о каких-то скучных людских вещах. И ведь сколько всего вокруг - нового, живого, красивого.
--Эх! Прибежал ты, Артошка как всегда не вовремя. Хотя… Не пойму, как это местные жители узнают все новости от птиц. Они ведь такого наговорят, с ума сойдешь.
--А чего же ты хочешь, Тим. Это же птицы! Хвост длинный – лапы короткие.
--Может быть ты и прав, дружище. Нечего заниматься расспросами! Набегался? Хватит. Дальше поедешь в сумке.
--Напугал! – Артошка демонстративно вздернул хвост и важно зашагал в сторону неподвижного, изготовившегося к бегу Ганнибала. Украдкой вздохнув, поднялся и Тим.
Гнедой мул понесся как вихрь. Лесная чаща с двух сторон дороги слилась в сплошную зеленую пелену. Только три раза Ганнибал сбавлял ход: перебегая с легким стуком мосты над оврагами и натужно рассекая мутные волны, когда переплывал Большую реку. Сушиться после переправы не стали. День, как обычно стоял жаркий, и седок, и всадник благополучно проветрились на ходу. И вот из-за кромки ярко-зеленой равнины выступили острее шпили еще далеких башен. Тим довольно улыбнулся, он приближался к цели.

Гл. 15 Нелепый прием


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 207
Зарегистрирован: 23.10.10
Рейтинг: 0

Награды: :ms15::ms35::ms42::ms19::ms20::ms32::ms24::ms43::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.12.10 13:48. Заголовок: Оживленные болотные ..


Оживленные болотные фонарики?

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 70 , стр: 1 2 3 4 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- дома
- никого нет дома
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 6
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Мир Волкова Изумрудная страна Заколдованное королевство - Tin Man Хроники Изумрудного города и его окрестностей Изумрудный город Миры Изумрудного города Изумрудная страна|Магвайр,Баум,Сухинов,Волков Типичный Урфин Джюс *NO SLASH!* Tin Man | «Заколдованное королевство» Друзья Изумрудного города