Главная сайт Изумрудный город Правила Форума Выберите аватару Виртуальный клуб Изумрудный город

В издательстве «Шико-Севастополь» вышел восьмитомник серии «СОБЕРИ РАДУГУ» Ю.Н. Кузнецова. Твёрдый цветной переплёт, прошитый чёрно-белый блок, 400 иллюстраций О. Бороздиной, И. Буньковой, В. Коновалова, D. Anfuso.
Цена 200 руб. за том.

Заказать у автора: e-mail | vkontakte | facebook

 
Даниил Алексеев «Приключения Оли и Пирата»
Образцом при написании и оформлении были книги А. М. Волкова. Девочка Оля похожа на Элли и Энни Смит, а также Алису Селезнёву, только она наша соотечественница и современница. В истории «Серебряные башмачки» тайный враг подсунул Оле туфельки Гингемы. Девочка решила поиграть в Элли... и оказалась в Голубой стране. Там она встретит Виллину, Кагги-Карр, Элли, Тотошку, побывает в пещере Гингемы и столкнётся с Урфином Джюсом и филином Гуамоко.
Цена 500 руб.
(включая стоимость пересылки)

Заказать у автора: e-mail



АвторСообщение
горожанин




Пост N:6
Зарегистрирован:20.11.07
Рейтинг:0

Награды::ms14::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:23.11.07 19:06.Заголовок:Новый Фанфик "Изгнанник"


Ну вот, короче, я это делаю. Мне очень страшно, поддержите, что ли, собратья! Первый фик в моей жизни. Получается, по-моему, очень близко к канону, сентиментально и банально. Главные герои - Урфин, Элли. Учитываются все книги до пятой, т.е. это переделка "Желтого тумана".

Выкладываю первую главку, на пробу. Если сообщество решит, что это несъедобно, прекращаю выделываться.



Изгнанник

Глава 1 Возвращение

Ночью прошел дождь, и глинистый склон раскис, превратившись в неприятное бурое месиво. Урфин поскользнулся уже дважды, но оба раза молча поднялся, даже не выругавшись, словно это происходило не с ним. Гуамоко счел это отвратительным знаком.

«Ничего, Повелитель», - хрипло бормотал он, то слетая с плеча бывшего диктатора, то возвращаясь и снова вцепляясь когтистыми лапами в его красный камзол. «Ничего… мы им еще покажем… они пожалеют… своего же блага не понимают… мелкие людишки. Вы слишком просвещенный, слишком благородный король для этой швали. Они недостойны вас, Повелитель.»

Урфин молчал. Собственно, он молчал всю дорогу, от самой страны марранов. Молчал, проходя по дорогам через селения, где со всех сторон доносились свист и улюлюканье, а в спину ему летели комья земли, а зачастую и камни. Молчал, устраиваясь на ночлег в лесу прямо на голой земле. Молча пил из горсти воду из ручья на рассвете и шагал дальше – исхудавший, обросший, ожесточенный. Конечно, в Волшебной Стране еще никто не умирал от голода, но бывший король, казалось, позабыл о самой необходимости есть. Жители деревень, через которые ему приходилось идти, не подали бы ему ни крошки, но он бы и не попросил.

К концу первой недели пути Гуамоколотокинту стало ясно, что они сбились с пути. Если, конечно, была у этого пути определенная цель, в чем филин был уже не вполне уверен. Однако он рискнул намекнуть: «Повелитель, если вы хотите попасть в Когиду, нам нужно брать восточнее». Урфин не ответил, но совету внял. На десятый день пути выбрались на дорогу, вымощенную желтым кирпичом.

Идти стало легче. Филин, плотно позавтракавший жирным кроликом в ближайшем лесу, немного повеселел и снова попытался воззвать к здравому смыслу своего господина.

«Повелитель, не унывайте. Дважды судьба дарила вам великий шанс, подарит и в третий. И уж в третий-то раз мы не сделаем ни единой ошибки… Все они будут наши, Повелитель!»

«Нет» - Урфин заговорил впервые за время пути, и Гуамоко поразил его голос – глухой, бесцветный, но уверенный. «Третьего шанса не будет. И не называй меня больше повелителем, слышишь?»

«Слышу, хозяин», - смиренно согласился филин.

До пепелища добрались в начале третьей недели, вечером. Собиралась гроза, небо потемнело, и неплохо было бы поспешить. Перед тем, как отправиться в страну марранов на спине орла Карфакса, Урфин, по его собственному выражению, «сжег за собой все мосты», а попросту – предал огню свою усадьбу. Однако нетронутым, скорее всего, оставался погреб с инструментами. Честные жевуны не могли покуситься на него, в этом изгнанник был уверен. Можно будет успеть нарубить веток для простейшего шалаша, пока не полил дождь.

Действительно, железный люк погреба украшал совершенно целый, разве что немного тронутый ржавчиной массивный замок. В поисках подходящего рычага Урфин обвел поляну глазами… и остолбенел.

«Хозяин…» хриплым шепотом произнес Гуамоко.

Да, это снова были они. Ярко-зеленые, высокие, с колючими мясистыми округлыми листьями, злополучные растения заполонили то место, где до сих пор еще угадывались невысокие насыпи бывших грядок. Растения, из которых Урфин Джюс десять лет назад изготовил волшебный порошок, давший жизнь удивительной армии свирепых деревянных солдат. Растения, с которых все началось.

«Вот он, третий шанс, хозяин… Повелитель! Вот он, шанс, который дает нам судьба» - захлебнулся филин. «Теперь мы сделаем армию в тысячу солдат… нет, в тысячу гигантов… в тысячу страшных монстров – не деревянных, железных, неуязвимых! Мы сотрем в порошок непокорные народы, Повелитель! Мы им покажем».

Туча была уже почти над головою, и внезапно начался сильный ветер. Урфин стоял, словно пораженный громом. Дикая гримаса вдруг исказила его лицо, и он бросился вперед, в гущу чудовищных стеблей, возвышавшихся перед ним, как тропический лес.

«Вы!» - ревел изгнанник – «С вас все началось! Все из-за вас! Ненавижу!». Урфин хватался за рвущиеся вслед за ветром стебли, раня в кровь руки о крепкие зеленые шипы, заламывая верхушки растений, и вдруг – будто в припадке безумия – принялся набивать рот мясистыми кожистыми листьями. Его язык и десны обожгло словно жидким огнем, с губ капала кровь.

«Хозяин!» - закричал Гуамоко, всерьез испугавшись за рассудок своего господина. «Хозяин, нет! Быть может, они ядовиты!»

«Плевать» - невнятно бормотал Урфин. «С них все началось - пусть ими все и закончится. Пусть…»

Он не договорил. Страшная боль пронзила его желудок, и все тело свело судорогой. Последним конвульсивным жестом изгнанник прижал к животу окровавленные ладони, упал наземь и остался недвижим. В ту же секунду сверкнула молния и раздался первый удар грома. Напуганный Гуамоко, торопливо взмахивая крыльями, устремился прочь от пепелища.

***

Когда он очнулся, дождь уже давно прошел и ночь закончилась. Нехотя разгоралось несолнечное утро, воздух был сырым и свежим. Урфин постепенно осознал, что он лежит в луже немалого размера и ему холодно. Должно быть, он метался в бешеной агонии, иначе как объяснить тот факт, что он был абсолютно наг, а вокруг него на земле и в воде валялись клочья камзола и штанов?

Чувства, покинувшие его разом, возвращались по очереди. И следующей вернулась резкая боль в животе. Сильная, но уже не такая невыносимая, как раньше. Желудок, а заодно и рот будто выжгли изнутри каленым железом; саднили израненные губы, покрытые коркой запекшейся крови. «Зато есть не хочется» - с мрачной самоиронией подумал бывший диктатор.- «Сплошные плюсы». Умирать ему как-то незаметно расхотелось. Филина нигде не было видно, и Урфин, не без труда приподнявшись на локте, попробовал позвать:
«Гуам! Гуамоко!» - голос, как ни странно, послушался, и говорить было не больно. Ответа, однако, не последовало, и Урфин предпринял новую попытку: «Гуамоколотокинт!! Тварь пернатая! Зараззза,» - с чувством добавил он. Филин не откликался.

А вот растения были на месте – куда же без них! Целая поляна, и даже ветром их почти не поломало. Впрочем, похоже, что, несмотря на всю их уникальную живучесть, дождь не пошел им на пользу, со злорадным удовлетворением отметил Джюс. Они словно даже немного измельчали за ночь, если такое было возможно.

Вид зеленых стеблей, окончательно воскресивший в памяти изгнанника последние события, подтолкнул его к следующей мысли – такой логичной, такой выстраданной. Урфин рывком встал (желудок откликнулся острым напоминанием о себе) и вернулся к погребу.

Он помнил, что навесил на погреб самый большой из нашедшихся в его хозяйстве замков, но даже одного резкого рывка ослабевшего человека хватило, чтобы сорвать его прочь. Все было в целости, и Урфин, нагнувшись, вытянул завернутый в рогожу инструмент – пара мотыг, топоры, лопата… Стоп. Что-то было не так. Урфин в изумлении крутил в руках лопату, ручка которой едва доходила ему до пояса. Самый большой колун удобно лег в ладонь, и весил, судя по ощущениям, не больше миниатюрного топорика, которым Урфин привык колоть лучину. Тот, миниатюрный, и вовсе было неудобно держать в пальцах – тонковата ручка… Странная, невозможная догадка посетила Урфина, и эхом повторилась в громком, испуганном крике прилетевшего со стороны леса Гуамоко:

«Хозяин! Что с вами??? Вы выросли по меньшей мере вдвое!»


***

Да, сомнений не было никаких – рост Урфина увеличился. Не вдвое, конечно, как предположил филин, но все же заметно. Урфин Джюс, как вы помните, происходил из племени жевунов, и ростом не отличался от своих соплеменников (хотя он и сделал все, чтобы походить на них во всем как можно меньше, но тут уж он был бессилен). Теперь же рост его составлял около четырех локтей, то есть увеличился раза в полтора. Чарли Блек, которого жевуны прозвали когда-то «великаном из-за гор», оказался бы теперь чуть ниже бывшего короля, десять лет назад побежденного им в сражении.

«Потрясающе, хозяин», - филин хитро прищурился. «Растения-то не так просты… Наш зеленый морбузак преподносит нам новые сюрпризы. Тоже своего рода шанс… что если вам съесть еще немного на завтрак и стать великаном? В этом что-то есть»

«Нет, Гуамоко. Я все для себя уже решил. Я не хочу становиться великаном. Я не хочу делать живительный порошок и создавать новую армию. Я больше не хочу никем и ничем править. Мне казалось, что я несу народам этой страны благо… Наверное, я ошибался. Как бы то ни было, они предпочли мне соломенное чучело, которое величают Трижды Премудрым за то, что оно умеет произносить почти без запинки трехсложные слова, и жестяного человека, который превращается в неподвижную ржавую статую, стоит ему прослезиться. Мне этого не понять», - в голосе Урфина звучала неподдельная горечь, - «но одно я понял, наконец. Всего-то десяток лет и потребовался! Каким бы ни был их выбор, они имеют на него право. А я не имею права ничего им навязывать – ни свободы, ни просвещения, ни себя самого на роль короля, наконец», - Урфин усмехнулся. «Я никогда больше не предприму попытки захватить Изумрудный город, Гуамоко. Хотел бы я, чтобы все эти люди простили меня… со временем. Если смогут».

Потрясенный этим монологом, филин молчал. Но то, что начал делать его хозяин в следующую минуту, потрясло его еще больше. Урфин, обмотав чресла мешковиной, в которую были раньше завернуты инструменты (пристальный взгляд филина почему-то смущал его), с решительным видом принялся выкапывать злосчастные растения – одно за другим.
Когда Гуамоко понял, какая судьба ждет неуклонно росшую на земле груду стеблей и листьев, он смог только глухо застонать.

«Гуам, сгоняй-ка к погребу за огнивом», - попросил птицу хозяин.

«Нет!» - взмолился филин. Ну еще разочек! Ну один только раз! Хоть на всякий случай, хоть одну, маленькую, малюсенькую горсточку порошка – мало ли что! Прошу вас, прошу, хозяин! Какая вам разница, что жечь их, что поджаривать… а?»

«Нет, Гуамоко. Не трать понапрасну свое красноречие. Я принял решение.» - Урфин резко выдернул из земли последний подрытый стебель и, швырнув его в кучу к остальным, пошел за огнивом сам.

Филин был в отчаянии. Он метался над зелеными стеблями – такими жизнелюбивыми, такими… многообещающими, причитая по своим погибшим надеждам. Вдруг он заметил кое-что, привлекшее его внимание. За дождливую ночь многие растения успели выкинуть цветоножки с блеклыми сиреневатыми цветками, собранными в необычные соцветия по четыре и шесть штук (конечно же, стебли не уменьшились в размере, это просто показалось Урфину с высоты его нового роста). На одном из растений, лежащем в самом низу кучи, цветок даже отцвел, полупрозрачные лепестки осыпались, а на их месте образовалось странное зеленовато-бурое вздутие – незрелая коробочка с семенами. Семена? Филин, то и дело оглядываясь на хозяина, замешкавшегося в поисках сухой расжиги, воровато подкрался к куче и, с силой дернув клювом, оторвал плод, оказавшийся довольно тяжелым, словно отсыревшим. Зажав добычу покрепче, филин устремился к ближайшим деревьям… ага, вот оно! Дерево, в дупле которого он пересидел ночную грозу. Гуамоко разжал клюв, и драгоценная ноша бесшумно скользнула в темную дыру в стволе.
***

Растения горели долго и неохотно, сильно дымили. Покончить с ними удалось лишь к вечеру. Бросив последний взгляд на родное пепелище, Урфин взвалил на плечо инструменты и зашагал в сторону Кругосветных гор. Филин со вздохом последовал за своим господином.



Спасибо: 2 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов -162 ,стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All [только новые]


горожанин




Пост N:69
Зарегистрирован:20.11.07
Откуда:Россия,Москва
Рейтинг:0

Награды::ms14::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:06.12.07 16:52.Заголовок:totoshka пишет: Вед..


totoshka пишет:

 цитата:
Ведб до конца осталось немного ведь, да?



мы на седьмой остановились? 4 главы и эпилог остались

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N:72
Зарегистрирован:20.11.07
Откуда:Россия,Москва
Рейтинг:0

Награды::ms14::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:07.12.07 14:31.Заголовок:Глава 8 Живительный ..


Глава 8 Живительный порошок

Вспыльчивый Страшила, конечно, погорячился, бросая вслед арестанту угрозы, которые не собирался исполнять. Пленника держали под неусыпным наблюдением, но обходились с ним довольно сносно. Просвещенный правитель Изумрудного города был принципиальным противником пыток и побоев. Однако по три, четыре раза в день, а иногда и ночью, дверь камеры Урфина с противным скрипом отворялась. Иногда перед бывшим диктатором представал фельдмаршал Дин Гиор, иногда – Железный Дровосек или даже сам Страшила Мудрый в сопровождении зеленых дуболомов. Снова и снова от упрямого узника на все лады требовали признания. Сначала он пытался аргументировать, убеждать, клясться, но все его слова натыкались на глухую стену недоверия. Наконец, он вовсе замкнулся, и единственным ответом на все вопросы его дневных и ночных визитеров раз за разом было только упорное молчание.
***

Пытаясь задремать после очередного ночного допроса, Урфин вдруг услышал странное постукивание, доносящееся со стороны небольшой вентиляционной отдушины, находившейся под самым потолком. Бывший диктатор устроился поудобнее на жесткой деревянной койке и не среагировал. Постукивание усилилось; теперь оно было странно ритмичным – тук-тук-тук ---тук, тук-тук-тук----тук… Арестант повернул голову на звук. За окошком метнулась темная тень. «Хозяин! Хозяин! Вы здесь?» - громким шепотом позвал снаружи знакомый хрипловатый голос.

«Гуам!» - радостно воскликнул Урфин, но тут же зажал себе рот рукой, боясь привлечь внимание стоявших за дверью дуболомов. Арестант подтащил тяжелую кровать под самое окно – к счастью, она оказалась не приделана к полу. Благодаря тому, что рост Урфина увеличился, а камеры были рассчитаны на местных жителей, его лицо оказалось практически вровень с окошком.

«Хозяин», - зашептал филин, - «Я слышал, о чем они вас спрашивают. Слушайте, хозяин… я должен вам кое в чем признаться…»

***
«Молчит», - тяжело вздохнул Страшила. – «Молчит, вот ведь упрямец! Будто мало он навредил жителям Волшебной Страны – ни шагу не хочет сделать нам навстречу. Ведь он и сам погибнет вместе с остальными, этого он не может не понимать, но нет, уперся – и ни в какую!»

«Страшила», - медленно проговорила Элли, - «А можно, я поговорю с ним? Ну просто попробую… мало ли… вдруг он мне признается. Хотя бы в благодарность за то, что я много лет назад спасла его от рудников». Девушка сама толком не верила в то, о чем говорила, но пронзительный взгляд бывшего короля не шел у нее из головы. А что если Урфин говорит правду? Тогда они зря теряют время, двигаясь по ложному пути.

«Без толку», - махнул рукой Страшила. – «Хотя попробуй, если хочешь, почему бы и нет. Только парочку дуболомов возьми с собой, этот человек может быть опасен».

***

Элли осторожно потянула на себя тяжелую дверь камеры. Человека, лежавшего на кровати у дальней стены комнатки с голыми стенами, должно быть, разбудил скрип дверных петель; увидев входящих, он поспешно вскочил на ноги.

«Здравствуйте, Урфин», - проговорила Элли неуверенно.

Арестант молча поклонился.

Дуболомы привычно встали по две стороны от заключенного, между ним и визитершей.

Элли собиралась с духом, чтобы начать говорить речь, придуманную заранее и сто раз прокрученную в голове. Она хотела воззвать к его совести… напомнить о том, что за две свои военные кампании он не убил ни единого человека, а сейчас своим бездействием обрекает на гибель сотни людей, среди которых совсем маленькие дети… наконец, попросить о личном одолжении… Но Урфин Джюс опередил ее.

«Простите, мисс» - сказал он, глядя на нее в упор, - «Ведь Элли – это уменьшительная форма имени? Как мне к вам обращаться?»

«Меня зовут Элеонора» - отвечала девушка.

«Мисс Э-ла-но-ра», - не без труда повторил Урфин чужеземное имя. – «Это так… неожиданно, что сегодня сюда пришли именно вы. То есть, я хочу сказать, это очень хорошо, что именно вы. Мне будет легче это сказать вам. Я хочу сделать признание».

«О…» - только и смогла прошептать Элли. Крепость, которую она собиралась штурмовать с пушками, оказалась картонной и сдалась без боя. Девушка даже почувствовала что-то вроде разочарования.

«Вы вольны мне не верить, мисс Эланора», - начал Урфин. – «Я даже понимаю, что вы мне наверняка не поверите. Я знаю, я это заслужил. Но все же, если вы сможете – я бы хотел, чтобы вы мне поверили. Хотя бы… только вы.

До прошлой ночи я знал о волшебных растениях ровно столько, сколько говорил. Это правда, я не лгал. Но теперь мне… мне случайно стало известно, что может быть один шанс. Плод одного из растений мог избежать уничтожения. Я не знаю, настолько ли живуче это растение, чтобы его семена могли перенести нынешние холода, но думаю, что стоит проверить – а вдруг! Ведь это был бы великолепный козырь в борьбе с Карагадой, я это понимаю, мисс Эланора».

Урфин взглянул Элли прямо в глаза, и опять, как тогда, на допросе, этот удивительный взгляд прожег ее до самого сердца. «Врет, чтобы выгадать время?» - пронеслось у нее в голове. Но прежде, чем она успела осмыслить это соображение, она услышала собственный голос:

«Спасибо, Урфин. Я верю вам».


Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N:73
Зарегистрирован:20.11.07
Откуда:Россия,Москва
Рейтинг:0

Награды::ms14::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:07.12.07 14:31.Заголовок:глава 8 - окончание ..


глава 8 - окончание

***

Нужно отдать Фараманту должное – он снарядил экспедицию за рекордно короткое время. Да и то сказать, дело не терпело отлагательств. Через пять дней истекал срок, данный Страшиле на размышления Карагадой…

Маленький отряд быстро продвигался по дороге, вымощенной желтым кирпичом. Впереди шагал оранжевый капрал, сопровождаемый тремя дуболомами. Еще четыре деревянных солдата несли следом легкий портшез, в котором разместились Страшила, Элли и Прем Кокус, посчитавший свое присутствие необходимым, раз дело касалось территории Голубой Страны. Правитель Изумрудного города на всякий случай прихватил с собой волшебный телевизор.

За носилками чеканил шаг Железный Дровосек, вооруженный внушительных размеров топором, поблескивавшим на солнце.

Арестанта везли в телеге – пешим он не смог бы выдерживать задаваемый неутомимыми деревянными людьми темп. Его не стали заковывать по личной просьбе Элли, – она поручилась за Урфина – однако руки на всякий случай связали, опасаясь побега. «Послужной список» Джюса был столь неутешителен, что бывшему диктатору, увы, удалось то, что не удавалось до него никому: он исчерпал лимит доверия даже такого наивного, доброго, доверчивого по своей природе правителя, как Страшила Мудрый.

Замыкали шествие еще три дуболома. Дин Гиор и Фарамант остались в Изумрудном Городе – в такой сложный для Волшебной Страны момент неразумно было бы оставлять столицу вовсе без управления и охраны.

До окраины Когиды добрались в сумерках. Здесь Урфина, конвоируемого двумя дуболомами, поставили впереди отряда, чтобы он указывал путь. Свернув с основной дороги, процессия сразу чуть ли не по колено провалилась в снег; идти стало намного труднее. Даже самый острый глаз не смог бы сейчас понять, что на обширной прогалине над застывшим ручьем некогда располагалось человеческое жилье. Урфин остановился.

Дуболомы по приказу Страшилы живо вытоптали в снегу площадку, чтобы путешествовавшие в портшезе могли «спешиться». Элли приблизилась к арестанту, стоявшему по щиколотку в снегу за краем площадки. Сощурившись, Урфин пристально всматривался в кромку ближайшего леса. Еще не совсем стемнело, и можно было различить отдельные деревья на опушке – нагие ветви печально покачивались на ветру, осыпая маленькие снежные водопады. Лиственный лес облетел полностью, только одно дерево странно выделялось на общем блеклом фоне темно-зеленым пятном. И это дерево не было елью или сосной – его, как и прочих собратьев, венчала серая корона голых сучьев, напоминавшая в сумерках причудливые оленьи рога. Зелен был сам ствол дерева: издали могло показаться, что его обвил цепкий плющ. Элли, первой заметившая странное явление, тихо ахнула и указала Урфину на дерево рукой.

Бывший диктатор облегченно вздохнул и на секунду устало прикрыл глаза. «Да, это оно», - тихо проговорил он. – «Похоже, что нам повезло».

***
Заночевали в Когиде. Впрочем, спать в эту ночь не пришлось никому: была дорога каждая минута. Назначенный Карагадой срок истекал с неумолимой быстротою. В небольшом домике, предоставленным Премом Кокусом именитым гостям, открылся настоящий военный совет. Страшила по привычке постучал по столу, хотя слушатели его и так были все внимание.

«Итак», - сказал Правитель Изумрудного Города, - «Волшебное растение, судя по всему, обнаружено. Однако я по-прежнему утверждаю, что мы не имеем права полностью полагаться на слова военного преступника. Необходимо проверить, действительно ли это растение делает человека выше.»

«Кому-то придется проверять на себе», - грустно резюмировал Дровосек. «Жаль, что мы с тобой, друг Страшила, лишены возможности принимать пищу. Мое сердце обливается кровью при мысли о том, что кому-то другому придется рисковать собой, пробуя это подозрительное средство.»

«Позвольте мне», - угрюмо сказал Урфин. - «Один раз попробовал – вроде живой остался, авось снова получится. Да и не жалко, если что…». Все обернулись к бывшему диктатору. Во взгляде Страшилы сквозил неподдельный возрастающий интерес.

«Нет», - внезапно прозвучал в тишине ясный, звонкий голос Элли. - «Какие же мы глупые! Растение не нужно никому есть, можно проверить иначе! Давайте попробуем приготовить из него живительный порошок – и тогда сразу станет ясно, что мы не ошиблись и что на морозе растение не потеряло своих удивительных свойств.»

Идея Элли понравилась всем, и не в последнюю очередь Урфину, которому совсем не улыбалась перспектива снова испытать еще не забытую им отвратительную резь в желудке.

Дуболомы мигом притащили один из поразительно живучих стеблей, сумевших зимой прорасти сквозь древесный ствол из недозрелых семян. По приказу Страшилы и под его пристальным наблюдением Урфин осторожно повторил манипуляции, которые в последний раз производил целых десять лет назад: измельчил стебель вместе с листьями и ровным слоем рассыпал зеленое крошево по нашедшемуся в доме железному противню.

Противень поместили в печь, на два кирпича, установленные прямо над сметенными в кучу еще красными углями. В прошлый раз Джюс поджаривал растения на солнце, но теперь этот способ, к сожалению, был недоступен. Оставалось надеяться, что печной жар сделает свое дело с тем же результатом. Сок, вытекавший из зеленой массы, закапал на угли; раздалось неприятное шипение и резкий, едкий запах. Все замерли в ожидании.

Медленно, но неуклонно, зеленые частички все больше сморщивались и коричневели.

Наконец, Урфин, не сводивший глаз с содержимого противня, кивнул: «Пожалуй, пора».

Элли поспешно сунула ему в руки полотенце, чтобы он не обжегся, вынимая горячий железный лист из печи, и в его благодарном взгляде ей почудилась доля неподдельного изумления. Порошка из целого растения получилось до обидного мало – пожалуй, чуть больше столовой ложки.

«Кого будем оживлять?» - с энтузиазмом спросил Страшила. В нем вновь проснулся тот неутомимый исследователь и пытливый экспериментатор, который был так знаком Элли по первым их путешествиям.

Все огляделись в поисках подходящего «объекта», однако в почти пустом домике, в котором долгое время никто не жил, не за что было уцепиться глазу. Вдруг Элли вспомнила о первой профессии бывшего короля.

«Урфин», - с просительной интонацией начала девушка, протягивая бывшему столяру большой нож с костяной рукоятью (Страшила нахмурился и заметно напрягся), - «Вы не могли бы вырезать на скорую руку какую-нибудь небольшую фигурку? Видите, всем не терпится убедиться в удивительных свойствах живительного порошка».

Урфин улыбнулся. «Порошка тут хватит на что-то очень маленькое, не более трех дюймов», - определил он, отмеряя расстояние в воздухе пальцами. Столяр выбрал из дровницы полено поровнее и снова повернулся к Элли. – «Кого прикажете сделать, мисс Эланора?»

«Ой, ну если кого-нибудь маленького… пусть будет, например, мышка», - ответила Элли. – «Справитесь?»

«Конечно».

Урфин привычным движением перехватил полено в левую руку и принялся за дело. Элли невольно залюбовалась ловкими пальцами мастера, двигавшимися быстро и уверенно. На ее глазах происходило – она была готова в этом поклясться - одно из самых удивительных чудес, виденных ею в Волшебной Стране. Из ничего, из обычного смолистого полена появлялось, словно освобождаясь от всего лишнего, очаровательное маленькое существо. Столяр работал так умело, что создавалось впечатление, будто мышка уже была заключена в этом куске древесины, а он лишь помогал ей выбраться наружу.

Право оживлять деревянную малютку было, по всеобщему решению, отдано Элли. С замиранием сердца девушка аккуратно припорошила фигурку со всех сторон бурыми невесомыми крупицами. Порошок впитался в дерево с легким шипением… и ничего не произошло. В волнении Элли непроизвольно схватила Урфина за рукав, не отрывая глаз от неподвижной статуэтки. Неужели не вышло?

Деревянная мышка громко чихнула и потерла лапкой носик. Деловито оглядевшись, она, ни минуты не сомневаясь, поспешила по столу на своих коротеньких ножках к тому месту, где стояла Элли. Девушка улыбнулась, подставила руку, и ловкий зверек немедленно перебрался на ее ладонь. «Мышенька, Мыша». – Элли осторожно погладила маленькое существо по голове и по спинке. Ощущение было странное: как будто гладишь поверхность дерева, сильно нагретого на солнце. Тельце мышки определенно было теплым.

«Элли, ненаглядная моя госпожа!» - восторженно возопила мышка тонким, писклявым голосом, простирая к девушке передние лапки. – «Посади же меня скорее к себе на плечо, чтобы я могла тебя получше разглядеть! Ты такая красавица!»

Элли, расхохотавшись, вскинула взгляд на Урфина. Он тоже улыбался, но отчего-то казался немного смущенным.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N:85
Зарегистрирован:20.11.07
Откуда:Россия,Москва
Рейтинг:0

Награды::ms14::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:11.12.07 12:49.Заголовок:Где-то там я, помнит..


Где-то там я, помнится, относила время действия к 60-м... ведь беда будет небольшая, если мы сдвинемся в самое начало 70-х, ок?

Итак, переходим к водным процедурам следующей главе (имхо, не шибко удачная, что-то у меня кризис жанра, а домучать уже надо).

Глава 9 Великан со смелым сердцем

Остаток ночи было решено потратить на отдых. Жевуны разошлись по домам. Элли отвели отдельную комнатку, кое-как организовав в ней некое подобие лежанки; арестанту пришлось довольствоваться охапкой соломы на полу – в пустовавшем домике был недостаток мебели. Страшила и Железный Дровосек, не нуждавшиеся в сне, всю ночь просидели, тихонько переговариваясь. Тема их спора, остававшаяся неизменной вот уже более десятка лет, живо волновала их и по сей день.

***
«Что ж», - проговорил Страшила, когда утром все снова собрались в большой горнице. «На повестке дня – все тот же вопрос. Волшебное растение найдено, в его удивительных свойствах мы убедились. Осталось решить, кто должен съесть листья, стать великаном и сразиться с Карагадой, чтобы исполнилось предсказание Виллины.»

«Страшила», - Элли нервно перебросила через плечо растрепанную после сна косу, - «Почему ты все время говоришь, что кто-то должен есть эти несчастные листья? Мы ведь уже убедились, что из растений получается живительный порошок, и он действует - так давайте сделаем великана – деревянного ли, железного ли – оживим его, и пусть дерется с Карагадой. Зачем кем-то рисковать?»

«Нам не успеть», - покачал головой Железный Дровосек. - «Элли, милая, осталось всего три дня! Потом истекает назначенный Карагадой срок.»

«Даже если все жевуны сию секунду возьмутся за топоры и сделают деревянного гиганта, его нужно будет еще обучать ходить, бегать, управляться с оружием,» - добавил Прем Кокус. – «К тому же дерево – слишком непрочный материал! Против Карагады деревянному человеку не выстоять, вне зависимости от его размеров; а такого количества железа, боюсь, не найдется во всех кузницах Голубой страны вместе взятых.»

«Позвольте, я скажу?» - прозвучал неожиданно для всех голос Урфина Джюса. – «К великому сожалению, мисс Эланора, - господин Правитель Фиолетовой страны и господин наместник Голубой страны правы. И дело не только в сроках – насколько я успел заметить, растений слишком мало. Целого стебля, как мы видели вчера, едва хватает для оживления крохотной мыши (деревянная Мыша, восседавшая на плече у Элли, горделиво поклонилась, но на нее никто даже не взглянул). Для великана ростом с Карагаду понадобится бочка порошка… то есть целая плантация растений. Боюсь, кому-то придется принести себя в жертву. Без живого великана не обойтись».

Элли почувствовала, что все взгляды устремились на нее. Сердце девушки на секунду ухнуло вниз, и Элли зажмурилась, как в детстве на «Американских горках».

«Ага… ну… разумеется, что ж тут говорить», - выдавила из себя девушка. Язык почему-то слушался плохо. - «Конечно, я понимаю… Карагада – женщина, и противостоять ей, наверное, должна тоже женщина. Пророчество Виллины… да… а раз дяди Чарли не оказалось, то я вроде как за него. В общем, я готова, друзья мои».

Мыша зааплодировала: «Какая ты смелая, госпожа моя Элли! Я знала, что ты лучше всех!» - но девушка резко шикнула на нее, и деревянный зверек обиженно надулся.

Потрясенные жевуны смотрели на Элли во все глаза, а потом, как по команде, разрыдались, заранее оплакивая свою любимую Фею – благо шляпы они сняли еще входя в домик, и веселые бубенчики не могли своим звоном отвлечь их от горя.

«Нет, Элли!» - Железный Дровосек сдерживал слезы из последних сил. – «Мое сердце не переживет! Я не отпущу тебя биться с Карагадой. Мы найдем другое решение!».

Только Урфин Джюс, единственный из присутствовавших, ни разу не взглянул в сторону Элли. «Ваше Величество», - прозвучали, перекрывая плач жевунов, его слова, обращенные к Страшиле; каждое падало тяжко и веско, как камень. – «Я прошу вас позволить мне сразиться с колдуньей Карагадой. За ночь я все обдумал. Это будет правильно. Я единственный человек, уже пробовавший листья этого странного растения. Что если они оказывают свой эффект только на меня? Проверять уже некогда, мы не можем расходовать зря такое ценное средство. Кроме того, есть еще… причина», - Урфин умолк на минуту, а потом продолжал, повернувшись к Элли и обращаясь словно к ней одной. – «Я прошу вас позволить мне сразиться с Карагадой, потому что я хочу искупить все зло, которое я причинил Волшебной Стране. Я хочу заслужить прощение.»

Страшила, выслушав этот монолог, глядел изумленно, недоверчиво и обрадовано. Голова Правителя ощетинилась иголками, что свидетельствовало о происходящем в ней мыслительном процессе. Соломенный человек изрек:

«Что ж, это решение представляется мне оп-ти-маль-ным. Однако кто может нам га-ран-ти-ро-вать, что, став великаном, ты не обратишь свою силу нам во зло?»

«Я», - сказала Элли тихо. - «Я могу.»


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N:86
Зарегистрирован:20.11.07
Откуда:Россия,Москва
Рейтинг:0

Награды::ms14::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:11.12.07 12:50.Заголовок:Глава 9 - окончание:..


Глава 9 - окончание:

***
Если чтение и письмо давались Правителю Изумрудного города нелегко, то в математике он давно уже превзошел своих первых учителей – Элли и Железного Дровосека. Поэтому неудивительно, что именно он взял на себя все расчеты. А их предстояло немало. Сколько листьев съел Урфин в первый раз? Насколько он вырос? Каким должен стать его рост теперь, чтобы он сравнялся с ростом Карагады, а желательно и превысил его? Сколько листьев потребуется для этого? Страшила пыхтел, чесал в затылке, покрывал бумагу – лист за листом – рядами странных закорючек, отдаленно напоминающих цифры… «Интегралы… логарифмы… корень кубический», - бормотал он снова и снова. - «Четыре пишем, семь в уме… девятью девять…семью восемь… пять в остатке…»

Элли присела на соломе рядом с Урфином. Из своей спортивной сумки она вытащила плоскую черную коробочку с рядами кнопок. Бывший диктатор заинтересованно покосился на незнакомый агрегат. «Калькулятор», - пояснила Элли. – «Машинка для счета. Немножко поможем Страшиле, а?»

Страшила тем временем развил бурную деятельность – одного дуболома отправили в когидский архив за точной статистикой по среднему росту среди мужского населения Голубой страны за последние двадцать лет (Урфин затруднился назвать свой прежний рост с точностью до дюйма), другой притащил от местного портного здоровенную складную линейку, чтобы измерить нынешний рост будущего великана…

Что удивительно, как раз в тот момент, когда Элли нажала на своем хитром приборе кнопку со значком «=», Страшила поднял голову от вороха бумаг и провозгласил: «Для того, чтобы превратить Джюса в великана ростом с Карагаду, нам потребуется ровно тридцать шесть листьев волшебного растения, не больше и не меньше».

«36», - бесстрастно сообщила свой ответ черная коробочка. Элли обменялась с Урфином быстрым взглядом, и оба уважительно посмотрели на Правителя Изумрудного города. Девушка незаметно выключила счетную машинку и затолкала поглубже в сумку.

Страшила велел дуболомам принести «ровно тридцать шесть листьев», и поскорее. Ему не терпелось приступить к превращению. Вместе с дуболомами, не умевшими считать, на поляну отправился и Железный Дровосек. Вернулся он расстроенным.

«Увы, друзья мои», - огорченно сообщил правитель Фиолетовой страны. – «Мы собрали все, что было – листьев всего двадцать восемь! Неужели не хватит?»

«Отступать некуда», - решительно насупил брови Страшила. – «Все равно, это наш последний шанс. Пусть наш великан будет меньше Карагады, но это будет сравнимый с нею по росту гигант. Если он не сможет победить ее, то никто не сможет.»

«Вопрос в следующем,» - продолжал Правитель, и непривычно было видеть соломенного человека таким серьезным, сосредоточенным, деловитым. – «Сможешь ли ты, Джюс, съесть все эти листья разом? Ты там что-то толковал про то, что потерял сознание в прошлый раз с пары листочков?»

«Я могу ошибаться, но полагаю, что тогдашний мой обморок был связан не в последнюю очередь с тем, что я больше двух недель перед тем ничего не ел», - объяснил Урфин. – «Сейчас дело другое – спасибо вашей тюремной кухне, она как всегда великолепна. Надеюсь продержаться в сознании подольше. Все равно другого выхода нет.»

«Так чего же мы ждем!» - воскликнул Страшила, потирая одну об другую свои мягкие ладони. «Выходи во двор, чтобы дом не разрушился, когда ты вырастешь, и немедленно начнем превращение!»

Урфин колебался. Однако причиной его нерешительности был не страх. Бывшего диктатора явно тревожила какая-то невысказанная мысль.

«Погоди, Страшила», - сказала вдруг Элли. – «Мне кажется, ты не все продумал.»

Правитель недоуменно взглянул на девушку.

«Страшила, миленький, ты и правда не понимаешь? Нашему великану потребуется одежда… Иначе он умрет от воспаления легких раньше, чем доберется до Карагады, на дворе зима… потребуется обувь… потребуется оружие – хотя бы увесистая дубинка, ведь не пойдет же он против колдуньи с голыми руками?»

Мыша ласково погладила Элли теплой деревянной лапкой по щеке: «Хозяюшка моя… ты умница…»

Страшила сконфузился. «А ведь и правда, этого я не учел! Что ж, вернемся к нашим расчетам».

***
Расчеты Страшилы (Элли на этот раз и в голову не пришло его проверять) быстро дали результат: на одеяние великана требовалось около сотни овечьих шкур – то есть, по меркам Волшебной Страны, целая отара. Хорошо еще, что такое количество нашлось у запасливых жевунов. Маленький трудолюбивый народец тут же принялся за работу.

Урфин Джюс тем временем попросил у Железного Дровосека топор и собственноручно занялся изготовлением гигантских деревянных башмаков. Кроме того, из целого ствола вековой сосны он с помощью дуболомов, которых также снабдили инструментом, вытесал некое подобие палицы или дубинки, сужавшейся на одном конце. Местный бондарь стянул толстый конец палицы несколькими железными обручами.

Во дворе кипела работа, а Страшила тем временем оставался в домике: при помощи Железного Дровосека он составлял на прочном листе пергамента какой-то важный документ. Закончив работу, он вышел во двор и, потребовав всеобщего внимания, громко зачитал следующее:

«ДОГОВОР

Заключается между свободными жителями Волшебной Страны и столяром из Когиды Урфином Джюсом.

Упомянутый столяр Урфин Джюс обязуется:

1. Приняв средство для увеличения роста, бросить вызов колдунье Карагаде и сразиться с ней.
2. Будучи великаном, не обращать свою силу против кого-либо за исключением Карагады.
3. В случае победы над Карагадой немедленно явиться в Изумрудный Город для принятия тщательно рассчитанной дозы уменьшительной воды и вернуть свой рост к исходному состоянию.

Упомянутый столяр Урфин Джюс имеет право на полную ре-а-би-ли-та-цию в случае победы над Карагадой; в случае поражения – на посмертную.

От лица всех жителей Волшебной Страны подписал Законный Правитель Изумрудного Города и Сопредельных Земель Трижды Премудрый Страшила. »

Элли быстро взглянула на Джюса. Странно, но столяр улыбался. Приняв документ и перо, он, однако, не спешил ставить свою подпись под страшилиными тезисами.

«Две поправки», - проговорил он, вертя пергамент в руках. – «Во-первых, превращение будет осуществляться вон в том лесу, и без свидетелей. Это условие. Или так, или никак. Во-вторых, я прошу рассчитать дозу уменьшительной воды таким образом, чтобы – в случае прижизненной ре-а-би-ли-та-ции, конечно, я имею в виду – я вернулся не к исходному, а к нынешнему моему росту. Это всего лишь нижайшая просьба – а то неохота в доме все полки и мебель переделывать».

Страшила нахмурился. «Мне не нравится первая просьба», - резко сказал Правитель. - «Похоже на то, что ты замышляешь побег».

«Не замышляет», - ответила Элли быстрее, чем Урфин успел открыть рот.

«Друг Страшила, мне кажется, ты немного перегибаешь с недоверием», - мягко поддержал девушку Железный Дровосек. – «Мое сердце чувствует, что он не лжет».

Видя такое единодушие двух старых друзей, Страшила сдался. Обе поправки были приняты, и столяр размашисто подписал пергамент.



Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
склочное админко




Пост N:585
Зарегистрирован:17.05.05
Рейтинг:4

Награды::ms16::ms17::ms35::ms42::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:11.12.07 20:06.Заголовок:Ну почему у Страшилы..


Ну почему у Страшилы проблемы с чтением? У него проблемы с письмом! Из-за, так сказать, проблем с мелкой моторикой... И считает Страшила в уме. Пойду цитату поищу...

Если тебе дадут линованую бумагу, пиши поперек. Хуан Рамон Хименес Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N:88
Зарегистрирован:20.11.07
Откуда:Россия,Москва
Рейтинг:0

Награды::ms14::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:11.12.07 20:16.Заголовок:Танья пишет: Пойду ..


Танья пишет:

 цитата:
Пойду цитату поищу...



Ага, если можно... а то мне totoshka обещала-обещала...

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
админко




Пост N:3279
Зарегистрирован:17.05.05
Откуда:РФ,Emerald city
Рейтинг:3

Награды::ms13::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:11.12.07 21:54.Заголовок:nura1978 пишет: а т..


nura1978 пишет:

 цитата:
а то мне totoshka обещала-обещала...


а мы у мну кто-то книжки прибрал от компа... Но то что он в уме считал - это точно, он в принципе везде это делает, а точнее могу сказать - что в 4 книги он этим занимался в заключении... Насчет письма - умеет он писать или нет, не понятно, но что это в принципе для него сложно - это точно... Смотрим 2 книгу, когда они с Дровосеком пытаются написать/нарисовать письмо Элли... Написать - оба не умеют (но все таки это только 2 книга), а рисовать - у Страшилы просто не получалось, иголка из пальцев выскальзывала... А дальше про письмо упоминалось, только, что за Страшилу Фарамант и Дин Гиор пишут... Т.е. или он больше и не пытался, или просто так и не получилось... Причем скорее всего чисто физически он не мог это делать...

Лень - это привычка отдыхать заблаговременно!
Страны Оз не существует. Это - фантастика!....
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N:90
Зарегистрирован:20.11.07
Откуда:Россия,Москва
Рейтинг:0

Награды::ms14::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:12.12.07 09:36.Заголовок:totoshka пишет: Т.е..


totoshka пишет:

 цитата:
Т.е. или он больше и не пытался, или просто так и не получилось...



Ага, вот я тоже помню твердо, что во второй книге и Страшила, и ЖД оба неграмотные. Остаются третья и четвертая - в третьей вроде как вообще этой темы не касаются, в четвертой я внимательно перечитала главу "Страшила-инженер", про чтение-письмо не нашла. Правда, может что-то есть в других главах - если найдете, буду благодарна.

totoshka пишет:

 цитата:
Но то что он в уме считал - это точно



Я так понимаю, что это касается умения производить в уме арифметические действия. А тут нужен сложный подсчет. Даже если он в силах посчитать это в уме, для верности лучше записать и пару раз проверить. (Я сама считала и в уме, и на калькуляторе, и угрохала на это уйму времени! так что числам верить, они не с потолка взятые ))).

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N:94
Зарегистрирован:20.11.07
Откуда:Россия,Москва
Рейтинг:0

Награды::ms14::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:12.12.07 16:23.Заголовок:Глава 10 Битва гиган..


Глава 10 Битва гигантов

Маленький отряд собрался в обратный путь сразу же, как фигура великана скрылась из виду. Превращение свершилось, и это было невероятной удачей. Гигант в нелепо коротких, криво скроенных штанах и такой же овчинной безрукавке явился на рассвете к домику и стоял, опираясь на палицу, ожидая, когда Страшила и его друзья появятся на крыльце. Увидев, что все собрались, Урфин – знавшим его с трудом верилось, что это он - лишь наклонил косматую голову, не желая будить жителей деревни звуком своего голоса, взвалил палицу на плечо и зашагал на север.

Теперь, трясясь в маленьком портшезе по дороге, вымощенной желтым кирпичом, Страшила постоянно держал Телевизор Стеллы включенным. Погода, к счастью, выдалась великолепная, и волшебный артефакт со скоростью мысли переключался по требованию зрителей с Великана, широко шагавшего уже милях в пяти от Когиды, на Карагаду, спавшую сладким сном в своей теплой долине, и обратно. Путешественники заметно нервничали. Времени оставалось мало. Впрочем, оптимизм внушало то, что Карагада, похоже, и не подозревала о внезапно появившемся у нее грозном противнике.

Едва ли можно было рассчитывать увидеть что-то интересное в ближайшие сутки, но Страшила, Элли и Прем Кокус были не в силах оторваться от экрана. Наместник Голубой страны беспрестанно вздыхал в унисон с бубенчиками на своей шляпе, Страшила морщил лоб и без надобности подкручивал рукоятку контрастности на телевизоре, а закусившая губу Элли стискивала побелевшими пальцами завернутый в коричневую бумагу пакет, лежавший у нее на коленях. На пакете восседала Мыша. Спящая колдунья мало интересовала зверька, но стоило на экране появиться Великану Урфину, Мыша прижимала лапки к сердцу и даже подпрыгивала – надо полагать, от восторга. Шествовавший впереди процессии Дровосек поминутно притормаживал и дожидался портшеза, чтобы «узнать новости».

До самого Изумрудного Города на экране оставалось все тоже – неумолимо приближавшийся к Кругосветным Горам Великан и занятая повседневными делами Великанша. Поэтому, когда Страшила и Железный Дровосек выразили намерение всю ночь просидеть в тронном зале перед Телевизором, Элли заявила, что пойдет спать, но попросила разбудить ее, если произойдет что-нибудь важное. Путешествие крайне утомило ее, но девушка с удивлением обнаружила, что не в силах заснуть. Она вертелась, крутилась, шикала на Мышу, удобно примостившуюся на подушке и время от времени принимавшуюся насвистывать какой-то разудалый мотивчик («Пардон, это я забывшись» - оправдалась хитрая малютка в пятый или шестой раз, но тут терпению Элли пришел конец, и она выставила нахалку в коридор). Наконец, под утро девушка задремала, но проспать ей удалось не более двух часов.

«Элли, друг мой, боюсь, тебе лучше спуститься в зал» - глухо раздался из-за двери голос Дровосека. – «В долине творится что-то странное.»

***
На экране Волшебного Телевизора были Бравлин и Карагада. Колдунья и маленький мангуп стояли на берегу Инчанг-Уса, вода в котором кипела по всей поверхности, однако не слишком сильно. Было видно, что Карагада чем-то рассержена, а Бравлин ежесекундно кланялся, словно пытаясь отвести от себя гнев своей госпожи.

«Она бросила в озеро козленка», - торопливо пересказал события для Элли, только сейчас присоединившейся к зрителям, Страшила, - «мы не поняли, зачем; и вся вода закипела, но она почему-то осталась недовольна. Она прокричала что-то вроде «Могучий Инчанг, покажи, угрожает ли мне опасность» - похоже, она это спрашивала у озера или у того, кто в нем живет, но не получила ответ, и разозлилась на этого… коленоголового.»

Карагада на экране тем временем подхватила Бравлина огромной ручищей и поднесла к самому своему лицу. Маленький мангуп на удивление спокойно глядел в желтые, страшные глаза своей госпожи.

«Ты что, не понял?» - сказала Карагада шепотом, и это прозвучало ужаснее, чем самый громкий крик. – «Настоящая жертва. Это сложный вопрос, мне нужна человеческая жертва. Приведи кого хочешь, и мигом!»

Колдунья поставила человечка на землю. Зрители за много миль от долины Джей-Эрдем замерли у экрана, в смутной тревоге догадываясь, что за этим последует. Бравлин стоял, не шелохнувшись, и Карагада нетерпеливо подтолкнула его прочь от озера громадным кривым багровым ногтем. Смешной человечек обернулся к колдунье, униженно поклонился ей до земли и указал пальцем на себя.

«Нет», - отрубила колдунья. – «Ты мне еще нужен. Приведи другого – кого хочешь. Старого, больного, идиота – я не такая уж живодерка, не бойся. Главное, чтоб это был человек».

Молчун энергично покачал головой – «Нет».

Колдунья оскалила клыки: «Не сметь перечить мне!»

Тогда Бравлин, словно приняв какое-то решение, быстро юркнул мимо растопыренных пальцев великанши и бросился к берегу. На самой кромке, у воды, он остановился и указал на себя пальцем вновь. «Нет, Бравлин!» - проревела Карагада.

«Будь проклята», - отчетливо сказал маленький храбрец чистым, высоким голосом, и это был первый и последний раз, когда Страшила с друзьями услышали его. В следующую секунду старик снова повернулся к воде, оттолкнулся и прыгнул в озеро.

Элли закричала. Железный Дровосек поспешно заслонил от нее ужасную сцену рукой, но он напрасно беспокоился – больше они не видели Бравлина, потому что все изображение в один миг заволокло туманом. Из середины озера ввысь взмыл гигантский - в рост Карагады - водяной столб, окутанный паром.

«Покажи, что задумали эти людишки!» - проревела невидимая в тумане колдунья. – «Покажи, о великий Инчанг, грозит ли мне опасность, ибо у меня было предчувствие!»

В следующую минуту изумленные зрители в Изумрудном Городе увидели, как в толще пара расчистилось, словно по мановению невидимой руки, окошко с рваными краями. В нем друзья с ужасом узрели миниатюрное изображение Урфина. Великан, хватаясь за редкие стволы и скальные уступы, карабкался в гору. Он был уже на подступах к долине.

Вдруг экран Волшебного Телевизора несколько раз мигнул, и изображение пропало.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N:95
Зарегистрирован:20.11.07
Откуда:Россия,Москва
Рейтинг:0

Награды::ms14::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:12.12.07 16:24.Заголовок:Глава 10 продолжение..


Глава 10 продолжение

***

Страшила засуетился у капризного агрегата, включал и выключал его, снова и снова пытаясь вызвать изображение долины Джей-Эрдем, но все было тщетно.

«Стрррашила, дррруг, а если попррробовать посмотррреть на Уррррфина? Он уже, должно быть, добрррался до долины, или вот-вот доберррется», - предложила Кагги-Карр, сидевшая на спинке кресла Правителя.

Как ни странно, идея помогла. Они увидели гигантскую фигуру Урфина, стоявшую на краю чашей лежавшей перед ним долины. Великан, прикрыв глаза рукой от солнца, всматривался вниз – туда, где в клубах пара стояла зловещая Карагада. Колдунья заметила противника. Похоже, ее удалось застать врасплох. Во всяком случае, на ее лице отразился мгновенный испуг. Было очевидно, что Урфин спустится в долину быстрее, чем Карагада сумеет ее покинуть – сражения было не избежать.

Гигантская женщина была безоружна, и ее взгляд заметался вокруг – но в Джей-Эрдем не было деревьев. Тогда Карагада схватила огромный плоский камень и подняла его над головой.
Зрители ждали, что Великан бросится в бой. Однако он вдруг заговорил. Многократно усиленный и гулко отразившийся от скал голос был, без всякого сомнения, голосом Урфина, но столь непривычно звучавшим, что Элли вздрогнула.

«Карагада», - крикнул Великан. – «Я не хочу тебя убивать! Отмени свое заклинание, поклянись никогда больше не вредить Волшебной Стране – и я уйду и больше не вернусь!»

«Что он делает…» - простонал Страшила, хватаясь руками за голову. – «Ой дурааак… Ей же ничего не стоит притворно согласиться, а потом исподтишка убить и его, и всех нас!»

Но злодейка лишь захохотала в ответ на предложение Урфина. «Боишься сразиться со мной?» - подначила она, подхватывая второй камень, не уступавший размерами первому. -«Спускайся сюда, малыш, померимся силой!»

Урфин пожал плечами и шагнул вперед. Карагада же, увидев, что врагу непросто передвигаться по крутой каменистой тропке, не стала терять времени даром. Сильно замахнувшись, она метнула в Великана первый камень, а следом за ним и второй.

Первый камень просвистел мимо, от второго Урфин попытался увернуться, но неудачно – камень чиркнул его зазубренным краем по плечу, рассекая кожу. Это словно рассердило Великана – он опустил наземь свою палицу, уперся в громадный кусок скалы и столкнул его вниз. Переворачиваясь по дороге, камень, набравший дикую скорость, пролетел на изрядном расстоянии от Карагады. Фея глумливо засмеялась.

Тогда Великан, снова вооружившись дубиной, бросился вниз гигантскими прыжками, не обращая внимания на свистевшие вокруг него камни, некоторые из которых – весьма увесистые – попадали в цель, и их удары, надо полагать, были довольно болезненными.

Когда он достиг дна долины, Элли, получившая, наконец, возможность сравнить его с Карагадой, с ужасом увидела, что он ниже колдуньи на добрых пять локтей. «Мыша», - пронеслось у девушки в голове, - «Господи, восемь листьев… Если он погибнет… никогда себе не прощу!»

С трудом увернувшись от очередного булыжника, Урфин уже приблизился к Карагаде на расстояние удара и занес палицу… и тут экран погас снова. Элли смутно представляла себе жевунский набор крепкой брани, но то, что с ним оказался знаком не только Дровосек, но и мягкий Страшила, стало для нее откровением.

Правитель Изумрудного Города тряс телевизор, словно желая выколотить из него всю душу. «Стелла!» - вопил он. – «По-вы-шен-но-го качества (неразборчиво)!».

Встряска привела аппарат в чувство. Он мигнул, хрюкнул и снова вернулся к жизни. Но время было упущено. Картина кардинально изменилась: противники переместились к самому берегу озера. Гладь его еще не вполне успокоилась после самопожертвования Бравлина, и на фоне бурлящего котла, в клубах пара двигались, как громадные призраки, колдунья и Великан. Время от времени то одного из них, то другого становилось видно отчетливее в разрывах тумана. По лбу Урфина струилась кровь, а на правом плече темнел фиолетовым пятном след от мощного удара. Колени Великана были разбиты – вероятно, он падал и вновь поднимался. Когда же из тумана показалась фигура Карагады, все ахнули от ужаса: колдунья была вооружена здоровенной чугунной пушкой, некогда установленной в память о былых временах на подъезде к Изумрудному Городу; по всей видимости, колдунья прихватила ее «на память» еще месяц назад, а снегопад скрыл следы преступления. Пушка никогда не стреляла, но в руках гигантессы превратилась в страшное оружие. Куда там сосновой дубинке против такого!

Ран на теле колдуньи не был видно, словно Урфин ни разу не ударил ее, однако зрители вскоре разгадали его замысел – ловкими тычками палицей он медленно, но верно теснил Карагаду все ближе и ближе к воде. Понимала ли это Карагада? Похоже, что не вполне – битва распалила ее, она слишком увлеклась нанесением точных и болезненных ударов своему противнику.

В следующую минуту зрители закричали от ужаса: сильно взмахнув своей чугунной дубиной, колдунья выбила у Урфина палицу, и правая рука Великана безжизненно повисла вдоль тела. Урфин скрипнул зубами… Карагада хохотала и поднимала пушку над его головой, готовая через миг опустить ее и покончить с человеком, осмелившимся бросить ей вызов.

Вдруг крохотная крылатая тень метнулась у колдуньи перед лицом, метя клювом в глаза… птица… сквозь туман было не различить, какая. Колдунья, непроизвольно отшатнувшись, сделала шаг назад – и оступилась. Гигантская фигура какую-то долю секунды еще балансировала на кромке воды, а потом обрушилась в озеро с диким воплем, от которого кровь стыла в жилах. Столб кипящей воды невероятной высоты взметнулся из озера Инчанг-Ус, и все потонуло в тумане.

Прошло, должно быть, минут пять. Никто из зрителей не проронил ни слова… и вдруг они услышали странный звук. Кап… кап… кап… за окном тронного зала начали, одна за другой, таять намерзшие за месяц сосульки.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N:96
Зарегистрирован:20.11.07
Откуда:Россия,Москва
Рейтинг:0

Награды::ms14::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:12.12.07 16:25.Заголовок:Глава 10 - окончание..


Глава 10 - окончание

***

В Изумрудном Городе полным ходом шли приготовления к великолепному пиршеству. Люди пели и танцевали прямо на улицах, обнимали друг друга, плакали и смеялись. Проклятие спало с Волшебной Страны. Гибель ей больше не грозила. Жуткая колдунья умерла!

Повсюду таял снег, тут же по улицам города бежали шумные ручьи – и почти мгновенно высыхали под жарким солнцем. То тут, то там сквозь ноздреватые сугробы прямо на глазах пробивалась яркая трава. На деревьях уже лопались почки. Канал вышел из берегов и даже затопил пару домиков в ближайшей деревне, но это никого не огорчало – даже их владельцев. Пение птиц, жужжание насекомых наполнило воздух, как песня – это была победная песня. Гимн солнцу, гимн лету, гимн Волшебной Стране Гудвина.

Страшила в тронном зале разучивал только что сочиненную им речь и примерял новый костюм зеленого бархата. Дровосеку до блеска начистили железные суставы и он, прохаживаясь по площади, так сиял на солнце, что на него было больно смотреть. Павиан Эйп на заднем дворе разучивал со своими подопечными хвалебную песнь в честь победы. Дин Гиор расчесывал золотым гребнем свою знаменитую бороду, а Фарамант, лучась от радости, протирал мягкой тряпочкой запасные зеленые очки: в городе ожидали многочисленных гостей. Кагги-Карр, счастливая и встрепанная, носилась туда и сюда с не терпящими отлагательства праздничными поручениями.

Элли в городе не было – она стояла за стеной, на внешнем берегу рва, всматриваясь в горизонт. Подмышкой девушка держала объемистый коричневый пакет. Рядом с ней стояли два дуболома, привезшие на большой тачке трехведерный бочонок уменьшительной воды – доза была рассчитана с учетом просьбы Урфина. Мыша, нервничая, приплясывала от нетерпения у Элли на плече.

Великана они увидели издали. Его взлохмаченная черная голова появилась над лесом так внезапно, что Мыша от неожиданности чуть не свалилась на землю. Гигантский человек шел, заметно шатаясь и прихрамывая. Правая рука его казалось безжизненной… но когда он вышел на дорогу и приблизился так, что стало можно разглядеть его грязное, покрытое запекшейся кровью лицо, Элли с удивлением поняла, что он широко улыбается. Башмаки он потерял, или же они не выдержали горных троп, и босые ступни Великана поднимали фонтаны брызг, с размаху опускаясь в еще не просохшие лужи.

Подойдя к ожидавшим его на берегу, Великан опустился на колени и протянул к Элли левую ладонь. Девушка прикоснулась к его исцарапанным пальцам со сломанными ногтями и на секунду закрыла глаза. Она хотела было что-то сказать, но Великан, улыбаясь, покачал головой. «Потом» - прошептал он. – «Все потом».

«Хорошо», - просто ответила Элли. – «Я буду ждать вас, Урфин. Вот, возьмите,» - девушка положила на гигантскую ладонь коричневый пакет. – «Ваша одежда и башмаки…». Дуболомы тем временем подали Великану бочонок уменьшительной воды.

***
«Потом» тоже не сложилась. Пока Элли, изнывая от собственной бесполезности, подпирала двери лазарета, ожидая Урфина, которому накладывали повязку на сломанную руку, ее перехватила Кагги-Карр и велела немедленно спешить в тронный зал – Страшила желал, чтобы девушка непременно сидела рядом с ним на праздничном пиру.

Зал был уже полон гостей, и Страшила нетерпеливо замахал Элли руками. Правителю не терпелось опробовать на слушателях совершенно блестящую речь, сочиненную им утром. Страшила не без оснований считал своей немалой заслугой то, что речь, с трудом умещавшуюся на убористо исписанном с двух сторон пергаменте длиной в шесть локтей, ему удалось заучить наизусть. Как водится, он начал издалека.

Он уже добрался до первого появления Элли в Волшебной стране, когда в зале, наконец, появился Урфин. Бывший диктатор и бывший Великан, стараясь привлекать к себе как можно меньше внимания, присел на свободное место на краю ближайшей к выходу лавки и вместе со всеми стал слушать речь Страшилы.

На Урфина стали оглядываться. Появление его на пиру многим показалось более чем странным; о роли Урфина в борьбе с Карагадой не знал никто, а Страшила в своем спиче до нее пока не добрался. Впрочем, Правитель был известен своей незлобивостью и в честь торжественного дня мог пригласить на пир даже бывшего узурпатора, рассудили придворные. Но все же опоздавший гость то и дело ловил на себе косые взгляды пировавших.

Страшила тем временем уже перешел к описанию создания великолепного рва, превратившего Изумрудный Город в остров. Для Элли эта история – в Страшилином изложении – была в новинку, и она увлеклась, а когда снова повернулась к выходу – Урфина за столом уже не было.
«Прости, Страшила, милый», - пробормотала девушка, и, бормоча по дороге извинения, начала торопливо пробираться к выходу мимо гостей.

***
Урфина запыхавшаяся Элли догнала уже за стеной. Бывший диктатор размашисто шагал прочь от города, и лицо его было мрачно.

«Урфин!» - слабо окликнула его девушка.

Тот резко остановился и развернулся.

«Мисс Эланора», - сказал он мягко. – «Возвращайтесь к вашим друзьям – вы там нужны.»

«Не уходите… прошу.»

«Так будет лучше. Мне пока не стоит появляться в городе… люди не забыли и не простили, я их понимаю. Может быть, потом… А пока вернусь к себе, проведаю, как там мой огород после заморозков. Гуамоко уже, поди заждался.»

Элли молчала, не зная, что сказать, чтобы удержать его.

«Вы долго еще пробудете в Волшебной Стране?» - поколебавшись, спросил бывший король.

«Не знаю… наверное еще пару недель».

«Навестите меня как-нибудь, мисс Эланора, если вам не сложно, хорошо?» - попросил Урфин тихо, и голос его дрогнул.

«Я обещаю» - твердо сказала Элли.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N:97
Зарегистрирован:20.11.07
Откуда:Россия,Москва
Рейтинг:0

Награды::ms14::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:12.12.07 16:25.Заголовок:Глава последняя Гла..


Глава последняя

Глава 11 Изгнанник

Элли осторожно пробиралась между грядками по узким, раскисшим после прошедшего с утра дождя дорожкам. Некоторые растения в этом огороде были ей незнакомы; потом сразу бросилась в глаза могучая ботва картошки, вся сплошь в фиолетовых граммофончиках цветов. Картошка бывшему диктатору, определенно, удалась. А вот смородина подкачала… обогнув несколько изъеденных гусеницами до состояния кружевного зонтика чахлых кустов, девушка наконец услышала хриплый монотонный голос Гуамоко.

- А когда последнее яйцо после всех ее мытарств и терзаний проклюнулось, и вся родня на третий день по обычаю предков собралась на смотрины, все почтенные мои дедушки и бабушки до четвертого колена были просто шокированы неожиданным вульгарным зрелищем, осквернившим навсегда гнездо моих предков… - филин, видимо, в очередной раз с удовольствием пересказывал хозяину длинную, невыносимо нудную (но весьма поучительную) историю о том, как его двоюродной прабабушке подложили в гнездо кукушкино яйцо. Разглагольствующий Гуамоко удобно устроился на верхней жерди изгороди, а рядом с ним Элли увидела самого Урфина. Бывший диктатор, стоя на коленях в жидкой грязи, осторожно рыхлил землю между какими-то бледными всходами.

Птица заметила гостью первой. «Ну ладно, хозяин, до вечера, а я в лес поохотиться», - скороговоркой пробормотал филин и с шумом сорвался с места. Урфин резко поднял голову и сразу увидел Элли.

Негодуя на собственное неожиданное смущение, девушка шагнула вперед, протягивая руку хозяину усадьбы: «Здравствуйте, Урфин. Помните, я обещала вас навестить… Я как раз по пути в страну Жевунов… вот и подумала, что…», - она смешалась и замолчала, не зная, что еще сказать. Урфин поспешно вскочил на ноги, вытирая о штаны перепачканные землей пальцы, и со всей почтительностью склонился к руке Элли. «Мисс Эланора…Вы покидаете Волшебную Страну?»

«Пока нет… не знаю…не могу сказать точно. Но я собралась в гости к Прему Кокусу и вспомнила о своем обещании. У вас тут здорово! Просто шикарный огород, и дом очень милый, честное слово.»

«Спасибо» - Урфин улыбался, но был смущен явно не меньше, чем его гостья. Если не больше. «Прошу вас, проходите в дом, на улице сегодня прохладно».

Единственная комната изгнанника поражала своим аскетизмом. Первое, что бросалось тут в глаза - добротная деревянная мебель. Стол, табурет, шкаф, кровать. Все некрашеное, сработанное самыми простыми, примитивными столярными инструментами – но язык бы не повернулся назвать эту мебель грубой или неизящной. Она была прочна, более чем проста - и красива. Однако уютным этот дом нельзя было назвать никак. Ни занавесок, ни скатерти, ни картин на стенах. Несколько тарелок и кружек на столе - все деревянное - да помятый медный котелок над очагом – вот и все, чем приходилось теперь довольствоваться человеку, когда-то вкусившему роскоши изумрудного дворца.

Урфин Джюс придвинул Элли единственную табуретку, а сам опустился на кровать, покрытую куском грязноватой овчины. В этом импровизированном покрывале Элли узнала остатки одеяния гиганта, сшитого жевунами на скорую руку за три дня до памятной битвы.

«Может быть, вам предложить…» - тут хозяин осекся, обвел взглядом глубоко посаженных черных глаз комнату, почесал в затылке и продолжал со смехом – «Ну собственно нечего предложить, если уж совсем начистоту, милая мисс Эланора. Съешьте яблоко» - он подвинул гостье деревянную миску. Яблоки были мелкие, зеленоватые, с какими-то лихорадочными пятнами фруктового румянца на боках – дикие.

Сердце Элли сжалось, и она поспешно взяла из «вазы» яблоко. Надкусила – оно оказалось неожиданно сочным и сладко-горьким, а надкушенное место через секунду покоричневело.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
админко




Пост N:3284
Зарегистрирован:17.05.05
Откуда:РФ,Emerald city
Рейтинг:3

Награды::ms13::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:12.12.07 16:25.Заголовок:nura1978 пишет: для..


nura1978 пишет:

 цитата:
для верности лучше записать


А вот с письмом то у него как раз проблемсы... Которые остаются и в 6 книге... Причем, возможно, он просто не может удержать перо или карандаш...

Лень - это привычка отдыхать заблаговременно!
Страны Оз не существует. Это - фантастика!....
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N:98
Зарегистрирован:20.11.07
Откуда:Россия,Москва
Рейтинг:0

Награды::ms14::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:12.12.07 16:26.Заголовок:Глава 11 - окончание..


Глава 11 - окончание

«Урфин», - девушка решила не тянуть больше и сделать то, ради чего она приехала. «У меня есть для вас одна вещь». Элли расстегнула свою спортивную зеленую сумку, которую поставила у ножки стола (из ее недр немедленно выглянула любопытная Мыша, подмигнула и уселась сверху, бесцеремонно разглядывая бедную лачугу Урфина) и вытащила довольно большую бархатную коробку. «Полагаю, вы согласитесь со мной, что ваш вклад в противостоянии колдунье Карагаде… да что я говорю такое! Ваш подвиг – не был вознагражден как следует. Поэтому думаю, что вы вполне достойны этой награды». Элли подвинула красную коробку к Джюсу.

Он открыл – огромный изумруд подмигнул разом несколькими радужными и зелеными лучами. Орден «За заслуги перед народами Волшебной Страны» был учрежден Страшилой Мудрым еще тогда, десять лет назад. После того, первого раза. С минуту Урфин лишь молча смотрел на оправленный в золото камень, и Элли решила ему помочь – встала, взяла награду в свои руки и бережно (пальцы почти не тряслись!) приколола к груди его залатанной в нескольких местах холщовой рубахи. Мыша, не выдержав, пафосности момента, бурно зааплодировала - и тут же свалилась в расстегнутую сумку.

Урфин наконец поднял глаза на девушку. «Следует ли это понимать так, что Правитель Изумрудного Города и Сопредельных Земель Трижды Премудрый Страшила – он нарочно медленно и тщательно проговорил весь титул полностью - приставил меня к этой высокой награде и просил вас передать мне ее?» Элли замешкалась с ответом лишь на долю секунды, но и этого мгновения бывшему королю хватило для того, чтобы сделать правильные выводы.

«Понятно», - он кивнул, хотя Элли не успела произнести ни слова, а потом медленно и уверенно отстегнул орден, и пальцы его не дрожали совсем. Урфин вернул орден в бархатную коробку, закрыл ее и отодвинул от себя. «Не надо, Элли,» - сказал он попытавшейся что-то возразить девушке тихо и ласково. «Спасибо, но не надо. Это ваша награда, а не моя, и только вы имеете право носить ее.»

«Ну и что, что моя!» - Элли прорвало, наконец, она почти кричала. «Раз моя, я могу делать с ней все, что хочу, а хочу я восстановить справедливость. Мы-то с вами знаем - знаем! – кто на самом деле победил Карагаду, кто жертвовал собой, кто рисковал своей жизнью! Это было несправедливо, это было так непохоже на Страшилу – так поступить с вами! Вы заслужили! В конце концов, могу я просто сделать вам подарок» - закончила она уже тише.

«Не нужно, Элли… мисс Эланора. Вы же знаете, все что было мне нужно – снова зажить в ладах с собственной совестью. Это несравнимо дороже, и больше мне нечего было и желать. Ну разве что еще – он поколебался – разве что, прощения, но может быть потом, со временем… в общем-то я и не рассчитывал даже…» - Урфин помолчал, а потом продолжал совсем другим, веселым тоном: «Если вам уж так хочется мне что-нибудь подарить, подарите что-нибудь такое, что напоминало бы мне о вас. Что-то ваше, из большого мира… да хоть пуговицу с вашего платья! Буду носить ее на шее как талисман» - голос его смеялся, но глаза под черными нависшими бровями были неожиданно серьезны.

«Ох, я, право, и не знаю, у меня нет ничего такого с собой» - девушка растерянно оглядывала свое клетчатое платье без всяких украшений, дешевенькую тканьевую сумку, перебирая мысленно ее нехитрое содержимое.

«Элли, Элли!» - завопила вдруг Мыша. «Подари ему это, вот это! Элли!» - Мыша, подпрыгивая от нетерпения, пыталась оторвать от замочка «молнии» на сумке копеечный пластиковый брелок в виде сердечка. Сработанное умелыми мастерами Поднебесной, прозрачное сердечко было до половины заполнено ядовито-розовым глицерином, в котором плавали на поверхности пластмассовые же «монетки». «Мыша!» - с упреком воскликнула Элли, заливаясь краской. Но Мыша уже справилась со своим непростым делом. С трудом удерживая в зубах брелок размером с нее саму, она вскарабкалась по штанине Урфина, взобралась на его подставленную ладонь и протянула ему сердечко двумя лапами с таким комичным и торжественным видом, что даже сконфуженная девушка рассмеялась.

«Благодарю» - серьезно произнес Урфин, наклоняя голову. «Это очень ценный подарок» - добавил он, пряча безделушку на груди.

Почему-то после этой сцены с участием Мыши Элли почувствовала себя легче. Она принялась рассматривать стол, дверки буфета, восхищаясь и хваля столярное искусство хозяина, и вдруг без всякого перехода к новой теме спросила: «Урфин, скажите, сколько вам лет?»
«Тридцать восемь.»
«И вы всю жизнь… один?»
«Выходит, что так.» - Урфин помолчал, а потом спросил с какой-то неожиданной решительностью в голосе: «Мисс Эланора, а вы? То есть, я хочу сказать… там, в большом мире, есть человек который ждет вас?»
«Простите, если я задал слишком личный вопрос» - добавил он, видя, что девушка молчит.
Но Элли медленно покачала головой, словно не слышала последней фразы и размышляла над предшествовавшим ей вопросом. «Нет – сказала она, поднимая голову и глядя на изгнанника в упор. – Нет, меня там никто не ждет. И я совершенно не уверена, что хочу туда вернуться».


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N:99
Зарегистрирован:20.11.07
Откуда:Россия,Москва
Рейтинг:0

Награды::ms14::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:12.12.07 16:27.Заголовок:Эпилог Для Волшебно..


Эпилог

Для Волшебной Страны настала золотая эпоха. Теперь, когда были повержены все злые колдуньи, опасность мирным маленьким народам больше не грозила ни с одной из сторон света.

Добрые волшебные существа – Смелый Лев (а впоследствии - его старший сын), Железный Дровосек, Страшила - мудро и справедливо правили своими народами. Обитатели Желтой и Розовой стран процветали благодаря Виллине, не забывавшей сверяться cо своей Волшебной Книгой, и вечно юной красавице Стелле, обладавшей исключительно мягким характером.

Стелле удалось создать поразительный артефакт – палатку-невидимку, делавшую невидимой от одного до четырех спрятавшихся в ней существ и до 50 килограммов их багажа, включая походные кровати и гамаки. Что самое необычайное, палатка-невидимка, в отличие от обруча лисьего короля, серебряных башмачков и многого другого, не теряла своих уникальных свойств в большом мире. Поэтому все желающие могли теперь беспрепятственно совершать путешествия за Кругосветные Горы – разумеется, при условии полной конспирации и соблюдения необходимых мер предосторожности. В популярный тур «За Горы с Палаткой» жевуны, болтуны, марраны и прочие обыватели записывались в очередь на год, а то и два вперед.

Элли навсегда осталась в Волшебной Стране. Поскольку живет она на отшибе, местные жители подзабыли, кто она такая, и считают ее простой крестьянской, иногда приносящей на продажу в деревню деревянную посуду, овощи и лекарственные травы. Жевуны знают ее под именем Эланоры Урфин – по когидскому обычаю, в качестве фамилии она взяла имя мужа.

Элеонорой Смит она осталась для своих родных, живущих за Горами. Раз в год, когда в Канзасе весна, она просит старика Ружеро снарядить Ойххо и летит навестить Джона с Анной, Энни, Тима, Фреда, дядюшку Чарли. Канзасские соседи уверены, что девушка, выйдя замуж, уехала в Мексику; их не разубеждают. Так же, кстати, считает и Ник. Супруг Элли побывать во «внешнем мире» хотя бы раз отказался наотрез.

Изредка Элли видится со Страшилой Мудрым и Железным Дровосеком, со старой вороной Кагги-Карр (обычно их встречи приурочены к приездам Энни, Тима, Чарли и Фреда; однажды в Волшебной Стране побывали и родители Элли). Иногда она навещает их, приезжая в Изумрудный город, а бывает, что и сами царственные особы посещают ее скромное жилище. Воспоминаний о былых приключениях хватает до утра.

Непросто сложились отношения у Гуамоколотокинта с Мышей. Гордая птица сильно переживает в глубине души, что шумный, бестактный и любопытный сверх всякой меры маленький новый квартирант, хоть и выглядит как настоящий, абсолютно несъедобен. Жизнерадостная Мыша, не понимающая тонких чувств филина, часто обижается на его грубость и раздражительный тон.


КОНЕЦ

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N:100
Зарегистрирован:20.11.07
Откуда:Россия,Москва
Рейтинг:0

Награды::ms14::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:12.12.07 16:28.Заголовок:ФФФФСЕЕЕЕ!!! если кт..


ФФФФСЕЕЕЕ!!! если кто не понял, жанр етого безобразия был romance ;)

Прикрылась тазиком, сижу в ожидании комментариев ))) с особой благодарностью будет приниматься конструктивная критика ))

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N:101
Зарегистрирован:20.11.07
Откуда:Россия,Москва
Рейтинг:0

Награды::ms14::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:12.12.07 16:29.Заголовок:totoshka пишет: Кот..


totoshka пишет:

 цитата:
Которые остаются и в 6 книге



А я на шестую книгу.... внимания не обращала ;)))

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
админко




Пост N:3285
Зарегистрирован:17.05.05
Откуда:РФ,Emerald city
Рейтинг:3

Награды::ms13::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:12.12.07 16:48.Заголовок:nura1978 пишет: А я..


nura1978 пишет:

 цитата:
А я на шестую книгу.... внимания не обращала ;)))


Да я на самом деле к тому, что в каноне у Страшилы так и остались проблемы с письмом.... )))

Коменты... Надо сформулировать... Большой объем....
Ну в принципе коменты были по ходу...

Сразу - отдельный респект за Мышу... Она очаровательна!


Лень - это привычка отдыхать заблаговременно!
Страны Оз не существует. Это - фантастика!....
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N:102
Зарегистрирован:20.11.07
Откуда:Россия,Москва
Рейтинг:0

Награды::ms14::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено:12.12.07 17:07.Заголовок:totoshka пишет: Сра..


totoshka пишет:

 цитата:
Сразу - отдельный респект за Мышу



пасиб !!! (расшаркивается) ))

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов -162 ,стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
-дома
-никого нет дома
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 280
Права: смайлыда,картинкида,шрифтынет,голосованиянет
аватарыда,автозамена ссылоквкл,премодерациявкл,правканет



Мир Волкова Изумрудная страна Заколдованное королевство - Tin Man Хроники Изумрудного города и его окрестностей Изумрудный город Миры Изумрудного города Изумрудная страна|Магвайр,Баум,Сухинов,Волков Типичный Урфин Джюс *NO SLASH!* Tin Man | «Заколдованное королевство» Друзья Изумрудного города