Главная сайт Изумрудный город Правила Форума Выберите аватару Виртуальный клуб Изумрудный город

В издательстве «Шико-Севастополь» вышел восьмитомник серии «СОБЕРИ РАДУГУ» Ю.Н. Кузнецова. Твёрдый цветной переплёт, прошитый чёрно-белый блок, 400 иллюстраций О. Бороздиной, И. Буньковой, В. Коновалова, D. Anfuso.
Цена 200 руб. за том.

Заказать у автора: e-mail | vkontakte | facebook

 
Даниил Алексеев «Приключения Оли и Пирата»
Образцом при написании и оформлении были книги А. М. Волкова. Девочка Оля похожа на Элли и Энни Смит, а также Алису Селезнёву, только она наша соотечественница и современница. В истории «Серебряные башмачки» тайный враг подсунул Оле туфельки Гингемы. Девочка решила поиграть в Элли... и оказалась в Голубой стране. Там она встретит Виллину, Кагги-Карр, Элли, Тотошку, побывает в пещере Гингемы и столкнётся с Урфином Джюсом и филином Гуамоко.
Цена 500 руб.
(включая стоимость пересылки)

Заказать у автора: e-mail



АвторСообщение
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 2710
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 12

Награды: :ms17::ms35::ms19::ms21::ms24::ms43::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.07.19 19:04. Заголовок: Цикл "Судьбы героев" (постканон С.Сухинова)


Цикл не очень маленьких, но связанных между собой фанфиков о будущем известных героев Волшебной страны. Когда-нибудь они объединятся в одно макси, а пока так.
Цикл связан с макси-фанфиками автора "Принцесса Подземного царства", "Возвращение Энни" и ещё кое-какими, и, собственно, является не только продолжением канона, но и продолжением фанона.

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 12 [только новые]


Принцесса Изумрудного города




Пост N: 2711
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 12

Награды: :ms17::ms35::ms19::ms21::ms24::ms43::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.07.19 19:08. Заголовок: Дом с привидением Пе..


Дом с привидением
Персонажи: Корина, Людушка, привидение Мом, неканоническая массовка

Избушка, избушка! Повернись к лесу задом, ко мне передом!
Русская народная сказка

Корина стояла на околице деревни и размышляла.
Три дня назад в Изумрудном городе состоялся совет волшебниц, к которому позже присоединились некоторые ближайшие друзья Элли. Обсуждали они, вообще-то, нападение на короля Тогнара. Корине до этого не было никакого дела – она уже «отметила» своё присутствие, сказала всё, что надо, получила некоторую полезную информацию (в частности о том, что над Волшебной страной разрастается заклятие, вольно или невольно наложенное Пакиром, и Элли будет долго и с трудом его убирать) и могла бы уйти сразу. Но зачем-то задержалась.
Что её дёрнуло связываться с ними?!
Ей казалось, что она ещё никогда не испытывала такого унижения. Мало того, что Элли на неё смотрит такими светлыми задумчивыми глазками – вроде как «да, я знаю, что мы не друзья, знаю, что ты мне завидуешь, знаю, что ты мечтаешь о власти и славе, но я тут ни в чём не виновата, помочь тебе ничем не могу и не хочу – и давай разойдёмся мирно». Мало того, что её сестрёнка косится так насмешливо при каждом удобном и неудобном случае, Аларм подчёркнуто вежлив, Страшила хмурится, а Дровосек растерянно отводит глаза (на последнем совете эти двое не присутствовали, но Корине и раньше встреч с ними хватило). Мало того, что они все считают её многажды предательницей. С этим ещё можно жить – в конце концов, это не их проблемы, это только на её совести было и есть. В конце концов, что же, ей надо было вместе с ними пленницей в той башне в городе Теней сидеть? Вряд ли там было так уж распрекрасно.
То, что позже ей самой пришлось ещё менее распрекрасно, она как-то упустила из виду. Но и там, в конце концов, сама виновата – надо было демонстрировать свою магическую мощь сразу, при первом же удобном случае, а не оставлять всю инициативу Ланге и на Властелина не надеяться – правило Чёрного дворца «кто успел, тот и съел» Корина поняла слишком поздно. Впрочем, это дело прошлое.
В общем, мало того, что они все к ней так относятся – не то с презрением, не то с сожалением, не то с опаской, как к врагу, - так ещё и Ланга там же!!!
И не одна. А с Дональдом. С Дональдом, в которого Корина вложила столько сил! И который теперь на неё смотрит ещё более виновато, чем Дровосек: «Ну извини, Корина, раздружились мы с тобой». Зато перед Лангой чуть ли не под ногами расстилается!
А Ланга? Как будто нарочно не замечает Корину. Тут, конечно, и вмешательство Элли есть – она бдительно следит, чтобы две волшебницы не сталкивались лбами. Но Ланга мало того, что не замечает – а ещё и ведёт себя так, как будто она, Ланга, тут самая сильная, умная и великая. Ну и что, что она всю молодость просидела за книжками? Если бы у Корины была возможность, она бы выучила не меньше. Подлизываться к Пакиру каждый может, особенно если это юная красавица. А вот поди-ка, получи самостоятельно трон в Фиолетовой стране, а потом ещё и в Зелёной!
Знала Корина и то, что ненависть к ней Ланги связана с Весой, дочерью которой Корина когда-то имела смелость назваться перед Дровосеком. Получается, что Ланге быть наглой и самоуверенной интриганкой можно! А другим, значит, нельзя! Злило Корину и то, что далеко не без вмешательства Ланги (ну и что, что через Людушку) Голубая страна превратилась из ухоженного сада в… непонятно что. А разгребать это «непонятно что» приходится именно Корине. Конечно, обидно. Ещё как обидно. Но что ей было делать? Сидеть и ждать, когда остальные волшебницы найдут ей какое-нибудь тихое занятие в безлюдном уголке страны? Или вовсе сошлют в Ущелье, в компанию драконов? Нет уж, спасибо. Лучше она с Лангой повоюет. Неофициально, конечно. И всем докажет, что она, Корина, - лучшая! И достойна быть королевой!
…За три дня эмоции несколько приугасли, но обида не прошла до сих пор.
Сегодня, впрочем, случилось событие, которое немного перевело мысли Корины в другую сторону. У неё в гостях побывала Энни.
Младшая сестрёнка Элли обладала авантюрным, неуёмным и неустрашимым характером. Явилась в Волшебную страну она как раз тогда, когда армия Света под предводительством Аларма, Дровосека и маршала Магдара готовилась к походу в Подземную страну, где сгинула Элли (по вине, между прочим, всё той же принцессы Ланги). В поход Энни не взял Аларм, заявив, что, потеряв одну «легендарную сестричку», не хочет нести ответственность ещё и за вторую, что, с учётом живости характера последней, было ещё более проблематично. В итоге Энни оставили под присмотром Стеллы. Поход кончился печально. Учтя все недочёты и осознав причину неудачи в том, что Волшебная страна никак не хотела объединяться и каждый народ жил сам по себе, было решено собирать всех на Большую Битву с Пакиром. Чтобы в следующий раз победа уж точно осталась за силами Света. И вот тут-то Энни и показала себя. Облетев всю Волшебную страну вдоль и поперёк, она побывала и у драконов, и у Гигантских орлов, и у Летучих Обезьян, и даже в городе Теней, воодушевив всех не то своим детским обаянием, не то пылкими рассуждениями. Так или иначе, ей удалось не только собрать все возможные народы и племена на последнюю битву, но ещё и найти по ходу дела серебряные туфельки, утерянные Элли после её первого путешествия.
На туфельки, вообще-то, Корина завидовала особенно. С одной стороны, их когда-то нашла Гингема вместе с книгой Торна, а та книга Торна (как и вторая, принадлежавшая Бастинде) сейчас у Элли – Корина когда-то сама пожелала их отдать (хотя теперь об этом жалела и очень хотела бы вернуть). С другой стороны, туфельки нашла именно Гингема, и по справедливости, ничто не мешало бы ими владеть самой Корине. Но она пока не спешила предъявлять претензии, тем более что вырвать у Элли туфельки, а у Энни, к примеру – серебряный обруч-невидимку было всё равно что пытаться отнять у Аларма меч Торна (а Корина по опыту знала, что это ничем хорошим не кончится). К тому же молодая волшебница вполне способна была рассуждать здраво и понимала, что сейчас, когда Элли восстанавливает волшебство страны, не стоит лишать её дополнительной магической поддержки. Так что о туфельках, как и о книгах Торна, можно будет и как-нибудь потом позаботиться.
Энни после битвы не успокоилась. В списке её достижений было ещё то, что она разыскала в Лунной стране Тома, бывшего плюшевого медвежонка, а теперь живого человеческого мальчика, которого в битве все сочли погибшим на болотах. Тома подлечили, и они с Энни стали неразлучны – до тех пор, пока Аларм не собрал очередной отряд и не отправился к королю Тогнару. А Том отправился с ним. Энни же, которой не сиделось на месте, в очередной раз облетела всю страну, побывав и у Корины. И объявила, что будет следить за её деятельностью в Голубой стране. Впрочем, невелика новость. Это Энни и раньше заявляла, ещё только когда Корина начала претендовать на Голубую страну.
Корина явившейся гостье раздражённо объяснила, что работа в Когиде почти окончена, надо двигаться дальше, а ни Корина, ни Людушка, ни Жевуны пока не знают, как. То есть варианты, конечно, есть, но не самые достойные. И вторая проблема, впрочем, решаемая проще – это жилищный вопрос. Корина мимоходом упомянула о Сером замке и сразу об этом пожалела, но Энни уже глубокомысленно закивала, и Корине оставалось только рукой махнуть – если девчонка что и придумает, то это её не касается. Серый замок же формально принадлежал Ланге. То есть она в нём не жила, конечно, но он был в её ведении. Что Корину, с одной стороны, призывало к осторожности, а с другой – только больше раззадоривало.
Уповала она на то, что у Ланги и без того куча проблем в Подземном царстве, правительницей которого она стала после ухода Пакира. И если она сразу не забрала замок (после того как травоядный людоед Людушка в нём столь бесславно покоролевствовал), то, вероятно, не так уж он ей нужен. Нельзя сказать, что у Корины были с ним связаны радужные воспоминания, но в данном случае эмоции можно было и задавить глухим расчётом: жилище удобное, вместительное, подходящее ей по статусу, да к тому же ещё и способное в экстренных случаях самостоятельно передвигаться.
…Пока Корина мечтала, на опушке леса что-то задвигалось. «Что-то» было очень массивным, громоздким и высоким. Решительно обламывая на своём пути те зелёные деревья, которые не успели порубить во времена Людушки, и те, что посадила сейчас Корина, и те синие, что успели посадить недавно и ещё не убрали, нечто, шумно поскрипывая и гудя при каждом движении, прошаркало ещё немного по направлению к деревне и замерло, опустившись на землю, как наседка на гнездо.
Корина смотрела на это действо, вытаращив глаза. Впрочем, не одна она.
- Ой, замок опять пришагал, - сказал детский голос за её спиной. Собравшиеся зрители загалдели и зашушукались, и среди шума выделился громкий испуганный голос Людушки:
- Только ещё одного начальства нам тут не хватало!
Корина оглянулась на него.
- А почему ты решил, что там начальство?
По правде говоря, она и сама заподозрила неладное: не мог же замок приковылять сюда по собственной инициативе. Разума строение всё же не имело и целиком зависело от чужих эмоций (их оно чувствовало прекрасно) и приказов.
Или вправду что-то услышало? Ведь только что Корина о нём думала!
- А кто же ещё? – жалобно хныкнул Людушка. – Больше в таком замке разъезжать и некому.
Корина пожала плечами.
- Разберёмся, - бросила она и решительно направилась к замку. Группа зрителей издала громкий заинтересованный вздох.
Замок выглядел смирным и пустым. Двери были гостеприимно раскрыты, но внутри было темно, и ни одно окно не светилось. Очень осторожно Корина поднялась на крыльцо и заглянула внутрь. Там царила тишина.
- Эй, - необдуманно позвала девушка. – Есть тут кто?
- Ага, - донеслось гулким гнусавым басом из коридора. Корина отпрянула и чуть не скатилась кувырком со ступенек. Но сидящий в замке, кто бы он ни был, никаких враждебных действий не предпринимал, и она рискнула снова.
- Это вы командуете замком?
Из коридора раздался невнятный звук, который можно было бы передать как отрывистое «ы-а!» с отрицательной интонацией.
- А кто? – хмуро спросила Корина. Не видя в лицо собеседника, она начала нервничать.
- Ыгы, - только и донеслось из тёмного коридора.
- Кто там? – раздался дрожащий голос Людушки у подножия замка. То ли людоед не утерпел и в порыве любопытства отправился к своему бывшему жилищу, то ли струсил без Корины и, как ребёнок, отправился за ней. Тем не менее, Корину его присутствие обрадовало. Всё ж не одна против неизвестно кого в тёмном замке.
- Там непонятно кто, - раздражённо ответила она людоеду. – Уважаемый, - обратилась она тем же тоном в дверь, - С кем имею честь говорить?
- Гу, - торжественно провозгласили оттуда. Корине это надоело. Создав маленькую шаровую молнию для света, она запустила её в коридор и решительно вошла.
Напугать Корину было практически невозможно. Детство она провела в пещере Гингемы, получив закалку на всю жизнь. В юности побывала в лесу Призраков. А в последние месяцы – после города Теней, подземелья Пакира, да и самого Серого замка, приукрашенного буйной фантазией Людушки, - её уже вообще ничем нельзя было смутить. Небольшой вестибюль, лестница на второй этаж, открытые в соседние помещения двери – ничто не внушало ей опасения, всё казалось пустым и безжизненным. Корина совсем успокоилась. По её приказу факелы на стенах загорелись, и теперь она окончательно убедилась в том, что замок попросту брошен.
Но кто же с ней разговаривал?..
- Эй, - позвала она, - кто здесь есть?
И совершенно не по-королевски взвизгнула от неожиданности, когда прямо из-за её спины вдруг выплыло по воздуху вперёд нечто белое и прозрачное. Людушка на крыльце завопил и заметался туда-сюда. Броситься на помощь Корине ему мешала природная трусость, а броситься куда подальше от Корины тоже она же: а вдруг нечто страшное, что сидит в замке, погонится за ним?
Тем временем Корина разобралась, что перед ней всего лишь бесплотное привидение. Туманное и бесформенное, как дым.
- Вот те раз, - ляпнула она в растерянности.
Привидение издало очередное – на сей раз очень довольное – гуканье и изобразило нечто вроде изящного придворного поклона. Корина призадумалась и вспомнила кое-что.
- Людушка, - позвала волшебница. – А ну иди сюда.
Людоед несмело просунул голову в дверь.
Корина широким жестом указала на призрака.
- Это что? – сурово спросила она.
Людушка опасливо приблизился.
- Я не знаю, - озадаченно ответил он.
- Как не знаешь? – усмехнулась Корина. – Это твоё творение. Сделай милость, убери его куда-нибудь.
Людоед замотал рыжей вихрастой головой.
- Не моё. Я привидений не придумывал! Во всяком случае, такое не придумывал, - уточнил он и добавил неизменное: - Честное-пречестное слово!
Казалось, привидение было тоже возмущено тем, что его приняли за плод чьей-то выдумки. Замахав руками (и создав этим лёгкий ветерок), оно загукало так бурно и громко, что Корина тоже вынуждена была замахать руками, пытаясь заставить его замолчать. Людушка, глядя на них, тоже непроизвольно замахал руками.
- Прекратите! – рассердилась Корина. – А кто же ты тогда? – обратилась она к привидению.
Но оно, к сожалению, внятно ответить не могло.
- Это не я, - повторял тем временем Людушка. – К тому же тут ничего моего, похоже, не осталось… - грустно вздохнул он, оглядываясь по сторонам. – Даже покушать нечего, - добавил он почти шёпотом. Корина его вечно ругала за подобные стенания. Покосившись на и без того сердитую волшебницу и на размахивающее руками привидение, людоед бочком-бочком выскользнул в соседнюю дверь. Где-то там, насколько он помнил, была кухня и рядом кладовая. Вдруг чего найдётся?
Потеряв надежду добиться от привидения ответа на вопрос «ты кто?», Корина решила действовать иначе. В конце концов, неважно, кто перед ней. Главное, выяснить – враг он или не враг.
- Кроме тебя, в замке ещё кто-то есть? – сурово спросила она у привидения.
Оно энергично замотало головой.
Корина решила поверить. Более-менее успокоившись, она рискнула пройти по замку дальше. Выудив из кухни грустного Людушку, она повела его за собой на подробный осмотр помещений.
Когда Элли нашла Серый замок посреди болота, то немного постаралась привести его в порядок – так, на скорую руку, - но, разумеется, во все мелочи вникнуть не могла (не успевала). Поэтому, хотя в тронном зале уже не высились памятники на могилках и не клацали зубами скелеты, но, например, бесчисленные мышеловки в кладовой (и не только в ней) ещё остались. Споткнувшись об одну из них, Корина даже подпрыгнула. Людушка увидел её реакцию и поспешно бросился в другую комнату, но не успел.
- Эт-то что такое? – возмущённо заявила Корина, тряся мышеловкой перед его носом.
- Это... это самое… вот… для… от вредителей, - пискнул Людушка.
- Ха-ха, - сказало привидение из-под потолка. Корина была с ним согласна. Предмет вновь пробудил в ней самые неприятные воспоминания. Получается, что, не попавшись в своё время в мышеловку мышью, она угодила в неё человеком. Действительно ха-ха.
За последнюю неделю Корина уже кое-как сработалась с людоедом, и если всё же шпыняла его время от времени, то беззлобно. А теперь в ней снова разгоралась мстительность. Впрочем, Людушка сейчас выглядел таким жалким, что на него даже злиться было трудно.
- Пожалуй, придётся-таки выполнить своё давнее обещание, - объявила она, нехорошо прищурившись.
- Какое, дорогая Коринушка? – покорно спросил людоед.
- Превратить тебя в кого-нибудь! Может, в следующий раз не будешь издеваться над… людьми! – высокомерно фыркнула Корина. – Сначала превратить, потом посадить в клетку, а потом ещё и отдать… например, Агнет. Не думаю, что она о тебе забыла.
Людушка испуганно глянул Корине в лицо. Волшебница, похоже, не шутила.
- Э-э… Коринушка, я сейчас тут всё уберу, - промямлил он первое, что пришло в голову, невольно сгибаясь в поклоне.
- Ну, убери, - усмехнулась Корина. – А превратить тебя всё-таки стоит. Для профилактики.
- Для чего? – озадаченно переспросил Людушка.
- На всякий случай! – рявкнула Корина. – Пошли дальше, нечего тут торчать.
В общем и целом осмотр замка занял часа два. Привидение плыло над головой Корины, время от времени, к месту и не к месту, вставляя свои реплики, не блиставшие разнообразием. На середине «экскурсии» волшебница начала подозревать, в чём дело, а к концу уже твёрдо была уверена, что тут не обошлось без предприимчивой Эллиной сестрички.
- Эй, ты, как тебя, - вконец замороченная вздохами призрака, обратилась она к нему. – Тебя Энни, что ли, подсунула?
- Ага! – обрадовался Мом тому, что его наконец-то поняли.
- Всё ясно, - вздохнула Корина. И для Людушки пояснила: - Это привидение из Сказочного народа. Уж не знаю, как Энни умудрилась с ним связаться, но теперь оно, похоже, не отстанет.
- Угу, - подтвердил Мом.
Со Сказочным народом Корина более-менее познакомилась ещё во дворце Виллины во время памятного землетрясения – задолго перед печальным приключением в городе Теней. Не то чтобы знала всех в лицо и поименно, но кое-каких отдельных личностей запомнила.
- Что теперь делать будем? – спросила Корина у людоеда.
- А? – озадаченно переспросил он.
Корина не выдержала, протянула руку и легонько постучала кулаком по крепкому Людушкиному лбу.
- А-а! – догадался Людушка. – Ну, я думаю, что раз этот замок сам к нам пришёл, то мы можем тут жить. Тем более что в нём никого нет.
Корина обернулась к Мому.
- Эй, ты, туманообразный. Энни тебе что-нибудь говорила по этому поводу?
- Ага, - кивнуло привидение. И замолчало, так как больше ничего сказать не могло в принципе. Корина подождала немного, потом вспомнила, что привидение не очень-то разговорчивое, вздохнула и спросила:
- То есть она предполагала, что мы можем тут жить? С тобой вместе, что ли?
- Ага! – ещё более радостно закивал Мом, дёргаясь в воздухе вверх-вниз, как будто подпрыгивал. Разве что в ладошки не захлопал.
«Вот подарочек!» - чуть не сказала вслух Корина, но воздержалась. Если Энни хотела повредничать или рассчитывала, что Корина испугается, она глубоко ошиблась.
- Ну и отлично, - заявила Корина. – Очень кстати. Как раз завтра будем перемещаться на новое место, вот и вселимся. У меня больше вопросов нет. Людушка, пошли.
Людоед послушно побрёл за Кориной, но у входа остановился.
- А почему бы сейчас не вселиться? – озадаченно предложил он.
Корина обернулась к нему.
- А у тебя есть желание?
Людоед насупился. В деревне не нашлось охотников пустить неповоротливого и толстого увальня в аккуратненький домик, поэтому ночевал он, как правило, в каком-нибудь сарае или на сеновале. Ночи были прохладными, и несмотря на то, что одеялами его всё же снабжали, под утро становилось как-то совсем неуютно. Так что желание у него было.
- У меня лично нет, - заявила Корина, не дождавшись ответа, но угадав его. – Скоро ночь, разводить суматоху сейчас я не намерена. Но ты, конечно, как хочешь.
На самом деле её не столько пугала предполагаемая «суматоха» - Корине при «переселении» практически нечего было бы переустраивать и переносить. Разве что магией очистить себе комнатку от пыли и расстелить постель, а остальное можно сделать и завтра утром. Но её вовсе не радовала перспектива прожить в пустом замке целую ночь в компании только привидения и Людушки. И вообще неизвестно, вдруг здесь всё-таки какой-то подвох. Завтра к этому можно будет хотя бы привыкнуть в течение дня и разобраться во всём подробнее и вдумчивее.

Ночь Корина, как и всю неделю до этого, провела в доме Веноры Динх. Первоначально предполагалось, что молодая волшебница осчастливит своим присутствием несколько семей по очереди, но Венора имела перед своими односельчанами преимущество: когда-то, ещё до того, как Корина стала королевой, женщина была ей приёмной матерью, причём далеко не первой – но зато последней. Впечатление тогда у них осталось друг о друге самое лучшее, хотя Корина и ушла тайком, не попрощавшись. Так что теперь Корина воздала должное прежнему знакомству и не стала менять своё временное пристанище каждый день.
Узнав о том, что на следующее утро Корина собирается покинуть Когиду (где её присутствие уже не требовалось) и отправиться в другие деревни, Венора даже слегка огорчилась.
- Уезжаешь от нас, Корина, - тихо и грустно сказала она ей перед сном. – Может, когда всю страну в порядок приведёшь, так и вернёшься? Деревня у нас большая, а тем более если этот замок у тебя останется, вот и поселилась бы с нами рядышком.
- Мне бы тоже этого хотелось, - улыбнулась Корина. Правда, умолчала о том, что простого соседства ей было бы маловато. Прямо объявить себя королевой Голубой страны чревато последствиями – Жевуны не очень-то жаловали самозваных правителей. Они должны сами прийти к ней на поклон. А для этого надо завоевать их доверие и уважение. Тогда никто из остальных волшебниц и их друзей к ней не подкопается.
Венора об этом не подозревала. Хотя она и жила в Когиде, признанной столицей Голубой страны, но никогда не вникала ни в какие высокоправительственные разборки. Да и доходили они до Жевунов чаще всего по «испорченному телефону», как сказали бы в Большом мире. Мало ли что там было в Изумрудном городе, а тем паче в стране Мигунов. От нас это далеко, и вообще не наше дело. А Корина для Веноры как была «хорошей девочкой», так и осталась.
На следующее утро провожать Корину собралось как минимум полдеревни. Во-первых, сам факт того, что волшебница их покидает, во-вторых, того, как она покидает, собрал, пожалуй, почти всё женское население деревни и часть мужского, менее любопытного, зато более благодарного. Дети висли на заборах и деревьях, а самые смелые – на юбке Корины и плечах Людушки. Старушки суетились и стремились подсунуть Корине то пироги, то варенья, то соленья. Корина любезно принимала дары и нагружала ими Людушку, отчего последний принимал всё более несчастный вид, стоя перед крыльцом замка. Один деревенский молодец лет шестнадцати, самый смелый, преподнёс Корине букет цветов (ею же и выращенных на днях). Корина букет приняла невозмутимо, одарив детину великосветской улыбкой, тот застеснялся и скрылся в толпе друзей.
Лидена, внучка Веноры, продолжала со слезами доказывать своей матери, что она очень хочет ехать с госпожой волшебницей и что последняя не против. Антия сердилась и говорила, что у госпожи волшебницы своих дел хватает, ей будет не до Лидены, тем более что у девочки тоже есть свои обязанности, и отпускать её никто не собирается. Корина краем уха слушала этот диалог и очень удивлялась. На Лидену она обращала внимания не больше, чем на всех остальных деревенских ребят, и не могла понять, с чего это её записали в лучшие друзья и покровители. Прощание с народом затягивалось. Время подходило к полудню.
Наконец Корине это надоело.
- Дорогие друзья, - громко объявила она, - мне очень приятно ваше гостеприимство, и я рада вашей заботе, поэтому я с удовольствием посещу вашу деревню ещё не раз! А сейчас я должна помочь и другим. Поэтому прощаюсь с вами, желаю удачи в окончании работ, и до встречи!
Толпа отозвалась громкими одобрительными криками. Корина в сопровождении Людушки, едва удерживающего в руках бесчисленные банки, склянки и пироги в платочках и корзинках, поднялась на крыльцо и тихонько скомандовала замку «Ну-ка, поехали». Подобная команда, конечно, была риском – а вдруг замок бы её не послушался по каким-нибудь ему одному известным причинам. Но, к счастью, он со скрипом приподнялся, в нём что-то загудело, где-то в комнатах что-то упало, удивлённо гукнуло и высунулось из окна привидение. Толпа ахнула. Корина чуть не упала с крыльца, когда замок сделал первый шаг. Людушка уронил одну банку – но, к счастью, она даже каким-то образом не разбилась, а покатилась по крыльцу внутрь, к двери. Корина схватилась за косяк, дверь едва не прищемила ей пальцы. Стараясь сохранить достойный вид, волшебница последний раз поспешно помахала рукой Жевунам и юркнула в замок. А следом за ней скрылся и Людушка, едва не растянувшись на полу после второго шага ходячего строения.
Вот и начало нового приключения.

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 2712
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 12

Награды: :ms17::ms35::ms19::ms21::ms24::ms43::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.07.19 19:09. Заголовок: Чрезвычайное происше..


Чрезвычайное происшествие
Персонажи: Ланга, Дональд, Эльг/Маира

Штат Подземного дворца был крошечный. Принцесса Ланга не слишком-то заморачивалась отбором нужных людей – ей и без них забот хватало. Она просто переложила это дело на Дональда и не вмешивалась. Запутается – пусть сам на себя пеняет. Сама же она прекрасно обходилась одной служанкой, одним телохранителем и одним помощником, он же секретарь, он же наместник на время её отсутствия, в общем, роль последнего исполнял сам Дональд. Помимо того, что его с принцессой связывали очень сложные и запутанные отношения.
Телохранителем же Ланги был Эльг, из-за чего Дональд каждый раз дико ревновал. Впрочем, ревность тут была со всех сторон, разве что исключая наивную Маиру (последнего члена их дружной компании, ту самую служанку, горничную, камеристку, фрейлину и во все бочки затычку в одном лице). Дональд не мог быть телохранителем. То есть он бы хотел, но по владению оружием, внимательности и скорости реакции проигрывал не только Эльгу, но и самой Ланге. Принцесса, в общем-то, и сама была не беззащитной барышней, но одна голова хорошо, а две – лучше, а случиться могло всякое. Подданные пока что к Ланге симпатией не прониклись. И с некоторых пор Ланга всюду таскала Эльга с собой. Дональд же оставался во дворце с Маирой. При таком раскладе неудивительно, что почти каждое возвращение принцессы во дворец сопровождалось подозрительными переглядываниями всех заинтересованных лиц.
Также неудивительно, что периодически кому-нибудь приходило в голову как-то развязать этот сложный и запутанный узел, чтобы хотя бы подозрений избежать. Подозрений, кстати, совершенно безосновательных. Просто Дональд обижался на то, что Ланга не с ним, а Эльг нервничал из-за того, что он (то есть сам Эльг) не с Маирой. Вдруг её кто-то обидит. Тот же Дональд. Нечаянно.
Ланга никак не могла решить эту проблему, собственно, проблема её мало волновала. Ланга была слишком разумной девушкой и слишком твёрдо держала всё в своих руках. У Дональда не было бы возможности вырваться из её железной собственнической хватки, даже если бы он того хотел. Сам Дональд тоже ничего не мог сделать, кроме того, что пытался тренироваться с оружием. Мнения Маиры мало кто спрашивал, и Эльг решил сделать первый шаг.
Однажды после того, как они с Лангой вернулись из ближайших казарм, он не улетел, как обычно, сразу же гулять с Маирой, а пристал к Ланге.
- Принцесса, у меня к вам два вопроса.
Ланга уже склонялась над своими документами и списками. Она сама вела строгий учёт всех ресурсов своего небольшого королевства, а также просматривала все отчёты и донесения. Последние порой больше походили на доносы.
- Срочных?
- Да, - твёрдо сказал Эльг.
- Выкладывай. В двух словах, мне некогда.
- Первый вопрос. Аргут с друзьями меня приглашает в Голубую страну, чтобы я помог им…
- Обойдутся, - решительно прервала его Ланга. – Второй вопрос?
- А почему нельзя? – возмутился Эльг. – Им нужна моя помощь.
- Вопросы кончились? – с иронией спросила Ланга. – Тогда до завтра. Извини, у меня дела.
- Нет, не кончились. – Эльг собрался с горячностью спорить и дальше, но Ланга уже тряхнула колокольчиком. Звон, негромкий, но пронзительный, раскатился, казалось, по всему дворцу, несмотря на закрытые двери.
Из соседней комнаты явилась Маира.
- Маира, - сказала Ланга. – Будь так добра. Идите вдвоём где-нибудь погуляйте!
Эльг обнял Маиру за плечи и вытолкал в коридор:
- Одну минутку. – Маира смущённо хихикнула и позволила закрыть дверь. – Принцесса, у меня ещё один вопрос!
Ланга обмакнула перо в чернильницу, озабоченно глядя в список.
- Скажи, какой ответ ты предпочитаешь услышать, «да» или «нет».
- Конечно же, «да», - воодушевился Эльг.
- Значит, «нет». Всё, свободен.
- Может, всё-таки я задам вопрос? – возмущённо спросил Эльг. Ланга вздохнула. Развернулась в кресле. Нахмурилась.
- Что – тебе – ещё – надо?
Эльг оглянулся на дверь, за которой стояла Маира. Сам смутился от предстоящей просьбы, подошёл к Ланге поближе и неуверенно развёл руками.
- Принцесса… А вы не могли бы сделать… кольцо?
- Что? – у Ланги от удивления даже голос стал на две октавы выше. – Какое ещё кольцо? Кольцо чего?
- Только не кричите, пожалуйста! – взмолился Эльг. – Она же услышит. Я хочу сделать Маире предложение стать моей женой. Но у меня нет обручального кольца.
- О звёзды, так бы и говорил, - выдохнула Ланга. – Подожди-ка, а с чего ты решил, что я тебе разрешу жениться на Маире? Она моя фрейлина, вообще-то.
- Она же не до старости вашей фрейлиной будет, - упрямо нахмурился Эльг.
Но Ланга уже снова повернулась к своим записям и только рукой замахала.
- Нет-нет-нет, я всё сказала. Идите с Маирой погуляйте, но о женитьбе не может быть и речи.
- Тогда я женюсь на ней тайно! – заявил Эльг. – Унесу на руках куда угодно, и ничего вы тут не сделаете.
- Никуда ты не унесёшь… - буркнула Ланга. – Наверх Маира не захочет, я её знаю, а внизу я вас в два счёта найду… Всё, иди, ты мешаешь мне соображать!
- Тогда я спрошу у Дональда, - сделал Эльг «ход конём». Ланга вскинула голову. Она прекрасно представляла себе, что скажет на это Дональд. Он разрешит Эльгу всё, лишь бы тот убрался от Ланги подальше. И не потому, что подозревает друга в каких-то поползновениях в её сторону, а потому, что сам хочет постараться доказать Ланге, что он не хуже Эльга как воин. Хотя каждому ясно, что хуже.
- Дональд не имеет права решать такие вопросы. Маира моя служанка, а не его, да и ты прежде всего мой телохранитель, а не его. Всё, иди и не мешай! Ничего не разрешаю, никуда не отпускаю. Будешь возражать – заколдую. Сгинь с глаз моих долой! – замахала она руками, и Эльг поспешил выскользнуть, отлично зная, что принцесса угрожает только на словах. Пока что. Он не так уж сильно её рассердил. И вообще, они ведь, можно сказать, с ней друзья.

Вечером, когда Ланга уже ложилась спать, она спросила у Маиры:
- Тебе Эльг ничего важного не говорил?
- Нет, госпожа, - скромно ответила девушка. Скромность скромностью, но Ланга прекрасно знала, что она больше внешняя. Если было очень надо, Маира могла и возразить, да ещё как.
Немного подумав, Ланга решительно объявила:
- Сегодня твой ухажёр всерьёз заявлял мне о своём намерении просить твоей руки.
Маира распахнула счастливые глаза, даже рот приоткрыла… и тут же сменила выражение на почтительно-смиренное.
- Да, госпожа?
- «Да, госпожа, нет, госпожа», - передразнила её Ланга. – Что мне делать с тобой, ты лучше скажи?
- Вам лучше знать, госпожа, - сказала Маира. Ланга с досады погрозила ей кулаком.
- Только попробуйте сбежать, найду и… и не знаю, что будет!
- Конечно, госпожа, - сказала Маира тем же тоном. Деловитым и спокойным.
Ланга задумчиво упёрлась локтями в колени, а подбородком в ладони.
- Что мне толку с замужней фрейлины? Ты будешь думать больше о семье и детях, чем о своей работе. Фрейлины, кажется, вообще замужними не бывают. А?
- Вам лучше знать, госпожа, - как заведённая, повторила Маира невозмутимо.
- Ты можешь говорить нормально? – вскипела Ланга.
Маира упёрла руки в боки, повела плечами, распрямилась, как-то сложно переморщилась всем лицом, раскрыла рот и заявила совсем другим тоном:
- Могу. Я Эльга ждала несколько лет. Конечно, могу ещё подождать, пока ваше высочество все дела уладит, и телохранитель вам будет не нужен. Но что мешает ему вас охранять и будучи женатым на мне? А уж что касается меня, так найдите другую служанку. В крепостях и на островах полно рудокопских девушек, которые были бы рады оттуда убраться. А лучше возьмите сразу двух. Или трёх. В конце концов, я же службу во дворце бросать не собираюсь, да и дети тоже не сразу, знаете ли, появляются. А я не меньше вас или кого другого заслуживаю, чтоб мне счастье было, вот!
Ланга внимательно выслушала эту тираду, и задела её только последняя фраза:
- А чем ты несчастна сейчас, скажи на милость?
- А вы думаете, легко жить, когда не знаешь, то ли ты невеста, то ли ты так… - Маира отвернулась. Ланга поморщилась. Она заподозрила, что служанка сейчас расплачется, и заподозрила справедливо. Впрочем, Маира уронила всего несколько слезинок.
- Но какая тебе разница, ты ведь всё равно с ним рядом? – продолжила недоумевать принцесса.
- А дети? – протянула Маира. – Я же хочу, чтоб настоящая семья была…
Ланга не удержалась и комически почесала в затылке. Картинка «Эльг, Маира и их дети» не складывалась.
- Маира, а ты всерьёз хочешь иметь от него детей? – скривившись, спросила она.
Маира только поджала губы, но ничего не ответила. Похоже, она сама толком над этим вопросом не задумывалась. Просто знала, что люди сначала влюбляются, потом женятся, а потом у них дети. Но это у людей. А на кого могут быть похожи дети такого вот получудовища? Ланге почему-то стало смешно, хотя смеяться над этим было как-то неуютно.
- Маира, в общем, ты подумай, конечно, но я бы на твоём месте не спешила, - наконец сказала она. Авось само собой всё разрулится. Решающий вопрос – ну или, может, один из решающих вопросов – задан, пусть теперь сами думают. И как это Маиру угораздило подцепить такого уродца? Нет, то, что он в неё влюбился, это неудивительно, Маира девушка симпатичная, и к тому же добрая, и характер покладистый. Но как он ей понравился? Чем?
Ланга отпустила Маиру и легла спать, всё продолжая размышлять над этим странным вопросом. В жизни её ближайших товарищей было полно всего такого, чего она никак не могла понять.

Ланга пыталась вспомнить, как Эльг и Маира вели себя в её дворце. Начало их знакомства произошло много лет назад, но в последнее время эта дружба развивалась особенно бурно.
Не так давно – конец войны с Пакиром. Последняя битва. Ланга тогда двое суток не спала. Момент был невероятно острым. Решающий момент – будет ли Ланга на троне или же вместе с офицерами каббаров попадёт в руки мятежников и, может быть, вообще будет убита. Всеми силами Ланга пыталась удержать своё шаткое положение, оставшись в живых против восставших, а потом и провернув последнюю диверсию против Пакира – разбив подкрепление его флота. А тут ещё Дональд, раненый. А едва всё утряслось, хотя бы отчасти, надо было ещё успеть наверх, на поле битвы, забрать тяжелораненых офицеров и командиров армии. С волшебницами Света Ланга поначалу связываться не стала, просто наскоро сделала своё дело и ушла.
Дворец был занят восставшими рудокопами, бывшими рабами. Везде был беспорядок. Каббары бесконтрольно бродили где попало. То там, то здесь вспыхивали мелкие вооружённые стычки. Ланга, вернувшись с поля боя, заперлась в своих комнатах. После того, как она двое суток боролась за свои права и победила, выходить не хотелось, и видеть кого-то – тоже, хотя бы в течение часа. Ну, кроме Маиры и Дональда. Служанка-фрейлина-горничная была ужасно напугана, в дела чужие вмешиваться вообще не хотела, а обязанности свои исполняла добросовестно, как всегда. А Дональд… Он, наоборот, Ланге очень помог.
И когда Ланга подумала «Ну вот, хоть немного отдохну», как снаружи снова всполошились. Уставшая и злая, как сто взбесившихся монстров, Ланга хотела уже махнуть рукой, как с удивлением различила тонкий возглас Маиры, а ещё через пять минут фрейлина ворвалась к ней сама.
- Ваше высочество…
- Что там происходит? – раздражённо спросила Ланга.
- Там прилетел Эльг! – Маира смотрела широко раскрытыми глазами. – Они хотели выстрелить в него, мы с Дональдом едва их удержали.
«Они» - это, конечно, были восставшие рудокопы.
- Эльг, - Ланга встала. Эльг был известной фигурой. Ланга, правда, думала, что его забрали к себе волшебницы Света, он ведь воевал на их стороне. – Что ему нужно?
- Он тяжело ранен, - Маира смотрела чрезвычайно жалобно. Ланга вспомнила: ну да, Маира ведь когда-то с ним очень дружила. И даже считалась его невестой. Поэтому Хорал и хотел забрать её себе, а не добившись своего, посадил в темницу, откуда девушку и вызволила сама Ланга, сделав своей служанкой. Сначала служанкой, а потом фрейлиной и первой помощницей, не пожелав отдавать симпатичную девушку грубому свиноподобному маршалу. Первое время Маира практически не выходила из комнат Ланги, числясь её личной служанкой, но потом получила больше свободы, когда Ланга обрела титул принцессы.
- Идём, - сказала Ланга. – Где он?
- Внизу во дворе. Он сказал, что убил маршала Хорала! – Маира поспешно догоняла свою повелительницу. Ланга на секунду остановилась, оживившись.
- Какая приятная новость!
Она давно поджидала маршала Хорала, не найдя его среди раненых (а нашла – добила бы, не дрогнув). Ждала и готовилась к поединку умов, находчивости, смелости, хитрости, интриг, силы и оружия. Править страной, имея рядом с собой такую змею, было равносильно сидению на вулкане. Оказывается, можно его и не ждать. Со стороны Эльга тоже всё более-менее объяснимо. Они с Хоралом с давних пор чего-то не поделили (кажется, ту же Маиру). Маира же Хорала боялась пуще смерти, и это тоже не вызывало вопросов.
Впрочем, одно Лангу удивляло невероятно: Маира до жути боялась всех местных монстров. Каббары внушали ей отвращение. Всевозможные летающие ящеры заставляли её жмуриться. И вдруг – Эльг? Да ну, не может быть.
И всё-таки это было. Ланга нашла Эльга во внутреннем дворике. Его уже окружили рудокопы.
- Разойдись! – властно крикнула принцесса. Нехотя люди посторонились. Эльг полулежал на земле, рядом с ним лицом к рудокопам стоял напряжённый Дональд – видимо, готовился защищать бывшего товарища по Тёмному отряду в случае чего, пока Маира бегала за Лангой. При виде принцессы Эльг постарался встать, и Маира бросилась к нему чуть ли не с объятиями. Обхватила и помогла встать прямо.
- Ваше высочество, - мрачно склонил голову Эльг. Голос был хриплый, на лице почти что ненависть.
- Во дворец, - кратко приказала Ланга и, развернувшись, ушла обратно к себе, кивнув Маире. Эльг вполне держался на ногах, если уж он преодолел такое расстояние до острова Горн, то и ещё несколько шагов сделает.
Только в комнатах рядом с собственными Ланга наконец остановилась и жестом приказала то же своим растерянным спутникам. Маира и Дональд поддерживали Эльга с двух сторон.
- Маира, приготовь что-нибудь подкрепить силы. Эльг, ложись на диван. Да отдай ты Дональду оружие, вояка! Потом всё расскажешь.
Маира уже исчезла. Ланге потребовалось немного времени, чтобы вылечить раны, причём действовала она без особых церемоний. Магия Тьмы, к сожалению, не щадила ни своих клиентов, ни самого владельца. Зато была результативна.
Немного придя в себя, попереглядывавшись-пошептавшись с Маирой и, видимо, разобравшись в происходящем (видимо, поначалу доброго приёма не ожидал), Эльг чётко доложил ситуацию: да, он убил маршала Хорала, и нет сомнений в том, что тот мёртв, также как разбита вся армия Пакира. В Изумрудный город Эльг не полетел просто потому, что в Подземелье провалиться было легче. Он не сможет вечно жить на поверхности земли, хотя и очень подружился с волшебницами Света и их друзьями. Проще говоря – не может ли принцесса дать ему временное пристанище?
Во время этой своей просьбы Эльг бросил значительный взгляд на Маиру, и Ланга занервничала. В роман Эльга и Маиры она всё ещё не до конца верила. Конечно, если Эльг начнёт приставать к девушке по примеру маршала Хорала, то придётся принимать действенные меры. Но что-то очень уж странно вела себя Маира. Не пугалась и не пряталась за спину Ланги от чудовища-получеловека, а наоборот, чуть ли не обниматься с ним была готова.
- Хорошо, - согласилась Ланга. – Ты останешься во дворце и поступишь в полное моё подчинение. Любое неповиновение я пресекаю действенно и быстро. Но если захочешь улететь отсюда – в этом ты свободен. Только меня об этом известишь. Ясно?
- Ясно, - кивнул Эльг и снова бросил взгляд на Маиру. – Спасибо, что разрешили мне остаться.
- К Маире не приставать, - тут же жёстко добавила Ланга. – Она моя личная фрейлина и находится под моей защитой. Любая обида ей – это обида мне, а я… Ну в общем, ты понял.
Эльг закивал, Маира тоже, а Дональд расплылся в радостной наивной улыбке.
Так человек-ящер остался во дворце, и очень быстро получил должность телохранителя. Правда, сначала неофициально. Просто часто сопровождал принцессу во всех её «выходах в народ», и это закрепилось.
Что же касается Маиры, то она сама на следующий день робко спросила у Ланги:
- Госпожа, а мне совсем нельзя разговаривать с Эльгом?
- Кто сказал, что нельзя? – удивилась Ланга. – Я просто забочусь о твоей безопасности.
- Я ценю это, госпожа, - смиренно поклонилась Маира. – Просто… не сердитесь… Но вы же знаете, Эльг мой давний знакомый… А я…
- А ты рада старому другу, - понятливо кивнула Ланга. – Да разговаривайте на здоровье, я вмешиваться не буду. Но если только он посмеет тебе причинить какие-то неприятности, он пожалеет.
- Он не собирается причинять мне неприятности, госпожа, - горячо ответила Маира. – Мы ведь давно друг друга знаем.
- Ну хорошо, хорошо, - отмахнулась Ланга. – Только чтобы он тебе не мешал и не отвлекал.
- Да, госпожа, - поклонилась Маира. А тем же вечером Ланга наблюдала её общение с Эльгом. Абсолютно мирный разговор, с дружескими улыбками. И похоже, со взаимной симпатией. Дружеской? Или не совсем?
В том, что симпатия действительно не совсем дружеская, Ланга убедилась очень скоро. Эльг всё чаще наведывался к Маире, а когда обстановка на острове стала более спокойной, они вместе стали уходить на прогулки. Вернее, улетать, так как Эльг попросту брал Маиру на руки и уносил куда-то. Маира же каждый раз возвращалась счастливая до небес, и Ланга уже перестала удивляться, решив принять всё происходящее как должное и не искать объяснений, почему вдруг её скромная фрейлина влюбилась в чудовище. Любовь зла, полюбишь и…
Тем более что у Ланги и своих проблем хватало на том же фронте. Спасая Дональда и отправляя его против Пакира, она вовсе не планировала испытывать к нему личную симпатию. И возможно, не испытала бы, не взглянув в последний момент на его лицо. Красивых мужчин в Подземной стране было мало. Собственно, их вообще не было, особенно во дворце, где подавляющее большинство населения составляли каббары – уродцы те ещё, - или рабы, на которых и внимания-то обращать принцессе не полагалось и не хотелось. Иногда принимать облик красивого мужчины любил Пакир. Но и тогда в его внешности оставалось что-то хищное. Ну и не с ним же романы крутить. И вообще Ланга раньше об этом не думала.
А Дональд был «конфетным мальчиком», созданным Кориной. Этаким принцем с картинки. Белокурые волосы, голубые глаза, очень юное лицо, с налётом жёсткости, конечно – Тёмный отряд и последующее заключение в тюрьме Пакира не прошли зря. И всё же он очень отличался от всех, с кем Ланге до сих пор приходилось иметь дело. Отличие это было своеобразное. Ланга только потом его смогла чётко осознать, а тогда просто решила, что это единственный мужчина, который смог бы ей понравиться. Именно внешне, не более того.
Уже потом, поближе узнав Дональда, Ланга поняла, что приобрела в его лице не только поклонника (ибо его тоже угораздило проникнуться к принцессе симпатией), но и проблему. Дональд, при всём том, что был когда-то предводителем Тёмного отряда, а ещё раньше самостоятельно добрался почти до самой Волшебной страны и весьма успешно продолжил путь вместе с Элли, оказался совершеннейшей тряпкой. Не по характеру, а по образу мыслей. У него не было твёрдых убеждений и жизненных принципов. Если он и приходил к каким-то выводам на своём опыте, то надолго их не хватало. Не было у него и цели в жизни. Единственное, что точно у него не менялось, это определённое честолюбие и немаленьких размеров эгоизм. И всё же он с удовольствием подчинялся Ланге, потому что стать выше неё не смог бы никогда. Ни знаний, ни умений, ни силы воли не хватило бы. Он мог быть руководителем, но не верховным, а скорее посредником.
Ланге же, с одной стороны, это нравилось – подчинение ей, - а с другой стороны, утомляло. Порой вместо того, чтоб свалить на Дональда какую-то работу целиком и не заморачиваться, приходилось непрерывно его контролировать, и не ради того, чтоб настаивать на своём, а просто ради того, чтобы хоть что-то было сделано.
Но, так или иначе, со свойственным ей терпением (а в некоторых случаях Ланга умела проявлять терпение поистине дьявольское), она отнеслась к поклоннику вполне доброжелательно и весьма его поощряла. И даже более чем поощряла, фактически сделав его своей правой рукой в Подземном царстве. Дональда было удобно держать под каблуком, было приятно его восхищение, ну и в делах государственных он, кое-как разобравшись, мог чем-то помочь. Со временем Ланга надеялась сделать из него хорошего помощника для себя как правительницы. А пока пусть побудет в неопределённом статусе.

Ланга боялась, что Эльг осуществит свой ультиматум и сбежит с Маирой на руках куда-нибудь, где Ланга его сто лет искать будет. Но к счастью, утром всё было в порядке, все на месте, все при деле.
За завтраком Ланга сделала выступление.
- Вчера в нашем узком кругу случилось чрезвычайное происшествие, - начала она, внимательно глядя на Эльга и Маиру. Маира, формально служанка, всегда ограничивалась тем, что приносила на стол все блюда сразу и предоставляла господам самим себя обслуживать, беззастенчиво садясь рядом с Эльгом.
Ланге ответили два светлых и наивных взгляда. Ни тени смущения, как будто и не виноваты. Только Дональд смотрел несколько удивлённо.
- Вчера вечером Эльг, мой телохранитель, имел смелость официально просить руки моей личной фрейлины Маиры, - продолжила Ланга после некоторой паузы. – После чего моя личная фрейлина Маира также объявила о желании выйти замуж за моего телохранителя Эльга.
Те же наивные глаза.
- Так вот, у меня условие, - сказала Ланга. Маира завизжала от счастья и бросилась обниматься с Эльгом. Ланга подняла руки к ушам. – Тихо! Я ещё не всё сказала.
- Да, госпожа, - Маира приняла почтительный вид. А сама смеётся!.. И чуть ли не взлететь готова сама, если бы это было возможным.
- Условие первое, - сказала Ланга. – Эльга я отпустить не могу, поэтому вы всё равно продолжите жить во дворце. Маира же получит должность экономки.
Маира снова взвизгнула и захлопала в ладоши. Кто бы мог подумать, что эта тихая, скромная девушка способна на такие бурные проявления эмоций? «Что-то она немного распоясалась, - недовольно подумала Ланга. – Забыла своё место и положение. Служанке, даже будущей экономке, так вести себя запрещено, тем более в присутствии госпожи». Но не стала одёргивать фрейлину. Пусть радуется, раз так хочет.
- Второе, - продолжила Ланга. – До вашей свадьбы вам обоим поручается найти для меня замену Маире. Я не могу оставаться без служанки. - Ага, а вот теперь озадаченные переглядывания. – Требования к девушке – возраст от пятнадцати до двадцати двух лет, без мужа и без жениха, характер не показывать, солдатам и рудокопам глазки не строить, ну и естественно, уметь убирать в комнатах, шить и готовить. Да, и конечно, она должна быть человеком, а не каббаром. Но главное – не тащите никого насильно, я не желаю потом ломать чью-то волю, против желания привязывая к себе. – Снова озадаченные переглядывания всех троих. – И третье условие. – Маира напряглась, как будто что-то почувствовала. – Ваши дети, если они у вас появятся, поступят на службу ко мне, достигнув сознательного возраста. От себя могу обещать им хорошие жизненные условия и в последующем почётные должности. Если, разумеется, со мной ничего не случится, - пробормотала она уже тихонько.
- А… когда вы разрешите свадьбу, госпожа? – робко осмелилась уточнить Маира.
Ланга небрежно повела рукой и села на своё место.
- Как только найдёшь себе замену. Впрочем, этим может заняться и твой ухажёр, ты ведь из дворца почти не выходишь.
Эльг недовольно поморщился. Что ж, у него отличный стимул выполнить свою задачу побыстрее – чем скорее он справится, тем скорее свадьба.
- А уж обвенчаю вас лично я, это могу обещать, - улыбнулась напоследок Ланга, чем спровоцировала полный восхищения и благодарности взгляд Маиры, которая в этот момент была готова чуть ли не молиться на свою принцессу и повелительницу.

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 2713
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 12

Награды: :ms17::ms35::ms19::ms21::ms24::ms43::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.07.19 19:11. Заголовок: Иллюзия любви короле..


Иллюзия любви королевы Корины
Пейринг, персонажи: Корина/Дональд, Дональд/Ланга, Аларм/Элли, Энни, в эпизодах Стелла и другие
Написано по мотивам спойлера самого С.Сухинова на его книгу «Заря над Изумрудным городом», так что, возможно, когда книга выйдет, это будет чем-то вроде AU от канона.


Глава 1. Из огня да в полымя

Ссора была какой-то нелепой. Ланга и сама не понимала, как так вышло. Но уже ничего не исправишь – она накричала на Дональда и выгнала его не только из своего дворца, но и вообще в верхний мир, а позвать обратно – гордость мешает.
Из-за чего же поругались? Кажется, началось с того, что обсуждали возможную коронацию. Нужно ли вообще её проводить? С одной стороны – да, официальный титул королевы Подземной страны придаст Ланге дополнительный вес среди подданных. С другой стороны – сейчас не до всяких торжественных мероприятий. В конце концов решили всё-таки провести коронацию, причём с самым широким размахом. Именно сейчас, когда вся Подземная страна в разброде, можно собрать как можно больше каббаров и воинов-людей в одном месте, чтобы все видели свою новую королеву и понимали, кто ими отныне правит. Есть ещё, правда, такой нюанс: здесь не Изумрудный город, где королева – та, на которой надета красивая корона. Здесь королева – та, которая может хладнокровно биться за этот титул и уверенно доказывать своё право на власть любыми методами. В том числе показательными казнями, например. И не потому, что ей так хочется, а потому, что по-другому местные жители могут просто не понять.
Королеве Подземной страны нужна сильная поддержка, верная гвардия, с помощью которой она будет наводить порядки. Гвардии нужен командир. Кто это будет? Эльг, ловкий, сильный воин, прекрасно ориентирующийся в Подземном царстве? Или Дональд, Чёрный Рыцарь, амбициозный фаворит принцессы, смелый – спору нет, но по умениям сильно Эльгу уступающий? Или же лучше вообще назначить кого-нибудь третьего? Правда, вариантов очень уж немного – кого-то третьего найти сложно.
В общем, Дональд хотел стать командиром личной гвардии королевы Подземной страны, а Ланга почему-то заартачилась. Заявила ему, что он ещё недостаточно знает Подземную страну, что он недостаточно хороший воин, а Дональд этого не стерпел. Несмотря на то, что был влюблён. Между влюблёнными тоже случаются ссоры – вот Дональд и хлопнул дверью, обидевшись. Он-то думал, что Ланга его поймёт – а она поняла всё превратно. Вместо того, чтобы снизойти до его уязвлённого самолюбия, пойти навстречу и дать-таки желаемую должность (он же из лучших побуждений желал! Он-то думал, что кому, как не ему, уже почти признанному возлюбленному бывшей принцессы Тьмы, стать командиром её личной гвардии), холодно заявила «Хлопать дверями будешь в другом месте, а здесь королева – я, и только я решаю все вопросы». «А по-моему, ты слишком много на себя берёшь, иногда надо и с другими советоваться», - попробовал покачать права Дональд. «А по-моему, не тебе мне указывать», - рявкнула Ланга. И ещё недолгое время они обменивались подобными любезными репликами, а потом Ланга произнесла то самое, роковое: «Знаешь, что? Убирайся в верхний мир. Хочешь командовать – командуй там». «Ну и пожалуйста!» - крикнул Дональд… и оказалось, что ссора всерьёз. Он же до последнего слова не верил.
Ланга и сама не верила, что так вышло. Остыв от гнева через пять минут, опомнившись, она уже жалела, что наговорила столько всего. Вот только взять слова обратно, извиниться, попробовать объяснить всё по-человечески – уже не смогла. Не умела она вести такие разговоры.
И даже Маире запретила бежать за Дональдом вслед и объяснять, что принцесса хочет его возвращения.
Дональд же быстро собрал те немногие личные вещи, что у него были, и очень вежливо, преувеличенно холодно попросил Лангу через дворцовых слуг, чтобы она дала ему какого-нибудь летающего чудика – долететь до Ущелья Драконов или до жерла Конической горы. Ланга выписала разрешение, а потом заперлась в своей комнате. Она не умела плакать. Но умела злиться. С яростным воплем швырнула в стену кувшин с водой. Кувшин разбился. Ланга швырнула подсвечник. Перешвыряла всё, что попалось под руку.
«Зачем я его отпустила?» - в отчаянии думала она. Но – бежать следом? Просить остаться? Нет. Она слишком горда.
Дональд на какой-то беззубой старенькой крылатой твари (некий гибрид змеи и летучей мыши, увеличенных во много раз) долетел до Ущелья Драконов, а там попросил Чангара его отвезти в Голубую страну. Он уже придумал, к кому отправится.

В Голубой стране Дональда ждал большой приятный сюрприз. Не найдя Аргута в Железном замке (именно к нему он собирался напроситься в гости – замок большой, комнат много, а друг живёт один, можно было бы некоторое время перекантоваться, а потом решить, что делать дальше), Дональд отправился дальше вглубь страны и с удивлением обнаружил весёлую компанию: Аргут, Людушка, Тамиз и Агнет путешествовали по Голубой стране вместе с четырьмя дуболомами, ловя разбежавшихся призраков из давно сгоревшего леса. Заодно иногда удавалось поймать какого-нибудь затаившегося воина из тех, что ещё при Людушке жили в Сером Замке.
Серый Замок, кстати, тоже был неподалёку. Корина наводила порядок в Голубой стране, и ей тоже требовалось постоянно переезжать. Получив в своё распоряжение Серый Замок, Корина путешествовала, не выходя из дома. Очень удобно, если только не считать того, что вся мебель ходит ходуном и посуда может побиться, а уж спать в шагающем «на курьих ножках» замке вообще невозможно. Это ещё хуже, чем бортовая качка в шторм. Хотя никто из обитателей и гостей замка никогда не испытывал бортовой качки и не имел возможности сравнить. Им это Энни сказала, заглянув как-то «на огонёк».
С Кориной Дональд поздоровался несколько смущённо, но потом расслабился. В честь прибытия неожиданного гостя Корина устроила шикарный ужин. Людушка и Аргут были безмерно рады другу.
- Да и правда, чего ты там забыл, в этой Подземной стране? – Аргут хлопнул Дональда по плечу. – Оставайся с нами! Нам в отряде воины нужны!
Агнет, до того куксившаяся в углу, бросила на Дональда очень заинтересованный взгляд.
- Да нет, я лучше в армию к Магдару попрошусь, - слегка растерянно ответил Дональд. Он об этом подумал ещё по пути из Подземной страны в верхний мир. Раз Ланга не доверяет его воинским умениям – надо их где-то усовершенствовать. Почему бы и не у маршала армии Волшебной страны.
- Армия, - усмехнулся Аргут. – Армия Магдара давно распущена. Зачем она сейчас нужна? Ну остались кое-где отряды… Воевать-то всё равно не с кем!
- Мне нужно стать хорошим бойцом, - попытался объяснить Дональд. – Надо же у кого-то тренироваться. И не просто бойцом, а командиром.
Напротив него сидела Корина. Она улыбалась, накручивая на палец длинный чёрный локон, и Дональд чувствовал перед ней какую-то вину. Ну да. Это ей он обязан тем, что стал сильным и красивым. Но неблагодарно влюбился в Лангу, а не в Корину. Но Ланга – она же такая… такая… необыкновенная.
Хотя Корина тоже необыкновенная.
- Да, пожалуй, Магдар сможет тебя потренировать, - протянула Корина, всё так же улыбаясь. – И даже даст командование. А зачем тебе это?
Дональд почувствовал, что краснеет, и опустил голову. Он хотел бы сказать «Чтобы доказать Ланге, что я тоже чего-то стою». Но имя «Ланга» он в присутствии Корины произнести не смог.
Ужин закончился. Аргут, Агнет и Тамиз стали прощаться. Они ночевали в своей повозке-фургончике, Людушка оставался здесь. Агнет бросала на Дональда отчаянные взгляды. Он совершенно терялся. Агнет, конечно, красива… Но она не Ланга! А он любит только Лангу…
- Оставайся в замке, - негромко пригласила его Корина. – Переночуешь здесь. А завтра отправишься к Магдару. Он, кажется, давно уже вернулся в долину Марранов, там его легко найдёшь.
- Мне нужно с драконом договориться, - промямлил Дональд и выскочил за дверь.
Он действительно договорился с Чангаром о том, что завтра полетит в долину Марранов. Чангар ворчал – он бы хотел уже сегодня вернуться в Ущелье. Здесь ему было неуютно.
- Так может быть, дракону в самом деле пора лететь? – негромко произнесла Корина за спиной Дональда. – А мы придумаем завтра, как тебе добраться до Магдара.
Дональд обернулся.
- Да… Да, в крайнем случае, я могу пойти и пешком, - торопливо согласился он. – Улетай, Чангар. Спасибо, что привёз.
Корина улыбнулась, словно невзначай коснулась руки Дональда и повернулась к замку.
- В твоей комнате будет открыта дверь, - сказала она. – Так что не заблудишься. Она рядом с моей. Если не сможешь уснуть – приходи, поболтаем.
Дональд и в самом деле не смог уснуть. Но и к Корине не пошёл. Он всё пытался проанализировать произошедшее. Ещё утром он ссорился с Лангой – девушкой, которая так ему нравилась, которая вроде бы тоже ему симпатизировала, но так и не поняла его стремлений и желаний. А сейчас – он снова встретился с Кориной, девушкой, которая столько для него сделала, которая всегда его понимала… А может быть, он полюбил не ту? Может быть, его судьба – Корина?
Нет… Корина красива, умна, она его понимает, она его превратила из уродливого калеки в прекрасного рыцаря… Но Ланга! Лангой он мог восхищаться бесконечно! Она как клинок – быстрая, смелая, безжалостная, холодная, острая и опасная, и притягательная именно своей остротой. И её серебряные волосы – как блестящая сталь… Корина – не такая. Она просто красивая. Она излучает страсть и величие, но до стремительности и решительности Ланги ей далеко…
Зато она его поймёт. Она никогда не скажет ему «Ты не можешь».
Может, он и впрямь не такой хороший воин, как Эльг. Но всё равно обидно, когда не доверяют.

На следующий день он никуда не отправился. Корина пригласила его сначала на завтрак, потом на прогулку по окрестностям, и Дональд не мог отказать. Он даже с удовольствием согласился. Пока гуляли, Корина беспечно рассказывала о том, что она делает для Голубой страны, время от времени вспоминала всех общих знакомых, небрежно сообщала какие-нибудь новости… Дональд кивал и слушал, поддакивал и соглашался. Кое-какие новости для него новостями не были – он знал их от Ланги, но в устах Корины они звучали иначе и приобретали другой окрас, даже если формулировались почти теми же словами. У Ланги это было изложение фактов, деловое, редко – с эмоциями и личным мнением, а у Корины – почти что сплетни, сообщаемые интригующим тоном, и так, будто самой Корине не было до этого никакого дела. Ещё одно отличие было в том, что Ланга меньше осуждала друзей из Верхнего мира. Она с уважением относилась и к Элли, и к Аларму, и к Энни, и к Виллине со Стеллой, Корина же обо всех отзывалась с небрежностью, граничащей с презрением. Дональду это и нравилось, и не нравилось. Ему было не очень приятно, что Корина так отзывается о посторонних, но восхищало, что она ставит себя так высоко. Она была такой уверенной, такой вызывающей, такой… волнующей…
Разумеется, Корина расспросила и Дональда о том, как у него дела и что произошло между ним и Лангой. Дональд сначала не хотел рассказывать, пытался отделаться общими фразами и ссору скрыть вовсе, но постепенно понял, что под манящим, почти гипнотическим взглядом Корины увлекается и вываливает всё как есть. Все свои переживания, мысли и чувства. Он всё-таки признался, что ему безумно нравится Ланга, и ожидал, что Корина обидится и расстроится… Но она то ли не обиделась, то ли сделала вид – и Дональд пришёл в восторг: Корина не сердится на него! Она прощает ему всё! Какая же она замечательная! Какая же она понимающая!
- Приглашаю тебя снова на ужин, - улыбнулась Корина под конец. – На обед, кажется, ты хотел пойти в гости к друзьям.
Дональд покраснел. Он действительно заикнулся о том, что хотел бы навестить Аргута, остановившегося неподалёку. Повозка Аргута и Серый Замок время от времени путешествовали бок о бок, потом опять разъезжались в разные стороны далеко по стране. Аргут планировал завтра покинуть этот район, Корина же предполагала тут задержаться, а Дональд хотел успеть пообщаться со всеми. Да и Людушка был не прочь лишний раз с Аргутом поболтать.
- Я приду на ужин, - пообещал Дональд.
- Конечно, это не Фиолетовый дворец, где когда-то я устраивала шикарные пиры, - мечтательно сказала Корина. – Но всё же не так уж плохо.
- Вчерашний ужин был великолепен, - признал Дональд. – Мне очень понравилось.
- Обещаю, что сегодняшний тебе понравится ещё больше, - усмехнулась Корина. – Я не хочу приглашать сегодня остальных. Передай Людушке, что он может остаться у друзей. В конце концов, они завтра уедут – пусть уж пообщаются от души.
- Хорошо, - Дональд снова покраснел.

Ужин и в самом деле был прекрасен. Конечно, в Сером Замке не сновали бесчисленные слуги, кушанья приходилось класть себе на тарелки самим, и не было ни одного лакея, чтобы подвинуть стул или принести чистую салфетку. Но Дональд подумал, что это, пожалуй, и неплохо. Только он – и Корина. Даже вредное привидение Мом, поселившееся в этом замке, куда-то запропастилось. Может быть, прониклось романтикой момента и самоотверженно решило не мешать.
- Так ты хочешь стать командиром отряда, чтобы потом вернуться к Ланге? – внезапно спросила Корина под самый конец ужина.
- Д… да, думаю, так, - растерянно кивнул Дональд.
- Она же тебя выгнала, - Корина пристально посмотрела на него. – Зачем тебе возвращаться к той, которая тебя не ценит?
- Я же должен доказать ей, что я сильный воин и могу быть командиром, - пробормотал Дональд. Под взглядом Корины он уже не был так уверен, что хочет Ланге что-то доказать. Может, он тут глубоко не прав? Может, никому не надо ничего доказывать?
- Ты её любишь? – спросила Корина спокойно.
- Ну… да, - тоскливо признался Дональд. Не в первый раз за сегодня, кстати.
- Ты просто хочешь завоевать сердце любимой женщины, - понимающе кивнула Корина. – Конечно, обидно, что она тебя так унизила. Но сам посуди – любит ли она тебя?
- Не знаю, - уныло ответил Дональд.
- Умеет ли вообще Ланга любить? – продолжала рассуждать Корина как ни в чём не бывало. – Ты знаешь её историю. Она росла в царстве Пакира. Она забыла о любых проявлениях человеческих чувств. Она даже не умеет плакать. А если человек не умеет плакать – разве он не окончательно стал бесчувственным?
- Да нет, Ланга умеет чувствовать, - попытался заикнуться Дональд. – Она просто…
И он не знал, что возразить Корине. Он мог бы многое сказать в защиту Ланги, но под взглядом Корины все аргументы казались неубедительными.
- Просто ты ей не нужен, - сказала Корина. – И никто ей не нужен. Ей нужны воины, телохранители, гвардия, армия, нужны те, кто будут исполнять её волю, но ей не нужен рядом близкий человек, которого она просто сможет любить. Сколько она говорила о любви к матери – а что в итоге? Она даже не навещает её…
- Навещает, - робко перебил Дональд. – Просто Ланга не хочет появляться среди Мигунов в своём облике и каждый раз превращается в кого-нибудь другого… в какую-нибудь обычную девушку…
Корина лишь на миг потеряла уверенность в собственных словах.
- Ну и что? – возразила она. – Всё равно Ланга не умеет ни любить, ни даже просто дружить.
- Умеет, - попытался снова возразить Дональд. – Она дружит со всеми… И с Алармом, и с Элли…
- Она дружит с ними, потому что не хочет войны, пока её государство ослаблено, - перебила его Корина. – Вот увидишь: как только она наберёт мощь и утвердит свои позиции, она поведёт армию на Волшебную страну. А ты думал, она удовольствуется жалкой ролью королевы Подземной страны? Этого затхлого, унылого мира? Как бы не так. Поверь, я несколько раз общалась с Лангой, когда попала в Подземную страну ещё при Пакире. Эта наглая девица ни перед чем не остановится.
- Да нет, она не хочет… - Дональд умолк, поняв, что возражать Корине бесполезно. А вдруг она и в самом деле права? И Ланга действительно – властное, бездушное создание?
- Ты правильно сделал, что ушёл от неё, - вкрадчиво продолжала Корина. – Посуди сам. Останься ты при ней, сделайся ты командиром её гвардии – и когда-нибудь ты бы снова стал страшным Чёрным рыцарем, грозой Волшебной страны. Тебя бы все ненавидели. Она бы заставила тебя завоёвывать Жевунов и Болтунов, ты бы снова бился с Алармом и Дровосеком… Но теперь – ты по другую сторону границы. Ты правильно сделал, что решил идти учиться к Магдару. Только не возвращайся потом к Ланге. Она тебя погубит.
Дональд кивал, как марионетка. Корина говорила с удивительной убедительностью. Ей так хотелось верить.
- Помнишь, я тебе говорила – мы с тобой на многое способны? – улыбнулась Корина. – Я – волшебница, ты – воин. Мы ничуть не хуже этих выскочек Аларма и Элли. Мы с тобой будем знамениты на всю Волшебную страну, и нас все будут на руках носить! Может быть, когда-нибудь я даже снова смогу добиться трона Изумрудного города. А ты будешь моим рыцарем. Неужели быть подкаблучником Ланги тебе больше нравится?
- Нет, - только и выдавил Дональд. Слова «подкаблучник Ланги» и впрямь звучали очень обидно.
- Вот видишь, - усмехнулась Корина. – Ты всё правильно понимаешь. Ты сделал правильный выбор – только смотри, не ошибись снова.
Дональд снова закивал. Корина говорила так, что с ней очень и очень хотелось соглашаться. Только соглашаться. Даже если она была не права. А может, это он не прав? Был не прав, когда влюбился в Лангу и подчинился ей.
- Я всегда в тебя верила, - прошептала Корина. – Я знала, что ты – настоящий рыцарь.
Дональд смотрел на неё растерянно и беззащитно.

Каждый день Дональд хотел уйти в Долину Марранов – и каждый день оставался. Он ни разу так и не решился воспользоваться приглашением Корины «зайти поболтать», и постоянно переживал, не в силах понять, что же с ним творится и кто в его сердце берёт верх – Ланга или Корина. И права ли Корина в своих отзывах о Ланге? Ланга, конечно, тоже Корину не жаловала и отзывалась о ней всегда весьма презрительно и с раздражением. А Дональд, получается, попал меж двух огней.
Серый Замок он покинул только через неделю. При этом видел, что Корине очень не хочется его отпускать. И всё-таки уехал, поняв, что ему необходимо побыть вдали и от Ланги, и от Корины и попробовать всё-таки в себе распутаться. Да и приступить к армейским тренировкам всё-таки надо.

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 2714
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 12

Награды: :ms17::ms35::ms19::ms21::ms24::ms43::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.07.19 19:12. Заголовок: Глава 2. Собачка по ..


Глава 2. Собачка по имени Дональд

Корина прилетела в Долину Марранов сама. Дональд к тому времени уже почти привык к жизни в армии, но ему там всё равно не нравилось. Магдар не слишком вникал в прошлое юного рыцаря и не особо с ним церемонился. Хочешь выучиться на командира? И не мечтай, что тебе сразу дадут чин генерала. Начни с низов, с самых младших офицерских чинов, а там посмотрим, насколько ты умный. Дональд возмущался. Его самолюбие страдало. Корине он безмерно обрадовался и даже не думал этого скрывать.
- Как твои дела? – поинтересовалась Корина с небрежным любопытством, осматриваясь вокруг. Площадь, тренировочная полоса препятствий, условная «крепостная стена». Казарм не было – долина Марранов небольшая, и солдаты сходились на тренировки прямо из своих домов.
- Ужасно, - сказал Дональд. – Я совсем не того ожидал.
- Да, порой наши ожидания не оправдываются, - улыбнулась Корина. – Хочешь, я поговорю с Магдаром? Когда-то, кажется, мы с ним были неплохо знакомы.
- Да нет, не надо, - смутился Дональд. – Просто я думал, что здесь будет интереснее. Труднее и опаснее. А тут только всякие построения и командные отработки атак, по сто раз одно и то же… И все говорят «войны всё равно нет, зачем нам это всё»…
- И тебе негде проявить себя? – подсказала Корина.
- Ну да, - грустно согласился Дональд. – А на мечах и вовсе не с кем тренироваться. Магдар – не мой уровень, остальные и того ниже. У них тут вообще мечи не в почёте. Либо бокс, либо метание каких-нибудь снарядов на меткость и дальность… Это совсем не то, что мне нужно.
- А с кем бы ты хотел тренироваться? – поинтересовалась Корина.
- Не знаю… Может, с Алармом, - осторожно сказал Дональд. – Или с его учителями, что ещё лучше.
- Ну нет, - усмехнулась Корина. – Вряд ли это было бы лучше. Впрочем, если хочешь, можешь отправиться в Жёлтую страну, к Рохану. Вот только вряд ли они тебе обрадуются, узнав, что ты когда-то был Чёрным Рыцарем и выступал против их драгоценного Аларма. К тому же там сейчас эти детишки, Том и Лили. С ними лучше вообще не связываться.
Дональд осторожно кивнул. С Томом они вообще-то были друзьями. Но Корина не ладила с Лили уже много лет, да и Том ей порой был поперёк горла. Бывший плюшевый медвежонок пару раз высказал Корине несколько туманных фраз, которые очень даже могли быть пророчествами. И она предпочитала с ним поменьше встречаться. Меньше знаешь – крепче спишь, тем более в таком деле, как собственная судьба.
В общем, с Кориной Дональд спорить не стал. Зачем её расстраивать? К тому же она говорит так уверенно… Может, она опять права.
- А как там Аргут и Людушка поживают? – стеснительно поинтересовался он, чтобы перевести тему.
- У них всё хорошо, - усмехнулась Корина. – А вообще-то, я прилетела, чтобы спросить – ты не хочешь к нам в гости?
Дональду от радости показалось, что он ослышался.
- В гости? Куда?
- В мой Серый Замок, куда же ещё, - улыбнулась Корина. – Если ты согласен, можем лететь прямо сейчас.
- Конечно, я с удовольствием, - торопливо закивал Дональд. Вырваться отсюда! Снова встретиться с друзьями! Ну, и с Кориной ещё пообщаться… А не с этим солдафоном Магдаром, который совсем его не ценит. Может, он вообще зря сюда отправился? Здесь он всё равно не получит того, что позволит ему проявить себя перед Лангой…
Мысль о Ланге болезненно сжала сердце и тут же отступила под пристальным, чуть насмешливым взглядом Корины.

С тех пор Корина навещала его всё чаще. Вернее, увозила к себе в гости. Наплевав на мнение Магдара, который был недоволен постоянными самовольными отлучками, Дональд проводил в Сером замке по два-три дня. Не больше, потому что начинал переживать. С Кориной было, с одной стороны, легко и приятно, она была такая чудесная, такая понимающая… А с другой стороны, Дональду всё больше казалось, что он увязает в какой-то трясине или залипает в паутине.
С Лангой такого не было. Ланга была грубовата, горда, резка, она могла обмануть, могла не выполнить своих обещаний, но с ней Дональду было спокойно. Да, она наверняка подавляла его. Унижала, не дав раскрыть полностью его способности и возможности. Командовала им как хотела. Корина поступала иначе. Если Ланга, например, в каких-то случаях приказывала «останься», а Дональд мог ответить «не хочу», то Корина мягко спрашивала с улыбкой «ты же хочешь остаться?», и ей невозможно было отказать. Ланга как бы говорила: хочешь быть со мной – подчиняйся, не хочешь – я тебя не держу. Корина – по-другому: ты же хочешь быть со мной? Ты же не хочешь оставлять меня? Я знаю, чего ты хочешь… И не приму отказа.
Ланга не умела и не хотела соблазнять. А Корина делала именно это. Когда Дональд осознал разницу, ему даже поначалу стало дурно.
Однажды Магдар отправился в Изумрудный город, и Дональд напросился с ним. Магдар не возражал. Нельзя сказать, что маршал армии Волшебной страны и бывший Чёрный рыцарь подружились. Нельзя сказать и то, что они ссорились. Дональду не нравились методы Магдара, Магдару не нравилось поведение Дональда. Но они держали вежливый нейтралитет. Кое-чему у Марранов Дональд всё-таки научился – ну хотя бы метать различные предметы на дальность и на меткость. Марраны отлично владели пращами и примитивными рогатками и с охотой учили этому Дональда.
В Изумрудном городе Магдару нужно было встретиться с Алармом, Элли и Страшилой. Дональд же хотел пообщаться с Дином Гиором, но тот вместе с Фарамантом тоже ушёл на совещание в честь приезда Магдара, и Дональду осталось только бесцельно слоняться по парку. Его-то никто к беседе не ждал и не звал.
В парке он наткнулся на Энни. Эта девчонка, казалось, была везде. Она и в Подземную страну когда-то не раз являлась, и в Голубую постоянно летала, и, кажется, в Жёлтую тоже – в это уже Дональд не вникал. Печальнее было то, что Энни знала всё и обо всех, и обо всём у неё было собственное мнение.
Конечно же, Энни знала и то, что он поссорился с Лангой и теперь тренируется у Магдара. И часто летает к Корине.
- А, это ты, - хмуро приветствовала она его.
- Привет, - не менее хмуро ответил Дональд. Они друг другу взаимно не нравились.
- Ланга, между прочим, из-за тебя переживает, - сказала Энни. – А ты поступил как свин. Из-за собственного больного самолюбия бросил девушку одну управляться с таким сложным государством.
Энни немного лукавила. Ланга прекрасно могла управляться ещё и не с таким сложным государством. Но Дональд обиделся.
- Это у тебя больное самолюбие, - невежливо сказал он. – А я не обязан терпеть, если меня унижают.
- Ой-ой, унизили его! – с иронией всплеснула руками Энни. – Это кто тебе напел? Корина под крылышко взяла и теперь воспитывает? Внушает тебе, какой ты смелый и храбрый, а Ланга, бяка такая, тебя не оценила? Что ещё она тебе внушает, интересно? Что Ланга злобная бессердечная фурия, которая вот-вот пойдёт войной на Волшебную страну?
Дональд вздрогнул. Энни то ли знала, то ли угадала. Скорее всего, знала. Корина своё мнение о Ланге не держала в секрете и не стеснялась его высказывать кому угодно.
- Бред всё это! – уверенно заявила девчонка. – Ланга совершенно нормальный человек. А Корина, как всегда, перекладывает всё с больной головы на здоровую. Она же сама тебя хочет использовать в своих интересах! Ты что, этого не замечаешь?
- Не лезь не в своё дело, - сказал Дональд.
- Да я-то не лезу, - презрительно фыркнула Энни. – Только вот ты с Кориной стал совершеннейшей тряпкой. С Лангой бы ты научился быть самостоятельным. Хотя бы на силе её примера. А с Кориной – она только и знает, что внушать тебе собственные хотелки и играть на твоём чувстве собственного величия. Ты даже не понял, почему Ланга тебе не уступила.
- Я попросил тебя не лезть, - ещё раз сказал Дональд, пытаясь уйти от Энни. Но она шла за ним как привязанная и продолжала рассуждать:
- Ланга тебя не назначила командиром ради твоего же блага. Тебе просто надо было разобраться в ситуации до конца, а не дверью хлопать. Ты бы получил хорошую должность. Ланга и так тебя подняла до не знаю каких высот. Да с ней ты королём Подземной страны мог бы стать, если уж так хочется кем-то командовать! Просто тебе надо быть чуть-чуть подождать и постараться! Потренироваться, поучиться.
- Именно это я сейчас и делаю, - огрызнулся Дональд. – Тренируюсь и учусь!
- В гостях у Корины? Хотела бы я знать, чему ты там учишься, - ехидно протянула Энни.
- Отстань! – вскипел Дональд.
Энни наконец остановилась. Дональд ускорил шаг. Энни крикнула ему вдогонку:
- Знаешь, как отличить друга от манипулятора? Друг иногда умеет говорить правду в глаза. Ланга сказала тебе правду. А Корина управляет тобой в собственных интересах! Ланга тебя любит, балбес, а Корина только использует тебя! Открой глаза, наконец!
Дональд свернул на другую аллею и побежал. Слова Энни жгли его как огнём. Они были такими обидными, такими неприятными. Как Корина – эта прекрасная, чуткая девушка – может его лишь использовать? Просто Энни не дружит с Кориной! Она дружит с Лангой. И поэтому не понимает его! Да его вообще никто не понимает. Кроме Корины. И вообще, Энни – только неразумная девочка! И все её слова – не более чем глупость.
В Изумрудном городе, однако, Дональд задержался. Он всё-таки попросил Аларма потренироваться с ним немного. Аларм согласился – почему бы и нет, хотя он тут и так каждый день мог тренироваться то с гвардейцами, то с Дином Гиором (которому не мешала ни борода, ни возраст), то с солдатами городской стражи – правда, в последнем случае это были не вполне тренировки. Аларм просто сам их обучал, причём практически с нуля.
- А что, надо же чем-то заниматься, чтобы поддерживать форму, - пояснил он.
- Хорошо тебе, - буркнул Дональд. – Элли-то наверняка тобой не так командует, как Ланга мной.
- Элли мной вообще не командует, - закатил глаза Аларм. – У нас нет такого понятия, как командовать друг другом. Но у Ланги ведь и характер другой.
- Тяжёлый у неё характер, - уныло признал Дональд.
Аларм бросил критический взгляд на Дональда и ответил:
- Иногда в споре с девушкой надо уметь, во-первых, дослушать её до конца, а во-вторых, уступить. Поверь, потом сам будешь радоваться.
- А ты с Элли ссоришься? – Дональду стало любопытно.
Аларм только плечами пожал.
- Может быть. Иногда. Это как-то сразу забывается.
За неделю, что Дональд провёл в Изумрудном городе, он убедился, что между Алармом и Элли какие-то совсем особые отношения. Удивительно мягкие и ровные в своей радости, крепости и надёжности. Конечно, и сама Элли не была похожа ни на Лангу, ни на Корину. Иногда она видела тренировки рыцарей – не специально, чаще случайно. Да и просто так пересекались. Однажды после очередного учебного боя, когда оба рыцаря уже разошлись и отдыхали, она подошла к Аларму и с улыбкой спросила тихонько:
- Ты как?
- Всё нормально, - ответил Аларм с такой же улыбкой. – Как тебе наш бой?
Элли чуть наклонила голову набок:
- Наверное, неплохо, хотя ты же знаешь – я в этом мало разбираюсь. Только видела, как вы постоянно друг друга в пыли валяли. Я даже волновалась. Но в общем, я думаю, ты молодец, - и она снова улыбнулась Аларму так просто, светло и счастливо.
Дональд слушал, даже рот приоткрыв. Ему было дико завидно. Ну почему ему никто так не улыбается? Он попытался представить подобную ситуацию, подставив на место Аларма себя, а на место девушки – Корину или Лангу. Ланга бы рявкнула: «Слабак! Да тебя любой ребёнок одной левой уделает! Вставай и тренируйся, чего расселся тут? Тьма передышек не даёт!», Корина же, наоборот, умильно заглядывала бы ему в глаза и повторяла «Ты мой герой! Какой ты сильный! Я тобой так восхищаюсь!». От того и другого хотелось выть.
А вообще, в этих тренировочных поединках с Алармом Дональд поначалу ощущал, что сильно проигрывает, но уже к концу недели начал активно расти над собой. Он был хорошим учеником. Вот только все мышцы болели от долгих тренировок, уже самостоятельных.
- Хочешь, секретом поделюсь? – предложил Аларм, заметив, как Дональд по сто раз отрабатывает один и тот же переход из позиции в позицию и никак не может запомнить, а поэтому всё время спотыкается.
- Давай, - с энтузиазмом кивнул Дональд.
- Попытайся запомнить движения мысленно. Остановись, закрой глаза и представь себе, как ты будешь двигаться. В замедленном темпе, в воображении. А потом уже попробуй сделать то же самое по-настоящему.
Дональд попробовал. Непривычный способ и впрямь давал результаты.
- В реальном бою, правда, не всегда срабатывает, - объяснил позже Аларм. – Там не до правильной смены позиций. Сам знаешь – противник может иногда выдать что-то такое неожиданное… Но на тренировках помогает. А без тренировок в бой лезть незачем. Только не делай так много лишних движений. Ты тратишь слишком много сил.
Уже под конец недели Дональд снова попытался заговорить с Алармом о девушках. Его глодала и грызла растерянность, это подвешенное состояние между Кориной и Лангой. Аларму он завидовал – тот ничем не мучился, у них с Элли уже и свадьба была назначена. Нескоро, правда. Всё же в Волшебной стране был траур. Обычные свадьбы - одно дело, а свадьба Белого Рыцаря и Хранительницы - другое. Так что торжество должно было состояться только на следующий день после годовщины Победы.
Предпосылкой к разговору послужила реплика Энни, которая, услышав, что Дональд уже собирается покидать город, с ехидцей заявила «Наверное, Коринушка там давно соскучилась». Дональд вспыхнул. Аларм же ответил Энни:
- А ты сама слетай в Голубую страну и скажи ей об этом.
- Обязательно, - не стушевалась Энни. – Заодно и Дональда могу на своём коврике подвезти. Дональд, ты как к коврам-самолётам относишься?
После войны с Пакиром Энни раскопала на чердаке Изумрудного дворца остатки старого ковра-самолёта, принадлежавшего давным-давно ещё Арахне. Когда Арахну победили, ковёр утратил силу. Но Энни не только выстирала и подлатала его, но и упросила сестру наложить на ковёр новые заклинания. Элли и самой было любопытно. Так что она некоторое время поэкспериментировала, и ковёр всё-таки стал летать. Теперь у Энни был собственный «транспорт». Правда, он мог поднять только одного человека. О чём Аларм Энни и напомнил:
- Он же двоих не поднимет.
- А, точно, - не огорчилась Энни. – Дональд, извини, такси отменяется.
- У тебя молоко убежало, - сказал Аларм девочке. Шутка была позаимствована у Энни же, которая не раз пыталась с её помощью разыграть самого Аларма. Хотя, конечно же, ничего не получалось. Смысл шутки был прозрачен: «А не пора ли тебе куда-нибудь уйти?». И постепенно из шутки фраза уже превращалась в устойчивое выражение, понятное узкому кругу лиц.
- А у тебя вся спина белая, - сказала Энни. Аларм повернул голову и попытался посмотреть на свою спину. Энни звонко расхохоталась и убежала. Аларм с досадой что-то пробурчал, запоздало поняв, что его в очередной раз разыграли.
- Как ты её терпишь? – поразился Дональд.
- Сам не знаю, - хмыкнул Аларм. – Наверное, потому, что она сестра Элли. Не буду же я Элли огорчать ссорами с её сестрой.
Дональд кивнул, продолжая переваривать обидное «Коринушка соскучилась».
- Она мне такого наговорила… - пожаловался он на Энни.
- Ну, Энни может, - признал Аларм. Дональд вздохнул с облегчением – кажется, тут его не будут осуждать.
- Заявила, что Корина меня использует… И вообще.
Но Дональд ошибся – Аларм его не поддержал. Хотя и не стал спорить.
- Ты бы и правда с Кориной поосторожнее, - сказал он. – Она хитрая и хорошо умеет подчинять себе людей. Будь более самостоятельным.
- Да-а, - вздохнул Дональд. – А как с ней быть самостоятельным? Она когда на меня смотрит, мне хочется только её и слушать. Ты просто не понимаешь, каково это, когда к тебе проявляет внимание такая красавица.
- А ты попробуй сквозь внешность разглядеть характер, - посоветовал Аларм. – Почему-то многие забывают, что у девушек не только красота есть.
- Хочешь сказать, тебя она не волнует? – удивился Дональд.
Аларм пожал плечами.
- Да как сказать… Я внешность воспринимаю только вместе с характером, с поведением. На внешность можно смотреть как на картину, но портрет человека – это ещё не человек.
- Ну может быть, - вздохнул Дональд, вновь вспомнив о Ланге. Мысль снова обожгла его. Вот что ему делать? – Жаль, что у Ланги оказался такой вредный характер, - мрачно сказал он.
- Хочешь, Энни с Лангой поговорит? – с усмешкой предложил Аларм. – Они, кажется, неплохо общаются. Замолвит за тебя словечко.
- Нет уж, не надо, - поспешно возразил Дональд. Ещё не хватало, чтобы кто-то за него просил. Тем более Энни.
- Ну как знаешь. Хотя я бы на твоём месте давно уже с девушкой помирился. Если ты, конечно, действительно любишь Лангу, а не Корину, - Аларм пристально посмотрел на Дональда. Тот отвернулся и тоскливо уставился в небо. – Настоящий рыцарь не стесняется извиниться перед женщиной, - твёрдо сказал Аларм. – Даже если ты считаешь, что ты прав. Хотя я бы тоже сказал, что ты погорячился. Если подумать – тебе как раз было бы лучше всего тренироваться именно в Подземной стране, с Эльгом и остальными местными воинами. Они бы тебя научили драться в тех же условиях, в которых тебе потом придётся работать. Магдар хороший командир, но он не командир Подземной армии, в этом всё дело.
- Ну а я не хочу оставаться там, где ко мне так отнеслись, - сказал Дональд с некоторой неприязнью. – Я человек гордый.
Аларм отнёсся к этому спокойно.
- Тебе решать. Только есть гордыня, а есть чувство собственного достоинства. У тебя, по-моему, первого больше. И оно тебя нередко подводит.
- Знаешь, я сейчас с тобой действительно драться буду, - воскликнул Дональд. – Уже не тренировочно!
- Ну давай, - хмыкнул Аларм, и Дональд остыл. Аларм был слишком спокоен и сосредоточен. К тому же он был Дональда сильнее. А проигрывать не хотелось.
- Я сам выбираю, с кем мне быть, с Лангой или с Кориной, - всё-таки запальчиво заявил Дональд. Аларм и на это не завёлся.
- А я разве тебя уговариваю? Мне-то всё равно.
- Ну да, - буркнул Дональд. – У тебя Элли есть.
Ему снова стало дико завидно. Почему у кого-то всё так просто, а у него всё так сложно?
На следующий день он попросил у Элли летающее облачко и улетел к Корине.

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 2715
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 12

Награды: :ms17::ms35::ms19::ms21::ms24::ms43::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.07.19 19:12. Заголовок: Глава 3. В омут голо..


Глава 3. В омут головой

Корина нервничала. Дональд, пропадающий то у Магдара, то в Изумрудном городе, её не устраивал. Ей бы хотелось, чтобы он был только при ней. Тогда она была бы точно уверена, что больше никто никогда его не уведёт.
Не то чтобы Корина его полюбила. Спроси её кто-нибудь об этом – она бы не смогла ответить определённо. Ей просто хотелось им обладать – полностью и безраздельно. Собственно, так она и понимала любовь: как обладание. Дональд должен принадлежать ей. Но пока он никак не определится. Хотя она многократно его к этому подталкивала. Романтические ужины, долгие беседы наедине. Многочисленные женские кокетливые уловки. Комнаты рядом. А он всё никак не проявит инициативу. Смотрит совершенно обалделыми глазами, только что сердечки в зрачках не мелькают – ну когда уже до признания в любви дозреет, болван! Хотя цветы он ей дарил, и комплименты делал. Всё бы хорошо. Но всего этого мало. Недостаточно, чтобы считать себя безраздельной владычицей Дональда.
Если бы у Корины кто-нибудь спросил «слушай, а зачем тебе Дональд? Ну вот так, объективно?» - она бы тоже не ответила определённо. Он, конечно, красивый. Она сама его таким сделала – на свой вкус, так сказать. И вообще, он такой послушный и легко управляемый. Что ему ни скажешь – всё проглотит и примет на веру. Корина часто плела всякие гадости про Лангу, не задумываясь, где правда, а где вымысел, и он почти не возражал. А если возражал – она тут же его останавливала. Но в принципе, никто бы не мешал попытаться вместо Дональда завлечь любого другого симпатичного парня. Но Корина упрямо хотела обладать именно Дональдом. Может, это действительно было не более чем упрямством? Желанием получить именно то, что так трудно даётся? Ну или чтобы другому не досталось? Особенно этой мерзкой Ланге. Да кем она себя возомнила? Думает, что раз она Пакирова ученица, то может легко отнимать всё лучшее – себе? По праву сильного и наглого? Удивительно ещё, как Аларм при Элли удержался. Корине не приходило в голову, что Ланга вовсе не старается отнять у всех всё лучшее для себя. Придумав однажды, что Ланга мечтает с помощью Дональда захватить Волшебную страну, Корина сама искренне в это поверила. В общем, объективно получалось, что Корина в своём воображении приписала Ланге те желания и мотивы, что имела сама, только не замечала этого.
Дональд же мог в любой момент ускользнуть. В Изумрудный город могла явиться Ланга и утащить его опять в Подземное царство. Она и в долину Марранов могла явиться. Мало ли что ей придёт в голову! А ещё в Изумрудном городе могут уговорить Дональда помириться с Лангой…
В общем, от Дональда нечего ждать признания в любви и коленопреклонённого предложения руки и сердца. Придётся делать всё самой.

Труднее всего было в этот вечер избавиться от Людушки, прочно поселившегося в Сером Замке, и от привидения Мома. Привидение тоже в замке обжилось и обожало пугать всех из-за угла. Войдёшь в комнату, а тебе в лицо «Бу!». Корина даже начала к этому привыкать. Людушка привыкнуть не мог.
Людушку с большим трудом удалось спровадить в деревню. Привидение же, когда до него дошла важность момента, с ужимками и насмешливым гуканьем согласилось не высовываться из дальних, пустых комнат. При всей своей бестолковости и назойливости, оно уважало чужую личную жизнь.
Корина подготовилась. Очередной ужин на двоих. Очень открытое вечернее платье. Украшения. Духи с дразнящим ароматом. Причёска с кокетливым локоном на плечо. Жаль, что нет музыки. Корина могла использовать только заклинания Гингемы, а они не давали возможности сотворить звучание оркестра из пустоты. А жаль, танцы были бы очень кстати. Но ничего. Она и без музыки постарается. Только бы Дональд хоть как-то откликнулся.
Дональд пришёл в восторг.
- Ты всегда красива, но сегодня – особенно, - зачарованно проблеял он, глядя на Корину взглядом покорённого раба. Она улыбнулась, притворяясь, что смущена, и усилием воли вызвала прилив крови к щекам. Вдруг покраснеет, как девочка? Это часто трогает мужские сердца.
- Скажи, у тебя сегодня какой-то праздник? – внезапно спросил Дональд под конец ужина. Корина старалась быть максимально беззаботной. Беседа была лёгкая, ни о чём, Корина старалась чаще улыбаться, склонять голову, хлопать ресницами…
- Праздник в честь того, что ты пришёл в гости, - ответила она. Дональд судорожно вздохнул.
- Жаль, что такой вечер нельзя повторить и завтра, и послезавтра…
- Отчего же? Можно хоть каждый день, - мило улыбнулась Корина, внутренне ликуя. Может быть, Дональд наконец сам дозреет до главных шагов? Поймёт, чего она хочет?
Но Дональд только улыбался, краснея, и сказал лишь:
- Каждый день – наскучит. Прелесть сегодняшнего праздника в том, что он неожиданный и редкий.
- Да, ты прав, - подтвердила Корина. Дональд просто расцвёл от удовольствия. Корине это надоело. – Послушай, - якобы нерешительно начала она, - я могу тебя попросить кое о чём?
- Да, конечно, - кивнул Дональд крайне поспешно.
- Мне так хотелось бы потанцевать, но тут нет музыки, - с сожалением сказала Корина. – Но может быть… я имею в виду, ты не мог бы пригласить меня на танец, даже если музыки нет? – она посмотрела на него так трогательно и умоляюще, что Дональд даже засмеялся.
- Ну конечно! С тобой мне никакая музыка не нужна!
«Красивые слова ты говорить научился, - подумала Корина. – Но вот только недостаточно важные». Она встала из-за стола. Дональд тоже встал и протянул ей руку.
Они сделали несколько шагов в ритме вальса. Корина смеялась, что-то напевала, лукаво заглядывая Дональду в глаза, он считал вслух «раз-два-три», поддерживая её за талию, а она так и льнула в его объятия. А потом внезапно остановилась.
- Дональд, - срывающимся голосом спросила она, - ты меня любишь?
Дональд растерялся от неожиданности вопроса. Корина ждала.
- Э… да, - высоким, взволнованным, даже каким-то испуганным голоском признался он. Сам себе не веря. – Я тебя люблю, - повторил он ещё раз, стараясь, чтобы это звучало увереннее.
- Я так долго мечтала, что ты мне когда-нибудь об этом скажешь… - прошептала Корина, обнимая его и приближая лицо к его лицу. Она снова чего-то ждала.
Дональд не сразу сообразил. Потом до него дошло. Корина в его объятиях. Красавица, единственная, которая его понимает… Которая ценит его… Она мечтала о его признании… Она хотела, чтобы он её любил.
Дональд неловко поцеловал её. В его душе бушевала буря. Посмел бы сейчас кто-нибудь сказать ему, что Корина его использует! Как только в голову может такое прийти! Да даже если использует – какая разница? Быть с ней – счастье.
Словно наяву он услышал смех Энни. Резко отстранился, глубоко вздохнув. Нет, тут никого нет, только он и Корина.
- Дональд… - прошептала Корина, снова ища его губы.
- Да, я тебя люблю, - пробормотал он, вновь отвечая на поцелуй.
Отвечая с какой-то истовой обречённостью. Теперь уже отступать некуда. Теперь он не может отступить. Он будет с Кориной. Потому что она этого хочет, а он не может противиться…

Дональд перестал появляться в Долине Марранов. Ему вообще было плохо. Оставаясь без Корины, он места себе не находил. Корина как-то вселяла в него уверенность – но лишь пока была рядом. Без неё же – накатывало страшное уныние и непонимание: так прав ли он в своём выборе? Конечно, прав. Корина – идеальна. Она красива, умна, она талантливая волшебница. Её любят подданные, а Лангу – ненавидят. Корина такая чуткая и понимающая.
Правда, иногда и с ней становилось плохо. Тогда Дональду никого не хотелось видеть вовсе. Или хотелось видеть кого угодно, но не Корину. Кое-как скрашивали существование беседы с бестолковым Людушкой. Да ещё однажды снова заглянули в гости Аргут с Тамизом и Агнет.
В их компании Дональд с удивлением заметил перемены. Агнет всё так же капризничала и ныла по любому поводу, но, как заметил Дональд, это делалось уже очень наигранно и напоказ. Когда рядом был Аргут. Стоило только кузнецу исчезнуть из поля зрения бывшей фрейлины, и она тут же менялась. Доброй и милой, конечно, не становилась, но хотя бы деловитой и самостоятельной. А потом появлялся Аргут, и снова начиналось:
- Мне холодно! Тут ветер! Аргут, где мой плащ?
Аргут протягивал Агнет плащ, лежавший за её спиной.
- Ты просто медведь, а не мужчина, – дула губки Агнет. И Аргут покорно набрасывал Агнет плащ на плечи, кое-как изображая галантного кавалера.
Друзьям он виновато объяснил:
- А что поделать? Девушка к жизни совершенно не приспособлена. Должен же кто-то ей помогать.
Бедный Аргут совершал ту же ошибку, что и Дональд: попал под чары внешности, героически терпя характер. Впрочем, он ведь и сам был не подарок. И было заметно, что периодически ругаться с Агнет ему даже нравилось. И ей тоже. В принципе, такое бывает. И из ссор могут сложиться крепкие отношения, когда хочется именно с этим человеком ссориться постоянно. А значит, он постоянно должен быть рядом. Только ссориться надо чуть-чуть, дозированно, чтобы он не вздумал однажды разозлиться окончательно и убежать навсегда. Агнет с Аргутом, в общем-то, так и делали.
- Но почему Агнет выбрала тебя? – недоумевал Дональд. – Не думаю, чтоб ты был идеалом её ухажёра. В Розовом дворце были кавалеры и поприятнее.
- Были, - вздохнул Аргут. – Но тут такое дело… Ланга уже как-то предложила забрать Агнет в Подземную страну. Ей там люди нужны, Агнет она бы быстро перевоспитала, как надо… Но мне Агнет жалко. Тамиз бы и бровью не повёл, ему без разницы. А я как подумаю – такая красивая девушка и вдруг – в Подземелье… Мало ли куда там Ланга её пристроит. Может, на кухню, посуду мыть. Агнет же так не может. В общем, заступился, уговорил…
- Да? – с сомнением спросил Дональд, глядя на Агнет, сидевшую поодаль и разговора не слышавшую. – И что, Агнет оценила твоё заступничество?
- Пока нет, - не смутился Аргут. – Но я верю, что когда-нибудь оценит.
- Ну-ну, - пробормотал Дональд.
Значит, Ланга бывает в Голубой стране. И ей нужны люди.
А его она, значит, звать не хочет. Списала со счетов. Ну и ладно! Обойдётся он без её подачек! У него теперь есть Корина. Если Ланга его позовёт, он, может быть, ещё и не пойдёт!
И в то же время – Дональд с тоской осознал это – хотелось бы, чтобы Ланга позвала. И может быть, он бы всё-таки пошёл за ней.
Но как же Корина?
Она ведь хочет, чтобы он был с ней. Каждый день спрашивает, любит ли он её. Она такая нежная. Такая страстная. Такая удивительная. И вообще, не может же он теперь её бросить… И вернуться к Ланге после всего, что было. Это будет очередным предательством, а предательств он уже совершал достаточно.
Хотя, с другой стороны, он ведь и Лангу предал… Наверное. Но ведь он ей ничего не должен? В любви не клялся? Жениться – не обещал? И между ними ничего не было… Ну, ничего такого. Что есть теперь у них с Кориной.
В конце концов, он свободный человек. Он сам выбирает, с кем ему быть. Ланга его сама выгнала. Корине же так нравится его присутствие…
Правда, Дональд иногда ловил себя на том, что ему жутко скучно. Дела он себе никакого не находил. Тренироваться тут можно было только с Людушкой и с привидением. Дух шотландского графа был хорош только тем, что очень шустро ускользал из-под меча и был неуязвим: Дональд мог работать настоящим оружием, не опасаясь никого зарубить невзначай, и одновременно тренировал скорость и ловкость. Но с привидением он не мог учиться защищаться. И конечно, не мог учиться командовать. Под командованием, конечно, следует понимать умение принимать обдуманные решения и ответственность за подчинённых, а не стремление кричать, приказывать и ждать покорности.
И всё же тут было скучно. Если бы не одуряющая страсть в отношениях с Кориной, Дональд, пожалуй, давно бы отсюда сбежал. В Подземной стране такого не было. С Лангой было в самом деле интересно и без страстных ночей.

- Ты самый лучший, - с нежностью сказала Корина, глядя на Дональда.
- В сравнении с кем? – не удержался он. – С Людушкой и привидением?
Корина расхохоталась, откинувшись на подушки.
- Ох, ну надо же было мне так сказать! Надеюсь, ты не думаешь, что с Людушкой или с этим призраком я?.. – она не договорила, но было понятно.
Дональд так не думал. Оно вообще как-то случайно вырвалось.
- Ты мой единственный, - уверенно сказала Корина. И беззащитно похлопала ресницами: - Дональд, скажи, ты ведь честный человек?
- Да, - осторожно кивнул Дональд. Он не был в этом уверен. В его жизни всякое бывало. Правда, если Корина ждёт от него искренности, он ей, конечно, врать не станет. Расскажет всё, что она ни спросит.
Корина перекатилась на бок. Поближе к Дональду.
- Видишь ли… - с явным смущением произнесла она, - мне, конечно, неловко навязываться самой… Но ты же понимаешь, что мы с тобой зашли слишком далеко в наших отношениях?
- Д-да, - Дональд не понимал, к чему она клонит.
Корина, растянувшись на постели, смотрела на него, сидящего рядом, снизу вверх.
- Не бросишь меня? Никогда?
- Никогда, - сказал Дональд. В голосе было больше уверенности, чем в сердце.
- Так может, нам с тобой пожениться? – робко сказала Корина. – И чем скорее, тем лучше…
Дональд растерялся. Предложение было очень уж неожиданным.
- Я знаю, что иногда мужчины боятся брака, - торопливо заговорила Корина. – Я бы не торопила тебя. Мы могли бы и дальше оставаться в неофициальных отношениях, но… ты знаешь, я очень боюсь, что нас с тобой разлучат, - и она добавила в голос столько тоски, что Дональду стало неловко.
- Кто… разлучит? – глупо спросил он.
- Как кто? Охотников множество, - Корина села рядом с ним, положила руку ему на плечо и заглянула в глаза. – Агнет каждый раз глядит на тебя, как хищница. Ланга может помешать нам просто из зависти. В Изумрудном городе только и мечтают о том, чтобы сделать меня несчастной. Пожалуйста, Дональд. Сделай мне такой подарок. Мы же всё равно вместе. А если мы официально поженимся, наши общие силы ещё больше возрастут! Дональд! Ну… я же знаю, что ты меня любишь. Пожалуйста, - и она потёрлась головой о его плечо, как кошка. Голос её трогательно дрогнул. – К тому же моя репутация на волоске. В Волшебной стране не приняты свободные отношения. Королева Голубой страны живёт с мужчиной, который ей не муж – это же настоящий скандал будет, если всё раскроется! Жевуны не захотят такую королеву, и что мне тогда делать? Дональд, пожалуйста! Я очень тебя прошу!
Дональд еле выпутался из её рук, которые, казалось, пытались приласкать его одновременно по всему телу. Приласкать, уговорить, убедить. Подчинить. А тут Корина принялась его ещё и целовать – исступлённо, жадно. Под таким напором оставалось только сдаться. Но Дональд растерялся. Он и соглашаться не хотел, и отказать Корине опять не мог.
- Хо-хо-хорошо, - заикаясь, выговорил он. – Давай… давай обсудим это позже.
Корина удовлетворённо улыбнулась.
«Ты мой со всеми потрохами, - презрительно подумала она. – Как же легко тобой управлять».
И она снова состроила беспомощную влюблённую гримасу.
Был у неё ещё один отчаянный замысел. Если у неё родится ребёнок – Дональд уже точно никуда не денется. Если даже захочет сбежать – она так надавит на чувство ответственности, что ему мало не покажется.
Наутро Дональд отпросился у неё в Изумрудный город. Ему казалось, что в Сером Замке он скоро задохнётся – хотя, конечно, ей он этого не сказал. Корина отпустила его. Как всегда, была мила и беспечна, заверила его, что будет скучать, ждать, и напоследок в который раз подольстилась, напомнив, какой он смелый, умный, сильный и самостоятельный, самый надёжный из всех мужчин и единственный, кому она верит. Дональд кивал. Он был способен только на не очень искреннее (и в неискренности кажущееся смущённым) «Я тебя люблю».
На самом деле Корина совсем не хотела, чтобы он уезжал. Но за те три недели, что они не разлучались ни на день, уже почувствовала – надо немного отпустить поводок, иначе ручная собачка по имени Дональд перегрызёт его сама и убежит. Иногда мужчинам надо давать немного свободы, чтобы они почувствовали необходимость женского присутствия в своей жизни и снова вернулись под крылышко.

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 2716
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 12

Награды: :ms17::ms35::ms19::ms21::ms24::ms43::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.07.19 19:13. Заголовок: Глава 4. Чувства при..


Глава 4. Чувства принцессы Ланги

Ланга уже на второй день поняла, что без Дональда она как без рук. Ну ещё и потому, что без Дональда из её собственных рук всё валилось. Она без причины злилась, накричала на Маиру (та снесла стоически, прекрасно понимая, откуда такое настроение у хозяйки), и даже чуть не убила какого-то каббара, который просто невовремя подвернулся ей по дороге и замешкался. Осознав, что она становится слишком агрессивной в своём одиночестве, Ланга притормозила и начала думать.
С Дональдом она, конечно, погорячилась, но ведь он же должен понимать: она вовсе не потому не назначила его командиром гвардии, что хотела обидеть и унизить. А просто он не годится на эту должность. И вообще, это ради его же блага. Такого командира, как Дональд, здесь заклевали бы собственные подчинённые. Он был, конечно, хорош в Тёмном отряде, но, во-первых, кто там ему подчинялся? Из всех воином был только Эльг… А во-вторых, тогда его вела воля Пакира (она же давала ему и силы, и воинские умения – это Аларм учился с детства и с хорошими наставниками, а Дональд самостоятельно пытался тренироваться только то время, что прожил в Волшебной стране…), а теперь Дональд должен был бы сам всё решать, а решать он не мог, просто потому, что опыта не было.
Ланга поняла, что Дональд ей необходим. И она даже готова была бы позвать его обратно. Но сначала решила посмотреть, чем он там занимается.
Волшебное зеркало, доставшееся в наследство от Пакира, не передавало звуки. Ланга могла только видеть, как Дональд гуляет вокруг Серого Замка в компании Корины. Как он ужинает с ней вдвоём. Ланга поняла, что Дональд нашёл себе утешительницу.
Поначалу хотелось немедленно отправиться в Голубую страну и убить Корину. Ну или хотя бы сильно покалечить, чтоб она надолго утратила способность соблазнять чужих мужчин. Но Ланга заставила себя остановиться.
- Он сделал свой выбор, - горько признала она. – Не мне его заставлять. Хочет – пусть будет с кем хочет. Мне он в таком случае больше не нужен.
Но на самом деле он был ей очень нужен. Ещё как нужен.

Ланга упорно заставляла себя забыть о Дональде. Ну был такой красивый юноша. И она вроде бы ему даже нравилась. Ну, ушёл он и предпочёл другую. Ланга не была собственницей, тем более – собственницей людей. Если кто-то не захотел быть с ней – она навязываться не будет. Зачем? У неё и без Дональда дел по горло.
Дел в самом деле было по горло. Набирать надёжных помощников пришлось из бывших рудокопов, через Эльга и Маиру. Этакая цепочка. Вот только эти помощники были совершенными неумёхами, они ничего не понимали в государственных делах, а с одним Маира вообще дала маху – он даже читать не умел. Ланга ругалась, но ругалась, в общем-то, без злости, дальше громких звуков дело не шло, а Маира к звукам уже привыкла и порой даже не обращала внимания, что госпожа повышает голос. Пока Ланга не переходит от слов к делам – можно не беспокоиться.
Ланга же вертелась как белка в колесе. Надо было полностью наладить в стране новый быт и порядок. Пересмотреть все законы (на этом этапе выяснилось, что законов, по сути, в стране и не было). Выселить желающих рудокопов в Пещеру – а значит, обеспечить транспорт для уезжающих и быт для тех, кто пока не уехал. Договориться с Виллиной, чтобы некоторым особо желающим рудокопам позволили переселиться в верхний мир, в Жёлтую страну (нашлись и такие). Наладить взаимоотношения с правительством рудокопов в Пещере. Наладить взаимоотношения с населением Южного моря – а там население сложное, людей нет, только разумные животные и разные чудики. Позаботиться о занятости мирного населения. Продумать вопросы возможной торговли с Пещерой и с Верхним миром. Наконец, самое сложное – внушить населяющим Подземную страну людям и каббарам «ребята, давайте жить дружно», две расы вечно цапались между собой, а Ланге это совершенно было не нужно. На тоску по Дональду порой и времени-то не оставалось. Ну разве что на короткие мысли в ключе «Был бы тут Дональд, он бы мне помог». Ланга умела быстро вырывать привязанности из своего сердца. Подземная страна вообще не терпит сентиментальности. Это сейчас ещё полегче стало, погуманнее как-то, без Пакира.
И всё же Ланге было одиноко и грустно. В те редкие моменты, когда она могла позволить себе подумать немного о собственной жизни, а не о государстве, она начинала грустить. И может быть, даже плакала бы, если бы умела. Но не умела, а поэтому предпочитала злиться. Или наблюдать за Дональдом по волшебному зеркалу.
Она видела, как он тренировался и в долине Марранов, с Магдаром и отрядами местных воинов, и в Изумрудном городе, и в такие моменты вздыхала «Ну хоть чем-то полезным занялся». А когда видела его с Кориной – бесилась и только что по зеркалу кулаками не била. «Ну убью я Корину, а что толку? – урезонивала она себя. – Он ведь не станет любить меня от того, что я её убью». Да и вообще, Ланга честно признавалась себе: сколько бы она мысленно ни повторяла Корине «я тебя убью», однако поставь её напротив Корины и скажи «убивай!» - не смогла бы. Да, Ланга умела убивать. Но в бою, когда противник – не какой-то твой знакомый, конкретный человек, а абстрактная единица врага. Этакое безликое существо, о котором ты ничего не знаешь и никогда уже не узнаешь. В бою, когда стоит выбор – твоя жизнь или его. Вот если бы, может быть, они с Кориной действительно сошлись однажды в серьёзном поединке, когда на кону стояла бы жизнь одной из них, а не просто внимание молодого человека, - тогда бы Ланга смогла её убить. Но не по такому ерундовому поводу.
В конце концов, это Корина сделала Дональда здоровым и красивым. Так что имеет право и на его благодарность, и на его внимание.
Словом – что толку переживать? Надо смотреть вперёд. Но Дональд был для неё хорошим помощником. И нередко Ланга мечтала, как он бросает Корину и возвращается к ней. Она бы его простила. Ну, поругала бы, конечно, покричала бы, может быть, наказала бы как-нибудь, но простила бы. Может быть, не стала бы так же сильно к нему привязываться, как раньше, ограничилась бы исключительно деловыми отношениями. Но кто знает?
Всё равно Дональд возвращаться не спешил.
А потом Ланге понадобилось в Изумрудный город. Надо было поговорить с Алармом о рудокопах и заручиться его помощью в решении кое-каких вопросов.
В Изумрудном городе она и столкнулась с Дональдом.

- Привет, - сдержанно поздоровалась Ланга с обоими рыцарями сразу. Она нашла Аларма на тренировочной площадке, где тот обучал молодёжь – будущую городскую стражу. Дональд стоял рядом и перенимал опыт.
- Здравствуй, - едва ли не пискнул он, увидев Лангу. Стало страшно. И захотелось куда-нибудь провалиться.
- Привет, - спокойно сказал Аларм. – Подожди пять минут, сейчас закончим и поговорим.
Ланга и Дональд стояли по обе стороны от него. Аларм отдавал команды отряду. Уверенным, спокойным тоном. Подсказывал, поправлял ошибающихся. Дональд, который только что жадно вслушивался в эти команды, в интонацию, теперь не мог сосредоточиться ни на одном слове. Ланга здесь. Что она ему скажет? Что он ей скажет?
- Как твои дела, Дональд? – спросила Ланга холодно, чуть взглянув на него.
- Ну… ничего, - промямлил он. – А твои?
- Отлично, - буркнула Ланга, отворачиваясь. Первый диалог закончился благополучно. Никто никого не убил и даже не покалечил.
Аларм отпустил стажёров. Втроём направились во дворец. Ланга на ходу объясняла свою проблему:
- Правительство рудокопов мне не доверяет. Они боятся, что я начну их притеснять и когда-нибудь захвачу всю Пещеру. Поэтому на любые мои предложения о взаимовыгодном сотрудничестве отвечают отказом – просто потому, что боятся меня! Аларм, твой отец же в правительстве. Поговори с ним, а? Ну объясни им там, что я не зверь! Я не собираюсь никого захватывать. А мне заявляют «Рудокопы никому не будут подчиняться, нам не нужны покровители с острова Горн!» - да пожалуйста! Кто ведёт речь о покровителях? Я говорю – давайте наладим регулярное сообщение между моим островом и вашей Пещерой. Давайте подумаем, чем мы с вами можем обмениваться, наладим торговлю – например, я бы с удовольствием закупала у Рудокопов эти светящиеся шарики, а взамен им бы предоставила право охотиться и рыбачить в море, у них же там озеро маленькое. Ну и ещё, если подумать, мало ли что нашлось бы. Нет, отказались. «Рудокопам, - говорят, - уже хватило сотрудничества с островом Горн. Мы не хотим, чтобы нас снова брали в рабство». Да кто говорит о рабстве?! Как им только такое могло в голову прийти?
- Не кипятись, - примирительно улыбнулся Аларм. – Я поговорю с отцом.
- Поговори, пожалуйста. И ещё кое-какие вопросы обсудим с тобой подробнее, хорошо? Ты сейчас не занят?
- Пять минут подожди, пожалуйста, – попросил Аларм. – Я скоро.
Дональд с Лангой остались одни. Дональд не знал, что ему делать. Вроде он в разговоре участвовать не должен. Его никто не приглашал. Ланга в его сторону даже не смотрела. Но и уйти просто так – он стеснялся. Как-то невежливо было бы. Наверное.
Он только собрался пробормотать «Извини, мне пора идти» и быстренько слинять, но Ланга нарушила молчание. Ей тоже было не по себе в присутствии Дональда. Но ведь рано или поздно они всё равно бы встретились. Волшебная страна велика только для тех, кто не высовывается дальше деревенской околицы. Для правителей же, тем более для магов, она мала и тесна.
- Расскажи хоть, как живёшь, - с натянутой вежливостью произнесла она.
- Ну… вот, тренируюсь тут, - растерянно сказал Дональд. – А… а как там Эльг и Маира?
Ланга чуть усмехнулась.
- Лучше всех. Но свадьбу пока не сыграли. Эльг очень хотел бы тебя пригласить, - вырвалось у неё нечаянно. Эльг и в самом деле расстраивался, что Дональд не будет свидетелем его счастья, а Маира всё надеялась, что её повелительница своё счастье тоже обретёт, так что свадьбу всё откладывали и откладывали. Ланга и не торопила их. Пока что она придирчиво пыталась выбрать себе новую служанку-фрейлину из тех, что предлагала Маира. Ни одна пока ей не понравилась. Одна была слишком глупа, другая – слишком говорлива, третья – излишне инициативна и самовольна, четвёртая – неуклюжа… Ланга понимала, в чём дело: просто она не хотела отпускать Маиру. И ей нужна была хотя бы своего рода «копия Маиры», а такой не было.
- А… а-а, - только и выдавил Дональд и умолк.
Ланга помолчала немного, а потом начала рассказывать – но не Дональду, а словно бы в никуда, «в стену», - о жизни в Подземной стране. Она говорила о людях, которых Дональд знал, о переменах, которые Дональд успел застать, о новых переменах, которые произошли уже без Дональда… И он слушал, внимая с восторгом и искренним интересом.
Он внезапно понял, что соскучился по Подземному царству. По Ланге – это само собой. Но и по остальным, с кем он там дружил и работал вместе. По рудокопам, чьими проблемами он нередко занимался. По воинам-людям из армии Пакира. По Эльгу с Маирой. По всему. Там было интересно. Там было множество дел. Там никогда не приходилось ни унывать, ни тосковать.
Когда Аларм вернулся, он заметил в глазах Дональда такой огромный интерес к проблемам сотрудничества между Пещерой и островом Горн, что оставалось только пригласить:
- Ну что, пойдём? Дональд, ты с нами? По-моему, твоё мнение может пригодиться.
И всё получилось как-то само собой.
Когда Ланга закончила обсуждать все важные вопросы (в процессе к обсуждению присоединились Элли, Страшила и Энни), с Дональдом они уже разговаривали свободно. Хотя и только на деловые темы.
И никто не удивился, когда в конце беседы Ланга, мрачно глядя на Дональда, сказала:
- Значит, так. Раз ты такой умный – вот отправляйся в Подземное царство и разгребай это всё.
- А можно? – насторожился Дональд.
- Нужно, - огрызнулась Ланга. – Или ты ещё не нагулялся? Тогда привет Корине и вперёд, в Серый Замок! Ты же теперь её личный телохранитель. Причём в самом что ни на есть двусмысленном толковании!
Дональда это задело.
- Корина здесь при чём?
- Вот только не надо мне тут в позу вставать! – рявкнула Ланга. Вмешалась Элли:
- Может, не будем ссориться?
Ланга состроила ей зверскую гримасу. Но Элли ничуть не испугалась, только с лёгкой насмешкой улыбнулась в ответ. Они с Лангой вполне хорошо друг к другу относились.
Вообще, Элли и её друзья давно заметили за Лангой одну особенность: она зачастую пыталась казаться хуже, чем была на самом деле, и никогда не стеснялась выражать свои негативные эмоции. А под резкостью и грубостью прятался очень ранимый человек. Так нередко бывает. Просто у человека срабатывает внутренний лозунг «лучшая защита – это нападение», и этому тезису он следует вольно или невольно. Даже если на него никто не нападает (но он боится, что нападёт). С таким человеком лучше общаться как можно спокойнее и мягче, тогда он поверит тебе и сам успокоится – рано или поздно. В случае Ланги, правда, скорее поздно, чем рано – очень уж въелись привычки в её поведение. Ещё бы – всю жизнь регулярно ожидать нападения из-за угла. А особенно в последнее время, когда её крутые реформы то и дело кому-нибудь в Подземной стране не нравились.
Но друзья научились принимать Лангу такой, какая она есть. Со всеми её эмоциональными заскоками и негативными выплесками. Они и не ждали, что она будет доброй и тем более идеальной. В колючей и кусачей принцессе они видели девушку, которая тоже вообще-то нуждается в человеческом тепле, в друзьях, и даже – в весёлой беззаботной компании. Ланга же это чувствовала и по-своему ценила.
- Ну так что? – жёстко спросила она у Дональда. – Выбирай.
- Я с тобой, - решительно кивнул Дональд.
Он представил, что вернётся к Корине. И накатило отчаяние и тоска.
- Ты не со мной, - грубо отрубила Ланга. – Ты просто мне помогаешь. И не надейся, что между нами что-то будет как раньше. И запомни ещё одно: в Подземной стране командую я. Ты же только подчиняешься.
- А посоветоваться, вдруг чьё-то решение лучше, чем твоё? – вполне хладнокровно возразил Дональд. Откуда только наглость взялась.
Иногда бывает, что человек внешне сердится и злится, а внутренне уже готов простить. Особенно если он, как Ланга, не умеет, не может и не хочет признать, что был где-то в чём-то неправ. Дональд, правда, тоже не умел, не мог и не хотел. Вот и упёрлись два барана.
Ланга окинула его ледяным взглядом.
- В любом случае, только я решаю, с кем, когда и о чём мне советоваться! Кому не нравится – тот может советоваться с Кориной.
- Я понял, - буркнул Дональд.
Жизнь прекрасна, если в ней есть любовь. И страсть, и нежность, и чувственность. Как с Кориной. Но рано или поздно хочется от жизни чего-то большего, чем страстные ночи и романтические разговоры. Хочется наконец-то найти самого себя. Понять, что ты – сильная, самостоятельная личность, а не марионетка в руках женщины. Женщина – слабое существо, но при желании и должном умении она лепит из сильного мужчины всё, что угодно. А хочется приключений, опасностей, битв, подвигов, и не ради женщины, а ради самого себя. Хочется напрягать голову и руки, хочется азарта, быстроты, каких-то отчаянных решений в последнюю секунду, каких-то догадок там, где никто бы не догадался, хочется проявлять ловкость и силу… Ну а любовь…
В конце концов, Ланга ему всё же очень нравилась. Сильнее, чем Корина. Да, конечно же, сильнее. Потому что Корина нравилась только внешностью, а Ланга – Ланга нравилась вся, целиком.

Только когда Ланга и Дональд оказались в Подземном дворце, Ланга позволила себе окончательно отпустить ту пружину, которая сдерживала в её душе боль и гнев.
- Как ты мог! – закричала она на Дональда. – И главное – с кем!
Она так многое хотела бы сразу сказать, что не знала, с чего начать, вот и начала с самого элементарного – с выплеска эмоций.
- Ну прости! – расстроенным голосом протянул Дональд.
- «Ну прости»? И это всё, что ты можешь сказать?!
Ланга шарахнула молнией в стену, едва не задев Дональда. Но не по нему же бить.
- Видеть тебя не могу, - прошипела она. – Убирайся! Иди займись делом, раз уж пришёл, - добавила она, испытывая дикий страх, что Дональд снова захочет улететь в Верхний мир. И снова накатили эмоции. – Ну почему ты такая тряпка, Дональд? Почему тебя любая может захомутать, и ты даже ножками дрыгать не будешь? Ты – и с Кориной! Я тебе верила!
Ланге хотелось что-нибудь разбить, швырнуть, кого-нибудь поколотить. Но они стояли в пустом коридоре, и здесь можно было только ещё раз шарахнуть молнией. Что Ланга и сделала от всей души. Дональд аж подпрыгнул. Хотя калечить его в планы Ланги не входило.
- Ты что, не знал, что она за дрянь? – исступлённо то кричала, то шептала Ланга. – Ты предал меня с ней! Дональд, скажи. Ты её любил? – она бы плакала, если бы умела плакать.
- Не знаю, - тихо ответил Дональд.
Он и правда не знал. Чтобы понять, любишь ли кого-то, надо ещё сначала понять, что вообще есть истинная любовь. И чем она отличается от того слащавого чувства, которое так часто воспевают средства массовой информации Большого мира.
- «Не знаю»! – с презрением повторила Ланга. – Ты никогда ничего не знаешь.
- Корина, между прочим, о тебе тоже неласково говорила, - неосторожно сказал Дональд и тут же об этом пожалел. Но Ланга, вопреки его ожиданиям, отнеслась к этому спокойно. Только резко бросила:
- Кто бы сомневался.
- Я хотел вернуться, - покаянно проговорил Дональд. – Просто…
- Уйди, ничего не хочу слышать, - перебила его Ланга, демонстративно закрывая ладонями уши. – Уйди. Свою комнату ты знаешь. Вещи твои там есть. И занимайся делами. И не смей меня беспокоить, слышишь? Предатель! Почему ты всё время предаёшь, Дональд? Почему ты так неустойчив? Почему ты такой… такой… А, иди ты в чёрную бездну! – выругалась она и, развернувшись, ушла. Быстро-быстро, почти убежала.
Ей хотелось зарыдать. Но последний раз слёзы приходили к ней больше тридцати лет назад. Ей хотелось выплеснуть куда-нибудь боль и ярость, которые она испытала снова, увидев Дональда и вспомнив, с кем он был всё это время. С Кориной. С той, которую она ненавидела больше всех на свете.
Ланга пыталась отвлечься от эмоций – не получалось. Никакие мысли о делах сейчас в голове просто не удерживались. Дональд был с Кориной, Дональд был с Кориной – вертелось в голове. Если бы не Корина, он бы вернулся сразу. Он никогда не изменил бы Ланге, если бы Корина его не соблазнила. Интересно, эта дрянь считает, что ей всё сойдёт с рук? Что она может уводить чужих мужчин, соблазнять их, едва ли не заставляя жениться на себе, и никто не поставит её на место?
Конечно, Дональд – взрослый, свободный человек, и он сам выбирает, кого любить и с кем быть. Но Корина… Она давно портила Ланге жизнь. Что ж, теперь в счёт добавился ещё один пункт.
И Ланга не выдержала.

Выйдя из Серого Замка, меньше всего Корина ожидала, что едва ли не ей на голову внезапно свалится Ланга. Но Ланга не только свалилась, но и немедленно ударила Корину магической волной так, что та отлетела на три метра и упала на спину. Больно было так, что в голове звёзды замигали.
- Это тебе за Дональда, - прошипела Ланга. Она была яростна и хладнокровна. И настроена, как боец.
- Ты бешеная, - крикнула Корина, с трудом поднимаясь. Спина болела. Но хотя бы травмы не было, разве что ушиб. Позднее будет синяк.
- Зато ты сейчас притормозишь, - пообещала Ланга. Корина попятилась, лихорадочно припоминая все боевые заклинания Гингемы.
- Что тебе от меня нужно? Дональд в Изумрудном городе, - крикнула она.
- Правда? – насмешливо изумилась Ланга. – А если слетать и посмотреть? Ещё раз только глянешь в сторону Дональда – тебе конец, Коринушка. А чтобы больше неповадно было перед мужчинами хвостом вилять…
Ланга, не договорив, бросила заклинание прямо в лицо Корине. К сожалению, Корина успела уклониться и закрыться рукой. Заклинание задело только край локтя и рассеялось. Корина зашипела от боли – на ней было платье с коротким рукавом. На локте же остался след, как от сильного ожога.
В следующий момент уже Ланге пришлось выставлять магический щит от летящих в неё комьев земли, поднятых Кориной. Земли было столько, что хватило бы на могильный холмик.
- Дональду не нужна такая, как ты, - крикнула Корина. – Седая злобная уродина, живущая под землёй! И никому не нужна! Так что возвращайся в свою крысиную нору и продолжай там гнить – ты всегда будешь одинока! Таким, как ты, ни любимых, ни семьи судьбой не положено!
Ланга только вытянула руку – и Корина почувствовала, что задыхается. Закашлявшись, она схватилась за горло.
- Какая же ты гадина, Корина, - поморщилась Ланга. – Я, конечно, понимаю, что, живя в компании этого толстяка и привидения, на кого угодно будешь кидаться…
- Дональд мой, - прохрипела Корина. Ланга чуть ослабила хватку, насмешливо глядя на соперницу. Корина откашлялась. – Дональд мой, - повторила она. – Я дала ему здоровье, красоту, я сделала его воином, я могла бы сделать его королём всей Волшебной страны. И со мной он был счастлив. А что можешь дать ему ты? Будешь держать в плену? Чтобы он даже солнца не видел? Жил среди каббаров и подземных чудовищ?
- Хватит, Корина, - оборвала её Ланга. – Я давно знаю твою казуистику. Ты снова будешь говорить, что хочешь всем добра, а я тут самая злая злодейка. Не надо! Не обманывай себя и других. Из нас двоих в плену Дональда держала как раз ты.
- Он обещал, что женится на мне! – воскликнула Корина.
- «Обещал», - усмехнулась Ланга. – Интересно, какими клещами ты из него вытянула такое обещание?
- Клещи и прочие орудия пыток – это по твоей части, - съязвила Корина. Она уже пришла в себя и придумывала, чем бы ещё в Лангу запустить.
- Спасибо, что напомнила, - не осталась в долгу Ланга. – Буду знать, что делать, когда ты меня окончательно выведешь из терпения.
Она уже собиралась уходить. Предупреждение сделано. Моральное удовлетворение получено. Жаль, что Корина не так уж сильно пострадала, но это, в принципе, не особо важно.
- А если у нас будет ребёнок? – запальчиво крикнула Корина.
Ланга нехорошо прищурилась.
- Молись, чтоб его не было, - сказала она таким тоном, что Корина по-настоящему испугалась. Холодным-холодным, спокойным и острым, как режущая кромка тонкого стекла. Голос – как клинок. А в глаза Ланге и вовсе было лучше сейчас не смотреть. – Иначе я его убью.
- Убьёшь невинного младенца? – истерически рассмеялась Корина. – Ты настоящая воспитанница Пакира.
- Невинный младенец? – фыркнула Ланга. – Твой младенец будет таким же, как ты сама. Лживым, эгоистичным, жадным и развращённым. Таких, как ты, нужно губить в зародыше!
Корина вскрикнула. Ланга слишком быстро оказалась рядом с ней. Что-то блеснуло в её руке. Корина в отчаянии применила первое, что в голову пришло – закрутила вокруг Ланги маленький, но сильный смерч. Но он захлестнул и Корину. Глаза запорошило, дышать стало невозможно, Корину сразу сбило с ног. Тут же она почувствовала острую боль в боку. И услышала чей-то отчаянный крик:
- Что вы делаете! Прекратите!
На Лангу и Корину обрушился водопад. Мини-смерч прекратился. Корина, заплакав от боли и зажимая руками рану в боку, упала на землю.
В трёх шагах от них стояли Элли и Энни.

Первое, что сделала Элли – обездвижила заклинанием Лангу, чтобы та не натворила чего-нибудь ещё. Потом склонилась над Кориной, которую уже подхватила Энни.
- Ты своим мини-торнадо себе жизнь спасла, - сказала Энни. Она села рядом и деловито пыталась оказать Корине хотя бы первую медицинскую помощь. Но Корина отмахивалась, и у Энни ничего не получалось. – Вас так закрутило, что Ланга, наверное, просто промахнулась. Неизвестно, куда она целилась, но зная её, сомневаюсь, что она хотела просто оцарапать тебе бок…
- Отойди, пожалуйста, - попросила Элли. Энни отодвинулась, продолжая болтать:
- Рана, к счастью, несерьёзная. Я, конечно, не медик, но вроде бы жизненно важные органы не задеты. По ребру чиркнуло, и всё. Женская драка – страшная вещь! А если эти женщины ещё и чародейки – ещё страшнее.
- Она хотела меня убить, - воскликнула Корина.
- В любом случае, у неё это не получилось, - пробормотала Элли.
Ссору она увидела по волшебному зеркалу. Случайно. И успела явиться в нужный момент, да ещё и Энни прихватить за компанию. И радовалась теперь, что она тут не одинока среди этих двоих ведьм, из которых одна другой не лучше.
Залечив рану Корине одним движением руки, она жёстко сказала:
- В общем, так. Корина, рекомендую настоятельно к Дональду больше не соваться и Лангу не дразнить. Ещё раз начнёшь какие-нибудь выкрутасы – отправишься в Ущелье драконов, а королевой Голубой страны станет Энни.
- Вообще-то это Ланга на меня напала, - возмутилась Корина.
Элли отвернулась.
- Я знаю. Но ещё я понимаю, почему она напала. Не корчи из себя страдалицу. Когда ты уже поймёшь, что нельзя никого заставить тебя полюбить? Что нельзя обманывать, лицемерить, что нельзя толкать людей на предательство?
- Никого я не толкала, - с досадой сказала Корина уже только для одной Энни. Элли, взяв за руку Лангу, перенеслась в Подземный дворец.

Без обездвиживающего заклятия Ланга вырывалась, стремясь вернуться на поляну. Кинжалом она внезапно задела руку Элли, и та вскрикнула. Обе отпрянули друг от друга. Они были у Ланги в комнате.
Элли обхватила раненую руку ладонью другой. Рана была несерьёзная – просто длинный поверхностный порез, но болезненный, и кровь текла сильно.
- Зачем? – закричала Элли на Лангу. – Зачем ты на неё напала? Что бы это изменило? Боже мой, Боже мой, - заговорила она в отчаянии, подняв руки к лицу, и зашагала по комнате из угла в угол. Ланга, опомнившись, стояла и смотрела в растерянности. Даже кинжал не убрала.
- Давай залечу, - хмуро предложила она.
- Не надо, - отказалась Элли. – Я сама. – И остановившись, снова закричала: - Я категорически тебе запрещаю нападать на Корину, слышишь? Мне не нужны смертоубийства в Волшебной стране! Боже мой, зачем? Почему? Господи… - она только с отчаянием сжимала раненую руку и не находила слов. И снова забегала туда-сюда. Поступок Ланги, в общем-то, был не так уж удивителен. Но Элли он всё равно потряс. Элли вообще в принципе всегда было непонятно, как можно драться просто так, из-за всякой ерунды. Ревность она тоже относила к ерунде. Биться за жизнь, за свободу, за свет и счастье всего мира, за друзей и родных, – это другое дело. И лишь в том случае, если враг начал первым, а ты только защищаешься. Да и как вообще можно нападать первой?
Ланга положила кинжал на стол.
- Давай залечу, - снова настойчиво предложила она. Ей тоже было не по себе.
- Я сама, - опять отказалась Элли, осознав, что кровь по руке всё ещё течёт. Но почему-то её это мало волновало. Хотелось плакать от бессилия. Ну почему Ланга, которую она считает своим другом, так себя ведёт?! – Ланга… Ну не трогай ты Корину. Да, она противная, скверная, вредная, да, она совершает плохие поступки, но ты-то… Ты же умная! Ты же можешь стать лучше её!
- Тебе что, Корину жалко? – огрызнулась Ланга. – Я её только чуть-чуть задела.
Она уже осознала, что даже во вспышке ярости не собиралась убивать Корину. Ранить – да. Корина ведь всё равно бы выжила. Хотя если бы она стала тоже бесплодной, как Ланга, это было бы, пожалуй, справедливо. С точки зрения Ланги. Если ещё точнее – с точки зрения Ланги, когда она приходила в ярость. Человек в разном настроении может высказывать разные взгляды.
Но Ланга промахнулась и вместо того, чтобы попасть в живот, всего лишь мазнула по ребру. Из-за лёгкого торнадо Корины. Может, так оно и к лучшему.
- Мне же надо было тебя остановить… - печально отозвалась Элли. Она наконец зашептала заклинание, и от пореза на руке остался только белёсый шрам. Хотя рука была вся в крови. Вид неприятный, но Элли пока было не до того.
- У меня бесплодие! - внезапно с яростью воскликнула Ланга. – А эта сволочь заявила, что хочет ребёнка!
Молния полетела в стену, задев портьеру на окне. Портьера вспыхнула, задымилась. Тогда Ланга воздушной волной выбила окно, портьера вывалилась туда и упала куда-то вниз, продолжая гореть уже в полёте.
Элли наблюдала за всем этим с некоторой опаской.
- Я тоже хочу детей. Ты и на меня с кинжалом бросишься? – спросила она устало. Эмоции ушли, забрав большую часть сил.
- Ты другое дело… Ты же не от Дональда детей будешь рожать, - с тоской отозвалась Ланга и села в кресло. Нет, она и правда не хотела убивать Корину. Как-то само получилось. И хорошо, что она промахнулась – а то, что промахнулась, Ланга понимала.
Элли осталась стоять. Оглядевшись, нашла на столе колокольчик, звякнула в него.
Из коридора примчалась Маира. Она с изумлением смотрела на свою хозяйку и на Хранительницу.
- Маира, успокой, пожалуйста, свою госпожу и, если сможешь, сделай так, чтобы она хотя бы сегодня никуда больше не совалась, - попросила Элли тусклым голосом. Она почувствовала, что на сегодня с неё хватит впечатлений и чужих скандалов. Может быть, как Хранительница, она сейчас и обязана успокаивать этих двоих скандалисток, всё-таки это может отразиться на судьбе страны… Но как человек – она ни на чью сторону не встанет и никого утешать не будет. Потому что противно и мерзко и от поступка Корины, и от реакции Ланги. Она много чего прощала обеим, но этого простить долго не сможет.

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 2717
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 12

Награды: :ms17::ms35::ms19::ms21::ms24::ms43::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.07.19 19:13. Заголовок: Глава 5. Такое интер..


Глава 5. Такое интересное положение

В том, что ребёнок всё-таки будет, Корина с ужасом убедилась месяца через два – убедилась окончательно, без сомнений, которые её уже посещали. Как бы ни была она умна, в таких вопросах у неё не было ни малейшего опыта. Пока она странствовала по Волшебной стране в образе одинокой сиротки, обыватели считали её ещё слишком юной девочкой, и женщинам-Жевуньям никогда не пришло бы в голову посвящать её в тонкости этих вопросов. Нянчить детей – да, тут кое-какой опыт был, а вот беременность… Она могла только у других женщин иногда замечать внешние проявления – да хотя бы большой живот, максимум – плохое самочувствие, но не более. А потом, когда стала взрослой и захватила власть, то и не интересовалась ничем подобным.
Что делать? Она уж думала, что ничего не получилось, и даже надеялась на это. Ланга и так её чуть не убила. Если бы кинжал попал немного ниже и левее, не чиркнул по боку, а воткнулся в живот – не было бы не только ребёнка, но и, пожалуй, самой Корины. Да и вообще, после такого стресса разве ребёнок внутри не должен был погибнуть? Это ж ещё совсем крошечный зародыш… Ну, будем считать, что произошла просто чудесная случайность. Корина не знала. Она слишком мало знала о детях, ещё о беременности, ничего – о родах, и теперь в панике думала, что предпринять. Избавиться от него, ещё не рождённого? А как это сделать? Может, наглотаться чего-нибудь? Пусть будет выкидыш. И Ланга никогда ничего не узнает, и Корине спокойнее. А если не будет выкидыша? Чего надо наглотаться? Или что сделать ещё? Как узнать, у кого, где? Пожалуй, Корина, до сих пор считавшая себя чрезвычайно умной, впервые столкнулась с собственным полным невежеством хотя бы в одном вопросе.
Но время шло, а Корина медлила. Ей было страшно. Отчасти – она боялась, что повредит самой себе. Из своих давних странствий Корина помнила двух-трёх деревенских женщин, которым преждевременные роды едва не стоили жизни. Отчасти – хотелось отомстить Ланге: ты, мол, грозилась-грозилась, а у меня всё равно ребёнок будет, а ты так и останешься бесплодной на всю жизнь. А с другой стороны: допустим, она родит. Ланга об этом узнает. Убьёт и ребёнка, и Корину. Или даже, что не менее вероятно, убьёт её ещё раньше, как только узнает, что Корина беременна.
«А может, ты как-нибудь погибнешь сам», - подумала Корина со злостью, обращаясь к ещё не рождённому ребёнку.
Но время шло и дальше, а ребёнок не спешил погибать. К тому же беременность стала заметной и внешне. Корина поначалу пыталась скрывать своё положение – пореже выходила из замка, начала носить более просторные платья, потом поняла, что без магии тут не обойтись. Если хотя бы кто-нибудь заметит её округлившуюся талию – это конец, узнает вся Волшебная страна, дойдёт до Ланги… и тогда всё. Можно писать завещание, копать себе могилку… ну и расспросить Мома, как живут привидения. Хотя Мом не умеет говорить. Только гукает бестолково.
И Корина начала накладывать на себя иллюзию. Иллюзию самой себя, но прежней – стройной красавицы с румянцем на щеках и блеском в глазах. Никто ничего не подозревал. Даже Людушка. Только Мом однажды увидел, как бледная, с нездоровым цветом лица Корина смотрит в зеркало на себя настоящую, без иллюзии, но Мом всё равно никому ничего не мог рассказать. Он только понимающе покивал призрачной головой, развёл руками и отправился дальше играть с Людушкой в пугалки.
С Дональдом Корина встретилась только однажды – на свадьбе Аларма и Элли. Туда пригласили всех. Праздник удался. Было много танцев, Корина тоже в них охотно участвовала (только не в тех, где надо было слишком близко подходить к партнёру), она двигалась тогда ещё более-менее живо – по крайней мере, очень старалась; Дональд с Кориной поздоровался, но разговаривать они не стали; Ланга была любезна, с кем-то даже шутила, на Корину посмотрела очень внимательно, но ничего не сказала. Корина даже ждала ещё одного столь же «любезного» визита, но Ланга, видимо, всё-таки ничего не заподозрила. И никто не заподозрил. Пока.
И Корина старалась и дальше вести себя осторожно, тихонько, не привлекая особого внимания, просто мирно ездила по Голубой стране в Сером Замке… и ждала со страхом, когда придёт время ребёнку родиться. С тем, что он всё-таки появится на свет, она уже смирилась, но что делать тогда – вообще не представляла.

- Ребята, хотите интересную новость? – выпалила Энни, заявившись в королевскую гостиную. Аларм и Элли посмотрели на неё немного отчуждённо. Только что ушёл Страшила, они закончили разгребать документы и не рассчитывали на дальнейшее присутствие кого-то третьего. Но – в принципе, почему бы и не послушать новость?
- Ну давай, - сказал Аларм. – Если недолго, мы вообще-то заняты.
- Корина, оказывается, в интересном положении, - торжественно объявила Энни с ухмылкой и села на диван.
- И чем же оно интересное? – не понял Аларм. - Серый Замок в болоте застрял вверх ногами?
Энни расхохоталась. Смеялась она долго и заливисто, то успокаиваясь, то снова начиная хохотать.
- Ой, как представлю… Ой, не могу!
Аларм и Элли переглянулись с улыбками. Наконец Энни успокоилась настолько, что смогла объяснить:
- У неё же ребёнок будет!
- Зачем ей жеребёнок, она вроде в Сером Замке путешествует? – снова не понял Аларм. Он вообще витал мыслями далеко от того, что говорила Энни.
Его слова снова спровоцировали фонтан смеха. Но Элли уже сообразила:
- Корина ждёт ребёнка? Господи, этого ещё не хватало! А ты откуда знаешь?
- Да уж я-то вижу, - заявила Энни, моментально становясь серьёзной. Словно и не она тут только что повизгивала со смеху (Аларм иногда передразнивал её смех – «Ха-ха-ха – и-и!»). Как раз недавно она снова побывала в Голубой стране и несколько раз встречалась там с Кориной. Встречи были краткими, но наблюдательной Энни этого хватило.
- Что-то я не замечала, - сказала Элли, которая время от времени, как Хранительница, вынуждена была наблюдать по волшебному зеркалу за каждой страной и каждым правителем.
- Правильно, ты не замечала, - согласилась Энни. – И никто не замечает. Или не задумывается. А достаточно посмотреть, как Корина ходит, садится и наклоняется, и сразу всё становится понятно. Я просто уверена, что она уже на довольно позднем сроке, только скрывает это каким-нибудь магическим образом. Ну, чтоб Ланга её не убила. Я-то знаю, как двигаются женщины, когда они уже на шестом-седьмом месяце. И вздрагивает она, когда ребёнок толкается, хватается то за спину, то за живот. И прочее…
Элли закрыла лицо руками.
- Значит, ребёнок всё-таки от Дональда. Только бы Ланга не узнала.
- Ну, я-то умею хранить тайны, - сказала Энни серьёзно. Аларм немедленно отреагировал с ехидцей:
- И именно поэтому ты сразу примчалась рассказать всё нам. По секрету всему свету!
- Кто-то из вас горит желанием донести Ланге на Корину? – поинтересовалась Энни. Элли покачала головой:
- Ланге говорить ни в коем случае нельзя.
После того случая, когда Ланга чуть не убила Корину, Элли не сразу нашла в себе силы снова общаться по-дружески с принцессой Подземного царства. Слишком уж сильным и неприятным было впечатление. Элли, конечно, и Корину не оправдывала. И Дональда тем более. Тут получилось, что никто не прав.
Просто, пожалуй, от Ланги Элли ожидала, что та постепенно будет становиться добрее, светлее, а Ланга никак не торопилась добреть и светлеть. Всё ещё решала вопросы ударами кинжала. Но общаться-то всё равно приходилось – хотя бы по делу. И постепенно Элли Лангу простила. Не оправдала, но простила. Вернее, простила человека – но не простила поступок. Потому что очень уж страшный был этот поступок.
Странное дело. Вроде бы Ланга и Корина обе были недобрыми. Но относилась к ним Элли по-разному, и не одна она. Не только потому, что именно Корина хотела её когда-то убить, а Ланга вроде как не хотела. Наверное, дело было в том, что Ланга своей внутренней Тьмы всё-таки страшилась и желала от неё отделаться хотя бы иногда (пусть чаще и вела себя слишком «темно»). Корина же считала своё поведение абсолютно правильным. К тому же Корина слишком часто лицемерила, играла какие-то роли, Ланга тоже умела лицемерить и обманывать, но куда чаще была искренней. Злиться – так злиться, ругаться – значит, ругаться. Ланга нередко была недовольна собой, а Корина никогда. Ланга часто жалела о своей жизни, а Корина никогда. Ланга хотела измениться – да, редко, мало, с трудом, но хотела. А Корина никогда. И это делало их очень разными. И поэтому Элли симпатизировала Ланге, а Корине – никогда.
- Мне интересно, что будет потом, - сказала Энни. – Что будет Корина с этим ребёнком делать? Может, и правда надо было бы Дональду на ней жениться? А то как-то нехорошо получилось. Может, ему хотя бы сказать?
- Тогда Дональд скажет Ланге, а Ланга убьёт всех, начиная с тебя, - сказала Элли.
- Да ну, не убьёт, - сказала Энни. – Она только так говорит. А на самом деле ей же самой страшно убивать. Так что это её «убью» просто фигура речи. Мало ли кто в гневе кричит «я тебя убью», но кто на это в самом деле решается?
- И всё равно, - упрямо сказала Элли, перебив разболтавшуюся сестру. – Что делать Дональду – это решать только Дональду. Тем более что в этой ситуации правильного решения, по сути, нет. Если, конечно, судить с официальной точки зрения, то да: натворил дел – женись. Но здесь всё куда сложнее. Так или иначе кто-нибудь будет страдать. А сам Дональд будет страдать в любом случае.
- Ну, сейчас он, кажется, счастлив, - заметил Аларм и уточнил: – Почти.
- Всё будет зависеть от того, что Корина собирается с этим ребёнком делать, - озабоченно сказала Элли. – Если она сама хочет сохранить его в тайне – лучше не вмешиваться. А она, видимо, хочет, раз даже накладывает на себя иллюзию. Хотя, Энни, ты точно уверена, что не ошиблась? Может, тебе показалось? Мало ли что…
Энни хмыкнула.
- Может, и показалось.
Но она была уверена, что не показалось. Корина своей иллюзией могла обмануть мужчин, могла обмануть женщин, ни разу в жизни с детьми и беременностью дела не имевших, но она не могла обмануть женщину, у которой трое детей и семь внуков, даже если эта женщина выглядит сейчас как двенадцатилетняя девочка.

У Дональда с Лангой отношения и в самом деле более-менее налаживались. Ланга, правда, Дональда тоже не простила. Они постоянно ссорились, Ланга срывалась в гневные истерики, но при этом категорически не желала Дональда отпускать от себя. Даже когда он однажды заикнулся об этом, она сразу так рявкнула «Только попробуй ещё куда-нибудь сгинуть!», что у него моментально пропала всякая мысль о том, чтобы провести хотя бы пару недель в верхнем мире. Да он и в самом деле не хотел уходить.
Дональд в восторге делал вылазки на самые дальние границы Подземной страны, несколько раз ездил в Пещеру, общался с рудокопами, в свободное время тренировался с Эльгом и с некоторыми воинами-людьми, и не терял надежды, что когда-нибудь Ланга оттает и снова начнёт с ним дружить. Ну или даже более, чем дружить. Ланга же, к его огорчению, оттаивать не спешила. Хотя, скорее, выдерживала видимость суровости.
Потому что порой и ей хотелось махнуть на всё рукой. Ну её в Чёрную Бездну, эту политику, государственное устройство и всё прочее. Чем она хуже Корины? Почему Корина имеет право на любовные нежности, а Ланга нет? Ей тоже хочется! И хотя было гадко вспоминать о том, как Дональд обнимал Корину, всё равно хотелось, чтобы он хотя бы раз так же обнял и Лангу. И поцеловал. И… ну и так далее. Она всё же не уродина, даже если её порой обзывает так в приливе зависти и злобы Корина.
Нет, Ланга не могла простить Дональду его отношений с Кориной. Но она могла простить Дональда. Человека – не поступок.

Корина сидела в кресле. В дверь замка кто-то настойчиво стучал. Но Людушка ушёл в деревню, а Мом, как бы ни старался, всё равно не сумел бы откинуть засов. Корина с трудом нашарила туфли ногами. Хорошо, что в детстве она блестяще выучила одевальное заклинание. Теперь оно не раз выручало – чем дальше, тем Корина делалась неповоротливее, и это её пугало. Скорее бы уже родился этот ребёнок. Правда, что вот с ним дальше делать? Оставить у себя? И всё время бояться Лангу?
Стук становился всё назойливее. Корина наконец нашла туфли, приняла более уверенную позу и откинула засов магией.
- Войдите, - сказала она. И тут же поморщилась от досады. Вошла Энни.
Энни и Корина не ладили с самого начала. Энни невзлюбила Корину за то, что та хотела когда-то убить её сестру; Корина презирала Энни… ну, сама не знала, за что. Просто презирала. Когда после войны с Пакиром решался вопрос о том, что делать с Голубой страной (ведь она пострадала больше всего), то и Энни, и Корина вызвались тут наводить порядок. Вот только Корина владела магией, причём как раз такой, которая могла бы очень помочь Жевунам, а Энни волшебством вообще не обладала. Тем не менее, обе активно участвовали в восстановлении полей, лесов и огородов, только Корина делала это магией и регулярно, а Энни – работала наравне с обычными фермерами от случая к случаю. Девочке подчас было не до того – она носилась по всей Волшебной стране, включая Подземную и Пещеру, и везде у неё находились дела. Неудивительно, что Жевуны, при всей симпатии к Энни, правительницей своей признали всё-таки Корину.
- Привет, - деловито сказала Энни, оглядывая гостиную Серого Замка. Впрочем, она тут уже не раз была. К Корине она всегда заявлялась без приглашения – хотя бы потому, что дождаться такового было невозможно.
- Что нужно? – хмуро спросила Корина, не утруждая себя «приветом».
- У меня к тебе серьёзный разговор, - невозмутимо сказала Энни и, не дождавшись приглашения, уселась на стул напротив Корины. Смотрела она при этом так внимательно, что Корина занервничала.
- Ну и когда тебе рожать? – спросила Энни крайне спокойно.
Корину как громом поразило.
- Что? – крикнула она, пытаясь вскочить быстро и легко. Но получилось не быстро, не легко и уж совсем не изящно, а как корова. К тому же она чуть не ударилась животом (настоящим, выпирающим, а не иллюзорным) об стол. В иллюзии это было не видно, но в реальности могло бы быть очень неприятно. «Никогда больше не буду заводить детей», - подумала Корина с раздражением. Быть беременной оказалось ужасно трудно и противно.
Энни продолжала внимательно смотреть.
- Спокойно, мамочка, - снисходительно сказала она. – А в общем-то, что я спрашиваю? Могу и сама догадаться. С Дональдом ты последний раз встречалась в августе, а сейчас март. Значит, не позже мая…
- Что за дикие фантазии? – презрительно фыркнула Корина. Внутри у неё нарастала паника. Узнала Энни – узнает вся страна. Эта девчонка болтлива, как сорока. А ещё она дружит с Лангой. Это конец. А значит, главное – сейчас и в самом деле успокоиться и делать вид, что ничего не происходит, что Энни ошиблась. Но как она узнала?
- Значит, я не права? – хмыкнула Энни.
- Конечно, не права, - ещё презрительнее сказала Корина. Энни всё так же пристально смотрела на неё. Ребёнок толкнулся. Корина вздрогнула и схватилась за спину, потом за живот. Неизвестно, почему ребёнку пришло в голову пошалить, но он начал пихаться всем, чем только можно, и во все места сразу.
- А по-моему, права, - сказала Энни, не двигаясь с места.
- А по-моему, нет, - твёрдо сказала Корина. – И если ты пришла только для того, чтобы поделиться своими фантазиями, то попрошу тебя уйти. У меня ещё много работы.
Энни встала и подошла к Корине. Корина поспешно отпрянула. И отходила, пока не упёрлась спиной в дверной косяк. Энни быстро протянула руку – Корина не успела её остановить, как Энни уже с серьёзным видом коснулась кончиками пальцев её живота. Настоящего, хоть и скрытого иллюзией. Коснулась и сразу отдёрнула руку.
- Ну и кого ты хочешь обмануть? Меня, которая родила троих детей и потом дождалась семерых внуков? – строго спросила Энни. – Корина, это не шутки. На каком ты месяце? Когда срок родов?
- Ни на каком… - всё ещё попыталась возразить Корина и поняла, что это уже бесполезно. – Я не знаю, когда срок, - сдалась она. Что теперь? Что теперь делать? Как Энни узнала?
- Понятно, будем выяснять, - деловито кивнула Энни и вернулась на свой стул. Кивнула Корине. – Садись, разговор долгий.
- И что потом? – настороженно спросила Корина, возвращаясь в кресло. Она ненавидела свою походку. Свой вес. Свою фигуру. Как же неудобно!
- А что потом? Будет зависеть от того, чего ты хочешь, - пожала плечами Энни.
- Да что ты говоришь! – воскликнула Корина. – Ты же немедленно побежишь всё рассказывать своей сестре! А потом своим друзьям! А потом вы все побежите сдавать меня Ланге. И она убьёт и меня, и ребёнка!
- А если не побегу? – склонила голову Энни. – Корина, тебе никогда не приходило в голову, что не всех надо судить по себе? Я не доносчица. И я, вообрази, умею хранить тайны. Если ты так не хочешь, чтобы о ребёнке кто-то узнал, то я никому не скажу, - просто пообещала она, глядя такими спокойными глазами на Корину, что Корина ей внезапно поверила.
В конце концов, она уже была на грани отчаяния. А Энни, при всём том, что Корина к ней относилась плохо, сама по себе человек не вредный. Может, и правда сохранит тайну. Хотя бы на какое-то время.
- А тебе нужна помощь, - продолжала Энни. – Если ты даже не знаешь, когда у тебя срок… Как же ты собралась действовать при родах?
- А как действовать при родах? – повторила Корина несколько в ступоре. Последним человеком, от которого она ожидала бы помощи (и приняла бы её), была Энни. Хотя нет, не последним. Ещё абсурднее было бы принять помощь от Ланги. Но это уже было бы слишком невероятно.
Энни посмотрела на неё печально.
- Ладно. Давай тогда разбираться с самого сначала. Только сразу предупреждаю – чем откровеннее ты будешь мне отвечать, тем лучше я смогу тебе помочь.
- Можно тогда сразу вопрос? – нервно спросила Корина.
- Можно, - хмыкнула Энни.
- Зачем ты хочешь мне помочь?
Энни вздохнула.
- Просто мне тебя жалко, - призналась она с такой подкупающей, по-детски светлой искренностью и так бесхитростно и просто, что Корина снова ей сразу поверила. – Быть одинокой матерью – это тяжело. Но быть одинокой матерью, которая ничего не знает и при этом вынуждена от всех скрывать своё состояние – это ещё хуже. Это я вообще даже не представляю, насколько трудно.
- А-а, - протянула Корина. – И… что ты будешь делать?
Энни посмотрела на неё с ироничной насмешкой.
- Выдам тебя замуж за Людушку и скажу, что так и было! Иллюзию снимай! Или что там у тебя… К сожалению, я не врач с многолетним опытом, так что будем надеяться, что на первое время сгодится просто опыт жизненный, - заявила она.

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 2718
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 12

Награды: :ms17::ms35::ms19::ms21::ms24::ms43::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.07.19 19:14. Заголовок: Глава 6. Мучительный..


Глава 6. Мучительный секрет королевы Корины

Энни и в самом деле ни с кем больше не заговаривала о ребёнке Корины.
Тайна грызла и подтачивала, заставляя чуть ли не лопаться от досады, что ни с кем нельзя её обсудить. Но Энни держалась. Она придумала себе новый метод убеждения: «Притворимся, что я уже всем обо всём рассказала, - рассуждала девочка. – И ничего не изменилось. Ведь оно всё равно не изменится? Ну, в лучшую сторону? Значит, нечего и рассказывать». Когда же очень хотелось хоть куда-то выплеснуть переживания, Энни записывала их, а потом сжигала. Так что постепенно ей и в самом деле всё меньше хотелось кому-то что-то говорить на эту тему. Тем более что Аларм и Элли, которым она уже высказывала свои наблюдения, тоже не спешили начинать разговор. Может, потому, что у них были свои интересы. А может, потому, что уважали чужие тайны. Элли, как обладательница магического зеркала, могла и так всё знать, но из деликатности не расспрашивать.
С Кориной же всё оказалось не так уж и плохо. Поначалу, конечно, Корина страшно упрямилась и не хотела ничего рассказывать. Особенно отвечать на некоторые крайне деликатные вопросы, которые Энни задавала с совершенно деревянным лицом, изображая «врача». Огрызалась, возмущалась, раздражалась, но в конце концов всё-таки сдалась и дальше отвечала хотя и угрюмо, неохотно, но всё-таки отвечала. Это было в первую их беседу.
Дальше Энни начала навещать Корину два-три раза в неделю. Прочла уйму лекций. Корина продолжала огрызаться. Энни с ангельским терпением продолжала впихивать в мозги будущей мамочки самые основные знания, необходимые женщине в период ожидания ребёнка, рождения ребёнка и в первые дни жизни ребёнка.
- Мне это не интересно! – кипятилась Корина, выслушивая подробности порой не самые возвышенные.
- Мне тоже было неинтересно, - хладнокровно отвечала Энни. – Пока сама не оказалась на восьмом месяце! Тогда мне внезапно всё стало интересно! Слушай дальше!
Энни заставила Серый Замок переехать в более-менее отдалённый, но чистый и светлый лесок и регулярно вытаскивала Корину на недолгую прогулку («Мне тяжело!» - возмущалась Корина. – «Тебе необходимо двигаться!» - настаивала Энни. Любопытных птиц же приходилось распугивать магией самой Корине). Людушка был отправлен в свой родной замок под предлогом, что пора бы и там навести порядок. Бывший людоед с Энни спорить не стал, но, кажется, отправился не в родное гнездо, а в гости к Аргуту. С привидением же Энни поладила. Оно всё равно никому ничего не могло рассказать. Даже если оно очень постарается изобразить сначала беременную, а потом женщину с младенцем на руках, всё равно никто не поймёт, что это Корина. Впрочем, Мому было глубоко безразлично состояние Корины. Дух шотландского графа с удовольствием носился по лесу, пугая птиц и облегчая тем самым задачу Корине и Энни.
Конечно, встал вопрос о том, как же действовать, когда придёт время родов. После долгих споров с Кориной, Энни и здесь вывела чёткий план действий. Разумеется, Корине нужна помощь, причём помощь знающего человека. Ну хотя бы опытной акушерки. И лучше всего будет, если Корина под видом какой-нибудь бедной крестьянской девушки явится, скажем, в Изумрудный город или в Розовую страну, где у Энни тоже куча друзей, и родит где-нибудь там. Энни даже нашла, к кому обратиться, и обо всём договорилась: с конца апреля и как минимум до рождения ребёнка Корина, не забывая притворяться бедной девушкой (внешность необязательно сильно менять, так, чуть-чуть, несколько чёрточек), будет жить у одной мирной и неболтливой, но опытной старушки. Как поддерживать иллюзию во время непосредственно процесса – это ещё был большой вопрос: хватит ли у Корины сил? Корина мрачно заверяла, что постарается. В конце концов, это в её же интересах.
С Энни она по-прежнему не ладила. Они постоянно ссорились, спорили, но Корина вынуждена была принимать помощь от Энни, потому что больше было не от кого её ждать. Энни делала вид, что всё нормально, и самоотверженно сносила все капризы, придирки и ссоры. Часто рассказывала какие-нибудь весёлые истории о своих детях. Корина как-то спросила её:
- Вот скажи, как ты выдержала это целых три раза?
- Это? А, ты про беременность!
- С меня одного раза, кажется, достаточно, - буркнула Корина. Ей было невыносимо слово «беременность» и все, с ним связанные. Как будто если она не называла вещи своими именами, то и сами вещи каким-то образом становились другими или исчезали вовсе.
- Да не знаю, - сказала Энни. – Я как-то не задумывалась. Понимаешь, я просто очень хотела этих детей. Всё время с нетерпением ждала, когда же он родится, я смогу взять его на руки, приласкать, заботиться о нём… Ну и вообще было интересно. Внутри меня маленькое живое существо. Толкается, пихается, уже какие-то свои желания имеет. Для меня это было счастьем.
Корина посмотрела на неё как на ненормальную.
- И что? Ты три раза это всё терпела?
- Ты этого ребёнка любишь? – спросила Энни. Корина дёрнула головой.
- Скорее всего, нет, - с неприязнью ответила она. Энни похлопала глазами:
- Как же так?
- А вот так, - буркнула Корина. – Я не обязана его любить!
- Он же от Дональда, - привела Энни ещё один аргумент и сразу поняла, что он слабоват. Хотя, какой аргумент Корина признает сильным?
- Ну и что? Я-то думала, что Дональд, узнав о ребёнке, на мне женится! А вышло вон как… Ещё и скрывать приходится.
Энни хмыкнула.
- Эх ты. Кто же привязывает к себе парня ребёнком? Чтоб ты знала – довольно часто парни бросают девушек именно тогда, когда девушки сообщают им о беременности. А ты, между прочим, могла бы и не скрывать.
- Чтобы Ланга меня убила? – воскликнула Корина. Энни только плечами пожала. Она была уверена, что Ланга на самом деле просто поначалу вспылила, а теперь – теперь она уже остыла, успокоилась и все дальнейшие проблемы будет воспринимать адекватно. Разумеется, это могло и не оказаться правдой на деле, но Энни почему-то не сомневалась.
Чем дальше, тем чаще Энни навещала Корину. Два, три, четыре раза в неделю. Несколько раз уже оставалась ночевать в Сером Замке. Мом был доволен. Корина – нет.
- Слушай, вот бы нам как-нибудь расколдовать Мома и превратить его снова в шотландского графа, - как-то начала фантазировать Энни. – Вдруг он окажется молодым и красивым? И ты выйдешь за него замуж.
- Ещё чего! – возмутилась Корина. – Выйти замуж за бывшее привидение? Ну уж нет, я больше никогда и ни за кого выходить замуж не собираюсь! Ни за что на свете!
К Энни она испытывала и благодарность, и отвращение, и давнее презрение тоже никуда не делось, просто на него наслоилось ещё несколько эмоций. Так иногда тоже бывает. Человека, который знает нашу слабость и нашу тайну, мы можем уважать, а можем ненавидеть больше всего, или даже одновременно то и другое. Может, это подсознательная попытка всё-таки казаться сильными и независимыми… Так или иначе, с Кориной было трудно. Она и раньше не была ангелом, а во время ожидания ребёнка стала и вовсе невыносимой. Энни сама порой удивлялась своему терпению. И вообще тому, что ей в голову пришла такая сумасбродная мысль – помогать Корине. Да ещё и в таком деликатном деле. Иногда, когда Корина особенно её доставала, хотелось, конечно же, всё бросить, а ещё – пойти и всё-таки рассказать кому-нибудь всё как есть. Но потом Энни успокаивалась и снова жертвенно шла помогать. Не потому, что испытывала к Корине хоть какую-то симпатию. А потому, что просто было её жалко. И жалко этого ещё не родившегося ребёнка – малыш ни в чём не виноват, и не беда, что он родился не в законном браке – Энни, как жительница Большого мира, относилась к этому спокойно, к тому же она очень любила детей…
Ей казалось, что она более-менее рассчитала все сроки. Но то ли Корина в чём-то ошиблась, то ли малыш решил наплевать на математику и поступить по-своему – и появиться почти на месяц раньше, чем думали.

Энни весело переговаривалась с Жевунами. Рядом на поле шли работы. Везде что-то сажали, сеяли, и все разговоры велись, конечно, тоже вокруг сельских работ. Семена, саженцы, рассада, способы посева, удобрения и прочее. Энни активно делилась опытом из своего фермерского детства. Жевуны рассказывали о своих методах. Беседа, на взгляд Энни, была крайне интересной.
Вдруг кто-то вскрикнул. Жевуны побросали работу. Кто-то с испуганным визгом побежал к краю поля, кто-то упал на землю, кто-то остался стоять, повернувшись к Энни.
Выпрямившись, Энни увидела, что к полю летит Мом. Размахивает руками, весь даже подпрыгивает в воздухе.
- Не бойтесь! – закричала она. – Это ко мне!
И тут же сообразила. Просто так бы Мом не прилетел. Что-то случилось.
И она даже поняла, что. Сунув банку с семенами Жевуну, стоявшему ближе всех, она помчалась по полю к своему коврику-самолёту.

Всё закончилось только к полуночи. Корина, измученная, уснула. Энни тоже хотелось спать, день был тяжёлый. Периодически она ощущала себя Скарлетт из «Унесённых ветром», когда той пришлось принимать роды у Мелани Уилкс. Правда, Скарлетт, наверное, пришлось хуже. Всё-таки там шла война, и героиня была малоопытна в этих деликатных делах. У Энни если не опыта, то хотя бы знаний побольше, а войны сейчас нет. С другой стороны, насколько она помнила знаменитый роман Маргарет Митчелл, Мелани обладала ангельским характером, в то время как сама Скарлетт была далеко не идеалом и к Мелани относилась не очень хорошо, потому что сама хотела выйти замуж за Эшли Уилкса, за которого вышла Мелани… А тут расклад совсем иной: вреднючая Корина, которая как с цепи сорвалась сегодня при появлении Энни, сама Энни с нечеловеческим терпением, а потенциального мужа делят Корина и Ланга. Пожалуй, было бы самой блестящей феерией, если бы роды у Корины принимала Ланга. Ну, так сказать, для соответствия картине. А ещё лучше – Корина у Ланги! Правда, на тихую и добрую Мелани Уилкс всё равно никто из них не похож… Как раз Корина напоминает Скарлетт. Наверное.
Всё бы прошло легче и быстрее, считала Энни, если бы не дикий характер Корины. Сначала она всё ещё порывалась куда-то лететь. «Хочешь родить в воздухе?» - возражала Энни. Корина бесилась, никак не могла успокоиться, и естественно, делала хуже только себе. Потом пришлось признать, что никого более опытного, да ещё и втайне, Энни вот прямо сейчас близко не найдёт, а значит, вся надежда только на свои силы, и может быть, так даже лучше… Тогда Корина начала беситься снова.
Ну конечно, ещё не хватало, чтобы её увидели в таком унизительном, мерзком положении! И кто! Энни! Только когда Энни с иронией сказала «Ну хорошо, рожай сама! Знаешь, как это делается? Есть, конечно, надежда, что природа справится без посторонней помощи, но мало ли что…», Корина притихла. Чуть-чуть.
Но, в общем, всё могло быть и хуже. По крайней мере, в отличие от той же Мелани Уилкс, героини «Унесённых ветром», Корина обладала здоровым, нормальным для родов телосложением. И в итоге на свет благополучно появился мальчик, и Энни опять стала вспоминать литературную классику, пока Корина тихонько плакала от пережитого, как ей казалось, унижения, от одиночества, от тоски, от обиды на Лангу и Дональда, от того, что она такая несчастная… и просто так плакала. А потом и заснула. Энни наскоро навела порядок, положила ребёнка рядом с новоиспечённой матерью и тоже решила поспать. Хотя бы и сидя.
Самое страшное уже позади. И хорошо, что она в этот день оказалась всё-таки в Голубой стране. Что делала бы Корина, если бы Энни оказалась, например, аж у Дровосека в Фиолетовом дворце?..

В Изумрудный город Энни вернулась только через три дня. Уставшая и невыспавшаяся, с синяками под глазами. На вопрос Аларма «Где это тебя так помяло?» только отмахнулась. Аларму без разницы, а Элли и так должна всё знать, если она хотя бы раз смотрела в волшебное зеркало.
С Кориной они за прошедшие три дня даже не разговаривали. Создавалось ощущение, будто Корина настолько на Энни обиделась за что-то, что ни говорить, ни видеть её не хочет. А чувствовала она себя нормально. Только с ребёнком общалась как-то вяло. Тоже с неприязнью. Энни это расстраивало. Она надеялась, что с рождением ребёнка у Корины проснётся материнский инстинкт, пробудятся какие-то добрые чувства, ну там любовь, нежность к малышу, и так далее. Но что-то пока на это было непохоже. Пробыв три дня в Сером Замке и убедившись, что Корина уже почти поправилась (по крайней мере, может вставать и применять магию), Энни почувствовала, что её помощь там больше не нужна – то есть, может быть, объективно и нужна, но Корина больше её не примет. Попрощались односторонне. Корина полулежала на кровати, рассматривая ребёнка рядом, спиной к Энни; Энни громко объяснила ситуацию и дала последние наставления. Корина что-то буркнула в ответ. Энни подождала ещё немного и ушла.
Что Корина будет делать с ребёнком – она не знала и боялась спрашивать. Хотя и несколько раз повторила Корине, что, если нужно, та всегда может к ней обратиться за помощью.
Энни была расстроена. Очень. Можно даже сказать, что впала в полное уныние. Она тоже иногда судила людей по себе – и не понимала сейчас Корину. Впрочем, она давно её не понимала. Никогда не понимала.
Наверное, так же, как и Корина – её.

А потом ребёнок просто исчез. Как будто его никогда не существовало.
Когда Энни явилась в Серый Замок неделю спустя – малыша в нём не было и следов. На все настойчивые вопросы Энни Корина ответила только с лёгкой истерикой:
- Да жив он, жив! Что вы все ко мне пристали? – хотя «приставала» к ней одна только Энни. – Я что, похожа на убийцу младенцев?
И хлопнула дверью, едва ли не силой выставив Энни за порог. Энни только успела отметить, что выглядит Корина неважно. Вероятно, самочувствие её по-прежнему было не лучшее, а лечить себя она наверняка пыталась магией, что опять же отнимало силы. Правда, восстановление шло всё-таки быстрее.
Энни пыталась найти ребёнка сама. Если он не исчез вовсе, значит, где-нибудь да возник? Но выяснилось, что в Волшебной стране за короткое время – недели за две – почему-то родилось слишком много младенцев. Только среди слуг и придворных Изумрудного дворца неожиданно малышами обзавелись почти одновременно три семьи – и во всех трёх мальчики (а в одной из них даже близнецы). И как узнать, кто из этих бесчисленных детей по всей стране – приёмыш, рождённый Кориной? Энни ведь ничего о нём не знала. Мальчик как мальчик. Темноволосый. Среднего роста и веса. Как его отличить от многих и многих обычных младенцев? Несмотря на всю свою внимательность, Энни бы не смогла этого сделать… Ей же некогда было присматриваться к малышу в Сером Замке. Не она ведь была его матерью.
Через месяц Энни поняла, что она ребёнка не найдёт. Если бы ещё не эта проклятая тайна, которую так хотела соблюсти Корина. Если бы не её нелепые страхи и не дурацкие угрозы Ланги. Если бы не, если бы не…
Хотя Энни всё равно продолжала присматриваться ко всем младенцам, которых встречала. И с большим любопытством расспрашивала родителей. Родители любили поговорить о детях и давали Энни исчерпывающие ответы. Порой даже слишком.
«Значит, это не моё дело, - решила Энни. – Видимо, мне больше в эту историю не следует вмешиваться. В конце концов, я и так не обязана была вмешиваться. Я просто хотела помочь несчастному человеку, даже если терпеть его не могу. Мне даже не сказали спасибо. Ну что ж? Буду радоваться хотя бы тому, что ребёнок всё-таки где-то жив и растёт благополучно. Как-никак, я к его появлению на свет имею определённое отношение, вот мне его судьба и небезразлична… Я могла бы быть крёстной, если бы всё было хорошо… Хотя Корина никогда бы не согласилась на такое».

Эпилог. Тайны должны оставаться тайнами

Через некоторое время Энни навестила Стеллу в Розовой стране. Если точнее, это был не просто случайный визит – Стелла пригласила Энни на праздник Школы Искусств, где начинался очередной учебный год. Ну, а после праздника Стелла и Энни долго беседовали, обсуждая разные новости. А обсудить было что.
Главной новостью было то, что Ланга и Дональд пригласили всех – кроме Корины, конечно же – в Подземную страну на свою свадьбу и коронацию. Да, они окончательно помирились, хотя по-прежнему порой Ланга несдержанно швырялась молниями и всем, что под руку попадётся. После долгих лет, проведённых под гнётом Пакира, она была очень рада больше не сдерживать свои эмоции.
- Ну а как дела у Корины? – вдруг спросила Стелла у Энни.
- Да ничего особенного, - вздохнула Энни. Когда речь заходила о Корине, она давно уже привыкла вести себя как ни в чём не бывало. Не было никакой тайны, не было никакой помощи и не было у Корины никакого ребёнка. Лучше принципиально об этом не помнить, чем каждый раз думать о тайне и бояться проговориться. – С Голубой страной уже, в общем-то, всё в порядке. Никто даже и не вспоминает, что там был туман Пакира и синие растения – как-никак уже полтора года прошло, сельскохозяйственный цикл давно заново наладился. Корина собой страшно довольна. Ну и, главное, Жевуны тоже счастливы. Ничего нового, в общем-то, и нет. Ну разве что у Агнет и Аргута была свадьба в середине июля, но это вы, наверное, знаете.
Стелла кивнула.
- Да, знаю. Не только у твоей сестры есть всевидящее зеркало.
- У нас есть новость поинтереснее, - довольно улыбнулась Энни. – Аларм и Элли готовятся стать родителями. Аларм прямо на седьмом небе от счастья, да и Элли тоже. Даже не знаю, кто из них больше радуется! Ну а я стану тётушкой. Мне давно племянников недоставало.
- Это прекрасная новость! – обрадовалась и Стелла. – Обязательно загляну как-нибудь к вам и поздравлю лично.
- Спасибо. Элли даже уже догадывается, что будет дочь. Она это как-то магически чувствует. Ждём в феврале, - поделилась Энни ещё некоторыми подробностями.
- Чудесно, - одобрительно кивнула Стелла. – Будем ждать. Хорошо, что у Элли есть такая опытная в вопросах о детях сестра, как ты!
- Ага, - согласилась Энни. – Мне уже становится не до путешествий. Должен же Элли кто-то давать мудрые советы.
Они посмеялись. А потом Стелла внезапно сказала:
- Я видела, как ты помогала Корине.
- То есть? – растерялась Энни. – В каком смысле помогала?
- Я же сказала, что не только у твоей сестры есть магическое зеркало, - мягко напомнила Стелла. – Так что… Видишь ли, случайно так вышло, что тайна Корины известна и мне. Но зато я поговорила с Лангой. Она не будет больше на Корину нападать.
Энни слушала молча. Она пока не знала, как реагировать.
Ну… что ж, почему-то Стелла для Ланги и в самом деле была авторитетом. Непонятно, почему, но Ланга к ней прислушивалась во многих вопросах. Не к Виллине и не к Элли, а именно к ней.
Стелла коснулась Энниного плеча.
- Я знаю, что ты переживаешь за этого малыша… Мой тебе совет – оставь его, не ищи. Может быть, ему так будет лучше.
Энни ещё некоторое время помолчала. Потом заговорила печально:
- Странно вообще получается. Этот ребёнок мне никто. С Кориной мы враги. С Дональдом тоже не друзья. А мне его жалко. Ну – ребёнка… Я ведь даже не знаю, как его зовут. И не знаю, где он теперь. И вообще обидно получается. Я думала, что в Волшебной стране всегда всё хорошо, что зло тут только внешнее и мы всегда его побеждаем. Оказывается, злым может быть в какие-то моменты даже твой друг, как Ланга… И почему даже тут кто-то постоянно обманывает, предаёт, ссорится, угрожает? Почему рушатся судьбы, почему не создаются семьи, и родители бросают своих детей? Почему люди не могут не ссориться? Почему даже тут столько зла и эгоизма? Конечно, Корина изначально поступала плохо. Она заставила Дональда предать сначала Элли, потом Лангу, и неудивительно, что она его всё-таки не удержала, хотя и сделала красивым и здоровым… А Дональд мог бы не предавать, мог бы удержаться, но всё равно предал… А Ланга – она тоже могла бы вести себя иначе… Да все могли бы вести себя иначе. Но почему-то не захотели. Почему? Ребёнок мог бы расти хотя бы с матерью. Но Корина не захотела. Потому что она его так и не полюбила. И отказалась от него. Почему так?
Стелла почему-то наклонилась к Энни – они сидели рядом – и обняла её. Крепко-крепко.
- Эх ты, наивная девочка Энни, - с улыбкой вздохнула волшебница. – Да, даже в Волшебной стране живут обычные люди. И знаешь, сколько таких судеб в мироздании? И не спеши судить всех сразу – родители иногда не могут оставить у себя детей не потому, что не любят их. А потому, что, возможно, вдали от родителей этому ребёнку будет лучше. Не всегда – но возможно. Он будет жить обыкновенной, спокойной жизнью и ничего не знать о том, что было перед его рождением. И если он никогда не узнает, кто его родители – это тоже будет для него благом. А если Корина сама отдала его – она наверняка знала, что отдаёт в надёжные руки, поэтому и не стала доверять это тебе. При всех её качествах, безответственной Корину я не назову, - уверенно сказала Стелла.
- А что же теперь делать? – растерянно спросила Энни.
- Ждать, - улыбнулась Стелла. – Посмотрим, что будет через несколько лет. Но знаешь – как бы ни было что-то плохо в какой-то один момент, в целом всё всегда кончается благополучно. Просто иногда некоторые тайны лучше не тревожить. Если они когда-нибудь сами откроются – хорошо. А нет – значит, и не нужно. Значит, лучше будет, если они останутся тайнами.
Энни закивала.

***

Иногда Корина плакала. Плакала так, чтобы никто не видел. Чтобы никто не заподозрил гордую королеву Голубой страны в слабости и сентиментальности. Чтобы никто не заподозрил, что ей есть что скрывать.
Не такая уж она была бессердечная и эгоистичная. Энни тоже могла ошибаться. Хотя, конечно, больше всего Корине было жалко себя – почему она вечно обречена быть несчастной? Почему у неё отнимают всех, кого она любит, к кому успевает привязываться? Именно поэтому она постаралась не привязаться к этому младенцу. Чтобы не было так больно потом с ним расставаться.
Но оказалось – больно.
И всё-таки – дети порой мишень для осуждения родителей. И Корина не хотела, чтобы её ребёнок был у всех на виду. Пусть у него будет хотя бы счастливое, самое обычное детство. И она знала, кто ему это детство может обеспечить. Самая обычная, счастливая семья. Семья из Изумрудного города – из тех, кого Корина давно знала.
А потом…
«А потом я найду тебя, - думала она. – Твои новые родители не будут внушать тебе, какая я плохая и какая Элли хорошая. И когда ты вырастешь, мы ещё устроим в Изумрудном городе переворот. Только надо немного подождать».

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 2719
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 12

Награды: :ms17::ms35::ms19::ms21::ms24::ms43::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.07.19 19:16. Заголовок: Предсказание для мал..


Предсказание для маленькой принцессы
Персонажи: Аларм/Элли, Энни, Том-старший (бывший медвежонок)/Лили, маленькая Анни, Корина, Ланга, Стелла и др.

Принцесса будет всех прекрасней и прелестней,
И будет стар и млад красавицу любить.
Всё будет у неё, и счастье будет – если…
…Сумеет и в беде достойной счастья быть!

К/ф «Ослиная шкура»

Гости бывают разными. Есть такие, которых приглашаешь с удовольствием, но заранее знаешь: они страшно заняты и заглянут лишь ненадолго, и пробудут не дольше необходимого. Есть такие, которых и не рад видеть, а они всё равно назойливо пришли. Есть такие, которым и ты не рад, и они тебе тоже не рады, а приглашать надо – положено по статусу, этикету, дипломатическим отношениям, в общем, политика, будь она неладна. А есть гости, приход которых – маленький праздник в любое время суток и на любой срок, причём и для тебя, и для них.
Для Энни такими гостями были Том и Лили. Почти два года назад все втроём они отправились в путешествие по Волшебной стране, после которого Том и Лили решили остаться у Виллины. Вернее, сначала на это решился Том, а Лили долго сомневалась. Энни же тогда вообще думала, что они там надолго не удержатся, но ошиблась. Виллине понравилось их общество, а Тому и Лили понравилась жизнь Жёлтого дворца, так что похоже было, что у них с Жёлтой страной всерьёз и надолго. В государственных делах оба участвовали активно и с интересом, и даже строили планы на будущее.
Оба повзрослели и посерьёзнели. Том с увлечённостью развивал свои способности предсказателя, хотя до сих пор мог вдохновенно ляпнуть сам не зная что, тут же об этом забыть, а потом остальные удивлялись совпадениям. Лили, с её любовью к тайнам, была отличной парой для бывшего медвежонка, и порой окружающие только удивлялись, как эти двое понимают друг друга – их разговор мог для постороннего уха казаться сплошными загадками. А тут ещё общество Виллины, тоже любительницы древних тайн. Трое нашли друг друга. Энни первое время пыталась прочнее вписаться в их компанию, но потом махнула рукой. Друзьями остались, конечно, но общение стало менее тесным.
Энни же хватало своих дел. Она активно участвовала в жизни Голубой страны. Официально правительницей там уже была Корина – но Энни всё время волновалась, не навредит ли бывшая приёмная дочь Гингемы Жевунам. Так что Энни немало времени проводила, бдительно наблюдая за бытом Жевунов, всесторонне интересуясь укладом их жизни, и нередко спорила с Кориной, то предлагая какие-то свои идеи, то отвергая её идеи по развитию страны. Корина с Жевунами вроде ладила, Энни с ними дружила тоже, а вот Корина с Энни постоянно цапались.
К счастью, не так давно Энни стало не до Голубой страны, потому что в жизни её сестры произошло важнейшее событие. У Аларма и Элли родилась дочь.
И Энни теперь почти не покидала Изумрудный дворец.

Том и Лили уже поздравляли Элли – заявились «по-свойски, по-дружески» на третий день после рождения малышки, но и официальному празднику через месяц тоже были рады.
- А чего вы без Виллины? – удивилась Энни, встречая друзей с утра пораньше. – Она что, не прилетит?
- Прилетит, конечно, но попозже, - пояснил Том. – Вместе со всеми четырьмя слугами к полудню. А мы решили не ждать зря. Вообрази, Лили меня прибежала будить в пять утра. Ей, понимаешь ли, не терпелось скорее приехать!
- Кому ещё не терпелось, - хмыкнула Лили. На самом деле она просто всегда скучала по Изумрудному городу и была рада любой возможности навестить родную страну.
- Как дела у вас во дворце? Новенькие есть? – полюбопытствовала Энни, пока шли на второй этаж, в гостевые комнаты.
Через некоторое время после войны в Жёлтую страну начали переселяться рудокопы из Подземелья и из Пещеры. Сначала, разумеется, были долгие переговоры между Лангой и Виллиной (Том и Лили уже жили в Жёлтой стране, но ни в каких делах ещё не участвовали), а потом в Жёлтом дворце начали появляться новенькие. Их было немного: переселялись одна семья, две, временно жили во дворце, ну и строили себе дома неподалёку. Мало того, на одной из переселившихся девушек женился садовник Логон. Всего же переселенцев было пока что не больше двадцати человек.
- Пока нет, - сказала Лили. – Но мы ждём прибавления.
Том пихнул её локтем. У них вообще было частенько такое: они пихались, толкались, щипались, ставили подножки, Том дёргал Лили за косички, Лили отвешивала ему дружеские подзатыльнички. Такое вот дурашливое проявление глубоких чувств. Ну а о том, что чувства были глубокими, знали уже все и давно.
- В одной из переселившихся семей родится ребёнок , - пояснил Том, увернувшись от ответного щипка.
Энни выразила радость, но несколько рассеянно.
- Скажи мне, Том, - серьёзно спросила она, - ты уже научился предсказывать будущее осознанно, а не спонтанно?
Том только плечами пожал.
- А что, надо что-то предсказать? – вместо него спросила Лили.
- Ну, можно было бы, - протянула Энни. – Например, будущее нашей Анни.
Маленькую дочку Аларм и Элли назвали Анной, в честь матери сестёр Смит. И то, что в семье теперь оказались двое тёзок, дошло до умов всех заинтересованных только тогда, когда имя уже было дано и одобрено. Менять никто не хотел. Решили, что разницы звучания уменьшительных форм имени будет достаточно для того, чтобы Энни и Анни не путать. Энни предлагала ещё форму «Ханна», но это не понравилось молодым родителям, а вариант «Нэнси» вообще был встречен возмущением .
- Не знаю, не уверен, - признался Том в ответ на вопрос Энни. А Лили уже восхищённо-заинтересованно просила:
- Ой, кстати, а можно на неё посмотреть?
Том снова пихнул Лили.
- Она ж не картинка, чтоб на неё смотреть! – нахмурился он.
- Разве тебе не любопытно? – повернулась к нему Лили.
- Любопытно, - не стал спорить Том. – Энни, так можно нам увидеться с твоей племянницей?
- Если Элли разрешит, - усмехнулась Энни.

Но Элли не разрешила. Пока. Не добившись встречи с малышкой Анни, Том и Лили остались одни на некоторое время – Энни умчалась, сказав напоследок, что, если они хотят помочь, она ждёт их в тронном зале через полчаса.
- Энни не зря спрашивала про твои способности, - сказала Лили внезапно серьёзным тоном – особым тоном, который появлялся у неё только тогда, когда она думала о какой-нибудь тайне.
- Я бы рад, понимаешь, - вздохнул Том. – Но не уверен, что смогу. В голове всё путается. А ты что думаешь?
- Для всей семьи естественно думать о будущем ребёнка, - ответила Лили. – Вот я и думаю, это продиктовано теми самыми естественными побуждениями или они правда чего-то опасаются.
Склонив голову, она таким же особым взглядом, соответствующим голосу, посмотрела на товарища. Лили знала, что Том иногда выдаёт свои прорицания внезапно, надо только создать соответствующее настроение и задать какой-нибудь наводящий вопрос, на который Том сможет ответить, не задумываясь, а потом окажется, что он нечаянно что-то предсказал.
Но Том беспечно махнул рукой:
- Ну, я могу, конечно, вдохновенно провещать всякую мишуру, типа того, что Анни будет красивой, умной и талантливой, но это ж и без пророчеств ясно.
- Мне неясно, - сказала Лили чуть ревниво. Том мягко улыбнулся – став на мгновенье похожим на прежнего плюшевого медвежонка.
- Не волнуйся, ты всё равно непревзойдённый гений в танцах, музыке и во всех прочих искусствах. Просто, учитывая, что Анни принцесса, никто не удивится, что она будет умной и талантливой. Её же все будут учить и вообще день и ночь вокруг неё виться. А Элли ещё и фея. Ах да, ещё могу предсказать ей уйму поклонников, доброе сердце и… и… - Том картинно почесал в затылке, - что же ещё… что там ещё полагается предсказывать принцессам? Всё стандартно, всё по списку. Но думаю, наших друзей волнует не эта шаблонная чепуха.
- А что? Логическое продолжение истории Волшебной страны? – хмыкнула Лили.
- Логическое! Скажешь тоже. История не укладывается в рамки логики, - заявил Том. – Хотя, может быть, ты кое в чём права…
- И если рассуждать логически, то нас ждёт много интересного без всяких пророчеств, - продолжала Лили. Том кивнул.
- Просто у будущего много вариаций. Но есть вариации, которые особо друг от друга не отличаются. Можно, допустим, сравнить с едой.
- Как? – Лили хихикнула.
- Например, то, что ты завтра будешь обедать, это почти несомненный факт. Но что именно ты съешь на обед – вариантов множество, - объяснил Том. С тех пор, как он стал человеком, в нём проснулся исследовательский интерес к еде. И в Жёлтом дворце он нашёл благодарного товарища по интересам – повара Твигла, который не только умел готовить все блюда Волшебной страны, как популярные, так и малоизвестные, но и не ленился придумывать новые (а также спрашивать рецепты у бывших жителей Большого мира). Лили же этот интерес не особо поощряла и к любым редкостным яствам была равнодушна.
- И при чём тут судьба Анни? – спросила она.
- Я тебе могу точно предсказать, но без всякой магии, только основываясь на логике – у Анни в жизни тоже будет серьёзное противостояние с кем-нибудь очень нехорошим. Когда, с кем именно и чем оно кончится – вот это уже вариации, - сказал Том.
Лили легонько хлопнула его ладонью по плечу.
- Времени тебе до вечера.
- Понял, - ухмыльнулся Том. – Но не факт, что у меня получится.
- Надо, - наставительно сказала Лили.

***

- Да здравствует Анна Ника Анджелина Алармия, принцесса Изумрудного города!
Толпа радостно взревела и замахала руками. В сторону королевского балкона полетели букеты цветов. На балконе стояла Стелла с Анни на руках, как настоящая фея-крёстная (Анни практически невозможно было разглядеть за ворохом кружев), Аларм и Элли, из-за спины сестры выглядывала Энни, а чуть в стороне остались Виллина (сидящая в кресле), Страшила, Железный Дровосек и Лев. И ещё дворецкий, он же распорядитель праздника. На соседнем балкончике, чуть меньше, обреталась более интересная и непредсказуемая компания: наряду с Фарамантом, Дином Гиором и Роханом там стояли Веса, Ланга, Корина, а также Том с Лили и Дональд. Если все мужчины были между собой лучшими друзьями (ну, может, Дональд немного выбивался), то о женщинах то же самое сказать было категорически нельзя. Корина и Ланга были едва ли не кровными врагами с самой войны, Ланга ещё не наладила толком отношения с матерью, Веса и Корина взаимно друг друга недолюбливали, а Лили легко могла поцапаться и с Кориной (с которой враждовала ещё со времени восшествия той на престол Изумрудного города), и с Лангой. Единственное, за что можно было не опасаться – за взаимоотношения Весы и Лили.
Когда ещё во время подготовки к празднику хозяева торжества распределяли, кто где будет стоять, Аларм, увидев список, забеспокоился:
- Может, не надо их всех туда? Они же передерутся.
- Не-а, - легко отмахнулась Энни. – Они взаимно друг друга страхуют.
- Это как? – удивился Аларм.
- Объясню для непонятливых, - сказала Энни не то раздражённо, не то снисходительно. – Ланга не будет ссориться с Весой в присутствии посторонних, особенно Корины. Корина не тронет Весу, опасаясь Ланги. Ланга не будет ссориться с Кориной в присутствии матери – ну, чтоб не очернить себя в её глазах, а Лили никто не тронет, потому что рядом Том. Ясно?
- Ну, ясно, - неуверенно кивнул Аларм. – Почти. Не думаю, что кто-то боится Тома.
- Не боятся, но ссориться с ним не будут. Том теперь – ученик Виллины и к тому же предсказатель. Корине и Ланге не нужны неприятности ни сейчас с Виллиной, ни в будущем, если Том что-то напророчит. И ещё. Все они сейчас понимают, что надо сохранить лицо и изображать радость и хорошее настроение в любом случае.
- Но пророчества Тома не бывают специальными, и потом, он же всего лишь видит будущее, причём туманно, а не нарочно призывает неприятности для кого-то, - заметил Аларм. – И Корина, и Ланга должны это понимать.
Энни поморщилась.
- Ну и что? Они понимают… я так думаю. Но всё равно. Ты будешь ссориться с человеком, который может узнать твоё будущее? Это ведь невыгодно. К тому же Дональд с Томом друзья, а значит, Ланга не будет задевать Лили. И наконец, ссора между Лангой и Лили чревата неувязками с переселением рудокопов, это уже простая политика. Даже если Лили первая начнёт, Ланга не продолжит. Всё, молодой папаша, иди займись своими делами и не мешай мне заниматься моими!
Был ещё и третий балкончик, где собралась не столь взрывная сугубо мужская компания: Аргут, Эльг, Людушка, Магдар, Кустар с Пеняром (они сейчас снова жили в Жёлтом дворце и приехали навестить давнего друга), Логон, Салар и Твигл, генерал дуболомов Лан Пирот, предводитель Летучих Обезьян Уорра (просто почётный гость, так как Золотой Шапки давно не существовало), а также Олдар, отец Аларма, ныне член правительства рудокопов в Пещере. Этажом выше, также на балконах, стояли другие почётные, но не столь известные гости, и из всех окон фасада торчали головы дворцовой прислуги, а кое-где даже придворных, которые не успели занять место получше.
Само представление Анни народу заняло от силы минут пятнадцать. И состояло в том, что её торжественно объявили, издали показали кружевной свёрток, потом подождали, пока у народа иссякнет запас восторженных возгласов, а потом Стелла сказала краткую торжественную речь. По этому поводу было много споров – кому говорить речь, но всё же кандидатура Стеллы казалась наиболее подходящей.
- Что-то у нас в последнее время Стелла все церемонии ведёт, - сказала Энни ещё до праздника. – И свадьбы, и крестины…
- Какие ещё крестины? – удивилась Элли. Насчёт свадеб возражать было нечего. Стелла венчала и Дровосека с Весой, и самих Аларма с Элли.
- Ну это я образно. Но согласись, из всех наших знакомых Стелла больше всего бы подошла на роль феи-крёстной.
- Почему же не Виллина? – поинтересовался Аларм, который уже более-менее был знаком (с подачи Элли и изредка Энни) с сюжетами сказок о феях-крёстных и их способностях.
- Потому что, - упрямо сказала Энни и не стала ничего объяснять. Виллина, конечно, могла бы быть феей-крёстной, мудрой и могущественной, но вот как-то… не подходила она сюда. Фея-крёстная для Анни должна быть моложе и бодрее.
- Спасибо, очень понятно, - сыронизировал Аларм на эту реплику. Энни только отмахнулась. Вмешалась Элли и перевела разговор на деловые темы, пока два самых её родных и близких человека (ну, Анни третья, но она пока слишком маленькая) не развернули баталию. Похоже, такие словесные перепалки обоим даже нравились. Нечто вроде вида спорта. Кое-кто из друзей уже привык к их ссорам (а кое-кто даже с интересом ждал новых, ведь порой было очень весело наблюдать), но Элли всё лелеяла мечту это прекратить.
Итак, Стелла сказала речь, суть которой была несложна – вся Волшебная страна очень рада появлению на свет дочери Белого Рыцаря и Хранительницы, у Изумрудного города есть наследная принцесса, уже много лет в Волшебной стране не рождались дети в семьях фей… и прочее, и прочее в том же духе. Всё это звучало, конечно же, довольно высокопарно, красиво и торжественно. Потом был объявлен концерт на площади перед дворцом. Высокие особы должны были присутствовать, сидя на своих балкончиках, но тут Анни расшумелась.
- Ей давно пора спать, - шепнула Элли. Она нервничала. За последние два года она уже привыкла к дворцовым праздникам, но сейчас переживала за дочь.
Стелла аккуратно перехватила Анни одной рукой, второй ласково коснулась её личика, провела пальцами по лбу, и девочка успокоилась, а через минуту сонно засопела. Элли дёрнулась к ней, и только Аларм её удержал – слишком был строг план праздника. Суета родителей вокруг ребёнка, к сожалению, не была предусмотрена. Хотя и Аларм, и Элли отдали бы многое, чтобы остаться сейчас с дочерью в тишине. Но нельзя. Только один день – нельзя.
Была принесена давно приготовленная к этому случаю парадная колыбелька, все высокие особы уселись в подставленные кресла. Аларм и Элли сидели по обе стороны от колыбели, Стелла – сзади неё.
- Зачем Анни здесь оставаться? – шепнула Элли, наклонившись так, чтобы слышал Аларм. – Может, её лучше унести? Я могу попросить Энни с ней побыть. Если она уйдёт с праздника, это будет не так невежливо, как если уйдём мы.
Аларм только недовольно развёл руками, покосившись на дворецкого. Потом хмуро посмотрел на соседние балкончики. Хотелось найти кого-то, кто виноват в этом, мягко говоря, неумном плане праздника, где месячный ребёнок обязан спать под грохот оркестра и хора. Почему-то этот момент остался непродуманным, хотя, казалось, предусмотрели всё. Но, конечно, Аларм понимал – он и сам виноват не меньше, раз не обратил на это внимания. Не подумал. По неопытности.
Стелла услышала реплику Элли.
- Анни можно унести после второго номера, - тихонько подсказала она. – Но вам придётся остаться ещё ненадолго. С Анни уйду я, и хорошо бы, меня проводил кто-нибудь из фрейлин.
Элли обрадовано кивнула.
- Хорошо. Я попрошу Фаину.
После второго номера, как и было договорено, Стелла невозмутимо встала, раскланялась, взяла Анни на руки и торжественно ушла в сопровождении первой фрейлины Изумрудного дворца Фаины. Почти весь дворец был пуст, все смотрели концерт, разве что кое-кто из окон фасада высовывался.
- Идёмте в детскую, ваше величество, - почтительно позвала Фаина. И огорчённо вздохнула: - У нас, к сожалению, нет нянек, но с девочкой могу посидеть я.
- Спасибо, не нужно, - улыбнулась Стелла. – Я с удовольствием посижу с ней сама.
Тому, что у наследной принцессы Изумрудного города нет орды нянек, удивлялся весь дворец, но позиция Элли по этому вопросу была тверда и категорична. Да, и она, и Аларм – люди занятые. Но чужим людям своего ребёнка они не доверят. Энни поможет, Страшила, близкие друзья, ну, а вообще Элли мечтала проводить как можно больше времени с малышкой сама. Пока что у неё это почти получалось.
Стелла расположилась вместе с Анни в детской. Уложила Анни (значительно освободив от вороха кружев), села рядом с кроваткой и задумчиво стала смотреть на девочку. Фаина вежливо покашляла от двери.
- Чем я ещё могу помочь, госпожа?
- Спасибо, можете быть свободны, - улыбнулась Стелла, не поворачивая головы. Фаина сделала почтительный реверанс и ушла. Стелла не сводила взгляда с Анни. О чём думала в эти минуты фея Розовой страны? Кто знает. Но если бы кто-нибудь её увидел сейчас, то решил бы, что Стелле грустно. И печалится она о чём-то, что у неё отнято.
Здесь, в детской, концерт на площади совсем не был слышен (это Элли ещё перед рождением ребёнка постаралась и создала в предназначенных для малышки комнатах магический щит тишины). Стелла не услышала и звуков шагов за дверью, и едва различила лёгкий стук. Потом ручка осторожно повернулась.
- Можно? – шёпотом спросила Энни. За её спиной стояли Том и Лили.
Стелла выразительно подняла брови.
- Вы почему не на концерте? – прошептала она.
- Ушли, - объяснила очевидное Энни. – Там и без нас народу много. Мы послушали номеров пять, шесть, и очень вежливо ушли.
Стелла кивнула и приложила палец к губам, кивнув на спящую девочку. Энни махнула рукой.
- Можно перейти в гостиную и сделать щёлку в дверях. Мы услышим, если она проснётся.
Лили и Том уже склонились над кроваткой, восхищённо и заинтересованно глядя на Анни.
- А её будут ещё к гостям выносить? – спросила Стелла.
- Будут, - кивнула Энни. – В восемь часов, в начале бала. У наиболее важных гостей будет возможность познакомиться с ней поближе… Идёмте! – она буквально потащила Тома и Лили за руки в гостиную, Стелла неохотно отправилась следом.
- Я бы не оставляла Анни без присмотра, - с тоской сказала она.
- Но мы же тут, - возразила Энни уже чуть громче, прикрывая двери, но не до конца. – И вряд ли кто-то сейчас сунется к Анни. К тому же, вы не представляете, сколько Элли тут магической защиты установила.
- Есть причины? – полюбопытствовала Стелла.
- Есть родительская паранойя, - фыркнула Энни. – Ну, у молодых родителей с первым ребёнком это случается. Ребёнку пылинка в нос попала, он чихнул, а у родителей уже страх до небес: не болен ли наш малыш смертельной болезнью.
Том и Лили устроились на одном кресле: Лили, собственно, в самом кресле, Том на подлокотнике.
- Значит, в опасности для Анни ты не веришь? – поинтересовался Том у Энни.
- Верю, - тут же кивнула она. – Назови любую опасность, и я в неё поверю. Именно поэтому я сейчас не на концерте, а здесь. И моя сестрица со своим рыцарем тоже были бы здесь, да этикет проклятый. Я верю в опасности, потому что в Волшебной стране может произойти что угодно, особенно с нашей весёлой семейкой. Если Анни проживёт всю жизнь тихо, спокойно и беззаботно, я даже удивлюсь.
- Я же тебе говорил, - Том пихнул Лили в плечо. Та в ответ стукнула его по коленке.
- Но, - продолжала Энни, - переживать по поводу опасностей надо тоже в меру и тогда, когда это нужно. И вообще не переживать надо, а действовать. По ситуации. Давайте о чём-нибудь другом поговорим.
- Корина обиженная стояла, - поделилась Лили озабоченным тоном.
- Естественно, - усмехнулась Энни. – Она всегда обиженная, когда в Изумрудный город заявляется. Всё мечтает вернуть его себе назад. Обойдётся. А я вот думаю – мы Агнет не пригласили. Она не сыграет роль злой феи?
- Что-что? – удивилась Стелла. Энни всплеснула руками.
- Ну как в сказках… Злая обиженная фея предсказала новорожденной принцессе какую-нибудь пакость.
- Агнет не фея, - сказал Том. И со знанием дела добавил: - И предсказывать не умеет.
- А почему ж её не пригласили? – спросила тем временем Лили.
- Скажем так, - ответила Энни с некоторой досадой, - мы-то её простили, зла не держим и не желаем, но в число избранных друзей она не входит. А политической необходимости её приглашать, как с Кориной, нет. Так что Агнет сейчас отсиживается вместе с Тамизом в Железном замке Аргута, в то время как сам Аргут здесь, на празднике. А если бы Агнет сюда явилась, было бы неловко и нам, и ей, и остальным, тем, кто знаком с её историей.
Стелла издала непонятный иронический смешок.
- Мы думали над тем, чтоб её пригласить, - добавила Энни. – Правда, без особой радости, честно скажу. Но у нас ведь не просто праздник, а праздник в честь Анни. Агнет же до Анни вряд ли есть какое-то дело… Мы вон её на свадьбу приглашали, так она весь праздник просидела с кислой миной, одним видом настроение портила. Вся такая – «Ах, меня несправедливо обидели, какая я несчастная». Так что, пожалуй, хорошо, что сейчас её тут нет.
Стелла кивнула. Встала с диванчика, на котором сидела, и прошла снова в комнату Анни.
- Взгляну, как она, - пояснила волшебница. Правда, пробыла в комнате Анни значительно дольше, чем нужно для того, чтоб просто взглянуть на ребёнка.
Том и Лили обменялись своими особыми долгими таинственными взглядами.
- С Дариной будет о чём поговорить, - Том задумчиво поднял палец. Лили пожала плечами.
- Я и так рассказываю ей все новости. Хотя подозреваю, что она и без меня многое знает.
Дарина была когда-то, несколько сот лет назад, принцессой Розовой страны, а ныне – жительницей Невидимой Земли. Лили же, благодаря своему уникальному заклятию, наложенному на неё ещё в детском возрасте некоей неведомой волшебницей, имела возможность туда попадать и возвращаться свободно, и они дружили. У Дарины была своя романтически-мистическая история – в довольно юном возрасте эта принцесса сбежала в Невидимую землю, влюбившись в Асмаральда, сына Торна. Том с Дариной и Асмаральдом познакомился, когда путешествовал вместе с Элли и Страшилой по Невидимой Земле. А Энни – после битвы в Лунной стране. Короткое знакомство – но запоминающееся.
Том посмотрел на Лили снисходительно.
- Я имею в виду – в будущем, - пояснил он.
- И что? – удивилась Лили. Том пожал плечами с ещё более загадочным видом, словно хотел сказать: «Ничего ты, Лили, не поняла». Лили махнула рукой. Потом с подозрением покосилась на друга.
Вроде ничего такого он не сказал, но откуда тогда этот тон и этот вид, как будто ему именно сейчас открылось что-то потустороннее?..

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 2720
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 12

Награды: :ms17::ms35::ms19::ms21::ms24::ms43::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.07.19 19:17. Заголовок: *** Ровно в восемь ..


***

Ровно в восемь – распахнутые двери большого зала, на этот раз пена кружев на руках у Энни (рядом Фаина, а с другой стороны – Стелла), Аларм и Элли величественно стоят возле тронов; снова торжественное:
- Анна Ника Анджелина Алармия! Принцесса Изумрудного города!
Аплодисменты, туш оркестра, возгласы толпы сливаются в гул, вопль Анни прорезает шум. Энни отчаянно смотрит на дворецкого, дворецкий – на дирижёра, дирижёр судорожно машет руками, оркестр обрывается на полутакте. Энни быстро перехватывает Анни так, чтоб одной рукой держать её, а другой – схватить её же за руку. Анни сжимает палец Энни, отвлекается и замолкает.
Быстренько Энни отдала племянницу в руки беспокойных родителей.
- Ну как она? – Элли встревоженно перехватила дочь.
- Да всё нормально, - сказала Энни. – Не волнуйся ты так. У меня младшая спала, даже если в её коляску с воплем врезались на самокате. А потом ещё я орала «Тише, ребёнок спит!».
- Спасибо, ты меня очень успокоила, - нервно сказала Элли и передала дочь нетерпеливому Аларму. Энни покосилась на него и хихикнула. С Анни на руках Аларм делался совершенно неузнаваемым. Если нежности с Элли он позволял себе, только оставаясь с ней наедине, и раньше застать вот примерно такое выражение лица у него можно было только случайно и неожиданно, то с дочерью он, казалось, вообще забывал, где находится и кто тут рядом. Кроме Анни, ну и Элли, для него ничто не существовало.
Оркестр снова что-то заиграл, бал продолжился, но вокруг уже собралась очередь желающих посмотреть на маленькую принцессу. Первыми, естественно, подошли ближайшие друзья.
Аларм и Элли тихонько ворковали над дочерью – колыбелька была поставлена прямо перед троном, - и казалось, что ими забыт весь мир – но это было нарочно обманчивое впечатление: в любую секунду Элли готова была схватить Анни на руки и исчезнуть, перенеся дочь в безопасное место, а Аларм – выхватить меч и защищать свою семью до победного конца. Ну это если вдруг, хотя маловероятно, что на них вот прямо сейчас кто-нибудь нападёт.
Энни внимательно оглядывала всех присутствующих. Том и Лили давно уже танцевали, время от времени нарочно наступая друг другу на ноги (Том был неуклюж, зато Лили танцевала великолепно, так что они друг друга примерно уравновешивали, а на ноги наступали потому же, почему всегда толкались и щипались). Виллина сидела в глубоком кресле и благожелательно посматривала на всех по очереди. Олдар тщетно пытался протиснуться сквозь толпу друзей, чтоб хотя бы взглянуть на внучку. Страшила и Лев пристроились возле трона и разговаривали о чём-то своём. Дровосек и Веса умилялись над малышкой и обсуждали с Элли, что, когда Анни исполнится год, можно будет устроить по этому поводу большой детский праздник, именно для детей, а не для взрослых; Анни, конечно, ещё не поймёт, но это не страшно. Ланга, спрятавшись за спиной Стеллы, посматривала то с завистью на эту идиллию, то с гневной ревностью в центр зала, где Дональд танцевал с какой-то красоткой и время от времени оказывался слишком близко от Корины. Полтора года назад произошёл большой скандал, переросший в драматическую историю: Дональд поссорился с Лангой, временно увлёкся Кориной (не без активного поощрения с её стороны), но потом всё-таки вернулся в Подземную страну, с Лангой помирился, а позже всё-таки и женился на ней. А для Корины этот роман не обошёлся без последствий. Она испытала настоящий ужас, когда узнала, что ждёт ребёнка. И всеми силами пыталась скрыть своё положение, чтобы не узнала Ланга, но Энни её раскусила – даже под иллюзией трудно оказалось скрыть беременность от матери троих детей и бабушки семерых внуков. Тайна Корины была известна лишь нескольким людям в Волшебной стране, да и то не до конца. Никто не знал – возможно, лишь Стелла, но она умела хранить тайны – где, в какой приёмной семье теперь растёт сын Корины. Энни до сих пор за него переживала. Но она тоже хранила тайну – и встречаясь с Кориной, старалась делать вид, что никакой тайны и знать не знает. Корина, конечно, тоже притворялась, что никакого ребёнка в её жизни не было. В общем, это была тягостная история. А вот с Лангой и Дональдом у Корины до сих пор были крайне сложные отношения. Лангу она побаивалась и страшно ей завидовала, а на Дональда смотрела с мукой и обидой. Из-за этого Дональд с ней даже не танцевал, особенно в присутствии Ланги – ему тоже было неловко вспоминать ту ситуацию. А Ланга вообще предпочитала, чтобы Корина и Дональд даже не смотрели друг на друга. Поэтому все подобные праздники с кучей гостей всегда были опасны ссорами и скандалами. Но к счастью, ни одного пока не произошло. Никто ни на кого не нападал и не калечил.
Лакеи разносили по краю зала напитки и вазочки с тающим мороженым. Кое-где можно было даже расслышать радостные тосты и пожелания: «За принцессу Анни», «за королеву», «за Белого рыцаря и Хранительницу» и многое другое в том же духе.
Танец кончился, и Том с Лили, Корина и Дональд тоже подошли к трону. Том сразу же притащил целый поднос с разными сортами мороженого и лимонада.
- Я хочу попробовать всё, - заявил он и устроился в кресле. – Ну и вы угощайтесь… - это уже было сказано с комически-печальным вздохом.
Лили изумлённо уставилась на него:
- Эй, а ты не лопнешь, обжора плюшевый?
- Не-е, - помотал головой Том. – У меня всё в мышцы уходит. И вообще, моему растущему организму нужны эти, как их, витамины. – Том и в самом деле не толстел, сколько ни ел, а вот вырос за два года почти на голову.
- В мороженом нет витаминов, - хмыкнула Энни. Том искренне удивился:
- А что в нём есть?
- Сахар, - сказала Лили, отобрала одну вазочку и наградила Тома ещё одним суровым взглядом: - А уступить место даме не хочешь? – рядом больше не было свободных кресел.
- Это тебе, что ли? А тебе некогда, - сказал Том. – Ты идёшь танцевать.
- Правда? – с иронией подняла брови Лили. – И с кем же?
- С Дональдом, - махнул рукой Том. – Дональд, ты же пригласишь Лили на танец?
- С удовольствием, - поклонился Дональд и протянул Лили руку. Она неохотно вернула вазочку на поднос.
Энни покосилась на Лангу и хихикнула. Непонятно, как принцесса Подземелья отнеслась к такой смене дамы у своего мужа. С женитьбой тоже была та ещё история. После скандала из-за Корины Ланга Дональда долго не могла простить. А когда наконец простила, то потребовала – женись на мне. И Дональд вынужден был согласиться. Ланга же, хотя и не была особо ревнива, но очень не хотела, чтобы Дональд снова её покинул.
А ещё Ланга не раз признавалась, что из-за какого-то колдовства Пакира обречена на бездетность. Она этого не хотела, но выбора не было. Так что неудивительно, что на Анни смотрит с завистью. И надо быть внимательными: какая это зависть? Ведь завидовать можно по-разному: можно радоваться чужой радости, а можно желать её разрушить, вроде как – я несчастна, ну и вам счастья не видать. Не устроит ли Ланга, озлобившись в зависти, неприятностей?
Аларм опустил Анни в колыбельку, и она выдала целую тираду из недовольного похныкивания.
- Терпеть не могу маленьких детей, - небрежно сказала Корина, обмахиваясь веером. – И зачем только было так торопиться с наследницей?
- А мы любим маленьких детей, - сдержанно ответил Аларм. – И любим Анни.
Элли, к счастью, реплики Корины не услышала – она сидела по другую сторону колыбели и была занята беседой с Весой.
- Просто я не понимаю, зачем, имея вечную юность, так быстро заводить ребёнка, - пренебрежительно объяснила Корина. – Сначала бы хоть научились государством управлять, а потом бы уже детей рожали.
- Не волнуйся, - вежливо ответил Аларм. – Мы отлично справляемся с управлением государством.
Он мог бы, конечно, ответить что-нибудь более резкое – но не сделал этого по двум причинам: во-первых, он только с Энни вступал в различные острословные перепалки, а во-вторых, в данный момент у него не было желания вообще продолжать разговор с Кориной. И разбираться в подробностях в управлении страной и рождении детей. Кстати, он был в числе тех, кто знал тайну Корины. Знал и никогда не говорил о ней.
А не ответить вовсе он тоже не мог. Если б Корина задела его одного – ещё ладно, но она задела всю его семью. И Элли, и малышку Анни…
- А, кажется, я догадываюсь, почему у Корины нет детей, - заявила Ланга. Она никогда не упускала случая поддеть соперницу. – И почему Энни в Голубую страну постоянно мотается. Помочь-то тамошней королеве надо!
Энни захотелось воскликнуть «браво». Корину она тоже не очень жаловала. Хотя именно Энни в прошлом оказалась единственной, кто захотел Корине помочь в её щекотливом положении, когда она, скрываясь под иллюзией, со страхом ждала рождения ребёнка, ничего не понимая ни в беременности, ни в родах.
- Да и ты к материнству что-то не торопишься, - насмешливо заметила Корина, не глядя на Лангу. Она хотя и побаивалась бывшую принцессу Тьмы, но уколоть её всегда была готова.
- У меня бесплодие, - зло ответила та. Корина хотела, видимо, что-то съязвить и по этому поводу, но не успела.
- Я вот думаю, - совершенно невозмутимо заявил Том, рассеянно глядя куда-то сквозь Корину, - вот на тебе, Корина, и на Лили одинаковое заклятие. Если ты попадёшь в Невидимую землю, ты сможешь из неё вернуться?
Корина посмотрела на Тома как на ненормального и отошла в сторонку. Том хмыкнул и взял новую вазочку с мороженым. Энни хлопнула в ладоши.
- Вот, Аларм, а ты ещё не верил, что Корина Тома боится, - сказала она. Аларм недовольно отмахнулся, слегка уязвленный. А Том закивал:
- Выгодно прослыть прорицателем. Напустил на себя таинственный вид, заговорил с загадочной интонацией – и люди уже думают, что ты говоришь не просто так. Но насчёт Невидимой земли я и правда думал: сможет ли Корина посещать её так же беспрепятственно, как Лили, или нет.
Энни вместе с креслом придвинулась ближе.
- Ты ещё не пробовал провидеть будущее Анни? – тихо спросила она. Том покачал головой.
- Могу только предсказать, что Корина ещё не раз попытается напакостить и Аларму с Элли, и самой Анни. Но это и так понятно каждому, кто хорошо знает нашу Корину и её способности.
- Пусть только попробует кто-нибудь напакостить Анни, - спокойно произнёс Аларм. Но от спокойствия веяло угрозой для всех неприятелей.
Ланга подошла ближе к компании.
- Что, пытаетесь угадать судьбу маленькой принцессы? – невесело вздохнула она. Энни напряжённо посмотрела на неё:
- А тебе есть что сказать по этому поводу?
- А что я могу сказать? – удивилась Ланга. – Я не пророк. А вот пожелание высказать могу.
- Ну давай, - с интересом кивнул Том. Энни тоже кивнула, но с настороженностью.
- Элли ведь будет учить Анни магии? – Ланга посмотрела на Аларма и Элли, склонившихся над колыбелькой. Аларм держал Элли за руку. – Ну, если в семье волшебника рождается ребёнок, то он чаще всего маг.
- Но не всегда, - Стелла тоже подошла и присоединилась к разговору. – Бывают и такие случаи, что родители оба – сильные маги, а ребёнок без капли волшебства.
- Бывает, - небрежно кивнула Ланга. – А бывает, что ребёнок без капли врождённого волшебства учится по книгам. И тому целых два примера. Ну, в общем, я хотела сказать, что Анни надо учить магии, и желательно включить в программу боевую магию и защитную. Чтобы она в случае чего могла постоять за себя. И противостоять кому угодно.
Элли услышала, отвлеклась от колыбельки и посмотрела на друзей через плечо Аларма.
- Благодарю за беспокойство, Ланга, но моей дочери всего месяц, и если понадобится, я сама за неё буду противостоять кому угодно.
- И я тоже, - оглянулся Аларм. Ланга небрежно кивнула.
- В вас я не сомневаюсь. Но когда ваша дочь вырастет, вы не всегда будете рядом. Хотя другое моё пожелание – чтобы вам с ней никогда не пришлось друг друга терять. Даже на время.
- Спасибо, - серьёзно ответила Элли. Все понимали, что для Ланги такое пожелание – не пустой звук, слишком остро она испытала расставание с матерью на себе. Они до сих пор друг к другу относились как-то странно: одновременно боялись и друг друга, и друг за друга, хотели быть вместе и не могли этого сделать…
Виллина тоже ненадолго подошла к колыбельке, а затем Том быстро уступил ей место – ведь больше здесь негде было сесть.
- А вы чего Анни пожелаете? – полюбопытствовал он у волшебницы. Так как он жил в Жёлтом дворце и общался с Виллиной постоянно, то и разговаривал с ней более свободно и непринуждённо, чем остальные.
Виллина улыбнулась:
- А чего я могу ей пожелать? Доброго сердца, мудрости и смелости, как у её друзей. Большой любви, как у её родителей. Ну и чтобы рядом было много друзей и близких, на кого она в трудную минуту сможет положиться. Я не сильна в придумывании цветистых пожеланий, Том. А то, что судьба у Анни будет необыкновенная и интересная, это всем нам ясно. Спасибо, мои дорогие, я пойду, - и она встала, чтобы вернуться на своё прежнее место, в отдалении от друзей.
В это время вокруг колыбельки Анни собралась сугубо мужская компания: Олдар и четверо слуг Виллины. Аларм давал объяснения и останавливал особо любопытных:
- Нет, она ещё не улыбается. Да, родителей узнаёт, а как же. Рохан, не трогай Анни! Твигл, нет, подержать не дам, это всё-таки живой ребёнок, а не кастрюля! Мало ли, вдруг ты её уронишь?
- Молодой отец во всей красе, - прокомментировала Энни издали. Элли рядом с Алармом смущалась и краснела.
- Не могу поверить, что стал дедушкой, - восхищённо заявил Олдар. Аларм с улыбкой пожал плечами:
- А у меня ощущение, что я отцом был всегда. А всё, что было в моей жизни раньше – это так, предисловие.
- Раз уж мы тут принялись высказывать добрые пожелания, - с энтузиазмом сказала Энни, - может быть, кто-нибудь ещё что-нибудь скажет? Ну как в сказках – добрые феи желают новорожденному ребёнку чего-нибудь хорошее. Правда, иногда это какая-нибудь чепуха, типа «пусть волосы её будут золотыми, как солнце».
Все засмеялись. Даже Аларм отвернулся на минутку от колыбельки:
- У Анни и так светлые волосы.
- Они пока едва заметны и с возрастом могут потемнеть, - возразила Энни. – Тем более, что по закону генетики больше вероятность, что Анни унаследовала именно твой тёмный цвет, а не светлый от Элли. Пожалуй, вот моё пожелание, - Энни озорно прищурилась: - Пусть Анни будет похожа на свою маму, а не на отца. И внешне, и по характеру.
- Вот ты вредина, - фыркнул Аларм. – А мне всё равно, на кого она будет похожа.
И он с нежностью склонился над дочерью. Элли хмуро посмотрела на сестру. Та только весело отмахнулась и что-то шепнула Тому.
Вернулись Лили и Дональд.
- Если уж каждый выдаёт пожелание в соответствии со своими предпочтениями и биографией, - заявила Лили, раскрывая свой веер (похоже, самодельный), - то я могу сказать так: пусть Анни много путешествует по своей стране и разгадает как можно больше её тайн.
- Можно поступить проще, - сказала Энни. – Ты просто поделишься с ней теми тайнами, которые узнала сама.
Лили поморщилась.
- Это неинтересно.
- А мне тогда чего пожелать? – хмыкнул Дональд. Энни хмуро посмотрела на него.
- А тебе, Дональд, мы доверяем сделать хоть и банальное, но не менее важное пожелание – красоты и здоровья, - слегка язвительно сказала она. – По-моему, ты с этим справишься.
Как Энни до сих пор не могла простить Корину за то, что та когда-то хотела убить её сестру, так и Дональду она не могла простить, что он однажды предал Элли ради того, чтобы Корина одарила его здоровьем и привлекательной внешностью. Пусть даже в итоге всё хорошо кончилось и никто не пострадал. Ну, правда, на Дональда Энни злилась всё-таки меньше, чем на Корину. И могла с ним общаться дружелюбно. Просто считала его бесхарактерным, а с бесхарактерного какой спрос? Ну, совершил он большую глупость, поддавшись ведьминским уговорам. Авось с тех пор поумнел. А может, и нет. Но сейчас его Ланга держит в ежовых рукавицах.
А Дональд намёка Энни не понял и поэтому не обиделся.
- О, в самом деле. Действительно хорошее пожелание. Пусть Анни всегда будет красивой и здоровой.
Энни возвела глаза к потолку. Ланга вздохнула.
- Да будет у Анни муж решительный, самостоятельный и сообразительный… - пробормотала она так, чтоб Дональд не слышал. Энни рассмеялась. То, что Дональд был в немалой степени подкаблучником, замечали все, кроме него самого. А может, он тоже замечал, но предпочитал это называть по-другому: «Я просто чрезвычайно восхищаюсь Лангой, вот и всё», - заявлял он. Нет, он мог проявить характер, и командовать, и соображать быстро и правильно. Но не тогда, когда рядом Ланга. В Подземной стране его уже даже уважали – он там считался хорошим воином и руководителем, смелым и уверенным, но вот при Ланге… А может быть, он вообще не умел проявлять характер рядом с женщинами?
Аларм повернулся к их компании.
- Энни, могу я рискнуть на время доверить тебе нашу дочь? – попросил он. – Я хочу Элли на танец пригласить.
- С большим удовольствием, - согласилась Энни, вставая со своего кресла и переходя ближе к колыбельке. – Между прочим, она не только ваша дочь, но и моя племянница. А у меня большой воспитательский опыт, всё-таки я уже побывала и мамой, и бабушкой, и всегда отлично справлялась с маленькими детьми.
- Очень надеюсь, что и с новыми обязанностями тётушки ты тоже справишься, - не остался в долгу Аларм и, оставив Энни у колыбельки, повёл Элли в зал.
Этот танец был спокойным, неторопливым. Аларм с Элли не танцевали уже несколько месяцев, так что поначалу оба двигались как-то неуверенно – но потом увлеклись, расслабились, заулыбались. Рождение ребёнка Элли нисколько не испортило – как прежде, она была стройной и всё такой же юной; а может быть, оно ей даже пошло на пользу – появилась во всём облике какая-то мягкость, в движениях – плавность. К тому же у неё теперь были длинные волосы, что ещё больше её украшало. А Аларм за прошедшие месяцы и вовсе нисколько не изменился.
Красивая пара. Может, не столько по личным внешним качествам, сколько по гармонии друг с другом. А как они друг на друга смотрели! Нет, не поглощали друг друга взглядами и не делали безумно-влюблённых обалдевших лиц (по крайней мере, не на людях). Но близким друзьям не раз казалось, что они через эти взгляды как-то разговаривают и понимают друг друга без слов. А ещё в такие моменты им многие по-доброму завидовали.
Лили тем временем подтолкнула Тома.
- А ты что пожелал?
- А? – отвлёкся Том. – А, для Анни? Пока ничего. И вообще, я не пожелатель, я предсказатель.
- Нет слова «пожелатель», - заявила Лили. Энни прыснула:
- Лили, ты всё время его воспитываешь?
- С некоторых пор, - сказала Лили. И вздрогнула, когда над светлой колыбелькой как будто внезапно нависла тень. Корина с брезгливым любопытством рассматривала маленькую девочку. Вокруг повисла тишина.
- Вы чего? – изумилась Корина, поднимая голову и замечая и настороженные взгляды, и неестественное молчание разговорчивой компании. – Смотрите на меня, как на призрак.
- Ты же не любишь детей, - «отмерла» Энни. Она до сих пор переживала, что Корина отдала собственного ребёнка. Не понимала такого поступка.
- Ну и что? – не переставала удивляться Корина. – Мне всё равно интересно посмотреть.
Анни, уже задремавшая даже под шум и музыку, открыла глаза, увидела над собой незнакомое лицо и приготовилась испуганно захныкать. Энни торопливо повернула колыбельку и поправила кружева – Анни издала одну недовольную ноту и замолкла, разглядывая Лили и Тома.
- Ребёнок не картинка, чтоб на него смотреть из интереса, - враждебно сказала Энни.
Среди кружев можно было рассмотреть только личико и крошечные кулачки. Анни перевела взгляд на Корину, видимо, решила, что хватит на сегодня новых лиц, два раза хлопнула глазами (кстати, синими, как у Аларма) и снова задремала.
- А может, я тоже хочу сделать какое-нибудь доброе пожелание? – усмехнулась Корина. Друзья переглянулись – кто-то с напряжением, а кто-то и с паникой в глазах. Корину это задело. – По-вашему, я не могу сделать доброго пожелания? – раздражённо спросила она.
- Почему же, - спокойно подала голос Стелла, - мы верим, что каждый человек, и ты тоже, может желать добра. – Стелла прошла между замершими Томом и Лили и с невозмутимой улыбкой коснулась рукой колыбели, как будто её интересовала только Анни, а вовсе не Корина.
Корина помолчала немного.
- Может быть, я хочу с ней подружиться, - слегка с вызовом объявила она. – Когда она подрастёт.
- Ещё скажи «породниться», - буркнул Том. Но буркнул тихо. Его услышали только Лили, Стелла, Энни и сама Корина. И все они замерли. Только Лили, не посвящённая в тайну Корины, зато хорошо знающая Тома, замерла не от неожиданности такого утверждения, а от любопытства:
- Ты что имеешь в виду?
- Я имею в виду, что дружба – вещь нелёгкая, - громко объяснил Том. – Вот мне интересно: на что ты будешь готова ради такой дружбы? – Корина непонимающе посмотрела на него, и Том продолжил: - Ну допустим, вы с Анни попали в плен к какому-нибудь злому магу. Да хоть снова к Пакиру, мало ли. Ты снова предашь «подругу» и перебежишь на другую сторону, как уже было однажды в Городе Теней, или всё-таки будешь её поддерживать? А может быть, пожертвуешь собой ради неё? А?
- В нашей стране не осталось злых магов, - ответила Корина после небольшой заминки.
- Том, я надеюсь, что про Пакира – это была шутка, а не предсказание, - сказала Ланга. Том в ответ наивно похлопал глазами. Это выглядело настолько смешно, что друзья не сдержали улыбок.
- И необязательно припоминать мне все мои поступки, - раздражённо огрызнулась Корина и тут же приторно улыбнулась. - О, а вот и родители. Не беспокойтесь, с вашей дочерью всё в порядке.
Аларм и Элли действительно закончили танец наспех и вернулись к колыбельке, встревоженно глядя на собравшуюся тут компанию – и на Корину тоже.
- Это сейчас с ней всё в порядке, - несдержанно заявил Том. – А что будет через пятнадцать лет?
- А что будет через пятнадцать лет? – дёргано переспросила Элли.
Но Том уже смотрел куда-то мимо Корины и Стеллы рассеянным взглядом.
- Ну мало ли, - протянул он. – Например, Агнет снова захочет влиять на судьбы стран. Корина и Стелла её остановить не смогут, и что тогда?
- А при чём здесь Анни? – Энни подтолкнула Тома в плечо.
- А я что-то сказал про Анни? – удивился он. Энни и Лили с досадой переглянулись.
- Ну вот, - в отчаянии простонала Лили. – Опять он что-то знал и забыл. Ну почему предсказания у него такие туманные!
Стелла успокаивающе тронула за плечо Лили и кивнула Аларму с Элли:
- Если с Анни что-то случится, я тоже буду её защищать, насколько смогу, - негромко пообещала она.

***

Энни, Том, Лили и Стелла сидели в небольшой гостиной в покоях королевской семьи. Аларм и Страшила ещё где-то развлекали гостей. Элли укладывала Анни спать. В открытые окна доносилась музыка – праздник продолжался и, как это обычно бывало, обещал кончиться не раньше полуночи, несмотря на то, что многие высокопоставленные гости с него ушли.
Лили сосредоточенно что-то наигрывала на музыкальном инструменте, отдалённо напоминающем гитару. Том невозмутимо поедал фрукты из вазочки. Стелла и Энни время от времени подглядывали в дверь детской и предлагали свою помощь, но неизменно получали отказ.
- А всё-таки Корина больше всех подходит на роль обиженной волшебницы с неприятным предсказанием, - внезапно заявил Том. Лили перестала терзать струны и нахмурилась:
- Ты бы лучше сосредоточился на своих предвидениях, горе-пророк ты наш. Сначала ляпнешь, а потом ничего не помнишь, а нам угадывать.
- Ну я-то не виноват, - обиделся Том.
- Да я знаю, что ты не виноват, - Лили поудобнее перехватила «гитару». – Но почему ты вместо того, чтоб предсказать что-то об Анни, сказал про Корину, Агнет и Стеллу?
- Наверное, потому, что оно взаимосвязано, - уныло ответил Том.
- Агнет захочет повлиять на судьбы стран. Стелла и Корина ей не помешают, - почти дословно вспомнила Энни слова Тома на празднике. – И как это взаимосвязано? Значит, Анни будет сражаться с Агнет? Почему же не с Кориной?
- Мне ещё интересно было бы узнать, где в это время буду я, - добавила Стелла. Том посмотрел на неё затуманенным взором и объявил:
- Наверное, будете Анни спасать.
Стелла серьёзно кивнула.
- Ну, по крайней мере, Анни не напророчили уснуть в пятнадцать лет на целый век, и то хорошо, - сказала Энни. – Хотя как раз в нашей стране это провернуть проще простого. От Усыпительной воды можно спать сколько угодно. А потом потерять память, учиться всему заново, не помнить, кто ты, не знать, где ты и что тебе делать…
- Ну, потерять память и не от Усыпительной воды можно, - рассудительно заметил Том. – И не знать, где ты и что тебе делать… Ещё и запутаться можно, не зная, сколько времени прошло. А вдруг ты уже в таком далёком будущем, что ни тебя, ни твоих друзей тут никто и не помнит, и не знает, и знать не хочет? Вот представь: Изумрудный город вроде тот же самый, а все люди другие. Какая-нибудь другая королева-фея на троне, со своими друзьями – а ты разбирайся, что тут происходит, не самозванка ли это, и вообще – а твой ли это Изумрудный город или ты куда-то не туда попала?
- Вот это ты о чём сейчас? – Лили отложила инструмент.
- Я рассуждаю, - поднял брови Том.
- Пытаешься придумать другой вариант сказки про Спящую Красавицу? – хмыкнула Энни. – Что было бы, если бы сто лет проспала одна только Красавица, а не весь её дворец? Надеюсь, это – не пророчество?
- Да нет, никто не будет спать сто лет, - удивился Том.
- Ну я рада, - усмехнулась Энни. – А то у нас принцев нет, чтоб её будить. Хотя, с нашим происхождением, принц, пожалуй, и необязателен. Да и вряд ли родители будут стремиться воспитать в Анни высокомерную аристократку.
Мысленно она готова была уже отловить Тома где-нибудь в ближайшее время и подробно расспросить – зачем он ляпнул про «породниться». Просто к слову пришлось или тут тоже какое-то веяние свыше? У Корины сын – никто не знает, где он и как его зовут, но он где-то есть… А у Аларма с Элли дочь… Ой-ой-ой. Но, к сожалению, Том наверняка ничего определённого всё равно не скажет. Если это по случайному наитию – то он уже даже мог забыть о своих словах. А о тайне Корины Энни ему не имеет права рассказывать.
Элли вышла из детской и негромко, с улыбкой уточнила:
- Я смотрю, вы уже расписываете будущее нашей дочери по годам и по часам?
- Да если бы, - вздохнула Энни. – Если бы хотя бы знать, чего ждать. А то вот с этим предсказателем, - она кивнула на Тома, - одни загадки.
- Торжественно обещаю, - Том поднял руки, - научиться контролировать свой дар и выдавать точный прогноз по любому поводу.
- Прогноз – это про погоду, - наставительно поправила его Лили. – А про людей – это пророчества. Вернёмся в Жёлтую страну, мы с Виллиной тобой займёмся.
- Сдаюсь, - Том комически вскинул руки снова.
Стелла тихонько шепнула Элли:
- Она спит? – Элли кивнула. – Можно мне на неё ещё раз взглянуть?
- Что-то не так? – взволнованно спросила Энни. – Стелла, вы в самом деле боитесь, что Корина для Анни что-то не то пожелала?
- Энни, то, что мы живём в Волшебной стране – ещё не повод примерять к жизни все сказки, - чуть недовольно сказала Элли. – Фея-крёстная, обиженная волшебница, пожелание… У Анни будет своя судьба. Пойдёмте, Стелла.
Стеснённо улыбнувшись друзьям, Стелла пробормотала «Просто мне нравятся маленькие дети» и исчезла за дверью детской. Элли, взмахнув прощально рукой и снова строго взглянув на сестру, тоже ушла.
Энни громко вздохнула.
- А мне кажется, именно то, что мы в Волшебной стране, обязывает нас если уж не верить, то хотя бы принимать во внимание сказочные сюжеты. Делать соответствующие выводы и извлекать уроки.
- Поживём – увидим, - отозвался Том.
Лили снова принялась перебирать струны.
- Не знаю насчёт сказок, но как местная жительница, я точно могу сказать – если чудеса и волшебство вошли в твою жизнь, то обыкновенной она уже не будет. И любой предсказатель может ошибиться, пытаясь предугадать твою судьбу. А уж Анни ещё до рождения была, можно сказать, обречена на волшебство. Но я думаю, что всё будет хорошо. Не без приключений, конечно. Но приключения будут хорошо кончаться.
Том одобрительно кивнул.
Лили взяла несколько аккордов.
- Ну и напоследок, есть у меня для Анни небольшой подарочек, - смущённо сообщила она. – Энни, тебе придётся слушать и запоминать.
Но Энни посмотрела на дверь в детскую – та была приоткрыта.
- Давай, - кивнула она Лили, уже догадываясь, что за подарок.
Лили снова потихоньку стала перебирать струны.

Спи, принцесса.
В твоём городе зажглись уже огни,
И желают светлых снов тебе они.
Спи, принцесса.
Станешь доброй феей ты когда-нибудь,
А пока что тебе нужно лишь уснуть.

До рассвета
Пусть приходят к тебе сказки чередой,
И во сне они подружатся с тобой.
В лунном свете
Будет город изумрудами сверкать,
Под его защитой можешь крепко спать.

Спи, принцесса.
Спит спокойно вся Волшебная страна,
И желает светлых снов тебе она.
Спи, принцесса.
Чудесами будет жизнь твоя полна,
А порою будет вовсе не до сна.

До рассвета
Пусть ничто не нарушает твой покой,
Волшебство во сне придёт само собой.
Спи, принцесса.
Будет в жизни трудных дней – не сосчитать,
А пока ты можешь просто крепко спать.
Спи, принцесса…

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 603
Зарегистрирован: 15.12.15
Рейтинг: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.07.19 20:16. Заголовок: Отлично с плюсом! Сп..


Отлично с плюсом! Спасибо Вам огромное за эту историю!

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Принцесса Изумрудного города




Пост N: 2741
Зарегистрирован: 04.03.12
Откуда: Россия, Краснодар
Рейтинг: 12

Награды: :ms17::ms35::ms19::ms21::ms24::ms43::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.07.19 11:02. Заголовок: Захар, вам спасибо )..


Захар, вам спасибо )


Кстати. Колыбельная "Спи, принцесса" (к последнему фанфику) в исполнении автора: https://drive.google.com/open?id=14rVmwes-L0i294XN6prJ3yjyjCd2fcaE

Мы останемся навеки фантазёрами,
Даже если превратимся в стариков... (с)
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- дома
- никого нет дома
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 95
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Мир Волкова Изумрудная страна Заколдованное королевство - Tin Man Хроники Изумрудного города и его окрестностей Изумрудный город Миры Изумрудного города Изумрудная страна|Магвайр,Баум,Сухинов,Волков Типичный Урфин Джюс *NO SLASH!* Tin Man | «Заколдованное королевство» Друзья Изумрудного города