Главная сайт Изумрудный город Правила Форума Выберите аватару Виртуальный клуб Изумрудный город

В издательстве «Шико-Севастополь» вышел восьмитомник серии «СОБЕРИ РАДУГУ» Ю.Н. Кузнецова. Твёрдый цветной переплёт, прошитый чёрно-белый блок, 400 иллюстраций О. Бороздиной, И. Буньковой, В. Коновалова, D. Anfuso.
Цена 200 руб. за том.

Заказать у автора: e-mail | vkontakte | facebook

 
Даниил Алексеев «Приключения Оли и Пирата»
Образцом при написании и оформлении были книги А. М. Волкова. Девочка Оля похожа на Элли и Энни Смит, а также Алису Селезнёву, только она наша соотечественница и современница. В истории «Серебряные башмачки» тайный враг подсунул Оле туфельки Гингемы. Девочка решила поиграть в Элли... и оказалась в Голубой стране. Там она встретит Виллину, Кагги-Карр, Элли, Тотошку, побывает в пещере Гингемы и столкнётся с Урфином Джюсом и филином Гуамоко.
Цена 500 руб.
(включая стоимость пересылки)

Заказать у автора: e-mail



АвторСообщение
Великан из-за гор




Пост N: 2409
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 5

Награды: :ms13::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.05.11 20:41. Заголовок: Чудесный лес Маргоны


Согласно полученным указаниям, выкладываю присланную на форум сказку. Автор - Ник Вом.

Судя по всему, это что-то вроде приквела к "Волшебнику Изумрудного города".

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 9 [только новые]


Великан из-за гор




Пост N: 2410
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 5

Награды: :ms13::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.05.11 20:41. Заголовок: НИК ВОМ. ЛЕТОПИСЬ ..


НИК ВОМ. ЛЕТОПИСЬ ВОЛШЕБНОЙ СТРАНЫ.
СКАЗКА 9. ЧУДЕСНЫЙ ЛЕС МАРГОНЫ.
1. НЕОБЫЧНЫЙ ЛЕС.
На западе Волшебной страны, неподалеку от тех мест, где когда-то находилась древняя страна Артана, раскинулся густой лес. Поколения окрестных обитателей немало судачили о нем, но никто из них не решался побывать там. Забредавшие туда по неосторожности путники рассказывали разные небылицы, и их слушатели старались не подходить к диковинному лесу. Лес и в самом деле был загадочным. Многие растения в нем, будь то деревья или кустарники, были необычны. Высоченные равераны, к примеру, не имели ни одного листа. Их раскидистые ветви круглый год были усеяны ароматными пестрыми цветами причудливой формы. Низкие шекты, напротив, имели широченные, как лопухи, листья, обладавшие весьма коварным свойством: они сбивали пришельцев с толку, и те бесцельно ходили между шектами, не в силах вспомнить, зачем сюда явились. Немало было еще в этом лесу трав, цветов, кустов и деревьев, пугавших и удивлявших даже привычных к чудесам обитателей Волшебной страны. Поэтому, несмотря на красоту леса, не только люди, но и звери и птицы опасались селиться там. Так и стоял он пустой и нетронутый в своем первозданном виде. Жители сопредельных мест поговаривали, будто в далекие времена владычества Агаранала злой волшебник, покоривший почти всю Волшебную страну, так и не решился войти в Чудесный лес, ведь в нем власть злодея кончалась. Так это было или нет, трудно судить за давностью времен, но то, что лес возник по воле чародея еще более древнего и могущественного, чем сам Агаранал, никто не сомневался. Всезнающие птицы сообщали даже, что волшебника этого будто бы звали Зуррикап и что именно он, а не кто другой, и создал этот необычный лес. Впрочем, проверить это было решительно невозможно, ведь от предполагаемого чародея не осталось совершенно никаких следов.
В самой глубине Чудесного леса, на мягкой тенистой поляне в гордом одиночестве рос весьма необычный цветок. Высокий, стройный и гибкий он источал тонкий изысканный аромат и светился чистым голубым светом. Это был цветок Орекор, когда-то и в самом деле, посаженный здесь древним волшебником. Прошла тысяча лет с тех пор, как Артана освободилась от власти злого волшебника Агаранала, а Орекор по-прежнему был прекрасен и свеж. Казалось, время над ним было не властно. Но однажды с голубым цветком произошла перемена. Он вдруг дрогнул, словно отряхиваясь от многовекового сна, и озарился ярким свечением, от которого в сумраке леса стало светло как погожим днем. Короткая ослепительная вспышка мелькнула в воздухе, и на землю в туманной дымке плавно опустилась юная дева. Так появилась на свет хозяйка Чудесного леса фея Маргона. Едва возникнув, она стала озирать окрестные владения, впитывая в себя запахи окружающего леса. Странное дело, ни цветы, ни кустарники, ни деревья не оказали на фею никакого волшебного воздействия. Она мило улыбнулась и, едва касаясь травы, отправилась осматривать Чудесный лес. С этого дня в этом глухом уголке Волшебной страны начались большие перемены. Маргона объявила себя проводником и защитником каждого, кто пожелает поселиться в ее лесу. Прослышав об этом, в Чудесный лес потянулись неугомонные птицы, а вслед за ними и всякая другая живность. Не было только людей, но фею это нисколько не смущало, ведь известно, что нет племени осторожнее и недоверчивее человечьего.
Каждое утро Маргона начинала с обхода леса. Обычно ее сопровождала толпа зверей и птиц. Они всюду следовали за феей, ловя каждое слово, каждый жест юной девы. Обитатели леса все чаще прибегали к услугам полезных растений, старались держаться подальше от опасных деревьев, кустарников и трав, и их жизнь текла мирно и беззаботно. Шло время, фея правила Чудесным лесом уверенно и спокойно, и лишь изредка тень тревоги набегала на ее бледное голубое лицо. В такие мгновения взгляд девы слегка затуманивался, обволакиваясь дымкой грусти, но она решительно встряхивала головой и возвращалась к привычным делам и заботам.

2. ЛЕТУЧИЕ ОБЕЗЬЯНЫ.
По соседству с Чудесным лесом находилась издавна пользовавшаяся дурной славой тигровая роща. Из ее чащи порой доносился грозный рев ужасных зверей — саблезубых тигров. Эти опасные животные злобностью и кровожадностью наводили страх на всю округу. К несчастью, случалось им забегать и в Чудесный лес. Чаще всего лес Маргоны сам давал им отпор, и тогда эти дикие зверюги, устрашающе рыча, нехотя убирались обратно, но иногда приходилось вмешиваться фее. Как-то раз Маргона прогуливалась по своим владениям, наслаждаясь красотой окружающей местности. Внезапно неподалеку послышался свирепый рев и жалобные крики о помощи. Фея поспешила вперед и увидела, как на самой окраине ее леса металась по цветочной поляне целая стая обезьян, которую со всех сторон окружили саблезубые тигры. Загнав свою добычу в ловушку, хищники, грозно урча, подкрадывались к ней поближе, выбирая себе жертвы полакомее. Бедные обезьяны носились по поляне как угорелые, но спасения не было, желанные деревья находились слишком далеко от них. Когда гибель казалась неминуемой, один из тигров повел носом, к чему-то принюхиваясь, затем повернул голову и замер в нерешительности. Увидев улыбающуюся фею, он вдруг ощутил такой страх, что сконфуженно завертелся на месте, а затем поджал хвост и невольно отступил. То же почувствовали и другие тигры, и, позабыв о добыче, которую они только что преследовали, заторопились следом за соплеменником. Когда тигры пересекли черту владений Маргоны, они снова смогли управлять собой. Кровожадные звери встряхнулись, злобно зарычали, но не решились возобновить нападение и убрались восвояси. Увидев это, спасенные обезьяны стали обниматься и носиться по лесу очертя голову, несмотря на предупредительные возгласы феи.
— Остановитесь немедленно, иначе попадете в беду! — кричала Маргона, но обезьяны не слушали ее.
Они скакали по деревьям, прыгая с ветки на ветку, и оглашали чащу пронзительными криками, исполненными восторга и радости. Но вот веселая кутерьма разом стихла. До феи донесся вопль ужаса. Когда Маргона приблизилась, она увидела, что несчастные обезьяны попали в гущу колышущегося желтого кустарника, который схватил их, не отпуская от себя.
— Колючка кубра, — вздохнула фея, — она очень опасна. Похоже, обезьянам не выбраться без моей помощи.
Бедные обезьяны пытались вырваться из плена, но чем больше они старались, тем сильнее обволакивала их кубра.
— Помогите, погибаем! — жалобно заверещали обезьяны.
Видя, в каком отчаянном положении оказались ее гости, Маргона не стала раздумывать. Она попросила кубру отпустить обезьян. Кустарник ослабил хватку, но когда пленники попробовали перелезать через него, вцепился обезьянам в хвосты, держа их как на привязи. Маргона снова обратилась к кубре, но на этот раз ее просьба осталась без ответа.
— Что за противная кубра, — рассердилась фея, — вечно меня не слушает. Вот если бы у вас были крылья, вы бы, пожалуй, вырвались от нее.
— Но у нас нет крыльев, — простонал обезьяний вожак.
— Я дам вам их, — пообещала Маргона.
Фея на секунду запнулась, припоминая заклинания.
— Ардало-тардало, голиндо-молиндо, флого-мого. Обретите крылья, друзья. Станьте отныне летучими обезьянами!
Тридцать раз произносила Маргона волшебные слова, и с каждым разом у одной из обезьян вырастали за спиной крылья. Последним их получил вожак. Его крылья вышли больше, чем у остальных, и неудивительно, ведь отныне он становился предводителем летучего племени. Обезьяны захлопали крыльями и рванулись вверх. Желтая колючка не смогла удержать их за хвосты и вынуждена была отпустить своих пленников. Освободившись из объятий кубры, стая в изумлении запорхала в воздухе, осваиваясь с крыльями и привыкая к новому состоянию, но вскоре опустилась на траву.
— Ты спасла нас от гибели, милейшая из фей, — сказал вожак, склоняя голову, — отныне мы твои верные слуги. Но скажи, — добавил он в недоумении, — отчего саблезубые тигры не тронули нас?
— Все очень просто, — улыбнулась Маргона, — идя к тиграм, я захватила с собой стебельки уров. Эти серые неприметные растения обладают способностью напугать любого хищника. Учуяв запах уров, ужасные зверюги испугались и поспешили поскорее покинуть опасное место.
— В какой необычный лес мы попали, — удивился предводитель, — чего здесь только нет: и страшная кубра, и пугающие уры…
— Вам еще многое предстоит узнать, — ласково заметила фея, — но ничего, поживете здесь и освоитесь.
С этого дня летучие обезьяны пополнили ряды обитателей Чудесного леса.

3. ВОЛШЕБНОЕ ЯЙЦО.
Летучие обезьяны на удивление быстро приспособились к жизни в Чудесном лесу. Они облетели самые дальние уголки владений Маргоны, осмотрели все до последней травинки и вскоре стали верными помощниками феи. Отныне они первыми узнавали о любых непорядках в лесу и без промедления рассказывали об этом Маргоне, а частенько и сами приходили на помощь оказавшемуся в затруднительном положении обитателю леса. С появлением летучих обезьян забот у феи поубавилось. Она была очень довольна своими новыми подданными. И все же в последнее время Маргону не покидала тревога. Было в Чудесном лесу одно тихое место, о котором даже обезьяны не знали. Фея предпочитала наведываться туда одна, без шумной свиты. Там, на небольшой поляне, окруженной огромными раверанами, лежал странный округлый предмет. С виду он походил на большое узорчатое яйцо. Затерянный в высокой траве, таинственный предмет ничем не проявлял себя, но именно он и был причиной беспокойства феи. Время от времени Маргона пробиралась сквозь густые заросли на поляну и внимательно осматривала необычное яйцо. Она обходила его со всех сторон, обстукивала палочкой, прикладывала ухо к скорлупе и чутко прислушивалась, не донесется ли изнутри какой-либо звук. Яйцо не подавало никаких признаков жизни, и Маргона бесшумно удалялась до следующего раза. И вот однажды фея заметила, что яйцо зашевелилось и стало перекатываться из стороны в сторону. Взволнованная Маргона осталась возле него, чтобы посмотреть, что случится дальше. Всю ночь фея не сомкнула глаз, а под утро ее сморил неожиданный сон. Маргона спала, и ей снились лица былых времен. Сначала перед ней предстал огромный белобородый старец с добрыми грустными глазами. Он восседал на троне в башне высоко в горах и о чем-то предупреждал Маргону. Это был основатель Волшебной страны, могущественный маг и чародей по имени Зуррикап. Затем она увидела маленького зеленого человечка Зурри, который тоже предостерегал фею. Вслед за этим перед ней пронеслись хохочущие лица великанши Ахарны и ее тетки Матхары. В густых клубах дыма, дико блестя красными глазищами, мелькнул злодей Агаранал, с комом янтарной смолы над головою. Под конец странного сна снова явился Зуррикап и, роняя слова, как ветер листья, вконец растревожил душу и сердце феи. Когда Маргона проснулась, она никак не могла из обрывков увиденного сложить целую картину. Напрасно фея прикладывала пальцы к вискам, морщила лоб, закрывала глаза, пытаясь сосредоточиться. Ей не удавалось вспомнить о чем-то самом важном из этого диковинного сна. Внезапно Маргона бросила взгляд на узорчатое яйцо и вскрикнула от изумления. Яйца на привычном месте не оказалось. Вместо него в густой траве лежали две половины прочной как кость скорлупы. Обе они были пусты.
— Кто вылупился из яйца и где он сейчас? — пришла в неописуемое волнение фея.
И тут она вспомнила слова старого волшебника из сна.
— Загляни внутрь яйца. Если скорлупа окажется белой — радуйся, будет тебе верный друг и надежный помощник. Если черной — жди беды, в Чудесном лесу появится опаснейший враг.
Маргона в трепете склонилась над расколотым яйцом и в ужасе отшатнулась. Скорлупа оказалась черной. В глубокой печали и задумчивости возвратилась фея назад. Ее верные подданные как могли старались развеселить сумрачную Маргону. Сначала сороки устроили между собой веселую перебранку. Затем зайцы направились к росшим неподалеку оранжевым гильбинам, и вскоре из густой поросли раздалась такая болтовня, что пристыженные сороки переглянулись и поскорее закрыли рты. Дело в том, что гильбины развязывали язык каждому, кто оказывался среди них, делая его необычайно болтливым. Отважные зайцы прекрасно знали это и совершили свой подвиг только затем, чтобы хоть немного отвлечь свою повелительницу от грустных мыслей. Видя, что и это не помогло, за дело взялись летучие обезьяны. Они запрыгали, заскакали перед феей, выделывая разные уморительные штуки: то резко взмывали вверх, то камнем падали вниз, отчаянно кривляясь и кувыркаясь в полете. Но фея только печально покачала головой в ответ на все проказы и, освободив самоотверженных зайцев из гильбин, снова глубоко задумалась. Видя это, лесные обитатели решили не мешать ее размышлениям и тихо удалились. Фея думала долго и в конце концов решила прибегнуть к помощи волшебства.
— Для защиты от возможных бед старый волшебник из сна советовал сотворить мне Золотую шапку. Так я и сделаю. Да спрячу ее понадежнее. Пусть хранится в тайне, на крайний случай.
Убедившись, что поблизости никого нет, Маргона накрыла голову мантией и прошептала волшебные слова.
— Аркаро-фенаро-беларо.
Затем она трижды повернулась через левое плечо и сняла накидку. На голове феи засияла золотая шапка с крылышками по бокам. После этого Маргона перенеслась на окраину своих владений. Там, на границе с тигровой рощей, росло одинокое дерево стув, сплошь усеянное длинными, тонкими, колючими как иголки листьями. В дупле этого дерева фея и спрятала шапку.
— Здесь ее никто не найдет, а когда придет время, я ею воспользуюсь, — рассудила Маргона.
Когда она вернулась назад, лесные обитатели уже заждались ее.

4. ПРОДЕЛКИ СУЩЕСТВА ИЗ ЯЙЦА.
С того памятного дня все в Волшебном лесу пошло кувырком. То кто-то возьмет и перебьет птичьи яйца, которые усердно высиживали родители, то кто-нибудь из зверей угодит в ловчую яму, которых здесь отродясь не бывало, то кого-то толкнут, то кого-то лягнут или еще как-либо обидят. В Чудесном лесу появились сломанные кустарники, вытоптанные травяные поляны и даже вырванные с корнем деревья. Самое печальное, что обитатели Чудесного леса, как ни старались, не могли обнаружить ни малейших следов злодея. Вскоре неизвестный вредитель настолько распоясался, что стал творить свои черные дела среди бела дня, не дожидаясь ночи. Лесные жители потеряли покой и сон, не зная, откуда им ждать новых напастей. Дальше так продолжаться не могло, и подданные отправились к фее с жалобой. Выслушав их, она очень огорчилась, но виду не подала, чтобы еще больше не расстраивать всех, и, отпустив зверей и птиц, обещала помочь им. Оставшись одна, фея поспешила в лесной обход и самым тщательным образом осмотрела все дальние закоулки, где бы мог прятаться неизвестный. Увы, сколько ни искала Маргона, как ни напрягала свои чудесные способности, все было напрасно. Впервые фея оказалась бессильной перед злом, ей не удалось напасть на след своего загадочного противника. Тогда Маргона позвала племя летучих обезьян и сказала:
— Друзья! С нашим лесом приключилась большая беда. В нем завелось очень опасное существо, которое успело причинить немало неприятностей моим подданным. Мне не удалось разыскать его, и теперь вся надежда на вас. Вы поднимаетесь выше верхушек деревьев и видите все, что творится в лесу. Отправляйтесь же поскорее на поиски злодея и, быть может, вам удастся приметить его.
— Но как он выглядит? — недоуменно спросил вожак.
— Этого я не знаю, — ответила фея, — поэтому извещайте меня о любом встреченном вами незнакомце.
Выслушав просьбу Маргоны, летучие обезьяны взвились в небо и разлетелись в разные стороны. Потянулось томительное время тревоги и ожидания. С каждым днем обиженных животных и испорченных растений становилось больше и больше, а обезьяны все не появлялись. Когда же они вернулись, вид у них был крайне сконфуженный.
— О повелительница, — в смущении обратился к Маргоне вожак стаи. — Обезьяны не в силах помочь тебе. Мы облетели весь лес, обшарили каждое дерево, куст и травинку, расспросили всех птиц, зверей и насекомых, включая и самых маленьких, но нигде не встретили никого подозрительного.
Грустная фея отпустила племя обезьян и задумалась, как быть дальше. Пока она решала да гадала, из глубины леса выскочило животное по имени Кегу и, сделав два длинных прыжка, оказалась рядом с Маргоной.
— А, это ты, моя милая кенгуру, — рассеянно отозвалась фея, завидев Кегу, — что тебе надобно?
— Мне необходимо кое-что показать тебе, фея, — понизив голос, таинственно проговорила Кегу. — Знаешь ли ты, что на поляне под раверанами…
— Лежит скорлупа разбитого яйца, — закончила за нее Маргона. — Мне это известно.
— Нет, госпожа, — качнула головой кенгуру, — там находится совершенно целое, неповрежденное яйцо.
— Быть такого не может! — ахнула фея. — Что ж мы стоим? Скорее туда!
И Маргона в сопровождении Кегу поспешила на уже известную поляну. Фея была в таком смятении, а кенгуру так торопилась, что обе не заметили, как перед ними выросла широкая лужайка с багрово-красной травой.
— Осторожно, сляма! Эта трава лишает силы! — крикнула Маргона, но было уже поздно.
Кегу сделала отчаянный прыжок, пытаясь перемахнуть через опасную поляну, но не рассчитала сил и упала прямо посреди огненной слямы. Когда фея подбежала к ней, кенгуру жалобно стонала, не в силах подняться и даже пошевелиться.
— Ах, бедная-бедная, — обняла ее за шею Маргона, — потерпи немного. Здесь неподалеку есть поляна с живительной травой путсой. Я нарву ее и сразу вернусь.
Фея оставила Кегу в одиночестве и поспешила на поиски путсы. Спасительная трава, действительно, оказалась рядом, но, взглянув на нее, фея схватилась за голову. Алая путса покрылась темными разводами и увяла. Фея нарвала пучок травы и поднесла к носу. Путса совершенно потеряла запах.
— Ясно, что трава испорчена, — пробормотала Маргона и бросилась назад.
Кенгуру на поляне не оказалось. Лишь примятая сляма указывала место, где еще недавно лежала Кегу.
— Не могла же она сама уйти отсюда? — озадаченно заметила фея.
Побродив среди путсы и не найдя свою спутницу, она вынуждена была продолжить путь одна. На лужайке, со всех сторон обсаженной раверанами, тоже было пусто. Осмотрев ее, Маргона не обнаружила ни яйца, ни яичной скорлупы. Подняв голову, она заметила на верхушке одного из деревьев большой длинный белый кокон из паутины. Фея снова призвала летучих обезьян. Когда стая оказалась над головой своей госпожи, Маргона попросила снять его с дерева. Стоило вожаку с помощником положить странный кокон к ее ногам, как фея увидела, что это опутанная густой белой паутиной несчастная кенгуру. Освободив Кегу, Маргона поняла, что любое промедление опасно. Вспомнив виденную во сне Черную скалу с одинокой башней на ее вершине, фея решила немедля направиться туда за советом и помощью.
— Мне надо отлучиться из Чудесного леса, — сказала фея окружавшим ее обезьянам.
— Мы будем сопровождать тебя, — с готовностью отозвался вожак.
— Нет, я оставляю вас здесь вместо себя. Смотрите за лесом в мое отсутствие. Помогайте всем нуждающимся и запомните: если вам случится встретиться с существом из яйца, держитесь от него подальше до моего возвращения.
Обезьяны пообещали исполнить все ее наказы, но Маргона отправилась в горы с неспокойным сердцем.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Великан из-за гор




Пост N: 2411
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 5

Награды: :ms13::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.05.11 20:43. Заголовок: 5. В ГОРАХ. Фея ..


5. В ГОРАХ.
Фея Маргона перенеслась к Черной скале и, оказавшись в Одинокой башне, принялась осматривать ее. Возле одной из стен стоял исполинский стол с огромным резным креслом, над ними висел давно потухший светильник. В глубине помещения поблескивал громадный кованый сундук. Фея направилась к нему, дивясь выложенной затейливой россыпи из драгоценных камней в виде огромного человеческого глаза.
— Пусто, — развела руками Маргона, — неужели здесь никого нет?
Не успела она произнести эти слова, как крышка сундука озарилась слабым зеленоватым светом.
— Здравствуй, фея Маргона, — донесся голос сверху. — Давненько никто не посещал жилище Зуррикапа. Не одна сотня лет прошла с тех пор.
— Кто ты? — удивилась фея.
— Я — Зурри, хранитель этой башни.
— Здравствуй, человечек из сна, — обрадовалась Маргона.
— Что привело тебя в горы, фея?
— Мне нужна твоя помощь.
И Маргона рассказала зеленому человечку все, что случилось в ее владениях за последнее время. Зурри выслушал историю молча, не перебивая.
— Итак, Канебо все-таки объявился, — подал он голос с крышки сундука, — и объявился в Чудесном лесу.
— Его зовут Канебо? Что это за существо и почему я никак не могу его обнаружить?
— Это было очень давно. Великий чародей Зуррикап писал в то время Волшебную книгу. Одну из бумаг он отложил в сторону, намереваясь непременно переделать, но внезапно этот лист сдуло ветром в раскрытое окно. Против воли Зуррикапа, он обрел самостоятельное существование. Так где-то в глубине Волшебной страны появилось на свет узорчатое яйцо. В былые времена им попытался воспользоваться колдун Зыффар, каким-то образом завладевший яйцом, но мне удалось одолеть врага и заточить в стеклянную банку. Я пытался следить за яйцом, но сделать это было не просто. Из яйца мог выйти как добрый, так и злой волшебник. И никто, даже сам Зуррикап, не знал, кто это будет. Перед тем, как навсегда покинуть созданную им страну, великий волшебник попытался добиться определенности в судьбе яйца, но ему это так и не удалось.
— Выходит, даже такие могущественные чародеи, как Зуррикап, не всегда бывают всесильными, — в раздумье проговорила фея.
— Да, это так, — ответил голос с сундука.
— Как же теперь одолеть злодея Канебо? — спросила Маргона.
— В открытом бою победить его не удастся. Даже Зуррикап не мог предугадать, как будет выглядеть Канебо. Не ведаю этого и я. Существо из яйца невозможно найти, если только оно не захочет показаться само. Канебо способен ловко спрятаться среди дерева, слившись с ним, а может прикинуться любым из зверей и птиц.
— Так вот почему, несмотря на все старания, мне не удалось обнаружить его! — воскликнула Маргона.
— Победить злодея трудно, но возможно, — сказал Зурри.
— Что же для этого необходимо сделать? — с замиранием сердца спросила фея.
— Надо истолочь в порошок скорлупу яйца Канебо.
— Только и всего?
— Эта скорлупа столь прочна, что лишь одно существо в Волшебной стране способно ее сокрушить.
— Что же это за существо? — превратилась в слух Маргона.
— Дерево Брамогрох.
— Где оно растет?
— В горах, неподалеку отсюда. И запомни, когда Канебо забирается внутрь скорлупы, он становится непобедимым. Для победы Брамогроха необходимо выманить злодея из яйца.
Фея поблагодарила Зурри за совет и, распрощавшись с ним, поспешила на поиски спасительного дерева. Маргона не долго искала затерянное дерево. На одном из склонов фея приметила невзрачные цветы буштеры и, нарвав букетик, произнесла лишь одно слово: Брамогрох. После этого Маргона уверенно заскользила вдоль каменных круч. Вскоре головки буштеров закачались и разом склонились в одну сторону. Фея огляделась, и, увидев глубокую расщелину, нырнула в нее. Плавно опустившись на дно обширной каменной ниши, Маргона оказалась возле величественного сухого дерева непомерной высоты и толщины. Судя по всему, дерево было очень древним, но его до сих пор покрывали остатки прочной коры. Дерево шевельнулось и тряхнуло голыми ветвями.
— Кто здесь? Кто решил навестить одинокого старика? — скрипуче спросило оно.
— Я — фея Маргона, ищу дерево Брамогрох.
— Оно перед тобой. Зачем я понадобилось фее?
— Только тебе под силу растолочь скорлупу Канебо.
— Зачем мне заниматься на старости лет столь странным делом?
— Чтобы одолеть опаснейшего злодея, объявившегося недавно в Чудесном лесу.
— Раз так, я готово помочь. Да вот беда, смогу ли я выбраться отсюда? Вот уже тысячу, а, может, и две тысячи лет я не поднималось наверх и сильно застоялось.
— Если тебе это не удастся, мой лес погибнет вместе со всеми его обитателями, — умоляюще сложила руки Маргона.
— Я попробую, — всколыхнул ветками Брамогрох, — но это займет много времени, старость не радость. Отправляйся назад к своим подданным и утешь их, что помощь близка. Рано или поздно я непременно подоспею на выручку.
Фея горячо поблагодарила древнее дерево и поспешила в Чудесный лес.

6. ПОДЧИНЕНИЕ ЛЕТУЧИХ ОБЕЗЬЯН.
После того как фея Маргона покинула Чудесный лес и направилась в горы, летучие обезьяны, раздосадованные собственной неудачей, снова поднялись в воздух и стали кружить над деревьями, высматривая неуловимого врага. Пролетая над цветочной поляной глоклин, они по обыкновению вдоволь насмеялись, хотя на этот раз им было вовсе не до смеха. Розовые глоклины вызывали у всех приближавшихся к ним приступы безудержного хохота, остановить который удавалось только за пределами этой своеобразной поляны. Усевшись неподалеку, обезьяны утерли слезы, навернувшиеся от сильного смеха, и сделали привал. Пока стая отдыхала, неизвестно с какого бока к ней приблизилось небольшое лупоглазое существо с птичьими клювом и лапами. Чем-то оно походило на общипанного цыпленка.
— Эй вы, крылатые звери, — пропищал незнакомец, — вы заняли мое место, освободите его немедленно.
— Этот лес принадлежит всем, — удивленно отозвался вожак, — и нам нет нужды выполнять твое пожелание. Если хочешь, можешь располагаться рядом.
— Благодарю за приглашение, — разразился неизвестный тонким противным смехом.
— Уж не глоклины ли на тебя действуют? — встревожился предводитель обезьян.
И тут он допустил роковую ошибку, забыв наказ феи держаться подальше от подозрительных существ.
— Давай я провожу тебя подальше отсюда, — предложил вожак, — но сначала скажи, кто ты, что-то раньше я тебя не встречал.
Стоило предводителю летучих обезьян прикоснуться к своему собеседнику, как тот засмеялся еще противнее и сказал:
— Я — Канебо, существо из яйца.
— Как? Тот самый? — ахнул вожак. — Эй, обезьяны, скорее сюда, я нашел вредителя леса!
Летучие обезьяны покинули свои места и бросились к своему предводителю. Не скрывая радости и почтительно поддерживая вожака, они взмыли с ним вверх.
— Мы разобьем тебя о камни, — сказал предводитель обезьян, — летим к скалам.
В ответ Канебо прямо зашелся от смеха. Стая быстро полетела к намеченной цели, не вступая с существом из яйца в разговоры. Так они миновали древнюю страну Артану, затем заброшенную поляну алокепов и, наконец, добрались до горного плато левешеков. Оказавшись у цели, вожак испустил победный крик и разжал пальцы. И тут он почувствовал, что его пальцы крепко-накрепко приклеились к телу Канебо. Пытаясь освободиться, предводитель обезьян задергался в воздухе, затряс лапами и крыльями, но все было напрасно. Какая-то неведомая сила прочно удерживала его возле Канебо. Остальные обезьяны в свою очередь намертво приклеились к вожаку. Тогда перепуганная стая резко сменила курс и понеслась в противоположную сторону. Несчастные носили за собой лупоглазое существо до самого вечера, но избавиться от него так и не смогли. Совершенно измученные, они без сил опустились на траву на окраине Чудесного леса. Поначалу Канебо упивался их беспомощностью, затем, окончательно убедившись, что дело выиграно, выпятил хилую грудь и торжественно заверещал.
— Вы хотели расправиться со мной, повелителем зла Канебо, пытались сбросить на острые камни, но у вас ничего не вышло. Я мог бы без труда погубить ваше глупое племя, но пока не стану этого делать. Взамен я предлагаю свое покровительство и дружбу. А кто не согласен, так и будет навечно приклеен.
— Чего ты от нас хочешь? — прохрипел обессиленный вожак.
— Чтобы вы стали моими слугами.
— Но мы уже обещали свою помощь и поддержку нашей повелительнице — фее Маргоне.
— Бывшей повелительнице, — пропищало существо, походившее на общипанного цыпленка. — Скоро эта ничтожная феешка сама сочтет за счастье прислуживать великому Канебо.
— Мы не можем отказаться от своей доброй хозяйки, — простонал предводитель летучих обезьян.
— Тогда прощайтесь и с крыльями и с жизнью, — взвизгнуло существо. — Раз, два и …
— Погоди, — заколебался вожак.
— Будете служить мне вместо феи? — угрожающе спросил Канебо.
— Да, — склонил голову в знак покорности предводитель обезьян.
— Да, да, да, — нестройно отозвались летучие обезьяны.
И в тот же миг их пальцы вожака отклеились от тела коварного врага, остальные обезьяны отлепились от своего предводителя и все они наконец-то смогли перевести дух.

7. ПЛЕНЕНИЕ ФЕИ.
Между тем ничего не подозревавшая фея вернулась в Чудесный лес. Ее радостно встретили звери и птицы, но среди них не было летучих обезьян.
— Куда подевались мои верные помощники — обезьяны? — удивилась Маргона.
Лесные обитатели припомнили, что летучие обезьяны целый день не попадались им на глаза. Тогда встревоженная фея стала сзывать летучую стаю, но обезьяны не появлялись. Казалось, Маргона вот-вот почувствует опасность и приготовится к борьбе с врагом, но Канебо был начеку, и он оказался хитрее.
— Поскорее летите к этой глупой Маргонишке, — прогнусавил он в самое ухо вожаку, — и выполняйте все ее пожелания. Когда придет время расправиться с нею, я подам знак.
Понурив голову, предводитель летучих обезьян поднял стаю в воздух, и она направилась к своей бывшей хозяйке. Завидев приближающихся обезьян, Маргона облегченно вздохнула, и с души у нее словно упал камень. Она успокоилась и забыла о возникших подозрениях. Ах, если бы фея была осторожнее, она бы сразу обратила внимание на странный вид обезьяньего племени и спросила о причинах столь долгого отсутствия. Но Маргона была слишком занята мыслью о поисках скорлупы, которые привели бы ее прямо к злодею Канебо.
— Раз мы не можем отыскать лесного вредителя, — сказала фея, — надо найти остатки яйца.
— Они лежат на поляне под раверанами, — угрюмо ответил вожак.
— Летите скорее туда и принесите мне яичную скорлупу, — заволновалась Маргона. — Как только мы завладеем ею, Канебо не поздоровится.
Обезьяны улетели, но вскоре вернулись обратно.
— О, фея, — отвечал вожак, подученный Канебо, — скорлупа по-прежнему лежит на поляне, но мы не осмелились прикоснуться к ней, помня твой запрет.
— Что ж, вы правы, — вздохнула Маргона, — поспешу туда сама.
Обезьяньему предводителю только того и надо было. Стая двинулась следом за феей, почтительно держась в некотором отдалении.
— Где же скорлупа? — удивилась Маргона, оказавшись на поляне. — Я не вижу ее.
В тот же миг сверху послышался резкий скрип, и на траву опустилась длинная прочная нить, похожая на паутину. Обезьяны разом подхватили ее, и не успела фея опомниться, как они крепко-накрепко оплели ею сверху донизу доверчивую Маргону. Руки и ноги феи оказались плотно прижаты к туловищу, так что она не могла шевельнуть даже пальцем. Рот Маргоны тоже оказался закрыт этой густой и противной паутиной. Теперь фея не могла произнести ни одного волшебного слова и сделать ни одного волшебного жеста. В одночасье она лишилась всех своих чародейских возможностей. В немом отчаянии Маргона подняла глаза кверху и увидела омерзительное существо, напоминавшее общипанного цыпленка, которое тянуло и тянуло изо рта тонкую прочную нить. Поняв, что фея беспомощна, Канебо закрыл рот и не спеша спустился по паутине вниз, на шею Маргоне. Склонившись над своей жертвой, торжествующий Канебо подергал лапкой путы, связывавшие фею и, удостоверившись, что они прочны, заговорил противным, тонким голосом.
— Жалкая неудачница! Ты думала вечно повелевать этим лесом? Хи-хи-хи, полежи здесь и подумай о величии Канебо. А чтобы тебе никто не мешал размышлять, я выгоню из этих мест всех твоих жалких подданных. Никто не придет к тебе на помощь. Некому будет освободить тебя. Ты еще пожалеешь, что появилась на свет, и будешь просить меня о пощаде.
— Никогда, — затрясла головой Маргона.
— Это мы еще посмотрим, — хихикнул Канебо и, кликнув летучих обезьян, удалился.
А густо оплетенная паутиной фея осталась лежать в полном одиночестве в высокой траве под раверанами.

8. УНИЧТОЖЕНИЕ ЧУДЕСНОГО ЛЕСА.
Как только Канебо расправился с феей Маргоной, он перестал прятаться и предстал перед обитателями Чудесного леса в своем истинном облике. Едва завидев странное существо, похожее на общипанного цыпленка, в котором было еще и что-то паучье, горделиво разгуливающее по лесной чаще, звери и птицы почувствовали к нему непреодолимое отвращение. Добравшись до поляны, где когда-то в былые времена появилась на свет из волшебного цветка Орекор фея Маргона, Канебо приказал летучим обезьянам согнать сюда всех жителей чудесного леса. Когда обезьяны исполнили его повеление, Канебо взгромоздился на услужливо подставленную спину вожака и принялся вещать противным писклявым голосом.
— Эй вы, птицы, зверье и всякая прочая живность! Убирайтесь из этого леса куда хотите, да поживее! Если к ночи здесь останется хоть один птенец, хоть самый ничтожный звереныш, берегитесь! Я расправлюсь с вами так, что вы навсегда запомните Канебо Великого.
Услышав эти угрозы, медведи, волки, и другие звери недовольно зарычали, шерсть на них встала дыбом, и они грозно надвинулись на новоявленного владыку Чудесного леса.
Перепуганный Канебо топнул ногою и провизжал:
— Эй, обезьяны! Если они сделают еще хоть шаг, расправьтесь с ними!
Стая летучих обезьян окружила Канебо, готовясь по его призыву броситься на непокорных обитателей леса. Зная их силу, звери нехотя отступили и потянулись прочь из Чудесного леса, со слезами на глазах покидая родные места. Канебо злобно расхохотался им вслед.
— Так-то будет лучше. Проваливайте, да поживее. У меня сегодня еще есть более важное дело. Я превращу этот цветущий лес в мертвую пустыню. Я не оставлю здесь ничего живого. Я сделаю так, что жители Волшебной страны будут обходить этот лес, некогда называвшийся Чудесным, стороной, боясь и проклиная его. И тогда эта упрямая фея пожалеет, что осталась в живых, а не умерла. Никто не придет ей на помощь, никто не освободит ее из плена. Мучения этой глупышки будут длиться вечно, так что не будет конца и края ее страданиям.
Сказав это, Канебо направился к росшей неподалеку цветочной поляне. Розовые глоклины вызывали у всех, кто оказывался поблизости, безудержный смех, поэтому летучие обезьяны расположились от них на безопасном расстоянии. На Канебо эти чудесные растения не произвели никакого действия. Подобравшись к глоклинам, он широко раскрыл клюв и потащил прямо из горла тонкую клейкую нить. Стоило только этой паутине прикоснуться к одному из цветов, как он тотчас увял. То же самое Канебо проделал и с остальными глоклинами. Расправившись с розовыми цветами, Канебо победно вскинул общипанную голову на тонкой шее.
— Смотрите, обезьяны, какой я могучий волшебник!
Погубив цветочную поляну, он взялся за деревья и кустарники. Тут злодей действовал по-иному. Он опутывал густой паутиной намеченную жертву как кокон, и очередное растение вскоре засыхало. На это занятие требовалось много времени, и Канебо привлек к работе летучих обезьян. Они осторожно принимали у своего нового хозяина паутинную нить и оплетали ею то, что еще оставалось живого. Так прошло три дня и три ночи, а на четвертый во владениях Канебо среди засохшего леса остались живыми лишь желтая кубра, да лишавшая сил, красная трава сляма. Придирчиво осмотрев погубленный лес, Канебо остался доволен.
— Теперь можно уйти отсюда и перебраться в тигровый лес, — сказал он обезьянам. — Я давно уже хочу подчинить себе саблезубых тигров. При такой силе и свирепости из них получатся отличные слуги.
Летучие обезьяны вздрогнули при этих словах, ведь они на нюх не переносили этих диких зверюг, но перечить новому хозяину не решились.
Приказав летучим обезьянам прихватить яичную скорлупу и не спускать с нее глаз, Канебо уселся верхом на вожака и покинул Чудесный лес.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Великан из-за гор




Пост N: 2412
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 5

Награды: :ms13::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.05.11 20:43. Заголовок: 9. ГЛИНЯНЫЙ И П..


9. ГЛИНЯНЫЙ И ПЕСОЧНЫЙ.
Неподалеку от Чудесного леса протекала полноводная и быстрая река. На одном из ее берегов по соседству друг с другом были насыпаны две кучи. Одна из них была целиком из глины, другая из песка. Жаркое солнце Волшебной страны высушило глину, и она затвердела, словно прошла обжиг в печи. Но прежде чем это случилось, какой-то путник придал куче вид человеческой фигуры, вылепив из глины туловище, руки, ноги и голову. На месте глаз случайный прохожий проделал прутиком две дырки, а рот, нос и уши не поленился смастерить настоящими, точь-в-точь как у человека. Правда, сдвинуть с места эту массивную фигуру ему оказалось не под силу, и она осталась стоять здесь на долгие годы. Когда в Чудесном лесу случилась беда и его обитатели вынуждены были искать себе новое пристанище, многие из них направились к реке. Пробегая мимо, кто-то из крупных животных случайно зацепил глиняную фигуру, и та упала на землю. Звери бросились поднимать упавшего, и он с их помощью встал. Изумленно ощупав себя, глиняный человек понял, что ожил. Собственно говоря, глиняная фигура давно уже видела и слышала, что творилось вокруг, но не решалась считать себя живым существом. Когда же она узнала о горе изгнанников, возмущению ее не было конца. Глиняный человек уже готов был вступить в жизнь, но все еще медлил, чего-то выжидая. Сделав первый шаг после падения, он наконец-то почувствовал себя человеком. Ожив, глиняная фигура первым делом поспешила к песочной куче. Глиняный человек столько раз смотрел на своего единственного соседа, что уже не мыслил себя без него. Неумело, насколько позволяли знания об окружающем мире, он смочил песок водой из реки и принялся за работу. Глиняный человек лепил до самого заката, и труд его был не напрасен. В лучах заходящего солнца перед ним стояла почти точная копия его самого, но только сделанная из песка. Правда, уши у песочной фигуры вышли разными, одна нога получилась короче другой, а глаза вообще оказались на затылке, но не надо судить начинающего скульптора слишком строго, ведь это было первое его творение, и нравилось оно ему чрезвычайно. Увидев, что дело сделано, глиняный человек зашевелил губами, припоминая разговоры пробегавших и пролетавших мимо зверей и птиц, и произнес первые слова в своей жизни.
— Давай знакомиться, я — Глиняный.
Песочный человек тоже раскрыл рот, так что песок тонкой струйкой потек на землю, и послушно повторил.
— Давай знакомиться, я — …
Тут он замолк и беспомощно посмотрел на своего собеседника, повернув, для удобства, голову задом наперед.
— Ты — Песочный, — обрадовано ткнул его пальцем в грудь глиняный человек, отчего на ней сразу же образовалась вмятина, из которой вновь посыпался песок.
— Ты такой хрупкий, — огорчился Глиняный, — впредь придется быть с тобой осторожнее.
Песочный бесконечно удивлялся своему чудесному появлению на свет. Поначалу от него нельзя было добиться никакого толка. Когда же он понемногу привык, перестал непрестанно себя ощупывать и освоился с человеческой речью, глиняный человек сказал:
— Хотя я ожил лишь сегодня, но уже достаточно успел понаблюдать этот свет и знаю, что к чему. Поэтому я собираюсь отправиться в соседний лес и разыскать там его хозяйку — фею Маргону, с которой приключилась какая-то беда. Скажи, друг, готов ли ты составить мне компанию? Ведь мы в некотором роде братья.
— Готов следовать за тобою всюду, — охотно согласился Песочный. — Я знаю об окружающем мире так мало, что не смогу прожить сам.
После этого признания названные братья взялись за руки и направились к Чудесному лесу, превратившемуся в безжизненный край из-за злых козней Канебо. То, что родственники оказались сделанными из разного материала, сказалось и на их характерах. В противоположность Глиняному, Песочный был более мягким, покладистым и нерешительным. Несмотря на это, братья быстро нашли общий язык и прекрасно поладили друг с другом. Одна беда, песочный человек был слишком непрочным, и стоило солнышку немного подсушить песок, норовил расползтись, отчего глиняному человеку приходилось время от времени сбрызгивать его водой из реки. Кончилось тем, что Глиняный отыскал просторный овощ, выбрал из него сердцевину и приспособил для переноски воды, укрепив сосуд на собственной голове. Так, медленно бредя рука об руку, два необычных существа вошли в лес феи Маргоны. Их взглядам открылось страшное зрелище. Повсюду торчали почерневшие засохшие стволы деревьев, скрюченные кустарники, пожухшая трава и увядшие цветы, густо облепленные белой липкой паутиной. Да и сама земля превратилась здесь в пыль. Сколько ни шли путники по лесу, везде они видели одно и то же. Лишь однажды им попался живой островок желтой колючки, но Глиняный не позволил Песочному приблизиться к ней.
— Это кубра, — проговорил он сердито, — Она заманивает неосторожных прохожих и уже не отпускает их от себя.
Как видно, глиняный человек успел немало узнать о Чудесном лесе от изгнанных Канебо животных.
Песочный озадаченно покачал головой и погрозил кубре пальцем. Прошло немало времени, прежде чем путники сумели разыскать спрятанную фею.

10. ОСВОБОЖДЕНИЕ ФЕИ.
Всю ночь названные братья безуспешно искали фею среди сухого леса. Несколько раз Песочный, цепляясь за прочную паутину, был близок к тому, чтобы рассыпаться. Но Глиняный был начеку и вовремя подправлял его, смачивая водою. Удача улыбнулась искателям на рассвете. Несчастная фея лежала на земле, туго спеленатая паутиной и предавалась глубокому унынию, раскаиваясь в допущенной неосторожности. Внезапно рядом раздались шаги, и она увидела перед собой две странные фигуры. Заметив Маргону, глиняный человек неловко поклонился ей и предложил свою помощь. Фея покачала головой, и, не говоря ни слова, залилась горючими слезами.
— Она не может говорить, что-то ей мешает, — догадался Песочный, — такое бывает и у меня, когда песок сыплется в рот.
Глиняный опустился на колено, повернул фею на спину и досадливо хлопнул себя ладонью по лбу. Затем он принялся рвать паутину, закрывавшую рот Маргоны. Паутина оказалась очень крепкой, и на это ушло немало времени.
— Куда подевался Канебо? — первым делом спросила фея, когда снова смогла говорить.
— Если ты о злодее, захватившем этот лес, то он улетел на обезьянах в Тигровую рощу, — ответил глиняный человек.
— Мне необходимо как можно скорее догнать его, пока он не натворил еще больших бед, — взволнованно сказала фея. — Готовы ли вы помочь мне?
— Готовы! — хором отозвались необычные спасители. — И хотя мы недавно появились на свет и мало что можем, — добавил песочный человек, — сделаем все, что в наших силах.
При этих словах, глядя на внушительные фигуры своих спасителей, Маргона невольно улыбнулась.
— Не так мало, как кажется, — заметила она.
— Нет, мы еще сущие младенцы, — поддержал товарища Глиняный.
Фея не стала спорить и рассказала своим спасителям, как поскорее избавить ее от паутины. Вскоре она поднялась на ноги.
— Какое счастье снова почувствовать себя свободной, — вздохнула Маргона, разминая затекшее тело, — как тяжело лежать в неподвижности, словно какое-нибудь бревно.
Глядя на дела Канебо, изменившие лес до неузнаваемости, фея попыталась прибегнуть к чародейству. Она произносила волшебные слова, оборачивалась вокруг себя, запахивалась в мантию, но все было напрасно. Видя, что чудеса не получаются, Маргона в отчаянии опустила руки.
— Паутина лишила меня волшебной силы, — простонала она.
— Может, лучше попросту уйти подальше отсюда, собрать разбежавшихся животных и зажить тихой спокойной жизнью где-нибудь у реки, — предложил Глиняный.
— И оставить проделки Канебо безнаказанными? — удивилась фея. — Нет, это не годится.
— Что же делать? — простодушно спросил песочный человек.
— Вспомнила! Незадолго до появления Канебо я изготовила Золотую шапку и спрятала ее в этом лесу. Надо найти эту шапку, с ней я обязательно что-нибудь придумаю.
— Где же ее искать? — спросил глиняный человек.
— Я спрятала шапку в дупле дерева стув. Там она и лежит, если ее не обнаружили Канебо и обезьяны.
— Поспешим к этому дереву, — решительно произнес Глиняный.
Маргона попыталась вспорхнуть в воздух, но у нее снова ничего не получилось. Тогда она подхватила под руки своих провожатых и пошла, опираясь на них, по лесу. Фея уверенно и безошибочно указывала путь среди покрытых паутиной засохших деревьев и кустарников и вскоре вся компания вышла на окраину чащи. Здесь росло дерево стув. Повинуясь наказу феи, глиняный человек протянул длинные руки и, разодрав мешающую паутину, пошарил в дупле. К счастью, враги не догадались заглянуть внутрь, и Золотая шапка оказалась на месте. Маргона надела волшебную шапку на голову, и лицо ее прояснилось.
— Мы еще поборемся, — сказала она, — держись теперь, злодей Канебо.
Покинув засохший лес, путники направились в Тигровую рощу, на поиски существа из яйца.

11. ТИГРОВАЯ РОЩА.
Тигровая роща зеленела рядом с погибшим Чудесным лесом. В ней было все по-прежнему, Канебо не тронул ее. Отовсюду из-за кустов и деревьев слышались шелест, шорохи и возня, но сколько ни шли вперед путники, на глаза им ни разу не попались ни зверь, ни птица.
— Почему обитатели рощи сторонятся нас? — удивлялся Глиняный. — Неужели они считают нас врагами?
— Они прячутся, потому что напуганы, — предположила фея.
— Кто же их так напугал? — спросил Песочный.
— Вы забыли, что мы вступили во владения саблезубых тигров, — ответила Маргона.
Внезапно ближайшие кусты зашевелились, и из них стремительно выпрыгнул серый зверек с длинным хвостом. Налетев на песочного человека, он так перепугался, что упал на землю, накрыл хвостом голову и замер. Фея глянула на него и грустно улыбнулась.
— Неужели, дорогая Кегу, ты не узнаешь меня? — спросила она.
Зверек вздрогнул, открыл глаза, и мордочка его просветлела.
— Фея! — радостно встрепенулась кенгуру. — Что ты делаешь здесь?
— Ищу своих подданных. После того как все покинули меня, я осталась совсем одна, и если бы не два искусственных человека, некому было бы выручить меня из беды.
— Не говори так, госпожа, — глаза кенгуру наполнились слезами. — Злодей Канебо насильно выгнал нас из Чудесного леса. Мы боялись ослушаться его, иначе он бы расправился с нами.
— Что ж, — голос Маргоны смягчился, — это несколько меняет дело. Но скажи, где сейчас находится существо из яйца?
— О, этого я не знаю, — снова в страхе зажмурилась кенгуру. — Канебо был тут недавно. Ему пришлись по нраву порядки, заведенные саблезубыми тиграми, и он заключил с ними союз.
— Что же это за порядки? — полюбопытствовал Глиняный.
Кенгуру боязливо покосилась на его странную фигуру, но фея успокоила ее.
— Рассказывай все без утайки перед моим спасителем.
— А тот другой, который обсыпал меня песком?
— Он тоже мой друг, — подтвердила Маргона.
— Это очень плохие порядки, — торопливо проговорила Кегу. — Всеми лесными обитателями в этой зеленой роще заправляют прожорливые твари — саблезубые тигры. Их клыки напоминают остро отточенные сабли. Это злобные и безжалостные хищники. Целыми днями они лежат в глубине чащи на тигровой поляне и переваривают пищу, а по ночам выходят на охоту. И тогда плохо приходится тем, кто по неосторожности оказался неподалеку. Саблезубым тиграм прислуживают проворные волки. Их стая день и ночь бродит по лесу, обижая всех, кто попадается им на глаза. Удивляюсь, как вы до сих пор не встретились с ними.
— Так вот почему кругом совсем не видно зверей, — произнес Глиняный. — Они прячутся от пронырливых волков.
— Оно и немудрено, — добавил Песочный, все еще с огорчением осматривавший отвалившийся бок. — Не каждому захочется попасться им на глаза.
— Волки не единственные помощники тигров, — продолжила кенгуру. — Есть у них слуги и похитрее. Отыскивать попрятавшихся зверей помогают волкам быстроногие шакалы.
— Жить здесь не лучше, чем знать, что в любой момент можешь рассыпаться, — заметил песочный человек.
— Почему же животные не соберутся все вместе и не выступят против своих врагов? — огорченно спросила фея. — Среди них есть немало крупных и сильных зверей.
— С тиграми им не справиться, — безнадежно махнула лапой Кегу. — Кроме того, недавно здесь объявился еще и Канебо со своими обезьянами.
— Это верно, — согласилась Маргона, — Канебо очень серьезный противник.
— Бегите отсюда, пока не поздно, — горячо попросила кенгуру. — Кругом рыскают слуги саблезубых тигров. Они поймают вас, притащат на тигровую поляну, и тогда вам не поздоровится.
— Очень может быть, — озадаченно пробормотал Глиняный.
— Вы забыли, что у меня есть Золотая шапка, — коснулась головы рукою фея.
— Чем может помочь какая-то шапка? — удивилась Кегу.
— Это не так, — оживилась Маргона. — Пришло время раскрыть ее секрет. Имея на голове эту чудесную шапку, я вместе с вами могу превратиться в любого зверя или птицу. Мы изменим свой облик и будем продолжать опасное путешествие, никем не узнанные, пока не достигнем тигровой поляны.
— Ага! Берегитесь теперь, саблезубые тигры! — вскричал Глиняный.
— В кого же мы превратимся? — поинтересовался Песочный.
Фея не успела ответить, так как рядом в кустах хрустнула ветка. Кенгуру метнулась туда и успела заметить мелькнувший шакалий хвост.
— Нас подслушивали, — заволновалась Кегу. — Теперь шакал донесет об этом волкам, те саблезубым тиграм, и они непременно схватят нас.
— Ничего страшного не произошло, — рассудительно сказала Маргона, — ведь наши враги не знают, в кого именно мы превратимся, но впредь не мешает быть осторожнее.
— Хорошо, если бы в новом обличье мы могли прыгать, — вздохнула кенгуру, — это так замечательно.
— Что же, пусть будет по-твоему, — согласилась фея. — Мы станем белками и продолжим свой путь по деревьям.
— О нет! Только не это! — испуганно вскрикнул песочный человек. — Я не могу и не хочу скакать по деревьям как угорелый, так я совсем рассыплюсь.
— В самом деле, не лучше ли превратить нас в кого-то другого, — поддержал товарища глиняный человек. — Например, в сусликов.
— Почему в сусликов? — удивилась фея. — Ведь они не водятся в лесу.
— Один из сусликов каждый день прибегал из своей норы, чтобы меня проведывать, когда я одиноко стоял на берегу реки. И я благодарен этому доброму зверьку.
— Хорошо, — сказала Маргона, — мы с Кегу будем белками, а вы оба станете сусликами. Побежите под деревьями, только не теряйте нас из виду.
На этот раз возражений не последовало. Фея потерла шапку изнутри, прошептала заклинания, и в тот же миг на траве, где только что находились Маргона и ее спутники, появились две миловидные белочки с пушистыми хвостами да два пятнистых суслика. Белки прыгнули на ближайшее дерево и, ловко перелетая с ветки на ветку, устремились вперед. Суслики же оказались немного странными. Один из них был несколько неловок и постоянно натыкался на кусты и деревья. Другой то и дело резко останавливался и, втянув голову в плечи, испуганно ощупывал себя со всех боков, словно опасаясь, что тело откажется служить ему и развалится на куски. Углубляясь все дальше и дальше в чащу, белки время от времени окликали сусликов, указывая им сверху, куда бежать. Между тем роща становилась все гуще, и вскоре могучие кроны деревьев совсем закрыли солнце. Лесные голоса слышались теперь реже и глуше, и все же отважной компании удавалось выведывать дорогу к тигровой поляне у птиц и зверей, которым и в голову не могло прийти, кто скрывается под видом двух симпатичных белок и двух худосочных сусликов.

12. ВОЛКИ.
Вскоре случилось событие, чуть было не расстроившее планы феи. Песочный человек никак не мог привыкнуть к своему новому облику. Он беспрестанно останавливался, осматривал и ощупывал себя с ног до головы, догоняя затем умчавшегося вперед Глиняного. После очередной такой остановки, увидев бежавшего впереди суслика, Песочный по привычке устремился за ним. Вскоре он заметил, что приятель бежит как-то странно: беспрерывно петляет и совсем не смотрит на деревья, отыскивая среди веток знакомые беличьи фигурки. Встревоженный песочный человек сам попытался приметить на деревьях своих проводниц, но, убедившись, что белок нигде не видно, окликнул своего спутника.
— Тебе не кажется, что мы сбились с пути?
Бежавший впереди суслик испуганно метнулся в кусты, и вскоре оттуда выглянула его настороженная мордочка.
— Кто ты? — спросил он дрожащим от волнения голосом. — Что-то я тебя здесь раньше не видел.
— Что ты говоришь, — удивился Песочный, — нам надо поскорее найти фею, разве не ясно, что мы ее потеряли?
— Какую фею? — оторопело уставился на него суслик. — Отправляйся лучше в свою нору и скажи спасибо, что сегодня тебе посчастливилось не угодить на обед к волкам.
— Эй, Глиняный, перестань… — начал было песочный человек, но смолк на полуслове.
До него вдруг дошло, что перед ним сидит никакой не Глиняный, а самый настоящий суслик.
— Откуда ты взялся в лесу, грызун? — растерянно спросил Песочный.
— Оттуда же, откуда и ты. Я переселенец, — огрызнулся суслик.
— Послушай, приятель, — озираясь по сторонам, прошептал Песочный, — я не тот, кого ты видишь, понимаешь? Я отстал от своей компании и заблудился. Выручи меня.
— Кто же ты? — спросил суслик, пестрея от страха.
— Я — человек, но только не настоящий, а сделанный из песка.
Суслик ничего не понял, но на всякий случай кивнул.
— Что же я могу для тебя сделать? — ошеломленно пробормотал он.
— Помоги отыскать друзей. Они хотят избавить лес от саблезубых тигров и их приспешников.
— Я выведу тебя на то место, где мы повстречались, — решился после некоторых колебаний суслик, — но большего от меня не жди.
— Спасибо и на этом, — вздохнул Песочный.
Суслик еще раз подозрительно глянул на него и побежал обратно. Вскоре они вернулись туда, где встретились. К счастью, спутники песочного человека вовремя спохватились и принялись разыскивать его повсюду. Едва настоящий суслик успел убежать, как фея и ее друзья обнаружили отставшего товарища. Выслушав его сбивчивый рассказ, Маргона не знала смеяться ей или сердиться. Она покачала головой и сказала с укоризной:
— Когда находишься в большой опасности, следует быть внимательнее.
Не успела компания продолжить свой путь, как с обеих сторон чащи ветви раздвинулись, и их окружили волки. Их желтые горящие глаза и оскаленные пасти не предвещали ничего хорошего.
— Наконец-то нам попалась добыча, — хрипло взвыл один из волков.
— Сегодня мы еще ничего не ели, будет, чем пообедать, — лязгнул зубами другой волк.
— А ну, прочь с дороги! — зарычал третий. — Вы, наверно, забыли, что всю пойманную добычу следует относить саблезубым тиграм, а уж они разберутся, что съесть самим, а какой кусок выделить нам.
Первые два волка, вздыбив шерсть, недовольно заворчали и нехотя отошли в сторону. Слово соплеменника пришлось им явно не по вкусу, но они не осмелились спорить. Схватив сусликов в зубы, волки опрометью понеслись через чащу. Еще мгновение, и они скроются из виду. К счастью, фея была начеку, а уменьшившаяся в размерах после ее превращения Золотая шапка по-прежнему оставалась на ней. Белка стремительно скакнула на нижнюю ветку и, потерев лапкой чудесную шапку, быстро прошептала волшебные слова заклинания. Суслики тут же превратились в кротов, вывалившись из пастей опешивших волков. Пока изумленные волки в растерянности пялились на них, кроты вырыли под деревом глубокую нору и скрылись под землей. Сконфуженные хищники подобрались к норе, вынюхивая след исчезнувшей добычи, а затем, недоуменно рыча, убрались восвояси. Впервые их жертвы ускользнули у волков из-под самого носа. Когда волки убежали, из норы высунулась черная голова и слепо повела мордой туда-сюда.
— Я ничего не вижу, — пожаловался Песочный, — совсем ослеп.
— Я тоже не могу ничего различить, — поддержал его появившийся следом Глиняный, беспомощно тыкаясь из стороны в сторону.
Тем временем обе белки спустились на землю.
— Ох, и плохо быть кротом, — прислушиваясь, громко сказал тот, кто прежде был глиняным человеком. — Полная слепота.
— Оно и немудрено, — отозвалась Кегу, — под деревьями такая темень.
— Напротив, здесь слишком светло, — поморщился песочный человек, — чересчур слепит глаза.
— Друзья, — вмешалась в разговор Маргона, — настала пора снова принять свой истинный облик.
— Мы опять станем людьми? — обрадовались Глиняный и Песочный.
— Да. Мы достигли цели нашего путешествия. Поляна саблезубых тигров находится неподалеку.
— Эти злобные бестии расправятся с тобой, фея, — жалобно заметила кенгуру.
— Ты забыла о Золотой шапке, — ответила Маргона.
Она потерла шапку с изнанки, произнесла волшебные слова, и все опять стали такими, как до начала превращений. Фея осмотрела маленький отряд и решительно кивнула головою.
— А теперь, друзья, вперед!


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Великан из-за гор




Пост N: 2413
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 5

Награды: :ms13::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.05.11 20:44. Заголовок: 13. СУДЬБА САБЛЕ..


13. СУДЬБА САБЛЕЗУБЫХ ТИГРОВ.
Вскоре деревья расступились, и путники вышли на большую поляну, сплошь усеянную костями зверей и птиц. На ней вповалку спали опасные хищники — саблезубые тигры.
— Эй, властители рощи, вставайте, — обратилась к ним фея. — Пришло время держать передо мною ответ.
Сонные тигры потянулись и, широко зевая, нехотя открыли глаза.
—Что там за козявка, которая смеет грозить нам? — удивились они.
— Фея Маргона собирается помериться с вами силами, — сказала хозяйка Чудесного леса.
Презрительно глянув на нее, тигры оглушительно зарычали и вскочили на ноги.
— Мы съедим тебя, фея, а заодно и твоих слуг, — угрожающе рявкнули они, — не забывай, что здесь не твой лес.
Тигры защелкали огромными клыками, больше похожими на острые сабли, а самый нетерпеливый из них протянул к фее лапу. В ответ Маргона потерла рукой изнанку Золотой шапки и пожелала:
— Пусть саблезубые тигры все до одного превратятся в кроликов.
И тут же ужасные хищники стали белыми пушистыми кроликами с длинными ушами и мягкой шерсткой. И только их злые, налитые кровью глаза выдавали в этих безобидных животных тигриную натуру. Бывшие саблезубые тигры не смирились со своей участью и попробовали кусать своих врагов даже в кроличьем обличии, но это вызвало только смех.
— Ой, не могу, боюсь щекотки, — захохотал Глиняный.
— Они не страшны даже моему ненадежному телу, — вторил ему Песочный.
— Вот так шапка! — удивилась кенгуру. — Воистину в ней заключена великая сила.
Тем временем на тигровую поляну выскочила стая волков. Они схватили сновавших в траве кроликов и, не обнаружив на месте своих хозяев — саблезубых тигров, утолили нежной крольчатиной свой зверский голод. Странное дело, стоило хищникам съесть кроликов, как они тут же утратили прежнюю свирепость и разбежались, кто куда, в разные стороны. Увидев это, Кегу поскакала между деревьями, разнося обитателям рощи радостную весть. Вскоре звери и птицы Тигровой рощи собрались на поляне вокруг феи.
— Друзья мои, с этого дня вы свободны, — обратилась к ним Маргона. — Больше вами не будут повелевать ни свирепые саблезубые тигры, ни вечно голодные волки. Ступайте каждый к себе и делайте, что вам заблагорассудится.
Радостным шумом встретили лесные жители эти добрые новости. Они попросили Маргону остаться в Тигровой роще и взять в свои руки бразды правления, но фея покачала головой.
— Нет, друзья, не могу. Пока злодей Канебо бродит где-то неподалеку, не будет мне покоя. Я должна встретиться с ним и как можно скорее.
Все, от мала до велика, согласились с нею и проводили свою освободительницу до ее родного леса. То, что Маргона увидела в нем, очень обрадовало фею. Жизненная сила засохших растений преодолела колдовство Канебо, и на них повсюду появилась молодая поросль. Дерево стув, в дупле которого Маргона прятала Золотую шапку, зазеленело, на раверанах отросли длинные побеги, шекты покрылись листьями, а живительная трава путса снова сделалась свежей. Пройдя эту полянку, путники вскоре вновь наткнулись на красную лужайку.
— Осторожно! — предупредительно подняла руку фея, увидев, что не в меру развеселившаяся кенгуру, чуть было не прыгнула в самую ее середину. — Это же трава сляма, которая лишает сил. Один раз ты уже попала в ее сети, помнишь?
Веселье разом слетело с Кегу.
— А как же, с тех пор и начались наши беды, — припомнила она. — Но как эта сляма похожа на путсу прямо трудно отличить.
— Эта поляна действительно опасна? — спросил Песочный, услышав их разговор.
— На вас с Глиняным чары Чудесного леса не действуют, так что можешь не волноваться понапрасну, — сказала Маргона.
— Жаль, — вздохнул песочный человек, — очень жаль. Словно чего-то не хватает.
— О чем тут жалеть? — отозвался глиняный человек. — Это поможет нам вернее одолеть злодея Канебо.
За этими разговорами они вышли к новой поляне. Розовые глоклины вызвали у кенгуру такой приступ хохота, что Глиняному и Песочному пришлось увести ее подальше от этих цветов.
— Где же Канебо? — задумалась Маргона. — Что он замышляет на этот раз?
Здесь, в самом центре возрождающегося Чудесного леса, фея устроила привал. После всех пережитых событий Маргона и Кегу нуждались в отдыхе, и пока они почивали, Глиняный и Песочный взялись охранять их сон.

14. СНОВА НЕВОЛЯ.
Пока вершились события в Тигровой роще, Канебо отсутствовал. Вместе с летучими обезьянами он отправился на берег реки, строя дальнейшие козни. Вернувшись в Тигровую рощу, он сразу же послал своих слуг за саблезубыми тиграми. Но обезьяны не нашли ни тигров, ни даже волков. Им повстречался только шакал, уверявший, что ему надо сообщить Канебо очень важные новости. Подхватив шакала, обезьяны взмыли поскорее в воздух и вскоре предстали перед своим повелителем. Опасаясь гнева существа из яйца, летучие обезьяны подтолкнули к нему доставленного шакала, а сами удалились на край поляны.
— В чем дело? — хлопнул глазами Канебо. — Где мои верные союзники саблезубые тигры?
— О, Великий, выслушай меня, — заикаясь от страха, пробормотал шакал.
— Выкладывай, да побыстрее, — проверещал встревоженный Канебо, — и берегись, если ты не сообщишь мне ничего важного.
Шакал затрясся еще сильнее и пролепетал:
— Тигры и волки тут не при чем, это все фея придумала. Я собственными ушами слышал, как она похвалялась, будто умеет превращаться в кого угодно.
И шакал сбивчиво и бестолково поведал злому волшебнику о том, что случилось в Тигровой роще во время отсутствия Канебо.
— Вот что творится у меня под самым носом! — разъярилось существо из яйца. — Эй, обезьяны, поскорее несите меня в сухой лес. Фея наверняка еще там.
Летучие обезьяны подхватили своего хозяина и пустились в погоню, позабыв на тигровой поляне одинокого шакала. Заметив спящую Маргону, обезьяны с визгом и шумом набросились на нее и крепко схватили за руки. Другая их часть облепила попытавшихся оказать сопротивление Глиняного с Песочным и подняла их в воздух. После этого из-за ближайшего дерева важно вылез Канебо.
— Кого я вижу? Какая встреча! — хихикнул злодей. — Как видно, прошлое ничему тебя не научило, фея. Второй раз ты попадаешь в мои руки, жалкая выскочка, и в другой раз я оставляю тебе жизнь, ведь ты можешь мне еще понадобиться. Но на этот раз не надейся убежать. Отныне тебя будут стеречь и днем и ночью.
— Повелитель, что делать с этими странными людьми? — почтительно спросил обезьяний вожак, указывая на Глиняного и Песочного. — Это ее новые помощники.
— Расправьтесь с ними, да поживее, — небрежно бросил Канебо.
— Будет исполнено, хозяин.
Обезьяны понесли пленников на окраину Чудесного леса и закинули глиняного человека на верхушку высоченного дерева стув, а песочного человека сбросили под это дерево с высоты, так что тот сразу же превратился в бесформенную груду песка. Канебо тем временем неспешно приблизился к Маргоне.
— Ты захотела оживить сухой лес, но у тебя ничего не выйдет, — зловеще прошипел он ей в лицо. — Что это у тебя на голове? Какая-то шапка…
Канебо ничего не знал о чудесных свойствах Золотой шапки, но вещь ему понравилась, и он забрал ее себе. Водрузив шапку на общипанную макушку, Канебо хлопнул в ладоши.
— Эй, обезьяны, вырвите с корнем дерево побольше.
Когда летучие слуги исполнили этот приказ, злодей затолкал в образовавшуюся яму несчастную фею и приказал привалить ее сверху вырванным стволом.
— Посиди пока здесь, а я уж позабочусь подыскать тебе что-нибудь понадежнее, чтобы больше не выбралась, — противно захихикал Канебо.
Потеряв золотую шапку, Маргона пригорюнилась и предалась невеселым размышлениям. Между тем, в суматохе внезапного нападения, никто не обратил внимания на Кегу. Кенгуру незаметно отскочила в сторону, затем совершила великолепный прыжок и стремительно помчалась по лесу, остановившись лишь у дерева стув. Не успела Кегу отдышаться, как сверху до нее донесся стон. Кенгуру подняла голову и увидела среди ветвей дерева застрявшего глиняного человека.
— Эй, друг, я здесь, — отозвалась кенгуру.
— Помоги мне спуститься вниз, — попросил Глиняный, — надо спасать фею.
Кегу попробовала запрыгнуть на дерево, но сухая ветка под ней обломилась, и животное упало на землю.
— К сожалению, кенгуру не умеют лазить по деревьям, — потирая ушибленный бок, молвила Кегу.
— А где Песочный? — спросил сверху Глиняный.
— Его больше нет, — грустно сообщила кенгуру, — злые обезьяны расправились с ним.
— Мы обязаны выручить фею из беды, — неловко шевельнулся на колючих ветках глиняный человек.
Кегу не успела ничего ответить. Неподалеку послышался громкий шум, и на окраине леса возникло очень необычное существо. С виду оно походило на огромное дерево, да оно и было самым настоящим деревом, только шагающим. Толстые сухие ветви исполина и необхватный ствол с вековой корой поразили кенгуру. В жизни ей пришлось видеть немало разных деревьев, но с таким она встретилась впервые. Казалось, самое большое и старое из всех деревьев Волшебной страны вытащило из земли свои могучие корни и покинуло место вечной стоянки.
— Ой, кто ты? — спросила перепуганная кенгуру.
— Я — дерево Брамогрох, — оглушительно заскрипел великан. — Где тут находится Чудесный лес, в который меня пригласила фея Маргона?
— Ты гость феи? — вскричала Кегу. — Так знай, с ней приключилась беда!
— Неужели я опоздало? — прошумело дерево. — Прошу прощения, но раньше никак не могло поспеть, старость. Но раз я все же пришло на помощь, то непременно спасу фею, уж будьте уверены.

15. СБОР СИЛ.
Дерево Брамогрох долго озирало раскинувшийся перед ним лес.
— Здешние растения чем-то напоминают меня самого, — сказало оно, наконец, — такие же древние и высохшие.
— Ты ошибаешься, почтенный Брамогрох, — возразила Кегу, — сухими их сделало колдовство Канебо.
— Да-да, — качнуло ветвями шагающее дерево, — фея Маргона говорила мне об этом злодее. Теперь я знаю, как одолеть существо из яйца, попадись оно мне только.
— Первым делом помоги моим товарищам Глиняному и Песочному, — попросила кенгуру.
— А что с ними приключилось?
— Слуги Канебо, летучие обезьяны расправились с песочным человеком, а глиняного забросили на верхушку дерева стув, — печально сообщила Кегу.
— И только? Нет ничего проще, чем достать его оттуда, — прошелестел Брамогрох.
Он протянул свои ветви к несчастному, снял его с верхушки дерева и осторожно поставил на землю.
— Куда обезьяны подевали Песочного? — были первые слова Глиняного, едва он оказался внизу.
— Разве ты не видишь? — печально отозвалась кенгуру. — Он перед тобой.
И она указала на бесформенную груду песка под деревом.
— Распался? — вскричал глиняный человек. — Это дело вполне поправимое. Я сделаю его снова, не впервой.
С большим старанием он взялся лепить заново человеческую фигуру, но она рассыпалась под его пальцами.
— Ничего не выходит, песок совсем высох, — пробормотал Глиняный. — Вода! Нужна вода.
— Где твоя растительная фляга, что была у тебя на голове? — спросила Кегу.
— Я потерял ее, когда летучие обезьяны закинули меня на дерево.
— Я найду ее, — пообещала кенгуру и умчалась на поиски.
Обратно она вернулась уже с драгоценной флягой.
Глиняный человек обильно смочил песок влагой, и работа закипела с новой силой. Когда Глиняный закончил свой труд, он отступил назад, чтобы полюбоваться творением. За прошедшее время его мастерство заметно возросло. На этот раз ноги и уши Песочного получились почти одинаковыми, а глаза оказались там, где им и следовало быть — впереди.
— Совсем другое дело, — склонив голову набок, произнес Глиняный, любуясь своей работой.
Песочный человек замахал руками и замотал головой, явно силясь что-то сказать.
— Что случилось, брат? — участливо спросил глиняный человек.
— Ог-ла за-на ты-лке, — заплетающимся языком сообщил Песочный.
— Что он хочет? — в недоумении посмотрели друг на друга Глиняный и Кегу.
— Оставьте глаза на затылке, — отчетливо проговорил песочный человек, — так удобнее.
— Пожалуйста, — охотно согласился его создатель.
Он взял прутик и аккуратно провертел две дырочки сзади чуть пониже макушки.
— А те, впереди, тоже пусть остаются, — сказал Глиняный, — они будут запасными.
— Лишняя пара глаз никогда не помешает, — добавила кенгуру.
Когда друзья привели себя в порядок, под деревом Брамогрох был устроен совет, чтобы решить, как спасти Маргону.
— Нам не найти Канебо, — сказала Кегу, — зато я знаю, где летучие обезьяны спрятали фею.
— В таком случае, я пробьюсь к ней, — предложило дерево, — и освобожу Маргону.
— Ты столь велико, что не сможешь развернуться в этом лесу и только запутаешься в опасной паутине, — возразила кенгуру.
— Надо действовать и скорее, — вмешался Глиняный, — если мы будем медлить, Канебо воспользуется этим и устроит новую пакость.
— Пусть Кегу незаметно проберется к фее и предупредит ее, что мы идем на помощь, — неожиданно предложил Песочный.
— А дальше что? — спросили кенгуру и глиняный человек.
— Фея на то и фея, чтобы самой решить, что делать дальше. Она обязательно что-нибудь придумает.
— Верно говоришь, — согласились остальные. — Так и поступим.
Едва стемнело, как проворная кенгуру пробралась туда, где враги стерегли Маргону. На поваленном раверане сидели две летучие обезьяны и тяжело вздыхали, их мучил голод.
— Рано или поздно вожак сменит нас, — сказала одна из них, — тогда наедимся всласть.
— Хорошо бы, — ворчливо отозвалась другая, — а то у меня давно уже урчит в животе.
— А что если поужинать цветами с раверана? Все равно вкуснее и сытнее пищи не найдешь, — предложила первая обезьяна.
— Верно, — обрадовалась вторая, — да только наше дерево все засохло.
— Наше сухое, зато другие ожили. Смотри, стоят, словно, Канебо и не опутывал их паутиной.
Не говоря больше ни слова, вторая обезьяна оставила свой пост и прыгнула к раверанам. Выбрав самое раскидистое дерево, она вскочила на него и принялась рвать с веток белые цветы, с нетерпением запихивая их за обе щеки. Первой обезьяне даже завидно стало. Она выждала еще немного, а затем, оглянувшись на яму, пробормотала:
— Отлучусь ненадолго. Только туда и обратно. Никто и не заметит.
Она быстро подбежала к облюбованному раверану и вскоре присоединилась к своему товарищу.

16. ЛОВУШКА ДЛЯ ОБЕЗЬЯН.
Увидев, что путь открыт, кенгуру в два прыжка достигла ямы и, сунув голову под поваленный ствол, тихо позвала:
— Госпожа фея! Госпожа фея!
На дне ямы послышался шорох, и Кегу увидела Маргону.
— Бежим скорее, пока не вернулись твои стражи, — заволновалась кенгуру.
— Нет, — покачала головой фея, — ты забыла о Золотой шапке. Пока она находится в руках Канебо, нам его не одолеть.
— Узнай последние новости, — шепнула Кегу, — к нам на помощь явилось огромное ходячее дерево Брамогрох.
— Приятное известие, — оживилась Маргона, — я давно уже поджидала его.
— Что нам делать, госпожа, говори скорее, обезьяны возвращаются назад.
— Заманите завтра летучих обезьян под широколистые шекты, которые сбивают с толку тех, кто оказывается рядом. Обезвредив обезьян, освободите меня, чтобы затем вместе с деревом Брамогрох напасть на Канебо.
Больше Маргона ничего не успела сказать, так как в это время к яме подскочили летучие обезьяны и подозрительно спросили:
— С кем это ты разговариваешь, фея?
— Я устала сидеть я яме и хочу покинуть ее, — ответила Маргона.
— Вот когда Канебо Великий дозволит, тогда и выйдешь, — буркнули обезьяны.
На этом разговор закончился, и Маргона вновь опустилась на дно ямы. Кегу выждала немного, затем незаметно отскочила в сторону и во весь опор понеслась назад к друзьям, чтобы поведать о результатах свидания. Выслушав ее рассказ, маленькая компания заспорила. Глиняный, Песочный и дерево Брамогрох наперебой предлагали себя в качестве приманки, но кенгуру не согласилась с ними.
— Из всех нас я больше всего подхожу, чтобы исполнить задуманное феей.
К утру план будущей борьбы был готов во всех деталях. Кегу подговорила единственную птицу сойку, которую удалось встретить в бывшем Чудесном лесу, чтобы она разнесла весть о появившемся посланнике с гор — кенгуру. Эта новость, как и рассчитывала кенгуру, сейчас же стала известной шнырявшим повсюду шакалам, и они сообщили ее обезьянам. Когда Канебо узнал об этом, он не мог сдержать любопытства и направил стаю на поиски таинственного посланца.
— Как только увидите его, хватайте и немедленно несите ко мне, — распорядилось существо из яйца.
Обезьяны удалились и вскоре вернулись с нужной добычей. Гадко хихикая, Канебо выполз навстречу кенгуру. На голове у него красовалась золотая шапка Маргоны.
— Что еще за посланник? — тонким голосом заверещал он.
— Меня зовут Кегу, я — кенгуру.
— Выкладывай скорее, что знаешь, — потребовал Канебо.
Кенгуру притворилась очень напуганной.
— О, могучий волшебник, — пролепетала она, — меня послал сюда твой собрат, маг и чародей — повелитель гор. Он ненавидит фею Маргону и желает помочь тебе покончить с нею.
— Как это сделать, говори! — пропищал, теряя терпение, Канебо. — Я до сих пор не придумал, как ее погубить.
— Чтобы чудесный лес Маргоны погиб окончательно и бесповоротно, надо полностью уничтожить деревья шекты. В них все дело, они возрождают остальные растения к жизни. Без леса дни феи будут сочтены.
Канебо знал, что яйцо, из которого он вышел, как-то было связано с горами, поэтому он поверил словам кенгуру.
— Этот посланец говорит правду, — решил злодей.
— Эй, обезьяны, — позвал Канебо, — мы немедленно отправляемся к шектам. Фею берите с собой, и смотрите, глаз с нее не спускайте.
— Верно-верно, колдунью нельзя оставлять одну без присмотра, — подхватила Кегу.
— Молчи, когда тебя не спрашивают, — грубо прикрикнул на нее Канебо. — Да не забудьте прихватить мою скорлупу, — повелел он слугам.
Вожак бережно подхватил лапами хозяина и взмыл с ним в небо. Следом две пары дюжих обезьян несли половинки драгоценной скорлупы. За ними летели обезьяны, поддерживавшие фею. Замыкала эту необычную группу обезьяна, несущая на загривке кенгуру. Остальные обезьяны кружили вокруг, высматривая, не покажется ли внизу кто-либо подозрительный. Спланировав прямо под деревья, обезьяны тут же отлетели в сторону. Они знали, что шекты небезопасны, и потому решили держаться от них подальше. Канебо, не мешкая, раскрыл клюв, стал тянуть из него паутину и опутывать ею шекты. Летучие обезьяны почтительно наблюдали за ним издали, когда возле них неожиданно появились живые и невредимые Глиняный и Песочный, которые как ни в чем не бывало тоже направились к шектам. Опасаясь гнева своего повелителя, обезьяны бросились за ними, забыв об опасности. Добравшись до середины поляны, слуги Канебо схватили своих врагов, но тут же оставили их. Надышавшись запахом шектов, обезьяны позабыли, зачем явились сюда. Они стали бесцельно шататься по зарослям, даже не пытаясь выбраться из них. Глиняный и Песочный, на которых чары шектов не действовали, начали ловить заблудившихся обезьян и вязать их заранее припасенными лианами. Вскоре все летучие обезьяны во главе с вожаком были крепко-накрепко привязаны друг к другу. Канебо, тщательно опутывавший шекты паутиной с противоположной стороны лужайки, ничего этого не заметил.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Великан из-за гор




Пост N: 2414
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 5

Награды: :ms13::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.05.11 20:45. Заголовок: 17. КАК ОДОЛЕЛИ ..


17. КАК ОДОЛЕЛИ КАНЕБО.
Придя в себя, летучие обезьяны подняли настоящий переполох, но было уже поздно. Травяные путы держали их крепко, не давая возможности пошевелиться. Услышав вопли обезьян, Канебо оставил свое занятие и оглянулся. У него за спиной совершенно одна без присмотра стояла ненавистная фея. Летучих обезьян не было видно, да и посланница с гор — кенгуру куда-то запропастилась. Глаза злодея налились кровью.
— Эй, вожак! — взвизгнул он в нетерпении.
Не получив ответа, Канебо не на шутку встревожился. Он перестал тянуть из себя паутину, захлопнул пасть и поспешил к яйцу.
— Держите его, — заволновалась Маргона, — если он успеет залезть в свою скорлупу, то окажется вне опасности.
Глиняный и Кегу бросились к злодею. Канебо захлопал глазенками и, что было сил, запрыгал на тонких ножках к оставленному в траве яйцу. До желанной цели оставались недалеко, когда из-за крайнего дерева шект неожиданно вышел Песочный, выхватил у врага из-под носа тяжелую яичную скорлупу и поднял над головой. От проделанного усилия песочный человек рассыпался, но Канебо этого уже не видел. Он бросился прочь, потеряв впопыхах Золотую шапку. Маргона подняла ее и надела на голову.
— Остановись! - призвала она. –Теперь тебе меня не одолеть. Перестань творить зло.
В ответ общипанный цыпленок щелкнул клювом и растворился в воздухе; растаял прямо на глазах у опешившей Маргоны.
— Надо поскорее перенести скорлупу яйца к дереву Брамогрох, — заволновалась фея.
— Я сделаю тебя снова, — погладив песок, пообещал Глиняный, — подожди немного, и все будет в порядке.
Он подхватил обе половины яичной скорлупы и отправился к шагающему дереву. Маргона и Кегу поспешили за ним.
Но едва они достигли зарослей желтой кубры, как услышали жалобный птичий крик:
— Помогите! Помогите!
Оставив Глиняного и кенгуру, фея поспешила на зов и вскоре вынесла на руках из вредоносной колючки растрепанную птицу.
— Я знаю ее, — сказала Кегу,— это же наша птица-вестница. Что случилась, добрая сойка?
— Я летела над лесом, когда кто-то невидимый зашвырнул меня в самую гущу кубры, — смущенно сообщила сойка.
— Это Канебо! — воскликнула Маргона. — Нельзя оставлять глиняного человека одного. Где он?
-Только что был возле меня, - всполошилась кенгуру, оглядываясь по сторонам, - а теперь его нет.
-Скорее за ним, - проговорила фея.
Они поспешили вперед, но вскоре поняли, что потеряли своего спутника из вида. Между тем Глиняный не останавливаясь шагал через лесные заросли пока вдалеке не показалось дерево стув. Там его ожидал Брамогрох. Внезапно глиняный человек услышал рядом знакомый голос Песочного:
—Положи половинки яйца на землю.
Глиняный обернулся и, увидев названного брата целым и невредимым, опустил скорлупу. На радостях он даже не спросил, кто вылепил его на этот раз. Но стоило ему прикоснуться к песочному человеку, как тот противно захихикал.
— Ловко я поймал тебя на крючок, — раздался писклявый голос Канебо. – Теперь ты приклеился.
Глиняный человек глянул на песочную фигуру внимательнее и заметил, что у нее не достает глаз на затылке.
-Канебо! – воскликнул Глиняный. – Ты обманул меня.
—Я освобожу тебя, если понесешь за мной скорлупу, — пообещал злой волшебник.
—Ни за что, — ответил глиняный человек.
—Придет время, и я разобью тебя на куски, жалкий истукан, — рассвирепел Канебо.
Глиняный человек не ответил ему. Видя, что угрозы не действуют, злодей попробовал приподнять одну половинку яйца, но тут же опустил ее обратно.
— Самому мне ее не донести, — пробормотал он, — придется прибегнуть к помощи летучих обезьян.
Канебо щелкнул клювом и исчез вместе к приклеенным к нему Глиняным. Тем временем фея и кенгуру добрались до того места, где в одиночестве остались лежать половинки яичной скорлупы. К счастью, дерево Брамогрох было недалеко, и вскоре Маргона с Кегу положили к его корням части волшебного яйца. Брамогрох наступил на прочную скорлупу и она затрещала. Шагающее дерево стало топтать половинки яйца, и по лесу пошел ужасающий гул. Случилось это в тот самый момент, когда Канебо наконец отыскал летучих обезьян. Отделавшись от приклеившегося к нему глиняного человека, который при этом свалился на землю, злодей торопливо развязал своих слуг и наказал им немедленно лететь за чудесной скорлупой. Между тем дерево Брамогрох все давило и давило половинки яйца, пока не истолкло их в пыль. Дунул ветер, пыль развеялась, так что даже следа не осталось. Едва это произошло, как в глазах у Канебо потемнело, в горле заклокотало; он выпучил глаза, щелкнул клювом, дернулся всем телом и испустил дух. Летучие обезьяны взвыли от страха, а затем осторожно подняли упавшего глиняного человека.
— Заступись за нас перед феей, — попросили они.

18. РАБЫ ШАПКИ.
Весть о гибели Канебо быстро разнеслась по окрестностям. Узнав, что злодея больше нет, звери, птицы и всякая другая живность поспешили из Тигровой рощи в Чудесный лес, чтобы выразить фее признательность и благодарность. Тем временем сверху послышался шум и на траву перед Маргоной опустилась стая летучих обезьян, принесших с собой Глиняного. При виде своих бывших помощников, предавших ее в самый важный момент, фея нахмурилась.
— С вами разговор будет после, — произнесла она, поворачиваясь к глиняному человеку.
— Я помогу восстановить нашего общего друга — Песочного, — сказала Маргона.
— Нет, фея, — возразил глиняный человек, — я сам сделаю его заново, тем более что опыт уже имеется.
— Хорошо, пусть будет по-твоему, — согласилась хозяйка Чудесного леса.
Так Глиняный взялся лепить своего названного брата в третий раз. Сначала он смочил бесформенную груду песка водою, затем придал форму туловищу. Когда оно было готово, прикрепил голову, руки и ноги, изготовленные отдельно. После этого глиняный человек взял прутик и провертел в голове четыре отверстия: два спереди и два на затылке. И вот его друг предстал перед ним в точности как раньше. Глиняный отошел в сторону, чтобы полюбоваться своей работой. Несколько мгновений Песочный неподвижно стоял перед своим создателем, но вот в глазах его мелькнула искра жизни, он шевельнулся и сказал своим обычным голосом:
— Вот мы и снова вместе.
Братья взялись за руки и направились к фее. Маргона знакомила лесных обитателей с деревом Брамогрох.
—Без этого древнего дерева мне никогда бы не удалось одолеть злого Канебо, - признательно сказала фея.
Звери, птицы и прочая живность помахали новому знакомому лапами и огласили лес приветственным ревом и воем, а птицы вспорхнули на сухие ветви шагающего дерева и начали распевать на них веселые песни. Расчувствовавшись, старое дерево зашевелило ногами-кореньями в такт птичьим трелям и пустилось в пляс. Восхищенная Маргона хлопала при этом в ладоши.
— Старость — не помеха для хорошего танца, — скрипуче отозвался Брамогрох.
— Помимо шагающего дерева чествуйте еще и Глиняного с Песочным, — заявила фея. — Именно они выручили меня из беды и сделали немало других добрых дел.
— Честь и слава! Честь и слава! Честь и слава! — трижды прокричали окружающие.
После этого Маргона попросила у глиняного человека растительную флягу. Она набрала из нее полные пригоршни воды и выплеснула ее на песочного человека.
— Отныне ты можешь не беспокоиться за крепость своего тела. Оно стало таким же прочным, как у твоего друга — Глиняного, — провозгласила фея.
— Вот подарок, так подарок, — пробормотал песочный человек, и со всех четырех глаз у него брызнули слезы радости.
Затем Песочный бросился обнимать Маргону и своего названного брата, и ни одна песчинка не упала при этом с его тела. Наконец фея велела позвать летучих обезьян. Униженно кланяясь, бывшие слуги незамедлительно явились перед нею.
— Прости нас, могущественная фея цветка, — попросил их вожак, — ведь зло, которое мы совершили, творилось под воздействием колдовских чар Канебо.
— Это верно, — согласилась Маргона, — но многое зависело и от вас самих.
Предводитель летучих обезьян удрученно склонил голову.
— Мы действительно могли сбежать от злого волшебника, после того как отклеились от него, но не решились.
— Вы сделали выбор и за это понесете достойное наказание, — сказала фея. — Отныне вы станете рабами Золотой шапки. Тот, кто будет хозяином этой шапки, сможет трижды вызвать вас к себе и потребовать исполнения любых желаний, после чего шапка перейдет к новому владельцу, который тоже сможет распорядиться вами подобным образом.
— Ну а пока, — фея лукаво подмигнула собравшимся вокруг нее обитателям, — первым вашим повелителем буду я. Слушайте же мое первое пожелание: очистите Чудесный лес от остатков паутины, которую повсюду развесил злодей Канебо.
— Слушаемся, госпожа, — смиренно отозвался вожак.
Он взмахнул крылом, племя взвилось в воздух и исчезло среди деревьев.
Когда порядок в лесу был восстановлен, дела улажены, и все награды розданы (Маргона, конечно, не забыла при этом и милую Кегу, и птицу сойку), все лесные жители и гости феи собрались на веселый пир, который зашумел под раскидистым деревом Брамогрох. Желающие лазили в дупло к древнейшему обитателю Волшебной страны, слушали его рассказы о давно минувших днях и всячески выражали ему свое почтение и уважение. Целую неделю в Чудесном лесу шумел пир горой, и не было никого несчастного и мрачного на этом празднике. Под конец пира Маргона попросила внимания и провозгласила:
— Отныне в Чудесном лесу все будет так, как до появления существа из яйца Канебо. Я приглашаю всех желающих с разных уголков Волшебной страны, чтобы они прилетали, прибегали, приходили и приползали сюда. Их всегда встретят здесь с любовью и радостью.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 1111
Зарегистрирован: 23.05.08
Откуда: Земля
Рейтинг: 4

Награды: :ms15::ms17::ms35::ms19::ms84::ms21::ms22::ms23::ms24::ms43:
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.05.11 21:50. Заголовок: http://emeraldcity...




___________________
Я юн летами но стар умом
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 101
Зарегистрирован: 27.09.10
Откуда: Cybertron
Рейтинг: 0

Награды: :ms35::ms21:
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.06.11 03:57. Заголовок: Отличная сказка. Она..


Отличная сказка. Она скорее по мотивам Баума, а не Волкова.

Adventure seeker on an empty street
Just an alley creeper, light on his feet
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Великан из-за гор




Пост N: 2472
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 5

Награды: :ms13::ms24:
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.06.11 04:34. Заголовок: Skywarp пишет: скор..


Skywarp пишет:

 цитата:
скорее по мотивам Баума, а не Волкова

Мне показалось больше на Сухинова похоже)

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 102
Зарегистрирован: 27.09.10
Откуда: Cybertron
Рейтинг: 0

Награды: :ms35::ms21:
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.06.11 13:24. Заголовок: Ну, у меня после про..


Ну, у меня после прочтения возникло ощущение, что это типичная баумская сказка в волковских декорациях ) Но это имхо...
(во всяком случае, тут никаких заморочек с добром и злом и неоднозначностью характеров).

Adventure seeker on an empty street
Just an alley creeper, light on his feet
Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- дома
- никого нет дома
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 114
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Мир Волкова Изумрудная страна Заколдованное королевство - Tin Man Хроники Изумрудного города и его окрестностей Изумрудный город Миры Изумрудного города Изумрудная страна|Магвайр,Баум,Сухинов,Волков Типичный Урфин Джюс *NO SLASH!* Tin Man | «Заколдованное королевство» Друзья Изумрудного города