Главная сайт Изумрудный город Правила Форума Выберите аватару Виртуальный клуб Изумрудный город

АвторСообщение
горожанин




Пост N: 286
Зарегистрирован: 27.06.12
Откуда: Санкт-Петербург
Рейтинг: 8

Награды: :ms84::ms94::ms86::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.07.21 11:00. Заголовок: Круги на воде (AU к декалогии Сухинова; Корина, Элли, Пакир)


Этот долгострой был дописан благодаря дискуссиям на форуме, так что выкладываю здесь 💜

Автор: victory_vitt
Бета: Felis caracal
Канон: декалогия С.Сухинова
Рейтинг: PG
Персонажи: Корина, Элли, Пакир, фоном Аларм и Ланга, Железный дровосек
Размер: ок.4000 слов
Жанры: AU, дарк, драма
Описание: Наместница Корина верно служит Властелину Тьмы на поверхности, пока однажды Элли Смит не заявляет, что хочет перевербовать ее на сторону Света.
Примечание: AU к финалу первой и последующим книгам декалогии: за несколько лет до возвращения Элли в Волшебную страну Дровосек узнает, что Корина – дочь Гингемы, а не его бывшей невесты. От разоблачения ее спасает Пакир.
Примечания автора: написано на ЗФБ-2021 для команды WTF Emerald City 2021

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 1 [только новые]


горожанин




Пост N: 287
Зарегистрирован: 27.06.12
Откуда: Санкт-Петербург
Рейтинг: 8

Награды: :ms84::ms94::ms86::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.07.21 11:01. Заголовок: В Сером замке на окр..


В Сером замке на окраине Когиды наместница Корина не бывала уже около двух лет: после того как Властелин Тьмы завоевал Зеленую страну, столицу его царства перенесли в Изумрудный город.

Но сегодня был особенный день. Черный отряд привез с охоты важную добычу, и принцесса Ланга, не справившись с ней сама, неожиданно попросила о помощи.

«Разговори ее, колдунья, – хмуро заявила принцесса. – Узнай, зачем она здесь. Я никогда не поверю, что хранительница края Торна попалась нам в руки просто так».

Просто или нет, но Элли боялась, и это первым бросилось в глаза, когда она, в сопровождении замковой стражи, появилась на пороге. У нее было бледное лицо и сжатые в нить губы. От самоуверенной улыбки, которой фея щедро одаривала своих сателлитов, не осталось и следа. Из окон сочился неяркий дневной свет, и Элли зажмурилась – должно быть, отвыкла, – а потом сразу опустила голову.

– Доброе утро. Заходи. – Корина мановением руки отодвинула ей стул и махнула страже, чтобы убирались. – Меня зовут Корина, я наместница Властелина Тьмы на поверхности. Рада, что ты согласилась встретиться со мной.

Элли села на самый край и принялась расправлять складки на подоле. Она не глядела по сторонам, хотя в богато обставленной голубой гостиной было на что посмотреть. Расшитые серебряными узорами портьеры, изящно вырезанный гарнитур из светлого дерева, обитый небесно-голубым шелком – видела ли она такое в своей осажденной Желтой стране? Корина вздохнула. Первые допросы проводила принцесса Ланга, так что Элли еще долго будет прятать взгляд. Методы принцессы были отвратительны, но они работали, и Властелин всегда напоминал об этом, если Корина пыталась возражать.

Забавно, что именно Элли Смит оказалась Ланге не по зубам.

– Ты голодна? – спросила Корина, и Элли, помедлив, покачала головой.

Слуги расставили перед ними чашки и чайник, фрукты, шоколад, фиолетовые тюльпаны в широкой вазе – все было прислано Лангой из Подземной страны. Корина не любила синий чай, сладости выбирала сама, а из цветов предпочитала красные розы. Принцесса, разумеется, об этом знала.

Корина разлила по чашкам чай и жестом предложила его Элли. Та взяла чашку и сделала маленький глоток.

– Нравится? – Корина поймала ее взгляд и пояснила: – Чай. Новый сорт.

Элли кивнула – и, к ее чести, больше не опускала голову, хотя в голубых глазах застыли колючие льдинки страха. Интересно, что Ланга ей наплела, прежде чем отправить сюда?

– Второй урожай с подземных плантаций, – улыбнулась Корина. – Эти растения – синие, холодостойкие – наша новая разработка. Они растут в абсолютной темноте, их вывели для Пещеры Подземных Рудокопов. Удивительно, правда?

– У них странный вкус, – призналась Элли после первого ломтика яблока.

Корина придвинула к ней тарелку с виноградом.

– Это предубеждение, – мягко проговорила она. – Синие растения отличаются только тем, что быстрее растут и не нуждаются в солнечном свете. Между прочим, когда в Пещере был голод, они спасли немало жизней.

Она рассматривала Элли, отмечая каждую деталь: ее белое платье со знаком солнца на груди, чуть порозовевшее лицо, светлые волосы, заправленные за уши, свежую ссадину на правой щеке. Они сталкивались в бою, но до сих пор не были знакомы. На сохранившихся с довоенных времен портретах Элли была великолепна – юная фея с глазами словно небо и золотистыми локонами до плеч. Корина терпеть не могла фею Убивающего домика, но отдавала должное яркой красоте Элли Смит.

Что ж, художники, в отличие от летописцев, не лгали. Встретившись взглядом с Элли, Корина опустила его на шею, скрытую высоким воротником. Если аккуратно отогнуть воротник и положить два пальца на горло, можно ощутить, как отчаянно забьется пульс.

– Давно ты здесь?

– Неделю.

– Значит, пока за тобой приглядывает Ланга?

– Да.

Хотелось сказать ей: «Отомри». Или: «Расслабься, я не ем людей». Или: «Возьми себя в руки, это просто беседа за чашкой мерзкого чая, хотя я бы предпочла вино, а ты?»

Элли отставила чашку.

– Это правда, что вы убили Дровосека?

– Его невозможно убить – груда металла, сама понимаешь. Мы его разобрали.

– Эта груда металла – мой друг! – В глазах Элли впервые блеснул гнев, и Корина поздравила себя с успехом.

– Твой друг? А, вас взяли вдвоем, верно. Технически Гуд мертв, хотя, я думаю, его еще можно собрать. На самом деле я была уверена, что его голова способна существовать без тела, но, оказывается, нет.

Капли виноградного сока брызнули в стороны, и Элли уронила взгляд на раздавленную ягоду в своей ладони. Корина протянула ей салфетку. Элли, выхватив ее из рук, принялась тереть пальцы.

– Вы еще хуже, чем я думала, – зло сказала она.

– Тем не менее ты здесь.

– Я ошибалась.

– Правда? – Корина чуть подалась вперед. – Принцесса Ланга рассказывала мне, как ты сюда попала, но, если честно, я так и не поняла, зачем ты это сделала. В ее изложении это звучало как совсем бессмысленный поступок. Может, ты мне объяснишь?

– Я хотела вас перевербовать.

– Что? – нахмурилась Корина.

– Я надеялась, что, если предложу вам встать на сторону Света, кто-нибудь да согласится! Хотя бы ты, наместница Корина. Я читала отчеты после освобождения Стелларии – все писали, что твои люди помогали Болтунам, а ты сама поддержала Стеллу и вылечила пострадавших от подземных чудовищ. Это значит, что в твоем сердце есть место добру, а где добро – там и Свет. – Элли сморгнула пару слезинок и тихо добавила: – Я ошиблась, я знаю, и это стоило жизни моему другу.

– Никто еще не обвинял меня в доброте, – рассеянно заметила Корина.

В Стелларии вышло странно: Властелин приказал напасть и выставил против жалкой армии Болтунов лучшие черные отряды, но через пару часов неожиданно отозвал приказ. Передавшая его слова принцесса ничего не объяснила, наоборот, рассмеялась: не твое дело, наместница, выполняй. Корина ужасно разозлилась. Земли Розовой страны пропитались ядом темных тварей, сады и леса погибли, волшебница Стелла была совершенно уничтожена – и ради чего? Позже Властелин посчитал это кризисом веры, а тогда ей просто хотелось расставить все по своим местам.

– Не волнуйся, наместница, больше я никогда тебя в этом не обвиню. Как ты могла так поступить с Дровосеком? Он любил тебя как родную дочь!

– Он привязался ко мне, – вздохнула Корина, – а потом узнал, что я дочь Гингемы, а вовсе не его бывшей невесты. Мне пришлось бежать.

– Вы даже не поговорили. Он вызвался мне помочь, только чтобы увидеть тебя!

– Жаль, если так.

Ирония была в том, что настоящую дочь Весы Ланди Дровосек встретил, наполовину разобранный, лишенный рук и ног, в мастерской местного кузнеца. Ланга ненавидела бывшего жениха своей матери и, будь ее воля, приказала бы перековать его на железный лом. Только назло ей Корина выпросила у Властелина тело Дровосека якобы для того, чтобы исследовать природу наложенных Гингемой чар.

– Я не стану с тобой спорить. – Щелчком пальцев Корина подогрела остывший чайник. – Я семь лет выступаю на стороне Тьмы. Поверь, что бы ты ни сказала, я слышала и не такое.

Это была чистая правда, но Элли вдруг посмотрела на нее поверх своей чашки.

– Ты уже со мной споришь, – ответила она.

А минуту назад в голубых глазах разве что молнии не сверкали. Да, новая хранительница славилась обаянием, упертостью и безрассудством, но одно дело слышать об этом, а другое – испытывать на себе.

– Раз так, скажи мне, Элли Смит, – заинтересовалась Корина, – если ты прилетела сюда, в Царство Тьмы, чтобы переманить кого-нибудь из нас, как ты себе это представляла? Армия Света терпит поражение за поражением, кому придет в голову вставать на сторону проигравших? Прости за прямоту, но, если вы не сдадитесь, вас всех ждет мучительная гибель. – Она указала на шоколад. – Попробуй, его доставили прямо из Подземной страны.

Элли кивнула, но к шоколаду не притронулась. Должно быть, у нее, как и у многих приверженцев Света, вызывала отвращение подземная еда.

– Наместница, я не знаю. Когда я услышала про Стелларию, то задумалась о тебе, о том, какая ты на самом деле. Об остальных слугах Тьмы. Что мне вообще о вас известно.

– И что же?

– Ничего! В том-то и дело. Я хранительница уже пять лет, война идет три года, а я как будто забыла, что должна защищать не только силы Света, а всех, кто живет в Волшебной стране.

Что эта девчонка о себе возомнила?

– Я последняя, кого тебе нужно защищать, хранительница, – холодно проговорила Корина.

– Ты сама спросила, наместница, так что слушай. Я много думала о том, что случилось в Розовой стране. Раньше мне казалось, что по собственной воле служить Пакиру могут лишь полные чудовища. Злодеи в черном, в которых нет ни капли добра. Очень успокаивающая мысль, понимаешь? За монстров бороться не нужно, я и не боролась.

– А когда узнала обо мне, мир перевернулся.

– Вроде того. Ты не монстр, но и на Свет не тянешь. Если есть ты, то найдутся и другие, поэтому я решила – полечу, прикинусь одной из темных, и будь что будет. А что говорить, придумаю потом. Никто не поддержал меня, кроме Дровосека, – ну и пусть! Я столько лет закрывала глаза на то, что на другой стороне тоже есть люди, так не могло больше продолжаться. Я должна была попробовать. В конце концов, что я теряла?

– Ничего, кроме жизни, – ответила Корина, и Элли пожала плечами, словно ей было все равно. – Что ж, надеюсь, твои книги и волшебная сила сейчас в достойных руках.

– Я не оставляла преемника.

Корина опустила чашку на блюдце.

– Ты веришь, что выберешься отсюда, Элли?

– Не знаю. Я все поставила на тебя, наместница. Как бы то ни было, я считаю, что каждый заслуживает шанса на Свет.

Шанса! Корина прикусила губу, чтобы не рассмеяться ей в лицо. Легко было согласиться, что Элли правда настолько наивна и верит в свои слова, но по всему выходило, что она врет. И это понятно: как бы стойко она ни держалась, она измучена и не ждет от слуг Тьмы ничего хорошего. Она будет говорить что угодно, если это продлит передышку. Кто станет ее осуждать?

С другой стороны, ясно как день, что на допросе Элли не молчала. Значит, проклятая Ланга подослала ее не просто поболтать. Одно неосторожное слово ей в ответ, любой намек на сочувствие силам Света, и принцесса донесет Властелину, что наместница ему неверна. После Стелларии он такого не потерпит.

Как же все это надоело!

– Довольно. – Корина встала. – Я не желаю тебя слушать.

Когда она подошла, Элли вскинула голову и впилась пальцами в край столешницы. Знала ли она о планах Ланги? Могла и не знать, принцесса редко делилась подобным даже с самыми преданными слугами, не говоря уже о врагах.

Глупый Дровосек, и что ему не сиделось в Желтом дворце?

– Аудиенция окончена, – громко объявила Корина. – Пока останешься здесь, я скажу принцессе Ланге, чтобы отправила кого-нибудь за тобой.

Прежде чем Элли успела возразить, она приложила палец к губам, а потом указала на дверь, и Элли, просияв, быстро поднялась. Корина сотворила заклинание невидимости. Страже не обязательно знать, что они покинут гостиную вдвоем. К счастью, слуг и охраны в Сером замке было мало: большая часть переехала с хозяйкой в Изумрудный дворец.

– Дровосек в моих покоях, – прошептала она, жестом велев Элли подойти ближе. – Ты заберешь его, и я выведу тебя из замка. Дальше ты сама по себе. Все поняла?

– Да.

– Хорошо.

Корина улыбнулась стражникам, открывшим для нее двери, и задержалась на пороге, чтобы невидимая Элли успела выйти перед ней.

– Наместница! – раздался за спиной знакомый голос.

Она обернулась.

– Здравствуй, Черный рыцарь. – Корина подала руку для поцелуя, и Аларм, взяв ее ладонь, мазнул губами по рубиновому перстню.

– Принцесса послала меня за Элли Смит, нужно доставить ее на остров. Если ты закончила, могу я ее забрать?

Слишком быстро, они еще не успели отойти от дверей, но делать нечего. Корина кивнула, глядя в серые глаза Черного рыцаря. Без тяжелых доспехов и шлема Аларм выглядел почти мальчишкой, его серьезное бесхитростное лицо было как открытая книга. Принцесса научила его бою, а вот с интригами решила подождать.

Корина передала рыцарю ключи.

– Элли в гостиной, – сказала она, – и, кажется, плачет. – В двух шагах от нее та стояла, не дыша. – Оставим ее одну ненадолго, пусть успокоится, а ты пока проводишь меня наверх.

Юный фаворит принцессы Ланги чтил свой долг, но отказывать женщинам не умел. Корина продела руку ему под локоть, и Аларм повел ее по лестнице, а Элли следовала за ними несколькими шагами позади. У дверей своих покоев Корина остановилась.

– Спасибо, дальше я сама.

Аларм коротко поклонился и ушел. Элли проводила его взглядом.

– Он тебе понравился? – спросила Корина, впустив ее в комнату.

– Такой молодой, а уже воин Тьмы.

– Аларм Рудокоп, в Пещере взрослеют рано. Ему было четырнадцать, когда он завладел мечом Торна. – И сразил Белого рыцаря, про себя закончила Корина.

Тело рыцаря так и не нашли, хотя обыскали весь северо-восток Фиолетовой страны. Остатки Белого и Черного отрядов, уцелевшие в битве на озере, говорили, что Белый рыцарь, смертельно раненный, упал на постамент статуи Торна и вдруг исчез.

Элли нахмурилась – наверное, тоже вспомнила об этом.

– Ему было пятнадцать, – сказала она. – Дональду.

– Белому рыцарю?

– Никто его так не звал. Просто Дональд. – Элли оперлась спиной на стену комнаты и скрестила руки на груди. – Он помог мне перебраться через Кругосветные горы, а в тот поход отправился, чтобы составить для меня карту Волшебной страны. Он и не знал про этот ваш меч.

Корина прикрыла за ними дверь и шепнула запирающее заклинание. В покоях наместницы царил полумрак. За последние годы деревья вокруг замка еще больше разрослись и теперь давали густую тень. Когда семь лет назад Властелин отправил ее сюда, Корина с первого взгляда возненавидела мрачную крепость. Она приказала добавить света, обить стены яркой тканью и посадить под окнами розовые кусты, но это не помогло.

Принцесса однажды, в редком благодушном настроении, назвала ее неправильной Жевуньей: мол, кому нужен далекий Изумрудный город, если вокруг родная Голубая страна.

– Я мало что знаю о загробной жизни, Элли, но Аларм считал Белого рыцаря достойным противником. После того как война закончится, твой друг и другие храбрые воины возродятся в Невидимой земле.

– Ты веришь в сказки? – удивилась Элли.

– Это не сказка, а легенда, и я в нее верю, – смутившись, Корина приготовилась защищаться, но Элли покачала головой.

– Раз так, и я поверю, наместница. Где Дровосек?

Корина оглянулась. Ее спальня здесь была простой, не то что роскошные покои королевы Изумрудного города, но к возвращению хозяйки комнату постарались украсить: кровать застелили синим вышитым покрывалом и уложили на пол меховые шкуры – охотничьи трофеи Черного рыцаря. Сундук с подарком Властелина поставили в изножье.

По щелчку пальцев крышка сундука поднялась, и голова Гуда слепо взглянула на нее железными глазами. Никто не потрудился опустить ему веки. Корина старалась не смотреть на него, но сердце тоскливо сжалось. Лишившись головы, Гуд превратился в большую железную куклу, весь в царапинах и вмятинах, разобранный, неживой. Не знай она, что его можно починить, считала бы, что он мертв.

Корина взмахнула рукой, и сундук, оторвавшись от пола, начал уменьшаться. Скоро он стал размером с монету и упал на ладонь.

– Вернешься к своим – расколдуй и отдай мигунским механикам, они знают, как его собирать. – Корина сунула крошечный сундук Элли в руки. – А сейчас идем, у нас мало времени.

Она потянула Элли к выходу, но та не двинулась с места.

– Подожди. Что мне сказать Дровосеку?

– Как ты будешь оправдываться за свою авантюру, уж точно не мое дело, – наставительно молвила Корина, притворяясь, что не поняла вопрос. – Идем, Элли. Думаю, Аларм уже заметил, что комната, от которой я дала ему ключ, пуста.

– Вы не виделись целых семь лет, неужели ты не хочешь извиниться?

– Поторопись! – Корина махнула рукой.

Элли сжала сундук в кулаке. На ее лице застыла гримаса разочарования, такая яркая и откровенно фальшивая, что снова захотелось рассмеяться в ответ. Хранительница края Торна, защитница тех, кто об этом не просил, – какая ей разница, что случилось между Дровосеком и его самозваной дочерью много лет назад?

«Я тебе помогаю только ради Гуда. А ему помогаю, потому что устала играть по правилам принцессы Ланги. Левая рука Властелина Тьмы – это хорошо, но не когда его правая изо дня в день пытается доказать, что ты ни на что не годишься».

Она дала Элли плащ, чтобы скрыть приметное белое платье, и проследила, как та прячет сундук в потайном кармане за пазухой. Предстояло спуститься на первый этаж, пройти мимо слуг и стражи к черному ходу, а потом пересечь двор и вывести Элли за крепостные стены.

Зов Властелина раздался, когда она отворила дверь.

Первое предупредительное касание обдало холодом затылок. В глазах потемнело. Корина знаком велела Элли отойти, а сама села на кровать и зажмурилась, отгоняя все лишнее и собираясь с духом для ответа. Наверное, Аларм сообщил принцессе, что Элли исчезла, принцесса доложила Властелину, и тот захотел узнать из первых уст.

«Хранительница сбежала, и ты последняя, кто ее видел».

Эхо слов Пакира отдавалось в голове холодной тупой болью.

«Я заперла ее в гостиной, – ответила Корина, стараясь, чтобы за мысленной речью фоном звучала растерянность: как Элли может сбежать, если Ланга сказала, что магия хранительницы не действует в Голубой стране? – Она не поведала ничего полезного, но очень расстроилась, и я подумала, ей нужно время, чтобы прийти в себя».

«Твой просчет, Корина. – Недовольство Пакира ощущалось слабее, чем могло бы после таких новостей, и, скрывшись за ворохом досады на себя и сожалений о глупом поступке, она внутренне вздохнула с облегчением. – Найдите хранительницу. Пусть Ланга доставит ее на остров. Ты мне скоро понадобишься в Изумрудном городе».

«Да, Властелин».

Корина открыла глаза. Встревоженная Элли стояла перед ней, опустив руку на плечо.

– Что с тобой? – спросила она.

– Все в порядке. Сундук у тебя?

Элли хлопнула по складкам плаща на груди.

– Идем.

Невидимые, они спустились по парадной лестнице в холл. Корина шла, то и дело оглядываясь, чтобы первой заметить Аларма или Лангу. Элли держалась по правую сторону от нее. Коридоры опустели: тяжелое, давящее чувство, которое повисало в воздухе, когда Властелин обращал свой взор на Серый замок, разогнало слуг по углам.

– Сюда, – Корина свернула в кухонное крыло и указала на дверь, ведущую в кладовые.

Внутри кто-то басом пересчитывал ящики с фруктами. Аромат голубых яблок и груш отдавался сладостью на языке. Жестом велев Элли двигаться тихо, Корина прошла вдоль стены, в тени бочек и стеллажей, готовая в любой миг бросить усыпляющее заклинание. Но им повезло: кладовщик был занят, дверь наружу была приоткрыта, и они незамеченными одна за другой выбрались во внутренний двор.

Под открытым небом Корина превратила их в маленьких бурых воробьев. Они миновали крепостные стены и полетели к безымянному озеру в окрестностях замка, на берегах которого после экспериментов Тамиза вырос молодой синий лес.

Опустившись на покрытую сероватой травой землю, Корина обратилась первой и быстро огляделась, высматривая возможную угрозу. Вдалеке щебетали птицы, по темной поверхности воды шла мелкая рябь, но людей или зверей – никого. Она щелкнула пальцами, и Элли появилась рядом с ней.

– Здесь я тебя оставлю, хранительница. Иди через лес на восток, и за пару часов доберешься до границ Розовой страны. В землях Стеллы светлая магия к тебе вернется. Передай Гуду… а, не говори ничего. Если благополучно сбежите, он сам все поймет, а если попадетесь, то и неважно. С тобой не прощаюсь. Что-то подсказывает, мы еще не раз встретимся в битве.

– Подожди, – Элли дотронулась до ее локтя, и Корина удивленно нахмурилась. – Прежде чем все закончится, так или иначе, я хотела спросить. Ты правда считаешь, что за столько лет Дровосек не догадался, что ты не дочь его невесты?

– Нашла время, – усмехнулась Корина. – А ты правда считаешь, что дело в этом?

Элли покачала головой, и Корина вздохнула. Жаль будет разочаровывать напоследок, но, похоже, Гуд не все ей рассказал.

– То, что я не дочка Весы Ланди, Элли, это полбеды. Ты ее видела. У принцессы Ланги с ее матерью нет ничего общего, и что-то подсказывает, если бы пришлось выбирать, Гуд был бы совсем не против иметь в падчерицах меня. Мой секрет – настоящий, а не слезливая история с приемной девочкой Гингемы, – мой секрет состоял в другом. Через неделю после того, как мы познакомились, я тайно вынула шелковое сердце Гуда и заменила на камень. Хотела его полностью подчинить, при том что Гуд уже во мне души не чаял. Это было непросто, пришлось избавиться от нескольких его старых приятелей-Мигунов. Ничего серьезного, но они бежали из страны. Я обманула его и заставила возглавить первый поход на Изумрудный город. Когда мигунская гвардия повязала соломенного человека, Гуд получил орден из моих рук. Я не горжусь этим, но и не жалею. А тебе говорю лишь для того, чтобы ты не пыталась меня… Как ты сказала – перевербовать?..

– Он все равно тебя любил, наместница, – тихо и зло ответила Элли. – Не знаю, за что.

– На том и закончим.

Элли гневно всплеснула руками. Ведет себя как ребенок, которому не дали новую игрушку! Корина взглянула на нее в последний раз и, поджав губы, отвернулась. Элли рискнула собой и Железным дровосеком – сильнейшим оставшимся у нее воином Света, – чтобы сыграть в спасительницу темных. Если такова хранительница края Торна, то этот край обречен.

Она успела пройти несколько шагов по направлению к замку, – надо бы снова обратиться воробьем, а потом сказать, что искала Элли с воздуха, – когда ледяное касание Пакира обожгло виски.

«Где хранительница?»

«Я ее не нашла. – Корина с готовностью представила пустые коридоры Серого замка, вид сверху на крепость, озеро и лес. Если показать самой, то глубже Властелин смотреть не станет. – Я проверила все, ни следа светлой магии».

С озера подул прохладный ветер, прядь волос упала на глаза, и, встряхнув головой, Корина заправила ее за ухо.

«Я думаю, надо прекратить поиски, – наудачу добавила она. – Элли сбежала, и Тьма с ней, я уверена, девчонка скоро попадется опять. Элли Смит – это символ, до старой хранительницы ей далеко. Знаете, что она мне сказала? Что покинула Желтую страну и свою разгромленную армию Света, потому что надеялась отыскать союзников среди нас. Ну разве не чушь?»

Властелин негромко засмеялся.

«Они умирают, Корина, – сказал он и вдруг посерьезнел. – Это агония, а не надежда. Что с тобой происходит, что ты до сих пор этого не поняла?»

И правда, что, встрепенулась она. В глазах помутнело, руки и ноги уже онемели от холода. Корина попыталась зажмуриться, но тело сковал колючий лед. Она сделала шаг и, потеряв равновесие, упала на колени. Проклятье! Должно быть, Властелин разгадал ее притворство и, больше не церемонясь, сам вторгся в ее разум и увидел все, что видела она.

– Эй, ты меня слышишь?

Она не могла пошевелиться и только с трудом различала, как Элли – светлое пятно – опускается рядом и трогает ее щеки и лоб. Хотелось закричать ей: «Нет, уходи!»

Но Элли что-то зашептала, сжав ее запястья, и постепенно холод стал отступать. Лед перед глазами истончился и, треснув, брызнул осколками в стороны. Магия то была или просто живое тепло, но Элли держала ее руки в своих, и неведомым образом это придавало сил. Глубоко вздохнув, Корина сбросила остатки темного присутствия Властелина и сосредоточилась на том, что было близко. Элли. Ее узкие ладони без колец, аккуратные розовые ногти, белая кожа и вены под ней – едва ли получится теперь это забыть.

Пару долгих мгновений спустя Элли, не размыкая рук, встала сама и помогла ей подняться.

– Как ты?..

– Страшная тайна, – улыбнулась Элли, и Корина понимающе кивнула: кто станет рассказывать такое врагу. – Торн научил меня заклинанию, которое может прекратить любое другое, – глазом не моргнув, продолжила та. – Когда я поняла, что происходит, то сотворила заклинание и попросила, чтобы Пакир не смог причинить тебе никакого вреда.

– Это магия Света? – осторожно спросила Корина.

– Не знаю. Но я могу использовать ее даже во Тьме, когда чары хранительницы бессильны.

Вот оно что. Понятно, почему принцессе не удалось ничего у нее узнать.

Корина опустила голову.

– Спасибо, – устало проговорила она. – Мне придется многое объяснять Властелину потом, но сейчас спасибо.

– Тебе не обязательно это делать, – сказала Элли.

– Благодарить тебя?

– Объясняться с Пакиром.

Корина уставилась на нее, и Элли снова улыбнулась, на этот раз глядя ей в глаза:

– Честное слово, хоть ты мне и не веришь. Я очень хочу, наместница, тебя перевербовать.

Корина не нашлась с ответом. Она первой отдернула руки и отошла к краю берега, где вода подступала к высоким зарослям серебристых трав.

– Тебе стоит поторопиться, хранительница, – наконец вымолвила она. – Властелин успел тебя заметить, он скоро будет здесь, уходи.

Трава позади зашелестела, Элли встала рядом, наклонилась и бросила камешек в озеро. Синяя гладь побежала кругами. Корина посмотрела в расходящиеся волны и, вздрогнув, зажмурилась.

Она ясно представила, что будет дальше. Чудес не бывает, кому, как не волшебнице, это знать. Она дождется Властелина, сочинит историю для них с принцессой, принесет извинения Черному рыцарю – щепотка искренности в бурном потоке оправданий. Ей поверят – возможно, ей поверят, ни Властелин, ни Ланга давно не видели от нее разумных действий. Элли и Гуд спасутся. Война продолжится, наместница останется предана Тьме. Она возвратится в Изумрудный город, сделает все, чтобы с блеском исполнить следующее поручение Властелина, и постепенно жизнь войдет в привычную колею.

Одна мысль об этом заставляла бессильно сжимать кулаки.

Вот только Властелин ошибался. Это не походило на агонию. Хранительница знала, что делает, и заклинание Торна, способное разрушить темные чары, говорило об этом лучше слов. Безумие считать, что силы Света еще могут побороться в войне против темной армии, но это не первое безумие на сегодня – да, наместница Корина?

– Я полечу с тобой, – быстро проговорила она. – Если мы превратимся в птиц и пересечем границу по воздуху, Пакир нас не достанет. Он подземный король и не властвует в небесах. Я провожу до Стелларии, хочу убедиться, что Гуд попадет в хорошие руки… Я ничего не обещаю, хранительница, и ты многого себе не воображай. Ты согласна?

Отступив от воды, Элли взглянула на нее с обезоруживающей надеждой.

– Звучит здорово, – ответила она.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- дома
- никого нет дома
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 168
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Мир Волкова Изумрудная страна Заколдованное королевство - Tin Man Хроники Изумрудного города и его окрестностей Изумрудный город Миры Изумрудного города Изумрудная страна|Магвайр,Баум,Сухинов,Волков Типичный Урфин Джюс *NO SLASH!* Tin Man | «Заколдованное королевство» Друзья Изумрудного города