Главная сайт Изумрудный город Правила Форума Выберите аватару Виртуальный клуб Изумрудный город

В издательстве «Шико-Севастополь» вышел восьмитомник серии «СОБЕРИ РАДУГУ» Ю.Н. Кузнецова. Твёрдый цветной переплёт, прошитый чёрно-белый блок, 400 иллюстраций О. Бороздиной, И. Буньковой, В. Коновалова, D. Anfuso.
Цена 200 руб. за том.

Заказать у автора: e-mail | vkontakte | facebook

 
Даниил Алексеев «Приключения Оли и Пирата»
Образцом при написании и оформлении были книги А. М. Волкова. Девочка Оля похожа на Элли и Энни Смит, а также Алису Селезнёву, только она наша соотечественница и современница. В истории «Серебряные башмачки» тайный враг подсунул Оле туфельки Гингемы. Девочка решила поиграть в Элли... и оказалась в Голубой стране. Там она встретит Виллину, Кагги-Карр, Элли, Тотошку, побывает в пещере Гингемы и столкнётся с Урфином Джюсом и филином Гуамоко.
Цена 500 руб.
(включая стоимость пересылки)

Заказать у автора: e-mail



АвторСообщение
горожанин




Пост N: 5
Зарегистрирован: 27.07.12
Рейтинг: 0

Награды: :ms17:
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.09.12 06:21. Заголовок: Корона Аш-Шемра


Корона Аш-Шемра
Книга 1 Грозный меч Амваджов
ZANQ

Аннотация

Королевства Феома пало и, на его месте появилась империя Баланагар. Но императоры оказались неспособны защитить свою землю от кочевников и перенесли столицу в Алур, на северо-восток. Князья и короли начали бороться друг с другом. Основная борьба развернулась на равнинах Шемра.

На равнине близ реки Манч, в месте будущего брода, расположились два военных лагеря. Туземцы только что высадились на побережье, прибыв на бальсовых плотах и каноэ. Взяв наизготовку копья, они построились в боевое построение.
Полководец Эльвед сев в колесницу осмотрел вверенное ему войско. Воины, одетые в боевые красные рубахи из толстой кожи, держали в руках длинные копья, а на голову одели крепкие шлемы. Возможно, это защитит их, но те с кем им придется биться, славятся своим умением метко стрелять из лука острыми стрелами.
Эльвед подъехал к князьям, стоявшим на колесницах и с напряжением, осматривавшим вражеское войско. Полководец Эльвед посмотрел в ожидании на вражеский лагерь.
Вражеское войско построилось в линии, но боевых копья не было видно. Зато Эльвед хорошо рассмотрел огромные луки, бьющие гораздо дальше даже тех, что имеют кочевники.
Внезапно вражеские ряды зашевелились, и до их рядов донесся вопль сотен глоток:
— Воитель!!! Воитель!!! Воитель!!! Воитель!!!
На равнину вырвался всадник и помчался к стоявшему войску. Эльвед приказал:
— Одиночка не враг. Это представитель шемросов.
Всадник в сверкающих латах осадил коня. Конь встал на дыбы и дико заржал. Он крикнул:
— Эльвед! Выходи, поговорим.
Эльвед посмотрел на князей. Они покрепче взяли копья наперевес. Он посмотрел на того кого должен был убить и вытащил меч.
Пятнадцатью годами ранее.

Страна городов Аш-Шемр (равнинный Шемр) пребывала в жестоких объятиях зимних дождей под свинцово серым небом, которое отливало на горизонте алым и оранжевым. Повсюду лужи: скрывая тропинки и скрадывая детали пейзажа.
Глухую тишину нарушал лишь чавкающий звук шагов путника. С севера по бездорожью уверенно шагал путник с живыми черными глазами.
Впереди простиралась бескрайняя равнина, обрамленная на западе едва различимыми холмами.
Почуяв слабый запах дыма путник покрепче завернулся в рваный плащ, поправил старый меч, висевший у него на поясе, и решительно двинулся вперед — к жилью, прочь от необитаемых окраин. Он вошел в убогое селение, неприглядное в своей нищете.
На фоне равнин над остальными домами возвышалось большое зловещее здание.
Эта мрачная крепость была для обитателей
Шемра воплощением всего самого страшного.
Керборон — владения кочевников амваджов.
Таким впервые увидел его
Карум Воитель.


— Как поживает полководец Эльвед? - спросил Карум
трактирщика, отпивая из стакана прохладное пульке. В своей
потрепанной одежде он рискнул зайти в бенлурскую таверну, чтобы утолить жажду и узнать новости о суровом капитане местной дружины. Старые воспоминания закружились в его голове. Он ждал ответа, стараясь не высказывать особого интереса.
Хозяин удивленно ответил.
— Эльвед уже пять лет является маршалом Бенлура. Хотя нашим князьям он не нравится, но его все уважают за честность.
Бенлурец посмотрел через открытую дверь. Послышались тяжелые шаги и бряцанье оружия. Отряд воинов вошел в таверну. Глаза их командира окинули внимательным взглядом каждого, задержались чуточку на Каруме и затем остановились на хозяине. Подойдя к прилавку, офицер что-то сказал ему. Пара полных бутылок перешла с полки в руки командира. Тот подал команду, и отряд с таким же шумом покинул таверну.
Карум бросил безразличный взгляд на удалявшихся солдат. Его мысли были заняты размышлением о будущем. Он пожал
плечами. Внутренние дела Бенлура не касались его - хватало собственных проблем. Завтра он либо продолжит свой путь на восток, к горам Шемра, - и перед дорогой надо хорошенько отдохнуть. Либо ненадолго задержится.
— Хозяин! - произнес Карум. - Есть ли у тебя комната на ночь? Я немного устал.

Карум встал поздно и плотно позавтракал. В таверне никого не было, за исключением служанки. Карум заказал себе большое блюдо мяса, яйца и горячий хлеб. Умяв все это, он пришел в более благодушное расположение духа и отправился на улицу, решив разузнать об этом городе еще что-нибудь интересное.
То, что предстало взору шемрийца, выглядело весьма неплохо. Местный архитектурный стиль был в точности такой же, какой и везде в здешних областях Аш-шемра. Основная часть домов были построены из камня в форме двора обнесенного стеной либо просто дом с узкими окнами под потолком и верхней террасой.
Одна из улиц была застроена мастерскими домами различных ремесленников. Это были внушительные здания. Одно здание Карум особо выделил, увидев вывеску в форму молота.
Через пару минут быстрого шага Карум оказался уже на Площади. Для такого города центральная Площадь была достаточно большой. Она была окружена роскошными зданиями, украшена большим количеством изящных статуй. Некоторые из строений, окружавших Площадь, были храмами; другие - дворцами. Над главными воротами одного из дворцов Карум увидел шемрийских львов. Шемриец решил, что это, должно быть, и есть резиденция великого эва.
Оказавшись на Площади, Карум начал бродить по многочисленным торговым рядам. Хотя у шемрийца не было конкретного плана, куда идти, тем не менее его прогулки по Площади нельзя было назвать совершенно бесцельными. Он запоминал город, составляя в голове точный его план, чтобы в случае бегства не пришлось плутать. Карум понимал, что бежать неведомо куда, не зная местности, особенно если за тобой гонится большое количество вооруженных людей, равносильно самоубийству.
Внезапно дорогу Каруму преградил отряд воинов. Командиром был громадным мужчиной с гривой черных волос, ниспадающих на его кольчугу, с грубым и жестоким лицом. Двое других казались поменьше, одетые в боевые фартуки. У рослого за пояс была заткнута громадная макана с набалдашником, окованным железом. Воины носили кольчуги без рукавов и были вооружены широкими изогнутыми мечами. У всех троих был вид людей, отлично умеющих управляться с оружием.
— Идем с нами, - сказал рослый. – Мой господин желает поговорить с тобой.
— Почему я обязан идти с вами? - поинтересовался Карум. - Кажется, в этом городе я ничем противозаконным не занимался.
— Если ты не идешь с нами, - сказал рослый стражник, - стало быть, ты не подчиняешься приказам генерала Бенлура. А это само по себе противозаконно.
— Я что, арестован? - спросил Карум, и рука его потянулась к рукояти меча.
— Он просто хочет поговорить с тобой, - произнес верзила усталым голосом.
— Послушай, не создавай трудностей нам и себе.
— Тогда пошли, - сказал Карум.
Верзила повернулся, и Карум последовал за ним. Двое воинов замыкали шествие. Они пересекли Площадь. Вслед за верзилой Карум поднялся по ступенькам к дверям роскошного дворца. Наверху стояли два стражника, настоящие головорезы.
Карума привели в приемную, которая размерами не уступала бальной зале дворца. В приемной стоял письменный стол. За столом сидел человек. При появлении Карума человек этот поднял голову и поглядел на шемрийца. Хотя прошло двадцать лет, но Эльвед особо не изменился.
— Вот этот чужеземец, мой господин! - доложил верзила.
— Хорошо, Арум. Ну, здравствуй Карум, подойди сюда. - Эльвед поманил Карума пальцем.
Карум сделал шаг вперед:
— Да?
— И давно ты в городе, - спросил генерал.
— Со вчерашнего вечера.
— Я отвечаю за порядок в этом городе. И в мои обязанности
входит также собирать сведения о каждом новом головорезе, который появляется здесь с тем, чтобы осквернять своим присутствием вверенный мне город. Как только я увидел тебя, так сразу вспомнил тебя. Двадцать лет тому назад ты пришел в мой город, кажется, я был тогда капитаном, ты смутил сердца храбрых и увел их за собой. Ну, так что дал ты им счастье в походе на Юг?
— В любом случае колодки раба и плеть надсмотрщика отмстили мне за смерть тех храбрецов, - проговорил Карум. - Хотя с
тех пор, как я бежал из рабства, я убил стольких шандалов, что кровь героев уже отомщена.
— Зачем ты сюда явился? - спросил генерал.
Карум задумчиво посмотрел на стены приемной и произнес:
— Пока не знаю. Может, вернусь к своему племени или тут задержусь.
Эльвед встал и сказал:
— Следуй за мной.
Они прошли на террасу и спустились в сад. Там стоял столик в тени дерева. Стол был накрыт на двоих. Эльвед сел и знаком пригласил сесть Карума. Взяв чашу с пульке Эльвед произнес:
— Ты, увел за собой лучших, выпьем за них.
Карум пригубил из чаши. Эльвед посмотрел на Карума и сказал:
— Вот что я думаю. Ты смутьян и головорез. В прошлый раз ты наделал здесь проблем. Я мне их разгребать. И вот ты опять здесь.
— Я просто шел домой. Хотя как были вы все трусами так и остались. Раньше вы гнули спину перед шандалами, а теперь перед вонючими амваджами.
Эльвед покраснел от стыда.
— Это все наши аристократы. Они боятся. Я бы жизнь отдал если бы только город наш поднялся на борьбу.
— Верю.
— Было время когда я вешал таких как ты, - задумчиво произнес Эльвед, - но времена изменились. Теперь мы платим дань кочевым каганам и, даже непобедимые шандалы отступили за великую реку, оставив на разграбление богатые города равнины.
— Так может пора вмешаться? – тихо спросил Карум.
Эльвед пристально на него посмотрел и задумчиво произнес:
— А ты и вправду изменился. Двадцать лет назад ты бы уже размахивал мечом на центральной площади. Ладно. С этого момента я не буду спускать с тебя глаз. Это мой город. Я стремлюсь отслеживать появление и исчезновение любого мошенника вроде тебя. Утрясай свои дела и уматывай. Такие, как ты, мне здесь не нужны. Поднимешь смуту, мы все окончим свои дни в темницах амваджов.
Карум поднялся из-за стола.
— Я знаю всех паробатителей. Я двадцать лет гнул спину на шандалов. Я лично видел их правителей. Не надейтесь раболепием заслужить их милость.
— Проваливай.
Карум повернулся и вышел из сада.

В гостиной возле очага сидела семья ваздонов (крестьян). Торф горел слабовато. Кто то негромко постучал в ворота, и обитатели вздрогнули. Кадок взял копье и жестом приказал жене Гуди увести детей в спальню.
Когда она поднялась на второй этаж, Кадок покрепче сжал копье и крикнул погрознее:
— Убирайтесь прочь! Мы уплатили все сборы. Вы забрали у шемритов половину запасов в кладовые Керборона.
— Кадок! Кадок, это я, Бром! Открывай! Холодно тут.
Кадок отворил дверь, и в дом вошел Бром и направился прямиком к очагу. Там он встал, потирая руки и отогревая их у огня.
Кадок и Гуди с тревогой смотрели на гостя.
Бром сказал:
— Патрули бродят, всадники и прочие. Еду ищут.
Гуди покачала головой.
— Надо было нам бежать отсюда, как другие. И где нам взять еду, чтобы платить им подать?
Кадок в отчаянии швырнул в угол копье.
— Куда нам бежать посреди дождей с четырьмя детьми?
Бром произнес:
— Надо уходить на восток. Лошади не пройдут по раскисшей земле. Дойдем до реки манч и мы у свободных племен шемритов.
Кадок сел у очага размышляя над предложением Бронта, разрываясь между надеждой на побег и мыслями об опасности.
Раздался стук в дверь.
— Открывай! Патруль Керборона!
Едва Гуди сняла задвижку, дверь с силой толкнули. Воины, толпой ввалившиеся в комнату с холода, оттеснили жену в сторону. Патрулем командовали знаменитые мясники Дондар и Брант.
— Ну, грязные линги (рабы) нашего эвора (кагана)! Куда запрятали лепешки, сыр и осеннее пульке?
Кадок с трудом сдерживал ненависть в голосе, отвечая насмехавшемуся над ним Дондару:
— Уже много лет я не пробовал сыра и осеннего пульке. Лепешка лежит на полке, но её едва хватит на нашу семью.
Брант сплюнул в огонь и протянул руку к лепешке. Выставленные копья не дали Кадоку вмешаться.
— Против копьев не попрешь, — заметил Бром.
Дондар обернулся к нему, словно только что заметил его:
— А ты здесь что делаешь?
— Эй, хозяева переночевать не пустите? – раздался грубый голос у двери.
Все посмотрели на рослого мускулистого незнакомца. Он был в оборванных штанах и рваном плаще. Но меч на поясе придавал ему грозный вид.
— Да это похоже беглый линг. Сними оружие. По закону носить его могут лишь дружиники.
Незнакомец схватился за меч и амваджи накинулись на него со всех сторон. Перед тем как его повалили он успел свалить ударом кулака Дондара.
— Чтобы завтра твои дети были в замке! Иначе остаток своих дней проведете в темнице Керборона!
Воины ушли волоча упирающегося пленника.

В пустом доме тихо догорал огонь, а путники, низко наклонив головы и прищурив слезящиеся на ветру глаза, пробирались по равнине на восток. Бром шел последним, постоянно оглядываясь назад. Они оставили свои дома в Бенлуре но возможно они еще вернуться.

Король воров Орик бесшумно, крался по коридору, идущему из кладовых Керборона. Маленький и худощавый, в зеленой рубахе. Орик прославился как хитрец и проныра. Шемриты уважали его за то, что тот крал у амваджов.
Внимательно осматриваясь, Орик вынул из за пояса небольшой кинжал и отрезал кусок от украденной им полуголовки сыра. Плечо ему оттягивала большая фляга пульке.
Заслышав звук тяжелых шагов, Орик прижался к стене. Два воина в доспехах и с копьями прошагали мимо, увлеченные горячим спором.

Карум уперся сапогами в землю, когда его потащили в ворота мрачного замка. Воины, выставив копья, приставили к спине ваздона и заставили его идти вперед.
Дондар и Брант заперли главные ворота, злобно грохоча створками. Один из солдат крикнул Бронту:
— Эй, Брон, кого вы там тащите?
— Мы линга поймали. Посмотри, с чем он ходил!
Бронт махнул в воздухе мечом Карума. Дондар пригнулся:
— Перестань баловаться, еще полоснешь кого нибудь!
Воин, которому поручили нести реквизированный патрулем пищу, прямиком отправился в кладовую. Когда он проходил через зал, остальные воины задирали ее, бросая жадные взгляды на румяные лепешки домашней выпечки. Эта дождливая зима была не особенно сытной, потому что сразу же после сбора урожая многие жители из Бенлура бежали, захватив с собой провизию, сколько могли унести. Подати и налоги тоже поступали туго. Прижав лепешки покрепче к себе, воин устремилась вперед.

Факелы едва освещали комнату. В одном углу стояли три ложа из шкур, на которых сидели трое ходонов. В центре помещалось ложе с балдахином.
Шаманы готовили какое то варево.
Шаман подошел к ложу, и осмотрел грозного эвора (кагана) Амваджов Вортигина. Вортигин некогда был могущественным полководцем, но время это прошло. Двадцать пять лет назад Вортигин объединил племена амваджов и был избран эвором. За двадцать лет амваджи покорили весь север и Аш-Шемр. Но теперь его сила и ловкость таяли.
— Сегодня мой повелитель выглядит лучше, правда?
— Если и лучше, то не от ваших похлебок.
Меньший из сидевших ходонов поднялся с ложа. С беспокойством он произнес:
— Не волнуйся, отец. Шаманы как могут пытаются вернуть вам ваши силы.
Калуф с презрением оттолкнул его в сторону:
— Заткнись, Мидар, подлиза!
— Калуф! — Вортигин с усилием присел на ложе и протянул руку к своевольному сыну. — Ни смей так говорить на своих братьев!
Мидар только пожал плечами и продолжал, молча стоять рядом, наблюдая за действиями шаманов.
Вортигин с подозрением наблюдал за шаманами:
— Не надо больше пвашего варева. По мне уж лучше рана от меча, чем эта гадость. Что это там у тебя?
Шаман с поклоном ответил:
— Господин, это напиток из травы. Он поможет тебе уснуть.

Кадок внезапно остановился, когда Орик неожиданно выступил из за кустов.
— Кадок, привет! Видел бы ты, свое лицо. С чего это ты плутаешь тут в лесу?
Кадок облегчено вздохнул:
— Орик! Слушай, мне сейчас не до тебя. Мы наконец то покинули наш Бенлур, и я разыскиваю шемритов.
Вор подмигнул Брому и нахально поцеловал Гуди:
— Иди за мной.
Когда беглецы достигли реки манч, Бром попрощался со всеми и пошёл обратно, в Аш-Шемр. Кадок с тоской смотрел ему вслед, пока Орик занимался костром. Когда огонь разгорелся, Гуди, Кадок и Орик уселись вокруг.
— Орик, ты опять промышлял в Кербороне? Что стащил на этот раз?
Вор засмеялся. Он кинул детям кусок сыра:
— Когда мы говорим о Кербороне, то я бы это назвал освободительной борьбой от захватчиков. Так что поешьте и на боковую.
Кадок шевелил толстой веткой горящие поленья:
—Орик, будь осторожен. У нас есть запасы до весны. Если тебя поймают и забъют плетями как вора, мы этого себе не простим.
— Что значит хватит? Разве между нами могут быть какие нибудь счеты? Детям нужна еда. Кроме того, разве вы с Кадоком не заботились обо мне, когда я остался сиротой?
Кадок отпил пульке и покачал головой:
— Все равно, будь осторожен и не забывай: выжидай наиболее удобное время и никогда ни сдавайся в плен. В один прекрасный день мы отвоюем Аш-Шемр и свернем шею нашим продажным эвам (князьям).
Гуди вздохнула и принялась готовить кукурузу для завтрака.
— Красиво звучит, но мы ведь обычные люди. Мне не понятно, каким образом мы сможем вернуть себе нашу землю, воюя против диких головорезов.
Орик долил пульке в чашу Кадока и, погрустнев, уставился на огонь.
— Вот что я тебе скажу. Наступит день, когда все переменится. В Аш-Шемр придет кто нибудь бесстрашный, а мы уже будем наготове. Мы отплатим за все этой грязной шайке дармоедов и их хозяевам — вонючим кочевникам.
Кадок устало потер глаза:
— Кто нибудь бесстрашный… Я думал совсем недавно, что вижу такого. Эх, сейчас он, наверное, уже мертв или сидит в темнице. Давай спать.

Два воина втащили в спальню Вортигина бешено вырывающегося пленника. Он тяжело дышал, глаза его сверкали, бесстрашно вызывая на бой всех.
Вортигин сел в кровати, забыв о сне, и обратился к воинам:
— Что это у нас тут такое?
— Повелитель, мы его поймали в границах твоей страны. Он чужак и ходит с оружием.
В комнату вошёл воин и положил у подножия ложа меч пленника.
Вортигин бросил взгляд на меч:
— Носить оружие в моих владениях запрещено законом.
Пленник, пытаясь вырваться, крикнул громко и гневно:
— А я не знал, что это твоя страна. Насколько я помню это земля шемритов. Прикажи своим охламонам развязать меня. Ты не имеешь права держать в плену рожденного свободным!
Тут Калуф схватил меч пленника и приставила острие к его горлу:
— Наглый линг! Говори быстро, как тебя зовут? Где ты украл это оружие?
— Я Карум Воитель. Этот меч принадлежал моему отцу, а теперь он мой. Я свободный человек и иду куда хочу.
— Для линга ты слишком много болтаешь, да еще с ходонами, — презрительно произнес он. — Сейчас ты в Аш-Шемре. И эта земля, принадлежит нам по праву завоевания. Закон Амваджов, гласит, что никому не дозволено носить здесь оружие, кроме его воинов. Нарушители закона караются смертью. Я предлагаю казнить его!
Вортигин спросил:
— Налин, а тебе нечего сказать? Как мы поступим с этим пленником?
— Он, конечно, не знал Закон, — откликнулся тот. — Было бы несправедливо покарать Карума. От чужака глупо требовать знания Закона. Я бы предложил выдворить его с нашей земли.
Вортигин перевел взгляд на Калуфа:
— В этом мире слишком много трусов. А Карум — настоящий боец. Бросьте его в темницу и через месяц всыпьте ему плетей побольше и сбросьте в реку. Если он достоин жизни боги спасут его.
Калуф приказал:
— Бросьте его в темницу. Когда мы его выпустим, все увидят наше милосердие.
Стражники потянули за цепь, но Карум твердо стоял на месте. Он посмотрел на Калуфа. Голос его звучал ясно и бесстрашно:
— Эвор принял достойное амваджов решение. Лучше бы ты убил меня, пока мог. Клянусь, что когда нибудь я тебя убью!
Стражники увели Карума в камеру. Калуф усмехаясь сказал:
— Чтоб ваздон убил меня!
Вортигин тяжко закашлялся:
— Глупое мнение. Он воин, даром что ваздон.
Калуф не ответил, и обратилась к шаману:
— Шаман, приготовь Повелителю зелья покрепче.

Темница Керборона помещалась глубоко под фортификационными башнями. Камеры были темными, сырыми и вонючими. Протащив Карума по проходу и вниз по лестнице, стражники швырнули его в камеру.
Карум лежал, не шевелясь и вслушивался, пока тяжелые шаги стражников не затихли вдали. Оказавшись в одиночестве, он встал и осмотрелся. Вокруг была кромешная тьма. Почувствовав слабое движение воздуха, Карум посмотрел вверх. Похоже оттуда шел воздух. Он сел, прислонившись спиной к стене, и закутался в свой плащ.
Когда Карум проснулся то увидел что ему принесли охапку соломы и еду.
Усевшись на сухую солому, Карум принялся пить воду и грызть черствую лепешку. Он уже начал было засыпать снова, когда наверху раздались крики и топот.
Воины прошлись по коридорам и закричали:
— Эй бездельники. Мы принесли вам новость. Наш повелитель эвор (каган) Вортигин уезжает по состоянию здоровья в северные степи. Теперь у вас новый господин. Калуф!

Солнце искрилось на бурлящих потоках вод. Река всю зиму бурлила и впитывала многочисленные водные потоки и бурлящим потоком смывала всё на своём пути. Весна царила повсюду.
Орик возвращался в Бенлур после очередного удачного посещения Керборона. Фляги, полные пульке, болтались на его широком поясе. Он вприпрыжку пробирался по оживающему лесу.
Двух кочевников в доспехах Керборона он заметил, когда бежать было уже поздно. Они стояли перед ним — мрачные и готовые к действию.
Орик улыбнулся, понимая, что попался с краденым на руках:
— Привет, воины…
Воин, что была повыше, ткнула его древком копья:
— Пошевеливайся! Тебя в Кербороне ждут.
Орик недоуменно развел руками:
— В Кербороне?
— Долго мы тебя искали король воров. Скоро мы покажем всем ворам Бенлура пример, когда отрубим тебе руки на главной площади.
Орик оглянулся:
— Что вы, славные воины! Да ваш повар сам разрешил мне кормиться с кладовой?
Большой воин засмеялся:
— Знаешь что, воришка? Повар лично поклялся пустить тебе кровь.
Орик вздохнул:
— Прежде я сам убъю его!
Воины связали его веревкой и потащили в Керборон.

Слабые запахи весны дошли и до камеры Карума. Карум знал, что на земле наступает весна. Несмотря на то что он сильно похудел ярая ненависть к пленившим его амваджам не потухала.
Карум встал и принялся шагать по камере. Часто, очень часто он вот так ходил лишь, чтобы не сойти с ума. Иногда он пытался разговаривать с Налином. Эв Налин, брат Калуфа, был брошен в темницу, видимо из-за борьбы за власть. Впрочем, камера Налина находилась далеко да и охранники, заметив такое, лишали питания. Когда же кто-нибудь окончит правление этого Калуфа.
Карум стоял в кромешной тьме камеры, сараясь не думать о том чего его лишили.
Заскрипел ржавый дверной засов, и поток света от горящих факелов ослепил на мгновение Карума. Охранники бросили в темницу нового узника и закрыли дверь.
Карум прислонился к стене:
— Ты кто? Меня зовут Карум Воитель. А тебя?
Орик протянул Каруму руку:
— Интересно, Карум Воитель. На вид худоват ты но силенка у тебя есть. Меня зовут Орик — Король Воров. К твоим услугам, воитель.
Кару пожал руку Орика:
— Король Воров! Клянусь черногривым львом! По мне, называйся хоть самим императором Баланагар, лишь бы мне было с кем словом перекинуться. За что тебя сюда упекли?
Орик стал рассказывать:
— Ну, императором Баланагар я быть не могу. Кажется, очередного монарха зовут Шуах. Да и большого желания всю жизнь исполнять глупые ритуалы, у меня нет. Меня поймали на сокращении запасов пульке и сыра в кладовых. Но ты, не волнуйся — в Кербороне я могу отпереть любой замок. Мы здесь не задержимся?
— Ты хочешь сказать, что мы сбежим отсюда?
—Для начала надо тебя покормить. Чтобы бежать, нам нужны силы.
Карум был просто удивлен когда Орик выложил на пол камеры кукурузные лепешки, сыр и пульке.
— Всегда нужно иметь при себе запас. Давай не стесняйся.
Карума не пришлось упрашивать — он набросился на сыр, запивая его пульке.
— Скажи, куда я вообще-то попал? Я просто одинокий воин. Побывал в Бенлуре затем решил посетить окраины где и увидел сборщиков дани. Откуда они взялись.
Орик задумчиво потер усы:
— Надо подумать, с чего начать. С давних-давних пор, в Аш-Шемре правил эвор Вортигирн. В незапамятные времена, около 30 лет назад, он вторгся сюда во главе своего войска. Разумеется, эта компания пришла с севера. Они построили крепость и взяли под контроль все княжества. Вортигирн мог бы сделать все что угодно, но он поступил умно: он разрешил нам жить под его властью и обрабатывать землю. Половина всего урожая отнималась как подать, чтобы кормить Вортигирна и его дармоедов.
— Неужели никто не восстал? — перебил Орика Карум.
Тот печально покачал головой:
— Ну как же, еще живы старики, которые до сих пор боятся рассказывать, как Вортигирн и его сынок Калуф расправились с плохо организованным восстанием. Тех, кто избежал бойни, бросили гнить заживо в эту самую тюрьму. Мне говорили, что среди этих несчастных были и мои родители, но я не знаю, так ли это. Когда восстание было подавлено, Вортигирн еще раз выказал себя умным правителем. Он заключил с ашшемрами нечто вроде перемирия. Каган заявил, что будет охранять нас от возможных нападений разбойничьих банд, которые де могут забрести с севера. В то время мы наполовину превратились в рабов и потеряли всякую организацию. Лишившись боеспособных сил и потеряв вожаков повстанцев, многие попросту примирились со своей судьбой. К тому же наши эвы получили возможность войти в особую элиту. А прошлым летом Вортигирн заболел, слег и предоставил управление своему сыну Калуфу. В отличие от своего отца он жесток. Обитателей Аш-Шемра принуждали слишком много работать на полях, а пищи им оставляли недостаточно. Многие бежали через равнину в Шемр.
Карум передал пульке Орику и спросил:
— А что ты можешь рассказать о эве Налине?
Орик отхлебнул пульке и вернул флягу Каруму:
— Я знаю, что он никогда не принимал участия в убийствах. Многие надеялись что каганом станет Налин. Вот Калуф просто монстр. Когда я навещал Керборон, я подслушал кое, какие сплетни. Говорят, каган отбыл на север в степи. Калуф и Налин схлестнулись и Налин пропал.
Карум кивнул:
— Да я тоже кое-что слышал. Налин сидит в камере дальше по этому коридору. Я пытался с ним поговорить, но он слишком далеко. — В досаде он ударил рукой по стене. — Почему же никто ничего не предпримет, Орик?
Тот понизил голос:
— Молчи и слушай. Все недовольные собрались в степях и лесах Шемра. Они снова учатся отваге и мужеству. Там есть ваздоны и дружиники. С нами даже одна эва (княгиня) — Рина. В старые добрые времена ее семья правила восточной частью долины. Она тебе понравится.
Карум почувствовал, что нетерпение вновь овладевает им.
— Ты думаешь, им известно, что мы заперты здесь? Они помогут нам бежать?
Орик подмигнул, хитро ухмыляясь:
—Потерпи и увидишь.
Он передал флягу с пульке Каруму:
— Расскажи ка мне, почему тебя называют Воителем? Из какой ты страны?
Карум отставил пульке и лег на спину, уставившись в потолок.
— Я пришел из страны лесов, что на востоке за Шемром. Таков восточный край. Матери своей я никогда не видел. Воспитал меня отец. Тогир Воитель. В нашей семье все были воинами. Мы жили в крепости, постоянно отражая набеги соседей. Выбора не было: или ты защитишь свою землю, или попадешь им в руки. Там жили и другие семьи, похожие на нашу. В конце концов не так уж все было и плохо. В ту пору мы, кажется, только и делали, что ели, спали и воевали. Как только подрос, я взял отцовский меч и стал обучаться бойцовскому искусству. Не одного врага проучил этот клинок. В один прекрасный день отец с другими воинами постарше отправился к далеким берегам, чтобы драться там с шандалами. Наши хотели навсегда покончить с их набегами. Это был смелый план. Прощаясь, отец отдал мне свой верный меч, а сам ушел с копьем и щитом. Он сказал, что я должен остаться дома и защищать нашу землю, а если к концу осени он не вернется, то я волен поступать как хочу.
Орик понимающе кивнул:
— И что же, он не вернулся?
Карум ответил:
— Да, не вернулся. Я один защищал нашу землю от чужаков. Тогда то меня и стали звать Карум Воитель, а не Сын Тогира Воителя, как раньше. Я ждал отца до осени, а потом уже не видел смысла защищать землю для себя одного. Тогда я в одиночку отправился на запад. Я побывал в городе Бенлур и собрал лихих парней, мы отправились на шандал, но все погибли, а я стал лингом. Но я поднял восстание и вернулся назад. Кто знает, как далеко я бы зашел, если бы меня не остановили в Кербороне.

Беглецы из страны Аш-Шемр собрались в доме Кадоке. Ринна возглавила собрание. Присутствовали также капитан дружинников Тандис, Корган — предводитель лучников, Кадок и Биллум, капитан инженерных частей. Ринна допрашивала разведчика Санту.
— Где схватили Орика?
— На западе, неподалеку от опушки. Пока можно было, я шел за ними.
Ринна вздохнула:
— Ну вот, наш король воров попал в темницу. Что будем делать?
Корган недовольно произнес:
— Если бы он нам так много не помогал, я бы оставил вора гнить в колодках.
Кое-кто одобрительно закивал головой.
Капитан Тандис стукнул по столу своим кулаком:
— Все это верно. Но Орик помогал многим из нас в голодные месяцы. — Капитан усмехнулся. — Он конечно вор, но он наш.
Кадок поднял руку:
— Я предлагаю спасти Орика и заодно опробовать наши мечи на амваджах.






Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 4 [только новые]


горожанин




Пост N: 6
Зарегистрирован: 27.07.12
Рейтинг: 0

Награды: :ms17:
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.09.12 06:23. Заголовок: Вор проснулся и усел..


Вор проснулся и уселся на соломе.
— Пора в путь, друг.
Орик достал свои воровские инструменты. Просунув кинжал в щель, Орик обнаружил что засова нет.
— Странно.
Карум осторожно открыл дверь.
— Либо кто то нам помог либо нас хотят просто убить.
— Пошли! — прошептал Орик.
Ступени лестницы свернули в сторону, и беглецы оказались в небольшом зале с дверьми справа и слева. Послышался голос Калуфа. Оба застыли на месте.
Беглецы вернулись на лестницу, по которой только что пришли. Пока они бежали по повороту со ступеньки на ступеньку, со всех сторон эхо доносило до них голос Калуфа.
И тут Карум и Орик столкнулись с Калуфом, Хеслантом и шаманом, которые, поднимались по лестнице вслед за ними.

Дружинники и лучники залегли в роще, возле Керборона. Солнце уже поднялось и сияло слишком ослепительно.
Сидя в засаде, Капитан прошептал Коргану:
— Наши каноэ рано или поздно обнаружат.
Корган всматривался в мрачные стены Корбирона.
— Куда подевался этот вор?
Капитан пожал плечами, уже примирившись с неудачей:
— Подождем еще немного, но скоро нам придется отойти и попытать счастья в другой день.
Разведчик дружиник по-пластунски подполз по траве и начал докладывать:
— Сюда по лесу идет целая армия шемров в каких то странных доспехах.
Капитан и Корган в недоумении уставились на разведчика:
— Где они?
— Подходят с южной стороны. Смотрите, вот они!
Он не ошибался: между деревьями пробирался отряд шемров в черных плащах с капюшонами.
Корган покачал головой от изумления и тут же подозвал лучника, сидевшего на ближайшем дереве:
— Скажите этим идиотам, чтобы немедленно залегли. Они что, не понимают, где находятся?
Перед тем как лучник и разведчик стремглав бросились выполнять приказ, Командор успел добавить:
— Оставайтесь при них. Как только опасность пройдет, отправляйтесь в убежище, там места должно хватить на всех. Свяжитесь с Риной. Скажите, что я и Корган выйдем на связь до наступления ночи. Вперед!
Предводитель лучников смотрел, как посыльные удаляются, перебегая от куста к кусту. Он повернулся к Капитану:
— Надо же додуматься — маршировать вокруг Керборона! Как думаешь, откуда они такие взялись? Капитан фыркнул:
— Ни малейшего понятия.

Едва они столкнулись, Калуф закричал и схватила Орика за руку. Карум выхватил кинжал у Орика и воткнул его в руку Калуфу.
— За мной! — прокричал Карум и, схватив Орика в охапку, устремился назад по лестнице. Шаман столкнулся с Хеслантом, и они вместе повалились на пол. Калуф кувыркнулся через них. Изрыгая проклятия и пиная злосчастную парочку ногами, он пытался подняться.
— Тупицы! Пустите меня!

Карум и Орик сломя голову неслись по залу. Беглецы прямиком пересекли зал и выбежали в противоположную дверь. Они оказались в верхней столовой, заполненной воинами, которые завтракали, сидя за длинным столом. Один конец стола близко подходил к окну. В полном ошеломлении воины уставились на беглецов, не трогаясь с места.
— Ловите их! Убейте их! — послышались разъяренные вопли Калуфа, бежавшего к столовой.
Орик в мгновение ока оценил ситуацию: необходимо было придумать что нибудь неожиданное. Не раздумывая, он потащил Карума за собой. Они пересекли комнату, вскочили на стол и бешено понеслись по нему, расшвыривая на своем пути еду, питье и посуду. Издав оглушительный боевой клич, вор и воин вместе прыгнули в пустоту — в открытое окно!

Этот вопль услышали Капитан и Корган. Вопль донесся с северной стороны Керборона, где прятался на дереве лучник разведчик. Разведчик немедленно спустился вниз и рапортовал Коргану:
— Это Орик, но он не один. Они выпрыгнули из окна верхней казармы.
— Надо продвинуться поближе. Они не ранены?
— Нет. Им невероятно повезло: упали прямо в реку. Корган быстро распорядился:
— Бери Тиво и остальных. Беглецов надо вытащить оттуда. Капитан, выводи свою команду и прикрой нас.

Пока Карум и Орик вылезали из воды, Калуф уже выводил своих воинов из ворот крепости. В это мгновение появился отряд лучников возле беглецов. Следом за ними появился Корган. Он строго сказал Орику:
— Неплохо искупался, воришка. А ты, кто бы ты ни был, предоставь все нам. Вы в надежных руках.
Из Керборона вышел отряд вооруженных воинов. Карум оглянулся в поисках оружия. Неожиданно послышался звук рассекаемого воздуха, и четыре воина в переднем ряду, как подкошенные, полегли на землю: из их тел торчали древки стрел. Вслед за ними свалились еще двое. Карум увидел, что строй дружинников натягивают луки.
Высокий дружинник подбежал к беглецам. Орик радостно схватил его сильные руки:
— Капитан, я так и думал, что ты не бросишь меня. Да, кстати, это Карум Воитель. Он мой друг, понимаешь?
Капитан подал своим знак к отступлению.
— Что ж, добро пожаловать к нам, Карум.
Капитан представил Карума Коргану. Тот торопливо произнес, настороженно оглядываясь:
— Рад с тобой познакомиться, Карум. Командор, мне это не нравится. Они что-то затевают…
Едва он договорил, как амваджы, прикрываясь щитами с изображением тысячи волков, лавиной выехали на лошадях из главных ворот Керборона вслед за Калуфом. Их было слишком много, чтобы вступать с ними в бой.
Корган бросил капитану:
— Бери Карума и Орика. Бегите со всех ног. Мы прикроем ваш отход.
Калуф был в бешенстве. Он понимал, что происходит: лучники держат оборону, а воины ускользают вместе с беглецами. Он отдал приказ командиру по имени Зелано.
— Оставайся здесь и действуй против лучников. Я с остальными воинами пойду в обход — мы отрежем им отступление.
Зелано поклонился.
— Да, мой сао (господин)!
Орда всадников устремилась на восток.

Каноэ медленно продвигались против течения, держась ближе к берегу. Вновь обретенная свобода переполняла его ликованием. Каруму его новая жизнь пришлась по вкусу. Он так долго был одиноким воином, что компания новых друзей показалась ему приятной переменой. Капитан Тандис подарил ему свой лук и колчан со стрелами. Карум принял подарок с благодарностью.
Вскоре Тандис стал вслушиваться в тишину.
Орик прошептал хриплым голосом:
— Кто то подходит. Похоже это кочевники.
Вскоре к берегу подъехала целая кавалькада амваджов. Повинуясь приказу Тандиса, отряд выставил в направлении берега луки. Капитан бесстрашно стоял на палубе. В правой руке он держал лук, в который была вложена стрела. Калуф остановился, возле воды. Он протянул руку и указала на Карума и Орика:
— Эти беглецы принадлежат мне. Отдай их немедленно.
Голос Тандиса был тверд как кремень:
— Убирайся прочь, амваджинг. Ты сейчас на берегу, а река наша.
— Вся эта земля принадлежит мне! — изрек Калуф властно. — Я — Калуф, Эв (хан) Керборона и Аш-Шемра. Эти люди — беглые узники. Выдай мне их, и я не стану тебя наказывать. Твоим подчиненным будет позволено уйти беспрепятственно.
Ухмылка заиграла на губах Тандиса.
— А ты сначала поймай нас!
Нахальство дружинника привело Калуфа в бешенство. Подняв руку, он подал знак воинам, которые принялись готовить луки к стрельбе. И в этот миг лавина стрел накрыла побережье. Калуф укрылся за крупом лошади, а остальным не повезло.
Когда Калуф поднялся с земли, то увидел, что отряд его сильно поредел. Каноэ же беглецов ушли уже далеко. Схватив ближайшего воина, Калуф закричал:
— Беги в крепость. Мне нужны еще воины. Живо!

Каноэ медленно продвигались по реке, увозя два десятка бойцов и двух беглецов. Карум хмуро смотрел на побережье, ожидая в любой миг появления амваджов. Он посмотрел на Тандиса.
— Мы не успеем уйти. Была бы ночь, а так не успеем.
— Скоро будет озеро. Там они нас не поймают.
— Они перекроют выход из озера и, нам всем придет конец.
Тандис задумался. Он переглянулся с Корганом.
— У тебя есть предложение, - спросил Корган.
— Да, - ответил Карум, - уходим в Бенлур.
— В Бенлур, - удивился Корган, - мы там попадем в ловушку. Из города сбежать гораздо сложнее, особенно когда будем окружены ордой кочевников. А уж как князь будет рад выдать нас Калуфу.
— А если мы поднимем народ, - заметил Карум, - в городе не менее полутора сотни мужчин. Да мы сомнем Калуфа и сбросим руку амваджов с Аш-Шемра.
Корган и Тандис задумались. Тандис с сомнением смотрел на своих воинов и наконец, сказал:
— Ты думаешь так легко поднять восстание и сбросить грозную руку амваджов. Бенлур может выставить три тысячи воинов, но с севера придет не менее двадцати-тридцати тысяч головорезов. А наших князей уговорить объединиться может лишь чудо.
— И все же стоит попробовать, - сказал Корган, - смелый план. Да и пора уже встряхнуть наших князей.
— Встряхнем, - весело заметил Карум.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 7
Зарегистрирован: 27.07.12
Рейтинг: 0

Награды: :ms17:
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.09.12 06:24. Заголовок: Река Аффира образующ..


Река Аффира образующаяся в результате слияния рек Манч и Шемуин, протекала по Шемритской равнине и впадала в Теплое озеро. Это озеро находилось на юго-западе от будущего города Кунджулур (город Изумрудов). На побережье этого озера и в долине Аффира выросли знаменитые шесть городов Аш-Шемра.
Управлялись города советом аристократов состоящие из князей, жрецов, купцов и генералов. Князья не стремились к объединению и не желали выбора короля.
Самым богатым и влиятельным городом на озере был Бенлур. Когда-то он был основан баланагарами как южный форпост, теперь же Бенлур был на пике могущества. Князь Барбедо всегда предпочитал откупиться от любых неприятностей. Когда то король Шандалов контролировал озерный край, а вот теперь каган амваджов. Не все ли равно кому платить.
Город пребывал в безмятежности. Прошли холодные дожди и люди радовались жаркому солнцу. Когда к пристани пристали две каноэ с вооруженными людьми, никто не обратил на них внимания. А воины спешно бросились к воротам и закричали:
— Все в город! Заприте ворота. Кочевники идут!
И люди постепенно подались чувство опасности стали уходить за городские стены.

Князь Барбедо, уважаемый человек, решил отдохнуть после сытной трапезы. Услышав с площади непонятный шум, князь встал и вышел на террасу. То, что он увидел, привело его в состояние шока. Какие-то люди стояли на помосте и стращали народ. Люди все больше кричали от ярости и, князю стало страшно. Народный гнев остановить будет очень тяжело.
А Карум тем временем стоял на помосте и громко говорил:
— Амваджы убивают наших отцов и детей. Они разоряют наши земли, а князья потакают им. Пора покончить с этим рабским состоянием. Берите копья и мечи. Все на стены.
Народ в ярости потрясал кулаками и в гневе кричал:
— Долой амваджов! Хватит с нас князей кровососов.
А сзади раздвигая толпу направлялся к помосту отряд воинов. Эльвед, полководец Бенлура, поднялся к Каруму и произнес:
— Ты что творишь? Зачем народ мутишь? Я же тебя предупреждал. Кандалы заждались тебя.
Карум хмуро посмотрел на Эльведа.
— Я бы посоветовал тебе не делать глупостей. Тронешь меня и, люди разорвут тебя.
Эльвед посмотрел на горожан, молча взирающих на него. Гробовая тишина, словно набатом била по голове полководца. Он произнес:
— Ты несешь смерть всем тем, кто идет за тобой.
Повернувшись, он ушел с помоста.

А возле города Калуф разбил лагерь. Он хмуро взирал на стены полные вооруженных людей и в бессильной ярости сжимал меч. Рядом стоял его брат Налин, с которого сняли опалу.
— Надо было прирезать этого червяка, пока он был в цепях, - произнес Калуф, - теперь все встанут под копье, и я не в силах подавить бунт.
— Ни все потеряно, - заметил Налин, - надо подкупить князя и он откроет ворота.
— Князя, - удивился Калуф, - и как это сделать?

Князь Барбедо сидел в кресле, мрачно поглядывая на Эльведо.
— Итак, мой генерал, теперь у нас за князя Карум. А ты теперь что же на побегушках будешь?
— Мой князь, - обратился с поклоном Эльвед, - этот Карум увлек всех. Он это умеет. Когда то он увел из города десяток моих лучших людей.
— И ты не повесил его?
— Сознаю, нравится он мне, - хмуро произнес Эльвед, - но сейчас дело другое. Мы сможем, конечно, победить хана Калуфа, но он вернется с ордой и тогда от города ничего ни останется.
— Я рад что ты понимаешь опасность нашего положения. Посланец Калуфа уже здесь?
— Да.
— Пусть войдет.

Корган и Тандис стояли в башне. Карум смотрел на костры амваджов. Корган сказал:
— Неужели нам удалось поднять народ?
— Не верю я в легкие победы, - сказал Тандис.
Карум задумчиво разглядывал лагерь неприятеля.
— Пока народ с нами мы будем биться. Только бы…
Он не договорил, увидев вошедшего полководца Эльведа. Все трое с напряжением посмотрели на него. Он произнес:
— Стоило бы вас всех заковать в колодки и бросить в яму. Но я дам вам шанс. Вы думаете, я не хочу свободы для Шемра.
— Тогда почему ты держишь дружину в крепости, - спросил Карум?
— Все по той же причине, - ответил Эльвед, - я беспокоюсь о народе. Не время поднимать бунт. Мы все погибнем. Поэтому я прошу вас уйти из города.
Карум посмотрел на него с неприязней.
— Эльвед. Люди пошли за нами. Мы поднимем все княжества и амваджам не одолеть такую силу.
— Нет, - покачал головой Эльвед, - ничего не выйдет. Мои дружинники по приказу князя Барбедо открыли ворота. Если вы сейчас же не уйдете то погибнете. Хотите бороться. Начните сначала.
Карум, Корган и Тандис хмуро переглянулись. Очень им не хотелось снова бежать.

Отряд повстанцев уходил в ночь через тайный ход. С ними пошли пять десятков наиболее отчаянных местных горожан. Карум оглянулся на высокие стены Бенлура. На стенах уже виднелись амваджы.
— Я еще вернусь, - прошептал Карум.

Отгремел грохот битвы. Мимо пронеслась лошадь потерявшая своего хозяина. Карум снял с распаренной головы шлем в форме головы льва с шикарной черной гривой.
Рядом устало присели Корган и Тандис. Воины ходили по полю сражения: искали погибших друзей, обыскивали амваджов. Корган произнес:
— Мы победили, Карум, мы побили амваджов.
— Трудно в такое поверить, - сказал Тандис, - мы сделали то что невозможно.
Карум осмотрел поле битвы. После печального бегства из Бенлура год назад они начали поднимать народ по все княжествам. Но князья выставили дружины и амваджы добились победы. Но здесь на поле красных маков прижатые к реке повстанцы затаились в роще. Когда амваджы нахлынули всей сотней всадников, они окатили их градом стрел, смешав ряды амваджов Карум, повел шемритов в бешеную рукопашную.
Он повернулся к своим соратникам: Коргану, Тандису, Орику и шемриту Санту.
— Надо переправиться на тот берег. Калуф еще может вернуться и тогда нам точно не сдобровать.

После переправы начались первые поселения шемритов. Карум предложил устроить привал. Корган и другие сели вокруг Карума. Тандис сказал:
— Теперь мы пойдем на север до самого Манчорона. И как мы будем убеждать тамошних князей. В Бенлуре нас сдали прямо на руки амваджам. В Галиноре вообще не пустили в город.
— Тандис прав, - произнес Корган, - что мы скажем этим князьям. Мы кто? Беглецы и мятежники.
Карум посмотрел на каждого из командиров и сказал:
— А что если мы выберем нашим представителем одного из нас и изберем его князем. Как князь этот человек может говорить на равных с князьями Шемра.
— Князь! – удивился Корган, - и кого интересно.
— Вы не справитесь, - сказал с усмешкой Орик, - кто предложил, тому и отдуваться.
Все посмотрели на Карума. Тот молча уставился себе под ноги. Он сказал:
— Я готов взять эту ответственность, если вы откажетесь.
Корган задумчиво посмотрел на каждого претендента и произнес:
— Мы все ни похожи на князей. Я был десятником в Галиноре, а Тандис ловчим в Юлелуре. Мы простые люди. Ты Карум умеешь говорить и порой ведешь себя как король. Быть тебе князем.

Манчорон, город в северной части Шемра, был основан еще баланагарами как военный форпост. Когда же столицу баланагар перенесли на северо-восток, Манчорон превратился в богатый торговый город.
Высокие стены Манчорона гордо возвышались над окрестными лесами. Широкий проспект выходил прямо на площадь где собрался весь город. Князья шемриты и, старосты молча, слушали рассказ Санту.
Князь Тевальто обратился к Каруму:
— Мы послушали рассказ наших братьев. Ты я вижу храбрый воин и князь своей дружины. Расскажи же нам о амваджах.
Карум поглядел на степенных аристократов. Бенлурские аристократы любят ходить в дорогих одеяниях, а эти одеты в простые фартуки. У каждого головной убор в форме парика черной гривы волос.
— Вы думаете, что амваджы остановятся, увидев такое препятствие, как река Манч. Они не знают жалости. Они жаждут поработить всех. Князья Бенлура и других городов бились по одиночке и их покорили. Вы я вижу едины но стоило бы выбрать одного, того кто мог бы взять на себя обязанности за всех. И тогда вы сможете победить.
Князь Тевальто переглянулся с князьями союзниками и обратился к народному собранию:
— Вы слышали все. Ваше решение свободный народ Шемра.
— Прав Карум!
— Храбрый Воитель!
— Мы пойдем за Воителем!
Тевальто взял Карума за плечо и произнес:
— Мы видим в тебе Карум дух воина. Стань же равным князем Шемра. Мы будем биться с тобой. Ты поведешь нас против амваджов!
Народ закричал:
— Воитель! Воитель! Воитель!

Лишь весной Карум смог выбраться к беглецам, что осели в глубине восточных лесов на реках Когидуин и Лелорос. Солнце стояло в зените. На берегу реки Когидуин располагалась крепость Когида, построенная беженцами из Шемра. В роскошной гостиной сидели князья, военачальники и другие аристократы. Они по обычаю сидели вдоль стен, а в дальнем конце на ложе из шкур сидела Рина, вдовствующая княжна.
Орик представил княгине Карума. Она сердечно приветствовала его:
— Добро пожаловать, друг Карум. Мы уже слышали о тебе от Коргана. Ты смелый воин и даже стал вровень с князьями. Скажи, ты ведь пришел с востока?
Карум кивнул, пожимая Рине руку. Она понимающе улыбнулась:
— Я так и думала. Я все знаю про восточных воинов, - затем обратившись к остальным, она произнесла, - Добро пожаловать! Как видите, среди нас сегодня много новых друзей, и не последний из них — Карум Воитель. Имя Воителя сегодня знает каждый шемрит. Сам Калуф бежал от его лица. Но я полагаю что теперь нам лучше не выходить из наших убежищ.
— Да, госпожа, это хорошая мысль, — согласился Тандис. — Здесь кочевники никого не схватят. Но это не относится к моей команде и к отряду Коргана. Мы не можем свернуть знамя и бежать при первых же признаках опасности.
— Никто не сомневается в вашей храбрости, Капитан, — перебил его жрец Зелано. — Но на равнине у амваджов преимущество. Возможно стоит организовать сеть разведчиков? Что ты думаешь об этом, Карум? Ты теперь князь…
Карум ответил:
— Ваши предложения разумны. Но мира вам не видать еще долго. Амваджи не успокоятся. Они придут сюда и захватят Манчарон. Мир и спокойствие можно получить если мы отстоим на это право с оружием в руках.
— Хорошо, поговорим о разведчиках, — предложила Рина. — Сведения о действия наших врагов очень нам помогут.
Орик вмешался в общий разговор:
— Я знаю многих людей которые могут дать нам информацию.
— Ну, тогда Орик займись разведкой, - подытожил Зелано.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 8
Зарегистрирован: 27.07.12
Рейтинг: 0

Награды: :ms17:
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.09.12 06:25. Заголовок: В полуденный зной га..


В полуденный зной гарнизон Керборона построился на равнине. Одетые в кожаные куртки, они держали в руках круглый щит и копья. На поясах висели топоры.
Дондар слизнул каплю пота, катившуюся по его щеке, и пробурчал, обращаясь к Брому:
— Чего еще хочет Калуф? Мы храбро дрались и не беда что пришлось отступить.
Громовой голос Кладда прогремел над полем:
— Отставить разговоры!
Скратт еле слышно проворчал:
— Помолчи. Тебя с нами не было.
— Еще бы, он был здесь и не испытал на себе шемритские топоры, — беззвучно засмеялся Бром.
Появился Калуф. Генерал Клацц закричал:
— Приветствуйте нашего повелителя!
Воины разом заорали:
— Калуф, Повелитель Аш-Шемра!
— Полюбуйтесь на себя! Вы, обленились и разжирели! С сегодняшнего дня все пойдет по новому. Ваздоны (крестьяне), два безмозглых ваздона, сбежали из моей тюрьмы. Они вместе со всяким сбродом насмеялись над вами! Я кровью заставлю покориться всех кто восстал против нас. Объявляю начало подготовки похода против Шемра.

Хотя Карум ожидал нападения уже летом, но амваджы не торопились. Они взяли под контроль всю территорию до реки манч. И до самой осени строили укрепления.
Карум потребовал создания шемритской дружины и постоянно следил за побережьем. Наконец когда схлынули весенние дожди пришла новость: Калуф направился с войском в поход на Шемр!

Калуф наблюдал как его войско, хорошо вышколенное за год, высаживается с бальсовых плотов. Сотники и Клацц подошли к нему.
— Стройте воинов. Идем вглубь лесов.
Советник Хеслант и шаман Ваджисса переглянулись.
— Мой хан! – с сомнением произнес Хеслант, - мы не знаем местность. Шемриты могут прятаться в своих норах вечность.
Калуф задумчиво посмотрел на дремучий лес.
— Позовите Уфала.
Уфал был рабом уже тридцать лет. Он был юнцом когда амваджи атаковали Феамарон. Князья бежали бросив людей на избиение. За эти годы в его сердце выросла жгучая ненависть к князьям, что бросили город, уведя с собой дружины. Он покорился Калуфу и служил теперь лишь ради себя.
Уфал поклонился.
— Уфал. Что ты знаешь об этой земле.
— Мой хан. Я мало что знаю. Деды рассказывали что сам император ценил эту землю. Он построил крепость Манчарон куда стекались подати. Когда император бежал на восток в Алур то стал часто наведываться в Манчарон.
— Понятно. – Калуф задумался, - Я так думаю, что Манчарон находится северней. Но наши беглецы здесь. Первым делом мы уничтожим мятежников, а потом приведем к покорности шемров.

Всадники продвигались в полном молчании по узкой дороге. Они с опаской посматривали на угрюмый лес. Хеслант произнес:
— Если эти дикари достаточны умны то они нас просто перестреляют.
— Помолчи, - проворчал Клацц.
С головы колоны прискакали разведчики.
— Мой хан. Там завал посреди дороги.
Калуф пришпорил коня и поскакал вперед. Вскоре он увидел большой завал и на верху человека. Он был одет в желтую броню. Особенно выделялся традиционный шлем шемритов. Шлем был сделан в форме львиной головы и, львиная грива опускалась до пояса. Воин держал в руке топор. Он открыл забрало пасть и Калуф узнал Карума.
— Я князь Лелора и Когиды, Карум сын Тогнара, представитель всего Шемра. Уходите отсюда. Если вы продолжите идти то Шемр объявляет вам войну.
Калуф схватил лук и мгновенно выстрелил.
— Ах ты вонючий раб!, - закричал он.
Стрела пролетела мимо. Карум затрубил в рог. В тот же миг лес ожил и с двух сторон черной тучей на амваджов обрушились стрелы. Калуф что то кричал, пытаясь, навести порядок в мечущихся в панике людей.
Обернувшись, он увидел, как от завалов движется большой отряд копейщиков. Они выставили вперед копья и покрепче взяли щиты.
Шемриты набросились на амваджов и начали их теснить. Калуф рубил мечом направо и налево, но не мог перерубить длинные копья. Наконец амваджы медленно начали отступать. Как не кричал Калуф, но поделать ничего не мог. Его подхватила волна отступающих и уже вскоре он оказался по горло в воде. Его непобедимые бросались в реку и плыли по течению в сторону Аффиры.
Карум стоял на берегу и смотрел как амваджи плыли на юг. Они вновь победили. Рассматривая головы амваджов он, увидел ханский шлем, но стрелять не стал.

В Манчароне праздновали победу. Народ запрудил площадь и радостно приветствовал Карума и его капитанов. Под приветственные крики он поднялся на помост и князья поклонились ему. Он сделал знак рукой и люди замолчали:
— Люди Шемра. Мы вновь прогнали амваджов. Но конец ли это войне. Мы создали новую дружину и смогли быть готовы. Чтобы победить нам нужно быть единым народом. Изберите же сегодня единого правителя, и мы сможем потягаться с амваджами.
Народ притих. Они задумчиво переглянулись друг с другом. Князья недоуменно смотрели на Карума.
— Правь Шемром достойный карум, - закричал кто то и все подхватили.
— Ты достоин, быть нашим Верховным князем и королем.
— Да живет король Карум Воитель!
Карум посмотрел на князей. Они покорно склонили голову.

Так простой раб стал королем шемра и война за свободу постепенно переходила на новый уровень; войну за господство в стране Оз.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
горожанин




Пост N: 9
Зарегистрирован: 27.07.12
Рейтинг: 0

Награды: :ms17:
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.09.12 12:32. Заголовок: Летопись эпохи королей


Это небольшой фанфик о времени когда империя Баланагар постепенно исчезала а на землях страны Оз шла борьба между народами за гегемонию.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- дома
- никого нет дома
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 98
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Мир Волкова Изумрудная страна Заколдованное королевство - Tin Man Хроники Изумрудного города и его окрестностей Изумрудный город Миры Изумрудного города Изумрудная страна|Магвайр,Баум,Сухинов,Волков Типичный Урфин Джюс *NO SLASH!* Tin Man | «Заколдованное королевство» Друзья Изумрудного города