Главная сайт Изумрудный город Правила Форума Выберите аватару Виртуальный клуб Изумрудный город

АвторСообщение
Великан из-за гор




Пост N: 7603
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 31

Награды: :ms95::ms84::ms18::ms24::ms24::ms86::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.12.19 00:18. Заголовок: Из дневников А.М.Волкова - 2


Внучка Александра Волкова, Калерия Вивиановна, предоставила доступ к архиву своего деда, включающему дневники, некоторые рукописи и разные литературные документы.

Правда, материалов по сюжетам сказок о Волшебной стране пока удалось найти не так много, но отдельные записи представляют интерес, так что попробую что-то из них понемногу оцифровать.

——————————————————

Часть 1 - http://izumgorod.borda.ru/?1-0-0-00000050-000-0-0-1582911963

Спасибо: 11 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 236 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 All [только новые]


Учёный Кот Волшебной страны




Пост N: 449
Зарегистрирован: 11.03.14
Откуда: Россия, Санкт-Петербург
Рейтинг: 8

Награды: :ms97::ms93::ms20::ms34::ms32::ms96::ms98::ms95::ms24::ms86::ms85::ms102:
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.11.21 00:54. Заголовок: Чарли Блек пишет: в..


Не в тему: Чарли Блек пишет:

 цитата:
в драной гимнастерке и каких-то арестантских [неразборчивое слово: «котах»? «космах»?]


Котах, котах. Тыц, тут даже фото есть)


Диагноз - клиническая изумрудизация, осложненная занудностью Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 3080
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 16

Награды: :ms84:
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.11.21 12:02. Заголовок: Алма-Ата У меня был ..


Алма-Ата
У меня был знакомый казах (учились в одном институте), он, на удивление нам, название тогдашней столицы Казахстана никогда не склонял. "Мы несколько лет прожили в Алма-Ата."(вместо - в Алма-Ате). Но казах - это другое дело, возможно, здесь есть оттенки, непонятные тому, кто не знает казахского языка.
Но бросается в глаза, что название города не склоняет и Волков.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Великан из-за гор




Пост N: 8551
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 36

Награды: :ms95::ms84::ms18::ms24::ms24::ms86::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.11.21 19:46. Заголовок: Felis caracal пишет:..


Felis caracal пишет:

 цитата:
Котах, котах. Тыц, тут даже фото есть)

Спасибо за уточнение! Я вообще такого слова не знал, в смысле - в таком значении.
Вношу поправку.

саль пишет:

 цитата:
Но бросается в глаза, что название города не склоняет и Волков.

Видимо так тогда было принято, хотя по нынешним меркам звучит странновато... Впрочем, в добавленных позже сносках к тем записям и в позднейших воспоминаниях об алмаатинском периоде своей жизни Волков уже склоняет название по-современному.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 3081
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 16

Награды: :ms84:
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.11.21 21:57. Заголовок: А вот как произносит..


А вот как произносить: кОты или котЫ ?

Я с детства знал это слово только в написании, и инстинктивно решил, что кОты.
Но сравнительно недавно (лет 25 назад) моя тетушка вдруг упомянула старую историю, как раз 40х годов, как ее отец, а соответственно - мой дед, в запальчивости изрубил топором прямо на крыльце дома некую войлочную обувку. и назвала она ее недвусмысленно - котЫ.
Окружающие даже не поняли о чём речь (кроме меня, слишком начитанного. Но и я подивился такому произнесению этого слова.)

Впрочем, здесь может быть вариант отличия литературы и просторечия. Например, положено говорить "кОзлы" (то, на чём пилят дрова). Но наши соседи сплошь и рядом говорили "козлЫ". А некоторые и просто - козёл.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Великан из-за гор




Пост N: 8552
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 36

Награды: :ms95::ms84::ms18::ms24::ms24::ms86::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.11.21 07:06. Заголовок: саль, я пошерстил ин..


саль, я пошерстил интернет, там отыскалось ударение на "Ы": https://gufo.me/dict/fashion_encyclopedia/Коты
Приводится даже версия происхождения слова:
 цитата:
Заимств. из коми kоt "обувь из одного куска кожи, валенки", удм. kut



Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 3082
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 16

Награды: :ms84:
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.11.21 11:42. Заголовок: Занятно! В той моей ..


Занятно!
В той моей детской книжке про Прибайкалье, из которой я, в том числе, узнал про это слово, сказано, что есть и деревня такая, с названием, образованным от арестантской обуви.
Но если деревня называется "Коты", а ударением на "ы", может быть оно просто кошачье.

И заодно получается, что и мой дед говорил правильно, и слово это в 40 х было достаточно в ходу.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Великан из-за гор




Пост N: 8553
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 36

Награды: :ms95::ms84::ms18::ms24::ms24::ms86::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.11.21 02:49. Заголовок: саль пишет: И заодн..


саль пишет:

 цитата:
И заодно получается, что и мой дед говорил правильно, и слово это в 40 х было достаточно в ходу.

Выходит, что так... А я вот сколько лет прожил, ни разу не встречал...

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Великан из-за гор




Пост N: 8554
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 36

Награды: :ms95::ms84::ms18::ms24::ms24::ms86::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.11.21 03:12. Заголовок: Оцифровка за январь ..


Оцифровка за январь – июнь 1943 года:

[Для удобства чтения, возможные переклички с темой ИГ выделены красным цветом. Мои комментарии – синие в квадратных скобках.]

* * * * *


1943.

Январь.

1 [января 1943 года]. Еще один год улетел в вечность, год тяжелой борьбы, великих надежд и горьких разочарований, хотя конец его ознаменован новыми блестящими победами Кр. Армии.

Мы встречали Новый Год скромно, трое. Галюська настряпала пирожков, Адик поспал до половины двенадцатого, потом его разбудили и он к своему большому восторгу нашел у себя под подушкой плитку шоколада. Выпили мы в полночь по рюмке вишневки за счастье в Новом Году, за Вивочку, за победу... Потом Галюська с Адиком легли спать, а я сидел до 3-х часов ночи и прослушал новогоднюю речь М.И. Калинина.*)

*) Надо еще отметить, что Совинформбюро сообщило об окружении 22 нем. дивизий под Сталинградом. Я, по своей карте, давно уже об этом знал и отметил, но, оказалось, что я им «отвел» пространство в неск. раз больше чем следует.

Забыл упомянуть, что получил поздравительные телеграммы от Евгения и Бориса Молодова, сам отправил телеграммы Вивочке, Евгению и Молодовым в Устькаменогорск.

В последние дни декабря было много хлопот с посылками Анатолию. 27 декабря П.С. Курочкин привел с рынка казаха, у которого купили 5 кг. табаку («рассыпного» и в папушах), по 160р., что считается очень дешево. 29-го я провел два несколько часов, сколачивая ящики (у хозяйки Гузов купили большой фанерный ящик за 160р.! Деньги на частном рынке теперь совершенно нипочем). 30 утром в 7½ утра пошли с Гал. на почту и я удачно сдал посылки первым, а вообще там в эти дни творится что-то ужасное, ведь 31-го прием посылок заканчивается. Одновременно написал Анатолию письмо.

2 [января 1943 года]. Выступал в 52-ой школе, где учится Адик. Читал «Глухой ночью» и несколько стихотворений. Встречен был хорошо, ребята слушали внимательно. Узнал о приезде Гершфельда, с его ансамблем «Дойна».

3 [января 1943 года]. Был у Гершфельда; он мне сообщил, что «Тоня-партизанка», которую исполняет его сестра, пользуется большим успехом.

Начал работу над радиопьесой «Наступление продолжается».

4 [января 1943 года]. Получил от Гершфельда гонорар за песни – 830р. (500р. получил авансом еще летом). На эти деньги купили 3кг. сахару (сахар на рынке 270р. кг.). Вот к чему теперь сводятся гонорары!

Гершфельд (кстати, он теперь заслуж. деятель искусств МССР) обещал билеты на концерт «Дойны»

5–6 [января 1943 года]. Ничего особенного. [Вписано шрифтом помельче, частично между строк: Политич. событие: в армии вводятся погоны – так история совершает свой круг и возвращает нас к былому.]

Скрытый текст


7 [января 1943 года]. Ходили с Адиком на концерт «Дойны». Концерт оставил хорошее впечатление (был он в помещении Театра Оперы и Балета), пели и плясали хорошо. Из моих вещей была лишь «Тоня». Мне ее исполнение не понравилось; музыка не представляет чего-либо выдающегося, певица пела так, что Гуз даже сначала не понял, по-русски ли она пела – нельзя было разобрать ни одного слова; исполнялась она первым номером после антракта, публика входила и шумела. В общем, я ожидал чего-то большего; все-же Гершфельд уверяет, что когда она была исполнена в первый раз в Кремле, песня вызвала бурю восторгов. Приходится верить.

8–10 [января 1943 года]. Немного работал над радиопьесой «Наступление продолжается».

11 [января 1943 года]. День рождения Вивочки. Первый раз наш милый мальчик встречает этот день далеко от родной семьи. Лишь бы только он чувствовал себя хорошо и продолжал учиться.

Мы немножко праздновали, Галюська кое-что настряпала и вечерком всплакнула.

12 [января 1943 года]. День рождения Вивы, оказывается, был ознаменован новыми успехами русского оружия: «Последний час» нам возвестил, что вчера заняты почти все курорты Пятигорск, Кисловодск, Железноводск, Минеральные воды. В этот же день, повидимому, началось наступление под Ленинградом, но мы об этом узнали значительно позднее (19-I). Чудесно, моя карта заносит все эти счастливые события, фиксируя их изо дня в день. Между прочим, головотяпы из Главлита распорядились спрятать от посетителей все географ. карты и энциклопедии и выдавать только по особому разрешению. Во-время! Особенно глупо это выглядит именно теперь, когда центр. газеты стали печатать подробные планы театров военных действий. Я начал получать четыре центральные газеты.

13 [января 1943 года]. Московское радио передавало отрывок из моей книги «Бойцы-Невидимки». К сожалению, мы все разошлись из дому и никто передачу не слышал (узнал я о ней на след. день в библиотеке). Так пока и неизвестно делали ли они передачу по уже напечатанной книге или по рукописи. [Этот абзац отчёркнут карандашом на полях и снабжён пометкой «NB!».]

Опять работал над пьесой «Наступление продолжается».

14–16 [января 1943 года]. Немного работал над радиопьесой. Продвигается медленно, много хозяйственных забот.

17 [января 1943 года]. День рождения Адика. В 7 часов, еще в постели, слушали сногсшибательные известия «В последний час». Начато новое мощное наступление в районе Воронежа и – что необычайно важно! – ликвидация вражеской группировки, окруженной под Сталинградом, подходит к концу! Я в одном белье выскочил из под одеяла и проделал несколько диких антраша по комнате. Невольно скажешь, вспоминая Пушкина:
    «И битвы поле роковое
    Гремит, пылает здесь и там,
    Но явно счастье боевое
    Служить уж начинает нам.
    ...Теснимы немцы рать за ратью,
    Бледнеет слава их знамен
    И бога браней благодатью
    Наш каждый шаг запечатлен.»

Наши союзники тоже действуют, хотя и значительно слабее. В тот момент, когда я писал стихи Пушкина (19-I, в 10 вечера), услышал по радио о том, что 8-ая английская армия миновала Мисурату и что англ. бомбардировщики произвели чрезвычайно эффективный налет на Берлин.

Вчера Ем. Ярославский в статье, напечатанной в «Правде», выбросил лозунг: «Весенний сев на всей советской земле»!
    Qui vivra, verra!»

Праздновали мы день рождения Адика и радостные вести с фронтов весьма изобильно. Галюська настряпала в печке «Чудо» целую серию пирогов: (весьма кстати получили от Шафоростовой 5кг. хорошей муки) с мясом, капустой, яблоками, маком и маковый торт. Вечером пришли Гузы; выпили немножко за Адика и Виву, за Сталина и за победу. Я прочитал им рассказы: «Огонь под пеплом» и «Это было год назад».

Скрытый текст


18 [января 1943 года]. Работал над радиопьесой. Взяты Миллерово, находившееся в окружении, и ряд других городов.

Трещат морозы до 25–28°, вот уже третий день. В комнате не очень тепло, но терпимо.

19 [января 1943 года]. Опять «В последний час», опять чудесные известия: прорвана блокада Ленинграда, проводившаяся немцами с сентября 1941г. Чуть не полтора года был в окружении героический город Ленина... Думаю, что и там теперь далеко отбросят немцев.

Долго рылся в картах в библиотеке (районной, где плюют на запрет выдавать энциклопедии).

20 [января 1943 года]. Работал над радиопьесой, кончил ее.

21 [января 1943 года]. Перепечатал 7стр. пьесы «Наступление продолжается».

В 1 час ночи слушал речь Щербакова на собрании, посвященном годовщине смерти Ленина. Вообще, теперь сижу каждый день до 2-х часов ночи, дожидаясь последнего часа.

22 [января 1943 года]. Читал замечат. книгу «О тех, кто предал Францию». Материал тот же, что в книге Эренбурга «Падение Парижа», но подан не в худож., а в публицистич. форме. Ярко вскрыты ужасные язвы парламентарного режима. Ночью узнал о взятии Ставрополя. Жду теперь сообщений о взятии Армавира. Что-то принесет мне это сообщение? Какова судьба мамы и Лили?.. Буду с трепетом ждать от них известий, если только они живы...

23 [января 1943 года]. Напечатал еще 6стр. радиопьесы. Провожал Адика и Олега на лыжное катанье в парк. У Ф.С. Гуз умерла мать-старушка.

Ночью в 2 часа узнал долгожданную весть о взятии Армавира («стремительным натиском», как сообщает «Последний час»).

24 [января 1943 года]. Послал в Армавир письмо и телеграмму. Но думаю, что если все благополучно, Лиля сама напишет или телеграфирует, не дожидаясь писем от меня.

Сообщения с фронтов замечательны. Возможно, что скоро и С. Кавказ станет ловушкой для немцев, которые туда забрались.

25–31 [января 1943 года]. Закончил перепечатку радиопьесы «Наступление продолжается. Оно продолжается и на деле, расширяясь вширь и вглубь. 27-го Совинформбюро сообщило, что ликвидация фашистских войск, окруженных в районе Сталинграда, в основном закончена, 6 армия разгромлена и остались лишь две изолированные группировки, численностью в 10–12 тыс. человек. Победа блестящая, далеко оставляющая за собой классические Канны и Седан! 29 янв. об'явлено о новом успешном наступлении западнее Воронежа; опять разгромлено 8 немецких дивизий, остатки их окружены плотным концом и уничтожаются в районе восточнее Касторного. Взята масса пленных и большие трофеи. Тактика окружения применяется у нас все чаще и приносит исключительные результаты.

31-го мы узнали о взятии Майкопа и Тихорецка. Петля на шее немцев, засевших на С. Кавказе, стягивается все туже.

В общем январь дал чрезвычайно много для победы.

Февраль.

1 [февраля 1943 года]. Результаты боев под Сталинградом принесли интересное открытие: оказалось, что окружено было не 200–220 тысяч фрицев, а по меньшей мере 330 тысяч! Всем им пришел капут. 1 февраля Совинформбюро сообщило о взятии в плен 16 генералов, в том числе генерал-фельдмаршала фон-Паулюса, командующего 6 армией и 4 танковой армией.

27-го янв., когда наши считали, что в окружении всего 10–12 тыс., их на самом деле было около 100 тысяч. Но покончили с ними с изумительной быстротой. Трофеи наши колоссальны – одних самолетов около 750, автомашин больше 60 тысяч.

Снес в Радиокомитет пьесу «Наступление продолжается».

2–3 [февраля 1943 года]. 3 февраля со сталинградской группировкой покончено! Сталинград, за борьбой которого мы следили с затаенным дыханием несколько месяцев (когда начинались сообщения, только и думали: «Держится ли еще Сталинград?») сразу стал далеким тыловым городом – он теперь дальше от фронта, чем Москва. Пленных больше 91000, из них свыше 2500 офицеров и 24 генерала.

4 [февраля 1943 года]. На С. Кавказе наши войска все ближе подходят к Азовскому морю, отрезая противнику пути отступления. Не уйдут фрицы с Кавказа! На Украине Кр. Армия продвигается к Курску и Харькову. (хотя Курск – это уже не Украина).

5 [февраля 1943 года]. Был у Гершфельда; он просил написать песню о Сергее Лазо; я обещал сделать в ближайшие два дня. Но пришел домой и узнал неприятный сюрприз – у нас выключили электричество! Теперь придется ложиться спать в 8 часов вечера и готовить на улице. Что ж – эти неудобства не так[ие] уж большие и мы готовы их пережить.

[Сергей Георгиевич Лазо (1894–1920), знаменитый участник установления Советской власти на Дальнем Востоке. Память о Лазо чтилась в СССР.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Лазо,_Сергей_Георгиевич ]

    Конец четвертой книги дневника.

Скрытый текст


* * * * *

Дневник
    Книга пятая.

    С 6 февраля 1943 года.
    по 27 августа 1944 г.

    Се повести временных лет...

1943 год, февраль.
    То не гроза гремит на небосводе,
    То не разлив бушующей реки, –
    То бьют врага в стремительном походе
    Могучей Красной Армии полки!
      (А. Волков. «Красная Армия».)

6 [февраля 1943 года]. Мир сотрясается от страшной схватки, которую Советская Россия ведет с целым блоком фашистских государств. Ведет – увы! – все еще одна... Блестящие, изумительные победы нашей Красной Армии, а дорогие союзнички, англичане и американцы, поздравляют нас, восхищаются... а сами ни с места! Газеты их надрываются, ежедневно напоминая о необходимости сокрушительных ударов с Запада, а командование слушает их с олимпийским спокойствием и видимо намечает свои выступления на сроки весьма и весьма отдаленные... Ох, как же я на них зол! Политика «войны чужими руками» так прочно у них укоренилась, что они и теперь не желают их ее изменить.

Скрытый текст


Получили сегодня два письма от Вивочки; у него все благополучно.

7 [февраля 1943 года]. Ничего особенного.

8 [февраля 1943 года]. Написал песню «Сергей Лазо». Мне она нравится, вложил много чувства.

Наши войска уже на побережье Азовского моря – взят Азов и другие пункты. Северо-Кавказской группировке немцев выход отрезан; морем они, конечно, не уйдут.

[Письмо Виве от матери (вложено в дневник Волкова):

[сверху карандашная приписка Волкова:

    Удивительно, как сохранилось это
    Галюсенькино письмо в превратностях
    Вивиной военной службы! ]

8/II–43г

Дорогой мой Вивочка, два дня тому назад получили сразу два письма от 19/I и 22/I, были счастливы – ты жив здоров, все что нам только и нужно. Посылку получил, но еще о содержимом в ней ничего не писал. Жалко, что не послала тебе еще пару теплых носков, а теперь посылки уже не принимают.

Вивочка, уже скоро весна, а там может и войне придет конец, уж очень хорошо наши погнали немцев. Что ни день то и победа! Да какая еще! Сегодня взяли Азов. Папа как встает так и бежит в библиотеку наносить на свою карту пункты, отвоеванные у немцев. Карта у него большая, в красках. Сейчас он ушел в Радио-комитет, понес стихи, которые только что написал.

У нас стояли холода и в комнате было 5–7° тепла. Сегодня на улице тепло, с крыш течет. Адик убежал кататься на коньках. Скоро прибежит готовить уроки, т.к. свет у нас выключили и вечером работать нельзя, мы ложимся в 8ч. спать.

Вчера были в гостях у Гуз, они живут все также. Часто вспоминают тебя и шлют привет

Из Армавира ничего нет. Молодовы здоровы. Вивочка, что же ты не пошлешь свою фотографию?

Я уже достала твой снимок (1938г. [или 1939?] 7 класса) и повесила его, а более позднего у нас нет. Посылаем тебе свои фото, какие здесь нашлись. Дорогой мой мальчик, мы очень скучаем о тебе! Хоть на одну минуточку поглядеть бы на тебя! Папа все мне говорит, что война скоро кончится, и уже собирается в Москву. Вот бы хорошо было!

Пока я кончаю. Будь здоров мой милый сыночка. Пиши не забывай нас Целую тебя крепко. Мама ]

[На том же листе — письмо Виве от Волкова:


Милый Вивуся!

Дописываю тебе письмо под радостным впечатлением: сегодня в «Последнем часе» об'явили, что взят Курск. Еще одна крупная победа нашей доблестной Красной Армии! Ведь Курск был в руках у немцев почти 1½ года. Воображаю, как велика радость жителей, освобожденных от фашистского ига! Про нашу жизнь мама тебе написала. Я написал для Гершфельда стихотворение «Сергей Лазо». Пишу его тебе, Гершфельд положит его на музыку.
    Крепко тебя целую. Папа.

Сергей Лазо.
    Шумит тайфун. Как зверь, ревет тайга,
    И ночь кругом раскинулась глухая.
    «Родимый край... Молдавские луга...
    Навек прощайте... Рано умираю...

    А вы, с кем я мой трудный путь делил,
    Где вы, друзья моих ночей бессонных?..
    В мечтах я с вами часто проходил
    В победный день, в торжественных колоннах...

    Мне не видать заветного Кремля,
    Мне не всплеснут в лицо знамена Мая...
    Живи, цвети, родимая земля...
    Навек прощай! Я рано умираю...

    Сергей Лазо, народный вождь, герой,
    Врагами взят не в схватке беспощадной:
    Он выдан им предательской рукой:
    И смерть над ним стоит с улыбкой жадной.

    Тупик на малой станции в лесу...
    Убийцы скроют след во мраке ночи...
    Они Лазо на казнь в мешке несут,
    Взглянуть не в силах в огненные очи!

    Мешок развязан. Ночь... Тайга... Гроза...
    «Друзья, ко мне!» Но ждать спасенья поздно...
    И смертью в опаленные глаза
    Дохнул огонь из топки паровозной.

    Погиб Лазо, народный вождь, герой.
    Над ним не взвихрились знамена Мая...
    Но век преданья славы боевой
    У нас в сердцах живут, не угасая!

8 февр. 1943г.

Напиши, понравилось ли тебе это стихотворение.]

9 [февраля 1943 года]. Об'явлено о взятии Курска! Еще одна блестящая победа! На юге уже взят Батайск, Кр. Армия подходит к Ростову...

Был у Гершфельда, читал ему песню; песня понравилась, но он просил вставить впереди один-два куплета о боевой деятельности Лазо.

Эти два дня занимался хлопотами об электричестве – безуспешно.

10–112 [февраля 1943 года]. Ничего особенного. в нашей частной жизни. На фронте успехи развиваются. Побережье Азовского моря на большом протяжении (км. 200) очищено от немецкой погани.1)

*) 11-го взята Лозовая. Наши приближаются к Днепропетровску.

123 [февраля 1943 года]. 12-го взяты Краснодар, Шахты, Красноармейское, Ворошиловск! Нет слов, изумительно...

Скрытый текст


14 [февраля 1943 года]. Радио ночью мы теперь не выключаем. Слушаем, потом спим, потом снова просыпаемся и слушаем. Но к «Последним известиям» – половина второго – я обязательно просыпаюсь. И вот, сегодня, диктор торжественно-взволнованным голосом об'являет: «В последний час». Нашими войсками взяты Ростов-на-Дону и Ворошиловград!

Слезы радости, невольно, неудержимо катятся из глаз... Несколько раз повторяется благостная весть... Потом торжественные песни несутся по эфиру, песни победы. И снова и снова повторяет диктор: «Взяты Ростов и Ворошиловград!»

Чудесные, незабываемые минуты!

[Ворошиловград — название города Луганска в 1935–1958 и 1970–1990 гг.]

15 [февраля 1943 года]. Ничего существенного.

16 [февраля 1943 года]. Новый колоссальный успех! Ночью слушали сообщение о взятии Харькова и разгроме ряда немецких дивизии. Поистине, сокрушительны удары нашей Кр. Армии, о которых предвозвещал т. Сталин! На душе огромная радость.

17–23 [февраля 1943 года]. Красная Армия продолжает продвигаться вперед. Взяты новые города, в том числе Сумы, Славянск, Павлоград, Красноград и т.д. К дню Красной Армии ожидали сенсационных сообщений, якобы прибереженных для этого дня, но, конечно, не дождались. Даже «Последнего часа» не было. Зато был приказ Сталина, построенный в бодрых тонах, но без определения сроков войны. 23-го получили от Вивы сразу два письма.

Скрытый текст


24–26 [февраля 1943 года]. Ничего особенного. Сидим без света, спать ложимся в 8ч. вечера, до двух, то засыпая, то просыпаясь, слушаем радио, упрятанное под подушкой. 8-летним мальчиком я читал фантастические предсказания Уэллса в романе «Когда спящий проснется», а теперь ко мне из-под подушки доносится ясный голос, легко преодолевший бездны эфира: «Внимание, внимание! Говорит Москва...»

27 [февраля 1943 года]. Получили от Молодовых открытку, где Тоня поздравляет меня с выходом книги и сообщает, что она читала о ней в газете хорошую рецензию. Вот что значит жить в глухой провинции! Пошел в Пушкинскую б-ку, взял за 43 год комплекты газет: «Литер. и искусство», «Пион. правда», «Учит. газета» и в пятом номере «Уч. Газ.» нашел хвалебную рецензию под заглавием: «Увлекательные рассказы о военной технике». До сих пор критики ругали мои книги – это первая такая похвальная рецензия и, конечно, мне было очень приятно. Я ее переписал.

Скрытый текст


28 [февраля 1943 года]. С утра очень болела голова; после обеда написал письмо Наумовой и составил ей же две телеграммы. Предлагаю переделать «Бойцы-невидимки» для 4–5 класса и прошу выслать 10 автор экземпляров.

Далее – написал в Изд-ство «Осоавиахим» и в Казагиз аналогичные предложения – о переработке книги. Приложил рецензии.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Великан из-за гор




Пост N: 8555
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 36

Награды: :ms95::ms84::ms18::ms24::ms24::ms86::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.11.21 03:12. Заголовок: Март. 1 . Отправил ..


Март.

1 [марта 1943 года]. Отправил письма и телеграммы. Буду ждать результатов своих предложений. Пока думаю работать над сборником «Огонь под пеплом».

2 [марта 1943 года]. Работал над рассказом «Патриоты». Решил «осовременить» его; перенес действие на начало 1943 года.

3 [марта 1943 года]. Ходили с Адиком в поликлинику, водил его к невропатологу. Затем часа 4 отняло стояние за обедом. Для лит. работы времени совсем не осталось.

4 [марта 1943 года]. Закончил переработку «Патриотов». Получилось лучше; обрисовал характеры и соц. положение главных героев – раньше это были совершенно неопределенные личности.

Получил от Евгения письмо; сообщает о выходе «Бойцов-невидимок». Информация несколько запоздала.

На фронте опять дела улучшаются; началась серия «Последних часов». Огромный успех: взят Ржев.

Скрытый текст


5 [марта 1943 года]. Утром купил около дровяной базы 200кг. саксаула за 830р. и занимался перетаскиванием его в сени, когда пришел почтальон и сообщил, что мне пришла заказная бандероль.

«Бойцы-невидимки»! – сообразил я, живо перебросал саксаул и помчался на почту. Да, это была моя книга, которой я с таким нетерпением ждал. Конечно, тут же вытащил один экземпляр. Голубовато-серая обложка с пушками и самолетами мне понравилась; перелистал наскоро и пошел домой. Дорогой вздумал посмотреть, какой тираж: оказалось 50.000! Весьма приятно – значит, книжку расценили высоко, если выпустили двойным тиражом.

Дома пересмотрел подробнее: как и предполагал, морской отдел целиком выпущен; выброшены 2–3 статьи из первых отделов, и многие очерки значительно сокращены. В полном виде книга была бы не меньше 8 листов. Не понравилось мне, что редактор (очевидно, А.Н. Абрамов, т.к. указана его фамилия) выбросил все алгебраические формулы и в некоторых местах получились нелепости (напр., на стр. 11, где опущена формула мощности E = Pv2/2g , а расчеты, произведенные на ее основе, оставлены и я предлагаю их проверить!)

Скрытый текст


Но, как бы то ни было, книга вышла в свет в дни войны и теперь ее прочтут сотни тысяч ребят.

После обеда пошел в столовую, захватил с собой один экземпляр и дорогой отдал его случайно встреченному инспектору по военному обучению из Облвоенкомата, который шел с А.Д. Устименко (через него мы и познакомились).

Этот инспектор (фамилия его Рейсблат) обещал сообщить мне через 2–3 дня, сумеют ли они воспользоваться моей книгой для военн. обучения школьников.

6 [марта 1943 года]. Перепечатал 14стр. «Патриотов».

7 [марта 1943 года]. Закончил перепечатку «Патриотов» – вышло 22 страницы. До перепечатки было 14; по моему рассказ значительно выиграл. Начал правку.

Ночью передавали в «Посл. изв.» интересный случай: три английских парашютиста спустились в Ю. Норвегии, взорвали завод, а затем их подобрал гидросамолет, опустившийся на ближнем озере. Интересная тема для рассказа: «Три мушкетера».

8 [марта 1943 года]. Начал правку «Патриотов». Плохие известия с фронта о немецком контр-наступлении. Снова отдан ряд недавно занятых городов в Донбассе.

9 [марта 1943 года]. Еще раз выправил «Патриоты».

Скрытый текст


10 [марта 1943 года]. Начал править «Огонь под пеплом».

11 [марта 1943 года]. Получено письмо от Вивочки после порядочного перерыва. Закончил правку «Огня». Заседание в Союзе Писателей.

12 [марта 1943 года]. Перепечатал «Огонь под пеплом».

13 [марта 1943 года]. Разговаривал по телефону с Поповой; редактор Маслаков заявил, что надо переработать «Наступление продолжается». Но сейчас возвращаться к этой вещи у меня нет охоты.

Ходил на почту, отправил ряд бандеролей. В «Детгиз – «Огонь под пеплом» и «Патриоты», а также письмо Наумовой. В «Знамя» – «Патриоты», в «Кр. Новь» – «Огонь под пеплом». Вивочке послал «Бойцы-невидимки».

14 [марта 1943 года]. Решил послать несколько очерков, не вошедших в «Бойцы-невидимки» в московские журналы. Перепечатал часть очерка «Прошлое, настоящее и будущее парашютизма».

15 [марта 1943 года]. Скверные известия с фронта: сдан Харьков...

Печатал на машинке.

16 [марта 1943 года]. Продолжал печатать. Много времени тратится на получение хлеба – огромные очереди и часам к 2–3 хлеб уже кончается, так что получать, как раньше – вечером, без очереди – не удается. Погода переменчивая. Хорошие дни чередуются со снежными, которые приносят страшную слякоть. Настроение неважное.

Был у Муканова в ССП. Заявил ему, что хотел бы совместно с кем-нибудь из казах. писателей написать детскую повесть.

Скрытый текст


17 [марта 1943 года]. Усидчиво проработал почти весь день, даже никуда не ходил, только потратил час на получение пряников из затхлой муки (выдали вместо хлеба).

Подготовил к отправке рукописи и письма в редакцию. Посылаю: в «Техн. Молодежи» – «Прошлое, настоящее и будущее парашютизма» и «Радиомаяк» (с 12 чертежами); в «Смену» – «Стар. вражда снаряда и брони»; в «Пионер» – «Теория непотопляемости корабля».

Урывками читаю «Севастоп. страду».

18 [марта 1943 года]. Состоялось собрание вновь организуемой при ССП секции детских писателей. Перед заседанием разговаривал с Ильиным, подарил ему экз. «Бойцов-невидимок». Собралось человек 15, был Зощенко. После общего доклада Муканова, в котором тот указывал на необходимость создания «тяжеловесных» произведений, состоялись выборы Бюро. Избраны: Урманов (казах, член Правления), Ильин, Н. Забила, Бармин и я. Через несколько дней состоится собрание для рассмотрения плана издания детск. литературы.

19 [марта 1943 года]. Заканчивал оформление рукописей для отправки в Москву.

Скрытый текст


20 [марта 1943 года]. Был в Пушк. б-ке, получил абонемент по бумажке от Правления ССП (дал Муканов). Буду брать книги на дом. На первый раз взял Дюма «Les quarante cinq» [«Сорок пять» (1847), продолжение романов «Королева Марго» (1845) и «Графиня де Монсоро» (1846)], в 3-х томах.

Отправил рукописи.

21–23 [марта 1943 года]. Ничего особенного. Читал «Сорок пять». В день прочитываю страниц 150.

24 [марта 1943 года]. Дней 7–8 совсем не было почты (ушел с работы почтальон, не могут найти другого!). В этот же день принесли газеты и сразу 5 писем, долго пролежавших на почте. Среди них с удивлением я увидел письмо из Ростова от Татьяны. Она, оказывается, уцелела от немецкого разгрома; в Германию ее не отправили из-за больного сердца. Вот уже два раза перенесла она немецкий плен!

Получено письмо от Вивочки, его товарищ Дианов, по хлопотам отца переведен в Москву, в Воздуш. Академию, Галюська этим очень опечалена. Получил письмо от Анатолия, где он укоряет меня за то, что я не послал ему табак и ничего не пишу. Но он уже знает, что я сделал для него, что мог, т.к. за несколько дней до того я получил от него благодарств. телеграмму за присылку табаку.

Получил письмо из Казогиза, предлагают обратиться с вопросом о переводе «Бойцов» в НКПрос, который дает план.

Скрытый текст


25 [марта 1943 года]. Ничего существенного. Забыл упомянуть, что 23-го нам сделали противотифозную прививку, после этого мы с Г. болели 1½ дня; очень болела спина, сильно болела голова, а у Г. была повышенная температура.

26 [марта 1943 года]. Состоялось собрание по вопросу о плане изд. детской литературы. План очень раздутый, но мои «Бойцы» не вошли (хотя я и подавал заявку). Я выступал в защиту «Бойцов», зачитал часть рецензии. Постановлено: план доработать Президиуму и Бюро Секции дет. л-ры, собр. назначено на завтра.

27 [марта 1943 года]. Был на собрании (там было всего человек 6). Вел его Муканов. Я познакомился с представителем ЦК Комсомола Светличным. Он выступил в защиту моей книжки (он слышал мое вчерашнее выступление) и предложил включить ее в план, что и было сделано. У меня был с собой экземпляр «Бойцов», я отдал его Светличному по его просьбе. Светличный намерен создать актив детских писателей при ЦК КСМ, я заявил о своем желании работать. Поговорили по дороге1) после заседания, Светличный доказывал необходимость проталкивать тот план, который только-что составлен; без этого ничего не выйдет; это, конечно, правильно. Он приглашал меня пойти после 1/IV в ЦК КСМ.

1) При разговоре выяснилось, что Св. читал мой «Чудесный шар»

На этом же собрании я познакомился с Эменсоном, работником Центр. Дет. Б-ки, который просил меня выступить в их б-ке для юных читателей. Договорились устроить выступление в половине апреля. Он мне сказал, что мои книжки пользуются большим успехом у читателей, но их слишком мало. Получено письмо от Вивы.

28–31 [марта 1943 года]. Ничего особенного. Читал «Vingt Ans après» [роман Дюма «Двадцать лет спустя»].

Апрель.

1 [апреля 1943 года]. Ничего особенного. Болели после произведенной вчера после проведенной вчера противотифозной прививки. Погода с утра отвратительная. Вообще весь март погода была ужасная; на каждый теплый и ясный день приходилось 2–3 дня со снегом и дождем. Сыро, страшная слякоть. Отвратительная здесь весна!

2 [апреля 1943 года]. Огромная и неожиданная радость! Получено письмо из Армавира от Людмилы. Она, мама и Юлик уцелели от германского нашествия! Андрей тоже жив, находится на Ростовском фронте.

Одновременно пришел перевод из Москвы на 1450р.,1) очевидно из Детгиза.

[сноска другой ручкой: 1) 5 килограммов сахара за книгу...]

Скрытый текст


Звонил Ильину, ему понравились «Бойцы-невидимки». В докладной записке, написанной им в Союз он в числе книг, которые надо издать в первую очередь, упоминает и мою. Я просил его написать рецензию для «Каз. Правды».

В Союзе Писат. висит об'явление: «Республ. Управл. Милиции намерено выпустить сборник, отражающий деят. милиции Казахстана в дни Отеч. войны и приглашает писателей, желающих принять участие в этом сборнике, звонить некоему Копытину.» Я созвонился с Копытиным, договорились встретиться завтра вечером.

Видел список книг, намечаемых на 43 год для Казогиза; произведена значительная «утряска», но мои «Бойцы» пока уцелели. Между прочим, в плане это единственная научно-популярная книга.

Звонил Светличному, он просил позвонить насчет встречи во вторник (6 апр.).

Написал вчера Анатолию уже 3-ье письмо за эти дни с просьбой хлопотать, чтобы Виву устроить механиком в их школу.

Скрытый текст


3 [апреля 1943 года]. Вечером был у в Республ. Упр. Милиции. Была договоренность с Копытиным, он обещал быть на месте в 8 часов, обещал выписать пропуск. Не оказалось ни пропуска, ни Копытина. Прождал с 8½ до 9½, ушел. Вот она, русская деловитость!

4 [апреля 1943 года] (воскр.) Я собираюсь купить велосипед. Ходили с Гал. на толкучку смотреть велосипеды; много всяких – от 3000р. до 6000р. По ценам на продукты – это, конечно, цена очень низкая; надо скопить деньги, придется что-нибудь продать.

5 [апреля 1943 года]. Каждый день приходится ходить за обедом, это отнимает массу времени, а разрешения на 2 дня директор ресторана не дает.

Звонил Копытину, он отговорился тем, что был занят и сказал, что в ближайшие дни информация по этому делу будет в Союзе Писателей. У соседнего стола сидела Прилежаева; оказалось, что она уже побывала в этот день у Копытина и он поручил ей организацию сборника. Условия: никаких авансов и командировок, материал протокольного характера. Посмотрим, каков будет этот материал.

Скрытый текст


Был в школе, познакомился с школьным врачем, договаривался об освобождении Адика от экзаменов.

6 [апреля 1943 года]. Добился разрешения директора ресторана получать обеды за 2 дня; теперь будет легче.

Встретил около Союза Писат. Богданова (ответ. секр. ССП), он мне сказал, что есть хорош. отзыв о «Бойцах» в «Лит. и Искусстве». Зашел в ССП, взял эту газету; в статье К. Чуковского «О пользе творчества» моя книга отнесена к числу немногих превосходных книг, выпущенных Детгизом. Сие приятно!

Читал по фр. «Бражелона», по вечерам рассказываю Адику.

Установилась превосходная теплая погода; на целый день открываем окно.

Мне пришла в голову мысль написать второй выпуск «Бойцов-невидимок». Материала для этого больше, чем достаточно. Напишу в Москву.

7 [апреля 1943 года]. Написал в Детиздат – Наумовой и Абрамову; предлагаю написать вторую часть «Бойцов-невидимок».

8–9 [апреля 1943 года]. Ничего особенного.

10 [апреля 1943 года]. Купили велосипед за 3400руб.

Скрытый текст


11–14 [апреля 1943 года]. Возня с велосипедом; починка камер, насоса и т.п.

15 [апреля 1943 года]. После небольшой предварительной тренировки (раз ездил к Решетниковым, раз в ресторан) поехал в Талгар. Дорога досталась трудно; на горы и горки шел пешком, спускаясь с одной горки на педали, чуть не упал и оторвал багажник (толчок был чересчур силен). На дорогу затратил четыре часа и 45 мин. отдыхал. Двигался немногим быстрее, чем пешком, но устал значительно меньше.

Николай Михаил Федорович пришел поздно вечером; разговаривали до 1ч. ночи.

16 [апреля 1943 года]. Приобрел три кило масла, из них в наличности оказался только 1кг., за остальными придется приехать в другой раз. Купил на рынке 1кгр.100гр. мяса, оказавшегося очень неважным.

Обратный путь был труднее, т.к. дул сильный встречный ветер (один раз даже сорвал с меня фуражку). Этакое зловредное животное этот ветер! [Символическое «одушевление» ветра можно найти на страницах ВИГ: в словах Гингемы («Разразись, ураган! Лети по свету, как бешеный зверь!») и в сцене наводнения («— У-ар-ра!.. — яростно взвизгнул налетевший вихрь»).]

Потратил на дорогу целых 5½ часов, очень много пришлось итти пешком. Все же устал меньше, чем уставал обычно.

17–19 [апреля 1943 года]. Ничего существенного.

Скрытый текст


20 [апреля 1943 года]. Получил письмо от «Техники Молодежи». «Парашютизм» забракован, «Радиомаяк» м.б. будет использован; предлагают сотрудничать – по занимат. отделу, а также просят прислать темы крупных статей, которые я могу написать.

21 [апреля 1943 года]. Ничего существенного.

22 [апреля 1943 года]. Поехал к Леле Молодовой в табачный совхоз. Дорога неважная, но доехал за 2½ часа.

23 [апреля 1943 года]. Ночью прошел дождь. Обратная дорога была мучительна: какой-то кошмар. В некоторых местах приходилось вычищать грязь из-под крыльев через каждые 3–4 шага. За исключением к.н. километра всю дорогу шел пешком (с 10ч. утра до 5ч. вечера!) под дождем и в густой грязи. А всего-то достал 3л. молока по 15р. (а в городе 30).

24 [апреля 1943 года]. Погода прекрасная, тепло и сухо.

Разговаривал по телефону с Жармагамбетовым, который отозвался вместо Светличного; он просил меня притти завтра на обсуждение сценария «Зоя Косьмодемьянская» в ЦК ЛКСМ и предложил подыскивать переводчика для «Бойцов-невидим.» (на казах. язык).

Скрытый текст


25 [апреля 1943 года]. Был в ЦК Комсомола; обсуждение фи сценария не состоялось; разговаривал со Светличным о «Бойцах»; книга ему очень понравилась, он настаивает на ее скорейшем издании;.

– Я патриот вашей книги, – сказал он. – Это единственная книга из плана, которую стоит издать.

Обсуждение сценария перенесено на завтра.

В разговоре со Светличным я предложил ему направить меня в близлежащий колхоз, где я мог бы проводить культ.-общественную работу и ознакомиться с работой колхоза в дни войны (творческая командировка).

Мысль Светличному очень понравилась, он обещал устроить командировку.

26 [апреля 1943 года]. Снова был в ЦК ЛКСМ, обсуждение сценария опять отложено. Светличный сказал, что он поручил обкому комсомола заняться подысканием для меня подходящего колхоза.

В очереди за обедом встретил Синельникову; узнал от нее, что Минцветмет едет обратно в Москву в августе; для улаживания всех вопросов приехал Суханов.

Скрытый текст


Завтра пойду узнавать, нельзя ли нам уехать с Ин-том.

27 [апреля 1943 года]. Решительный шаг! Был в Ин-те, записался на возвращение в Москву. Возражений никаких не было; есть распоряжение забрать всех, кто был эвакуирован с Ин-том. Будем собираться в Москву.

Целый день снежный буран, холодно; а вчера – 26-го, была прекрасная, сухая и теплая погода; 25-го был с утра дождь, потом сильный буран с ветром. Интересная здесь погода.

28 [апреля 1943 года]. Илюхины устраивают дела в Москве! Сегодня получил от них обратно 1000р., которую посылал им месяца полтора назад и сообщение, что квартира занята Илюхиными. Был в юрид. консультации, мне сказали, что они не имеют никакого права нас выставить.

Получено письмо от Вивы. Он сообщает, что на практику поедет, вероятно, на завод. Выезд 18–22-IV, возвращение около 10-VII.

29–30 [апреля 1943 года]. Ничего особенного. Ждем первомайского приказа Сталина.

Скрытый текст


Май

1 [мая 1943 года]. В семь часов утра (в 4ч. по московскому времени) слушали с напряженным вниманием первомайский приказ Сталина. «Еще два-три решающих удара и Германия будет разгромлена...» Когда они произойдут? Когда, наконец, союзники откроют второй фронт в Европе?..

2 [мая 1943 года]. Ничего существенного (как и на фронтах!)

3 [мая 1943 года]. Ездил за дровами на велосипеде на Талгарский тракт (за 5км. от дома). Привез мешок чурбаков, спиленных с пней. Очевидно от тяжести и тряски разладились камеры и стали выпускать воздух.

4–5 [мая 1943 года]. Ничего особенного. Возня с вентилями велосипеда, которые я подозреваю в том, что они лишают меня возможности ездить.

6 [мая 1943 года]. Был на заседании секции детской л-ры. Поболтали о том, о сем. Председатель – Абишев, секретарь – Бармин. Из кулуарных разговоров узнал, что Забила совсем не работает, т.к. это не дает никакой материальн. выгоды, а Бармин за месяц напряженной работы для радио заработал 400р. Звонил Светличному, он предложил обратиться в Обком ВЛКСМ к Белоруссовой – она дает направление в колхоз.

7 [мая 1943 года]. Заходил в Обком ВЛКСМ, Белоруссова больна.

Скрытый текст


8 [мая 1943 года]. Радостные известия из Африки: союзники взяли Бизерту и Тунис. Очевидно, тунисская кампания близится к концу. Был у Губкиной; оказывается, вопрос с эвакуацией не так то прост и количество мест, повидимому, ограничено. Она советует написать в ГУУЗ, Глеку.

9 [мая 1943 года]. Усиленно слежу за иностранными известиями. Битва за Тунис кончается.

10 [мая 1943 года]. Написал заявления Глеку и Суханову, письма Евгению (чтобы он побывал у Глека) и В.И. Шумилову. Все по вопросу о реэвакуации.

11 [мая 1943 года]. Ходил в школу; Адика освободят от экзаменов. Звонил в Обком ВЛКСМ, Белоруссова все еще больна. Ездил к Ильину; обратный путь (километров 5) сделал пешком, т.к. расклеилась камера велосипеда. Ильин болен – у него обострение туберкулеза и вдобавок появился зоб (болезнь щитовидной железы). В Москву ехать не собирается, вероятно, эту зиму будет жить здесь. Они с женой работают над второй частью книги «Как человек стал великаном».

12 [мая 1943 года]. Заклеивал велосипедные камеры.

Скрытый текст


13 [мая 1943 года]. Конец тунисской кампании. Немецкая и итальянская армии сдались в плен. Африка потеряна фашистами! Будем ждать следующего решительного шага союзников.

В 3 часа поехал в Талгар. К концу дороги стала мучить икота. Большую часть ночи не спал: икота, страшная изжога и почему-то тошнота.

14 [мая 1943 года]. Получил с Ходосова 1½ кило слив. масла и еще купил у одной старушки 1кг. топленого за 500р. С тем и поехал домой. Дорогой много возился с камерами, которые опять расклеились, снимал обе, заклеивал, и все же последние 8км. прошел пешком, что было очень досадно.

15 [мая 1943 года]. Целый день возился с камерами, сделал им капитальный ремонт, потратив много клек и еще больше трудов.

16 [мая 1943 года]. Получил письмо от Детгиза. Горестная новость – умер Александр Николаевич Абрамов, редактор моих научно-популярных очерков для «Дет. Энц.» и «Бойцов-невидимок». Очень и очень жаль – это был прекрасный человек.

Скрытый текст


Детгиз предлагает готовить расширенное издание «Бойцов» – вероятно, будут переиздавать. Просят выслать рукопись к июню – это, конечно, невозможно.

Получил также письмо от Анатолия из Троицка, он хлопочет о судьбе Вивы и договаривался о его назначении после окончания школы с каким-то начальником, имеющим большой вес. Тот записал данные о Виве. Может быть, что-нибудь и выйдет... Школа их скоро возвращается в Серпухов.

Был в раионной библиотеке, набрал книжек по военному делу.

17–20 [мая 1943 года]. Читал материалы, работал в Пушкинск. б-ке

21–22 [мая 1943 года]. Написал статью «Танк»

23 [мая 1943 года]. Статья «Аппетиты бога войны»

24 [мая 1943 года] —"— «Дорога ведет армию или армия дорогу?»

25 [мая 1943 года] —"— «Инженер на поле боя»

26–27 [мая 1943 года] —"— «Легенда об Атлантическом вале»

28–29 [мая 1943 года]. Перепечатка статей.

30 [мая 1943 года]. Получил обратно из «Знамени» два рассказа. Забракованы, хотя отзыв дан довольно хороший.

31 [мая 1943 года]. Перепечатка статей.

Скрытый текст


Июнь.

1 [июня 1943 года]. Написал статью «Молниеносная война».

2 [июня 1943 года]. Письмо от Наумовой – довольно таки разочаровывающее. Насчет перепеч. «Бойцов-невидимок» ничего не обещает – туго с бумагой, а рассказы, которые я ей посылал тоже не годятся. Я, собственно, этого и ожидал. «Пройденный этап», – как она выражается.

3–6 [июня 1943 года]. Ничего особенного. Работу над «Бойцами-невид.» пока оставил.

7–9 [июня 1943 года]. Были на рыбалке в колхозе, где живет дед Валерия Черенкова. Попали в плохую погоду, клева неб было – ветер, дождь. Удалось только мне поймать два карпа и трех небольших сазанов – все это на 1½ кг. приблизит. Наблюдал на озере оригинальные плавающие острова из камыша.

Ознакомился с проведением займа на селе. Дед Черенкова, «энтузиаст займа» подписался на 5000р. и внес наличными; хозяйство у него очень богатое.

10 [июня 1943 года]. Отдых от рыбалки.

11 [июня 1943 года]. Год прошел с тех пор, как уехал наш ненаглядный Вива. А писем все нет....

Скрытый текст


12–13 [июня 1943 года]. Ничего существенного.

14 [июня 1943 года]. Получил письмо из «Смены». Пишут, что приняли статью «Стар. вражда снаряда и брони»; будут печатать под заглавием «Эволюция щита.» Просят прислать еще.

15–21 [июня 1943 года]. На фронте ничего существенного и у нас тоже. Все ждем письма от Вивы и каждый день разочарование... Строим разные предположения, из которых самым основательным нам кажется, что он на секретном военном заводе.

22 [июня 1943 года]. Вторая годовщина войны... Как они ужасны и как продолжительны, эти современные войны! Грандиозные масштабы жертв и разрушений ничуть не повели к быстрым развязкам. Наоборот – враждующие стороны приобрели необычайную выносливость.

Получили, после почти 2хмесячного перерыва, письмо от Вивы. Но не обрадовало оно нас: оказывается, он на практике в части, в 60км. от фронта, а совсем не на заводе. Где уж ему попасть на завод при его скромности. Пишет Вива, что, м.б., он и останется в этой части, а в школу не вернется. Он нам писал, но письма не дошли.

Скрытый текст


23–25 [июня 1943 года]. Ездили рыбачить на Или. Опять неудача – не было клева. Рыбалка ведется шкурами. Я поймал пять небольших сазанов и османа, два сазана и османа выменял на хлеб. Все девять штук весят кг. 2. Ребята рыбачили сачком в Каскеленке, ловили мелких усачей и добыли хорошую маринку, которая пошла в уху.

26 [июня 1943 года]. Заболел гриппом. Причина – мылся на Или во время ветра и меня продуло.

27–28 [июня 1943 года]. Болезнь. Лежу, читаю.

29–30 [июня 1943 года]. Начал оформлять рукопись «Б.-н.». Думаю все таки послать в Детгиз. М.б., выдастся благоприятная полоса – и напечатают.

Скрытый текст


Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 3083
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 16

Награды: :ms84:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.11.21 20:11. Заголовок: Оказывается, Сабит М..


Оказывается, Сабит Муканов - большой человек. Мне почему-то не приходило в голову прежде поинтересоваться его личностью. Книга его, очень небольшая, была у нас дома давным-давно, неизвестно откуда. Я ее читал раз пять, не меньше, но она не относится к "большой литературе", и потому думал, что автор совсем не именитый.
Но имя запомнилось.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 3084
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 16

Награды: :ms84:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.11.21 20:30. Заголовок: Итак, Волков издал т..


Итак, Волков издал третью книгу, да еще во время войны. Интересно, ощущал он себя в это время уже реальным писателем, или только претендентом на место в литературе?

Неожиданно проговорился, что прежде критика его только ругала. Я бы охотно почитал эти "ругательные отзывы" конца 30х, начала 40х, но разве их сейчас найдёшь! Только если очень уж постараться.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Воин дракона




Пост N: 6039
Зарегистрирован: 01.05.11
Откуда: Голубая Страна
Рейтинг: 24

Замечания: За флейм и личные оскорбления
Награды: :ms35::ms20::ms96::ms84::ms102:
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.11.21 23:42. Заголовок: Чарли Блек пишет: О..


Чарли Блек пишет:

 цитата:
Оцифровка за январь – июнь 1943 года:


Это интересно, спасибо, солнышко

Со мной можно найти общий язык, только прикусив при этом свой. Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Великан из-за гор




Пост N: 8556
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 36

Награды: :ms95::ms84::ms18::ms24::ms24::ms86::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.11.21 07:29. Заголовок: саль пишет: Оказыва..


саль пишет:

 цитата:
Оказывается, Сабит Муканов - большой человек

Смотрю, в википедии про него содержательная статья. А я о нём ничего не слышал, не то что книги читать...

саль пишет:

 цитата:
Итак, Волков издал третью книгу, да еще во время войны

Правда, третья вообще не художественная. Но всё равно факт значимый.

саль пишет:

 цитата:
Интересно, ощущал он себя в это время уже реальным писателем, или только претендентом на место в литературе?

Сложно сказать... Мне думается, у него, как и у многих незабронзовелых людей, могла быть т.н. раздвоённая самооценка. С одной стороны - ощущение, что пишешь хорошие вещи, не хуже некоторых признанных авторов, а значит и сам чего-то стоишь; одновременно с другой стороны - раз за разом натыкаясь на отказы и неудачи, поневоле сомневаешься в своих компетенциях и предаёшься неумеренной самокритике.

По Волкову видно, что до известия о выходе "Бойцов-невидимок" у него был период литературной хандры. Новость его воодушевила. Однако за новые крупные сюжеты он взяться не поспешил.

саль пишет:

 цитата:
Я бы охотно почитал эти "ругательные отзывы" конца 30х, начала 40х, но разве их сейчас найдёшь! Только если очень уж постараться.

Полный отзыв не факт что найдётся, но в книге Галкиной есть выдержки из ругачего отзыва Ю. Нагибина. Мне, правда, замечания сего критика показались какими-то невнятными. Но приведу как есть:
 цитата:
Странным диссонансом этим восторженным детским (и взрослым) откликам звучит высказывание писателя Ю. Нагибина, написанный в 1940 г. Как ни странно, это был единственная опубликованная рецензия на сказку в предвоенные годы. Если дети воспринимали сказку как органичное единство реального и волшебного, а ее персонажей как равноценных, «живых» героев, то Ю. Нагибин считал, что в книге нарушается мир привычных представлений ребенка. «Так неожиданно и удивительно пробуждает эта книга у ребенка новую мысль о коварстве, хитрости и эластичности человеческого сердца. Не надо забывать — книга написана американцем для детей, живущих в среде, где царит жестокая борьба за существование»61. Ю. Нагибин увидел в книге беспричинную фантастику, которая уводит ребенка в раздвоенный мир реальности и сказочной романтики и, якобы, лишает сказку ясного вывода. Он писал: «Репутация Баума, американского классика детской литературы, заставляет усомниться, чтобы столь коренные недостатки были присущи его книге «Мудрец из страны Оз», легшей в основу «Волшебника Изумрудного города». Если уж идти на сокращение и переделку, то следовало сохранить основной костяк книги Баума, отбросив ряд побочных сцен, как бы живописны и значительны по объему они ни были. Волков же, очевидно, несколько спрессовал их, отбросив кое-где мотивировки, связующие звенья, от чего пострадал основной смысл книги. В таком виде книга с большим удовольствием прочтется взрослыми, которые сами восполнят недостающее. Но маленький читатель, для которого мир этой книги достоверен, останется неудовлетворенным, у него будет слишком много «почему», на которые он не получит ответа.

Это тем более жалко, что в книге масса чудесных частностей: «Жевуны сняли шляпы и поставили их на землю, чтобы колокольчики своим звоном не мешали им рыдать»; «ворота, украшенные огромными изумрудами, сверкавшими так ярко, что они ослепили даже нарисованные глаза Страшилы». Такие маленькие тонкости можно встретить на каждой странице. Замечательна внимательность автора к персонажам, он никогда не забывает об их основных свойствах: робости льва, жалостливости железного дровосека, мнимой глупости Страшилы, и это позволяет ему вести чудесную игру... Но эти прекрасные частности заставляют только сильнее жалеть о неудаче целого»62.

Узнав о появлении «весьма ругательной» рецензии, A.M. Волков очень расстроился, а после знакомства с ней написал: «Рецензия обычного типа — начало весьма хорошее, а конец неожиданно плох: оказывается, книга неудачна! Но это никак не вытекает из всего содержания рецензии. Конец этот вытекает из неверного представления рецензента о книге Ф. Баума. Он почему-то решил, что я ее значительно сократил и изъял из нее какие-то нужные вещи. Это, конечно, чепуха («Ерунда и неверный факт», — как говорит Филимон Зубков63). Рецензент уверен, что дети этой книги не поймут; я бы посоветовал ему, прежде чем высказывать такое утверждение, поговорить с детьми. В общем «Детская литература», как видно, задалась целью отбить у меня вкус к детской литературе, но это ей не удастся.

Но какая все-таки двуличная редакция! Они все меня уверяли, что книга им страшно нравится. Прочитав рецензию, я сразу успокоился, так как ее обвинения смешны и беспочвенны»64.

-----
61. Нагибин Ю. Рец. на кн.: Волков А.М. Волшебник Изумрудного города // Детская литература. 1940. № 6. С. 60.
62. Там же. С. 61.
63. Персонаж повести А.М. Волкова «Алтайские робинзоны».
64. Архив А.М. Волкова. Дневник. Кн. 2. (с 1 мая 1940 г. по 5 марта 1941 г.). Л. 48.




Ellie Smith, и тебе спасибо

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Великан из-за гор




Пост N: 8560
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 36

Награды: :ms95::ms84::ms18::ms24::ms24::ms86::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.11.21 09:34. Заголовок: Оцифровка за июль – ..


Оцифровка за июль – октябрь 1943 года:

[Для удобства чтения, фрагменты, относящиеся к ИГ, выделены фиолетовым цветом, возможные переклички с темой ИГ – красным. Мои комментарии – синие в квадратных скобках.]

* * * * *


Июль.

1 [июля 1943 года]. Продолжал работу над рукописью.

2 [июля 1943 года]. Ничего особенного. Много возился над велосипедом, собираюсь ехать в Талгар.

3 [июля 1943 года]. Поездка в Талгар не состоялась, опять подвели нипели. Велосипед стоит, а не ездит.

4–6 [июля 1943 года]. Ничего существенного в нашей жизни, но на фронте большое событие: 5-го июля утром немцы начали наступление на Орловско-Курском и Белгородском направлениях. Наши войска наносят им огромные потери.

Скрытый текст


7 [июля 1943 года]. Ходил в колхоз «2-ая Пятилетка» с ордером на маслоко и сливки (полученный сестрой Анны Демьяновны, она работает на спиртзаводе и таких ордеров получает много). Мне за работу – половина. Я пишу – ходил, хотя со мной был велосипед; но туда шел, т.к. дорога в гору, а оттуда – испортился нипель и я никак не мог его исправить. Шел километров 16, голова страшно разболелась, а порошка с собой не было.

Все же заработал 2л. сливок, ¾ кг. слив. масла и чашку творогу, там меня вволю напоили сливками. Из дому вышел в 6ч. утра, вернулся в 7ч. вечера. Видел работу (вернее, безделье) на Алмаатинской ГЭС. Судя по темпам, ничего они к осени не сделают.

8 [июля 1943 года]. Получил письма от Евгения и Верочки Барсуковой. Евг. пишет, что мой вызов отложен, т.к. дан очень малый лимит на в'езд. Но мы не жалеем, т.к. из письма выяснилось, что Москву бомбят. Да и голодно там очень. В этот же день узнали из письма от Молодовых, что умер от голода тесть Бори. Значит, надо пока сидеть здесь! Евгении пишет, что Ин-т продолжает считать меня своим работником, мне больше ничего и не нужно.

Скрытый текст


9 [июля 1943 года]. Ничего существенного.

10–11 [июля 1943 года]. Ходили с Адиком в Талгар пешком, т.к. проклятый велосипед отказывается работать. Туда дошли довольно хорошо, хотя вышли в самый жар (12ч. дня). Адик собирал и ел урюк из сада, где дед Ходосов сторожем. Кило два унесли домой. Обратная дорога далась трудно. Адику страшно жгло босые ноги, несколько раз отдыхали. Шли с 10ч. утра до 7 часов вечера. А все-таки Адик оказался выносливее, чем я ожидал.

В Талгаре приобрели 6½кг. масла, частью за деньги, частью на мену. Из них пока получили 5кг. Это уже заготовка на зиму.

Дома две новости.

Первая – необычайно важная – союзники 10 июля утром высадились в Сицилии! Теперь дело пойдет...

Вторая – касающаяся меня лично и не очень приятная, но я почему-то отнесся к ней совершенно спокойно: Детгиз забраковал план «Покор. молнии», слишком общая тема. и изданы книги в этой области.

12 [июля 1943 года]. Весь день отдых, чувствую себя очень слабым. Адик настаивает на том, чтобы как можно скорее ехать на рыбалку. Я отложил от'езд до завтрашнего вечера.

13 [июля 1943 года]. Прекрасные сведения с второго фронта: союзники заняли Сиракузы и ряд других городов на Сицилии. Взято 2 тыс. пленных. Думаю, что Сицилия не продержится и недели.

Сила немецкого наступления на нашем фронте ослабевает.

14 [июля 1943 года]. Сборы на рыбалку.

15–16 [июля 1943 года; «–16» вписано постфактум]. Вечером поехали на Комсом. озера, но соблазненные рассказами одного телеграфиста, изменили маршрут и направились на Или, вернее на ее приток Кара-Су, который рыбаки ласкательно зовут «Карасучкой». На ст. Или приехали в 1час ночи и шли ночью часа два, пока не пришли на место. До утра Адик и Олег спали, а я жег костер.

Рыбалка оказалась прекрасная, но не для нас. [неразборчивое слово, м.б. «Старый»] рыбак, расположившийся по соседству с нами, наловил не меньше 10кг., а мы поймали только 4 небольших сазанов, вдобавок, когда дело начало налаживаться, оказалось, что ребята накопали очень мало червей и спешно пришлось возвращаться по жаре да на станцию к 6-часовому поезду. Было весьма обидно...

Домой вернулись в 11 вечера (16 числа)

16–20 [июля 1943 года]. Наши войска повели наступление; об этом мы узнали, вернувшись с рыбалки. Огромные успехи наших войск, крупные потери противника. Частичные успехи немцев во время их наступления ликвидируются. Красн. Армия положила предел наступлению гитлеровцев на восток. Союзники захватывают Сицилию.

21 [июля 1943 года]. С вечерним поездом поехали на Комс. озеро, в 9часов сошли на 71 раз'езде и пошли по ночной степи. Небо было покрыто тучами, блестели зарницы. Когда дошли до мельницы, начал капать дождик, невдалеке загремел гром. Попросились к колхозникам и провели ночь в шалаше – неплохо.

22–24 [июля 1943 года]. Чудесные дни на озере. Каждый день ели замечательную уху из окуней, жирную, наваристую.

Скрытый текст


Сазанов ловили плохо, оказалось, наши снасти неотрегулированы, закидывали мы слишком близко. Об этих недостатках я узнал от группы офицеров, приехавших на рыбалку в автомобиле. Оказалось также, что надо ловить на хлеб. Я нашел в камышах пару длинных удилищ, рыбалка направилась. Крупный сазан оборвал у меня на вторую ночь леску – непрочную; наживка – червь. На кузнеца поймал ночью же сазана, грамм на 300. На третью ночь расставил 7–8 удочек – ничего! В общем – вечером третьего дня нашей рыбалки весело ловил сазанчиков, поймал больше 15, правда, небольших, но их ловить весьма приятно – так они сильны и упористы. Домой вернулись ночью, около часа.

25 [июля 1943 года]. Отдых от рыбалки.

26 [июля 1943 года]. Утром нас разбудила Фанни Солом. радостной и неожиданной вестью: Муссолини ушел в отставку! Значит близок конец Италии, скоро она выйдет из войны. На место дуче назначен маршал Бадольо.

27–29 [июля 1943 года]. Опять поехали на озеро, в надежде на этот раз наловить крупных сазанов. Накануне весь день направлял лески и удилища. Но опять не вышло. В первую ночь поймал (на червей) двух сазанов гр. по 250, а днем крупные никак не берут. Все-таки мы закидывали слишком близко. 298-го приехали офицеры, я посмотрел их удилища – это какие то монстры по длине. Я сделал себе одно очень длинное, составное, но это было уже поздно. На вторую ночь наживил кузнецов и поленился осматривать ночью удочки, думал, не будет клева; результаты: один сорвался, запутав две удочки, другой оборвал прочный жильный поводок. Возвратились утром 29-го. Оказалось, что дома радостное событие: получено письмо от Вивы! Он вернулся в Кзыл-Орду в школу, жив и здоров, есть возможность, что его оставят на неск. месяцев в школе. Вот было бы хорошо...

30–31 [июля 1943 года]. Хозяйственные хлопоты, хлебные карточки и т.п. По возвр. с рыбалки узнали, что в Италии распущена фашистская партия. Дела идут!!

Август.

1 [августа 1943 года]. Копал с Олегом червей на огороде. Малоприятное занятие.

Скрытый текст


2–4 [августа 1943 года]. Рыбалка на Карасу, закончившаяся печально. 2 и 3 поймал 9 хороших сазанов (наживка – червь и мясо), а одного, хорошего, сбил с утра Олег подсачком. И вот на рассвете 4-го я обнаружил, что исчезла корзина с провизией и зап. удочками, и в ней мои золотые очки, пропали ботинки, стоявшие рядом, а, пойдя к реке, обнаружил исчезновение садка с сазанами. «Так кончился пир их бедою!..» Пропал топорик, много крючков, запасные лески... Расстроившись, бросил рыбалку, пошагал босиком на ст. Или и там мы провели ужасный, знойный день, тянувшийся бесконечно долго. Я, правда, читал «Уарду» Эберса; книга из Пушк. б-ки уцелела, т.к. была у меня под головой. За целый день с'ел только ломтик хлеба и выпил кружку молока – денег было мало, истратил около 100р., а есть было нечего.

[Георг Мориц Эберс (1837–1898), немецкий египтолог и писатель, первооткрыватель папируса Эберса, содержащего уникальные сведения о медицине Древнего Египта. Как писатель Эберс известен циклом из 12 романов, популяризующих историю, быт и культуру Древнего Египта; относящийся к этому циклу роман «Уарда» вышел в 1877 году.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Эберс,_Георг ]


Обидно, что так скверно закончилась последняя рыбалка; я и удилища с горя отдал одному рыбаку, что рыбачил по соседству и научил нас ловить крупных сазанов.

5 [августа 1943 года]. Наши войска ворвались в Орел.

6 [августа 1943 года]. Взятие Орла и Белгорода! Ночью было предупреждение о том, что между 11 и 1130 вечера будет важное сообщение и мы с Галюськой дожидались, строя всевозможные предположения об открытии 2-го фронта, о капитуляции Италии и т.п. Оказался приказ т. Сталина.

Скрытый текст


7 [августа 1943 года]. Об'явлено о наступлении на харьковском направлении. Опять наши войска ломают преграды и идут вперед. Снова с нетерпением ждем сводок, выплыла на свет моя знаменитая карта.

8 [августа 1943 года]. На другой день по возвращ. со злополучной рыбалки я обнаружил, что у меня исчез паспорт; потерял ли я его в поезде или вытащили во время толкучки у булочной – не знаю. Тогда же (6-го) подал заявление в милицию.

9–10 [августа 1943 года]. Ничего существенного.

11 [августа 1943 года]. Получено письмо от В.И. Шумилова. Он пишет, что мне [в] вызове отказано, но что, если я приеду в Москву, то в Ин-те буду работать. Это сообщение побудило нас к решительным хлопотам о вызове в Москву через ССП.

12 [августа 1943 года]. Послал заявление в ССП и личное обращение к Фадееву о срочном вызове в Москву. Наумовой написал письмо, где просил о поддержке моего заявления. Евгения просил о том, чтобы он нажимал в ССП и Детгизе, а В.И. Шумилову сообщил о том, что хлопочу с большими шансами на успех и просил дать мне уроки с тем, что если я опоздаю к 1/X, то он бы временно распределил мои уроки между другими преп-лями; об этом же я ему телеграфировал. Будем теперь ждать результатов.

Скрытый текст


13–22 [августа 1943 года]. Ничего особенного за эти дни. Несколько раз был в милиции; добился того, что меня приняла начальник (женщина) пасп. стола и зарегистрировала мое «дело»; вручена мне повестка на 100р. штрафа; я имел неосторожность его уплатить. Читаю комплект «Вестника Иностр. Литературы» за 1898 год. Много интересного. Встает в памяти дореволюционная старина с ее теперь забытыми интересами.

Галюська продает и покупает (больше, конечно, продает вещи, а покупает с'естное.).

Я целыми днями вожусь на улице у печурки, готовлю обеды, грею чайники; мы переживаем «сажный» период жизни, если можно так выразиться. Все кастрюли и чайники дико покрыты сажей; подоконник сеней, стол, скамейка – все в саже. Достаточно к чему-нибудь прикоснуться рукой – руки замазаны; моем их по 20 раз в день – все бесполезно. Одежда тоже в саже. Ужасно все это неприятно. Но не хочется мошенничать, как делают все соседи, которым монтеры незаконно включают ток за известную мзду.

Скрытый текст


Кстати напишу здесь о ценах на продукты, «в назидание потомству». Они, пожалуй, уже прошли свой апогей и теперь несколько снижаются, но достаточно умопомрачительны.

Масло топленое доходило до 800р., теперь 450–500–550р. кило. Случайно можно купить за 400р. Мясо 100–160–180р. кг. Молоко было весной 50р. литр, теперь 30–35, в колхозных ларьках 22–26р. Яйца были 12р. штука, теперь 9–10р. Картофель ранний был 60р., теперь 25–40р. кг.; примерно в такой же цене и яблоки. Ранние помидоры были 200р. кг. (!!), теперь 20–25 и дороже. Мука 80р–100р. кг., была и 120р. Буханка серого хлеба, очень непривлекательно, но к которому мы привыкли за 2 года алмаатинской жизни, доходила до 120–130р., теперь 60–80р. (вес ее 1200–1400гр.). Капуста свежая 30–50р. кг., огурцы не были ниже 15р., лук сейчас 50р. кг. Прочее в том же духе. Сахар 300–330р. кг. Самые мизерные покупки на обед уносят не меньше 100р. На еду уходит примерно 150р. в день, а то и больше, т.к. ведь многое (напр., масло) покупается оптом, а расходуется без учета. А столовая научных работников снабжает такой бурдой, которую и свиньям было бы стыдно дать. И эта бурда выдается в самом микроскопическом количестве: два обеда и два завтрака – это только-только наесться один раз одному. На иждивенцев обеды не отпускаются уже больше года.

Распределитель дает (только мне одному) – масла 400 гр. в месяц, крупы или макарон 1200гр., мяса или рыбы 1800гр., но обычно достается сушеная рыба самого низкого качества. Зато есть люди, которые купаются, как сыр в масле и получают огромные пайки...

23 [августа 1943 года]. Ходил вечером на вокзал встречать Адика, который ездил на Чемалган с Курочкиным и видел там от'езжающего Маршака, но не разговаривал. Приехал он сюда не так давно, в конце июля. Когда вернулся домой (около часу ночи), узнал от Гал. радостную весть о взятии Харькова. Был салют – 20 залпов из 224 орудий. Замечательное достижение Кр. Армии!

24 [августа 1943 года]. Ходил в Бюро Находок и получил свой паспорт! Зря заплатил штраф. Ну, хорошо хоть, что нашелся, а то было с ним много хлопот, да еще надо было бы бегать, возиться, и в результате получить трехмесячный паспорт.

Скрытый текст


25–28 [августа 1943 года]. Понемногу собираемся. Развесил книги, упаковываю их. Набралось книг 120кг., распределенные в 5 тюков. Часть уже зашил. Расчитываю, что книги увезет Лапшонков, который приехал сюда в альпинистскую экскурсию; он видел Виву весной в Москве; говорит, что Вива очень вырос, возмужал, настроен хорошо, весело. 28 получил телеграмму от Шумилова о том, что ставка мне предоставляется, просит сообщить о времени выезда.

29 [августа 1943 года]. Послал телеграмму в ССП – прошу срочно слать вызов; телеграфировал в Детгиз, просил Наумову выслать командировку; в крайнем случае поеду один, чтобы попасть в Москву к 1-X, а семью заберу позже. Настаиваю на срочном вызове.

30 [августа 1943 года]. Послал телеграмму Шумилову, о том, что приеду в начале октября. Уроки просил распределить временно. [Вписано между строк: На фронте победа – взят Таганрог!]

31 [августа 1943 года]. Опять замечательные сообщения с фронтов; сначала было особое сообщение – «Приказ Сталина о взятии 30-VIII гор. Ельня и салют. Порадовались, хотели уж спать, вдруг новое сообщение и приказ – о прорыве на Центральном фронте и о взятии Глухова и Рыльска! Чудеса творят наши войска!

Скрытый текст


Сентябрь.

1 [сентября 1943 года]. Получено письмо от Вивы. Известия радостные: он в части, находящейся под Сталинабадом [ныне Душанбе, столица Таджикистана]. Пишет, что м.б. их не отправят на фронт. Письмо послано 15-VIII.

2 [сентября 1943 года]. Опять письмо от Вивы, но от 10-VIII, написано тотчас по его приезде в Сталинабад. Послал от имени Союза Писателей две срочных телеграммы в Москву – в ССП и в Детгиз с напоминаниями о том, чтоб мне скорее слали вызов. В военных событиях важная новость – союзники высадились в Ю. Италии.

3–6 [сентября 1943 года]. Блестящие успехи наших войск на фронтах – каждый день по несколько городов в Донбассе и на Украйине. Прорыв у Севска и быстрое движение вперед. Сборы и хлопоты.

7 [сентября 1943 года]. Получена телеграмма из ССП: «включен с семьей в ближайший список на возврат в Москву». Настроение наше сразу поднялось, Гал. все почему-то думала, что нас не вызовут.

8 [сентября 1943 года]. Телеграмма от Евгения – имеется резолюция Фадеева о моем вызове, вызовут, вероятно, в сентябре. Все хорошо, плохо лишь то, что у меня каждый день болит голова – начинается в 10ч. утра, вечером, часов в 7–8, проходит. Если хожу по солнцу, становится хуже.

Скрытый текст


9 [сентября 1943 года]. Ночью воевали с клопами, это бывает у нас почти каждую ночь, клопы прямо не дают житья, их полно везде. В 1020 вечера услышали чудесное известие: «Донбасс освобожден от немцев в 6 дней!» Салют и торжество. А утром, около 8 часов, когда еще не было включено радио, т.к. не хотел беспокоить Адика, Гал. вышла в сени и прибежала с криком: «Шура, скорее включай радио! Италия капитулировала!»

Выслушал известия восьмичасовые. Замечательно: безоговорочная капитуляция, теперь союзники получают широчайшую возможность для нажима на Германию и завоеванные ею страны и ее вассалов с юга. Ближайшие дни должны дать значительное развертывание событий. Бадольо заявил, что против англо-американцев военные действия прекращены, но если атаки будут «в другом направлении», то итальянцы будут сопротивляться. Это значит, что они будут воевать против немцев, если те вознамерятся оккупировать Италию.

Qui vivra, verra!

Скрытый текст


10 [сентября 1943 года]. Взят Бахмач – решающий опорный пункт немецкой обороны по направлению к Киеву. Салют!

У нас продажа вещей и сборы.

11 [сентября 1943 года]. Опять торжество – взяты Барвенково, Чаплино, Волноваха, Мариуполь. Салют! Трофеи и достижения огромны.

[Вписано между строк: Получено письмо от Анатолия, он женился.]

12 [сентября 1943 года]. Интересны утренние сообщения из-за границы. Итальянцам приходится солоно: немцы захватывают ит. города, штурмуют Рим, заняли Геную, в Милане идут бои между немцами и итальянцами. Поделом им! Маршал Бадольо прекратил всякие сношения с Германией. Вот она, политическая дружба...

13–14 [сентября 1943 года]. Наступление наших войск продолжается, все усиливаясь.

15 [сентября 1943 года]. Особое сообщение – взят Нежин. В сводках появилось Киевское направление...

16 [сентября 1943 года]. Особое сообщение совершенно неожиданное! Взят Новороссийск после ожесточенных пятидневных боев. Видно, скоро немцев выкурят с С. Кавказа. За этим сообщением в тот же вечер последовало другое – о взятии Новгорода-Северского – одного из самых старинных русских городов. Два салюта в один вечер!

17–18 [сентября 1943 года]. 17-го взяты Брянск и Бежица. Особое сообщение мы, правда, проспали, т.к. оно было позже обычного, но я услышал об этом в 245 ночи из оперативной сводки Информбюро.

Скрытый текст


19 [сентября 1943 года]. Наступление все шире и глубже. За 18-ое сентября взято свыше 700 населенных пунктов, в их числе несколько городов. Это небывалый рекорд: количество взятых пунктов отметила и «Правда». Послал телеграмму в ССП с запросом о вызове.

20 [сентября 1943 года]. Опять радостный день! Прорвана оборона немцев севернее и восточнее Смоленска; взяты Ломоносово, Ярцево, Духовщина и ряд других пунктов. На этом фронте развивается, т.о., крупное наступление. В эту же ночь передано особое сообщение (правда, салюта не было) о взятии ряда городов на Украине: отбиты Лубны, Пирятин, Прилуки, Красноград... Наши стремятся к Днепру и уже недалеко. А пунктов взято 1200! Почти вдвое перекрыт небывалый рекорд предыдущего дня. Я не спал до 2-х часов ночи, несколько раз брался за свою карту и наносил на нее изменения.

Днем понемногу укладывались – запаковали два чемодана.

21 [сентября 1943 года]. Пунктов 1230! Слава нашей армии и Сталину! Войска наши уже у Мелитополя, перерезана ж.дорога Синельниково–Запорожье, с-западнее Смоленска прорвана оборонительная полоса немцев и взят город Велиж – открывается путь на Витебск...

Скрытый текст


22 [сентября 1943 года]. Наступление продолжается не ослабевая. Пунктов занято 1150. Прекрасно!

23 [сентября 1943 года]. Пунктов 860, но заняты Полтава и железнодор. узел Унеча. За вечер было два особых сообщения, первое из них мы проспали.

24 [сентября 1943 года]. Большое событие в моей литерат. жизни. Заходя в Соз. Пис., получил от Ив. Влад. Сергеева срочное приглашение зайти. Пошел к нему сейчас же, узнал, что его вызывали в Москву и поставили во главе изд. «Молодая Гвардия».1) Он предложил мне написать для изд-ства неск. книжек, на что я с огромным удовольствием согласился. Говорили о двух книжках для научно-попул. серии (своеобразн. энциклопедия из 30 выпусков) – одна книжка об атоме (бесспорная, т.к. имеется в плане) и вторая – о значении математики в совр. жизни – ее придется проводить, т.к. она планом не предусмотрена. Затем книжки биограф. серии (редактор Вад. Андр. Сафонов – достат. хорошо знакомая мне личность). [На полях против строк от слов «написать для изд-ства» до слов «одна книжка об» – отчёркивание с позднейшей припиской: Всё липа!]

1) Впоследствии оказалось, что это значительно преувеличено. Он редактор одного из отделов. [добавлено: (и вообще трепач! – это добавление к его характеристике делаю значительно позже)]

Запланировали Лобачевского и Дежнева (второй под вопросом).

Об'ем первых книжек до 5 листов, вторых 2–3 листа. Обещает дать авансы, заключив договора.

Предложение серьезное, он даже советовал мне остаться для работы в А.-Ата, но разобрав этот вопрос с Галюськой, мы все же решили ехать в Москву, т.к. там условия для работы будут лучше. [Карандашная приписка на полях: Ох, трепло!] По словам Серг. доценты получают литерный паек, а здесь мне доказать, что я доцент, будет трудно, нет никаких документов. Серг. просил занести к нему завтра «Бойцов» и к понедельнику приготовить проспекты на две книжки научно-поп. серии.

Вечером сидел над проспектом матем. книжки.

25 [сентября 1943 года]. Работал в Пушк. б-ке над вопросом об атоме. Литературы почти нет, сделал выписки из тех скудных источников, какие нашел. Был опять у Серг., занес «Бойцов», говорили о принципиальных установках для книг. Я ему обосновал необходимость нашего переезда в Москву, он с этим согласился.

Вечером, когда работал над проспектом об атоме, услышал весьма радостные сообщения о взятии Смоленска и Рославля. Хвала!

[Напротив всей записи за 25 сентября 1943 года на полях сделана карандашная приписка: Ну и трепло! Хлестаков!..]

26 [сентября 1943 года]. Днем стоял на толкучке, четвертое воскресенье продавал Гал. зимнее пальто, но не продал. Гал. больше повезло – она продала свое демисезонное коричневое пальто за 6 тысяч. Деньги на дорогу есть!

Вечером написал заявку на книгу «Математика и жизнь».

Опер. сводка хорошая. Занято свыше 820 насел. пунктов, наши войска вошли в Белоруссию, а на среднем и нижнем Днепре во многих пунктах подошли к реке, сбросив немцев в воду. Теперь перед ними задача – форсировать Днепр.

Скрытый текст


27 [сентября 1943 года]. Перепечатанные заявки на две книги сдал Сергееву. Заявку на атом он прочитал, она ему понравилась. Математическую читать не стал, предложил зайти завтра, а он на свободе разберется.

28 [сентября 1943 года]. Вечером долго ждал Сергеева, но не дождался. Разговаривал с Кравченко, который тоже сидел на крылечке, ожидая С. Оказывается, у него хорошие знакомства в управлении Турксиба, обещал мне помочь насчет багажа и билетов.

С фронта хорошие известия. На одном лишь Могилевском направлении взято более 500 пунктов – это рекорд для одного направления. А всего освобождено 1150 пунктов!

29 [сентября 1943 года]. Виделся с Сергеевым. Матем. заявка ему очень понравилась, больше, чем на атом, и он предлагает писать в первую очередь именно книгу о математике, которая очень нужна. Он обещает провести ее в план. А атом придется отложить. По совести, эта тема не особенно меня увлекала. Договора (на матем. книжку и биографии) очевидно буду подписывать в Москве. Я просил С. распорядиться, чтоб их сюда не высылали.

Послал Евг. телеграмму с запросом, когда будет вызов.

На фронте: взят Кременчуг, взята Дарница и другие левобережные предместья Киева. Наши войска стоят перед древним Киевом...

Скрытый текст


30 [сентября 1943 года]. Сентябрь закончился, из Москвы ничего, от Вивы тоже целый месяц нет известий. Возможно, он пишет в Москву.

На фронте некоторое затишье. Взят гор. Кричев в Белоруссии и 260 других населенных пунктов. С Днепра известий нет.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Великан из-за гор




Пост N: 8561
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 36

Награды: :ms95::ms84::ms18::ms24::ms24::ms86::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.11.21 09:42. Заголовок: Октябрь. 1 . Вот и ..


Октябрь.

1 [октября 1943 года]. Вот и октябрь! Мне бы сегодня надо начинать занятия в Ин-те, а я все еще здесь. Буду надеяться, что это последний месяц нашего пребывания в Алма-Ата.

Сделал ящик для пиш. машинки. Ходил в столовую за обедом, в распределителе удалось получить – небывалая роскошь! – полкило колбасы (а накануне получил полкило копченого языка). Сбережем на дорогу. Получил новые очки в –1½ диоптрии, удобны для чтения. Для меня –3 стал уж очень сильны, при чтении приходилось снимать. На фронте сущест. изменений нет, с Днепра – ничего.

2 [октября 1943 года]. Весь день болела голова. День прошел в хлопотах по хозяйству. Сейчас жду, не будет ли особых сообщений. Горит эл-ство (которого, кстати, не было предыдущие два дня) и можно сидеть долго.

Сидел ждал и ничего не дождался.

Скрытый текст


3–7 [октября 1943 года]. Ничего существенного. Нет ни вызова, ни телеграмм из Москвы, ни писем. 7-го заходил к Гершфельду. Он обещал содействие в получении билетов и разрешения на провоз дополнительного багажа.

На фронте затишье.

8 [октября 1943 года]. Утром прослушал прекрасную сводку. «После паузы, необходимой для подтягивания тылов, наши войска возобновили наступление на всем фронте от Витебска до Таманского полуострова»!

Взят Невель, Днепр форсирован в трех местах, Таманский полуостров скоро будет весь очищен от немцев.

Чудесно!

9 [октября 1943 года]. После столовой заходил к Гершфельду, не застал дома. Не застал и Сергеева, с которым хотел поговорить.

10 [октября 1943 года]. Стоял несколько часов на толкучке с чемоданом, которого мне, по совести, не хотелось продавать. Просил я 2000р., а окончательная цена 1800р. Нашелся покупатель, предложивший 1750р., я не отдал.

11 [октября 1943 года]. Был у Гершфельда, разговаривали о переводе [вычеркнутое слово] оратории «Молдавии». Есть русский перевод, но его, по словам Г., надо обработать. Я дал согласие. Г. обещал прислать ко мне автора и переводчика завтра.

Скрытый текст


Выясняется интересная возможность поехать в Москву в вагонах «Дойны». Это было бы замечательно!

После Г. зашел к Сергееву, говорили о матем. книжке, он высказал ряд установок. Зашел разговор о Гершф. и «Дойне». С. (он оказался собкором «Лит. и Искусства» по Казахстану) просил меня написать статью о «Дойне». Я обещал сделать это к 13-му.

12 [октября 1943 года]. Утром звонил Г., просил дать материалы для статьи о «Дойне». Он предложил зайти к нему в 2часа. Материалы я получил, целую тетрадку и виделся с «Яшей» Сорокером, «переводчиком» оратории, получил и его перевод. Боже! Что это за труд! О его чудовищных грамматических, синтаксических и художественных ошибках можно исписать две таких тетради. Чего стоит выражение: «Двадцать два прошли годов!» Или – «во ветхом лесу»! А ими пестрит весь перевод. Ужасающая антихудожественная, безграмотная и бессмысленная стряпня! И Г. заплатил за эту работу...

Любопытно, что этот «Яша» имел наглость отстаивать свою макулатуру и толковать о каких-то «ассонансах». Русского языка он не знает, признался мне, что выучил его «самобытно». Я заявил, что речь идет о полной переработке, т.е., о новом переводе. Г. дал на это санкцию, «Яша» же остался очень недоволен и хотел отобрать у меня свой «труд».

[Яков Львович Сорокер (1920–1995), советский и израильский скрипач и музыковед, доцент консерватории, автор множества музыковедческих работ в области скрипичной музыки на нескольких языках: русском, украинском, немецком, английском и иврите. В 1976 году эмигрировал в Израиль. Редактор и консультант ряда энциклопедий.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Сорокер,_Яков_Львович ]


Скрытый текст


Ночью написал статью о «Дойне» и сделал перевод двух номеров из оратории.

На фронте опять затишье, все эти дни наши двигаются медленно.

13 [октября 1943 года]. Был у меня Г., читал статью, одобрил. Понравились ему и переводы. Он с уверенностью говорит, что заберет нас в Москву в своих вагонах. Обещал прислать сегодня Деляну, автора молдавского текста оратории, но тот не пришел.

[Ливиу Деляну (также Делеану) (1911–1967), классик молдавской литературы, поэт, писатель, переводчик, некоторые его стихи стали известными песнями.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Ливиу_Деляну ]


Ночью перевел три номера оратории. Очень мне нравится перевод № 1го – «Дойна».

Занимаясь поэзией, в то же время варил суп до 2½ч. ночи. Теперь много занимаюсь хозяйственными делами.

14 [октября 1943 года]. Утром переводил; сделал перевод «Баллады». Днем были Деляну и Сорокер. Я читал им то, что сделано, сравнивали ритм. Почти все верно, но у меня создалось впечатление, что Деляну недоволен тем, что в некоторых местах мой перевод далек от текста (собственно, это внушал ему Яша). Вечером опять долго работал, почти кончил 1-ую часть (за исключением последнего номера).

15 [октября 1943 года]. Утром кончил переводить 1-ую часть. Днем пришли на минутку Деляну и Яша. Не входя в комнату, они поговорили со мной несколько минут. Яша сказал, что они были у Гершфельда [или «Гершфельдов»?] и Д. выражал свое мнение. Стихи мои очень хороши, но далеки от оригинала и в них нет молдавского колорита. Я не знаю, где у Яши молдавский колорит? Может быть в ужасающей безграмотности? Дальше Яша сказал, что Г. выражал желание, чтоб я его перевод обработал. Я ответил, что этого делать ни в коем случае не буду. Ушел Яша, видимо, недовольный. Все его штучки мне очень понятны: ему хочется быть переводчиком оратории.

Через час я пошел к Гершфельду у и застал эту пару там. Г., к сожалению, торопился и мне не удалось прочитать ему первую часть своего перевода целиком, успел лишь 2–3 номера. Вновь я повторил, что корректором не буду, Г. предложил мне продолжать перевод. Затем на диване в вестибюле гостинице я читал Деляну и Яше остальные номера первой части. Немного поспорили. Но когда я доказывал Д., что мой перевод уж не так то далек от текста оригинала, только по иному выражен, он соглашался.

Вечером я не переводил. Света не было, легли в 8часов спать.

Скрытый текст


16 [октября 1943 года]. Был Лапшонков, который, оказывается, все еще не уехал. Он рассказывал о гибели полковника Горина во время спуска с хребта Алатау (около Иссыка). Он сорвался с веревки, убитый сорвавшимся камнем. Л. рассказывал с каким невероятным трудом они, остальные члены экспедиции (6 чел.) спускали труп с хребта, делая в иные дни по 1–2 км. в день. Ушло на это больше недели. Ужасное все-таки впечатление тащить труп, запакованный вместе с кусками льда в спальный мешок и палатку. Едут они в Москву через несколько дней.

Ходил в республ. и обл. милицию узнать, не прислали ли туда мой вызов, как это иногда бывает (мне сказал об этом Лапш.) Но вызова не оказалось.

Был у Гершфельда и очень удачно. Никого у них не было и я без помех прочитал 1-ую часть. Она ему очень понравилась, и он просил продолжать работу, не обращая внимания ни на какие разговоры. Там, где у Деляну неправильные ритмы, он заставит его переработать текст, чтоб ритмика совпала с моей.

Вечером заходил ко мне Деляну, принес подстрочник для второй части, рассказывал о себе, о том, как он в начале войны бежал пешком из Кишинева и о своих последующих скитаниях. В общем, он оказывается очень симпатичным молодым человеком.

Разговаривали довольно долго, пришла Туся (сестра Фаины [или «Фанни»] Солом. Гуз), я их познакомил, как земляков и они поговорили немножко по молдавски.

Скрытый текст


Во время разговоров о том, когда кончится война, когда они поедут в Бессарабию, я сделал интересное предсказание о том, что осень 1945 года будем проводить вместе в Кишиневе и просил Тусю запомнить это. Интересно, сбудется ли это?1)

[позднейшая сноска другой ручкой: 1) «Мечты, мечты, где ваша сладость?..»]

Дел. согласился с тем, что Яша Сорокер никуда негодный переводчик, т.к. он и русского языка не знает как следует (Кстати, настоящ. фамилия Деляну – Кликман.)

Забыл записать, что видел в Союзе Писат. Джамбула – не в парадной, а в самой обычной, будничной обстановке. Он приезжал в Союз по делам. К машине, стоявшей у самого крыльца, его вели двое под руки. Шагает он нетвердо, но голос зычен и повелителен. На глазах синие очки, одет в красивый светлосерый костюм, два ордена на отвороте, поверх костюма легонькая достаточно поношенная синяя тужурка. Сидя в машине и дожидаясь завхоза, он мурлыкал, как большой старый кот, а иногда напевал сквозь зубы, без слов однообразную мелодию.

[Джамбул Джабаев (1846–1945), знаменитый казахский поэт-акын. Всесоюзную известность приобрёл в 1930-е годы как автор песен, прославляющих советских вождей и советский строй (впоследствии делались попытки оспорить авторство Джамбула). Память о Джамбуле широко чтится в Казахстане до сих пор; среди прочего, его имя носит одна из 14 областей Казахстана.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Джамбул_Джабаев ]


Ночью перевел два первых номера второй части оратории.

17 [октября 1943 года]. Перевел еще шесть номеров оратории.

18 [октября 1943 года]. Кончил переводить вторую часть оратории (два последних номера). Очень удачно вышел марш. Тема – о Сталине. По глубине характеристики вышло гораздо лучше подлинника.

Скрытый текст


Был у Гершф., хотел прочитать ему вторую часть, но он был занят, уходил из дома, отложили до завтра. Просил прислать ко мне Деляну с подстрочником и материалами для третьей части.

19 [октября 1943 года]. Был у Гершф., читал ему вторую часть. Он пришел в восторг, выразил мнение, что Деляну придется переводить с моего текста на молдавский. С от'ездом ансамбля вопрос еще не решен, нет телефонной связи с Москвой.

20 [октября 1943 года]. Ничего существенного.

21 [октября 1943 года]. Опять был у Г. Он разговаривал с Москвой. Его заявление обещали доложить секретарю ЦК (очевидно молдавского). Возможно, что ансамбль поедет через несколько дней. Г. твердо заявил, что возьмет нас с собой. Очень рассердился на Деляну, узнав, что я еще ничего не получил и через одного сотрудника передал Деляну такой приказ:
– Если он завтра утром не представит Волкову подстрочника к 3-ей части, пусть берет билет и едет куда хочет!

Вдобавок написал грозную записку.

Скрытый текст


Речь зашла о гимне, который он написал на конкурс. [Вероятно имеется в виду конкурс на написание нового гимна СССР, взамен Интернационала, слабо сочетавшегося с великодержавным курсом сталинского руководства.] Г. выразил уверенность, что его работу не примут, и сказал, что хорошо бы иметь слова для написанной вещи, чтоб она не пропала. Я взял размер и вызвался написать.

Ночью сидел до трех часов (благо горело эл-ство) и написал песню «Родина». Вышло очень удачно.

22 [октября 1943 года]. Утром переписывал ораторию, когда пришел Деляну с извинениями. Принес все материалы по 3-ьей части и пролог. Просидели с ним часа полтора, я записывал ритмы. Надо в воскресенье работу над переводом закончить.

Был вечером у Г., снес «Родину». Он нашел стихи чудесными, гораздо лучше гимна, в замену которого она написана.

– Если бы у меня были раньше такие слова, я написал бы музыку гораздо лучше, – заявил он.

У него был аккордеон, он играл свою вещь и пел мои слова.

Сидел до 3 часов ночи, перевел несколько номеров из 3-ей части.

23 [октября 1943 года]. Продолжал работу над переводом. Очень трудно переводить вещи, написанные без всякого ритма, где в каждой строчке свой размер, а в некоторых – никакого размера. Перевел несколько номеров, из них наиболее удачным считаю романс («Когда родных покинул и дом вблизи границы...»)

Был в Радиокомитете, просил Попову заготовить справку о моей работе, заходил к Герш., ничего нового. Долго сидел вечером, работа подвигается. Плохо лишь то, что начали болеть зубы.

Скрытый текст


24 [октября 1943 года]. С утра засел за работу. Был Деляну, принес подстрочники для двух номеров. Читал ему то, что сделано из 3-ей части, он остался доволен.

Вечером работал только до 12 часов, помешала зубная боль. Но все же почти закончил 3-ью часть, остался лишь один номер.

25 [октября 1943 года]. 3-ья часть закончена, сделан добавочный №2а, который раньше был пропущен. Это очень милый романс, который вышел весьма удачно («Ты стряхни с себя очарованье сна»).

Был у Г., все еще ничего определенного насчет от'езда в Москву, но есть надежда. Просил меня прийти на концерт «Дойны», он там прослушает 3-ью часть. Мы с Адиком пошли; чтение, правда, не состоялось, зато прослушали концерт.

После концерта я немного переводил, вдруг слышу:
«В 21ч.30м. по радио будет передано важное сообщение....». Сидел, ломал себе голову, что это будет. Думал – Кривой Рог, т.к. наши войска вчера были от него в 10км. Оказалось лучше: Днепропетровск и Днепродзержинск! Замечательная победа! А позавчера взят Мелитополь после упорных многодневных боев...

26 [октября 1943 года]. Целый день переводил пролог и закончил только около 12ч. ночи, затем еще переписал его. Почитал газеты и лег спать в 3часа ночи.

Скрытый текст


27 [октября 1943 года]. Гершф. назначил чтение оратории в 3часа. С утра я переписывал 2 и 3 части (1-ая переписана раньше), внес кой-какие поправки, словом, кончил работу к 2 часам и даже успел сшить рукопись. В 3ч. был у Г., оттуда пошли в оперный театр, где мне пришлось читать перевод перед хоровым коллективом (человек тридцать). Слушали очень внимательно, я читал с под'емом.

Перевод слушатели признали замечательным.

– Язык очень простой, но стихи звучат прекрасно, очень музыкальны, – говорили одни.

– Это прекрасный вклад в молдавское искусство, – заявили другие. – Надо выразить благодарность тт. Деляну и Волкову...

А один чистосердечно и простодушно заявил:
– Перевод звучит гораздо лучше, чем молдавский текст!

В отдельных разговорах со мной артисты опять очень хвалили перевод и говорили, что оратория будет иметь гораздо больший успех на русском языке, чем на молдавском, да, очевидно, она и будет больше исполняться по-русски, т.к. в Молдавии русский язык гораздо популярнее молдавского.

Г. предложил притти для денежных расчетов завтра утром, а Деляну выпросил у меня до этого времени рукопись.

Скрытый текст


Деляну восхищен моим переводом, особенно же ему нравится романс: «Ты стряхни с себя...» (Можно назвать его «Прощанье».)

– Если вы напишете хорошую музыку к нему, – сказал он Гершфельду, – то этот романс будет лучше «Вечера на рейде» и всех других в том же роде...

Я подарил ребятам Гершфельда «Волш. Из. Города». Ребята и мать в восторге. Ребята тут же бросились рассматривать картинки.

Дома вечером отдыхал, читал «Вестн. Иностр. Литер.»

28 [октября 1943 года]. Расчет за «Молдавию» оказался весьма скудным: всего 1500р.! Оказывается, по тарифу полагается от 20 до 50% того, что получил автор, а Деляну уплачено 3000р. Материальные результаты работы мизерны, и все же я доволен, что ее сделал. Чувствуешь нравственное удовлетворение, перечитывая некоторые бесспорно хорошие вещи, вошедшие в ораторию. Впрочем, Г., чтобы меня компенсировать, приказал бухгалтеру Лангбарду заплатить мне за 3 песни 1500р. («Прощанье бойца», «Баллада о Сергее Лазо», «Мы вернемся к тебе, Молдавия»). Но Лангбард воспротивился, заявив, что высшая плата за песню 300р. Я обещал написать еще две песни. За расчетом Ланг. просил притти к нему завтра в вагон и составить договор.

Скрытый текст


Вернувшись домой, сидел он, как вдруг приносят телеграмму от Евгения: «Вторично сообщаю, что выслал пропуска ценным письмом». Ура, наконец-то! Но где же первая телеграмма и когда высланы пропуска? Итак, от'езд в Москву становится близкой реальностью...

29 [октября 1943 года]. Был на вокзале. Лангбард не дал полного расчета, т.к. две песни мною не сданы. Я обещал сдать их завтра.

– Не могу! До завтра я могу умереть, вы можете умереть...

Против такой железной логики не станешь спорить. Пошел к Г., он просил написать «Встречу с Кишиневом» и романс, а расчет они устроят независимо от того, когда я принесу эти вещи.

«Родину» в числе этих песен он засчитывать не хочет, обещая оплатить ее в повышенном размере позже, когда выяснится, что его гимн не принят (а, всё-таки, он видимо на это расчитывает. О, надежды, надежды!)

Получил вторую телеграмму от Евг. – пропуск выслан 24 окт. Положение становится все определеннее. Видимо, получим 3–4 ноября.

Ночью написал романс «Синие глазки». Галюська его забраковала, но я оспариваю ее мнение.

30 [октября 1943 года]. Днем хозяйственные хлопоты; снялся с учета в Собесе.

Ночью написал 3-ий куплет «Синих глазок» и «Возвращение в Кишинев». Эта последняя вещь мне нравится – красивый, оригинальный размер. Взят порт Геническ на Азовском море.

31 [октября 1943 года]. Ничего существенного.

Скрытый текст


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Великан из-за гор




Пост N: 8564
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 36

Награды: :ms95::ms84::ms18::ms24::ms24::ms86::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.12.21 19:22. Заголовок: Оцифровка за ноябрь ..


Оцифровка за ноябрь – декабрь 1943 года:

[Для удобства чтения, фрагменты, относящиеся к ИГ, выделены фиолетовым цветом, возможные переклички с темой ИГ – красным. Мои комментарии – синие в квадратных скобках.]

* * * * *


Ноябрь.

1 [ноября 1943 года]. Был у Гершф., снес ему песни. Они понравились, но «Синие глазки» он просил переделать, т.к. это должен быть романс для женского голоса. Я обещал это сделать. У него все еще никаких новостей. Получил полный расчет за «Молдавию» и песни, всего 2680р. Сумма!

От Вивочки все нет да нет писем... Пишет ли он в Москву?..

2 [ноября 1943 года]. Хозяйственные хлопоты. Закончилась конференция трех министров в Москве. Радио работало очень скверно, да и слушал я сообщение сквозь сон, в полтретьего ночи. Завтра будет сообщение в газете.

[Имеется в виду Московская конференция 1943 года – переговоры министров иностранных дел СССР, США и Великобритании, проходившие в Москве с 19 по 30 октября 1943 года. Обсуждались перспективы открытия второго фронта в Европе, послевоенное устройство мира, вопросы расчленения Германии и восстановления независимой Австрии, вступление СССР в войну с Японией и др.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Московская_конференция_(1943) ]


3 [ноября 1943 года]. Напечатаны декларации трех министров. Все выглядит очень хорошо, но когда откроется, наконец, второй фронт, и можно ли верить союзникам, которые нас столько времени уж надувают?

Забыл записать, что 1 ноября наши войска ворвались на Перекопский перешеек и отрезали с суши Крым. Туго теперь придется немецким помещикам в Крыму! Придется драпать... А драпать морем – занятие не из веселых...

2 ноября взята Каховка. Немцы прижаты к Днепру, при попытке бегства потонуло несколько тысяч. Левобережная Украина очищается от фашистских бандитов. 3 ноября наши войска продвинулись еще дальше по побережью Азовского моря.

Скрытый текст


У нас ничего нового – ждем пропусков, Гал. каждый день на толкучке что-нибудь продает из вещей. В прошлое воскресенье продала зимнее пальто за 7½ тысяч; на эти деньги купили масла, сахару. Готовим продукты в Москву.

У Г. тоже ничего.

4 [ноября 1943 года]. Наконец-то получены пропуска! Теперь мы московские жители. Дело только за билетами. Герш. обещает помочь достать, по его словам у него большие связи с ж-дорожниками.

На фронте хорошо. Заняты Алешки (Цюрупинск) – на левом берегу против Херсона. У Невеля занято 70 населенных пунктов.

5 [ноября 1943 года]. Герш. просит подождать до завтра, он будет говорить с Москвой, м.б., наконец, разрешится вопрос о поездке «Дойны» в Москву. Т.к. мне без него билеты достать трудно, приходится ждать.

Вечером ходили к Гузам, но Ф.С. была в распределителе, был один А.[?] М.; у них погасло эл-ство, сидели в темноте часа 1½, потом пошли домой. Я ему говорил о своем намерении поработать для молдавской литературы. Он это очень одобряет, работы у них непочатый край. У меня на-днях явилась идея написать роман (а м.б. серию в 2–3 романа) из молдавской истории. Это вызовет большой отклик в Молдавии. Надо будет, как приеду в Москву, заняться изучением молдавской истории, быта и т.д. М.б., выучу и язык. Тогда я буду там большим «специалистом».

Скрытый текст


6 [ноября 1943 года]. У Г. все еще ничего. Говорил с ним о своем намерении дать ряд трудов для Молдавии, он это тоже горячо приветствует, обещал познакомить меня с членами молд. правительства.

Вечером вдруг без предупреждения – «Приказ Верх. Главноком.» – о взятии Киева!! Блестящий, колоссальный успех!!

Правда, предместья кое-какие были взяты, накануне об'являлось о взятии Святошина (3–4 км. от Киева), но ведь шли же бои в Мелитополе больше 2-х недель, а тут, такой громадный город взят в один день. Видно, немцы испугались окружения и удрали. Замечательно!! Салют – 24 залпа из 324 ор[удий].

В 8 часов слушали выступление Сталина. Слышимость была неважная, все-же я уловил почти все. Самое главное – «война вступила в заключительную стадию». Скорей бы она кончилась... «Удар с востока сольется с ударом с запада, который нанесут главные силы союзников...» Видно, все-таки договорились.

В полтретьего ночи еще узнал о том, что наши войска несколько дней назад высадились в Крыму и заняли два плацдарма – севернее и южнее Керчи. Началось изгнание немцев из Крыма!

У нас ночевала Галюськина «приятельница», Любовь Павл. Цузнер [или Цубнер], которую она еще летом [неразборчивое слово: м.б. «подцепила»?] в распределителе. Удивит. назойливая особа.

Скрытый текст


7 [ноября 1943 года]. Утром слушал приказ Сталина войскам. Лозунги – «полное изгнание немцев, разгром их до конца.»

Днем был у Герш., уговорились итти 9-го хлопотать о билетах. Был в столовой, получал «праздничный» обед – там ад кромешный. Вечером, когда писал дневник, об'явлено о взятии Фастова танковыми частями. Это уже 50 км. от Киева. Чудесно!!

8 [ноября 1943 года]. Адик утром достал билет в баню – в номер! Редкое событие! Пошли к 11 часам ночи и чудесно вымылись. Целый час сидели в ванне. Хоть на прощанье А.-Ата позаботился о нашей чистоте...

9 [ноября 1943 года]. Утром у Гершф. – его нет дома, ушел на репетицию. Решил сходить к Гузам, посидел у Ф.С. часа полтора. Пришел к Г. – он уже вернулся с репетиции и спит! Оказывается, ночью была у них гулянка и он теперь отсыпается. Просто возмутительно! Назначить время и преспокойно улечься! Хороший стиль работы! Сидел в вестибюле, ждал часа два слишним. Написал две строфы песни «Москва». Наконец, их светлость проснулись, вышли и коротко (без всяких извинений за свое поведение) сообщили, что завтра они соизволят дать мне записку к Ленскому.

Дома занимался укладкой кой-каких вещей.

Скрытый текст


10 [ноября 1943 года]. Утром опять у Г., получил записку. Накануне Галюська дала мне мысль обратиться в ЦК Комсомола, я решил, что это надо осуществить. Зашел в ЦК к Светличному, мне сообщили, что он будет только в 2 часа дня. Отправился в филармонию, к Ленскому, тоже не застал. Побывал дома, закусил, и снова в поход. Застал Ленского, человек, видимо, серьезный и может сделать дело. Определенно, правда, он ничего не обещал, но предложил зайти в воскресенье, 14-го. Тогда он все выяснит и скажет мне. От вознаграждения он отказался, т.к. ему это дело не стоит расходов.

У Светличного – разочарование. Брони ЦК КСМ не имеет и только получает от ЦК партии 1–2 места в день, которые берут командировочные. Все же он обещал мне, что сделает все возможное, если мне не удастся [далее другой ручкой], он сделает все возможное. Насчет багажа должен, по его словам, обратиться в Турксиб с ходатайством Муканов. Я и вообще собирался итти к Муканову, просить, чтоб он ходатайствовал о билетах, поэтому прямо пошел в ССП. Там шел митинг, тема – приказ т. Сталина от 7-XI. Я принял участие, даже выступил, рассказал о своих работах и планах.

После заседания договорился с Мукановым, ходатайства он даст мне завтра.

Вечер провели у Гузов, я читал свои стихи.

Скрытый текст


11 [ноября 1943 года]. Снова у Гершф. Говорил с его замест. по хоз. части Фурманом, которого еще накануне просил тоже похлопотать о билетах. Но он ничего не сделал. Из гостиницы отправился в санпропускник и там получил справки о сан. осмотре на всю семью. Дальше – ССП. Написал от руки два ходатайства, Муканов их подписал и я направился в Турксиб. В пропускной будке мне сказали, что с заявлениями надо обращаться к т. Туку, который принимает с 2½ч. Была половина второго, но я взял пропуск и стал ждать наверху. Ждал до 3-х часов, Тука все не было, и по совету одной служащей я отправился к его заместителю Плохотину. Тот принял меня очень любезно, расспрашивал, когда я хочу ехать.

– Чем скорее, тем лучше, – был мой ответ.

Плохотин взял ходатайства, обещал доложить их Туку и похлопотать за меня. Мне предложил позвонить ему в 11ч. ночи. Это для меня проблема!

Из Турксиба я пошел в Союз раб. Высшей Школы и там взял от Винарского записку в распределитель, с предложением отоварить мои карточки. Потом побывал в ССП и договорился со сторожихой, что она откроет мне помещение, когда я приду ночью звонить.

Скрытый текст


Побывал дома, съел несколько холодных пельменей и поспешил в распределитель (еще по дороге домой из ССП я заглядывал туда и убедился, что торговля идет и что там полно народу).

Разыскал общественницу, она меня направила к продавщице, обслуживающей семьи военнослужащих; очередь всего три человека. Продавщица оказалась очень милая, предложила мне подождать колбасы, которую принимают. Я получил за 2 месяца почти 3кг. вареной колбасы, 800гр. сливочного масла, макароны.

Вернувшись домой, поспал часа два (а надо было укладываться, а не спать!) и в 9½ пошел звонить.

Оказывается позвонил я слишком рано. Тук еще ничего не знал, о моем деле ему не было доложено, а Плохотин сказал, что он не успел, т.к. Тук только что пришел. Предложил звонить через час, а на мое возражение о невозможности этого, сказал, что я могу позвонить завтра в 9ч. Все мое поведение, как выяснилось потом, было чрезвычайно опрометчиво. Правда, оно об'ясняется тем, что в разговоре со мной Плохотин сказал, что билеты мне дадут скорей всего на 15-ое число.

Итак, я вернулся домой и напившись чаю преспокойно лег спать. Если б я только предвидел следующий день!..

12 [ноября 1943 года]. Ужасный день, о котором я никогда не забуду...

Скрытый текст


Утром побрился и вместо того, чтобы звонить Туку (я знал, что это трудно) отправился в Турксиб, где был в 910. Пропуск к Туку мне дали с его разрешения. После двадцатиминутного ожидания, попадаю в кабинет, где застаю Тука и Плохотина. Тук мне вручает ходатайство о провозе дополнительного багажа с разрешительной резолюцией и говорит о том, что билеты на сегодня я получу на горстанции у нач. ст. Чеботарева.

Пылкая благодарность, вылетаю из кабинета, даже забыв визировать пропуск. Возвращаюсь, снова бегу вниз.

Забыл упомянуть: я сказал, что сегодня мне выехать трудно.

– Надо выехать, – говорит Тук, – потом билеты не получите.

– Постараюсь! – весело ответил я и поспешил к Гершфельду.

– Прощаюсь, ангел мой, с тобою! – закричал я, ворвавшись к ним в номер.

– Как? – изумленно спросил Гершфельд.

Я об'яснил положение. Видимо, Гершфельду стало очень неловко. Он прежде так много нахвастал, столько говорил о своих связях, о том, что ему билеты достать и устроить багаж ничего не стоит, затем столько времени водил меня и, наконец, направил к мужу кассирши (хотя и это шанс, когда нет никаких других) и вот, оказывается, я сам устроил все без него, да еще как нельзя лучше и быстрее!

Скрытый текст


Правда, свое поведение он об'яснял тем, что у них разладились отношения с Турксибом, который требует с них один вагон, в котором размещается «Дойна». Но мне то от этого не легче.

В общем, он забормотал:
– Это, наверное, Ленский там говорил...

Впрочем, он сам понял, что это жалкое об'яснение и смущенно замолчал. Я просил его написать отзыв о моей работе (этого я добивался целый месяц!) и он опять отказался писать (он в это время писал ноты) и обещал сделать к часу дня, когда я зайду вторично. С тем я и ушел.

Прихожу к Чеботареву на горстанцию, в кабинете полно народу, все чающие движения воды. Обратился к нему вне очереди, он навел справки, оказалось за мной забронировано два места в международном вагоне!

Как мне вредит эта вечная недооценка самого себя и своих возможностей! Это, наверно, наследие моего бедного, забитого прошлого, эпохи царизма, когда боялся всякого полицейского.

Теперь, я писатель, а это «звание» высоко ценится в Советском Союзе (правда не всегда, напр. в ССП Казахстана оно ничего не стоит!). Мне надо было итти прямыми путями, как я и сделал в конце концов, а я, вместо этого вел переговоры с разными Фурманами и Ленскими (Тут тоже есть смягчающее обстоятельство – нам все уши прожужжали разговорами о том, что билеты достать чрезвычайно трудно, что на это надо употребить недели...)

Итак – международные места! Но почему два? Тут очевидное недоразумение. Я прошу Чеботарева позвонить, но он мне советует лучше самому пойти в Турксиб. Бегу рысцой, вспотел, как мышь (набеду, надел под пальто теплушку, а день очень теплый).

С трудом добился вторичного пропуска к Туку. Причиной недоразумения послужилое мое выражение в ходатайстве от ССП: «с женой и малолетним сыном». Тук написал Чеботареву записку, где предлагал устроить нас всех трех в двухместном купе международного вагона или же дать мне место в другом вагоне.

Опять лечу вприпрыжку к Чеботареву. Он ворчит:
– Что я здесь могу сделать? Вопрос еще не выяснен. Приходите в час или в полвторого, тогда будет известно, какие места освободятся...

Пошел домой, но предварительно зашел в ССП; узнал неприятную вещь: оказывается, у кассирши нет рейсовых карточек, она только пойдет сегодня их получать... Порядочки!

Скрытый текст


Прибежал домой, всполошил Галюську заявлением о том, что мы сегодня уезжаем!

Немного помог в укладке и опять пустился в поход. Занес книги в Пушк. б-ку (последний комплект прочит. мною «Вестн. Ин. Лит.»), попрощался с симпатичной библиотекаршей Ал-дрой Ивановной. Затем к Гершфельду, отдал наушники, отзыв, конечно, не был готов. Произошел довольно резкий разговор, в результате которого отзыв я получил (правда, не совсем меня удовлетворяющий). Распрощались.

Зашел на почтамт, перевел газеты на имя Курочкина.

На горстанции был в 115. Чеботарев мне предлагал подождать еще час-полтора, очевидно, хотел устроить мне все три места в международном, но я отказался. В результате – два международных и одно мягкое. Красота! (Заплатил 1446 руб.).

Несусь домой, по дороге зашел к Сергеевой, получил маленькую посылочку для И.В. [Сергеева] и был в ССП – кассирша ушла за рейсовыми карточками. Во время беготни весь взмок от пота.

Дома – укладка. Юлия Карловна (учит. музыки) пришивает ярлыки к чемоданам (я их, к счастью, заготовил раньше). Галюська побежала за хлебом, но встретила Валю Решетникову, которая шла к нам, узнав о нашем от'езде. Хлеба купили у нее (большую буханку и кирпичик). Она тоже стала помогать в укладке.

Скрытый текст


Я вертел мясо для котлет, и когда кончил, Ю.К. забрала его и ушла стряпать котлеты домой. Галюська пошла на рынок купить сухих фруктов, Адик с Олегом ушли отправить телеграммы Шумилову и Молодовым и за рейсовыми карточками.

Я укладывался. Около 4-х приходит Адик злой – рейсовых карточек не получил, т.к. кассирша занималась с акынами. Он не стал ждать, у него страшно разболелась голова.1)

1) Часов в 5 его два раза вырвало и он, к счастью, оправился и потом до самой посадки все время чувствов. себя хорошо. У Гал. тоже болела голова.

Я опрометью побежал в Союз, получил карточки, попрощался с Мукановым и Богдановым и полетел домой. Договорился с каким-то безносым возницей, что он приедет ко мне в 6часов и увезет вещи на вокзал за 300р.

Дома застал еще Ольгу Михайловну (одну из наших знакомых), которая зашивала чехлы на чемоданах. Надо сказать, что если бы не все эти наши добровольцы-помощники, мы ни за что не уехали бы в этот день. Пришел Черенков, которого еще днем предупредил Адик (специально ходил в школу).

Вещи почти уложены, безносый не приехал и я побежал искать подводу. На углу Пушкинской и Ташкентской обнаружил возницу на длинных дрогах, запряженных парой быков. Уговорил и улестил его увезти нас за бутылку водки и 150р. деньгами. У него что-то испортилось в дрогах, мы покрутились несколько минут на месте, выправляя дышло. Наконец, приехали к дому. Там оказался еще Ал-др Демьяныч, который помог таскать вещи на дроги. Сложили, кое-как привязали, поехали.

С нами в качестве провожатого пошел Черенков.

На Конно-Заводской несколько тюков и чемоданов неожиданно шлепнулись в грязь – так плохо сделана укладка. Начали собирать, увязывать. На Ташкентской за нами следовали три подростка-хулигана, задавшиеся целью ограбить нас. Останавливали волов, крича «птрр...», вились вокруг, как коршуны, даже подскакивали к возу. Кое-как мы от них отбились. Я уж начал кричать «страшным» голосом:
– Уходите, или буду стрелять!

Это ли подействовало или они увидели, что мы все время бдительны, но они отстали. А не будь с нами Черенкова они бы нас определенно ограбили. На Ташкентской наши вещи еще раз падали в грязь – второй раз, а у самого вокзала – в третий. Многие тюки и чемоданы оказались замазанными, особенно тюк с рукописями.

Часть вещей занесли в вокзал (то, что пойдет с нами), а остальное подвезли к багажному бюро, где носильщик занял очередь.

Ох, уж это багажное бюро! Я всегда буду вспоминать его с ужасом. Страшный беспорядок, неорганизованность. Вдобавок, мой носильщик сложил вещи в стороне, далеко влево, а очередь с тюками была справа. Потом носильщик ушел, предоставив мне справляться самому. Вначале я был настроен оптимистически – «успеется, дескать» и сделал химич. карандашом надписи на всех своих тюках. (Приехали мы на вокзал около 7ч. вечера). В 9ч. я начал нервничать, пошел к начальнику вокзала.

– Успокойтесь, без паники, все сдадите, все уедете...

А что было дальше!! Военные в машинах лезут вне очереди, всех отталкивая, женщины истерически визжат, их проклиная, вход забит огромными ящиками, очередь стеснилась, как в «хорошем» трамвае, не сдвинуться, а мои вещи в стороне и две бабы, которых носильщик оставил вместо себя, соскучившись ожиданием, ушли – на посадку пассажиров.

Когда дошла до меня очередь, я оказался внутри багажного, а вещи никто не передает, да и невозможно их передать. Нач. вокзала вошел в мое положение, приказал вешать мои вещи, а их нет! (Было только три, которые бабы кое-как передали через головы еще до ухода). Нач. вокз. вызвал двух милиционеров, кое-как расчистили проход, а все же мои вещи подавать некому. К счастью там появился Адик. Еще до расчистки прохода он суетился со своими слабенькими силенками, стараясь подтащить тюки к проходу (но его никто, конечно, не пропускал). Наконец, нашлись две женщины, которые сказали:
– Положите потом наши вещи на весы?

– Да, да! – Я готов был обещать все, что угодно.

Вещи, наконец, свалены у входа, начинают класть их на весы. Какой то гражданин среднего роста в круглой котиковой шапке, видя мои усилия, говорит:
– Давайте ваши вещи, т. Волков, я буду класть на весы.

Я бесконечно благодарен, передаю тюки и чемоданы. Уложено.

– Сколько вещей? – спрашивает нач. ст., который сам принимает деятельное участие во взвешивании, перетаскивании мест и т.д. (А организовать дело, как-следует, он не сумел и работа у него шла дьявольски медленно).

– Пятнадцать! – отвечаю я.

Считать неудобно, проверяют, оказывается не то 13, не то 14.

Решили свешать, сняли, при подсчете оказалось 14. Пятнадцатого нигде не могу найти. Наконец, с помощью людей обнаружил под ногами, в груде больших тюков, еще один тючок с книгами! Слава богу! Дело идет к концу...

Я так измотался и изнервничался, что никак не мог вытащить ящик с пишущей машинкой, притиснутый тюками, а милиционер стоял, как истукан, и никак не желал помочь.

Скрытый текст


Наконец, квитанция выписана, надо ее оформить в кассе. Нач. ст. выпустил меня через заднюю дверь, я оказался на перроне и мчусь в вокзал. Подбегаю – трах! Погас везде свет... У дверей меня встречает мой носильщик. Спрашивает, как ни в чем не бывало:
– Сдал?

– Сдал!....

Он меня за руку подвел к кассе – тьма везде...

– Спички есть? – спрашивает кассирша.

К счастью оказались (я взял, когда накануне звонил Туку).

У нее была свечка, зажгли, она стала выписывать квитанцию.

– 1039рублей!

У меня нет столько денег, бегу к Г., наконец, рассчитался, получил квитанцию. Тут еще оказалось (когда я подошел к Г. [или «А.»?]), что тюк с рукописями остался на платформе в баг. бюро. Он был весь грязный и порванный; я его сдавать не стал, а Адик пришел к матери и там его преспокойно оставил. Носильщик с Адиком побежали за ним и, к счастью, принесли. Целых три носильщика выносят вещи на перрон, к междунар. вагону. Проводник не впускает:
– Куда это с таким количеством вещей? Только по 16 кило на человека!

Скрытый текст


А у нас по меньшей мере 160! И вещи жуткие, грязные.

– Часть пойдет в мягкий вагон, – говорю я. – Потом намекаю ему на вознаграждение, шепчу, что у нас есть водка и т.д.

Пронесли большую корзину, потом еще кое-что, мелочи на руках у Гал. и Адика.

– Разрешите хоть пронести постель! – говорю я.

Заносится постель в красном одеяле. Осталось только 4 вещи, я и один носильщик идем в мягкий, тут посадка прошла беспрепятственно, я ввалился в купе, прямо себя не помня, без сил, без дыхания. [Вспоминается фраза из УДиеДС: «Вот и роковой рубеж, где всегда падали они с Элли без сил, без воли».]

Проводник проверял у меня билет, мне кажется, у меня были только две бумажки вместо трех, третью (плацкарту) я, возможно, потерял, хотя как я без нее узнал номер места – не знаю. Вообще, это темная история, которая так и не выяснилась.1) Проводник потребовал с меня плацкарту только на 5-ый день путешествия, а я заявил, что отдал ее ему и тем дело кончилось.

1) Потом раз'яснилось, что я потерял билет, а не плацкарту. Когда под'езжали к М., проводник мне заявил: «Вот, я вас провез без билета...»

Носильщику отдал 150р., но пришли другие, начали клянчить, дал еще 90р.

Скрытый текст


Через несколько минут поезд тронулся...

Как всё-таки удалось уехать – не понимаю, из 100 шансов – 99 было против! Но все удивительно укладывалось в этот день. Помощники зашивали чемоданы и укладывали, вещи на телегу, удачно нашел человека с волами и сагитировал его везти нас (а время было глухое, позднее, можно было два часа проискать подводу!), отбились от хулиганов, сумел сдать багаж в том аду, который царил в багажном... Даже, если бы свет погас на 5–10 минут раньше, мы бы остались. Но – все это миновало.

Поезд тронулся. Прощай, Алма-Ата!

13 [ноября 1943 года]. Долго стоял у окна, когда поезд отошел от А-Ата I, за окном мелькали знакомые места – окрестности 71-го раз'езда, куда мы ездили за сазанами. Потом лег, но долго не спал, волнуясь задним числом за все пережитое.

8 часов утра. Просыпаюсь. Ст. Чу. Пошел к Гал., успокоил ее, она очень плохо спала ночь, беспокоилась, сел ли я. Взял чайник, колбасы, хлеба, позавтракал у себя. В 10ч. Луговая. Опять иду в междунар. вагон. Оказывается, гражданин в круглой шапочке, который помогал мне подавать вещи, едет с женой в одном купе с Галюськой и Адиком и это заслуж. деятель искусств УССР Адольф Иосифович Страхов. Выражаю благодарность, завязывается знакомство

[Адольф Иосифович Страхов (настоящая фамилия – Браславский) (1896–1979), художник, иллюстратор, плакатист, скульптор.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Страхов,_Адольф_Иосифович ]


Обнаружилось, что в суматохе забыли Адиковы ботинки, напис. письмо Ф.С. Гуз с просьбой взять их и прислать с попутчиком.

С 12 до 2 спал, потом читал газеты. В 3 часа Джамбул. Взял у Г. еще продуктов, пообедал.

В 445 проехали туннель, довольно длинный. В прошлый раз его проезжали ночью. Света не было легли спать в 7 часов.

14 [ноября 1943 года]. Проснулся часа в 4, долго лежал, думал, опять спал. Увидел во сне, что Илюхины приняли нас со слезами радости. Вряд ли это сбудется...

Встал в 7½ часов, ст. Туркестан, сначала узнал новости (оказывается, взят Житомир!), потом достал кипятку и только после этого обнаружил ларек, где выдается хлеб по рейсовым карточкам. Успел получить буханку в 3кг., но бросил за нее 30р. без сдачи и садился уже на ходу. Неважно!

Погода чудная, тепло, снегу нет, все греются на солнышке во время многочисленных остановок. Из Чиили отправил письмо Виве.

Появился на станциях рис. В обмен на чай и за деньги я приобрел кг. восемь – хватит нам на зиму.

Скрытый текст


В 7 вечера по моск. врем. Кзыл-Орда. Еще получил по рейс. карт. 1½кг. хлеба – был вечер, все сидели по вагонам и потому мне это удалось легко. Достал кипятку, поужинал.

С перерывами читал «Вокр. Света» (свет зажигался и гас).

15 [ноября 1943 года]. Утром сидел в международном. Всех охватил «соляной» психоз, все тащат в вагон соль, которой тут масса. Я тоже купил два ведра по 50р. Потом валялся, читал, в 12ч. м/вр. Казалинск.

С'ел в ресторане очень плохой обед. (два кусочка жесткой ветчины с манной кашей)

В Кзыл-Орде к нам сел новый попутчик – очень толстый, плотный и веселый человек, всеобщий друг. Впоследствии оказалось, что он армянин; хотя ему 40 лет, он всем рекомендуется Сеней.

Купе заполнилось шумом, разговорами и хохотом. Сеня – коммерсант в полном смысле слова, все время занят разными торговыми оборотами.

Вечером беседовали в темноте. Дама, которая ездила из Ленинграда в А.-Ата в командировку и возвращается обратно, рассказывала ужасы об осажденном Ленинграде. Особенно потрясает рассказ о старухе, которой сын оставил 500р.; но когда она израсходовала из них 200р. на дрова, он отобрал от нее остальные деньги, она умерла от истощения и лежала в квартире три месяца одна. Вместо нее нашли скелет, обглоданный крысами.

О изобилии крыс и мышей она рассказывает чудеса.

16 [ноября 1943 года]. Ночью проехали Аральское море. Утром опять к Гал. Интересно поговорил со Страховым, он много рассказывал о себе, о своей борьбе с укр. шовинистами, которая особенно ярко выразилась во время выбора места в Киеве для памятника Пушкину, автором которого является Страхов.

Он распаковал одно место и показал модель монумента «Гунн XX века». Сильная вещь, ярко рисующая варварство фашизма. Он сделал это в Талгаре, в хате, без всяких инструментов, пользуясь одним стэком, без натурщиков... Удивительная работоспособность и сила художественного воображения!

Я читал свои стихи – понравились.

В 12час. моск. времени – Челкар. Послал Виве открытку.

Вечером нашел мешок с чаем, о котором мы думали, что он остался в А-Ата. Опять ночь без света.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Великан из-за гор




Пост N: 8565
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 36

Награды: :ms95::ms84::ms18::ms24::ms24::ms86::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.12.21 19:22. Заголовок: 17 . Утром, по обыкн..


17 [ноября 1943 года]. Утром, по обыкнов., пил чай у Галюськи. Часов в 10 [или 11?] Актюбинск. Организовал распродажу чая, выручил 900р. Теперь хватит денег на выгрузку в Москве.

Долго писал дневник, пользуясь черновыми набросками в записной книжке.

Скрытый текст


Ночью долго не спал, думал о литер. делах. Планы мои таковы:
1) Постараться поместить перевод «Молдавии» в каком-нибудь журнале, а по радио – прочесть отрывки; 2) Составить сборник «Песни о войне», предложить «Сов. писателю» или ГИХЛ.; 3) В Детгиз сдать переработку «Бойцов-невидимок»; 4) Б-ке истор. романов предложить «Царский токарь» (и выяснить судьбу этой книги в Детгизе); 5) Оформить в «М. Гв.» договора на «Математику и жизнь» и «Лобачевского», и приняться работать над этими книгами; 6) Побывать в К-те по Делам Искусств и продвинуть «Профессора Витаминова»; 7) с молдавским постпредством говорить о либретто молд. нац. оперы; 8) связаться с журналами и дать ряд научно-попул. статей.

Вот какой обширный план! Буду работать не так, как в Алма-Ата. [карандашная приписка: Ничего не состоялось! 8/V 75г.]

18 [ноября 1943 года]. В 3 часа утра Чкалов. Удалось получить хлеб по рейсовым карточкам за 4 дня – по 20 число включительно. Пропал хлеб только за 1 день – за 13 число, первый день пути. Хлеба у нас теперь большой запас.

Мы едем шестые сутки – и все еще вокруг степи и степи – теперь только они стали холмистыми. Как необ'ятна наша страна! Послезавтра Москва...

Скрытый текст


19 [ноября 1943 года]. В три часа утра Куйбышев. Стоим где-то на пятом пути, вижу только скучное серое здание вокзала, и то издали. Лег спать.

В 7 часов утра проснулся от стука колес по мосту, оказывается едем через Волгу по сызранскому мосту. Долго ехали параллельно Волге (по ней густо шло сало [?]), миновали ст. Батраки, и вот, наконец, Сызрань. Погода чудесная, тепло, невдалеке сосновая роща – давно невиданное зрелище!

Почти весь день провел в международном вагоне, сделал товарообмен – 10 банок соли променял на бутылку масла (вероятно, очень плохого). В 7 вечера узловая станция Рузаевка.

20 [ноября 1943 года]. Ночью была загадочная история – кто-то откуда-то стрелял, и в результате – убито трое и ранен один из числа людей, которые ехали на площадке между вагоном-рестораном и международным вагоном. Тяжелая история...

Почти весь день и часть вечера просидел в международном и за это поплатился: перебегая в свой вагон в темноте на ст. Голутвино, споткнулся, ушиб колено и растянул сухожилие левой руки.

Поезд идет с сильным опозданием – часов на 6.

В Москву прибыли в 1130 вечера. Итак – вот она Москва, белокаменная, златоглавая... привет тебе, Москва! Тяжело достались 25 месяцев отсутствия, но теперь мы дома!

Скрытый текст


С носильщиками было трудно, их перехватывали впереди. Я со своей больной рукой кое-как вытянул три свои вещи на платформу и ждал. Наконец, пришла Гал. и сменила меня, а я пошел к междунар. и там с помощью Адика вытаскал вещи. Страхов достал двух носильщиков и сначала перенес свои вещи, а потом эти же носильщики пришли за нами и отнесли багаж в вокзал. Там они применили какую-то изобретательную комбинацию, в результате которой мы (я) заплатили за лишний багаж всего 63 рубля. В благодарность мы заплатили им по 250р. и они остались страшно довольны.

21 [ноября 1943 года]. Ночь просидели на вокзале. Я звонил Евгению – безуспешно (потом узнал, что у него другой номер телефона). В шесть с небольшим шофер ЗИС'а предложил увезти нас с вещами за 300р., мы согласились и в полов. седьмого были уже на Наставническом, в полной еще темноте.

Стучу, выходит Вас. Иван. [Илюхин, квартирный хозяин], расцеловались, стал вносить вещи, а сам думаю: «Не отказывает, значит все в порядке!» Кат. Ив. встретила меня сердечно, тоже расцеловались, а с Гал. они обнялись и всплакнули.

Итак, мы дома!

Скрытый текст


Началась раскладка вещей, ревизия того, что оставалось Все абсолютно цело, кроме, м.б., тех немногих вещей, которые «загнала» Паша.

Но самое главное – нашли два письма от Вивы – последнее от 1/X. Он еще в Сталинабаде. Мои предположения, что он пишет в Москву – оправдались. Нашли также письма от Анат., Людмилы, Молодовых.

В 9часов пришел на вокзал, с Адиком, нашел там Страховых, пригласил к себе, а сам поехал к В.И. Шумилову.

Когда я ехал на трамвае, у меня было такое ощущение (оно и в дальнейшем осталось), что я как-будто и не уезжал никогда, что эвакуация – точно плохой сон! Те же улицы, та же толкотня в трамвае, также я прошел к выходу и спросил стоящего передо мной умышленно солидным баском:
– На Зацепе сходите?

В.И. принял меня радостно, в Ин-те меня ждут, занятия мои замещал он и другие преп-ли. Значит и тут все в порядке. Он рассказал мне московские новости и сообщил мне расписание. Завтра с 1 до 3 у меня первая лекция, я заявил, что буду читать.

В плане дня была еще поездка к Евгению, но т.к. мы все устали и не спали ночь, то ее отложили.

Скрытый текст


Хозяева пригласили нас к себе в комнату и предложили перейти в две маленькие комнаты, которые занимали Лиза и Валя. Пошли вместе – планировать, как разместятся вещи. Будет тесно, но делать нечего, пришлось согласиться – они нас вообще могли не пустить и наделать нам массу неприятностей.

Спать легли очень рано.

22 [ноября 1943 года]. Утром Страховы (которые ночевали у нас), распрощались. Я подарил А.И. «Волшебника» и «Чуд. шар», а он обещал мне вырезать «ex-libris».1) Прощанье было «трогательное».

[сноска другой ручкой: 1) И, конечно, обманул!]

Потом я засел за подготовку к лекции и около 1часа дня был в Ин-те. Все те же знакомые лица, толкотня в коридорах, шум.... А когда же это было – груды осколков на лестницах, которые ссыпаются вниз с сухим мелодичным звоном?... Во сне?!....

Когда я раньше думал о той первой лекции, которую я прочту после двухлетнего перерыва, мне казалось, что я растрогаюсь чуть не до слез. Ничуть не бывало. Я вошел в аудиторию, точно был в ней вчера, деловито призвал слушателей к порядку и после пояснительных разговоров приступил к делу. Читал с полным самообладанием, уверенно и спокойно.

После лекции ждал Вас. Ив. с полчаса, но не дождался и поехал домой.

Вечер посвятили на перетаскивание вещей в новое помещение, занимались этим до часу ночи. Разместились тесновато, но уютно. Комнаты чистенькие, оклеенные новыми обоями. Разительный контраст с нашим помещением в А.-Ата.

23 [ноября 1943 года]. Часов до 12 – разборка книг, которыми завалено все. Потом был в милиции у нач. пасп. стола, получил разрешение на прописку, дальше – поехал на Лубянку, в издательства.

Прежде всего в Детгиз. Увы.... Наумовой и Абрамова там уже нет, все новые лица. Камира нет, пошел, представился Дубровиной, поговорили о планах, я напомнил о «Цар. токаре», она обещала выяснить вопрос, посоветовала мне познакомиться с гл. редакт. Кононовым. Был и у него, что-то он на меня не особенно приятное впечатление произвел. По моему – чересчур сух и прилизан, «джентльмен», а я теперь «джентльменов» не люблю! Ему тоже говорил о «Цар. токаре».

Скрытый текст


Зато Камир – «простой парень». Принял меня радостно, заявил, что ждал меня (оказывается, что Детгиз по его инициативе даже посылал мне вызов, которого я не получил).

Он предложил мне писать книгу «Совр. авиация» в сотрудничестве с ген.-майором Юрьевым или к.н. другим крупным военным специалистом.

– У него будут знания, а вы можете сделать книгу занимательной.

Я согласился. Об'ем он намечает 8–10 листов, так что есть где развернуться. Просил звонить или зайти в субботу, 27-го.

В «М. Гв.» нашел Сергеева, отдал алма-ат. посылочку. Серг. настаивает на том, что «Мат. и жизнь» д.б. написана к 15/II. Я заявил, что к этому сроку книгу сделаю, он будет оформлять договор. Видел Сафонова, который предложил мне писать биогр. Лобачевского на основе джентльм. соглашения.

Я это предложение отклонил.

– Никаких джентльменских соглашений. Когда будет договор, тогда и стану писать книгу.

Скрытый текст


Еще побывал у Вас. Ив. Шумилова. Он взял мое заявление, но мы с ним решили подождать с оформлением до четверга, когда вернется Ивановский, т.к. заменяющий его Иларионов – большой формалист, и говорит не о моем восстановлении, а о зачислении вновь, что означает потерю стажа.

К Шумилову ехал по новой линии метро – 3 очереди. Видел станции – Новокузнецкую, Павелецкую, з-д им. Сталина [ныне Автозаводская]. Грандиозное дело – провести такое строительство во время войны!

Дома застал Евгения (я с ним созвонился из Детгиза), поговорили с час, выпили по стаканчику кр. вина.

Весь вечер – разборка книг.

24 [ноября 1943 года]. В пять утра ходил на дров. двор, хотел записаться в очередь на получение топлива, но дров не было, ничего не вышло.

Закончил часам к 12 разборку и укладку книг, в комнатах начинает устанавливаться порядок.

Затем поехал в ССП. Первым человеком, которого я встретил в Союзе, был Арий Давыдович Ратницкий отницкий, попутчик Волкова при отъезде в эвакуацию]! Встретились радостно; он работает в Литфонде, посвятил меня в курс событий, рассказал, какие надо документы и т.п. Встал на учет, а затем поехал в Литфонд. Там ничего сделать не удалось, т.к. еще нет прописки и др. документов. Решил получать снабжение через Литфонд, это, пожалуй, выгоднее, чем через Ин-т.

Домой вернулся около 4часов. Встал вопрос о санит. обработке. Пошли все трое на Воронцово поле, на «А», простояли там около часа и, не дождавшись трамвая, вернулись домой.

25 [ноября 1943 года]. Весь день занимался в Ин-те. Ивановский отдал 26. приказ о восстановлении меня в должности доцента с окладом 1100р. в месяц.

26 [ноября 1943 года]. Утром прошли сан. осмотр и все же прописки нет. Потребовали мой воинский билет, я пошел с ним в военный стол и там заявили, что билет устарел и я должен пройти переосвидетельствование в комиссии.

После занятий в Ин-те отправился в Молотовский райвоенкомат и мне предложили завтра к 10 часам явиться в поликлинику №47, к доктору Зайц.

Вечером, в 9часов был салют по поводу взятия Гомеля – первый московский салют. Я выходил смотреть – очень красиво, когда взлетают десятки красных и зеленых шаров.

Скрытый текст


27 [ноября 1943 года]. Был у д-ра Зайц, к-рая направила меня к глазному врачу – на завтрашний день. После занятий в Ин-те проехал в Литфонд и ССП*) – хотел продвинуть свое оформление, но без прописки ничего не вышло. Директором Клуба писателей оказался Анат. Алексеев. Болихов, с которым я вместе работал по эвакуации писателей в 1941г. Он меня вспомнил, хотя заявил, что я сильно изменился; я получил от него талончик и пообедал – обеды не то, что в Алма-Ата!

*) Звонил в Детгиз. Камир предложил составить план книги и представить Юрьеву – я отказался, ясно, что он его забракует. Тогда он решил связать меня с Шиуковым, просил звонить во вторник.

Спать лег рано.

28 [ноября 1943 года]. Прошел медосмотр. Женщина-врач смеясь заявила мне:
– С такими глазами можете быть снайпером!

Резолюция: годен с очками. Но, по ее словам, мой возраст не берут. А С.И. Губкин говорил, что меня забракуют, как доцента. В общем, я не беспокоюсь. Если даже возьмут в Кр. Армию, буду работать в армейской или дивиз. газете – семью из А-Ата вывез, они здесь хорошо проживут.

Вечером перечитывал 1 и 2 книги дневника и сам удивлялся: какая продуктивность, как много сделано работы и скольки еще там записано интересных замыслов! К некоторым я, безусловно, вернусь.

Направил сегодня радио, а то уж очень было без него скучно и была полная оторванность от событий.

Скрытый текст


28 [ноября 1943 года] (продолж.) Адик ездил на вокзал выяснять, пришел ли багаж, но ему не удалось ничего сделать.

29 [ноября 1943 года]. Утром до Ин-та сам ездил на вокзал. Сутолока там ужасная, но мне удалось вклиниться к справочному окошку без очереди и я узнал, что багаж пришел. Это приятно. Потом занимался в Ин-те.

30 [ноября 1943 года]. К 9часам явился на комиссию в Молотовск. Райвоенкомат, но Зайц оказалась больна, комиссия отложена до 3-XII. Добился того, что мне разрешили прописаться условно, до того, как будут оформлять воинские документы. Поехал домой и с Катер. Иван. отправились в милицию. Воен. стол оказался отзывчивым – мне поставили штамп: «принят на учет», но девица из окошка, где прописывают, заставила доставать трехрублевые марки. Пришлось бежать на Таганку. В общем, наконец, прописался! Теперь мы московские жители!

Поехал в Литфонд и только-только успел сдать свои документы симпатичн. старику Петру Иванычу; он обещал мне выхлопотать карточки на всех и предложил явиться за ними к 6часам. Справку о том, что я доцент, просил сдать в ССП. Я пошел туда – моя справка не годится, надо нотариальную копию. Поехал в Ин-т, машинистка напечатала три копии, но в нотар. конторе на Ордынке их не приняли: они копии с копии не заверяют. Пошел пешком к трамваю, заблудился, сделал колоссальный конец и вышел к Краснохолмскому мосту. В общем, в Литфонд попал к 6 часам и карточки получил, а также сухой паек. П.И. предложил пока его не прикреплять и не тратить, м.б. удастся обменять на литерный, если будет справка.

Дорога ночью тяжела – темно и скользко, публика ходит с электр. фонариками. Где они их берут?

Декабрь.

1 [декабря 1943 года]. Утром получили багаж. В очереди к кассе стоял недолго, но замучился, таская вещи из камеры хранения наверх через коридоры, заставленные тележками с грузом. Вымок, как мышь, опять размахал левую руку. Багаж свезли в санит. машине за 400 руб. Ура, теперь багаж дома! Ящик с пиш. машинкой поломался, но внутри все в целости и машинка работает. В футляре от стенных часов лопнуло одно стекло, есть и другие мелкие поломки, но в общем все в порядке, продукты все целы, а это главное.

Гора с плеч долой, эвакуация закончена, все имущество в Москве.

Скрытый текст


Ездил в Комитет по Высш. Школе, хотел оформить справку об утверждении в должности доцента, но безуспешно.

Заходил к Камиру. Он при мне звонил полк. Шиукову; у того оказалась рукопись «Боевой самолет», и он согласился работать со мной над тем, чтобы создать из нее книгу «Совр. авиация» для Детгиза. Просил меня Шиуков позвонить ему в понед., 6-XII, чтобы условиться о встрече.

Был у Сергеева. Теперь он уже толкует о том, что книга моя не срочная, м.б. издана во второй половине 44г., работать над ней можно не спеша, но договор они со мной заключать будут. Посмотрим. Оказ., Сергеев совсем не так уж влиятелен в редакции, как он говорил в. А.-А.1)

[сноска другой ручкой: 1) Шарлатан! ]

Вечером разбирали багаж, гл. образом книги.

2 [декабря 1943 года]. С утра занимался в Ин-те, потом отправился в Энергосбыт, хлопотать лимит, отказали и там – опять же надо нотариальн. копию. Со справкой, выданной мне из Ин-та А.С. Покровской, отправился к нотариусу, копии были еще накануне напечатаны, сдал на засвидетельствование.

В тот же день отправил в Молотов [ныне Пермь], в архив Наркомугля, заявление о высылке мне выписки из протокола об утверждении меня в должности доцента.

Скрытый текст


3 [декабря 1943 года]. Утром был на комиссии в военкомате – признан годным к нестроевой службе. Заявил об этом в Ин-те, предложили в понедельник принести бумаги – чтобы меня забронировать.

4 [декабря 1943 года]. После Ин-та поспешил в нотар. контору, получил там копии и пешком пошел в Электросбыт. Вышел очень удачно на улицу Осипенко, было полов. пятого, прием до 5. Сделал дело быстро и удачно – получил лимит на 2,3 кв. в день – теперь живем!

5 [декабря 1943 года]. Ездили на дачу. Абсолютно все разграблено – остались голые стены, даже многие рамы вынуты. Немцы, пожалуй, не сделали бы так чисто. Даже все полочки со стен содраны. Велосипеды случайно уцелели, но заржавели сильно. Часть уцелевших вещей перенес к Шумилову, часть с большими трудами свез и снес к Потапову.

6 [декабря 1943 года]. Звонил Шиукову, он просил зайти завтра. Свез в ССП копию со справки о присвоении звания доцента. Приняли и написали соответ. ходат. в Карт. бюро, которое я свез в Литфонд – Петру Иванычу.

7 [декабря 1943 года]. Ездил за новыми карточками, но П.И. их еще не получил. Заезжал к Шиукову – тоже неудачно. Его не было дома, я подождал часа 1½ и поехал домой.

Скрытый текст


8 [декабря 1943 года]. Получил литерный паек и прикрепился к магазину. Снабжение теперь будет очень хорошее, особенно если сравнить с тем, какое было в Алма-Ата. Вот норма (на всех трех человек): 10,6кг. мясо- и рыбопродуктов, 3кг. жиров, 7,5кг. макар. и круп, 3кг. сахару и конд. изд., 1кг. печенья, 10 яиц, мыло, табак и т.д.

9 [декабря 1943 года]. Утром встал со страшной голов. болью, t° – 37,4.

Пришлось все же ехать в Ин-т. Выпил зараз два порошка от гол. боли и отправился. Был я весь мокрый, кашель, головная боль. Даже не хотел читать лекцию, но вошел, посмотрел на эту сотню голов... и начал. В общем «разошелся», провел все 4 часа, а вернувшись домой, смерил t° – 38,6°. Пошел в поликлинику, получил бюллетень.

От Вивы – письмо из Сталинабада, пишет, что ждет нового назначения, куда – неизвестно.

10 [декабря 1943 года]. Весь день лежал.

11–12 [декабря 1943 года]. Болезнь. Читаю.

13 [декабря 1943 года]. Не совсем поправился, но ездил в Ин-т, читал лекцию.

Потом был в Литфонде, подписался на «Вечерку» и «Лит. и Иск.» Других газет не дали.

14 [декабря 1943 года]. Занимался в Ин-те. Свез в Литфонд стандарт. справки, подал заявление на дрова.

Скрытый текст


15 [декабря 1943 года]. Перепечатал «Молдавию», пользуясь свободным днем.

16 [декабря 1943 года]. Созвонился с Шиуковым, вечером был у него. Говорили о характере книги, он мне дал свою рукопись и иллюстрации к ней. Вернулся около 10 вечера.

17–18 [декабря 1943 года]. Читал шиуковскую рукопись. Материала много, но изложен он суховато, в стиле учебника. Надо его оживить.

19 [декабря 1943 года]. Ездили в Никольское, к Верочке Барсуковой. Вернувшись, занимался с Адиком (это приходится делать почти каждый вечер).

20 [декабря 1943 года]. Ничего существенного.

21 [декабря 1943 года]. Ездил в райсобес после занятий в Ин-те, хотел встать на учет, но не было справки из домоуправления. Побывал в Литфонде, узнавал о дровах, никаких результатов.

22 [декабря 1943 года]. Стал на учет в райсобесе, а потом два раза был на Рогожском рынке, притащил на себе дрова, не особенно приятное занятие, заболела спина. Вечером написал план книги «Совр. авиация».

23 [декабря 1943 года]. Получил гонорар из УОАП – 300р., но забыл узнать за что – от «Дойны» или из какого-нибудь кукольного театра? Надо справиться. Ездил к Шиукову, долго беседовали о книге, он мой план принял.

Скрытый текст


24 [декабря 1943 года]. Ездил в Детгиз к Камиру, не застал его. Оттуда прошел в Молдавское постпредство и вдруг встретил там Деляну! Оказывается «Дойна» приехала сегодня – вот ждали бы мы их! Мы уж в Москве больше месяца... Гершфельда не видел, но видел его сестру. Передал привет Д.Г., просил заходить. Вероятно, они будут давать концерты. Деляну подал мысль об издании сборника стихов, для которых я бы явился переводчиком, он обещал зайти. Он не хочет ехать с «Дойной», думает остаться в Москве.

Хлопотал в Литфонде о дровах, опять безрезультатно.

25 [декабря 1943 года]. Грустная новость!.. Узнал, что умер Анатолий Михайлович Розов, Толя Розов, мой друг и соавтор... Была его дочь Туся и рассказала, что его нет на свете уже полтора года. Подробности смерти ужасны. Умер он одинокий, всеми покинутый, семья его – жена и дочь – были в Куйбышеве, где прекрасно жили. Погубил Толю не голод, не холод, а его неприсобленность к жизни, отсутствие энергии, напора, заставляющего цепляться за жизнь зубами, ногтями. Бедный друг! Не войдет уж он никогда, не стукнет в дверь со словами: «Можно?» Грустно...1)

[сноска другой ручкой: 1) Погубила его Е.К. Недаром года 2–3 назад, когда я провожал его и семью его до трамв., он, отстав, показал на Е.К. и Тусю и сказал: «Змея и еж!»]

[А. М. Розову Волков обязан названием своей книги «Чудесный шар».]

Сегодня же узнал о Марголиных. Получил от нее письмо из Мордовской АССР, из г. Темникова, где она живет с Мишей [или Митей]. А Абрам Исаевич, оказывается, все еще в Кр. Армии, был на передовой, имеет медаль за храбрость и чуть не попал в офицеры, но что-то помешало. Вот еще вояка обнаружился!

Кстати – 23-XII был в квартире Пермитиных, узнал, что она занята. Ан. Ив. не вернулась, Ефим тем более и когда ему удастся снова вернуться в Москву – неизвестно.

26 [декабря 1943 года]. Утром ходил на Рогожский рынок и договорился с шоферами о том, что они привезут вечером кубометр дров за 1000р. Обманули, не привезли. А мы из-за них не поехали к Худяковым.

Перепечатал план книги «Совр. авиация».

27 [декабря 1943 года]. Созвонился с Камиром, он просил заехать к нему с планом в 5 часов. После лекции в Ин-те поехал. План он забраковал из-за его энциклопедичности. Такую книгу Детгизу сейчас не осилить. Нужна книга: «Самолеты на войне», такую он и предлагает написать. Договорились на том, что я буду основным автором этой книги, а Шиуков – соавтором и, возможно, только консультантом, если ничего не напишет (а это, вероятно, так и будет). Камир просил составить новый план и согласовать его с Шиуковым.

Домой вернулся со зверской головной болью.

Скрытый текст


28 [декабря 1943 года]. После Ин-та работал над планом книги «Самолеты на войне». План получился большой, развернутый.

29 [декабря 1943 года]. Утром план перепечатал. Захватил в Детгизе ходатайство Камира в Литфонд о дровах для меня, но оно ничуть не подействовало на твердолобого Хесина. Он опять отказал мне.

В Детгизе встретил Маршака, он поздоровался так, точно мы вчера лишь виделись в Москве. Вид у него очень неважный, он все болеет.

– Над чем вы работаете?

– Буду писать книгу «Самолеты на войне»

– Это хорошо. А беллетристика?

– Пока ничего.

– Вам надо стать лауреатом сталинской премии.

– Я бы ничего не имел против... – Сказал ему о «Цар. токаре». Он того мнения, что надо сдать во «взрослое» изд-ство.

Обещает помочь (но цену этой помощи я уже знаю. Кончается ничем, как с «Рыбкой-Финитой»). Просил меня звонить.

Завез план Шиукову (а второй оставил в Детгизе Лунину для передачи Камиру).

30 [декабря 1943 года]. После занятий в Ин-те заезжал в Литфонд, получил карточки. Звонил Камиру, его мой план вполне удовлетворил. Если Шиуков его одобрит, Детгиз будет заключать договор.

Скрытый текст


31 [декабря 1943 года]. Опять звонил Камиру. Шиуков с планом согласился, так что Камир оформляет договор. Просил послезавтра позвонить, он скажет, когда приехать для подписания. 8 листов, мой гонорар 1300р., Шиукову – особо.

Между делами оформил маленькое, но существенное дело: прикрепился на хлеб к соседней булочной, где всегда бывает белый хлеб, и где нам очень удобно получать. Для этого пришлось побывать в Таганской конторе хлебторга.

Новый Год поехали встречать к Евгению. Поездка была очень трудная – трамваи переполнены, пробки на путях, где застревают буксующие машины... Но все же доехали благополучно. Женя вернулся в 10часов, у них оказалась обрезанной радиопроводка, мы с Герой ее исправили. В 11½ сводка – взят Житомир и еще 150 пунктов. Без четверти двенадцать – выступление М.И. Калинина.

Женя рассказывал много интересного, такого, чего нет в печати.

В двенадцать подняли стаканы с вином...

Скрытый текст


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
задавака


Пост N: 3090
Зарегистрирован: 18.01.10
Откуда: Щелково
Рейтинг: 16

Награды: :ms84:
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.12.21 10:06. Заголовок: Ну, Волков! Одно сло..


Ну, Волков! Одно слово - орел. Наверное, и в Африке бы выжил, среди местных племен.
Жаль, что не написал ни книги про эвакуацию.. Впрочем понятно. он писал только то, что сможет напечатать.

И еще удивительно. Нет ни одной оговорки, что зря ездили в эвакуацию.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Великан из-за гор




Пост N: 8566
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 36

Награды: :ms95::ms84::ms18::ms24::ms24::ms86::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.12.21 22:57. Заголовок: Оцифровка за январь ..


Оцифровка за январь – июнь 1944 года:

[Мои комментарии – синие в квадратных скобках.]

* * * * *


1944 год.

Что-то он нам принесет? Даст ли он, наконец, победу, успокоение и мирную жизнь?

Январь.

1 января [1944 года]. Сидели до 4-х часов. Встреча прошла «по всем правилам». Встали в 10, домой вернулись в 4ч. вечера.

2 [января 1944 года]. Из Ин-та звонил в Молдавское постпредство и узнал, что Гершфельд там. Поехал, застал, поговорил.

– Когда уезжаете из Москвы? – был мой вопрос.

– Теперь уж, наверно, прямо домой поедем, – смеясь ответил он.

Г. рассказал мне, что его «Родина»1) очень здесь понравилась и что слова хотят перевести на молд. язык.

[сноска другой ручкой: 1) Песня на мои слова.]

Условились встретиться там же послезавтра.

Затем пошел в Детгиз. Гл. редактор Кононов как-раз читал мой проспект и Камир предложил мне зайти попозже – подписать договор. Я с'ездил в «Смоленский» гастроном, прикрепил карточки, вернулся обратно – и договор уже был готов к подписанию.

Срок – 15 апреля (это я сам предложил.) Теперь примусь за книгу основательно.

Вечером готовился к лекции и работал над планом.

Скрытый текст


3 [января 1944 года]. Сумел получить до занятий 300 кг. торф. брикета. Получение вне очереди и доставка на дом обошлись в бутылку водки. Теперь мы обеспечены топливом самое меньшее на месяц.

Вечером готовил материалы к книге.

4 [января 1944 года]. После Ин-та поехал в молд. постпредство. Очень долго ждал Гершфельда, он явился в большом азарте, т.к. узнал, что ему за непринятую музыку к гимну уплатят 8000р., плюс благодарность СНК. Благодарность СНК и по 4000р. получают поэты, принимавшие участие в работе над гимном, в том числе П. Богданов и Тажибаев. Недаром они проводили эту работу втихомолку!

Условились встретиться с Г. завтра, он познакомит меня с секретарем ЦК по пропаганде, т. Зеленчуком.

Вечером был у Шиукова, получил у него много материалов для книги – вырезки, газету «Сталинский Сокол», неск. книжек.

5 [января 1944 года]. Утром сортировал вырезки по главам. Потом поехал в молд. постпредство. Долго разговаривал с Зеленчуком. Рассказал ему о плане – написать цикл романов из истории Молдавии – он пришел в восторг.
– Это нам как раз и надо!

Скрытый текст


Он рассказал мне о своих безуспешных разговорах по этому поводу с писателями, обещал мне содействие и поддержку. Говорили также об опере. Он обещал дать текст пьесы, которую стоит переделать в оперу.

Об истории – Зеленчук и некий Царанов (если не ошибаюсь) говорили с большим увлечением и называли молд. нац. героя Стефана Чеалфери (если я верно запомнил, а м.б. путаю). Жил он в XIV–XV веке.

[Возможно имеется в виду Стефан III Великий (молд. Стефан чел Маре ши Сфынт) (1429–1504), господарь Молдавского княжества.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Стефан_III_Великий ]


Впечатление от разговора осталось очень приятное. Герш. дал мне билет на концерт «Дойны», где будет исполняться «Родина» (слова мои).

Был в Детгизе. Получил 1900р. в счет аванса за книгу и оформленный договор. Заезжал на квартиру к Орлову, никого не застал, но судя по словам мальчишек – они живы-здоровы.

Вечером был Костя Губин.

6 [января 1944 года]. Вечером был на концерте. Слушал «Родину». Приятно слышать свои слова на концерте в Москве... Это ведь в первый раз. Хотя песни на мои слова и исполнялись, но тогда меня здесь не было.

После концерта готовил материалы для книги.

Скрытый текст


7 [января 1944 года]. Вечером подбирал материалы для книги.

8 [января 1944 года]. Звонил Зеленчуку, он еще не нашел текст пьесы. Завез к Шиукову его рукопись. Записался в Ленинскую б-ку.

Был в Детгизе, имел неприятный разговор с Резниковой, которая теперь заведует истор. отделом. Она забраковала «Цар. токаря» (оговариваясь, что это ее личное мнение).

Там нет, видите ли, эпохи! Она бы эту книгу детям не дала, хотя ее, конечно, будут читать и она литературно гладко сделана и т.д. и т.п. Придется бороться за книгу, а ведь думал, что с ней все в порядке. Вот что значит смена лиц...

Вечером – подбор материалов.

9 [января 1944 года]. Целый день гости. Сначала приехала Верочка Барсукова, потом приехали Худяковы, а вечером была Зина – жена Бориса Молодова. Наш продуктовый баланс это выдержал, хотя и с известным напряжением.

Говорил с Евгением о своих «молдавских» планах. Он это всецело одобряет и даже советует, не теряя времени, договориться с ними о написании серии книжек: «Мол. партизаны», «Молд. герои Сов. Союза», «Молд. стахановцы» и т.д. Надо будет поговорить на эту тему. Наши войска уже недалеко от границ Молдавии.

Скрытый текст


В промеж. «между гостями» и вечером – подбирал материалы. Убедился, что их весьма достаточно для большинства глав.

Решил начинать книгу.

10–15 [января 1944 года]. Ничего существенного. Звонил в эти дни Зеленчуку относительно серии книг; он мне ответил, что по плану такие книги будут издаваться и посланы люди на фронт, которые их напишут. Значит, из этого дела ничего не выйдет.

Созвонился с Наумовой. Она спрашивала о судьбе «Ц.т.» и когда узнала о позиции Резниковой, посоветовала дать книгу на прочтение кому-нибудь из писателей, напр. Шкловскому.

16 [января 1944 года]. Начал писать книгу «Самолеты на войне» с главы «Бомбард. авиация».

17 [января 1944 года]. Немного писал. Все вечера отнимает Адик, с ним очень много приходится заниматься.

18 [января 1944 года]. Утром узнал, что в Ин-те будет делать доклад о международном положении Трояновский, бывший наш полпред в США. [Прошлый раз Волков слушал доклад Трояновского в институте 6 октября 1941 года.] Взял билет, решил ехать. После обеда отправился в Ин-т и в это время началась резь в животе, чем дальше тем больше. Преодолевая боль, все же добрался до трамвая, занял сидячее место, стало немного легче. В общем доплелся. Доклад был довольно интересный, хотя ничего существенно нового не было. Трояновский пожилой, очень худой, маленький, совершенно не видный человечек, все время его трясет мелкая дрожь. Говорит не гладко. Некоторые факты, сообщенные им, очень интересны. Он предостерегал против излишнего оптимизма и много говорил о трудностях нашего междунар. положения. О «Слухах из Каира», котор. были вчера напечатаны в «Правде», он ничего не сказал; высказал мнение, что известие помещено с целью заставить Англию об'ясниться по этому поводу. Ночью по радио из Лондона передавалось опровержение.

19 [января 1944 года]. Немного писал о самолетах. По радио об'явлено о прорыве немецких укрепленных линий у Ленинграда и Новгорода, но подробностей еще нет.1)

1) Поправка: первое сообщение о прорыве сделано 18-го. А 19-го уже об'явлено о взятии Кр. Села и Ропши и полуокружении Новгорода.

20 [января 1944 года]. Прекрасные сообщения: взят Новгород! У Ленинграда соединились наши войска, наступавшие от Ораниенбаума и Пулкова, и окружили немецкие части. Взяты огромные трофеи. Враг повидимому отогнан от Ленинграда так, что уже не сможет производить артиллерийского обстрела.

Был салют.

Скрытый текст


21 [января 1944 года]. Сидел вечером до 11 с лишним, читал «Прир. и Люди», вдруг об'явили, что в 11ч.20м. вечера будет сделано важное сообщение. Это будет минуты через две. Жду, что об'явят. Интересно...

Взят город Мга соединенными усилиями Ленинградского и Волховского фронтов. Север начинает «расчищаться», моя карта закрашивается.

22 [января 1944 года]. Написал статью «Великое сражение под Сталинградом».

23 [января 1944 года]. Написана статья «Орловская битва».

24–25 [января 1944 года]. Не работал над книгой. Большие успехи на Ленинградском фронте.

26 [января 1944 года]. Написал статью «Борьба за Днепр».

27–28 [января 1944 года]. Долго сидел в Ин-те (именно сидел, т.к. занятий нет, а часы приказано отсиживать). Вечерами – Адик.

29 [января 1944 года]. Должно было состояться мое выступление в 399 школе, но сорвалось, не по-моей вине – школа проводила какие-то сборы и т.д.

30–31 [января 1944 года]. Ничего существенного. Опять дежурил в Институте.

Начал перепечатывать материалы для книги.

Скрытый текст



Февраль.

1 [февраля 1944 года]. Немного работал над книгой.

2–3 [февраля 1944 года]. Началась сессия, оба дня экзаменовал.

4 [февраля 1944 года]. Утром явился на сессию, оказалось, что все студенты досрочно сдали В.И. Шумилову; он меня освободил на этот день, но попросил приехать завтра, заменить его. В 2часа принесли посылку от Анатолия, и письмо, из которого я узнал фамилию и адрес одного товарища Анатолия из Управления КВФ. Это – некий Шарапов Валерий Иванов. (капитан). Думая, что он м.б. знает что-нибудь о Виве, я поехал туда – очень далеко, на Зубовскую площадь, пер. Хользунова. Дозвонился до него из Бюро пропусков, но о деле разговаривать было неудобно, договорились, что позвоню завтра.

Вчера сообщено об окружении крупной группировки немцев (9 пехотных и 1 танк. дивизии) в р-не Звенигородка–Шпола. Блестящая победа!

5 [февраля 1944 года]. Звонил Шарапову; оказалось, он никакого отношения к назначению Вивы не имел и не имеет, но обещал узнать его адрес, если будет возможно. Экзаменовал за Вас. Ив. в компании с Кувыркиным.

Скрытый текст


6 [февраля 1944 года]. Перепечатывал материалы. Наши войска взяли Ровно и Луцк1) – они уже близки к новой госуд. границе, к собств. Польше.

1) Это было 5-го февр.

7–8 [февраля 1944 года]. Свободные дни. Очень продуктивно работал над книгой, написал большую главу «Разведывательная авиация».

6-II крупн. успехи у Никополя. 8-II сразу два приказа и два салюта: ликвидирован левобережный плацдарм немцев у Днепра (у Каменки) и взят Никополь. Юг зашевелился!

9 [февраля 1944 года]. Расчитывал на свободный день, но В.И. неожиданно предложил помочь Воробьеву экзаменовать группу. Отказываться нельзя, поехал, день пропал. Звонил Шарапову, его не было – уехал в краткосрочную командировку.

Вечером печатал.

10 [февраля 1944 года]. Свободный день. Весь день просидел за машинкой, перепечатал большую статью «Развед. авиация». Статья, по моему, вышла хорошая.

11 [февраля 1944 года]. Звонил Шарапову, он ничего не узнал о Виве, в секторе кадров имеются сведения о перемещениях только за август (темпы!) Созвонился с Шиуковым – о том, что привезу ему вечером рукопись (получилось уже 60стр.) Вернулся из Ин-та, отдохнул и тут ко мне приступил Адик с 15 задачами по физике, которые им задал пр-ль. Я решать их не стал, а кончил правку рукописи и поехал к Шиукову.

Скрытый текст


Около его дома услышал по радио приказ о взятии Шепетовки. Юг трогается!!

Отдал Шиукову рукопись и очень просил его разыскать Виву, дал ему для этого нужные сведения. Не знаю, что он сделает, но обещал.

Вернувшись, до 2-х часов ночи сидел за задачами по физике, а в 6часов встал, чтобы растолковать их Адику и чтоб он смог их переписать.

12 [февраля 1944 года]. Так как спал только 4часа, то на экзамене разболелась голова. Домой вернулся больной, выпил порошок, спал часа 3, голова прошла. Вечер пробездельничал.

13 [февраля 1944 года]. Весь день занимался хоз. делами: пилил и колол дрова, починял электр. плитку; писать не было настроения. Вечером был салют: взята Луга. В «Посл. изв.» сообщили о взятии Гдова и других 800 насел. пунктов; освобождено все вост. побережье Чудского озера.

14–25 [февраля 1944 года]. Дни идут довольно однообразно. Езжу в Ин-т, в свободное время работал много над книгой. Особого увлечения нет, но понемногу дело налаживается. Написал около 100 стр. (на машинке) и перепечатал. Начал выправлять слог.

Настроение неважное: каждый день ждем, что придет письмо от Вивы и все ничего нет...

Скрытый текст


На фронте успехи. Закончена Корсунь-Шевченковская операция, близится к концу очищение Ленинградской области. А близится ли к концу война? Что-то не видно. Черчилль опять произнес в парламенте уклончивую речь. Связала нас судьба с этими проклятыми союзничками.

26 [февраля 1944 года]. Ездил в Молд. постпредство; встретил Гершфельда; он говорит, что «Родина» пользуется большим успехом, он теперь открывает ей концерты. От текста в восхищении – нельзя ни прибавить, ни убавить ни одного слова. Язык у вас простой, но изысканный...

Советует писать гимн для Молдавской ССР.

Гершф. познакомил меня с Герельмановым – Упр. по делам искусств – и советовал повести переговоры о написании пьесы «С. Лазо». Я так и сделал. Герельманов обещал посоветоваться с Зеленчуком и дать мне ответ. Я его также просил выяснить дело с либретто для оперы (пьеса, оказ., называется «Гайдуки»).

Был и у Зеленчука. Договорился о том, что буду писать гимн; узнал установки (они настолько ясны, что я знал их и без него). Он не возражает – даже приветствует – мое мое желание писать пьесу о С. Лазо. Текста «Гайдуков» он все еще не нашел.

Гершф. выписал к себе семью, послал за ней Фурмана. Собирается поехать с «Дойной» на Кавказ.

Был у Камира в Детгизе. Сказал ему, что на-днях дам часть книги после того, как получу рукопись от Шиукова. Он достал из стола «Бойцы-невидимки».

– Вот, читаю. Слог хороший, интересно...

Книжка ему так нравится, что он намерен включить ее на переиздание. Я ему сказал, что у меня есть переработка со значит. дополнениями.

– «Самолеты на войне» будут написаны в том же плане, – сказал я Камиру.

Это его устраивает. Увеличения об'ема он, не в пример другим редакторам, не боится.

– Давайте хоть десять листов хороших, нестрашно...

От свидания осталось приятное впечатление.

27 [февраля 1944 года]. Работал над рукописью – правка. Галюська ездила в Никольское. Сегодня умерла Александра Дмитриевна Барсукова, Г. помогала Верочке в неизбежных хлопотах.

28–29 [февраля 1944 года]. Работал над книгой.

Скрытый текст


29 [февраля 1944 года]. Был в первый раз на 95-м заводе, где буду заниматься по в/математике с инженерами, готовящими диссертацию. После завода был у Шиукова, взял рукопись «Самолеты на войне». Отзыв хороший. Он сказал, что прочитал рукопись с удовольствием, хоть все это прекрасно знает.

Говорил с ним о розысках Вивы. Он принял большое участие и уже несколько раз наводил справки в секторе кадров, а теперь, по его настоянию, послана телеграмма с запросом в Сталинабад (а м.б. в Ташкент). Ответ должен быть через неск. дней.

У нас с Г. очень плохое настроение. Изо дня в день ждем мы письма от Вивы и все ничего нет...


Март.

1–53 [марта 1944 года]. Работал над рукописью, делал вставки, правки и т.д. 3-го звонил Шиукову, ответа насчет Вивы еще нет. Звонить страшно – а вдруг сообщат что-нибудь плохое...

В Институте узнал о смерти проф. Моцова [(?) — неразборчиво]: он недавно только вернулся из Алма-Ата – последним. Умер он от сыпного тифа, возможно, заразился в дороге. Вот она – судьба. Каких-нибудь две-три недели тому назад я с ним разговаривал и не знали – ни он, ни я, что он – человек обреченный, доживает последние дни.

Скрытый текст


4 [марта 1944 года]. Узнал поразительную и радостную для нас новость: Вива в Иране!!

Сообщил об этом Колодочкин, приехавший в командировку в Москву (о его пребывании здесь сказала Г. мать Лапшонкова). [Напротив этого и следующего абзацев — карандашная отметка на полях: Всё вранье!!]

Рассказ Колодочкина таков: Виву и его товарищей, которые работали на ИЛ'ах выпустили досрочно, присвоили им звание сержантов, отправили в Сталинабад, а оттуда в Иран – на обслуживание аэродрома (почт. адрес К. обещал сообщить, когда вернется в летную школу, где он учится, там есть у ребят). Знает он об этом из писем Вивиных товарищей. Он определенно уверяет, что и Вива в этой группе. Пишут они, что им живется очень хорошо, великолепное снабжение, но скучновато.

Вернулся домой с великой радостью, сообщил Галюське, она встретила известие тоже со слезами радости. Но все еще как-то не верится. Вот если мы получим официальное подтверждение или Вивино письмо, тогда наступит настоящее счастье...

Сегодня кончил оформлять рукопись для Камира – то, что написано, а написано уже 105 страниц. В понедельник снесу в Детгиз.

Скрытый текст


5 [марта 1944 года]. Галюська ходила к Колодочкину проверять известие о Виве. Проверка возбудила в нас сомнения. Смысл высказываний Колодочкина оказался такой:
– Мне лично не писали, я не знаю, кто писал и кому писали, но уверен, что Вива в Иране.

Хочется верить, но основания шаткие. Разве только то, что Вива давно очень не пишет, убеждает нас в справедливости заявлений Колодочкина. Мы просили его выяснить все точнее и, если можно, узнать Вивин адрес.

6 [марта 1944 года]. Звонил Шиукову, он сообщил мне Вивин адрес – если только дело идет о Виве. Телеграф говорит о мл. сержанте Иване Ал-др. Волкове – пол.[евая] почта № 35524. Думаю, что это не Вива, т.к. разве не мог одновременно с ним ту же школу Иван Волков. Был же с ним в одной группе МАИ Виктор Ал-дров. Волков. В общем у меня от этих противоречивых сведений какое-то недовольство на душе. Если бы Управл. ВВС подтвердило, что Вива в Иране, мы были бы безмятежно счастливы. Правда, еще думается, что п.п. № 35524 – это иранский адрес – тогда сведения сходятся.

Сдал рукопись «Самол.» Камиру, обещает прочесть на этой неделе. При просмотре (беглом, конечно) рукопись произвела на него хорошее впечатление.

– Повидимому это то, что нам нужно, – сказал он.

Был в Молд. постпредстве. Встретился с Гершфельдом. 10-го они уезжают на Кавказ. Просил меня притти за деньгами 8-го на Каз. вокзал. Семья его приехала, будет ездить с ним.

Говорил с Герльмановым – зав. отд. искусств. Он просил зайти через несколько дней для оконч. переговоров о пьесе.

Узнал, что Зеленчук уехал в Киев. Хлопотливо у них теперь – ведь Кр. Армия приближается к границам Молдавии. Я не пишу [в] дневнике событий вообще – но надо отметить серьезные успехи на фронтах за это время.

7 [марта 1944 года]. Должен был поехать на 95 завод, но меня известили, что занятий не будет. Тем не менее, день прошел впустую.

8 [марта 1944 года]. Утром ездил к Гершфельду, за «Родину» выписано 500р., получил 373р. Заболел – страшное урчание в животе. Все время перебирает так, что слышно по всей комнате.

9 [марта 1944 года]. Болезнь продолжается. Ничего не делал.

Скрытый текст


10 [марта 1944 года]. Весь день занимался в Ин-те, вернулся около 6 вечера. Позднее – не было электричества.

11 [марта 1944 года]. Утром был в Ин-те, вечером подбирал материалы для книги.

12 [марта 1944 года]. Поехали к Евгению, пробыли у них от 2 до 7 часов. Евгений рассказывал много интересного из области политики, чего мы, непосвященные, не знаем. Говорил о том, что междунар. значение СССР возросло в огромной степени, что мы можем в любой момент столкнуть Черчилля (но, наоборот, мы его поддерживаем, так же, как и Рузвельта). Говорил он о сомнительной позиции турок и о том, что они надули англичан, получив от них массу военных материалов, а потом отказавшись выступать против Германии; также рассказал, что в Китае ведется яростная антисоветская и антикоммун. пропаганда. «Возможно, что мы будем воевать с Японией, когда разобьем Германию» – сказал Женя. – «Это в порядке уплаты за те услуги, что нам оказывают союзники». Всего, конечно, не запишешь.

Когда вернулись, нас ждала огромная радость: открытка от Вивы!

Скрытый текст


Колодочкин нагло врал. Ни о каком Иране нет и речи, Вива попрежнему в Сталинабаде и адрес, данный Шиуковым, оказался верен. Не писал он потому, что, как видно, не был причислен к части и не имел своего почтового адреса – а не подумал, что мог писать и без этого адреса, а, в. крайнем случае, мы ему могли писать до востребования.

Беспечность, которая причинила нам массу страданий! Оказывается, он болел воспалением легких и лежал в больнице 12 дней, вылечили его сульфидином.

Вива пишет, что пробудет в Ст-де до мая-июня; поведу переговоры с Шиуковым, нельзя ли его куда-нибудь устроить.

Настроение наше совершенно изменилось.

13–14 [марта 1944 года]. Хозяйственные хлопоты, получение карточек и т.п. 14-го ездил на завод, получил там около 3 кусков хоз. мыла (очень неважного). Вот какие проблемы жизни теперь приходится решать!

Каждый вечер играю с Адиком одну-две партии в шахматы. Увлекся он этой игрой и теперь для него угроза «не буду с тобой играть» самая действительная. Делает успехи.

Скрытый текст


15 [марта 1944 года]. День – среда – был свободен, а теперь у меня его заняли по расписанию. Ничего не удалось сделать, тем более, что по вечерам нет света.

16 [марта 1944 года]. Начал главу «Истреб. авиация», написал страницы 4. Полдня провел за чертежной доской – дорабатывал Адиковы схемы по химии, которые он вычерчивает из учебника в увеличенном виде.

17 [марта 1944 года]. Весь день в Ин-те. Звонил Шиукову о том, что завезу к нему часть рукописи. Но это только предлог, мне надо поговорить с ним о Виве.

Вечером был у Ш., спрашивал, нельзя ли где-нибудь устроить Виву. Он – Ш. – может только помочь поступить в Военно-Возд. Академию им. Жуковского; правда, и это трудно, принимают раненых и отличившихся в боях. За успех Ш. не ручается, но говорит: «Будем хлопотать».

18 [марта 1944 года]. Написал Виве письмо, предлагаю подумать над вопросом, хочет ли он поступить в Академию; если да – то он должен подать рапорт, а мы с Шиуковым будем хлопотать.

Звонил Камиру; он читал мою рукопись – не всю, а частично, и она ему очень понравилась.

Скрытый текст


– Относительно капитана Можайского, это находка для научно-популярной литературы, – сказал он. – У вас получается хорошая патриотич. книга. Сейчас установка на то, чтобы изображать русских людей упорного труда и сильной воли. Благословляю вас продолжать в том же духе...

А свету вечером нет, пишу при коптилке.

Сегодня взята Жмеринка.

19 [марта 1944 года]. Весь день очень упорно и плодотворно работал над главой «Истреб. авиация». Появился свет, так что и вечер провел за работой.

С фронта прекрасные известия. Взят Кременец. Наши войска форсировали Днестр на протяжении 50км. и вступили в пределы Молдавии. Вероятно, на-днях молдавское правительство уедет из Москвы.

20 [марта 1944 года]. Ночью видел сон: Германия капитулировала, к нам без конца шли пленные немцы, везли трофеи... По прошествии только некоторого времени осознал я все значение этого события, но почему-то усомнился в его реальности и мне захотелось проверить, не сон ли это. Я начал применять те средства, которые обычно употребляют в таких случаях и все выходило: не сон!

Скрытый текст


И тогда я громко зарыдал от радости, повторяя:
– Война кончилась и наш Вива жив!

А потом началась какая-то сонная чепуха, [вычеркнутое слово] я стал подбирать деньги на поле, какие-то небывалые купюры – и, очевидно, мое подсознание поняло неправдоподобность того что происходит – и я проснулся...

Кончил главу «Истреб. авиация»; начал писать главу «Военный аэродром».

Два салюта: взяты города Могилев-Подольский и Винница.

21 [марта 1944 года]. Кончил главу «Военный аэродром».

22 [марта 1944 года]. Утром Ин-т, вечером был в Детгизе на обсуждении книг Орлова «Разящие лучи» и «Подземная гроза».

При обсуждении вопросов научно-популярной л-ры попало М. Ильину. Многие присутствующие заявили, что писать н.-п. книги, как Ильин, не следует, что дети его книги не читают – так они скучны.

После заседания смотрел с площади Революции салют – взят г. Первомайск (б. Ольвиополь).

23 [марта 1944 года]. До обеда очень болела голова, вечером – завод.

24 [марта 1944 года]. Весь день Ин-т, вечером не было света.

25 [марта 1944 года]. Вечером готовил материалы для главы «Штурмовая авиация».

Скрытый текст


26 [марта 1944 года]. Знаменательный день! Наши войска на фронте в 85км. вышли на Прут. Достигнута государственная граница СССР, оставленная 33 месяца назад. 33 года сиднем сидел могучий богатырь Илья Муромец, а потом встрепенулся и пошел бить своих недругов. 33 месяца длилась война на нашей территории – и вот теперь русский богатырь стоит у вод Прута. Недолго будет он стоять у них – уверен, что сегодня наше радио об'явит: «Советские войска вступили в пределы Румынии».

А я весь день сидел за письменным столом, писал «Шт. авиацию» и попутно заклеивал рваные калоши. Вышло, повидимому, неплохо.

27 [марта 1944 года]. Утром ходил в школу на выступление, но оно не состоялось. Узнал Адиковы отметки.

Возили с Галюськой швейную машину на Покровку – поправлять. Так вот и уходит время. Получили письмо от Вивы.

28 [марта 1944 года]. Вечером закончил «Шт. авиацию». Долго читал при коптилке, подбирал материалы для главы «Трансп. авиация».

Скрытый текст


29 [марта 1944 года]. Утром встал с жестокой головной болью – очевидно, сказалось напряжение глаз. Лежал весь день, только с'ездил в Ин-т, «отпросился» с занятий. Перепробовали всяческие средства, в результате головная боль только уменьшилась.

Вечером салют: взята Коломыя в предгорьях Карпат. Наши войска дерутся на окраинах Черновиц. Вчера взят Николаев.

30 [марта 1944 года]. Салют – взята Черновица, продвинулись еще на 17км. к границе, остается десятка полтора км.

Утром писал главу «Транспорт. авиация». Потом завод, а вечером, как обычно, нет света.

31 [марта 1944 года]. Весь день в Ин-те. Вечером кончил «Трансп. авиацию», сидел до 3-х ночи (ночью свет есть ежедневно), начал главу «Радио на самолете».

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Великан из-за гор




Пост N: 8567
Зарегистрирован: 21.05.05
Откуда: Москва
Рейтинг: 36

Награды: :ms95::ms84::ms18::ms24::ms24::ms86::ms85:
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.12.21 22:58. Заголовок: Апрель. 1 . Опять с..


Апрель.

1 [апреля 1944 года]. Опять сидел до 3-х часов ночи, почти кончил главу «Радио».

2 [апреля 1944 года]. Были у Худяковых в связи с покупкой ими пианино. Евгений рассказал много интересных «негласных» новостей. На юге – в Румынии, Болгарии, Венгрии – народные волнения, которые могут перерасти в революции. Войска их не хотят сражаться за немцев. На юге Венгрии три батальона венгерцев в разных местах, не сговариваясь, перешли на сторону югославов. В немецких войсках развал и паника, некот. части переходят на нашу сторону и сражаются против своих; вот почему иногда наши войска прорываются неожиданно далеко.

Планы у нас, будто бы такие: дойти на юге до своих границ и повернуть на север, в Польшу.

«Когда будет нами взята Варшава, немцы свернут Гитлеру голову и будут просить мира».

Не знаю, Какие политики составили этот прогноз и почему именно Гитлеру будет капут от взятия Варшавы – ни раньше ни после – не знаю. Говорят, что это разрешение вопроса очень на руку США, т.к. им нужна сильная Германия в Европе, как противовес Англии.

В Японии развиваются весьма теплые, дружественные чувства к Сов. Союзу, видимо, японцы будут искать в нас опору в грядущих испытаниях.

Погода ужасная – снегопад небывалый, холодно, погода просто декабрьская.

3 [апреля 1944 года]. Сегодня кончил «Радио на самолете», получилось интересно.

Скрытый текст


Прочитал в газете заявление Молотова о том, что наши войска вошли в пределы Румынии. Т.о. мое предсказание, сделанное несколько дней назад, оправдалось, повидимому, граница и была тогда перейдена.

Начал готовиться к серьезной главе «Англо-американо-германская борьба в воздухе». Подбирал материалы.

4 [апреля 1944 года]. Завез в Радиокомитет «Молдавию», м.б. в связи с освобождением Молдавии из нее сделают лит. передачу. Редактора (некий Бортник) лично не видел.

Заболел у меня бок (мускулы) да так основательно, что ночью спал очень плохо, ставили согревающ. компресс. Конечно, не работал.

5 [апреля 1944 года]. День прошел впустую, бок болел, но не сильно. Звонил в Радиокомитет, вещь еще не прочитана, но Бортник сказал мне, что меня просил звонить Деляну. Сразу отыскался! Вечер пропал – теперь почти нет эл-ства, дают по 3–4 часа, то днем, то среди ночи.

6 [апреля 1944 года]. Чувствую себя неважно. Ездил все-таки на завод.

Спать ложимся в 8–9 часов. Чтобы Адик успел выучить уроки, ему приходится вставать в 6 утра, и мне с ним.

7 [апреля 1944 года]. Семь уроков, а самочувствие плохое, болит опять бок, голова. У меня грипп, все таки занимаюсь. Уроки провел.

Скрытый текст


Звонил Деляну, он не был у меня, т.к. потерял мой адрес. Ему пришла в голову мысль предложить «Молдавию» Радиокомитету одновременно со мной, когда он позвонил туда, то узнал, что я это уже сделал. От него я узнал, что Молд. Пр-ство уже уехало (я это и предполагал), сам он тоже собирается уезжать.

Звонил Бортнику. «Не можем передавать эту вещь, – заявил он. – Это совсем в другом жанре, чем наш, если много, то однообразно будет, а если некот. стихотворения, то не будет цельности и т.д. и т.п.»

Конечно, им нужны имена. Будь под этой ораторией подпись Голодного или Михалкова, не было бы никаких разговоров.

Вечер опять пропал. Устал, да и свету не было.

8 [апреля 1944 года]. Вечером 2 салюта: войска 1 и 2 Укр. фронтов вышли к границам Румынии и Чехословакии на фронте протяжением 370км. Не знаю, входят ли сюда те 85км., о которых об'являлось 26-III.

9 [апреля 1944 года]. Весь день работал над главой «Англо-амер-герм. возд. война». Сделал порядочно.

10 [апреля 1944 года]. Кончил эту главу, просидев с 8 утра до 5 вечера за письм. столом. Вечером – салют, взятие Одессы!!

Скрытый текст


Произошло это неожиданно быстро. Чудесно!

11 [апреля 1944 года]. Головная боль. Звонил из Ин-та Камиру, мою книгу будет редактировать Лунин.

12 [апреля 1944 года]. В Крыму огромные успехи наших армий. Я готовил материалы к главе «Рождение боевого самолета».

13 [апреля 1944 года]. Три салюта! Этого еще не бывало. Взяты Феодосия, Евпатория, Симферополь. Немцы бегут, разгром, паника. Я ничего не сделал по книжке, болят зубы. Меня все донимают какие-то глупые болезни.

14 [апреля 1944 года]. Занятия в Ин-те. Вечером написал очерк: «Творцы самолетов».

15 [апреля 1944 года]. Занятие в Ин-те и хоз. хлопоты. Открылись в Москве коммерч. магазины. Цены невероятно высоки: сахар 1000р. кг., конфеты 800р. и выше, мясо 400р., одно пирожное 50р. и выше. Нам в эти магазины не ходить, но публики около них масса, огромные очереди.

Вечером салют, взятие Тарнополя после нескольких недель упорных боев.

16 [апреля 1944 года]. Первый день Пасхи. Это почти официальный праздник. У нас в Ин-те по сах. карточкам давали куличи.

Скрытый текст


Комендант Москвы об'явил, что верующие могут ходить по улицам всю ночь. Повсюду накануне встречались люди, спешащие в церковь святить куличи и пасхи.

Итак после 25 лет антирелигиозной работы в СССР оказывается, что религия прочно живет в массах.

Получили сегодня печальную весть о смерти Ивана Лукича Молодова. Он умер 14 апр. в Устькаменогорске от туберкулеза. Два раза возвращался он на родину во время мировых войн и второй раз покинул Москву навсегда. Видно судьба определила ему умереть в родных местах...

17–22 [апреля 1944 года]. Перепечатываю рукопись, хотя осталось еще написать 2 главы, но не соберусь никак в Ленинскую б-ку. Норма – 15 страниц в день (пока, т.к. все время приходится отрываться для хоз. хлопот; много времени отнимает Адик).

На фронте затишье. Видимо – передышка и подготовка к новым боям.

23–28 [апреля 1944 года] На фронте продолжается затишье. Я печатаю книгу, но дело подвигается туго, т.к. времени свободного мало; занятия в Ин-те, посещения поликлиники (меня «облучают» кварцем) и хозяйств. хлопоты. И очень много времени отнимают занятия с Адиком.

Скрытый текст


29–30 [апреля 1944 года]. Ничего существенного.


Май.

1–10 [мая 1944 года]. Усиленная работа над книгой. Пишу некоторые статьи и просиживаю по много часов за машинкой. Отстукиваю по 20–25 страниц в день. Дело подвигается к концу. Времени за эти дни свободного много – никуда не ходил в майские дни.

10-го событие великой важности – взят Севастополь.

11 [мая 1944 года]. Доканчивал книгу, корректировал, переклеивал листы и т.д. Страшно много работы.

12 [мая 1944 года]. Рукопись сшивал утром, снес Камиру (он несколько дней назад запрашивал меня письменно, скоро ли я представлю книгу). Очень доволен, говорил о том, что надо сдать книгу Арцеулову на иллюстрацию. Камир предлагает мне редактировать книгу Бермана «Моторы на войне», я дал согласие.

В тот же вечер свез Шиукову второй экземпляр рукописи, обещает прочитать через неделю.

13 [мая 1944 года]. Отдых, прихожу несколько в себя.

14 [мая 1944 года]. Огородная кампания, до водяных пузырей смозолил руки.

Скрытый текст


15 [мая 1944 года]. Был в Детгизе. Камир рукопись уже прочел и довольно долго разговаривал о ней; сделал ряд весьма дельных и существенных замечаний по многим принципиальным вопросам и по плану книги.

Я забыл упомянуть, что 12-го меня зазвала Дубровина, чтобы спросить по поводу книги. Я сказал, что сдал ее.

– Как получилось?

– Ничего...

– Как ничего? Говорят, хорошая! (Очевидно это рекомендация Камира). На конкурс сдавать будете?

– На какой конкурс?

Я был удивлен. И тогда Дубровина дала мне проспект, из которого я узнал, что два раза в год будет происходить премирование лучших книг. Конечно, я сказал, что книгу на конкурс сдам.

На вопрос о судьбе «Цар. токаря» Д. сказала, что по ее поручению книгу читали, найдена она хорошей и остается в портфеле редакции (а они его основательно чистят), но сейчас они не могут издать из-за отсутствия бумаги. Я сказал, что, конечно, подожду до лучших времен.

Скрытый текст


Сегодня я спросил Камира, стоит ли сдать «Самолеты» на конкурс.

– Безусловно, – ответил он. – Я – за!

Просит переработать книгу к 1-VI. Не знаю, успею ли. Срок небольшой. А тут еще Адик камнем лежит на моей душе. Хлопочу, чтобы его освободили, а он еще ухитряется получать двойки. Если его не освободят, большая мне будет с ним работа.

В Литфонде меня «порадовали» – дали ордер на калоши!

Вечер ушел на занятия с Адиком.

16 [мая 1944 года]. Утром – Институт, вечером завод. Адик ухитрился получить двойку по физике и испортил мои хлопоты о его освобождении от экзамена. Вечером, после завода, опять занимался с ним.

17 [мая 1944 года]. Весь день занимался с Адиком, готовил его к ответу по физике.

18 [мая 1944 года]. Наконец – гора с плеч! Адик по физике ответил и его перевели без испытаний. Теперь принимаюсь за книгу. Буду работать зверски, чтобы окончить к 1 июня.

19–21 [мая 1944 года]. Работал дома и в Ленин. б-ке, подбирал новые материалы. Делал вставки в книгу.

Скрытый текст


22 [мая 1944 года]. Полдня потерял: сидел в школе на экзамене по алгебре. Вечером был у Шиукова, выслушал часть его замечаний по книге и получил одобрительную рецензию. Он сделал мне лестный комплимент: оказывается, я пишу легче и занимательнее Уэллса! Первая глава, составленная преимущественно из выдержек, читается значительно труднее, чем мои. Я думаю, тут скорее виноваты переводчики.

23 [мая 1944 года]. Ин-т и завод. По книге ничего не сделал. Был у Камира, но он заявил, что выпишет одобрение, когда будет иметь рукопись.

24 [мая 1944 года]. Долго работал в б-ке, вечером опять был у Шиукова; кончили обсуждение его замечаний, они носят технический характер.

25 [мая 1944 года]. Опять полдня пропало: экзамен в 10кл. по геометрии, где я присутствовал, как представитель Вуза.

Вечером работал дома, совершенно переформировал главу «Бомб. авиация».

26–31 [мая 1944 года]. Усиленная работа над книгой. Никуда не хожу, кроме Ин-та, работаю по много часов в сутки.

Очень основательно перерабатываю нек. главы и статьи.

Скрытый текст



Июнь.

1–4 [июня 1944 года]. Работа продолжается и начинает подходить к концу. Сделал все вставки на машинке, работаю ножницами и клеем.

Беспокоит долгое отсутствие писем от Вивы.

5 [июня 1944 года]. Крупная победа союзников: 4 июня англо-американские войска взяли Рим. Очевидно, в Италии теперь дело пойдет более быстрыми темпами.

А я сижу по 14 часов в сутки за книгой. Договорился с Истоминым об освобождении меня от занятий на заводе: отнимают много времени и ничего не дают.

6 [июня 1944 года]. Величайший день великой войны! Открылся второй фронт!!

Как долго, с каким душевным волнением, с какой тайной злобой и недоверием к союзникам/, скрытым в глубинах сердца, ждали мы этого радостного, решительного и невероятного дня.... И вот он пришел, он – факт, и каждый Фома неверующий может вложить персты в язвы германских солдат, распростертых на берегу Европы, которую они так долго попирали.

Странное создание человек... Долго ждешь желанного события, а когда оно приходит, кажется, что так должно и быть. А ведь могло этого и не случиться!..

Скрытый текст


Я сидел в три часа над рукописью, когда раздались неурочные сигналы радио. Я насторожился, стал прислушиваться, подошел к репродуктору, который говорит очень тихо. И вот:

– Агенство Рейтер сообщает, что сегодня высажены крупные десанты на северном берегу Франции....

Я слушал и горячие слезы радости и надежды невольно лились из моих глаз. Великая, благородная – но проклятая и опустошительная! – война подходит к концу...

4000 десантных судов пересекли Ламанш под охраной 11000 самолетов. Чудовищные масштабы, подавляющие воображение! Добротно сделано, как все что делают англо-американцы!

А мне – бедному (но ужасно довольному) автору книги «Самолеты на войне» придется срочно вносить в нее поправки!!

«Да будет над вами благословение Всемогущего Бога!» – сказал в приказе своим солдатам генерал Эйзенхауэр. От всей души присоединяюсь к этому пожеланию. Да будет вам сопутствовать военное счастье, дорогие друзья!

Скрытый текст


С какой жадностью мы теперь будем приникать к репродуктору и ждать газет (смешная мысль: сейчас И. Эренбург уже сидит за письменным столом и строчит статьи для завтрашних газет!)

7 [июня 1944 года]. На втором фронте события развиваются нормально, по плану, а на моем лит. фронте тоже достижение: закончил книгу, прокорректировал, пронумеровал страницы, сшил. Проделана огромная работа: книга вышла около 15 листов. Одно оглавление заняло 5 страниц.

Книга получилась хорошая, хотя чувствую, что над ней еще много придется работать: такая уж тема. Открытие второго фронта заставит многое в книге изменить и добавить.

Завтра сдам в Детгиз.

8 [июня 1944 года]. Книгу Камиру сдал; второй экземпляр сдан на конкурс; сдал также на конкурс «Рыбку-Финиту». Утром перечитал ее и, хотя сам автор, смело могу сказать: «Чудесная вещь!» Рукописи на конкурс приняла Валентина Сергеевна Фраерман, очень симпатичная особа.

Взял у Камира рецензировать рукопись Л. Бермана «Моторы на войне».

Скрытый текст


9 [июня 1944 года]. Отдых от книги. Читаю Стивенсона и Лажечникова.

Звонил Маршаку, просил его взять на прочтение «Рыбку-Финиту», он обещал. [Этот момент неясен, т.к. Маршак «Рыбку-Финиту» уже читал в 1939 году и очень хвалил.]

Разные хлопоты, был в Литфонде, узнавал о том, распределены или нет американские подарки. Еще нет. Эх, уж эти подарки... Не подарки, а подачки...
    Как дошли вы до жизни такой?!..

Решил сходить на прием к Поликарпову, секретарю ССП.

10 [июня 1944 года]. Утром Ин-т. Был в ССП, записался на прием к Поликарпову.

Радостное событие – получено письмо от Вивы после месячного перерыва. Он уверяет, что не писал только неделю – м.б., письма теряются.

Прочитал книжку Бермана, подготовил материалы для рецензии.

11 [июня 1944 года]. Сегодня исполнилось ровно два года, как нашего милого Вивочку взяли в армию. Два года...

Мы ездили на дачу. Там уже начали выламывать простенки. Сняли с Адиком рамы (26шт.) и двери (12шт.), которые еще уцелели от разгрома, а то и этого не останется. Унесли на чердак к Шумилову. Устали страшно.

Скрытый текст


Вот и немцев здесь не было, а разгром получился не хуже немецкого. Хорошо караулило наши дачи Правление.

Союзники закрепляют и расширяют плацдармы. Дела у них идут хорошо. Особенно велик перевес в авиации; отношение количества самолетов 200:1!

Утром начал писать рецензию на книжку Бермана.

12 [июня 1944 года]. Закончил рецензию, перепечатал. Написал заявление в ССП о промтоварном лимите и квартире. Вот и все дела за день. Да еще – сажали помидоры.

13 [июня 1944 года]. Был на приеме у Поликарпова, уверен, что не получится никаких результатов. Сухой, неприветливый человек, бюрократ настоящий. С ним говоришь, а он сидит, как истукан. Даже не пожелал посмотреть, мои книжки, которые я ему приносил.

Сдал Камиру рецензию, она ему очень понравилась. Мою рукопись он еще не просмотрел. Встретил в Детгизе Маршака и по его поручению (на которое сам же и напросился) взял у Фраерман рукопись «Рыбки Финиты», чтобы завезти ему. На «Самолеты» отзыв для жюри конкурса пишет Камир. Кстати, видел у него на столе рукопись Л. Гумилевского: «Крылья победы» – большая и серьезная книга, не чета моей «скороспелке». Видно, что автор знаком с конструкторами моторов и самолетов, пишет о них весьма подробно. Но книжка суховата, скучновата, моя гораздо занимательнее.

Во время пребывания в ССП и Детгизе дважды слышал рассказ Арк. Первенцева (которого видел впервые) о том, как 17–18 мая из Крыма выселили всех крымских татар (200 000 человек), вплоть до председателя СНК. Повезли их в Среднюю Азию.

Оказывается, крымские татары во время оккупации немцами Крыма вели предательскую политику, служили полицейскими и добровольцами в нем. войсках, травили партизан и даже просили у Гитлера разрешения вырезать всех русских. Гитлер не разрешил...

Вот так братская республика! Теперь она ликвидирована. Татарам на сборы дали полчаса-час, все города и села были оцеплены, их посадили на грузовики и увезли на ж.д., в запломбированные эшелоны. Подготовка была секретная, даже их правительство ничего не знало. Поделом предателям!

[Число жертв депортации крымских татар, по разным данным, составило от 34 тыс. до 195 тыс. человек; правдоподобной представляется оценка в 40–45 тыс.

В 1967 году Президиум Верховного Совета СССР признал, что факты сотрудничества части крымских татар с немцами были отнесены ко всему населению необоснованно. В 1989 году Верховный Совет СССР признал депортацию крымских татар незаконной и преступной.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Депортация_крымских_татар ]


Греки и болгары, напротив, вели себя очень хорошо.

Скрытый текст


Вечером передавали по радио отзыв т. Сталина о высадке союзников в С. Франции. Он расценивает их успехи очень высоко.

10-го июня началось наше наступление на Карельском перешейке. Большие достижения за три дня. Очевидно, хотят выбить Финляндию из войны.

14 [июня 1944 года]. Ничего особенного.

15 [июня 1944 года]. Мой день рождения. [На самом деле, день рождения Волкова 14 июня.] Хотя Галюська стряпала пироги и приехала Верочка, но день прошел невесело: ночью заболел Адик и весь день лежал с высокой температурой, больше 39°.

16–20 [июня 1944 года]. Адик болел все эти дни. Температура 38–39°, даже доходила до 39,5°. Сначала предполагали грипп, но потом заболели зубы, десны, язык. Зубной врач из поликлиники определил, что температура от зубов, но вероятно, был все же и грипп. Язык весь покрыт язвочками и не дает ему есть. Адик капризничает, всех извел капризами.

20-го был салют – взят Выборг. В войну 1939–40г. потребовалось 3 месяца, чтобы дойти до него, а теперь всего 10 дней. Как выросла наша армия!

21 [июня 1944 года] Был в Детгизе. Камир книгу прочел и одобрил, передал на прочтение гл. редактору Кононову.

Скрытый текст


22 [июня 1944 года]. Три года войны!! Война ужасная, кровавая, какой не видел еще свет, война, которая принесла неслыханные разрушения и жертвы... А страна живет, и, что самое удивительное, еще не закончив войны, крепнет, залечивает свои раны. Поистине удивительный организм современное государство.

В газетах опубликованы итоги трех лет войны.

Я проводил в Ин-те экзамен.

Понемногу во все предыдущие дни (примерно, с неделю) работал над «Царским токарем». Хочу его отредактировать и сдать в одно-два издательства.

23 [июня 1944 года]. Экзамен в Ин-те.

Вечером об'явлено, что началось наступление в районе Витебска.

24 [июня 1944 года]. Три салюта в один вечер! Первый салют – по поводу взятия Медвежьегорска (на севере); второй и третий – крупные прорывы фронта в Белоруссии.

25 [июня 1944 года]. Два салюта – оба по поводу прорывов фронта в Белоруссии. Общее протяжение прорывов достигает нескольких сот км. За два дня – 24 и 25 – взято до 750 населенных пунктов.

Скрытый текст


Союзники штурмуют Шербур, а наши окружили Витебск и пять нем. пех. дивизий и уже дерутся на окраинах. Завтра, наверно, будет салют.

26 [июня 1944 года]. Был в Таганском РОНО по поводу реэвакуации Молодовых в Москву. Выяснил, что дело только за справкой о наличии жилплощади – и что Боря с Зиной сознательно тормозят это дело и справки не берут. А я возьму ее на даче.

Был в Детгизе. Кононов подписал одобрение на книгу, в об'еме пока договорном. Камир думает подготовить ее к иллюстрации к 15/VII. Просил написать очерк о самолетах-снарядах.

Побывал, наконец, в о-ве «Рыболов-спортсмен», взял анкету, узнал кое-что о базах. Рыбачить, оказывается, можно хорошо.

Вечером, опять радость. Два салюта – взяты Витебск и Жлобин. По количеству взятых населенных пунктов рекорд: 1750!!! Такого никогда не бывало. В районе одного Витебска взято за день 700 пунктов (наибольшее число прежде (для одного направления) – 500, когда еще мы жили в А-Ата*)). Чудесные дела. Если наши будут так действовать и дальше, они быстро выгонят немчуру из страны.

*) 28-IX-1943 – на Могил. направлении

Долго работал над «Токарем».

Скрытый текст


27 [июня 1944 года]. Работал в этот день и последующие (до 1-го) над «Царским Токарем».

Вечером – салют. Взята Орша и 1500 пунктов.

28 [июня 1944 года]. Два салюта: один по случаю взятия Могилева, Шклова и Быхова, другой – взяты Осиповичи. Отбито 1150 пунктов.

29 [июня 1944 года]. Два салюта: Петрозаводск и Бобруйск; 1050 пунктов. Замечательные успехи, прямо поразительные. Вечера ждем с нетерпением.

30 [июня 1944 года]. Взято 500 пунктов. Салюта не было.

Скрытый текст


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 236 , стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- дома
- никого нет дома
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 409
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Мир Волкова Изумрудная страна Заколдованное королевство - Tin Man Хроники Изумрудного города и его окрестностей Изумрудный город Миры Изумрудного города Изумрудная страна|Магвайр,Баум,Сухинов,Волков Типичный Урфин Джюс *NO SLASH!* Tin Man | «Заколдованное королевство» Друзья Изумрудного города